Научная статья на тему 'Военно-промышленные комитеты и экономическое положение российской империи (1915-1917 гг. )'

Военно-промышленные комитеты и экономическое положение российской империи (1915-1917 гг. ) Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
799
124
Поделиться

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Кряжев Юрий Николаевич

Сегодня среди российских ученых-историков нет единой точки зрения на деятельность военно-промышленных комитетов России в годы Первой мировой войны. Одни в своих работах горячо симпатизируют ВПК, другие подвергают их деятельность острой критике. В данной статье мы попытаемся проанализировать эту проблему и сделать свои выводы.

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Кряжев Юрий Николаевич,

Military-industrial committees and economical position of Russian Empire

There is no single point of view today among historians-scientists on the activity of Russian military-industrial committees during the years of the First World War. One of the historians sympathizes to military-industrial committees very much, but others criticize their activity. In the article we will try to analyze this problem and make conclusions.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Военно-промышленные комитеты и экономическое положение российской империи (1915-1917 гг. )»

УДК 94/99

Ю. Н. КРЯЖЕВ щ

Курганский государственный университет

ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННЫЕ КОМИТЕТЫ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ (1915-1917 ГГ.)

Сегодня среди российских ученых-историков нет единой точки зрения на деятельность военно-промышленных комитетов России в годы Первой мировой войны. Одни в своих работах горячо симпатизируют ВПК, другие — подвергают их деятельность острой критике. В данной статье мы попытаемся проанализировать эту проблему и сделать свои выводы.

О военно-промышленных комитетах стали создавать легенды уже в первые месяцы их существования. Широкое движение буржуазии за их организацию, докатившееся до захолустных центров; многочисленные съезды и совещания; шумиха, поднятая прессой вокруг военных заказов; наконец, кончившаяся провалом попытка привлечь рабочих к сотрудничеству с буржуазией и к «работе на оборону» — все это создавало впечатление могучего движения российской буржуазии. Буржуазные публицисты всячески старались поддержать и укрепить уверенность своих современников в том, что вследствие полного безвластия и растерянности правительства буржуазная общественность спасает Россию от кайзеровской империи.

В консолидации и оформлении оппозиционных политических настроений буржуазии создание комитетов сыграло немаловажную роль. Однако ошибочно отождествление политической роли комитетов с их экономическим значением в выполнении военных заказов и организации всей хозяйственной жизни тыла. Даже А.И. Гучков в речи на III съезде военно-промышленных комитетов уже после Февральской революции практической работе комитетов по выполнению заказов отводил второстепенную роль1.

Военно-промышленные комитеты стали создаваться по инициативе IX съезда представителей промышленности и торговли, собравшегося в конце мая 1915 г. Выступивший с речью П.П. Ря-бушинский объявил на съезде развитие производительных сил России «делом будущего» и поставил задачу сегодняшнего дня — организацию промышленности «для снаряжения и вооружения армии»2. После речи Рябушинского съезд прервал свои заседания и выбрал комиссию из 40 человек для выработки резолюции. В первом пункте принятой съездом резолюции выдвигалась задача «организовать всю неиспользованную мощь русской промышленности для удовлетворения нужд обороны государства». Для организации этой работы на местах создавались районные комитеты, которые и должны были заняться организацией практического дела. Деятельность районных комитетов координировалась областными и Центральным военно-промышленным комитетом, которому поручалось обратить особое внимание на состояние перевозок и на обеспечение промышленности необходимым сырьем и инструментами3.

Через два месяца после организации комитетов, 25 июля 1915 г., начал работу I съезд военнопромышленных комитетов. Председателем съезда,

а потом и председателем Центрального военнопромышленного комитета был избран крупный промышленник, лидер октябристов А.И. Гучков, а его заместителем — московский промышленник, прогрессистА.И. Коновалов.

