Научная статья на тему 'Вместилища чувств: соматические метафоры в русском и английском языках'

Вместилища чувств: соматические метафоры в русском и английском языках Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
1211
460
Поделиться
Ключевые слова
ГОЛОВА/HEAD / СЕРДЦЕ/HEART / СОМАТИЧЕСКИЕ МЕТАФОРЫ / ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Преснякова Н. А.

Рассматриваются наименования отдельных частей тела как вместилища чувств (эмоций). Автор останавливается на двух важнейших в этом плане рядах метафор с опорным словом голова/head и сердце/heart. Фразеологические единицы русского и английского языков проанализированы с точки зрения символизации или определенных человеческих эмоций.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Преснякова Н. А.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Вместилища чувств: соматические метафоры в русском и английском языках»

УДК 811.111

Н.А.Преснякова

ВМЕСТИЛИЩА ЧУВСТВ: СОМАТИЧЕСКИЕ МЕТАФОРЫ В РУССКОМ И АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКАХ

Псковский филиал Санкт-Петербургского государственного университета сервиса и экономики

Parts of the body are viewed as receptacles of feelings (emotions). The author studies two most important metaphors with a prop words a head / голова and a heart / сердце. Phraseological units of the Russian and English languages are analysed in terms of symbolization or some human emotions.

Ключевые слова: голова/head, сердце/heart, соматические метафоры, фразеологические единицы

Соматизмы — названия частей человеческого тела (от греч. «сома» — тело) давно изучаются лингвистами в разных аспектах. Особый аспект их исследовании состоит в выявлении их возможностей в метафорическом обозначении эмоций. Материал английского и русского языков показывает, что некоторые соматизмы в выражениях с семантикой эмоций выступают как локализаторы: в душе покоя нет, в голове неразбериха, мороз по спине дерет, hump one’s back — ‘разозлиться, рассердиться’ (локализа-тор эмоций — спина); make smb ’s brain reel — ‘поразить, изумить, ошеломить кого-л. (локализатор — мозг)’; rub(scratch) the elbow — ‘радоваться’ (локализатор — локоть). Эти факты приводят к мысли, что в языковой картине мира разных народов некоторым частям тела отводится роль вместилища чувств. Результаты сопоставления названных языков в этом отношении излагаются в этой работе. При этом мы остановимся на двух соматизмах — сердце / heart и голова / head, которым в языковой картине мира отводится роль вместилищ разных чувств.

Материалом исследования послужили данные картотеки, составленной на основе ряда авторитетных русских и английских словарей и справочников [1-10], а также электронные базы данных — British National Corpus [11] и «Национального корпуса русского языка» [12], содержащие каждый более 100 миллионов примеров употреблений слов в устной и письменной речи разных стилей всех возрастов и социальных слоев.

Показатели выборки, которая насчитывает 600 фразеологизмов: 295 английских и 305 русских, свидетельствуют о том, что наиболее частотными соматическими компонентами являются «голова» (22 единицы в английском языке, 23 — в русском) и «сердце» (86 — в английском, 64 — в русском).

Названия частей тела имеют символическое значение в разных культурах с древнейших времен.

Сердце — символ во многих культурах. В русской культуре это место локализации эмоций. Интересно, что в китайской наивной картине мира эмоции локализуются в почках, в африканской — в печени и в носу, во французской — в селезенке [13]. Участвуя в выражении различных эмоций, лексема сердце объединяется с различными предикатами в метафорическом значении: сердце бьется, поет, закипает, сжимается, рвется, дрожит, пышет, загорается, сплющивается, замирает, отцветает, цепенеет, разрывается, заходится, сжимается, закатывается и т. д. [14].

Сердце как символ в русском языке явление более многоплановое, чем в английском: это не только средоточие чувств, желаний и настроений человека, но и центр интуиции, центр не только сознания, но и бессознательного, не только души, но и тела, центр греховности и святости, центр мышления и воли, т. е. центр всего человеческого.

Сердце является центром сосредоточения большого спектра эмоций: «радость» — сердце (душа) радуется, с легким сердцем (с легкой душой); «гнев» — держать сердце на кого-л, срывать сердце, с сердцем; «страх» — с упавшим сердцем, сердце дрогнуло; «спокойствие» — отлегло (отошло) от сердца, с легким сердцем; «страдание» — сердце кровью обливается, сердце (душа) надрывается (разрывается (на части)); «беспокойство» — принимать близко к сердцу, брать (хватать) за сердце и т. д.

Данный соматизм в составе фразеологизмов широко употребляется в классической и современной русской литературе. Например, Э.Г.Казакевич в повести «Звезда» пишет: «И думаю я про вас, товарищ лейтенант Травкин, и про товарищей моих в моем взводе, вспоминаю наши боевые дела, а главное — мучения ваши и как вы бьетесь за нашу великую родину, и сердце обливается кровью [12].

