Научная статья на тему 'Внешняя политика Грузии после парламентских выборов 1 октября 2012 года'

Внешняя политика Грузии после парламентских выборов 1 октября 2012 года Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
663
294
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ГРУЗИЯ / М. СААКАШВИЛИ / ЕС / ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА / "РЕВОЛЮЦИЯ РОЗ" / "ГРУЗИНСКАЯ МЕЧТА" / Б. ИВАНИШВИЛИ / АБХАЗИЯ / ЮЖНАЯ ОСЕТИЯ

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Меликян Джонни

Рассматриваются основные направления грузинской внешней политики и ее изменения после парламентских выборов октября 2012 года. В первой части данной работы анализируются внешняя политика Грузии во времена президентства М. Саакашвили и процесс разработки первых концептуальных документов: Концепции национальной безопасности и Военной доктрины. Основной упор в них сделан на европейский вектор, сотрудничество с Североатлантическим альянсом, формирование региональных отношений и определение новой повестки дня. Во второй части затронута динамика внешнеполитической деятельности и ее изменения после 1 октября 2012 года, когда оппозиционная коалиция «Грузинская мечта» одержала победу на парламентских выборах, а ее лидер Бидзина Иванишвили занял пост премьер-министра страны. Подробно рассмотрены российско-грузинские отношения, а также инициативы властей Грузии, направленные на возобновление диалога с Москвой. Заключительная часть посвящена взаимоотношениям Грузии с европейскими структурами, а также процессу ее ассоциации с ЕС. Рассмотрены как ход переговорного процесса, так и основные сферы жизнедеятельности государства, на которые в дальнейшем эта ассоциация повлияет.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Внешняя политика Грузии после парламентских выборов 1 октября 2012 года»

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ГРУЗИИ ПОСЛЕ ПАРЛАМЕНТСКИХ ВЫБОРОВ 1 ОКТЯБРЯ 2012 ГОДА

Джонни МЕЛИКЯН

руководитель Центра политических и правовых исследований

(Ереван, Армения)

АННОТАЦИЯ

Рассматриваются основные направления грузинской внешней политики и ее изменения после парламентских выборов октября 2012 года.

В первой части данной работы анализируются внешняя политика Грузии во времена президентства М. Саакаш-вили и процесс разработки первых концептуальных документов: Концепции национальной безопасности и Военной доктрины. Основной упор в них сделан на европейский вектор, сотрудничество с Североатлантическим альянсом, формирование региональных отношений и определение новой повестки дня.

Во второй части затронута динамика внешнеполитической деятельно-

сти и ее изменения после 1 октября 2012 года, когда оппозиционная коалиция «Грузинская мечта» одержала победу на парламентских выборах, а ее лидер Бидзина Иванишвили занял пост премьер-министра страны. Подробно рассмотрены российско-грузинские отношения, а также инициативы властей Грузии, направленные на возобновление диалога с Москвой.

Заключительная часть посвящена взаимоотношениям Грузии с европейскими структурами, а также процессу ее ассоциации с ЕС. Рассмотрены как ход переговорного процесса, так и основные сферы жизнедеятельности государства, на которые в дальнейшем эта ассоциация повлияет.

КЛЮЧЕВЫЕ Грузия, М. Саакашвили, ЕС, внешняя политика, СЛОВА: «революция роз», «Грузинская мечта», Б. Иванишвили,

Абхазия, Южная Осетия.

Введение

С момента обретения независимости Грузия, как и другие республики бывшего СССР, прошла нелегкий путь государственного строительства и формирования внешнеполитической линии, направленной на реализацию ее национальных интересов. Кроме того, стране пришлось пережить гражданскую войну, бороться с этнополитическими конфликтами и преодолевать социально-экономические и политические кризисы, значительно притормозившие ее развитие.

Испокон веков определяющую роль в жизни Грузии играл ее внешнеполитический вектор. В первые годы независимости внешняя политика страны прошла путь от антироссийских

(антисоветских) настроений, бытовавших при З. Гамсахурдиа (1991 г.), до выстраивания более или менее сбалансированных отношений с Россией и Западом в эпоху президентства Э. Шеварднадзе (1995—2003 гг.).

Следующей вехой в новейшей истории Грузии стала «революция роз» в ноябре 2003 года. Тогда группа «молодых реформаторов» во главе с М. Саакашвили, выступившая против официальных итогов парламентских выборов и политики Э. Шеварднадзе, вынудила президента подать в отставку.

Команда «революционеров» и «молодых реформаторов» стала проводить ярко выраженную прозападную политику; параллельно ухудшались отношения с РФ. Кульминацией конфликта явились августовская война 2008 года и признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии. В результате дипломатические отношения между Россией и Грузией были разорваны, они не восстановились по сей день.

