Научная статья на тему 'Миграция и особенности межэтнического общения в республике Дагестан (конец ХХ - начало XXI века)'

Миграция и особенности межэтнического общения в республике Дагестан (конец ХХ - начало XXI века) Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
136
15
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МИГРАЦИЯ / межэтнический баланс / опрос / ДАГЕСТАН / национальности / Migration / interethnic balance / Interrogation / Dagestan / nationality

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Шахбанова Мадина Магомедкамиловна

Рассматривается проблема миграции и существующее в общественном сознании дагестанских народов отношение к ней и роли мигрантов в современном дагестанском обществе.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The article touches upon the problem of migration and existing in public consciousness of Dagestan people the attitude to migration and also the role of migrants in the modern Dagestan society.

Текст научной работы на тему «Миграция и особенности межэтнического общения в республике Дагестан (конец ХХ - начало XXI века)»

УДК 316.4

МИГРАЦИЯ И ОСОБЕННОСТИ МЕЖЭТНИЧЕСКОГО ОБЩЕНИЯ В РЕСПУБЛИКЕ ДАГЕСТАН (КОНЕЦ ХХ - НАЧАЛО XXI века)

© 2009 г. М.М. Шахбанова

Институт истории, археологии и этнографии The Institute of History, Archeology and Ethnography

Дагестанского научного центра РАН, of Dagestan Scientific Centre RAS,

367030, г. Махачкала, ул. М. Ярагского, 75 М. Yaragskiy St., 75, Makhachkala, 367030

Рассматривается проблема миграции и существующее в общественном сознании дагестанских народов отношение к ней и роли мигрантов в современном дагестанском обществе.

Ключевые слова: миграция, межэтнический баланс, опрос, Дагестан, национальности.

The article touches upon the problem of migration and existing in public consciousness of Dagestan people the attitude to migration and also the role of migrants in the modern Dagestan society.

Keywords: migration, interethnic balance, interrogation, Dagestan, nationality.

На протяжении 1990-х гг. сложная и неоднозначная миграционная ситуация в южных регионах России определяется как общероссийскими факторами, так и имеет собственную специфику, обусловленную геоклиматическими условиями: сохранением темпов прироста населения и его многонациональным составом, сохранением исторически сложившегося межэтнического баланса, относительным малоземельем, наличием очагов межэтнической напряженности, обострением угроз и вызовов, обусловленных проявлениями политического, религиозного и национального экстремизма, преступной деятельностью сил международного терроризма и т.д. [1].

Особенностью современной миграционной ситуации на юге России является то, что на входящие в его состав субъекты пришелся не только основной поток внутренней миграции из Чечни и других республик Северного Кавказа, но и большая часть миграционных потоков из стран СНГ, в основном из Средней Азии и Закавказья.

В 1970-1980-е гг. заметно возросла миграция дагестанцев за пределы республики. Она была вызвана, с одной стороны, быстрым ростом численности за счет высокого естественного прироста, а с другой - малоземельем в сельской местности и нехваткой рабочих мест. После распада Союза ССР резко возросла обратная миграция: дагестанцы в условиях социальной дезорганизации и хозяйственного коллапса возвращались на родину. Интенсивность миграции в республике в первой половине 1990-х гг. (включая беженцев) в 2,8 раза превышала общероссийский уровень. В итоге среднегодовые темпы прироста населения в Дагестане в 1989-2002 гг. в 2,5 раза превысили этот показатель за 1979-1989 гг. главным образом за счет жителей коренных национальностей Дагестана. С конца 1990-х гг. вновь отмечается рост миграции дагестанцев за пределы республики в поисках работы. Хотя данные переписи 2002 г. не отразили в полном объеме эти тенденции, численность представителей дагестанских национальностей, проживающих в Российской Федерации за пределами Дагестана, выросла за межпереписной период на 19 % и составила почти 380 тыс. человек [2].