В русском языке слова сердце и душа часто используются как взаимозаменяемые, потому что душа воспринимается русскими как внутренний психический мир человека, в котором локализуются его переживания, чувства, настроения. Душа и сердце — «органы», ответственные за психические состояния человека, а духовность и сердечность — основополагающие черты русской нации. Отсюда и фразеологизмы войти в сердце (душу), скребет на сердце (на душе), не по сердцу (по душе), сердце (душа) не на месте, кошки скребут на сердце (душе), сердце (душа) уходит (ушла) в пятки и др. Яркой иллюстрацией данного факта является следующий пример: Ф.М.Достоевский в «Бесах» употребляет соматизм «сердце»: «Я ей простил ее хохот, потому что у ней у самой скребет на сердце», а А.С.Макаренко в «Педагогической поэме» употребляет в том же значении лексему «душа»: «Когда скребет на душе» таких, как Белухин, жить еще можно» [12].

С.Г.Тер-Минасова [15] отмечает, что огромное количество фразеологизмов со словом душа крайне редко имеет в английском переводе soul в качестве эквивалента. В нашей выборке имеется только одно соответствие открыть душу — to unbosom one’s soul, в

остальных случаях в английском языке либо имеются аналоги русским фразеологизмам с компонентом heart, либо эти фразеологизмы являются безэквивалентными.

В английской картине мира heart обозначает средоточие эмоций и символизирует чувства, переживания, настроения: cheer (delight, gladden, rejoice, warm) the cockles of one’s heart — ‘радовать сердце, радовать кого-л.’ (эмоция «радость»); lie (heavy) at smb’s heart — ‘тяготить душу’ (эмоция «беспокойство»); set one’s heart at rest — ‘ успокоиться, перестать волноваться, беспокоиться’ (эмоция «спокойствие»). Английские писатели активно используют эту лексему. Так, Эмили Бронте в книге «Джейн Эйр» передает с ее помощью эмоцию «страдание»: «I know he's doing God's work, but it will break my heart to see him leave!; and she broke down in tears»; а Чарльз Диккенс в романе «Оливер Твист» выражает испуг главного героя, употребив данную лексему следующим образом: «... when he showed his nose in a shop? They talked about the beadle — which brought Oliver’s heart into his mouth...» [11].

Объединяясь с разными предикатами, лексема heart образует метафоры с разными значениями, понятные каждому носителю языка, каждой языковой личности. По утверждению В.А.Масловой, этот факт определяется тем, что в основе таких метафорических переносов лежат архетипы и мифологемы, которые регулируют метафорические употребления [16]. Так, например, мифологема «чувства = жидкость» взята из библейской мифологии, она порождает образ чаши из которой пьет человек, переживая чувства: it makes the heart bleed — ‘сердце кровью обливается’, in the fullness of one’s heart — ‘от полноты чувств’, сердце кровью обливается — ‘невыносимо тяжело от душевной боли’.

Сердце — «орган» любовной привязанности: отдавать сердце, завоевать сердце, follow the dictates of one’s heart — ‘испытывать сердечное влечение’, win smb’s heart — ‘добиться чьей-л. любви’. Сердце символизирует искренность: от всего сердца, с открытым сердцем, with all one’s heart — ‘всем сердцем, искренне’. С сердцем связывают понятия совести, доброты: отлегло от сердца, a kind heart — ‘доброе сердце, мягкосердечие’, my heart smote me — ‘испытывать угрызения совести’. Сердце олицетворяет «центральную» мудрость, мудрость чувства в противовес рассудочной мудрости головы. Оба способа разумны, но сердце — это еще и сострадание: one’s heart goes out to — ‘от души сочувствовать кому-л.’, one’s heart warms towards her — ‘кто-л. от души сочувствует ей’.

Голова в современном представлении — центр переработки информации. В понимании древнего человека все, что связано с головой, соотносилось с небом и его главными объектами — солнцем, луной, звездами. Мифологема головы — «солнца» легла в основу таких фразеологических единиц, как голова идет кругом, голова горит, голова закружилась. Следует отметить, что основная масса русских фразеологизмов с компонентом голова почти утратила связь с данными мифологемами.

