Научная статья на тему 'Внешняя политика Украины: между внеблоковостью и евроатлантической интеграцией'

Внешняя политика Украины: между внеблоковостью и евроатлантической интеграцией Текст научной статьи по специальности «Политика и политические науки»

CC BY
831
139
Поделиться
Журнал
Власть
ВАК
Ключевые слова
ПОЛИТИКА ВНЕБЛОКОВОСТИ / СТРАТЕГИЧЕСКОЕ БАЛАНСИРОВАНИЕ / ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА УКРАИНЫ / ЕВРОАТЛАНТИЧЕСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ УКРАИНЫ / РОССИЙСКО-УКРАИНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Аннотация научной статьи по политике и политическим наукам, автор научной работы — Усова Лариса Сергеевна

Статья посвящена вопросу об эволюции внешней политики Украины в сторону евроатлантической интеграции, ее влиянию на двусторонние российско-украинские отношения.The article is devoted to the question of Ukraine foreign policy evolution in favor of full Euro-Atlantic integration, and to its influence on the double-sided Russian-Ukrainian relations.

Текст научной работы на тему «Внешняя политика Украины: между внеблоковостью и евроатлантической интеграцией»

Миропорядок

Лариса УСОВА

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА УКРАИНЫ: МЕЖДУ ВНЕБЛОКОВОСТЬЮ И ЕВРОАТЛАНТИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИЕЙ

Статья посвящена вопросу об эволюции внешней политики Украины в сторону евроатлантической интеграции и ее влиянию на двусторонние российско-украинские отношения.

The article is devoted to the question of Ukrainian foreign policy evolution in favor of full Euro-Atlantic integration, and to its influence on the double-sided Russian-Ukrainian relations.

Ключевые слова:

политика внеблоковости, стратегическое балансирование, внешняя политика Украины, евроатлантическая интеграция Украины, российско-украинские отношения; non-alignment policy, strategic balancing, Ukrainian foreign policy, Euro-Atlantic integration of Ukraine, Russian-Ukrainian relations.

УСОВА

Лариса

Сергеевна —

аспирант МГУ

им. М.В. Ломоносова

larisa.usova@mail.ru

В декабре 2011 г. исполняется 20 лет со дня подписания известного Беловежского соглашения, ознаменовавшего распад СССР и образование независимых государств, в т.ч. Украины. Все эти годы вопрос о внешнеполитическом позиционировании Украины является одной из доминант российско-украинских отношений.

В Декларации о государственном суверенитете Украины, принятой Верховным Советом республики 16 июля 1990 г., подчеркивалось стремление нового государства добиваться в будущем вступления в европейские структуры, отказаться от ядерного оружия и провозглашалось намерение приобрести статус нейтрального и внеблокового государства. В то же время в Соглашении об образовании СНГ от 8 декабря 1991 г., подписанном тогдашним президентом Украины Л. Кравчуком, упоминалось о сохранении единого военно-стратегического и экономического пространства стран Содружества. В условиях обретения Украиной независимости указанные декларации требовали более четко определиться с внешнеполитическим курсом. Важным шагом в этом направлении стало постановление Верховной Рады Украины от 2 июля 1993 г. «Об основных направлениях внутренней и внешней политики Украины», в котором утверждались приоритет европейского вектора и стремление добиваться вступления в Европейский союз. При этом одновременно указывалось на значимость сохранения добрососедских и дружественных отношений с Россией как ключевого фактора общеевропейской безопасности.

В новых постсоветских условиях большое значение для двусторонних отношений имело подписание 31 мая 1997 г. Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Россией и Украиной, в котором закреплялся принцип стратегического партнерства, признания существующих границ и взаимного обязательства не использовать свою территорию в ущерб безопасности друг друга. Однако со второй половины 1990-х гг., особенно после начала расширения НАТО на Восток и подписания 5 июля 1997 г. Хартии Украина — НАТО, во внешней политике Украины стала все более отчетливо проявляться тенденция в пользу евроатлантической интеграции, что входило в противоречие с ранее заявленным стремлением к обретению статуса нейтрального и внеблокового государства. Примечательно, что в доверительной беседе в 1998 г. с британским дипломатом Л. Мерриком в то время первый помощ-

ник президента Украины А. Разумков на вопрос о сроках готовности Украины к вступлению в НАТО ответил: «Десять лет»1.