Динамика внешнеполитической деятельности Грузии изменилась после того, как 1 октября 2012 года оппозиционная коалиция «Грузинская мечта» одержала победу на парламентских выборах, а ее лидер Б. Иванишвили занял пост премьер-министра. Новое руководство Грузии, с первых же дней заявившее о частичном пересмотре внешней политики страны, полностью отказалось от антироссийского курса и провокационной риторики. В то же время сохранялись уже ставшие традиционными стратегические взаимоотношения с США, а также сбалансированные добрососедские связи с Арменией, Азербайджаном и Турцией. Кроме того, в качестве основного приоритета своей внешней политики новые власти определили партнерские и дружественные взаимоотношения с ЕС и НАТО, а также дальнейшую интеграцию страны в эти организации.

Основные направления внешней политики Грузии в период президентства М. Саакашвили

При рассмотрении внешней политики правительства коалиции «Грузинская мечта» необходимо учитывать, что основные ее направления были заложены в период нахождения у власти «Единого национального движения» М. Саакашвили.

Эпоха правления М. Саакашвили началась в ноябре 2003 года, когда после очередных парламентских выборов развернулись выступления оппозиции, недовольной их официально объявленными результатами. Акции протеста, проходившие на протяжении всего ноября 2003 года, привели к массовым беспорядкам и столкновениям с представителями правоохранительных органов и в конечном счете к смене власти. У руля государства оказались «молодые революционеры» во главе с М. Саакашвили. Впоследствии это событие получило название «революция роз».

Начиная с 2004 года новое руководство Грузии взялось за реформирование и модернизацию страны по западным стандартам. Оно заявило о приоритетности и безальтернативности европейского вектора внешней политики, а также о намерениях Грузии вступить в НАТО и ЕС, что, в свою очередь, еще больше осложнило ее и так непростые отношения с РФ.

Отдавая дань международной практике, новые власти страны приступили к подготовке базового концептуального документа, который должен был зафиксировать основные приоритеты внешней политики страны и определить угрозы ее национальной безопасности. Таким

образом, через год после прихода к власти руководство Грузии при финансовой и технической поддержке США завершило подготовку Концепции национальной безопасности страны; этот документ был принят парламентом страны 8 июля 2005 года1. Среди основных приоритетов внешней политики Грузии в Концепции указывались проведение прозападного курса, продолжение «стратегического партнерства» с США, Украиной, Турцией и Азербайджаном, партнерство с Россией и «прагматичное сотрудничество» с Республикой Армения.

После имевшей для Грузии катастрофические последствия августовской войны 2008 года в Тбилиси заговорили о необходимости пересмотреть некоторые элементы Концепции 2005 года; 23 декабря 2011 года парламент страны 150 голосами «за» принял и утвердил ее обновленную версию2.

Как и предполагалось, в новом документе среди главных угроз и вызовов, стоящих перед Грузией, фигурировали Россия и ее Вооруженные силы. В частности, упоминалось о «российской оккупации территории Грузии», «риске новой военной агрессии со стороны России» и «террористических актах, организованных Россией с оккупированных территорий». Таким образом, изменения в Концепции коснулись лишь взаимоотношений с Россией и ее восприятия властями и общественностью Грузии3.

Основной посыл вышеупомянутой Концепции выражен в отдельной главе, посвященной интеграции Грузии в НАТО и ЕС. В документе такая интеграция определена как «один из наиважнейших приоритетов внешней политики и национальной безопасности страны». В то же время авторы новой версии Концепции особо отмечали, что августовская война с Россией не смогла изменить стремление Грузии в НАТО и что после 2004 года страна достигла «большого прогресса» в данном деле4.

Один из главных акцентов в Концепции был также сделан на приоритетности взаимоотношений со «стратегическим партнером» — США. Грузия обязалась еще более углублять стратегическое партнерство с США в рамках подписанной двумя государствами в январе 2009 года5 «Хартии стратегического партнерства», которая предусматривает сотрудничество в области безопасности.

В рамках достигнутых договоренностей США частично взяли на себя расходы по модернизации вооруженных сил Грузии и повышению обороноспособности страны. Таким образом, несмотря на поражение в августовской войне 2008 года, руководство Грузии, заручившись поддержкой западных партнеров (в основном США), с 2009 года начало реформирование Вооруженных сил страны. Так, в период с 2009 по 2010 год Грузия получила от США на безвозмездной основе порядка 32,2 млн долл., предназначенных на покрытие военных нужд6. По имеющимся данным, в 2014 году помощь уменьшится до 12 млн долл.7, а суммарно за 2012—2014 годы составит 44,4 млн долл.8 Кроме того, западные страны-доноры выделили

1 См.: Завершилась работа над Концепцией национальной безопасности Грузии // Civil. ge, 16 мая 2005 [http:// www.civil.ge/rus/article.php?id=8045], 5 декабря 2013.

2 См.: Новая Концепция национальной безопасности Грузии // Civil.ge, 23 декабря 2011 [http://www.civil.ge/rus/ article.php?id=22911], 5 декабря 2013.

