Научная статья на тему 'Влияние миграционных процессов на межэтнические отношения в регионе'

Влияние миграционных процессов на межэтнические отношения в регионе Текст научной статьи по специальности «Социология»

CC BY
389
12
Поделиться
Ключевые слова
МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ / МЕЖЭТНИЧЕСКИЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ / ЭТНОПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ / ТЕРРОРИЗМ / ГРУППЫ ЛИЦ _____________________

Аннотация научной статьи по социологии, автор научной работы — Абдулагатов Заид Магомедович, Шахбанова М.М.

В целях выявления проблем в межэтническом поведении в Дагестане и других регионах анализируется стремление опрошенных обозначить свое отношение к совместному проживанию с представителями других этнических групп населения

Похожие темы научных работ по социологии , автор научной работы — Абдулагатов Заид Магомедович, Шахбанова М.М.,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Влияние миграционных процессов на межэтнические отношения в регионе»

Влияние миграционных процессов на межэтнические отношения в регионе

Аннотация: в целях выявления проблем в межэтническом поведении в Дагестане и других регионах анализируется стремление опрошенных обозначить свое отношение к совместному проживанию с представителями других этнических групп населения Ключевые слова: миграционные процессы, межэтнические взаимоотношения, этнополитическая ситуация, терроризм, группы лиц

Abdulagatov Z.M., Shakhbanovа M.M. Impact of migration on inter-ethnic relations in the region Abstract: for identification of problems in interethnic behavior in Dagestan and other regions the aspiration of respondents to designate the relation to cohabitation with representatives of other ethnic groups of the population is analyzed

Key words: migratory processes, interethnic relationship, ethnopolitical situation, terrorism, groups of persons

В последние годы в России наблюдается усиление национальной (этнической) идентичности сопровождающееся проявлением идеологии экстремизма. Одной из главных причин данного процесса является усиление глобализационных процессов, увеличение межкультурных контактов на личностном уровне, рост потоков мигрантов. Проблема миграционных процессов, не только внешней, но и внутренней, создает для России целый комплекс вопросов, связанных, в первую очередь, с необходимостью адаптации мигрантов в инокультурной среде. Средства массовой информации уделяют данной проблематике большое внимание, в частности, по мнению В. Лобачева, «с проблемой миграции связаны два вопроса: Первый - об ответственности России перед людьми бывших республик СССР и нынешних окраин Российской Федерации» и далее он приводит мнение О. Попцова "нет большей опасности для многонациональной страны, нежели раскол. После того как распался СССР, мы, пусть с опозданием, но поняли: помимо территориальных, экономических, культурных, политических потерь мы понесли главную утрату - духа единения. Миграционные проблемы растут именно отсюда" [1]. Второй вопрос - о недостатке рабочей силы и вообще населения РФ. "Без мигрантов Россия не проживет!" - хором уверяют и политики, и политологи» [1]. Условия либеральной демократии усилили как внутреннюю, так и внешнюю миграции. Конфликты начали возникать на почве борьбы за те или иные ресурсы, статусы, а также на уровне культурных различий. Либерализм, по сути, объявил, что этнических территорий нет. Данное утверждение плохо согласуется с заметным ростом этнического самосознания, в том числе и такой формой ее проявления, как территориальная идентичность представителей этнических групп.

В Дагестане проблема миграционных процессов имеет свои особенности. В отличие от городов центральной России, в частности гг. Москва, Санкт-Петербург, мы не наблюдаем массового притока мигрантов в республику, которые бы пытались изменить культурную мозаику традиционной жизни. Значимые изменение в этом плане - этот мощные процессы оттока русского населения из республики. Кроме того, в Дагестане мы наблюдаем внутреннюю миграцию, имеющую направленность на города и сельские районы республики, расположенные на прикаспийской плоскости. Оценивая ситуацию в России, Президент В.В. Путин подчеркнул, что «национализм, религиозная нетерпимость становятся идеологической базой для самых радикальных группировок и течений. Разрушают и подтачивают государства и разделяют общества». Экстремальность сознания молодых людей в сфере межэтнических взаимоотношений в одном из социологических исследований выявлялась, прежде всего, через понятие социальной дистанции.