На съезде было утверждено «Положение о военно-промышленных комитетах», которое определило и зафиксировало подсобную роль комитетов по отношению к правительственным учреждениям. В нем было точно сказано о том, что комитетам отводится весьма скромная роль — содействовать правительственным учреждениям в деле снабжения армии и флота4. Принимая это предложение, буржуазия забывала о своих оппозиционных речах и капитулировала перед Николаем II и его правительством. Съезд избрал Центральный военнопромышленный комитет, закрепивший господство отечественной, преимущественно московской, буржуазии в руководстве вновь созданной организацией.

Довольно скоро во всех крупных городах и промышленных центрах были созданы военно-промышленные комитеты. Уже к концу 1915 г., по данным Гучкова, были организованы 32 областных и 221 местный комитет5. Военно-промышленные комитеты существовали отдельно от Всероссийских земского и городского союзов.

На первом заседании Центрального военнопромышленного комитета Г.Х. Майдель свел деловую программу комитета к трем пунктам: создание реального плана работы на армию, централизация закупок сырья и разрешение рабочего вопроса. В связи с продолжением политической критики правительства, Н.Ф. фон Дитмар — представитель горнозаводской промышленности Юга России — выступил с требованием прекратить нападки на правительство и перейти к «созидательной» работе, к исправлению совместно с ведомствами их недочетов6.

В своей практической работе Центральный военно-промышленный комитет старался войти в узкие рамки, поставленные комитетам положениями, утвержденными правительством7. «Содействие» правительственным учреждениям в снабжении армии и флота Гучков понимал очень широко, как представительство интересов буржуазии перед правительством. Финансовой базой деятельности комитетов являлись правительственные авансы по заказам и отчисления до 1% по заказам, размещенным через комитеты. На эти средства комитеты должны были содержать весь свой аппарат и нести все остальные расходы.

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 1 (51) 2007

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 1 (51) 2007

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

%

Т4П

Какие бы резолюции комитет ни принимал, какие бы вопросы ни ставил перед правительством, основным критерием для оценки его деятельности является объем реально сделанного в привлечении промышленности к работе на военные нужды.

Несмотря на то, что в состав комитетов на местах входили крупные фабриканты и заводчики, а руководство Центральным и областными комитетами находилось в руках известных всей буржуазной России лиц, все же в области своей экономической деятельности и распределения заказов местные комитеты имели дело преимущественно с мелкими и средними предприятиями. Крупные промышленные предприятия действовали самостоятельно, входя в прямые сношения с военными органами, получая заказы и авансы помимо комитетов или же непосредственно от Центрального комитета.

Центральный комитет привлек к работе на оборону около 1300 предприятий8. В конце августа

1915 г. Петроградский окружной военно-промышленный комитет, докладывая о первом двухмесячном опыте своей работы, сообщил, что им уже объединено 405 предприятий. Названные комитетом данные не заслуживают доверия. В отчете о деятельности Петроградского окружного комитета за первый операционный год указывалось, что до сентября-октября 1915 г. сам комитет «заказов еще не выдал», а только осуществлял наблюдение за заказами, выданными Центральным комитетом, который, конечно, за три месяца своего существования не мог привлечь четыре сотни предприятий. Очевидно, комитет включил в названное количество все предприятия, работающие на войну. Перед провинциальными комитетами стояла задача привлечения мелких и средних предприятий, так как большинство крупных предприятий уже работало на оборону. Из 1200 предприятий, бывших в районе деятельности Московского военно-промышленного комитета, 492 работали на оборону еще до организации комитета.

Печать военно-промышленных комитетов приводит многочисленные высказывания видных руководителей комитетов, которые заявляли, что комитеты объединяли непосредственно мелкую и среднюю промышленность9.

Правда, из общей суммы комитетских заказов значительная часть перепадала нескольким десяткам крупных предприятий, однако эта работа могла быть налажена и без них. Что же касается привлечения мелкой промышленности и части средней к работе на войну, то эту работу правительство сделать не сумело бы. Нужен был какой-то «помощник» и посредник. Таким «уполномоченным» казны по организации рассеянных мелких и средних предприятий и явились комитеты.

Таким образом, практическая деятельность комитетов заключалась главным образом в посредничестве между военным ведомством и частной мелкой и средней промышленностью в выдаче заказов и авансов и в организации ее работы на нужды войны.