3 См.: National Security Concept of Georgia [http://www.nsc.gov.ge/files/files/National%20Security%20Concept.pdf], 5 December 2013.

4 См.: Там же.

5 См.: США и Грузия подписали хартию о Евроатлантическом сотрудничестве // Росбалт, 9 января 2009 [http:// www.rosbalt.ru/main/2009/01/09/608456.html], 5 декабря 2013.

6 См.: Меликян Дж. Реформы в области военного строительства в Грузии и стабильность на Южном Кавказе // Центральная Азия и Кавказ, 2010, Том 13, Выпуск 2.

7 См.: США урежут объем безвозмездной помощи странам Центральной Азии и Кавказа // EurasiaNet, 11 апреля 2013 [http://russian.eurasianet.org/node/60006], 2 марта 2014.

8 См.: Центральная Азия и Кавказ: Вашингтон намерен сократить ассигнования на оказание зарубежной помощи // EurasiaNet, 17 февраля 2011 [http://russian.eurasianet.org/node/58554], 2 марта 2014.

стране 4,5 млрд долл. на восстановление поврежденных в ходе войны военной и гражданской инфраструктур.

В новой Концепции национальной безопасности страны неизменными остались и положения, касающиеся отношений с соседними странами региона; с Турцией и Азербайджаном они определялись как «стратегические», а с Арменией — как «тесное партнерство». По этому поводу в документе говорилось: «Грузия считает, что огромное значение имеет формирование единых подходов относительно будущего развития региона. Углубление регионального сотрудничества, развитие единого экономического пространства и общего рынка в значительной степени будут содействовать стабильности и благополучию региона»9.

Продолжая тему регионального сотрудничества и экономических отношений, стоит упомянуть еще об одном тренде времен президентства М. Саакашвили: вследствие проведения либеральных экономических реформ Грузия превратилась из преимущественно аграрной страны в импортера сельскохозяйственной продукции10. Данной ситуацией не могла не воспользоваться соседняя Турция, которая стала крупнейшим торговым партнером Грузии, восполнив существующий в стране дефицит товаров своей продукцией. В 2007 году между двумя странами было подписано соглашение о свободной торговле.

Не отстает от Турции и Азербайджан; оба этих государства входят в тройку ведущих торговых партнеров Грузии и инвесторов в ее экономику. В январе — октябре 2013 года объем импорта из Турции в Грузию составил 1,1 млрд долл., а внешнеторговый оборот — около 1,2 млрд долл.11 В тот же период Азербайджан с показателем в более чем 1,06 млрд долл. занял второе место среди торговых партнеров Грузии12.

Грузия является связующим звеном между Турцией и Азербайджаном. Сотрудничество с этими странами способствует еще большему росту туризма и торговли в стране, что сулит ей не только экономические, но и геополитические выгоды. В 2014 году планируется ввести в эксплуатацию железную дорогу Баку — Тбилиси — Карс.

Кроме того, территория Грузии является транзитным коридором для каспийских углеводородов, которые поступают на турецкие и европейские рынки по нефтепроводу Баку — Тбилиси — Джейхан и газопроводу Баку — Тбилиси — Эрзерум13.

Между тем экономическая зависимость Грузии от соседних Турции и Азербайджана не может не сказываться на ее политических взаимоотношениях с этими странами.

Обобщая особенности внешней политики Грузии в период до парламентских выборов 2012 года, следует выделить несколько основных тезисов.

1. На данный момент основным и наиболее приоритетным направлением внешнеполитической стратегии Грузии является прозападный вектор, включающий в себя и намерения дальнейшей интеграции страны в НАТО и ЕС14.

2. Сохраняет свою актуальность вопрос военно-стратегических взаимоотношений с США, которые с приходом в Белый дом демократов заметно утратили интерес к Южному Кавказу.

9 National Security Concept of Georgia.

10 См.: Владимир Папава: Зигзаги реформирования экономики постсоветской Грузии [http://bizzone.info/ articles/1382134945.php], 7 декабря 2013.

11 См.: Мельсида Ломидзе: В январе — октябре объем экспорта из Грузии в Турцию повысился на 25% [http:// newsgeorgia.ru/economy/20131129/216167269.html], 7 декабря 2013.

12 См.: Мельсида Ломидзе: В январе — октябре экспорт из Грузии в Азербайджан повысился на 11,2%, [http:// newsgeorgia.ru/economy/20131128/216162812.html], 7 декабря 2013.

13 См.: Майкл Сесайр: Нулевые проблемы 2.0: Турция как кавказская держава [http://www.inosmi.ru/ caucasus/20120922/199645113.html], 5 декабря 2013.

14 См.: Вплоть до парафирования и подписания Соглашения по ассоциации с ЕС и Договора об углубленной зоне свободной торговли (DCFTA).