Одним из методов измерения социальной дистанцированости является шкала социальной дистанции Э. Богардуса, иными словами, шкала социальной приемлемости, которая позволяет оценить степень социально-психологического принятия людьми друг друга. В предложенном Э. Богардусом списке, отражаются различные степени социальной дистанции. В социологическом опросе респонденты отмечали суждения, которые соответствовали допускаемой ими близости с членами другой этнической группы. В данном исследовании шкала Богардуса использовалась в следующей формулировке: «В качестве кого вы могли бы видеть представителя другой национальности?

Абдулагатов Заид Магомедович

к.философ.н., Зав. Отд. ИИАЭ ДНЦ РАН,

Шахбанова М.М.

Ст.н.с. ИИАЭ ДНЦ РАН

1.Близких родственников по браку

2.Личных друзей

3.Соседей, проживающих на моей улице

4.Коллег по работе

5.Жителей моего города, поселка, села

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6.Граждан моей страны

7.Только как туристов в моей стране

8.Предпочел бы не видеть их в моей стране».

В анализе ответов на вопрос использовались две статистические характеристики. Во-первых, проценты ответов опрошенных по пунктам 1 - 8. Этого явно недостаточно для адекватного анализа ситуации. Дело в том, что диффузный разброс мнений позволяет показать каков процент тех, кто относится к представителям других национальностей как к «близким родственникам по браку», «личным друзьям» и т.д. При этом остается открытым вопрос об интегральном показателе отношения различных групп, включенных в социологический опрос, к представителям других этнических образований. Иными словами, нужен ответ на вопрос, к какой одной из предложенных позиций склоняется средний показатель данных опроса. Для достижения этой цели, использованы средние взвешенные (средние балы). Каждая позиция, начиная с первого, имеет оценочный балл: первая («близкие родственники по браку») - 1 балл, вторая («личные друзья») - 2 балла и т.д. Если средний балл по всем позициям окажется равным 1, значит все опрошенные отметили первую позицию, что вообще-то говоря, в реальном опросе невозможно. Если 2,3 балла, то это означает, что представители другой нации для группы опроса выступают уже не как «личные друзья», но они ближе им, чем «соседи, проживающие на моей улице» (3 балла).

По данным опроса (Социологический опрос проведен в 2013 г. в 12 сельских районах и 5 городах Республики Дагестан по инициативе и финансовой поддержке Комитета по делам молодежи РД. N - 855.) позиция молодежи к представителям другой национальной принадлежности оценивается как 3,7 балла. Причем такой показатель как среди мужчин, так и среди женщин 3,7 балла в данном случае означает, что представители другой национальности для молодого дагестанца «ближе», чем просто жители его города, но «дальше», чем «соседи, проживающие на его улице». Важно обратить внимание на то, что дистанцированность более 4 баллов (от 4 до 8 баллов) - это «холодная зона» отношений, в которую сознание межэтнических отношений дагестанской молодежи не попадает. В разрезе возрастных групп опрос особых различий в ответах на данный вопрос не выявил.

По социальному положению, наибольшую дистанцированность от представителей других этнических общностей проявили учащиеся медресе (6,8 балла), студенты исламского высшего учебного заведения (5,0 балла), духовные лица (4,5 балла). Наименьшая дистанцированность у тех, кто не указал свое социальное положение («другое») - 2,4 балла. Близки к ним «домохозяйки» - 3,2 балла. По конфессиональной принадлежности (мусульмане, православные) различий в ответах не оказалось - по 3,7 балла, что соответствует показателю всей выборки. Негативные эмоции в отношении других этносов характерны всего 3,4 % опрошенной дагестанской молодежи: («ненависть» - 1,6 %, «неприязнь» - 0,6 %, «отвращение» - 0,4 %, «страх» - 0,4 %, «брезгливость» - 0,4 %). Для сравнения в Свердловской области общий показатель отрицательных эмоций в отношении других этносов выражают 26,6 % опрошенных [2], что значительно выше показателей по Республике Дагестан.