Такой поворот сопровождался значительным увеличением масштабов военного сотрудничества Украины с Альянсом, а также финансовой помощью Украине со стороны Запада, достигшей почти 4 млрд долл. В руководстве Украины возобладало мнение, что интенсификация евроатлантического вектора во внешней политике может ускорить процесс европейской интеграции вплоть до вступления в Европейский союз.

В преддверии начала «второй волны» расширения НАТО на Восток 28 мая 2002 г. Совет национальной безопасности и обороны Украины под председательством президента Л. Кучмы высказался за пересмотр политики внеблоковости в пользу начала процесса, конечной целью которого должно было стать обретение Украиной полноценного членства в НАТО. Спустя год Украина поддержала операцию США и НАТО в Ираке, направив в регион бригаду своих вооруженных сил.

Новый импульс евроатлантической интеграции Украины придало избрание на пост президента в январе 2005 г. В. Ющенко. Практически сразу Украина получила так называемый «интенсифицированный диалог» относительно членства в Альянсе и перспективу приобретения Плана действий относительно этого членства. Все это сопровождалось целенаправленными действиями украинского руководства по обострению российско-украинских отношений — инициированием «газовых войн», усложнением условий базирования Черноморского флота в Севастополе и др. Особое место занимали гуманитарные вопросы — среди них реабилитация фашистских пособников, ограничение использования русского языка, фальсификация истории.

В этот период российское руководство на высшем уровне неоднократно предпринимало шаги, чтобы донести до руководства Украины свою озабоченность развитием событий и привлечь внимание к необходимости строгого выполнения положений Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве. На парламентских

1 Ukraine — NATO: the Future Depends on the Past. - Kiev, 2004, p. 7.

слушаниях в Государственной Думе ФС Российской Федерации 1 апреля 2008 г. даже рассматривался вопрос о возможности денонсации Россией Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве в случае вступления Украины в НАТО2. Все это происходило в условиях, когда на Бухарестском саммите НАТО 2008 г. США и ряд союзников по Альянсу предпринимали максимальные усилия, чтобы Украина получила так называемый ПДЧ (План действий относительно членства), который означал бы ее фактическое вовлечение в НАТО. Однако такие влиятельные государства Европы, как Германия, Франция, Италия, Бельгия и др. не поддержали в этот период идею предоставления Украине ПДЧ, хотя в решении саммита все-таки появилась формулировка, что «Украина станет членом НАТО».

Избрание в 2010 г. президентом Украины В. Януковича ознаменовалось заметным улучшением российско-украинских отношений. Это воплотилось в Харьковских соглашениях о продлении базирования Черноморского флота в Севастополе на 25 лет, росте товарооборота до 42 млрд долл., оживлении сотрудничества в различных областях.

Интенсивный характер получили контакты на высшем государственном уровне: в 2010 г. президенты государств Д. Медведев и В. Янукович встречались 10 раз. Состоялся официальный визит президента России Д. Медведева в Украину. На повестке дня стоит вопрос о принятии Декларации о стратегическом партнерстве России и Украины, что позволит конкретизировать одно из ключевых положений Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между странами, заключенного еще в 1997 г. В мае 2011 г. в Севастополе впервые за 10 лет состоятся совместные учения миротворческой направленности Черноморского флота России и ВМС Украины «Фарватер мира-2011». В настоящее время Черноморский флот оказывает большое содействие украинским военным морякам в завершении ремонта и вводе в строй подводной лодки «Запорожье».

2 Парламентские слушания в Государственной Думе ФС РФ «Состояние российско-украинских отношений и выполнение обязательств по Договору о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной».

