Научная статья на тему 'Влияние позитивных психологических интервенций на субъективное благополучие подростков'

Влияние позитивных психологических интервенций на субъективное благополучие подростков Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
748
176
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПОЗИТИВНАЯ ПСИХОЛОГИЯ / POSITIVE PSYCHOLOGY / ПОЗИТИВНЫЕ ИНТЕРВЕНЦИИ / POSITIVE INTERVENTIONS / СУБЪЕКТИВНОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ / WELL-BEING / ПОЗИТИВНЫЕ ЭМОЦИИ / POSITIVE EMOTIONS / УДОВЛЕТВОРЕННОСТЬ ЖИЗНЬЮ / LIFE SATISFACTION / ПСИХОЛОГИЯ ОБРАЗОВАНИЯ / EDUCATIONAL PSYCHOLOGY / ПОЗИТИВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ / POSITIVE EDUCATION / ЧЕРТЫ ХАРАКТЕРА / РАЗВИТИЕ ХАРАКТЕРА / СЧАСТЬЕ / HAPPINESS / CHARACTER STRENGTHS / CHARACTER EDUCATION

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Зеликсон Денис Игоревич

В статье выявляется влияние позитивных психологических интервенций (ППИ) на субъективное благополучие подростков (N = 13). Автор анализирует зарубежный опыт применения интервенций в школьной ситуации, основанных на позитивных чертах характера (силах личности), а также изменения в субъективном благополучии старших школьников в результате применения такого инструмента психологического вмешательства. В качестве интервенций используется собственная методика автора, основанная на зарубежном опыте прикладного применения позитивной психологии в рамках программы Strengths Gym. Существенными отличиями авторской методики являются ее формат, который дополняется упражнениями на отработку навыка применения черты характера, а также продолжительность курса, который ограничивается четырьмя занятиями по 45 мин. каждое. Наряду с этим, в качестве индикаторов субъективного благополучия используются зарубежные опросники, впервые адаптированные к русскоязычной выборке, состоящей из старших школьников. Полученные результаты свидетельствуют о статистически значимом положительном влиянии авторской методики ППИ на показатель соотношения позитивных и негативных эмоций, являющийся одной из основных мишеней для любых интервенций, разработанных в рамках позитивной психологии. Применение интервенций, основанных на позитивных чертах характера, впервые проводится в рамках отечественного исследования, а полученные результаты хорошо согласуются с данными зарубежных экспериментов. Работа показывает потенциал применения ППИ в школьной ситуации в рамках краткосрочных тренингов, которые направлены на повышение субъективного благополучия подростков. Одной из перспектив будущих исследований является попытка установить факторы, за счет которых происходит изменение субъективного благополучия подростков в результате применения ППИ.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по психологическим наукам , автор научной работы — Зеликсон Денис Игоревич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Influence of Positive Psychological Interventions on Adolescents'' Well-Being

The article finds out the influence of positive psychological interventions (PPI) on adolescents' well-being (N = 13). Author explores the foreign experience of fulfillment of strength-based interventions in schools and various changes in well-being of school students as the result of such fulfillment. The course of interventions is made by the author based on the Strengths Gym program. The main features of the course are: the group exercises which aim to apply the use of strength, and the format of session, which is 45 min. each of 4-ssession course. Moreover, some of well-being self-reports are adopted for the Russian-speaking adolescents for the first time. The results show that the PPI have a significant positive influence on positivity ratio of emotions, which is the main target of any similar interventions made within positive psychology. The fulfillment of strength-based intervention is made for the first time in the Russian scientific research and the results are consisted with foreign experiments. The article shows a utility of such short-course PPI in schools in order to enhance adolescents' well-being. One of the possible goals of a future research is to find out factors of such positive changes of adolescents' well-being.

Текст научной работы на тему «Влияние позитивных психологических интервенций на субъективное благополучие подростков»

УДК 159.9.072.43

ВЛИЯНИЕ ПОЗИТИВНЫХ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ИНТЕРВЕНЦИЙ НА СУБЪЕКТИВНОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ ПОДРОСТКОВ

Зеликсон Денис Игоревич

В статье выявляется влияние позитивных психологических интервенций (ППИ) на субъективное благополучие подростков (N = 13). Автор анализирует зарубежный опыт применения интервенций в школьной ситуации, основанных на позитивных чертах характера (силах личности), а также изменения в субъективном благополучии старших школьников в результате применения такого инструмента психологического вмешательства. В качестве интервенций используется собственная методика автора, основанная на зарубежном опыте прикладного применения позитивной психологии в рамках программы Strengths Gym.