В то же время необходимо учесть следующее обстоятельство. Проблема межэтнических взаимоотношений в Свердловской области достаточно сильно отличается от ситуации в Дагестане. В нашей республике, когда речь идет об оценке межэтнических взаимоотношений, основными субъектами этих взаимоотношений реально подразумевают представителей коренных, точнее, носителей мусульманской культуры народностей. Эти отношения достаточно устоялись, хотя временами и обостряются. Тем не менее, на бытовом уровне в Дагестане межэтнические отношения достаточно стабильны. Обострения в этой сфере возникают главным образом в связи территориальными и кадровыми вопросами, а в определенные периоды по причине роста и активизации деятельности лидеров национальных движений. В Свердловской же области межэтнические отношения обострены в связи с новыми обстоятельствами, которые обусловлены мощными миграционными потоками в российский центр. По мнению большинства респондентов (64,7 %), основной причиной неприязненного отношения местного населения (молодежи) Свердловской области к представителям других национальностей является их демонстративно «вызывающее» этническое поведение. Речь идет о

навязывании мигрантами «своих», чуждых местному населению норм поведения. На негативное отношение влияет больше не личностные взаимодействия, а образ этноса («нет понимания», «чужой язык», «поддерживают только своих», «ведут себя вызывающе», «провоцируют конфликты») [2]. В отличие от других российских регионов, в Дагестане такие факторы межнациональной напряженности менее актуализированы. Но, если бы, такие же мощные миграционные потоки носителей инонациональных культур были направлены в Дагестан, особенно в горную и предгорную зоны, говорить о том, что дагестанские показатели имела бы такой же вид, сомнительно.

Можно считать, что этими же обстоятельствами обусловлено и то, что положительные эмоции в отношении других этносов в РД выражает 83,1 % опрошенной молодежи («любовь» - 5,4 %, «симпатия» - 9,1 %, «интерес» - 21,0 %, «уважение» - 47,6 %). У молодежи Свердловской области эти показатели в целом значительно ниже - всего 25 % положительных эмоций.

Усиление внутрироссийских миграционных процессов, как показывают реалии современной российской жизни, имеет две стороны. Во-первых, миграционный процесс усиливается в результате ухудшения межэтнических отношений. Во-вторых, сами миграционные процессы приводят к усилению межэтнической напряженности. В обоих случаях страдает то, что мы называем российским патриотизмом. Российский патриотизм, так или иначе, связан с отношением, входящих в состав российского общества, народов к русскому человеку. В этнической структуре доперестроечного Дагестана доля русского населения составляла 20 %, в настоящее время - менее 4 %. К сожалению, такая ситуация характерна всему Северному Кавказу. В последние годы темпы оттока русскоязычного населения из северокавказского региона несколько снизились. Тем не менее, проблема остается, поэтому президент РФ и общественные лидеры СКФО считают, что сегодня важно не только прекращение оттока русского населения, но и их возвращение на территорию СКФО. Как отмечается в «Стратегии социально-экономического развития СКФО до 2025 г.», русское население на территории СКФО являются как фактором стабилизации этнополитической ситуации, так и источником высококвалифицированных кадров, необходимых для обеспечения устойчивого развития федерального округа. По мнению исследователей, несмотря на миграционный отток русского населения из республик Северного Кавказа, русские продолжают оставаться основной производительной силой в экономике этих республик, прежде всего в ее индустриальных отраслях. Так, например, индекс представленности (ИП) русских в численности занятого населении Дагестана составлял в 2008 г. 1,85, ИП дагестанских народов - 0,97. В других северокавказских республиках ИП русских в численности населения, занятого в экономике республик, составлял от 1,36 до 1,05, ИП титульного населения этих республик - от 0,76 до 1,09. Еще более существенны различия в ИП русских и населения титульных национальностей в индустриальных отраслях экономики республик региона.

К этому нужно добавить, что возвращение русского населения одновременно означало бы и усиление государственного (российского) патриотизма в северокавказских республиках. Известно, что исламский радикализм в своей идеологии имел цели вывести Чеченскую республику, Республику Дагестан, да и весь Северный Кавказ, из состава Российской Федерации. Религиозный радикализм и сепаратизм шли нога в ногу.