Миграционные потоки среди дагестанцев начиная с 90-х гг. прошлого столетия характеризуются новыми тенденциями, ибо являются отражением происходящих в государстве социально-экономических преобразований и в свою очередь самым непосредственным образом влияют на общественно-политическую ситуацию в республике. Надо отметить, что не всегда официальная статистика носит объективный характер, т.е. не всегда отражает реально существующую картину. Так, по мнению Э.Ф. Кисриева, по переписи в Калмыкии и Ставропольском крае даргинцев проживало 12 878 и 32 740 чел. соответственно. Однако эти цифры являются результатом регистрации только относительно постоянного населения. Между тем подавляющее большинство дагестанцев в этих регионах работают чабанами и живут вместе с членами семьи и помощниками из числа родственников на кутанах. По ориентировочным подсчетам в Ставропольском крае проживало тогда по меньшей мере 80 тыс. даргинцев, а в Калмыкии - не менее 40 тыс. [3].

Раскрепощение экономической деятельности и либерализация паспортного режима в стране в сочетании с усугублением условий существования в Дагестане, вызванным введением свободного ценообразования и прекращением государственной поддержки экономически нерентабельных хозяйств, еще более усилили миграцию дагестанцев.

В данной статье остановимся на проблеме взаимоотношения мигрантов и местного населения. Анализ местных СМИ, документов текущего делопроизводства органов исполнительной власти позволяет сделать вывод о том, что зачастую под давлением объективных обстоятельств доминирует довольно негативное отношение к мигрантам. По проведенным социологическим опросам, в Ставропольском крае 44,0 % респондентов сталкивались с фактами неприязненного отношения к людям других национальностей, приезжающим на работу и постоянное местожительство, 47,0 % именно в миграции видят причину роста межэтнической напряженности, а главным фактором, формирующим межэтнические от-

ношения, является неконтролируемая этническая миграция [4].

Из всех дагестанских народов, проживающих в Ставропольском крае, наибольшее количество - даргинцы, по численности и доле этноса они составляют 11,7 % [5, с. 66]. По мнению В.А. Кореняко, миграция дагестанцев имела позитивный эффект: во-первых, позволила сохранить определенную часть сельских поселений; во-вторых, обеспечивала прирост населения (например, в 1990 г. - на 76,1 %); в-третьих, «без особого преувеличения можно сказать, что ставропольское овцеводство, во всяком случае, на северо-востоке края, было спасено чабанами-дагестанцами» [5, с. 68].

Но в постперестроечный период в общественном сознании жителей Ставропольского края начала преобладать негативная оценка дагестанской миграции и самого присутствия дагестанцев в крае. В средствах массовой информации выходили публикации с обвинениями и эпитетами: «Наши законодательные и исполнительные органы... специально создают условия для развития и процветания терроризма и мафии»; «Из Дагестана в регионы России, в первую очередь в Ставропольский край, может потоком хлынуть опий»; «Вокруг ставропольских полей и током с хлебом нового урожая так и порхают ушлые коммерсанты»; «Приграничный город заполняется подозрительными „гостями"»; «наглость», «вседозволенность», «нелюди» [5, с. 68].

Председатель Комитета по законодательству и правам человека Государственной Думы Ставропольского края В.П. Хлопоня в 1996 г. отмечал: «Обрушившийся на нас поток беженцев и вынужденных переселенцев. Им тут нравится - вот и все аргументы. Они что переселенцы, беженцы? Нет, просто они знают, что условия здесь лучше. Более того, приезжий люд везет с собой и свои порядки, старается внедрить их в наши традиции, в наш уклад. Конечно, это ведет к конфликтам» [5, с. 69].

Для всех этих оценок характерна недифференци-рованность и некорректность. По сути они являются ксенофобскими стереотипами, распространившимися в условиях социально-экономического кризиса и эт-нополитической дестабилизации. Однако их можно представить в виде набора претензий или обвинений, предъявляемых к неславянскому северокавказскому населению, в частности к дагестанцам, оказавшимся на территории Ставропольского края, - таков вывод В.А. Кореняко. Далее он отмечает, что основное обвинение формируется как «экспансия» (в общественном мнении фиксируются также выражения «дагестаниза-ция» и даже «даргинизация») «кавказцев» (дагестанцев), охватившая Ставрополье.

