Научная статья на тему '“выгодные гешефты”: к истории консервативного проекта “национализации” электротехнических предприятий Московской губернии второй половины XIX - начала XX вв'

“выгодные гешефты”: к истории консервативного проекта “национализации” электротехнических предприятий Московской губернии второй половины XIX - начала XX вв Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
63
44
Поделиться
Ключевые слова
ЗЕМСТВО / ЗЕМЦЫ-КОНСЕРВАТОРЫ / ЭЛЕКТРОТЕХНИКА / МОСКОВСКОЕ ГУБЕРНСКОЕ ЗЕМСТВО / ВТОРАЯ ПОЛОВИНЫ XIX - НАЧАЛО XX ВЕКОВ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Куликова С.Г.

Автор статьи на основе анализа архивных документов рассматривает реализацию проекта «национализации» электротехнических предприятий, предложенного московскими земцами-консерваторами в начале XX в. Комплексный анализ исторических источников позволил не только оценить перемены в мировоззрении консерваторов с учётом динамики развития рыночных отношений, но и существенно скорректировать устоявшиеся оценки возможностей местного самоуправления.

“FAVOURABLE DEALS”: TO HISTORY OF THE CONSERVATIVE PROJECT "NATIONALIZATION" OF THE ELECTROTECHNICAL ENTERPRISES OF THE MOSCOW PROVINCES OF SECOND HALF XIX - THE BEGINNINGS OF XX CENTURIES

The author of the article on the basis of the analysis of archival documents considers the implementation of the project «nationalization» of electrotechnical enterprises, proposed by the conservatives in the beginning of the XX century A comprehensive analysis of historical sources has allowed not only to assess the changes in the Outlook of the conservatives taking into account the dynamics of development of market relations, but also to substantially improve well-established assessment of the possibilities of local self-government.

Текст научной работы на тему «“выгодные гешефты”: к истории консервативного проекта “национализации” электротехнических предприятий Московской губернии второй половины XIX - начала XX вв»

УДК [329.11+330.34](470)"18/19"

"ВЫГОДНЫЕ ГЕШЕФТЫ": К ИСТОРИИ КОНСЕРВАТИВНОГО ПРОЕКТА

"НАЦИОНАЛИЗАЦИИ" ЭЛЕКТРОТЕХНИЧЕСКИХ ПРЕДПРИЯТИЙ МОСКОВСКОЙ ГУБЕРНИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX - НАЧАЛА XX ВВ.

С.Г. Куликова

Автор статьи на основе анализа архивных документов рассматривает реализацию проекта «национализации» электротехнических предприятий, предложенного московскими земцами-консерваторами в начале XX в. Комплексный анализ исторических источников позволил не только оценить перемены в мировоззрении консерваторов с учётом динамики развития рыночных отношений, но и существенно скорректировать устоявшиеся оценки возможностей местного самоуправления.

Ключевые слова: земство, земцы-консерваторы, электротехника, Московское губернское земство, вторая половины XIX - начало XX веков.

Иностранное предпринимательство было важнейшей составляющей социально-экономического развития имперской России. Особенно продуктивной была немецкая экономическая интеграция в русскую экономику. Мощным толчком к усилению иностранных инвестиций в промышленность стал «промышленный переворот» второй половины XIX века [10, с. 124]. Политика наибольшего благоприятствования со стороны властей прослеживалась в отношении к германским инвестициям, что вполне объясняется многовековыми культурными связями между государствами [17, с. 108-126]. Ярким примером германских инвестиций в русскую экономику является деятельность компании «Сименс и Гальске».

Промышленное предприятие Сименсов было основано в Берлине в 1847 г. инженером-изобретателем Вернером Сименсом, его двоюродным братом Иоганном Георгом Сименсом и механиком Иоганном Георгом Гальске. Успех проекта 1852 г. по прокладке подземной телеграфной линии между Петербургом и Ораниенбаумом, позволил инвестировать денежные средства в создание российского отделения фирмы по сборке и ремонту немецких телеграфных аппаратов в Петербурге. В 1879 г. Сименсы открыли в России завод по производству углей для дуговых ламп и телеграфных кабелей с гуттаперчивой изоляцией, а спустя два года основали предприятие по выпуску электротехнического оборудования. Успешному развитию бизнеса компании «Сименс и Гальске» способствовало приобретение в 1883 г. лицензии на использование в России ламп Эдисона [11, с. 3-288].