Существенными отличиями авторской методики являются ее формат, который дополняется упражнениями на отработку навыка применения черты характера, а также продолжительность курса, который ограничивается четырьмя занятиями по 45 мин. каждое. Наряду с этим, в качестве индикаторов субъективного благополучия используются зарубежные опросники, впервые адаптированные к русскоязычной выборке, состоящей из старших школьников. Полученные результаты свидетельствуют о статистически значимом положительном влиянии авторской методики ППИ на показатель соотношения позитивных и негативных эмоций, являющийся одной из основных мишеней для любых интервенций, разработанных в рамках позитивной психологии. Применение интервенций, основанных на позитивных чертах характера, впервые проводится в рамках отечественного исследования, а полученные результаты хорошо согласуются с данными зарубежных экспериментов.

Работа показывает потенциал применения ППИ в школьной ситуации в рамках краткосрочных тренингов, которые направлены на повышение субъективного благополучия подростков. Одной из перспектив будущих исследований является попытка установить факторы, за счет которых происходит изменение субъективного благополучия подростков в результате применения ППИ.

Ключевые слова: позитивная психология, позитивные интервенции, субъективное благополучие, позитивные эмоции, удовлетворенность жизнью, психология образования, позитивное образование, черты характера, развитие характера, счастье.

Позитивная психология в качестве одного из направлений психологической науки в течение последних десяти лет активно интегрируется в образовательную сферу. Субъективное благополучие, гедонистическая модель которого состоит из позитивных и негативных эмоций, а также удовлетворенности жизнью [8], оказывается в фокусе внимания школьной программы наряду с традиционными академическими навыками [18, 20, 21]. В школьном контексте субъективное благополучие не только выполняет традиционные функции психического ресурса для развития человека и буфера против появления психологических патологий [2], но и способствует повышению школьной успеваемости [11, 19].

Формирование новых целей в рамках образовательной программы предопределило поиск средств их достижения, которые были также заимствованы из позитивной психологии. В школьную программу были интегрированы позитивные психологические интервенции, представляющие собой терапевтический метод, направленный на развитие позитивных эмоций, поведения и мышления. Существующие мета-анализы показывают эффективность влияния различных ППИ на субъективное благополучие, как у взрослых, так и у детей [4, 17].

Одними из наиболее распространенных интервенций, используемых в школах, являются ППИ, основанные на позитивных чертах характера (сильных сторонах личности). В большинстве случаев в их основе лежит классификация К. Питерсона и М. Селигмана, состоящая из 24 черт, разделенных на шесть добродетелей (virtues): мудрость и познание, смелость, гуманность, социальность, умеренность, а также духовность [13]. В общем виде под позитивными чертами характера понимаются врожденные качества, которые возникают естественным образом, ощущаются аутентичными и используются благодаря внутренней мотивации человека [5]. Опросники, позволяющие определить выраженность конкретных позитивных черт характера у человека (Values In Action), были неоднократно апробированы в различных странах, в том числе и в России [1].

Классический формат применения таких интервенций в рамках школьной программы предусматривает рефлексивный диалог о позитивных чертах характера в течение урока (45-60 мин.). Такие ППИ оказались эффективным средством повышения уровня субъективного благополучия и школьной успеваемости в зарубежных школах [12, 15]. При этом интервенции влияют на позитивные эмоции, увеличивая их количество или повышая соотношение позитивных и негативных эмоций.

Один из форматов внедрения позитивной психологии в программу школьного образования предусматривает проведение отдельных занятий по изучению позитивных черт характера. Так, в проведенных за рубежом

исследованиях интервенции проводились один раз в неделю в течение 24 недель [14]. Необходимо отметить, что в отечественной практике применение интервенций в школьной ситуации не проводилось.