Отношение к русскому человеку нерусскоязычных дагестанцев выявлялось социологами Института ИАЭ ДНЦ РАН еще в 90-х гг. XX в. Респондентам был задан вопрос «Если бы вы оказались вдали от своего народа, то с каким из представителей российских народов хотели бы жить рядом?» и предлагались варианты ответов - «а) с аварцами, б) с даргинцами, в) с кумыками, г) с лезгинами, д) с лакцами, е) с русскими, ж) с каким другим (напишите)?». Более 15 лет назад полученные результаты ответов на данный вопрос немало удивили социологов Института ИАЭ ДНЦ РАН. Как оказалось, аварцы, даргинцы и другие нерусские жители Дагестана указывали друг на друга как на желательных партнеров совместного проживания в пределах от 4 до 8 процентов. В отношении представителя русского народа эти показатели дагестанцев были выше 40 %, а среди некоторых народов Дагестана желание жить с русским человеком в определенных условиях (рядом нет своих сородичей) доходило до 50 %. Это, безусловно, был высокий показатель государственно-гражданской (российской) идентичности.

В опросе 2011 г. данный вопрос был задан повторно. Как оказалось, в общей выборке партнером по совместному проживанию представителя русского народа выбирают 14,4 % дагестанской молодежи. Заметим, среди тех, кто идентифицирует себя, в первую очередь, «гражданином России» таковых наибольшее число - 17,1 % («дагестанец» - 16,8 %, «мусульманин» - 11,2 %, «представитель

своего народа» - 10,0 %). Эти данные подтверждают, что есть корреляция между российской идентичностью и отношением к русскому человеку. Эти же данные опроса констатируют, что проявление российской идентичности в массовом сознании дагестанской молодежи в данном разрезе отношений, по сравнению с показателями опроса 90-х гг., значительно упала. Учитывая то обстоятельство что сепаратизм в северокавказских республиках связывался в большей степени с реализацией религиозных целей, имеет смысл проанализировать ответы на вопрос о приоритетном партнере совместного проживания в разрезе отношении респондентов к вере. По результатам опроса оказалось, что предпочитающих совместное проживание с русским человеком среди верующих в два раза меньше, по сравнению с неверующими («верующие» - 14,1 %, «неверующие» - 27,8 %. Затруднившиеся ответить на вопрос о своем отношении к вере составляет 32,1 %). Среди учащихся, студентов исламских учебных заведений не оказалось никого, кто изъявил бы желание проживать рядом с представителем русского народа.

Не может не вызывать озабоченность в ответах на данный вопрос и полученный в ходе опроса другой результат опроса. Как оказалось, среди выделенных в опросе трех возрастных групп, наименьшее желание жить рядом с русским человеком выразили в когорте самого молодого поколения - от 15 до 18 лет, в частности, («от 15 до 18 лет» - 12,3 %, «от 18 до 25 лет» - 16,8 %, «от 25 до 30 лет» - 22,5 %). Видимо с возрастом позитивное отношение к русскому человеку у дагестанской молодежи возрастает. Респонденты в возрастной категории «от 15 до 18 лет» - это в основном школьники, которые в дальнейшем будут формировать общественное мнение дагестанцев. В этом одна из потенциальных опасностей сохранения государственно-гражданской (российской) идентичности дагестанцев. Уже отмечалось, что выраженность государственно-гражданской (российской) идентичности у данной группы оказалась самой низкой среди выделенных возрастных групп - 50,4 %, в то время как у двух других групп 57,9 % и 69,0 %, соответственно. И, наконец, относительное высокое проявление государственно-гражданского патриотизма, через позитивное отношение к русскому человеку, по сравнению с мужчинами, характерно женщинам: 16,6 % против 12,9 %.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Одной из сложных проблем межэтнических отношений в Дагестане является внутридагестан-ский миграционный процесс, в особенности миграция с гор и предгорья на равнинные территории республики. В ряде социологических опросов авторами ставилась задача выявить отношение респондентов к мигрантам внутри Дагестана. Так отношение к внутридагестанской миграции исследовалось в опросе 1997 гг. [Социологический опрос по изучению национального самосознания дагестанских народов проведен в 1997 гг. в Казбековском, Хасавюртовском, Каякентском районах и г. Махачкала. N - 359.] (см. таб. № 1).