3. За последние 10 лет Грузия на региональном уровне продемонстрировала свою состоятельность в качестве страны-транзитера, так называемого геополитического перекрестка, «центра Кавказа» на стыке осей Север — Юг и Запад — Восток. Однако ухудшившаяся внутриполитическая ситуация, вызванная финансовым кризисом, а также монополизацией власти и экономических активов, способствовали росту недовольства населения. В результате произошло беспрецедентное в современной истории Грузии событие — смена власти демократическим путем.

Внешняя политика Грузии после парламентских выборов октября 2012 года

Смена власти, произошедшая в Грузии после парламентских выборов 1 октября 2012 года, повлияла и на внутреннюю ситуацию в стране, и на ее внешнюю политику. Для выявления внешнеполитических приоритетов и нововведений правительств Б. Иванишвили и его преемника И. Гарибашвили следует обратиться к Программе «Для сильной, демократической, единой Грузии». Положения программы касались как социально-экономического развития, так и внешнеполитического курса страны. 25 октября 2012 года она была утверждена парламентом, и коалиция «Грузинская мечта» во главе с Б. Иванишвили15 взялась за ее реализацию.

Анализ вышеупомянутой программы показывает, что определенные ею внешнеполитические векторы в основном совпадают с направлениями, обозначенными в последней редакции Концепции внешней политики Грузии 2011 года. Так, в качестве основных приоритетов указываются проевропейская внешнеполитическая ориентация, стремление к интеграции и членству в НАТО, а также парафирование различных соглашений и подписание договора об ассоциированном членстве в ЕС.

«Главным союзником» нового правительства Грузии все еще называли США16; не произошло принципиальных изменений и в подходах к взаимоотношениям с соседними странами, хотя из уст премьер-министра и других высокопоставленных правительственных чиновников стали раздаваться заявления о более сбалансированной внешней политике на Южном Кавка-зе17. Нововведениями стали отказ новых властей страны от антироссийской риторики и изъявление желания наладить контакты с РФ.

В рамках плана по реализации поставленных внешнеполитических задач и подтверждая приоритетность и важность для Грузии европейского внешнеполитического вектора глава правительства для своего первого официального визита выбрал Брюссель (12—14 ноября 2012 г.).

Далее, придерживаясь принципа сбалансированных взаимоотношений с соседними странами и продолжая политику правительства М. Саакашвили, Б. Иванишвили совершил ознакомительные визиты в Баку (26 декабря 2012 г.), Ереван (17—18 января 2013 г.) и Анкару (9 февраля 2013 г.). В ходе этих визитов он сделал заявления, некоторые вызвали отрицательную реакцию у руководства Азербайджана и Армении.

15 См.: Новости — Грузия: Парламент Грузии утвердил правительство Иванишвили, Нацдвижение проголосовало против [http://newsgeorgia.ru/politics/20121025/215293033.html], 5 декабря 2013.

16 См.: Тбилисская неделя: «Для сильной, демократической и единой Грузии» [http://www.georgianpress.ru/ politics/22479-dlya-silnoy-demokraticheskoy-i-edinoy-gruzii.html], 5 декабря 2013.

17 См.: Грузия On-line: Иванишвили считает успешной внешнюю политику новых властей [http://www.apsny. ge/2013/pol/1360110723.php], 5 декабря 2013.

Так, в Баку Б. Иванишвили говорил о нецелесообразности продолжения строительства железнодорожного проекта Баку — Тбилиси — Ахалкалаки — Карс, что было воспринято как недружественный шаг со стороны Тбилиси.

В Ереване Б. Иванишвили весьма лестно отозвался о комплементарной модели внешнеполитического курса, что вызвало критику со стороны парламентского меньшинства Армении.

Вполне возможно, что своими заявлениями Б. Иванишвили хотел продемонстрировать гипотетическую возможность изменения векторов внешней политики Грузии. Однако, с другой стороны, можно предположить, что таким образом он пытался «выторговывать» определенные уступки по ценам на азербайджанские энергоносители и подготовить почву для возможных переговоров с Россией.

Следует отметить, что внешнеполитические высказывания главы правительства Грузии подверглись резкой критике со стороны оппозиционной партии «Единое национальное движение» во главе с тогдашним президентом страны М. Саакашвили. Тем самым была поставлена под сомнение успешность взятого Грузией курса на европейскую интеграцию. 21 января на проходившей в Страсбурге зимней сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы экс-президент Грузии М. Саакашвили обрисовал внутриполитическую ситуацию в стране, сложившуюся после парламентских выборов18, и подчеркнул различие видения внешнеполитического курса Грузии нынешним и прежним правительствами.

Стратегия экс-президента и его команды по дискредитации нового правительства Грузии в глазах западных партнеров, а также безуспешность коабитации19 привели к тому, что уже с января 2013 года началась разработка документа, призванного зафиксировать прозападную направленность внешней политики страны. После жарких дебатов в начале февраля парламентское большинство предложило своим оппонентам из Единого национального движения организовать консультации и подписать межфракционное соглашение об определении внешней политики страны. Соглашение «О направлениях внешней политики Грузии» было единогласно принято парламентом страны (89 голосами «за») 7 марта 2013 года20.