Гораздо больший интерес у местных аналитиков и журналистов вызывают те аспекты пребывания дагестанцев в крае, которые в массовом сознании связаны со стереотипами «кавказофобии»: количество правонарушений, совершаемых «лицами кавказской национальности», деятельность дагестанских общественных организаций («национально-культурных»), служащих якобы «крышами» для «этнических преступных группировок» [5, с. 72]. На самом деле все вышеизложенные претензии

к представителям Дагестана как «рвущимся к власти» не имеют под собой почвы.

Руководство Ставропольского края неоднократно принимало самостоятельные попытки законодательно регулировать поток мигрантов: в 1994 г. Законодательным собранием края было принято временное положение «О порядке и определении на постоянное место жительства», направленное на защиту местного населения от негативных последствий миграционных процессов, согласно которому право на выбор места жительства и пребывания на его территории реализуется не безвозмездно. В последующем под давлением общественного мнения был разработан и принят закон «О гарантиях осуществления и защиты прав граждан Российской Федерации - жителей Ставропольского края», в котором предусмотрен статус жителя края и установлены общие и специальные дополнительные гарантии защиты их прав по всему комплексу социальных вопросов. Кроме того, в интересах регулирования миграционных процессов, борьбы с незаконной миграцией на территории края в 2002 г. был принят закон «О мерах по пресечению незаконной миграции». Однако эти и другие правовые документы, ограничивающие права переселенцев, имеющих российское гражданство, противоречат основным положениям Конституции Российской Федерации и другим законодательным актам федерального назначения, что ставит под сомнение легитимность их применения на практике. Такая же картина наблюдается и в Краснодарском крае, где много переселенцев - турок-месхе-тинцев. Но здесь существует группа, имеющая жесткую позицию в отношении мигрантов - казачьи организации, которые взяли на себя функции защиты своих поселений от этнических мигрантов, с выдвижением требований их полного выселения из края.

Общественный фонд «Содействие-Юг» в 20022003 гг. провел социологическое исследование, по результатам которого выяснилось, что 75,0 % респондентов считают проблему миграции весьма актуальной, а работу органов власти в этой сфере - недостаточной. Более 74,0 % считают миграцию основной причиной безработицы, а 57,0 % - межнациональной напряженности [6].

Нарушение межэтнического баланса на рынке труда и баланса привычного для местного населения межэтнического повседневного общения формирует стойкую иллюзию присутствия и укоренения иноэтнических мигрантов в регионах и воспринимается принимающим обществом как реальная угроза его жизненным интересам, формирует напряженность, интолерантные установки в межэтническом общении.

На представления о межэтническом балансе и взаимоотношения мигрантов с принимающим обществом неоднозначно воздействуют присущие им этностереоти-пы и этнофобии. В повседневном общении представители каждой из сторон как бы само собой подразумевают, что им не свойственны негативные характеристики «другой» этнической группы, зафиксированные в этно-стереотипе. Подобные убеждения служат неким заблуждением, основой завышенной этнической самооценки и так называемой «национальной гордости». По мнению

А. Здравомыслова, гордиться своей национальной принадлежностью нет никаких оснований ни у одного этноса, ибо «национальную принадлежность не выбирают, она дается человеку с рождением, и, следовательно, нет оснований ни стыдиться своей национальной принадлежности, ни гордиться ею» [7].

Толерантность - терпимость к чужим взглядам, мнениям, традициям и иной культуре - это качество особенно важно для переселенцев - тех, кто по разным обстоятельствам оторвался от «своих» и вынуждены осваиваться в новой социокультурной среде. Естественно проблема терпимости встает и перед «средой» - местными жителями, которые хотят они того или нет - должны установить и развивать этноконтакты с мигрантами.