1 апреля 2008 года. Материалы. Часть 1. — М.,

2009, с. 86.

Состоялся обмен визитами между министрами обороны России и Украины.

Новое руководство Украины заявило о снятии с повестки дня вопроса о вступлении в НАТО. Это положение было закреплено на уровне государственного закона «Об основах внутренней и внешней политики»1, принятого Верховной Радой Украины 1 июля 2010 г. Разъясняя содержание нового внешнеполитического курса Украины, министр иностранных дел К. Грищенко охарактеризовал его как евроинтеграцию и европеизацию параллельно с полным объемом прагматичного, дружественного сотрудничества с Россией. Однако уровень сближения с Россией К. Грищенко определил до той черты, где это сближение не затрагивает «суверенитет» Украины. Раскрывая смысл этой формулы, К. Грищенко подчеркивает, что без гармонизации отношений с Россией невозможна ни европейская интеграция Украины, ни ее европеизация. Вместе с тем, размышляя о будущем российско-украинских отношений, глава МИДа Украины делает акцент на укреплении независимости Украины и подчеркивает, что следует идти «в это будущее отдельными путями», т.к. Украине тесно «в шаблоне “русского мира”»2. При этом отмечается, что внеблоковость не означает сворачивание многоаспектного сотрудничества с НАТО, в процессе которого украинская сторона будет исходить из «национального прагматизма».

Следует отметить, что новое внешнеполитическое позиционирование украинской власти в США и НАТО восприняли весьма скептически, как отражающее внешне- и внутриполитическую слабость современной Украины, стоящей перед необходимостью глубоких реформ, которые могут вызвать недовольство широких слоев населения. Госсекретарь США Х. Клинтон в ходе визита в Киев в июле

2010 г. охарактеризовала новый внешнеполитический курс Украины как политику «стратегического балансирования». При

1 Закон Украины № 2411-У! «Об основах внутренней и внешней политики». Принят Верховной Радой Украины 1 июля 2010 г. // Мф:/ДеагЛ. ligazakon.ua/l_doc2.nsf/link1/T1024ll.html

2 Грищенко К. За пределами шахматной доски:

прагматичная повестка дня украинской политики // Зеркало недели, 2010, 17 июля.

этом США рассматривают отказ Украины от вступления в НАТО как временное явление и, по признанию Х. Клинтон, готовы поддержать перемену позиции Киева в будущем.

Намерения Альянса продолжать прежнюю линию на вовлечение Украины получило закрепление в Стратегической концепции Альянса, принятой на саммите в Лиссабоне в ноябре 2010 г.

О сохраняющейся противоречивости украинской внешней политики свидетельствует также подписание президентом В. Януковичем 13 апреля 2011 г. указа «О годовой национальной программе сотрудничества Украина — НАТО на

2011 г.»3. В указе президента Украины отмечается приверженность Украины, наряду с внеблоковостью, решениям, принятым Комиссией Украина — НАТО 4 апреля 2008 г. в Бухаресте. В тексте самой годовой национальной программы подчеркивается, что сотрудничество с Альянсом будет происходить при соблюдении принципов, зафиксированных в Хартии Украина — НАТО от 9 июля 1997 г. с дополнениями 2009 г. Однако в этих документах содержится формула Бухарестского саммита Альянса, что «Украина станет членом НАТО». Все перечисленное ставит под сомнение действенность провозглашенного Киевом внеблокового статуса. Становится очевидным, что тема внешнеполитического позиционирования Украины по-прежнему будет являться одним из ключевых вопросов российско-украинских отношений и европейской политики в целом.

Таким образом, несмотря на снижение остроты вопроса о вступлении Украины в НАТО, продолжает оставаться актуальной задача, связанная с необходимостью разработки и реализации комплекса политических, экономических, гуманитарных мер по поддержке внеблокового статуса Украины на длительную историческую перспективу, углубления на этой основе стратегического партнерства Украины с Россией в соответствии с принципами действующего Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между двумя странами.

3 Официальный сайт МИД Украины // http:// www.mfa.gov.ua/