Возможно, этот факт не получил бы широкого резонанса, если бы не ряд «блистательных презентаций» - на открытии выставки Айвазовского в Москве и иллюминации Кремля на торжествах по случаю коронации Александра III [26]. Первым проектом городской электрификации стала замена газовых горелок «искусственным светом» на участке от Аничкова моста до Большой Морской улицы 30 декабря 1883 г.: 1200 свечей были заменены 32 дуговыми лампами. «Блистательное мероприятие» возымело эффект: на следующий год кампания «Сименс и Гальске» получила выгодный заказ на электрификацию Зимнего дворца. В 1885 г. купец 1-ой гильдии К. Сименс был избран председателем Петербургского частного коммерческого банка. Это событие можно считать важной вехой институционализации интересов главы компании в России, который к этому времени принял российское подданство и вступил в брак с русской подданной М. Капер. Участие в конкурсе на освещение Петербурга заставило кампанию братьев Сименс объединиться с Deutsche Bank. Результатом объединения явилась созданная в 1886 г. акционерная компания «Общество электрического освещения» с уставным капиталом в 1 млн. руб. [43, с. 735].

Цель обозначена в ст. 3 «Устава...»: освещение «электричеством улиц, фабрик, заводов, магазинов и всякого рода других мест и помещений» [50, л. 2]. Согласно ст. 4 «Устава» общество намеревалось «приобретать в собственность . или арендовать недвижимые имущества» для организации деятельности заводов и помещений для электрических станций. Стратегия развития компании целиком зависела от воли К. Сименса, владевшего 82,5% акций [3, с. 784]: по смыслу ст. 9 «Устава» компания была закрыта для внешнего воздействия - в ней неизменно действовал принцип, согласно которому акции распределялись между «учредителем и приглашёнными им к участию в предприятии лицами, по взаимному соглашению» [3, с. 784]. В случае выпуска акций преимущественными правами на их приобретение пользовались первые акционеры. Отмечу, что при установке осветительных приборов с домовладельцев бралась расписка в том, что собственником источника освещения является акционерная компания, при том, что цены за установку, как и ежемесячные платежи, были достаточно высокими. Например, установка дуговой лампы уличного освещения составляла 450 руб., а ежемесячный платеж за услуги равнялся 4 руб. Для сравнения хромовые сапоги стоили 2 руб., мешок картошки - 1 руб., килограмм говяжьей вырезки 1 сорта - 17 коп., пуд белого хлеба - 2 руб., а съём одного метра жилой площади на месяц равнялся 20 коп. [25, с. 771-828].

Неудивительно, что на первых порах деятельность компании не приносила дохода: в течение 1889

- 1893 гг. акционеры не получили дивиденды. В 1895 г. компании удалось заключить концессионный договор с Московской городской управой сроком на 50 лет на электрификацию «любых районной Москвы». Этот договор стал поистине переломным моментом: на следующий год интерес неподдельный к ней проявили швейцарские капиталисты, а спустя ещё два года - в 1898 г. К. Сименс заключил договор с «Обществом электрической промышленности в Базеле», благодаря которому уставной капитал фирмы возрос до 8 млн. руб., причём около половины указанной суммы внесли швейцарские банки, оставшуюся часть - немецкие [1, с. 122-124]. «Благодаря целесообразным техническим и административным мерам» [27, с. 1] происходило быстрое расширение кабельной сети Москвы и Петербурга, результатом чего стало заявление компании в 1904 г. о готовности участвовать в сделках, связанных с поглощением, для чего были внесены изменения в ст. 2 «Устава», согласно которым компания получала право приобретать на территории России заводы и фабрики, а так же электростанции [28, с. 5].

Согласно подсчётам исследователя Барышникова М.Н., деятельность предприятия в период с 1905 по 1913 гг. была весьма успешной, к 1914 г. при балансовой стоимости активов в 76 млн. руб., акционерный капитал достиг 50 млн. руб. - это были самые высокие показатели среди русских энергетических фирм [1, с. 134-135].

В преддверие Первой мировой войны на базе «Общества электрического освещения 1886 г.» оформился концерн, включающий четыре дочерних фирмы: Московское общество «Электропередача», Русское акционерное общество электрических районных станций (Карельский перешеек), Общество Згерского электрического завода (Петроковская губерния), Общество Шуваловского электрического освещения (Петербург) [42, с. 850]. Фактически на территории Российской империи возник иностранный монополист.