Вместе с тем возникает вопрос о применимости ППИ в рамках школьной программы, отличающихся краткосрочностью, но более высокой интенсивностью проработки материала. Последнее обеспечивается за счет формата тренинговой работы, предусматривающей не только рефлексивный диалог, но и отработку навыков применения черт в парах и группах, а также методики, заимствованные из арт-терапии.

В связи с этим, основной целью данной работы является попытка выявить потенциальный эффект интервенций, адаптированных к российским условиям и проводимых в тренинговом формате. Основная гипотеза исследования представляет собой предположение о том, что такие краткосрочные ППИ, основанные на развитии позитивных черт характера, положительно влияют на субъективное благополучие старших школьников.

В экспериментальном исследовании с целью проверки основной гипотезы работы приняли участие учащиеся 6-ого класса средней общеобразовательной школы в г. Москве. В качестве ППИ, основанных на развитии позитивных черт характера, были выбраны пять черт: гибкость мышления, причастность к общему делу, благодарность, социальный интеллект и самоконтроль [6, 9]. Основой для формирования курса интервенций выступила программа Strengths Gym [14]. Каждая сессия была посвящена одной отдельной черте характера и состояла из трех частей.

Первая часть сессии представляла собой описание черты, ее значения, а также цитаты известных личностей относительно моральной значимости черты характера. Процедура проводилась с помощью презентации, которая показывалась на экране, в течение 5-7 минут.

Вторая часть состояла из рефлексивного диалога относительно представленного материала в течение 5-10 минут. Данная часть является основной при применении подобных интервенций за границей.

Третья часть включала в себя ряд упражнений на развитие черты характера как навыка, в парах, тройках или группах, а также элементы арт-терапии и арт-диагностики («несуществующее животное» и т. д.). Эта часть была основной и на нее отводилось 25-30 минут времени.

Диагностика проводилась в начале первой сессии, а повторные замеры в начале последней. Таким образом, интервенции представляли собой четыре сессии по 45 минут каждая и прошли в 10-дневный период. Черта характера «причастность к общему делу» не вошла в исследование.

В первоначальной диагностике приняли участие 27 детей. Полностью опросники заполнили 17 школьников. В повторной диагностике участвовали

25 детей. Полностью опросники заполнили 22 школьника. Первоначальную и повторную диагностику полностью прошли 13 детей, средний возраст -12,1 года, 2 мальчика и 11 девочек. Все дети были без ОВЗ.

В качестве диагностики субъективного благополучия использовалось два опросника: модифицированная версия опросника «Дифференцированная шкала эмоций» [10] и «Короткий многофакторный опросник удовлетворенности жизнью школьника» (Brief Multidimensional Students' Life Satisfaction Scale) [16].

В модифицированном виде опросник «Дифференцированная шкала эмоций» представляет собой набор из 10 позитивных («довольный» и т. д.) и 10 негативных («раздраженный» и т. д.) эмоциональных состояний. Респондентам предлагается отметить, испытывали ли они эти состояния в течение предыдущего дня. В отличие от оригинальной версии опросника, в данном исследовании респонденты не указывали интенсивность эмоций, а лишь отмечали, испытывали ли они или не испытывали («Да» или «Нет») подобное эмоциональное состояние. Дескрипторы эмоций были заимствованы из адаптированного Е. Н. Осиным опросника «Шкала позитивного аффекта и негативного аффекта» [3]. Соотношение позитивных и негативных эмоций определялось с помощью деления количества позитивных эмоций на количество негативных.

«Короткий многофакторный опросник удовлетворенности жизнью школьника» представляет собой шесть утверждений, касающихся шести факторов: семья, друзья, школа, собственное Я, место жительства и общая оценка удовлетворенности жизнью (например, «Я могу описать мои отношения с семьей и близкими как...»). Ответы на утверждения даются по 7-балльной шкале Лайкерта от «полностью неудовлетворительные» до «полностью удовлетворительные».

Данные опросников обрабатывались в статистическом пакете SPSS 22.0.