В своей финансовой деятельности комитеты находились целиком в зависимости от казны; они жили за счет кредитов и субсидий, отпускаемых казной, и отчислений по заказам. Привлечение частных средств самой буржуазии имело место в порядке исключения. Вопросы экономической организации тыла разрешались Особыми совещаниями помимо комитетов. Но после организации

Особых совещаний представленные в них деятели военно-промышленных комитетов старались оказать воздействие на работу Совещаний в интересах промышленности. Являясь представителем российской буржуазии, комитеты часто обращались со всякого рода проектами и предложениями в правительство или в Особые совещания. Являясь центром мобилизации оппозиционных правительству сил, комитеты вместе с тем были органами, активно сотрудничавшими с правительством на базе той экономической политики, которая проводилась Николаем II.

Перейдем к выяснению вопроса о выполнении комитетами принятых заказов на оборону. Военнопромышленные комитеты настойчиво добивались передачи себе возможно большего количества заказов: вместе с ними комитеты получали авансы, часто оборудование, инструмент и материалы. Полученные заказы Центральный военно-промышленный комитет распределял между предприятиями сам или передавал областным комитетам. Уже в августе 1915 г. Центральный военно-промышленный комитет принял решение о распределении авансов через областные комитеты в размере 25% от суммы заказа10. Позднее на комитеты было распространено общее положение о порядке расчетов, применявшихся в военном ведомстве по военным заказам, и максимальный размер аванса был увеличен до 65% от суммы заказа.

Одним из первых и больших заказов, полученных Центральным военно-промышленным комитетом от военного ведомства, был подряд на изготовление 6 млн 3-дюймовых снарядов. Заказы на изготовление орудий, пулеметов, винтовок и крупных снарядов комитеты не принимали. В первый период деятельности комитетов, до весны 1916 г., Особое совещание по обороне раздавало заказы широко и бессистемно. Уже в сентябре 1915 г. Зернов, руководивший механическим отделом Центрального комитета, докладывал о распределении им заказов на 61,3 млн руб. По вещевому отделу было выдано заказов на 19 млн руб., в том числе на подковы на 7 млн руб.11 Из отчетов отделов видно, что по 1 ноября 1915 г. заказов было распределено на 185,9 млн руб.12, причем распределение заказов между комитетами и частными лицами, т.е. заводами, остается в равной пропорции. Большой процент заказов, выдаваемых Центральным комитетом непосредственно предприятиям, объясняется, по-видимому, запозданием в организации областных комитетов. Ко времени созыва II съезда военно-промышленных комитетов (февраль 1916 г.) было роздано заказов на 230 млн руб., а выполнено на 2,3 млн руб., или всего на 1%13.

В 1916 г. выдача заказов широко проводилась лишь первые полгода, а начиная с середины года правительство по деловым и политическим соображениям начало сокращать заказы. Всего за 13 месяцев, с февраля 1916 г. по март 1917 г., военнопромышленные комитеты распределили заказов на 169,5 млн руб.14 Следовательно, если верить отчетным данным самих комитетов, общая сумма правительственных заказов комитетам со времени их организации и до Февральской революции достигает 400 млн руб. Весьма вероятно, что эта цифра является преувеличенной, во всяком случае, имеются и другие данные. Счетный отдел определил сумму заказов, прошедших через Центральный комитет на 1 августа 1916 г., в размере 320,4 млн руб.15 Эта цифра ближе всего к данным

отчетов. Наблюдательная комиссия Особого совещания определила стоимость всех заказов, данных военно-промышленным комитетам, на 1 мая 1916 г. в 261,4 млн руб., что составляло 3,29% от общей стоимости военных заказов, выданных по 1 мая

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

1916 г.16

Начиная с весны 1916 г. с заказами комитетам дело обстояло много хуже. Правительство «зажало» комитеты, и осенью 1916 г. они заявили, что им нечего делать, предприятия закрываются и т.д. Было бы наивно принимать все их заявления за чистую монету, но общая тенденция на сокращение заказов бесспорно была. Следовательно, общая сумма заказов до Февральской революции