Уже в период 1907-1910 г. в Московской городской управе зреет недовольство таким положением вещей, вылившееся в постановку вопроса «о мерах борьбы с Обществом электрического освещения» [64]. Аналогичная ситуация складывается и в Московском губернском земском собрании, где после революции 1905 - 1907 гг. усиливается влияние «правых» [34, л. 84 - 97; 35, л. 3 - 11; 45, л. 1 - 50; 46, л. 1

- 57; 47, л. 41 об. - 42; 48, л. 1 - 1 об.; 49, л. 1 - 1 об, 14]. В воспоминаниях Ф.В. Шлиппе упоминается имя их «вождя» - председателя Московской уездной управы Н.Ф. Рихтера [55, л. 3, 4, 8, 9, 12], которого «правая группа ввела в председатели губернской земской управы на место Ф.А. Головина, избранного председателем Государственной думы» [58, л. 207 об. - 229; 53, л. 2 - 71]. В свою очередь Рихтер «подобрал себе состав управы» в лице А.Е. Грузинова, В.А. Выборни, М.М. Людоговского, М.А. Нарожницкого, С.К. Родионова и Ф.В. Шлиппе [61, с. 80; 62, с. 179]. Члены управы придерживались «правых» и крайне «правых» воззрений. Так, председатель Дмитровской уездной земской управы и член Московской губернской земской управы Александр Евграфович Грузинов [57, л. 1, 2, 3, 5 - 7; 55, л. 3, 4, 8, 9, 12] был членом «Союза 17 октября», члены Серпуховской уездной земской управы Александр Владимирович Выборни [61, с. 80; 55, л. 3, 4, 8, 9, 12; 57, л. 1] и Можайской уездной земской управы Михаил Михайлович Людоговский [36, л. 1 - 38; 55, л. 3, 4, 8, 9, 12; 57, л. 1; 29, с. 369] отличались крайне «правыми» взглядами. Взгляды помощника предводителя дворянства Клинского уезда, члена Клинской уездной земской управы Михаила Александровича Нарожницкого [55, л. 3, 4, 8, 9, 12; 57, л. 1; 60, с. 50 -55] характеризует следующий факт: во время Гражданской войны служил помощником начальника отделения министерства внутренних дел в правительстве А.И. Деникина. Известный архитектор, реставратор, один из мастеров московского модерна и церковной архитектуры Сергей Константинович Родионов [55, л. 3, 4, 8, 9, 12; 33, с. 46 - 80; 14, с. 211 - 212; 2, с. 141] прославился тем, что в 1916 г. был избран председателем Русско-Славянского союза «Славянские трапезы». Фёдор Владимирович Шлиппе [56, л. Л. 2 - 100 об.; 57, л. 1, 4; 54, л. 1 - 3; 59. л. 1 - 6] - предводитель дворянства Верейского уезда, гласный Верейского уездного земского собрания после эмиграции из России в 1921 г. являлся активным членом «Русской монархической организации» эмигрантских кругов Германии. «Правая» по составу Московская губернская земская управа имела свою экономическую программу, в центре которой находилась идея создания «национальной» экономики, опирающейся на собственные средства и ресурсы [18, с. 32 - 43]. Идеи всесторонней защиты отечественной экономики от иностранной экспансии набирают популярность в среде консерваторов ещё в конце XIX в.[21; 7, с. 55].

В начале XX в., когда доля иностранного капитала в экономике России составляла около трети всех оборотных средств функционирующих в стране, консерваторы начинают ратовать за «национализацию» российской промышленности [18, с. 39; 19, с. 47].

В январе 1911 г. Государственная дума по инициативе «Союза 17 октября» признала желательным изменение акционерного законодательства. В Российской империи со времён Николая I, а именно с 6 декабря 1836 г. действовал разрешительный порядок открытия акционерных обществ, именуемых тогда «кампаниями на акциях» [39]. В соответствии с инициативой «Союза 17 октября» все компании получали наименование «акционерные общества», но изменения должны были коснуться не столько наименования, сколько порядка утверждения (теперь он становился явочным) и деятельности (в случае необходимости предусматривался механизмпринудительного отчуждения недвижимых имуществ у частных владельцев),

кроме того, устав компании должен был утверждаться лично императором (порядок предусматривал получение концессии - особого разрешения на ведение предприятия), и, наконец, деятельность компаний строго регламентировалась техническими правилами в отношении электротехнических сооружений и обязанностью перед началом эксплуатации электрических общественных предприятий заключать контракты с органами местного самоуправления. Фактически «октябристы» не скрывали идею «муниципализации» электротехнической сферы, причём наиболее выигрышным считали концессионный метод ведения электротехнического хозяйства, при котором органы самоуправления уступают своё право на ведение деятельности частному предпринимателю на определенных условиях, оговорённых в договоре, при этом срок концессии мыслился в диапазоне от 10 до 60 лет, после чего имущество предприятия переходит в собственность органов местного самоуправления безвозмездно [6, с. 216-218]. Эта тенденция была общемировой: в Германии, например, 90% электротехнических предприятий были муниципальными, в США - более 40%.