Представители дагестанской диаспоры выразили на встрече с министром по национальной политике, информации и внешним связям Республики Дагестан Э. Уразаевым озабоченность предвзятым отношением со стороны правоохранительных органов к этническим дагестанцам, проживающим в Калмыкии (13 января 2007 г. произошла драка в с. Кануково Сарпинского района Калмыкии, в результате которой пострадали дагестанцы. Вскоре после кровавого столкновения кавказцев и калмыков в селе Яндыки Лиман-ского района Астраханской области власти Калмыкии снесли как незаконную постройку мечеть, возведенную дагестанцами в Сарпинском районе). Напряженность в отношениях кавказцев и местных властей достигла предельной точки, однако ситуацию удалось удержать под контролем. Министр Миннацинформв-нешсвязи Республики Дагестан Б. Бекмурзаев (на тот период) на вопрос о том, почему Дагестан эффективно не защищает интересы дагестанцев в Калмыкии, Астрахани и других субъектах Российской Федерации и странах СНГ, заявил, что в большинстве случаев виноваты бывают сами дагестанцы [8]. В последующий период отношение к этому вопросу со стороны Мин-наца и руководства республики меняется, однако, учитывая систематическое нарушение прав этнических дагестанцев в Калмыкии, их ущемление в экономической, культурной и религиозной сфере (снос мечети, построенной дагестанцами в 2006 г.), руководству республики не помешало бы занять более жесткую позицию в этом вопросе.

Кроме этнической миграции, существует и миграция сельского населения в город. Надо отметить, что в ее интенсивности имеются значительные этнические различия, обусловленные особенностями социально-экономического развития отдельных районов республики, сохранностью или трансформацией традиционных форм ведения хозяйства, территориальными факторами (удаленность этнических территорий от городских центров), степенью включенности тех или иных сельских районов Дагестана в общий процесс урбанизации, а также этническими ориентациями на городской уклад жизни и т.д.

Миграция сельского населения республики в города сопровождается ростом удельного веса народностей Дагестана среди горожан. Наряду с этим приток многонационального населения значительно усложнил этническую структуру городов, в результате повысилась вероятность частоты межэтнических контактов и межэтнического общения практически во всех сферах жизни.

Довольно часто в работах исследователей подчеркивается, что учащение межэтнических контактов интенсифицирует процессы культурно-бытовой интеграции. Вместе с тем известно, что многонациональный состав населения города не является единственной предпосылкой, создающей благоприятную атмосферу межэтнического общения. Существенное влияние на характер межэтнического взаимодействия оказывают особенности формирования социальной и этнической структуры населения города, его величина, административно-культурные и хозяйственно-экономические функции. Необходимо отметить, что атмосфера межэтнического общения, сложившаяся в каждом конкретном городе, оказывает влияние и на мигрантов, а последние в свою очередь привносят в городскую среду привычные для сельской местности нормы взаимоотношений [9].

В общественном сознании дагестанских народов четко обозначаются две линии: с одной стороны - благоприятное проявление терпимости и желание идти на контакт и общение между народами на бытовом уровне, с другой - резкое их неприятие, если вопрос ставится в иной плоскости: политической, территориальной, социально-экономической и кадровой.

Прежде чем перейти к анализу отношения респондентов к мигрантам остановимся на результатах ответов, полученных на вопрос: «Каковы на Ваш взгляд основные причины возникновения межнациональных конфликтов в современной России?», % [10] (табл. 1).

Опрошенные отмечают, что конфликты заложены в человеческой природе, следовательно, избежать их вряд ли удастся. Но это общая формулировка, вместе с тем, конечно, существуют объективные причины для конфликтов, к которым можно отнести экономические трудности, которые опрошенные даргинцы посчитали важнейшими. Конфликты происходят от непонимания между народами, следовательно, там, где отсутствует взаимопонимание, отсутствует и межнациональное общение, на что указали чеченцы-аккинцы. По значимости на третьем месте оказывается фактор территориальных споров, и надо отметить, что в латентной форме именно они чаще всего способствуют возникновению межнационального противостояния.

Далее респондентам был задан вопрос: «Как Вы думаете, в какой степени влияют мигранты на межнациональное состояние в республике?», % (табл. 2)

Таблица 1

Национальность Конфликты неизбежны -они в человеческой природе Территориальные споры Непонимание между народами Отсутствие межнационального общения Подъем национального самосознания Нарушение религиозных заповедей Экономические трудности Недостаточное интернациональное воспитание Низкий уровень культуры