Таблица 1

Распределение ответов на вопрос «Как бы вы отнеслись к тому, что в ваш населенный пункт по тем или иным причинам поселили бы большую группу лиц вашей/иной национальности?»

(варианты ответов даны по группам национальностей в % от общего количества опрошенных)

Варианты ответов // Мне все равно Иной национальности Вашей национальности

Национальности

Иной Вашей нацио- Положительно Отрицательно Положительно Отрицательно

национальности нальности

Русские 40,9 36,4 31,8 13,6 31,8 2,3

Даргинцы 18,2 9,1 31,8 20,5 38,6 2,3

Кумыки 25,0 25,0 25,0 12,5 25,0 37,5

Чеченцы 9,3 2,3 2,3 23,3 51,2 4,7

Лезгины 3,8 26,9 19,2 15,4 50,0 7,7

Аварцы 9,6 7,4 28,7 36,2 30,9 19,1

Лакцы 20,0 26,7 13,3 20,0 26,7 0

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Всего: 17,5 19,1 21,7 20,5 36,3 10,4

В социологическом опросе 2004 г. по изучению состояния межнациональной толерантности данный вопрос был повторно задан [Социологический опрос по изучению состояния межнациональной толерантности проведен в 2004 г. в Казбековском, Каякентском, Новолакском, Ногайском, Хасавюртовском районах и городах Махачкала и Кизляр. N - 495. ] (см. таб. № 2).

Таблица 2

Распределение ответов на вопрос «Как бы вы отнеслись к тому, что в ваш населенный пункт по тем или иным причинам поселили бы

большую группу лиц вашей/иной национальности ?»

(варианты ответов даны по группам национальностей в % от общего количества опрошенных)

Варианты отве- Мне все Иной Вашей националь- Затрудняюсь отве-

тов // Нацио- равно национальности ности тить

нальности Иной Вашей Положи- Отрица Положи- Отрица- Иной Вашей

нацио- нацио- тельно ца- тельно тельно нацио- нацио-

нально- нальности тельно нально- нально-

сти сти сти

Русские 37,5 29,2 12,5 29,2 29,2 2,3 16,7 8,3

Даргинцы 21,7 39,1 30,4 20,5 39,1 4,3 21,7 13,0

Кумыки 7,7 5,8 3,8 59,6 53,8 23,1 9,6 7,7

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Чеченцы 8,7 4,0 4,0 65,1 34,1 25,4 2,4 1,6

Лезгины 50,0 45,5 4,5 18,2 27,3 4,5 13,6 9,1

Аварцы 23,2 23,2 33,3 27,3 52,5 11,1 9,1 5,1

Лакцы 12,3 21,1 33,3 36,8 27,3 14,0 7,0 3,5

Ногайцы 4,3 10,6 25,5 43,3 45,4 14,9 2,1 2,1

Всего: 15,7 13,9 18,0 43,3 45,4 16,1 7,8 4,8

Из данных таблиц № 1 и № 2 можно сделать выводы, что если респонденты опроса 1997 г. были более терпимы к переселению в их населенный пункт представителей другого народа, за исключением аварцев и чеченцев, то результаты опроса 2004 г. диаметрально отличаются: отрицательно к миграции относятся русские, кумыки, чеченцы, лакцы и ногайцы, при этом количество относящихся отрицательно к переселению в их населенный пункт лиц иной национальной принадлежности увеличилось в 2 - 3 раза, по сравнению с опросом 1997 г., за исключением даргинцев, мнение которых за данный период не изменилось. Из всех опрошенных только лезгины оказались относительно терпимыми к представителям иной этнической общности. Причина такого мнения в общественном сознании опрошенных лезгин, скорей всего, кроется в отсутствии противостояния из-за территории проживания и земельного спора, ибо опрашиваемые одной из причин возможного возникновения межнациональной интолерантности в дагестанском обществе указывали «территориальные споры».