Данный документ состоял из 19 пунктов, определивших национальные интересы и основные направления внешней политики Грузии. Третий пункт соглашения в очередной раз подчеркивал, что главным стратегическим приоритетом внешней политики страны является интеграция в европейские (ЕС) и евро-атлантические (НАТО) структуры. Для достижения этих целей Грузия должна была предпринять определенные шаги в сторону укрепления демократии, неукоснительного соблюдения прав человека, а также установления системы правления, основанной на верховенстве права.

Так же, как и в правительственной программе и Концепции национальной безопасности образца 2011 года, особый акцент в соглашении делался на взаимоотношениях с США, названных главным союзником Грузии (в 9-м пункте). Согласно документу, Грузия будет вести отношения с США в соответствии с положениями Хартии стратегического партнерства. Намерения продолжать политику прежних властей во взаимоотношениях с соседними странами нашли свое отражение в 14-м пункте соглашения. В нем отмечалось, что для Грузии важно углублять двусторонние экономические и политические отношения с Азербайджаном, Турцией и Арменией21.

18 См.: Голос Америки: Саакашвили в ПАСЕ: Россия должна освободиться от имперских амбиций [http://www. golos-ameriki.ru/content/saakashvili-pace-speech/1588220.html], 7 декабря 2013.

19 Происхождение термина связано с конституцией Пятой республики Франции и означает «сосуществование» и сотрудничество президента и премьер-министра, представляющих разные партии. В Грузии активно использовался для обозначения феномена «сосуществования» правительства «Грузинской мечты» и президента Саакашвили. — Ред.

20 См.: Наталия Смольникова: Полный текст резолюции «О направлениях внешней политики Грузии» [http:// www.newsgeorgia.ru/politics/20130308/215583721.html], 7 декабря 2013.

21 См.: Там же.

Исходя из необходимости обеспечить необратимое устойчивое экономическое развитие страны, документ предусматривал отказ Грузии от вступления в международные организации, устав которых противоречит вышеупомянутым приоритетам. Это положение однозначно исключало возможность вхождения Грузии в такие постсоветские объединения, как СНГ, ЕврАзЭС, Таможенный союз России, Беларуси и Казахстана, а также планируемый Евразийский экономический союз.

При этом 4-й пункт соглашения гласил, что европейский и евро-атлантический курс внешней политики Грузии служит в первую очередь устойчивому демократическому развитию и безопасности страны и ни в коем случае не направлен против какого-либо третьего государства. Этот пункт следует рассматривать в качестве основы для осуществления политики по налаживанию контактов с РФ.

Одновременно в 18-м пункте указывалось, что Грузия будет продолжать проводить последовательную внешнюю политику, направленную на обеспечение непоколебимости международного уважения своей территориальной целостности и суверенитета. «Грузия не может иметь дипломатических отношений или быть в военно-политическом или таможенном союзе с теми государствами, которые признают независимость Абхазии и Южной Осетии».

Вопроса взаимоотношений с РФ непосредственно коснулся 11-й пункт документа, в котором говорилось: «Грузия ведет диалог с Россией как с использованием международных механизмов в Женеве, так и в двустороннем формате. Целью этого диалога является урегулирование конфликта, установление добрососедских отношений и их развитие»22.

Анализируя поведение властей Грузии, их риторику и достаточно взвешенный подход к данной проблеме, можно сделать вывод, что на сегодня руководство страны изо всех сил пытается минимизировать риски, способные помешать попыткам налаживания отношений с РФ. Этот вопрос может быть поднят как в формате двусторонних переговоров Карасин — Абашидзе, так и на Женевских дискуссиях по вопросам безопасности и стабильности, ключевым вопросом которых остается проблема подписания договора о неприменении силы между конфликтующими сторонами (Абхазией, Южной Осетией, Россией и Грузией) с участием представителей США, ЕС, ООН и ОБСЕ.

При более детальном рассмотрении можно отметить, что российско-грузинские отношения развиваются и в форме двусторонних контактов, и в многостороннем формате. Так, важной инициативой, которая начала осуществляться новыми властями Грузии с октября 2012 года, было начало диалога с РФ и учреждение должности специального представителя премьер-министра страны по вопросам урегулирования отношений с Россией. По решению тогдашнего премьер-министра Б. Иванишвили от 1 ноября 2012 года на эту должность был назначен бывший посол Грузии в РФ (в 2000—2004 гг.) З. Абашидзе23. Российскую сторону должен был представлять заместитель главы МИД России Г. Карасин.

Согласно мнению Б. Иванишвили, Грузия, пойдя на этот диалог, «сделала первый шаг» на пути нормализации отношений с Россией. Вместе с тем он считает, что проблема восстановления дипломатических отношений с Россией будет решена, весьма вероятно, в более долгосрочной перспективе, так как Грузию категорически не устраивает позиция РФ по Абхазии и Южной Осетии24. Б. Иванишвили также подчеркнул, что формат Женевских дискуссий по вопросам безопасности и стабильности будет сохранен.