Несмотря на то, что проект, вплоть до 14 октября 1913 г., «ходил по кабинетам», идея была принята на вооружение Московской губернской земской управой. Весьма показательным в этом отношении является проект «национализации» общества «Электропередача» 1913 - 1914 гг. 21 ноября 1913 г. общество «Электропередача» обратилось к Московскому губернскому земству с предложением заключить договор по снабжению электрической энергией промышленных заведений Московской губернии [55, л. 3, 4, 8, 9, 12; 50, л. 3; 51, л. 62].

Несмотря на положительное заключение финансовой комиссии Московского губернского земства в лице П.И. Авцына, В.А. Ржевского и С.И. Бакастова, признавшей «преимущества» использования электрической энергии для «промышленности Московской губернии» [55, л. 3, 4, 8, 9, 12; 52, л. 2], Московская губернская земская управа, подвергнув детальному юридическому анализу текст договора, зафиксировала опасность зависимости промышленности губернии от акционерного общества. Эта опасность была вполне оправданной, так как по смыслу проектируемого соглашения «все свои предприятия в уездах Московской губернии» должны были передаваться «в собственность Московского акционерного общества «Электропередача» [51, л. 26 - 59]. Московскую губернскую земскую управу насторожило настоятельное требование общества о предоставлении ему преимущественного права на прокладку электрических воздушных проводов и подземных кабелей по дорогам общего пользования, находящимся в ведении земства [50, л. 3 - 4]. Губернской земской управе удалось доказать Московскому губернскому земскому собранию, что заключение договора «даст в руки Общества могучее орудие влиять на распространение отдельных видов промышленности в Московской губернии» посредством «отказа в предоставлении электрической энергии отдельным потребителям или предоставление электрической энергии отдельным потребителям на различных условиях» [31, с. 1-8; 44, л. 31].

Идею зависимости русской промышленности от германского империализма подхватили периодические издания, активно муссировавшие вопрос о ликвидации германского общества [37]. Периодика рисовала в сознании обывателей страшные картины: «Перед Москвою стоит окутанная плащом фигура в маске, и, Бог знает, какой камень спрятан у этой фигуры под её плащом», далее сообщалось, что акционерное общество и «раньше прикрывало дымкой все свои дела» и даже в официальных отчётах «ухищрялось прятать все свои концы в воду», деятельность компании представала перед читателем в виде «лабиринта», в котором царит «туман, превосходящий своей густотой пресловутые лондонские туманы» [41].

Председателю управы Н.Ф. Рихтеру удалось добиться встречи с министром иностранных дел С.Д. Сазоновым и поставить вопрос о правомерности деятельности общества, находящегося под влиянием Deutsche Bank. Итогом встречи стал визит швейцарского посланника Эдуарда Одье к С.Д. Сазонову, который вынужден был предоставить документы, подтверждающие, что из 80 тысяч акций - 50 тысяч принадлежат швейцарским подданным [38].

Данное обстоятельство не смогло переломить сложившуюся ситуацию. Избранный вместо Н.Ф. Рихтера председателем Московской губернской земской управы Ф.В. Шлиппе - его ближайший соратник по убеждениям, 21 мая 1915 г. представил главноначальствующему г. Москвы генерал-адъютанту кн. Ф.Ф. Юсупову доклад «о ходатайстве губернского земства по ликвидации предприятий акционерного Общества «Электропередача»», в котором обратил внимание «на недопустимость положения, при котором в самом центре России предприятия огромного значения для всей промышленности находятся в руках немцев» [24].

Учитывая тот факт, что Россия находилась в Первой мировой войне, опасения земцев становятся вполне понятными. Эти опасения опирались на нормативно-правовую базу, а именно на Высочайший указ Правительствующему Сенату от 28 июля 1914 г. «О правилах коими Россия будет руководствоваться во время войны 1914 года», прекративший «действия всяких льгот и преимуществ, предоставленных подданным неприятельских государств договорами или началами взаимности» и ряд постановлений правительства конца августа 1914 г., согласно которым предусматривалась ликвидация торгово-промышленных предприятий, принадлежавших неприятельским подданным. Согласно положениям

Совета министров от 22 сентября 1914 г. и 1 июля 1915 г., воспрещалось совершение на имя подданных тех государств, которые находятся в положении войны с Россией, всякого рода актов об установлении и переходе права собственности, права залога, владения и пользования недвижимыми имуществами, в частности вытекающими из договора найма или аренды, а также право участвовать в торгах на упомянутые имущества, одновременно устанавливался надзор за поступлением и расходованием денежных средств акционерными обществами, образованными в неприятельских государствах и допущенными к производству операций в России [40, с. 22 - 25; 5].