1917 г. была около 350 млн руб.17 В пределах этой суммы протекала деятельность областных и местных комитетов и объединяемых ими предприятий. Значительная часть всех заказов приходилась на крупнейшие комитеты: Московский областной, Петроградский окружной, Ростовский-на-Дону и др. Московский комитет к 1 июня 1916 г. получил заказов на сумму около 93 млн руб., а выполнил — на 56 млн руб.18 Такое выполнение заказов являлось одним из лучших. Другие комитеты выполняли свои заказы значительно хуже. К концу 1917 г. Московский областной комитет получил заказов на 134 млн руб., из которых выполнил на 95 млн, или около 71%.

В пределах Московской области 348 предприятий из общего числа 1172 предприятий, работающих на оборону, исполняли заказы военно-промышленных комитетов. Большую часть своих заказов комитет получал помимо Центрального комитета, заказы которого в первом году деятельности составляли лишь 13%, а 87% составляли заказы ведомств.

Однако такие заказы имели лишь крупные комитеты со связями, имевшие доступ в Особое совещание или военные ведомства. Петроградский окружной комитет выдал заказов за первый год своего существования на 16,9 млн руб., из коих свыше 14 млн руб. (84,2% всех заказов) приходилось на артиллерийский отдел. Текстильный отдел раздал заказов на 1869 тыс. руб., или 11,2% от суммы заказа. Небольшая сумма приходилась на всякого рода иные заказы. Выполнение заказов на

1 февраля 1916 г. колебалось от 3 до 4% и только к 1 июня 1916 г. поднялось до 24,5%.

Не лучше обстояли дела с выполнением заказов и по другим комитетам. Это послужило поводом для интервью М.В. Родзянко, в котором говорилось о «бездействии» частной промышленности, в особенности в выполнении заказов на снаряды. Центральный военно-промышленный комитет выступил с защитой частной промышленности, указав, что последняя дает снарядов в 9 раз больше, чем казенные заводы. Медленная перестройка промышленности объяснялась им небольшим сроком, прошедшим со времени начала мобилизации промышленности, плохой работой транспорта, нехваткой рабочих рук и сырья, т.е. чисто объективными причинами19.

Таким образом, за первые почти два года деятельности комитетов на их долю приходилась лишь незначительная часть всех заказов военного ведомства, которая достигла, видимо, не больше 35% всех военных заказов, а учитывая фактическое выполнение заказов — не более 2-3%. Выполнение заказов комитетами шло медленно, намеченные сроки срывались, что вызывало естественное не-

довольство военного ведомства и вело к длительным объяснениям в Особом совещании по обороне. Среди причин невыполнения заказов Петроградский областной комитет указывал на недостаток рабочих рук, затруднения в приобретении металлов, оборудования, топлива, изменения в конструкции, малую финансовую обеспеченность мелких предприятий, неопытность многих из них в новом деле и, наконец, частный переход более опытных рабочих из одного предприятия в другое20.

Положение комитетов в роли критиков политики правительства было более прочным, нежели в роли исполнителей заказов казны. В данном случае роли менялись: правительство, Особое совещание по обороне критиковали комитеты за невыполнение заказов в срок. Комитетам приходилось отбиваться, выдумывать «солидные» объяснения, говорить об отсутствии организованного тыла, о неудачной эвакуации промышленности, о недостатке кадров квалифицированных рабочих. Во всех грехах были повинны только агенты правительственной власти, а представители буржуазии оказывались в роли невинных агнцев.

На самом деле не все обстояло так. Буржуазия также была повинна в экономических неурядицах в тылу, в спекуляции, дороговизне, в сопротивлении элементарному контролю, в плохом выполнении взятых обязательств. Контроля за деятельностью областных комитетов почти не было. А.И. Коновалов больше надеялся на контроль со стороны организуемых заводских совещаний, т.е. организаций Особого совещания по обороне, нежели со стороны комитетских органов. По вине комитетских неурядиц размещение заказов сильно запаздывало. Так, на 1 марта 1916 г. местные комитеты не распределили 50% заказов на огромную сумму (30 млн руб.) на предметы артиллерийского снабжения.