Сложная межнациональная ситуация в некоторых районах республики обусловливает выявление существующих в массовом сознании дагестанцев в настоящее время тенденций к инонациональному окружению и полиэтничности [Социологическое исследование по изучению этнической идентичности дагестанских народов проведено в 2013 г. в Бабаюртовском (с. Бабаюрт), Дербентском (ее. Белиджи, Геджух, Мамедкала), Казбековском (с. Ленинаул), Кайтагском (с. Маджалис), Карабудахкентском (с. Карабу-дахкент), Кизилюртовском (с. Султанянгиюрт), Кизлярском (с. Аверьяновка), Кумторкалинском (п. Тюбе), Хасавюртовском (ее. Муцалаул, Эндирей) районах, гг. Махачкала, Кизляр, Кизилюрт, Дербент. N - 1143.] (см. таб. № 3). Приведенные в таблице № 3 результаты социологического опроса показывают наличие существенной разницы в позициях опрошенных дагестанских народов в отношении переселения в свой населенный пункт представителей своей и иной этнической общности. Если респонденты позитивно оценивают переселение в свой населенный пункт представителей своего народа, то негативно воспринимают миграцию на свою территорию других народов. Вместе с тем, отрицательно к переселению в свой населенный пункт представителей как своего, так и другого народа относятся опрошенные даргинцы, кумыки и лакцы. В позициях кумыков, ногайцев, русских и чеченцев, по сравнению с другими респондентами, значительная часть отрицательно относится к переселению в свой населенный пункт представителей других народов, причем каждый второй респондент-русский негативно настроен к совместному проживанию с представителями дагестанских народов. Наиболее толерантно к совместному проживанию с другими этническими группами настроены азербайджанцы, лезгины и лакцы. Здесь следует подчеркнуть, что первые два народа, проживающие в южной части республики, в ходе проведения опроса демонстрировали позитивное отношение к инокультурным общностям и высокий уровень толерантности. По всему массиву опрошенных, на второй позиции располагаются респонденты, безразлично оценивающие иноэтническую миграцию и по совокупности суждений «положительно» и «безразлично» преобладает над негативным отношением. Уже отмечалось особое отношение респондентов к понятию «историческая территория» и территориальные споры являются

одним из факторов обострения межэтнической ситуации в многонациональной среде, поэтому в позициях опрошенных сохраняется последовательность в выделении «территории» как маркера этнической идентификации и стремление сохранить его целостность и моноэтничность.

Таблица 3.

Распределение ответов на вопрос «Как бы вы отнеслись к тому, что в ваш населенный пункт по тем или иным причинам поселили бы большую группу лиц вашей/иной вашей национальности?»

(варианты ответов даны по группам национальностей в % от общего количества опрошенных)

Варианты ответов // Вашей национальности Иной национальности

Национальности Положи- Отрица- Мне Положи- Отрица- Мне

тельно тельно безразлично тельно тельно безразлично

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Аварцы 51,4 7,6 35,4 26,7 25,0 44,1

Азербайджанцы 62,2 5,4 24,3 48,6 10,8 35,1

Даргинцы 57,0 12,7 22,2 36,1 22,2 35,4

Кумыки 57,6 18,1 20,1 20,5 46,2 29,2

Лакцы 51,7 13,8 27,6 37,9 13,8 44,8

Лезгины 54,7 4,0 32,0 38,7 14,7 44,0

Ногайцы 68,4 0 15,8 31,6 47,4 5,3

Русские 67,8 4,9 16,8 16,1 51,7 28,0

Чеченцы 67,7 3,2 25,8 22,6 29,0 48,4

Другие 58,3 8,3 25,0 25,0 29,2 41,7

Всего: 57,5 10,2 25,5 27,1 32,4 36,1

Доля относящихся отрицательно к переселению в свой населенный пункт представителей своей этнической общности больше среди лиц старшего поколения «от 60 лет и больше» (20,5 %) и имеющих высшее образование (11,7 %), впрочем, как и представителей других народов - 46,6 % «от 60 лет и больше» и 38,3 % с высшим образованием.

Не менее важным в исследовании является изучение отношения респондентов к миграционным процессам, потому что в массовом сознании дагестанских народов существует противоречивое отношение к миграции и к самим мигрантам [Социологический опрос по изучению состояния межнациональной толерантности в Республике Дагестан проведен в 2007 г. в Дербентском, Казбековском, Кайтагском, Хасавюртовском районах и в гг. Махачкала, Буйнакск. N - 533.] (см. таб. № 4).