С подачи Ф.В. Шлиппе Московское губернское земство «стоящее в силу закона, на страже интересов населения Московской губернии, должно иметь преимущественное право не только на поддержание ходатайства о прекращении деятельности общества «Электропередача», но и на приобретение предприятия, столь важного и имеющего в будущем решающее значение в развитии промышленности губернии» [31, с. 7]. Так, акционерное общество признанное «фиктивно» русским (а на деле - немецким) планировалось подвергнуть «национализации», то есть изъятию из «германских рук» с последующим приобретением предприятия общественным учреждением. Однако, было бы ошибочно полагать, что вопрос о «национализации» акционерного общества был вызван действием чрезвычайного законодательства, возникшего в условиях Первой мировой войны. Фактически мы имеем дело с реализацией на практике теоретических построений русского консерватизма - «правая» по своему составу земская управа реализовывает идеи, высказанные в отношении к иностранному капиталу в русской экономике апологетами консервативной мысли. Консерваторы всегда воспринимали иностранный капитал в качестве основного врага государства, правые и вовсе требовали «положить предел дальнейшим завоеваниям международным капиталом русского труда и естественных богатств России» [22; 23]. С особой остротой требование «национализации» капитала зазвучало ещё накануне выборов в I Государственную думу: программные заявления «Русского собрания» и «Союза русских людей» содержали пункты об освобождении финансовой и экономической политики России «от иностранных бирж и рынков» [30, с. 131; 32, с. 139].

Особую тревогу монархистов вызывало сосредоточение капитала в руках инородцев. «Правые» опасались, что в условиях трансформации политической системы Российской империи к модели конституционной монархии, экономическое преобладание «инородцев» приведет к их политическому доминированию [20, с. 113 - 127]. С целью недопущения финансово-экономической зависимости от иностранного капитала они предлагали ограничить его присутствие и способствовать переходу промышленности, финансов и торговли в «русские руки» путем «национализации» кредита и создания законодательной базы, обеспечивающей преимущества русским предпринимателям. Серьезным тормозом развития промышленности консерваторы считали монополии и предлагали принять против них ряд ограничительных мер на государственном уровне. Ведущую роль в развитии экономики консерваторы отводили государству, а не частному предпринимательству. Неудивительно, что инициатором введения специальных мер в отношении электротехнических компаний стали именно консерваторы, в том числе служащие в земстве.

Московские земцы-консерваторы подготовили ходатайство перед правительством, в котором ссылались на высокую эффективность эксплуатации местными властями общеполезных (коммунальных) предприятий и зарубежный опыт, при котором не менее половины электростанций принадлежит муниципальной власти. 16 декабря 1914 г. Совет министров рассмотрел представление министра торговли и промышленности по ходатайству московского земства о прекращении деятельности «Общества 1886 г.», в итоге было создано Особое межведомственное совещание под председательством сенатора И.Е. Ильяшенко с участием представителей органов местного самоуправления и торгово-промышленных организаций, которое пришло к выводу о необходимости принятия «соответственных мер» к обществу «в видах пресечения последнему возможности направлять свою деятельность во вред государственным интересам» [8, л. 14]. Отмечалось, что «решительность и энергия ... должны быть проявлены и в деле освобождения России от почти бесконтрольного, доныне, хозяйствования германских капиталов в области акционерной промышленности» [8, л. 17 об.]. Постановление правительства было утверждено Николаем II 1 июля 1915 г. [5], 30 декабря 1916 г. император утвердил положение о ликвидации дел общества «Сименс и Гальске» в России [4]. В состав временного правления акционерного общества

«Электропередача» входили представители ряда министерств: внутренних дел, военного, морского, финансов, торговли и промышленности, юстиции, а так же представители Московской городской думы и Московского губернского земского собрания. Фактически компания была муниципализирована.

Временное правление имело полномочия обязать «неприятельское» акционерное общество, действующее на основании утверждённых в России уставов, продать свои акции, в случае отказа список неприятельских акций публиковался в общероссийских газетах с указанием, что акции являются погашенными. При ликвидации компании «Сименс и Гальске» 40% акций досталось государству, 18% -городскому самоуправлению г. Москвы, 13% - земству.