После отставки военного министра А.А. Поливанова новый министр Д.С. Шуваев — бывший интендант, убежденный монархист — не мог являться «своим человеком» для буржуазии. Он проводил в Особом совещании строго правительственный курс, сообразуясь с требованиями Ставки и нового председателя Совета министров Б.В. Штюрмера. Правой рукой Шуваева вскоре стал его помощник, сенатор Н.П. Гарин — представитель служилой бюрократии.

Под их руководством Особое совещание начало проводить наступление на военно-промышленные комитеты, причем экономические вопросы переплетались с вопросами общей политики. Правительство стало ограничивать количество заказов Центральному военно-промышленному комитету или преднамеренно связывалось непосредственно с местными комитетами и отдельными предприятиями. Во второй половине 1916 г. количество заказов по ряду объектов сократилось. Военное ведомство не загружало полностью предприятия комитетов. Центральный военно-промышленный комитет, судя даже по «Известиям ЦВПК», занимался изысканием новых заказов, так как в перспективе было закрытие ряда предприятий из-за невозможности — за отсутствием сырья — перевести их на работу по обслуживанию тыла. Уже 13 июля 1916 г. заместитель председателя Московского областного комитета С.А. Смирнов указал в письме к А.И. Гучкову на сокращение заказов со стороны главных управлений Военного министерства и возможность остановки механического отдела21. В том же месяце М.А. Сиринов поместил в

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 1 (51) 2007

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 1 (51) 2007

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

%

«Известиях ЦВПК» характерную статью под заглавием «Борьба измором»22. В ней определенно указывалось о походе «кругов бюрократии» против общественных организаций и желании их взять измором, лишив правительственных заказов и заставив тем самым ликвидироваться. Сиринов предупреждал, что такая политика может привести к глубочайшему экономическому кризису.

На заседании бюро Центрального военно-промышленного комитета П.И. Пальчинский (в то время заместитель председателя механического отдела комитета) докладывал о стремлении военных органов выдавать заказы предприятиям непосредственно, а не через комитет23. В проводившейся по указанию Особого совещания ревизии деятельности комитета буржуазия видела предлог для дискредитации общественных организаций. Сама ревизия, по мнению работника Центрального комитета М.А. Сиринова, была продиктована представителями «ненавистнических кругов нашего общества»24. Нетрудно понять, кого имеет в виду автор.

Одновременно в печати комитетов появились статьи о необходимости приступить к демобилизации промышленности уже сейчас, немедленно. Некто М. Новорусский в статье «Начало демобилизации» писал: «Демобилизация уже является потребностью момента. Необходимо приступить к ней немедленно»25. Если в июле 1916 г. постановка в печати этого вопроса являлась в известной мере пробой, проверкой отношения правительственных органов к комитетам, то в сентябре-октябре о демобилизации говорят уже серьезно и настойчиво. Так, Н.Н. Саввин объяснял сокращение заказов не только желанием ведомств обходиться без помощи общественных организаций, но и отсутствием в армии нужды в предметах, изготовляемых комитетами; поэтому, заключал автор, «в новых заказах нет больше никакого смысла»26. Таким образом, сокращение заказов комитетами диктовалось в какой-то мере и объективными условиями.

26 сентября 1916 г. вопрос о новых заказах и сокращении производства был поставлен на обсуждение Центрального военно-промышленного комитета совместно с представителями областных комитетов. В речи Гучкова указывалось на серьезный кризис, переживаемый комитетами из-за отсутствия заказов вследствие объективных причин — отсутствия нужды армии в работе этих предприятий. Правда, участники совещания не поверили заявлению Гучкова и еще меньше того остались довольны им. Отвечая на заданный вопрос, удовлетворены ли уже все потребности армии, Гучков подтвердил, что в отношении предметов, изготовляемых комитетами, «по нашим сведениям, действительно достигнуто удовлет-ворение»27. Признание Гучкова едва ли правильно отражает реальное положение дел; на том же заседании П.И. Пальчинский говорил о большом количестве предметов, которые могли бы быть переданы для изготовления военно-промышленным комитетам. Видимо, помимо политических причин, сокращение заказов было результатом конкуренции крупных предприятий с комитетами. Крупные промышленники легко добивались передачи заказов им, на что охотно шли и работники Военного министерства.