Полученные результаты опроса свидетельствуют, что респонденты подчеркивают положительную роль, которые могут сыграть мигранты, в частности, «знакомство с иной национальной культурой способствует налаживанию дружеских отношений между народами». Из всей совокупности опрошенных, только респонденты-лезгины придерживаются позиции, что мигранты «никак не влияют» на межнациональный климат в республике. Опрошенные чеченцы и кумыки усмотрели в миграции негативные последствия, ибо «мигранты привносят в нашу культуру несовместимые с нашими ценности культуры и поведения». Далее, опрошенные русские считают, что мигранты «обостряют проблему трудоустройства», одновременно подчеркивая и положительную роль миграции. Если посмотреть отношение респондентов к миграционным процессам через возрастной признак то, суждения «мигранты обостряют проблему трудоустройства в республике» придерживаются в возрастной категории «от 60 лет и больше» - 60,0 %, «от 40 до 50 лет» - 40,0 %, «от 50 до 60 лет» - 35,2 % опрошенных. Другую отрицательную установку - «мигранты привносят в нашу культуру несовместимые с нашими ценности культуры и поведения» - разделяют опрошенные в возрасте «от 50 до 60 лет» - 33,3 % и «от 60 лет и больше» - 40,0 %.

Опрошенные со средним и с высшим образованием усматривают в миграции положительную роль - 22,7 % и 26,8 %, соответственно. Однако в первой группе каждый пятый опрошенный (19,6 %) отмечает, что «мигранты привносят в нашу культуру несовместимые с нашими ценности культуры и поведения», а во второй группе каждый четвертый опрошенный (22,3 %) считает, что «они обостряют проблему трудоустройства». По сравнению с опрошенными, имеющими среднее и высшее образование, респонденты со средним специальным образованием отмечают только негативные последствия миграции: «мигранты привносят в нашу культуру несовместимые с нашими

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ценности культуры и поведения» и «обостряют проблему трудоустройства» - по 23,5 % опрошенных.

Таблица 4

Распределение ответов на вопрос «В какой степени влияют мигранты на межнациональные состояние в республике?»

(варианты ответов даны по группам национальностей в % от общего количества опрошенных)

Варианты ответов // Национальности Положительно, знакомство с иной национальной культурой способствует налаживанию дружеских отношений между народами Отрицательно, мигранты привносят в нашу культуру несовместимые с нашими ценности культуры и поведение Мигранты обостряют проблему трудоустройства Никак не влияют Затрудняюсь ответить

Аварцы 23,5 20,1 21,5 16,1 19,5

Даргинцы 24,6 21,7 23,2 8,7 15,9

Кумыки 18,8 23,4 18,8 18,8 20,3

Лакцы 6,4 12,8 14,9 29,8 36,2

Лезгины 24,4 15,9 17,1 35,4 12,2

Русские 37,0 7,4 40,7 7,4 0

Чеченцы 35,3 39,2 21,6 2,0 2,0

Всего: 24,3 19,8 20,3 18,4 17,3

В опросе (2007 г.) респондентам был задан вопрос «Вы хотели бы, чтобы в вашем населе нном пункте проживали представили других народов?». Полученные результаты социологического опроса констатировали доминирование в позициях опрошенных положительной оценки многона-циональности своего населенного пункта с различного рода мотивацией, среди которых возможности по «улучшению межнациональных отношений» (47,3 %), «знакомства с национальной культурой других народов» (35,6 %) и «это помогло бы наладить межнациональное общение» (32,3 %). Первое мнение разделяют опрошенные аварцы (47,0 %), даргинцы (47,8 %), кумыки (40,6 %), лезгины (45,1 %), лакцы (55,3 %), чеченцы (56,9 %), русские (51,9 %), второе - сравнительно большая доля опрошенных аварцев (44,3 %), русских (48,1 %), лакцев (53,2 %) и наименьшее количество чеченцев (23,5 %). Возможности полиэтничности населенного пункта в процессах налаживания позитивного межнационального общения и диалога усматривают чеченцы (23,5 %), лакцы (25,5 %), аварцы (30,2 %), даргинцы (31,9 %), русские (37,0 %), кумыки (37,5 %) и лезгины (45,1 %). В то же время негативно к совместному проживанию - «это способствует появлению территориальных споров между народами» - относятся 14,3 % опрошенных.