Возникает закономерный вопрос о том, насколько была оправдана такая позиция консерваторов по отношению к иностранным инвестициям в экономику России и исходила ли реальная угроза национальной экономике от иностранных инвесторов? Каково было отношение Германии к инвестициям в экономику иностранных государств? Исследователь Дьяконова И.А. считает, что Германия отчётливо понимала, что заграничное инвестирование «служит укреплению родины», «создаёт резерв на случай эвентуальной войны и кризисов» [10, с. 122]. Эта исследовательская позиция не нова, ещё в 30-х гг. XX. в. историк Л.Я. Эвентов отмечал, что немецкий капитал «обслуживал интересы своей национальной индустрии путём открытия в России филиалов крупных германских промышленных объединений - электрических, химических, машиностроительных» [63, с. 26]. Современные либеральные историки напротив отрицают «полуколониальную зависимость от иностранного капитала», указывают, что на уровне государственной политики для держав такого ранга, как Россия, даже огромный по масштабам импорт капитала не порождает проблем зависимости от стран-доноров [9, с. 33]. Между тем, в России начала XX в. насчитывалось 32 акционерных общества созданных германскими инвесторами, основной капитал которых составлял 203,5 млн. руб.[13, с. 10]. Учитывая, что доходная часть государственного бюджета России в 1913 г. составляла 3417,4 млн. руб. [1, с. 119-138; 12, с. 40-45], доля немецкого капитала составляла менее 6%, однако в сфере электротехники вложения немецкого капитала составляли 85% от общей суммы капитала! [16, с. С. 7481].

Иностранный капитал играл двоякую роль в жизни Российской империи. С одной стороны, предприятия, построенные на западные инвестиции явились катализатором технического прогресса, с другой стороны Россия накануне Первой мировой войны попала в зависимость от иностранного капитала, причём зависимость эта могла пошатнуть политические устои империи, именно эту опасность и узрели русские консерваторы. Кроме того, московские земцы-консерваторы чётко осознавали, что установление контроля над электрическими предприятиями со стороны государственной или местной власти является потребностью времени, так как по сути своей пользование естественной монополией исключает конкуренцию, а потому публично-властное регулирование является гарантией от злоупотреблений частными предпринимателями своим монопольным положением.

The author of the article on the basis of the analysis of archival documents considers the implementation of the project «nationalization» of electrotechnical enterprises, proposed by the conservatives in the beginning of the XX century A comprehensive analysis of historical sources has allowed not only to assess the changes in the Outlook of the conservatives taking into account the dynamics of development of market relations, but also to substantially improve well-established assessment of the possibilities of local self-government.

Key words: Zemstvo, Zemstvo-conservatives, electrical engineering, Moscow province Zemstvo, the second half of XIX -beginning of XX centuries.

Список литературы

1. Барышников М.Н. SIMENS в России: «Общество электрического освещения 1886 г.» // Российский журнал менеджмента. 2009. Т. 7. №2. С. 119 138.

2. Важенин А.Г., Галкин П.В. Московское земство в начале XX века: из опыта регионального самоуправления / А.Г. Важенин, П.В. Галкин. М.: Изд-во МГОУ, 2004. 176 с.

3. Высочайше утверждённое положение Комитета министров об утверждении Устава Общества электрического освещения // Собрание узаконений. 1886. №81. Ст. 784.

4. Высочайше утвержденное положение Совета министров о введении временного управления и о ликвидации дел обществ Сименс и Гальске и Сименс-Шуккерт // Собрание узаконений. Отдел II. 1917. №16. Ст. 118.

5. Высочайше утвержденное положение Совета министров о предоставлении Совету министров особых полномочий в отношении акционерных обществ, действующих на основании утвержденных в Империи уставов // Собрание узаконений. Отдел II. 1915. №205. Ст. 1609.

6. Говоренкова Т.М. Читаем Велихова вместе / Т.М. Говоренкова М.: РИЦ «Муниципальная власть», 1999.

322 с.

7. Головин К.Ф. Наша финансовая политика и задачи будущего. 1887 1898 гг / К.Ф. Головин. СПб.: Б/и, 1899.

274 с.

8. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 1788. Оп. 7. Д. 3.

9. Донгаров А.Г. Иностранный капитал в России и СССР / А.Г. Донгаров. М.: «Международные отношения», 1990. 170 с.

10. Дьяконова И.А. Прямые германские инвестиции в экономику имперской России // Иностранное предпринимательство и заграничные инвестиции в России / И.А. Дьяконова. М.: РОССПЭН, 1997. 328 с.

11. Дякин В.С. Германские капиталы в России. Электроиндустрия и электрический транспорт / В.С. Дякин. Л.: Наука, 1971. 288 с.

12. Ежегодник Министерства финансов. Пг: Б/и, 1915. Вып. 1915 года. С. 40 45.

13. Зив В.С. Иностранные капиталы в русских акционерных предприятиях. Германские капиталы / В.С. Зив. Пг.: Типография редакции периодических изданий Министерства финансов, 1915. Вып.1. 106 с.

14. Зодчие Москвы времени эклектики, модерна и неоклассицизма (1830-е 1917 годы): илл. биогр. словарь / Гос. науч.-исслед. Музей архитектуры им. А.В. Щусева и др. М.: КРАБиК, 1998. С. 211 212.

15. Иностранное предпринимательство и заграничные инвестиции в России. М.: РОССПЭН, 1997. 329

с.