Таким образом, новые власти Грузии инициировали процесс российско-грузинского диалога, который позже стали называть «форматом Карасин — Абашидзе». Первая встреча

22 См.: Наталия Смольникова: Полный текст резолюции «О направлениях внешней политики Грузии».

23 См.: Новости — Грузия: Иванишвили назначил спецпредставителя по вопросам отношений с Россией [http:// www.newsgeorgia.ru/politics/20121101/215306407.html], 5 декабря 2013.

24 См.: Там же.

официальных представителей России и Грузии в рамках урегулирования двусторонних отношений состоялась 14 декабря 2012 года в Женеве. Однако, дабы отделить данный формат от Женевских дискуссий (к ним мы обратимся ниже), было решено, что последующие встречи будут проходить в Праге.

Подводя итоги пяти встреч, последняя из которых состоялась 21 ноября, можно отметить, что стороны сумели рассмотреть почти весь спектр вопросов торгово-экономического, культурного и гуманитарного сотрудничества.

По словам З. Абашидзе, в 2013 году формат российско-грузинских переговоров позволил выполнить повестку дня примерно на 80%, включая восстановление отношений в области торговли (возвращение на российский рынок грузинских сельхозпродуктов, минеральных вод и вин), транспорта (возобновление круглосуточного режима работы КПП «Верхний Ларс — Казбеги» в летний период) и гуманитарно-культурной сфере (рост числа совместных культурных, спортивных, научных, религиозных и других мероприятий, в том числе и участие грузинских спортсменов в сочинской Олимпиаде 2014 г.). Он также отметил, что в ближайшее время ожидается восстановление грузового автомобильного сообщения, но пока еще существует проблема, касающаяся выдачи виз грузинским водителям. Таким образом, грузинская сторона считает, что решение оставшихся 20% вопросов повестки дня связано с отменой визового режима между двумя странами25.

Подводя итоги состоявшихся встреч, МИД России отметил, что «царившая на них конструктивная и доброжелательная атмосфера позволяла успешно решать практические вопросы налаживания двустороннего диалога»26.

Продолжая визовую тему, отметим, что в середине июня президент России В. Путин в своем интервью англоязычному каналу «Russia Today» затронув тему отношений с Грузией, заявил, что Москва хочет в полном объеме восстановить отношения с официальным Тбилиси, а первым шагом к отмене виз станет сотрудничество правоохранительных органов обоих государств27. Насколько эффективно будет выполнена оставшаяся часть российско-грузинской повестки, покажет динамика переговоров, намеченных на 2014 год.

Вторым, более ранним форматом, обеспечивающим контакты между конфликтующими сторонами, являются Женевские дискуссии; выше уже отмечалось, что их ключевым вопросом остается проблема подписания договора о неприменении силы между Абхазией, Южной Осетией, Россией и Грузией с участием представителей США, ЕС, ООН и ОБСЕ.

Отметим, что Женевские дискуссии проводятся с октября 2008 года при посредничестве ЕС, ООН и ОБСЕ. В их рамках в двух рабочих группах ведутся параллельные переговоры по вопросам безопасности и гуманитарного сотрудничества.

Последний, 25-й раунд переговоров проводился 5—6 ноября 2013 года; четыре из них состоялись уже при новых властях страны, то есть в период 2012—2013 годов.

Анализируя и подводя итоги Женевских дискуссий, можно сделать вывод, что в рамках данного формата достигнуть какого-либо прогресса во взаимоотношениях вышеупомянутых стран пока не удалось, тем более что подписание сторонами конфликта соглашения о неприменении силы на данный момент невозможно.

Исходя из логики переговоров, на протяжении последних раундов продолжалась работа над проектом совместного заявления о неприменении силы, но, как отметила грузинская сто-

25 См.: Абашидзе и Карасин решили 80% проблем в отношениях РФ и Грузии // Росбалт, 14 ноября 2013 [http:// www.rosbalt.ru/exussr/2013/11/14/1199612.html], 5 декабря 2013.

26 Встреча Абашидзе и Карасина в Праге // Civil.ge, 22 ноября 2013 [http://www.civil.ge/rus/article.php?id=25442], 7 декабря 2013.

27 См.: Путин: РФ намерена в полном объеме восстановить отношения с Грузией // РИА Новости, 11 июня 2013 [http://ria.ru/politics/20130611/942850870.html], 7 декабря 2013.

рона, достижению прогресса помешали противоречия, связанные с несопоставимостью позиций их участников28.