Н.Н. Саввин указал на совещании, что большая часть мастерских военно-промышленных комитетов может остаться без работы28.

В ноябре 1916 г. на бюро Центрального военно-промышленного комитета обсуждался вопрос о судьбе мобилизованных предприятий в связи с окончанием ими заказов. Личное обращение Гучкова и письмо его к военному министру по этому вопросу не дали улучшения дела.

К поднятой Центральным комитетом кампании о недостатке заказов следует относиться весьма критически. Достаточно указать на факты другого рода. Одновременно с истерическими заявлениями о притеснениях в выдаче заказов прозвучал спокойный голос Н.Н. Саввина, заявившего, что по механическому отделу заказов не только достаточно, но что они из месяца в месяц увеличиваются. Начав с 2 млн руб. в апреле, количество заказов в августе поднялось до 8 млн руб., в сентябре превысило 10 млн руб., а на 1917 г. останется заказов на 25-30 млн руб.29 Это заявление было сделано на том же заседании, где Гучков говорил об отсутствии заказов. Очевидно, заказов недоставало лишь для мелких предприятий определенных категорий.

Напряженная обстановка не разрядилась и в начале 1917 г., когда общее хозяйственное положение страны ухудшилось и военному ведомству приходилось заниматься металлом, перевозками, организацией продовольственного снабжения и т.д. Ряд новых заказов комитеты все же получили, но они по-прежнему продолжали настойчиво говорить о недостатке заказов. В печати писали о перспективе закрытия предприятий или же о переходе их на изготовление других предметов. Однако в прессе не сохранилось материалов о действительном прекращении работы на предприятиях военно-промышленных комитетов.

Таким образом, военно-промышленные комитеты не только не являлись монополистами в распределении военных заказов и не заменили деятельность правительственных органов, но и сами сильно зависели от правительства. Распределение всех военных заказов было сосредоточено в руках Военного министерства, и за эту функцию правительство крепко держалось. Даже в тех случаях, когда заказы передавались военно-промышленным комитетам, военное ведомство контролировало распределение заказов среди отдельных предприятий. Этот контроль и наблюдение стали мелочными и придирчивыми накануне Февральской революции по политическим мотивам. Военно-промышленные комитеты протестовали против них, но вынуждены были подчиняться.

Примечания

1. Третий Всероссийский съезд военно-промышленных комитетов // Горнозаводское дело. 1917. № 26-27. С.160.

2. IX съезд представителей промышленности и торговли // Известия Общества заводчиков и фабрикантов Московского промышленного района. 1915. № 6. С.23.

3. Там же. С.24-25.

4. Известия Центрального военно-промышленного комитета (далее — Известия ЦВПК). 1915. 5 сентября. 4 августа «Положение» было утверждено правительством, а 27 августа — Николаем II.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

5. Известия ЦВПК. 1915. 9 декабря. Сообщение А.И. Гучкова на совещании в Центральном военно-промышленном комитете 2 декабря. К концу 1916 г. в России существовало 224 военно-промышленных комитета. Рабочие группы существовали лишь в 16 областных и 42 местных комитетах (Дело Самарского военно-промышленного комитета // Известия ЦВПК. 1916. 8 декабря.

Речь М.С. Маргулиеса).

6. Известия ЦВПК. 1915. 24 августа.

7. Там же. 5 октября.

8. Погребинский А.П. Военно-промышленные комитеты // Исторические записки. Т.11. 1940. С.164.

9. Деятельность Петроградского окружного военнопромышленного комитета // Известия ЦВПК. 1915. 29 августа; Совещание в Центральном военно-промышленном комитете // Известия ЦВПК. 1915. 9 декабря; Клопо-тов К. Итоги деятельности военно-промышленных комитетов за 1916 г. // Известия ЦВПК. 1917. 1 января.