16. Ионичев Н.П. Россия и Германия: из области экономических отношений. // Вестник финансовой академии при Правительстве Российской Федерации. 2003. №1 (25). С. 74 81. Сайт Финансовой Академии при Правительстве Российской Федерации. URL.:http://www.fa.ru/dep/vestnik/Documents/ Vestnik1(25)2003.pdf.

17. История предпринимательства в России. Книга 2: Вторая половина XIX начало XX веков. / Рук. проекта Ю.А. Петров. М.: РОССПЭН, 2000. 575 с.

18. Куликова С.Г. Консервативный вариант капиталистической модернизации в России второй половины XIX начала XX века: нереализованные возможности // Вестник Тверского государственного университета. Серия: История. №5. 2012. С. 32 43.

19. Куликова С.Г. «Не губить Россию в ядовитых объятьях капиталистического строя»: социокультурные последствия российской модернизации второй половины XIX начала XX вв. глазами консерваторов и националистов // Вестник Брянского государственного университета. История. Литературоведение. Право. Языкознание. Раздел: История. 2012. №2. С. 47 51.

20. Куликова С.Г. Русский консерватизм второй половины XIX начала XX веков: в поисках идеального общества / С.Г. Куликова. Гагарин: Полимир, 2013. 217 с.

21. Московские ведомости. 1884. 5 мая. // Собрание передовых статей Московских ведомостей. 1884. Сайт PDF-Библио. URL.: http://book-old.ru/BookLibrary.

22. Московские ведомости. 1906. 9 апреля. Сайт «Газетные старости». URL.: http://сокуренко.рф.

23. Московские ведомости. 1906. 13 апреля. Сайт «Газетные старости». URL.: http://сокуренко.рф.

24. Московская хроника // Русские Ведомости. 1915. 21 мая. Сайт «Газетные старости». URL.: http://сокуренко.рф.

25. Молоховец Е. Подарок молодым хозяйкам или средство к уменьшению расходов в домашнем хозяйстве / Е. Молоховец. СПб.: Тип. 1-ой СПб. Трудовой артели, 1914. Ч. 1. 828 с.

26. Музей истории МОСЭНЕРГО: официальный сайт. URL.: http://www.mosenergo-museum.ru/History_of_Mosenergo/Historical_Review/15641.

27. Отчёт Общества электрического освещения 1886 г. в Санкт-Петербурге за шестнадцатый операционный год, с 16 мая 1902 по 15 мая 1903 г СПб: Б/и., 1903. С. 1.

28. Отчёт Общества электрического освещения 1886 г в Санкт-Петербурге за восемнадцатый операционный год, с 1 января по 31 декабря 1904 г СПб: Б/и., 1905. С. 5.

29. Памятная книжка Московской губернии на 1904. / Под ред. Б.Н. Пенкина. М.: Московский столичный и губернский статистический комитет, 1903. 700 с.

30. Полный сборник платформ всех русских политических партий, с приложением манифеста 17 октября и доклада Витте. СПб.: ННШ, 1906. 130 с.

31. Постановления Московского губернского земского собрания очередной сессии 1914 года. М.: Т-во «Печатня С.П. Яковлева», 1915. 370 с.

32. Правые партии. Документы и материалы: В 2-х т. М.: РОССПЭН, 1998. Т.1.: 1905 1910. 720 с.

33. Родионов К. Рассказы о пережитом // Москва. 1991. №7. С. 46 80.

34. Российский государственный архив литературы и искусства (РГАЛИ). Ф. 191. Оп. 1. Д. 3454.

35. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 279. Оп. 2. Д.

229.

36. Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 797. Оп. 98. Д. 40.

37. Русские Ведомости. 1914. 9 декабря. PDF-файл. Сайт: Некоммерческая электронная библиотека «ImWerden». URL.: http://imwerden.de.

38. Русские Ведомости. 1914. 14 декабря. PDF-файл. Сайт: Некоммерческая электронная библиотека «ImWerden». URL.: http://imwerden.de.

39. Свод законов Российской империи: Свод законов гражданских с примечаниями и ссылками на позднейшия узаконения и оглавления. СПб.: Рус. Кн. Товарищество «Деятель», 1900. Кн. IV: Об обязательствах по договорам. Глава VI: О товариществах. Ст. 2126-2198.

40. Смирнов С.А. Правовое регулирование иностранного предпринимательства в годы I Мировой войны в России (чрезвычайное законодательство) // Вестник ВолГУ. 2000. -Вып. 3. Сер. 5: Политика. Социология. Право. С. 22-25.

41. «Удивлённый». «Ещё раз об Обществе электрического освещения 1886 г.» // Московские Ведомости. 1914. 8 декабря. С. 5.