Проблема территорий и земельного вопроса как одна из причин межэтнического противостояния неоднократно отмечалась в исследованиях прошлых лет, причем роль территориальных споров в ухудшении межнациональных отношений по-прежнему высокая. По этнической принадлежности на него указывают опрошенные чеченцы (31,4 %), даргинцы (15,9 %), лезгины (14,4 %), кумыки (14,1 %), в то время как проживающие в Кизлярском и Тарумовском районах русские также поднимают этот вопрос, однако на него указала статистически незначимая доля (3,7 %). Далее придерживаются позиции, что многонациональность населенного пункта «способствует появлению межнациональной напряженности и конфликтов» (11,0 %) и данное суждение разделяет относительно большая часть опрошенных кумыков (18,3 %) и чеченцев (23,5 %), при этом каждый третий опрошенный среди чеченцев (31,4 %) считает, что «другая культура способствует разрушению национальной культуры моего народа».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В опросе 2008 г. респондентов попросили отметить причины, которые способствуют появлению межнационального противостояния между дагестанскими народами. В качестве таковой на «миграционные процессы» указало незначительное количество опрошенных кумыков (10,8 %), русских (7,4 %), даргинцев (5,2 %), чеченцев (3,1 %), аварцев (2,1 %). В отличие от других дагестанских народов наибольшая доля опрошенных лакцев поставила данный фактор на первое место среди предложенных

8 вариантов ответа - 21,4 %, в то время как лезгины на него вообще не указали. По всей совокупности, опрошенные данный признак поставили на последнее место - 6,4 % опрошенных.

Выводы:

1. В позициях опрошенных дагестанских народов проявляется невосприятие инонационального окружения, что свидетельствует о наличии в латентной форме межнациональной напряженности в решении вопросов совместного проживания. Несмотря на свое нахождение в полиэтнической среде, респонденты негативно относятся к возможности переселения в их населенный пункт представителей как своего народа, так и других этнических групп, поэтому опрошенные отмечают нежелание принимать на своей территории представителей иной национальной общности и отрицательно оценивают возможности полиэтничности своего населенного пункта. В межэтническом поведении проявляется стремление опрошенных обозначить свое отношение к совместному проживанию. Если по всему массиву опрошенных в общественном сознании доминирует негативное отношение к переселению в свой населенный пункт представителей других народов, то при определенных условиях респонденты отмечают народы, с которыми они предпочли бы проживать на одной территории. Эти данные говорят о том, что проблемы совместного проживания различных этносов связаны, по меньшей мере, с двумя постоянно действующими причинами: а) особенностями этнических самосознаний (этническим фактором); б) социально экономическими факторами, что подтверждается отрицательным отношением части респондентов к совместному проживанию даже с представителями своего этноса.

2. Для республики сложной является проблема оттока русскоязычного населения из Дагестана. В качестве основных причин их отъезда указывают низкий уровень социально-экономического развития, распространение радикальных религиозных течений, сложная межэтническая и религиозная ситуация в республике. Сравнение результатов опроса по разным годам показывает заметные изменения в позициях респондентов-дагестанцев: так «этнические дагестанцы» подчеркивают «незащищенность» русских на территориях их исторического проживания. Если в середине 90-х гг. XX в. подавляющее большинство опрошенных дагестанцев считало, что отток русскоязычного населения из республики с разной мотивацией является «надуманной проблемой», то социологическое исследование 2013 г. констатирует, что респонденты подчеркивают разные факторы как обусловливающие отъезд русских из Дагестана. Далее опрошенные дагестанские народы отмечают этнокультурное отличие русских, как представителей другой религиозной конфессии, и при этом в ситуации проживания с инонациональной общностью предпочтение отдают именно русскоязычному населению.

Литература.

1. Лобачев В. Город и мир // Наука и религия. 2013. № 11. С. 2.

2. Аналитический отчет, презентация, инструментарий на тему: «Мониторинг ситуации в сфере противодействия экстремизму в молодежной среде в Свердловской области». Екатеринбург, 2011 г. min-sport.midural.ru/tmp_file/file_4f804cfb89505.р с1 f (дата полследнего обращения 10.01. 2014.)