Российская сторона, в свою очередь, обвиняет грузинскую в неконструктивности. Дело в том, что представителями Грузии было поставлено условие о включении в название совместного документа ссылки на необходимость российского заявления о неприменении силы29.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Кроме того, в ходе последних раундов Женевских дискуссий грузинская сторона в рамках рабочей группы по вопросам безопасности перманентно поднимала вопрос о возведении российскими военными ограждения из колючей проволоки у административной границы Южной Осетии, а также выкапывании рвов у административной границы Абхазии30. Несмотря на то что эти события произошли в 2009 году, в последние 5—6 месяцев они получили большой резонанс в грузинских СМИ; в результате и так не очень стабильные отношения страны с Россией еще более осложнились.

Глава МИД Грузии Майя Панджикидзе в ходе выступления на 20-м заседании Совета министров ОБСЕ 6 декабря 2013 года в Киеве призвала членов организации усилить «дипломатические попытки», чтобы убедить Россию взять на себя обязательство о неприменении силы31. Министр также отметила, что Грузия в одностороннем порядке дала обещание о неприменении силы еще в ноябре 2010 года и с тех пор призывает РФ последовать ее примеру. Однако, как отмечает Майя Панджикидзе, Россия отказывается взять на себя обязательства о неприменении силы, аргументируя это тем, что не является стороной грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликтов. «К сожалению, на фоне восстановленных экономических и культурных отношений Россия еще более усилила свои незаконные действия. Параллельно нашему диалогу Москва продолжает возведение колючей проволоки, ограждений и других искусственных барьеров в Цхинвальском и Абхазском регионах Грузии, которые разделают людей, семьи и общины», — заявила Майя Панджикидзе.

Отвечая свей грузинской коллеге, глава МИД РФ С. Лавров отметил, что для развития отношений между выстраивающими прагматический диалог Грузией и Россией нет никаких преград как в экономике, торговле и энергетике, так и в гуманитарной и культурной сферах. «Но если мы хотим полностью нормализовать отношения, я не могу предложить ничего иного, как необходимость признать реалии, которые сложились в этом регионе», — говорилось в заявлении главы МИД РФ32.

Данные заявления, сделанные в преддверии очередного 26-го раунда Женевских дискуссий, состоявшегося 17—18 декабря 2013 года, свидетельствуют о неразрешенности политических вопросов, стоящих на повестке дня грузино-российского диалога, а также о диаметральной противоположности подхода сторон к преодолению этой проблемы.

После недавних президентских выборов в Грузии, на которых уверенную победу одержал кандидат от правящей коалиции «Грузинская мечта» Г. Маргвелашвили, новое правительство, возглавляемое экс-главой МВД страны И. Гарибашвили, заявило о намерении придерживаться намеченных правительством Б. Иванишвили внешнеполитической линии и программы «Для сильной, демократической, единой Грузии». Анализ деятельности нового правительства Грузии показывает, что смена премьер-министра никоим образом не повлияла на внешнепо-

28 24-й раунд Женевских переговоров // Civil.ge, 29 июня 2013 [http://www.tivil.ge/ms/_print.php?id=24953], 7 декабря 2013.

29 См.: Новости — Грузия: РФ придает особое значение новому раунду Женевских дискуссий — МИД [http:// newsgeorgia.ru/russia/20131031/216042019.html], 7 декабря 2013.

30 См.: Новости — Грузия: Иванишвили связывает установку ограждений у «границы» с Абхазией и ЮО с Олимпиадой в Сочи [http://newsgeorgia.ru/politics/20130925/215911429.html], 7 декабря 2013.

31 Выступление главы МИД Грузии на заседании Совета министров ОБСЕ // Civil.ge, 6 декабря 2013 [http:// www.civil.ge/rus/article.php?id=25491], 7 декабря 2013.

32 См.: Там же.

литические приоритеты, в числе которых, помимо европейского вектора развития, фигурирует обеспечение территориальной целостности страны.

Достаточно позитивным было и заявление нового советника президента Грузии по внешней политике В. Мачавариани: «Мы надеемся, что в Женеве есть потенциал активизировать конкретные темы, и в то же время очень важно, чтобы формат Абашидзе — Карасин принял более широкий характер, была возможность работать над той дипломатической частью, которая касается экономики, финансов, инвестиций и т.д.»33.

Вместо заключения

Рассмотрев основные векторы внешней политики Грузии, существовавшие с 2003 года, в заключительной части статьи мы хотели бы обратиться к тому из них, который оставался неизменным на протяжении последних десяти лет; речь идет о процессе интеграции страны с ЕС. К настоящему времени уже накопилось достаточно много исследований и публикаций по данной тематике.

Отметим, что уже 22 июля 2013 года (при новом правительстве Грузии) были подведены итоги очередного раунда переговоров в рамках Ассоциации Грузия — ЕС. Из Брюсселя была получена информация, что переговоры по Договору о глубоком и всеобъемлющем свободном торговом пространстве (далее — DCFTA34), являющемся частью Соглашения об ассоциации с ЕС, «успешно завершились». В заявлении Еврокомиссии отмечалось: «Свободное торговое пространство, переговоры по которому проходили на протяжении 17 месяцев в семи раундах, предоставят возможность Грузии проще доставлять свои товары и услуги на рынки ЕС... Ожидается, что подписание соглашения будет способствовать формированию открытой, стабильной и прогнозируемой среды, что повысит поток прямых инвестиций из Европы»35.