Наше исследование показало, что «голова» в русском языке обозначает эмоции «беспокойство»,

«отчаяние»: брать в голову - ‘беспокоиться’, вешать голову — ‘приходить в уныние, отчаяние’, голова болит — ‘кто-л. волнуется, беспокоится’, хвататься за голову — ‘приходить в ужас, отчаяние’; «раздражение»: морочить/заморочить голову, голова горит, бросаться/броситься в голову; «угроза»: сорвать голову, не сносить головы; «любовь»: кружить голову, терять голову и др. Писатели используют данный соматизм для передачи разных чувств и эмоций. В качестве примера можно привести выражение из книги Галины Щербаковой «Армия любовников»: «Черным по белому было написано, что некий немолодой и вдовый, как бы из маркизов, обеспеченный так, чтоб не брать в голову проблему мыла, свечей и керосина, жаждет любви славянки-блондинки без детей, не выше сорока пяти лет». Эдвард Радзинский в книге «Княжна Тараканова» пишет: «О, вы, французы, умеете терять голову не теряя!». А.Ф.Писемский в романе «Взбаламученное море» так передает «отчаяние»: «Он поутру прямо и проворно прошел в галерею; в двух комнатах останавливался перед каждою картиной, справляясь с каталогом, делал глубокомысленную мину, записывал у себя что-то такое в книжке; в третьей начал он хвататься за голову; с каталогом уж более не справлялся, и наконец следующие комнаты прошел совершенно быстро и сел против Мадонн» [12].

В английском языке эти эмоции также имеют отражение во фразеологизмах с данным компонентом: bother (trouble)one’s head about (over) smb — ‘ тревожиться, беспокоиться, волноваться о ком-л’; hang (down) one’s head — ‘приходить в уныние, отчаяние’; draw (anger, scorn) upon one’s head — ‘вызвать чьей-л. гнев, заслужить чье-л. презрение’.

Среди аналогов русских фразеологизмов, содержащих компонент «голова», обозначающих эмоцию «спокойствие», в английском языке встречается компонент «мозги»: не брать в голову — ‘сохранять спокойствие’, have one’s brain on ice — ‘сохранять ледяное спокойствие’.

В английском языке соматизм «голова» в ряде случаев обозначает эмоцию «любовь», что свидетельствует о том, что для англичан голова — не только средоточие рассудка, но и «аналог сердца», т. е. выступает и в качестве вместилища души, средоточия чувств: be head and (over) ears (be over head and ears) (in love) — ‘быть по уши влюбленным’; head over heels (over head and heels) in love — ‘по уши влюбиться’, turn one’s head — ‘вскружить голову’. Ноэла Барбер в книге «Другая сторона рая» пишет: «It wasn’t just the usual liaison: the two of them fell head over heels in love» [11]. В русском языке этот соматизм тоже способен передавать «любовь», но количество соответствующих фразеологизмов существенно меньше.

Итак, проведенное исследование подтверждает, что закрепление за определенным органом (сома-тизмом) роли вместилища эмоций является одной из особенностей языковой картины мира. Рассмотрение символической ценности названий частей тела для носителей обоих языков позволило раскрыть некоторые особенности культуры народов, выявить куль-

турную информацию, закодированную в компонентах фразеологизмов. Компоненты сердце / heart и голова / head имеют сходное значение в обоих языках, что объясняется универсальностью данных слов-символов, общностью ассоциативно-образного мышления и наличием общих логико-фразеологических идей у носителей английского и русского языков. Однако прослеживается и национально-культурное своеобразие употребления данных соматизмов в сфере выражения эмоций.

1. Алефиренко Н.Ф., Золотых Л.Г. Фразеологический словарь: Культурно-познавательное пространство русской идиоматики. М.: ЭЛПИС, 2008. 472 с.

2. Большой англо-русский фразеологический словарь: Ок. 20 000 фразеолог. ед. / А.В.Кунин. 6-е изд., исправл. М.: Живой язык, 2005. 944 с.

3. Лубенская С. И. Русско-английский фразеологический словарь. М.: Языки русской культуры, 1997. 1056 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Словарь образных выражений русского языка / Т.С. Аристова, М.Л.Ковшова, Е.А.Рысаева и др. / Под ред. В.Н.Телия. М.: Отечество, 1995. 368 с.

5. Словарь современных английских идиом / Сост. Т.Г.Солом-ник. СПб.: Золотой век, 2003. 416 с.

6. Фразеологизмы в русской речи: Словарь-справочник / Сост. Н.В.Баско. М.: Флинта: Наука, 2002. 272 с.

7. Фразеологический словарь русского языка / Сост. Л.А.Войнова и др.; Под ред. и с послесл. А.И.Молоткова. 7-е изд., испр. М.: Астрель: АСТ, 2006. 524, [4] с.

8. Яранцев Р. И. Словарь-справочник по русской фразеологии: Ок. 800 фразеологизмов. М.: Рус. яз., 1981. 304 с.

9. Addison Wesley. Longman Idioms Dictionary. England: Longman Limited, 1998. 398 p.

10. Ammer Christine. The American Heritage dictionary of idioms. USA, Boston: Forbes Inc., 1997. 1197 р.

11. http://www. natcorp.ox.ac.uk

12. http://www.ruscorpora.ru

13. Маслова В.А. Лингвокультурология: Учеб. пособие для вузов. 3-е изд., испр. М.: Академия, 2007. С.138.

14. Там же.

15. Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация. М.: Слово, 2000. С.167.

16. Маслова В. А. Указ. соч. С. 138.