10. Известия ЦВПК. 1915. 29 августа.

11. VI заседание Центрального военно-промышленного комитета // Известия ЦВПК. 1915. 26 сентября.

12. Отчеты отделов ЦВПК по 1 ноября 1915 г. Пгр.,

1915. С.326.

13. Труды Второго съезда представителей военнопромышленных комитетов. Вып.2. Пгр., 1916. С.482.

14. Отчеты отделов Комитета к третьему Всероссийскому съезду представителей военно-промышленных комитетов в Москве. Май 1917 г. Пгр., 1917. С.168,185.

15. Доклад Счетного отдела Центрального военнопромышленного комитета 26 сентября 1916 г. Пгр., 1916. С.23.

16. РГВИА. Ф.369. Оп.4. Д.242. Л.86. Сравнительная ведомость.

17. Значительно меньшая цифра дается в сборнике

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

«Россия в мировой войне 1914-1918 годов (в цифрах)». М., 1925. Табл.49.

18. Погребинский А.П. Указ. соч. С.166.

19. Мобилизованная промышленность // Известия ЦВПК. 1915. 1 октября.

20. РГВИА. Ф.ЦВПК. Д.536.

21. К вопросу о заказах Московскому военно-промышленному комитету // Известия Московского военно-промышленного комитета. 1916. № 27-30. С.57.

22. Известия ЦВПК. 1916. 30 июля.

23. Там же. 4 и 6 августа.

24. Сиринов М.А. Правительственная ревизия общественных организаций // Известия ЦВПК. 1916. 6 августа.

25. Известия ЦВПК. 1916. 2 августа.

26. Сиринов М.А. Новые задачи // Известия ЦВПК.

1916. 29 октября.

27. Совещание представителей областных военнопромышленных комитетов // Известия ЦВПК. 1916. 1 октября.

28. Там же.

29. Там же.

КРЯЖЕВ Юрий Николаевич, доктор исторических наук, профессор кафедры отечественной истории.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Дата поступления статьи в редакцию: 04.09.06 г.

© Кряжев Ю.Н.

УДК 947 А. П. ДОБРОНОВСКАЯ

Красноярский государственный педагогический университет

СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РЕЛИГИОЗНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ ПРИЕНИСЕЙСКОГО РЕГИОНА В 1900-1917 ГГ.

В исследовании освещается история образовательной, духовно-просветительной и благотворительной деятельности религиозных организаций на территории Приенисей-ского региона в 1900 — 1917 гг.: социальной помощи, благотворительности, духовной поддержки жителей региона. Показывается развитие идей христианского милосердия. Анализируются формы и методы работы в этой области, структура организаций, занимающихся деятельностью в данной сфере.

Религия в обществе выполняет комплекс задач по социокультурной регуляции общественной жизнедеятельности. Среди задач собственно духовного плана следует назвать упорядочение норм, ценностей, значений и знаний, которые вырабатываются в различных сферах деятельности, через придание им особого сакрального значения.

В дореволюционной России религия являлась носительницей общечеловеческих нравственных ценностей, предлагала небесную санкцию национально-хозяйственных структур общества. Религиозные системы имели значительное число последователей, широкие возможности влияния на социокультурные процессы общества, разработанную практику духовной и материальной помощи нуждающимся. Для поддержания ста-

бильности социокультурной системы, стержнем которой было православие, Русской православной церковью повсеместно в регионах, в том числе и в Енисейской епархии, был создан ряд учреждений, призванных совершать милосердное служение. Учитывая низкий уровень образования и просвещения населения, экономически неустойчивое положение части прихожан, особенно переселенцев, Енисейское епархиальное руководство и духовенство епархии основное внимание в исследуемый период сосредоточили на таких общественно-социальных направлениях, как организация образовательной, духовно-просветительной и благотворительной деятельности.

В начале ХХ века Русская православная церковь, рассматриваемая в это время царской влас-

~

ИСТО|>ИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 1 (51) 2007