42. Устав Московского акционерного Общества «Электропередача» // Собрание узаконений. 1913.

Отдел II. .№161. Ст. 850.

43. Устав Общества электрического освещения 1886 года // Собрание узаконений. Отдел II. 1903. №30. Ст. 735.

44. Центр хранения документов до 1917 г. Центрального государственного архива города Москвы (ЦХД до 1917 г. ГБУ «ЦГА Москвы»). Ф. 184. Оп. 2. Д 78.

45. Центр хранения документов до 1917 г. Центрального государственного архива города Москвы (ЦХД до 1917 г. ГБУ «ЦГА Москвы»). Ф. 184. Оп. 2. Д. 689.

46. Центр хранения документов до 1917 г. Центрального государственного архива города Москвы (ЦХД до 1917 г. ГБУ «ЦГА Москвы»). Ф. 184. Оп. 2. Д. 690.

47. Центр хранения документов до 1917 г. Центрального государственного архива города Москвы (ЦХД до 1917 г. ГБУ «ЦГА Москвы»). Ф. 184. Оп. 2. Д. 691.

48. Центр хранения документов до 1917 г. Центрального государственного архива города Москвы (ЦХД до 1917 г. ГБУ «ЦГА Москвы»). Ф. 184. Оп. 2. Д. 1293.

49. Центр хранения документов до 1917 г. Центрального государственного архива города Москвы (ЦХД до 1917 г. ГБУ «ЦГА Москвы»). Ф. 184. Оп. 2. Д. 1362.

50. Центр хранения документов до 1917 г. Центрального государственного архива города Москвы (ЦХД до 1917 г. ГБУ «ЦГА Москвы»). Ф. 184. Оп. 2. Д. 1364.

51. Центр хранения документов до 1917 г. Центрального государственного архива города Москвы (ЦХД до 1917 г. ГБУ «ЦГА Москвы»). Ф. 184. Оп. 2. Д. 1369.

52. Центр хранения документов до 1917 г. Центрального государственного архива города Москвы (ЦХД до 1917 г. ГБУ «ЦГА Москвы»). Ф. 184. Оп. 2. Д. 1392.

53. Центр хранения документов до 1917 г. Центрального государственного архива города Москвы (ЦХД до 1917 г. ГБУ «ЦГА Москвы»). Ф. 184. Оп. 14. Д. 179.

54. Центр хранения документов до 1917 г. Центрального государственного архива города Москвы (ЦХД до 1917 г. ГБУ «ЦГА Москвы»). Ф. 184. Оп. 14. Д. 189.

55. Центр хранения документов до 1917 г Центрального государственного архива города Москвы (ЦХД до 1917 г. ГБУ «ЦГА Москвы»). Ф. 184. Оп. 14. Д. 195.

56. Центр хранения документов до 1917 г. Центрального государственного архива города Москвы (ЦХД до 1917 г. ГБУ «ЦГА Москвы»). Ф. 184. Оп. 14. Д. 209.

57. Центр хранения документов до 1917 г. Центрального государственного архива города Москвы (ЦХД до 1917 г. ГБУ «ЦГА Москвы»). Ф. 184. Оп. 14. Д. 212.

58. Центр хранения документов до 1917 г. Центрального государственного архива города Москвы (ЦХД до 1917 г. ГБУ «ЦГА Москвы»). Ф. 184. Оп. 15. Д. 457.

59. Центр хранения документов до 1917 г. Центрального государственного архива города Москвы (ЦХД до 1917 г. ГБУ «ЦГА Москвы»). Ф. 189. Оп. 2. Д. 6.

60. Шаханов А.Н. Главы Московской власти в марте октябре 1917 // Московский журнал. История государства Российского. 2005. №8. С. 50 55.

61. Шлиппе Ф.В. Автобиографические записки, 1941 1946 гг // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII XX вв.: Альманах. М.: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 2008. [Т. XVII]. С. 25 167.

62. Шлиппе Ф.В. «Построить здоровую Россию на основах сильного крестьянства» // П.А. Столыпин глазами современников / Под общ. ред П.А. Пожигайло; ред. колл. К.И. Могилевский, В.В. Шелохаев. М.: РОССПЭН, Фонд изучения наследия П.А. Столыпина, 2008. С. 178 203.

63. Эвентов Л.Я. Иностранные капиталы в русской промышленности. М.-Л.: Государственное социально-экономическое издательство, 1931. С. 26.

64. Электричество // Раннее Утро. 1910. №4. С. 4.

Об авторе

Куликова С.Г. - кандидат исторических наук, доцент, капитан полиции, заместитель начальника кафедры теории и истории государства и права Московского областного филиала Московского университета МВД России.