«Завершение по существу» переговоров по Соглашению об ассоциации между Грузией и ЕС приветствовали Верховный представитель ЕС по иностранным делам и вопросам безопасности К. Эштон и еврокомиссар по вопросам расширения ЕС и европейской политике соседства Ш. Фюле36.

В рамках проходившего в Вильнюсе 29 ноября 2013 года саммита «Восточное партнерство» глава грузинского МИД Майя Панджикидзе и Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике в сфере безопасности К. Эштон официально парафировали Соглашение об ассоциации Грузии с ЕС37; это стало самым знаменательным событием во внешнеполитической жизни страны за последние годы. В тот же день министр экономики Грузии Г. Квирикашвили и еврокомиссар по торговле Карел де Гюхт подписали ту часть документа, в которой шла речь о всеобъемлющей зоне свободной торговли.

Далее предстоят достаточно кропотливый процесс согласования данного соглашения со странами ЕС и его подписание, что грузинская сторона намеревается осуществить уже в 2014 году. Вступив в силу, этот документ заменит действующее соглашение 1996 года «О партнерстве и сотрудничестве» и создаст новую правовую основу взаимосвязей Грузии и ЕС.

33 Вано Мачавариани: Формат переговоров Абашидзе — Карасин по нормализации российско-грузинских отношений должен быть расширен [http://www.pirweli.com.ge/rus/?menuid=8&id=8635], 7 декабря 2013.

34 Напомним, что переговоры между Грузией и ЕС по DCFTA были начаты в феврале 2012 года.

35 ЕС и Грузия завершили переговоры по Договору о свободной торговле // Civil.ge, 22 июля 2013 [http://civil. ge/rus/article.php?id=25033], 7 декабря 2013.

36 См.: ЕС приветствует «завершение по существу» переговоров с Грузией по Соглашению об ассоциации // Civil.ge, 25 июля 2013 [http://civil.ge/rus/article.php?id=25041], 7 декабря 2013.

37 См.: Голос Америки: Грузия парафировала соглашение с Евросоюзом [http://www.golos-ameriki.ru/content/ georgia-vilnius/1800445.html], 7 декабря 2013.

По словам нового президента Грузии Г. Маргвелашвили, парафирование и дальнейшее подписание ассоциированного соглашения с ЕС — «это то, за что боролось не одно поколение грузин». «Сегодня мы сделали шаг, который определяет наше будущее как члена семьи европейских стран», — заявил он 29 ноября38.

Возвращаясь к самому документу, отметим, что он состоит из 1 000 страниц39; условно его можно разделить на три части: политическое сотрудничество, отраслевое сотрудничество и углубленное и всеобъемлющее соглашение о свободной торговле (DCFTA)40.

Первая часть соглашения — политическая; она открывает сотрудничество по следующим направлениям: защита и укрепление общеевропейских ценностей; верховенство права, демократия и права человека; уважение принципов международного права, суверенитета и территориальной целостности в рамках международно признанных границ; содействие мирному урегулированию конфликтов; углубление политического диалога и сотрудничества по внутригосударственным реформам; региональная стабильность; нераспространение оружия массового поражения; борьба с организованной преступностью, отмыванием денег, коррупцией, торговлей наркотиками и др.

Вторая часть, касающаяся отраслевой политики, включает модернизацию всех сфер и внедрение европейских стандартов в транспорте, энергетике, сельском хозяйстве, туризме, здравоохранении и на других направлениях.

Кроме того, предполагается создание углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли между Грузией и Евросоюзом (DCFTA), что устранит тарифные барьеры и позволит урегулировать широкий круг вопросов, касающихся, в частности, продовольственной безопасности, политики конкуренции, защиты интеллектуальной собственности и таможенных проблем.

Тем не менее остается констатировать, что даже после смены власти по итогам выборов европейский вектор остался основным и неизменным направлением во внешней политике Грузии, а процесс подготовки к подписанию Ассоциативного соглашения с ЕС — основной целью нового руководства страны. Время покажет, насколько последовательны будут новые власти Грузии в деле углубления интеграции с ЕС. Но на сегодняшний день у правительства страны есть карт-бланш на продвижение в данном направлении, поскольку его деятельность поддерживается как парламентской оппозицией, так и большей частью населения страны.

38 Голос Америки: Грузия парафировала соглашение с Евросоюзом.

39 См.: EU-Georgia Association Agreement [http://eeas.europa.eu/georgia/assoagreement/assoagreement-2013_en. htm], 7 December 2013.

40 См.: Грузия на пороге ассоциации с ЕС, независимые эксперты предостерегают // РИА Новости [http://ria.ru/ world/20131128/980200098.html]#13865075584993&message=resize&relto=register&action=addClass&value=registrati on], 7 декабря 2013.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.