В результате диагностики были получены следующие пары данных «до» и «после»: удовлетворенность жизнью, позитивные эмоции, негативные эмоции, соотношение позитивных и негативных эмоций. Проверка надежности двух опросников с помощью критерия Альфа Кронбаха показала возможность применения данных видов диагностики с русскоязычной выборкой. Так, модифицированный опросник «Дифференцированная шкала эмоций» показал критерий Альфа Кронбаха 0,639 (0,681 для шкалы позитивных эмоций и 0,645 для шкалы негативных эмоций). Опросник «Короткий многофакторный опросник удовлетворенности жизнью школьника» показал по тому же критерию 0,767.

Корреляции между двумя опросниками оказались сопоставимы с полученными ранее зарубежными исследованиями [7]. Значимая взаимосвязь

была выявлена между ключевыми показателями удовлетворенности жизнью и соотношением позитивных и негативных эмоций в первоначальной диагностике (0,658 при а < 0,05).

Применение интервенций повлияло на разницу между показателями соотношения позитивных и негативных эмоций «до» и «после». Так, у девяти школьников были положительные улучшения, у двоих изменений не было, и двое детей показали отрицательные изменения. Проверка основной гипотезы проводилась с помощью парного критерия 1:-Стьюдента (2.423, а < 0,05) и критерия парных знаковых рангов Уилкоксона (2,045 при а < 0,05).

Таблица 1.

Парный критерий ^Стьюдента и критерий парных знаковых рангов Уилкоксона

t-Стьюдента Критерий Уилкоксона

Соотношение позитивных и негативных эмоций «после» и «до» 2,423 2,045

Значимость 0,032 0,041

При этом статистически значимых изменений в показателе удовлетворенности жизнью зафиксировано не было. Отсутствие изменений в когнитивной оценке различных аспектов жизни обосновывается фактором устойчивости данного показателя в краткосрочной перспективе. В связи с этим полученные результаты согласуются с результатами рассмотренных выше зарубежных исследований. Таким образом, основная гипотеза исследования была подтверждена с помощью параметрических и непараметрических методов статистики.

Данное исследование было направлено на выявление потенциального эффекта позитивных психологических интервенций на показатели субъективного благополучия у старших школьников. Зафиксированный положительный эффект влияния интервенций на соотношение позитивных и негативных эмоций хорошо согласуется с полученными ранее результатами зарубежных исследований. Вместе с тем отсутствие контрольной группы при проведении эксперимента, а также небольшая по объему выборка говорят о необходимости дальнейшей перепроверки полученных результатов.

В отличие от классического использования подобных интервенций за рубежом, автором были внесены изменения в используемую методику Strength Gym. В результате адаптации в рамках сессий проводились не только информирование детей о позитивных чертах характера и рефлексивный диалог, но и отработка навыка применения этих черт на практике в групповом формате. Это позволило получить ожидаемый эффект за гораздо более короткий срок,

чем в аналогичных иностранных экспериментах. Однако ряд позитивных психологических интервенций, например, три хороших события, также оказываются эффективными при их применении в течение 5-7 дней [15].

Наряду с этим, адаптации подверглись два опросника, которые пользуются большой популярностью в качестве инструментов оценки субъективного благополучия на англоязычных выборках. Полученные уровни надежности позволяют говорить о применимости модифицированной версии «Дифференцированной шкалы эмоций» и «Короткого многофакторного опросника удовлетворенности жизнью школьника» в исследованиях русскоговорящих подростков.

В практической плоскости данная работа позволяет говорить о высоком потенциале внедрения позитивной психологии в систему школьного образования. С учетом неоднократно показанных в научных исследованиях положительных эффектов позитивных эмоций, подобные интервенции могут стать важным инструментом повышения субъективного благополучия школьников, снижения их уровня депрессии и повышения школьной успеваемости.

Литература

1. Буровихина И. А., Леонтьев Д. А., Осин Е. Н. Силы характера как ресурсы личности подростка: опыт применения опросника «Профиль личностных достоинств» // Психологическая диагностика. - 2007. - № 1. - С. 107-127.

2. Личностный потенциал: структура и диагностика / Под ред. Д. А. Леонтьева. - Москва: Смысл, 2011. - 680 с.

3. Осин Е. Н. Измерение позитивных и негативных эмоций: разработка русскоязычного аналога методики PANAS // Психология. Журнал Высшей школы экономики. - 2012. - Т. 9. - № 4. - С. 91-110.

4. BolierL., Haverman M., WesterhofG. J., RiperH., SmitF., BohlmeijerE. Positive psychology interventions: a meta-analysis of randomized controlled studies // BMC Public Health. - 2013. - V. 13 (119).

5. Brdar I., Kashdan T. Character strengths and well-being in Croatia: An empirical investigation of structure and correlates // Journal of Research in Personality. - 2010. - V. 44. - pp. 151-154.

6. Breen W. E., Kashdan T. B., Lenser M. L., Fincham F. D. Gratitude and forgiveness: Convergence and divergence on self-report and informant ratings // Personality and Individual Differences. - 2010. - 49 (8). - pp. 932-937.

7. Cohn M. A., Fredrickson B. L., Brown S. L., Mikels J. A., Conway A. M. Happiness Unpacked: Positive Emotions Increase Life Satisfaction by Building Resilience // Emotion. - 2009. - V. 9. - no. 3. - pp. 361-368.

8. DienerEd. Subjective well-being: The science of happiness and a proposal for a national index // American Psychologist. - 2000. - V. 55. - pp. 56-67.

RUSSIAN PSYCHOLOGICAL JOURNAL • 2015 VOL. 12 # 3

9. Farh C. I. C. C., Seo M. G., Tesluk P. E. Emotional intelligence, teamwork effectiveness, and job performance: The moderating role of job context // Journal of Applied Psychology. - 2012. - V. 97 (4). - pp. 890-900.

10. Fredrickson B. L., TugadeM. M., Waugh C. E., Larkin G. What good are positive emotions in crises? A prospective study of resilience and emotions following the terrorist attacks on the United States on September 11th, 2001 // Journal of Personality and Social Psychology. - 2003. - V. 84. - pp. 365-376.

11. Gilman R., Huebner E. S. Characteristic of Adolescents Who Report Very High Life Satisfaction // Journal ofYouth and Adolescence. - 2006. - V. 35. -no. 3. - pp. 311-319.

12. Marques S. C., Lopez S. J., Pais-Ribeiro J. L. "Building Hope for the Future": A Program to Foster Strengths in Middle-School Students // Journal of Happiness Studies. - 2011. - V. 12. - pp. 139-152.

13. Peterson C., Seligman M. Character strengths and virtues: A handbook and classification. - USA: Oxford University Press, 2004. - 800 p.

14. Proctor C., Tsukayama E., Wood A. M., Maltby J., Eades J. F., Linley P. A. Strengths Gym: The impact of a character strengths-based intervention on the life satisfaction and well-being of adolescents // Journal of Positive Psychology. - 2011. - V. 6 (5). - pp. 377-388.

15. Seligman M. E. P., Ernst R. M., Gillham J., Reivich K., Linkins M. Positive education: Positive psychology and classroom interventions // Oxford Review of Education. - 2009. - V. 35. - pp. 293-311.

16. Seligson J., HuebnerE. S., Valois R. F. Preliminary validation of the Brief Multidimensional Students' Life Satisfaction Scale // Social Indicators Research. -2003. - V. 61. - pp. 121-145.

17. Sin N. L., Lyubomirsky S. Enhancing well-being and alleviating depressive symptoms with positive psychology interventions: A practice-friendly metaanalysis // Journal of Clinical Psychology. - 2009. - V. 65. - pp. 467-487.

18. Soutter A. K., O'Steen B., Gilmore A. Wellbeing in the New Zealand Curriculum // Journal of Curriculum Studies. - 2012. - V. 44. - no. 1. - pp. 111-142.

19. Suldo S. M., Riley K. N., Shaffer E. J. Academic correlates of children and adolescents' life satisfaction // School Psychology International. - 2006. - V. 27. -pp. 567-582.

20. Walker D. I., Roberts M. P., Kristjansson K. Towards a new era of character education in theory and in practice // Educational Review. - 2015. - V. 67. - no. 1. -pp. 79-96.

21. WatersL., WhiteM. Case study of a school wellbeing initiative: Using appreciative inquiry to support positive change // International Journal of Wellbeing. -2015. - V. 5 (1). - pp. 19-32.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.