Аварцы 38,3 32,2 39,6 16,8 13,4 18,1 26,8 26,2 16,1

Даргинцы 39,1 36,2 29,0 8,7 7,2 21,7 40,6 39,1 27,5

Кумыки 48,4 35,9 37,5 7,8 4,7 18,8 26,6 31,3 31,3

Лезгины 29,3 31,7 32,9 11,0 11,0 8,5 34,1 26,8 41,5

Лакцы 48,9 31,9 44,7 8,5 0 12,8 29,8 40,4 29,8

Чеченцы 58,8 31,4 31,4 39,2 23,5 23,5 17,6 13,7 0

Русские 51,9 44,4 22,2 7,4 0 3,7 37,0 22,2 25,9

Всего 43,2 32,7 35,2 14,3 10,3 16,0 29,3 26,6 24,5

Таблица 2

Национальность Положительно, знакомство с иной культурой способствует налаживанию дружеских отношений между народами Отрицательно, мигранты привносят в нашу культуру несовместимую с нашими ценностями культуру поведения Мигранты обостряют проблему трудоустройства Никак не влияют Затрудняюсь ответить

Аварцы 23,5 20,1 21,5 16,1 19,5

Даргинцы 24,6 21,7 23,2 8,7 15,9

Кумыки 18,8 23,4 18,8 18,8 20,3

Лезгины 24,4 15,9 17,1 35,4 12,2

Лакцы 6,4 12,8 14,9 29,8 36,2

Чеченцы 35,3 39,2 21,6 2,0 2,0

Русские 37,0 7,4 40,7 7,4 0

Всего 24,3 19,8 20,3 18,4 17,3

Если посмотреть полученные результаты по всей выборке, респонденты указывают на положительную роль, которую могут сыграть мигранты, но это звучит несколько абстрактно, так как опрошенные отмечают в общем плане, что знакомство с иной культурой способствует налаживанию дружеских отношений между народами. Только лезгины отметили, что мигранты никак не влияют на межнациональный климат в республике. Чеченцы-аккинцы и кумыки отметили отрицательную роль миграции, ибо мигранты привносят в нашу культуру несовместимую с нашими ценностями культуру поведения, также они обостряют проблему трудоустройства, считают русские, однако при этом отмечая и положительную роль миграции.

Если посмотреть отношение респондентов к миграции по возрасту, то мнения мигранты обостряют проблему трудоустройства в республике придерживаются в возрасте от 60 лет и больше - 60,0 %, от 40 до 50 лет -40,0 % и от 50 до 60 лет - 35,2 %. Опрошенные в возрасте от 50 до 60 лет (33,3 %) и от 60 и больше (40,0 %) отмечают отрицательную роль миграции, ибо мигранты

привносят в нашу культуру несовместимую с нашими ценностями культуру поведения.

Опрошенные со средним и с высшим образованием в миграции видят положительную роль (22,7 и 26,8 % соответственно). Вместе с тем первые (19,6 %) отмечают, что мигранты привносят в нашу культуру несовместимую с нашими ценностями культуру и поведения, а вторые, что они обостряют проблему трудоустройства (22,3 %). Респонденты со средним специальным образованием отмечают только негативные последствия миграции и считают, что мигранты привносят в нашу культуру несовместимую с нашими ценностями культуру и поведения (23,5 %) и обостряют проблему трудоустройства (23,5 %).

Представляет интерес отношение респондентов к переселению в населенный пункт, в котором они проживают, представителей их и иной национальности.

Распределение ответов на вопрос: «Хотели бы Вы, чтобы в Вашем населенном пункте проживали представители других народов?» отражено в табл. 3.

Таблица 3

Национальность Да, ибо это способствует улучшению межнациональных отношений Да, это способствует знакомству с национальной культурой других народов Нет, это способствует появлению межнациональной напряженности и конфликтов Нет, другая культура способствует разрушению национальной культуры моего народа Нет, это способствует появлению территориальных споров между народами Да, это помогло бы наладить межнациональное общение Затрудняюсь ответить

Аварцы 47,0 44,3 10,7 4,0 12,1 30,2 9,4

Даргинцы 47,8 26,1 11,6 8,7 15,9 31,9 4,3

Кумыки 40,6 25,0 18,8 6,3 14,1 37,5 9,4

Лезгины 45,1 23,2 7,3 4,9 14,6 45,1 3,7

Лакцы 55,3 53,2 2,1 2,1 12,8 25,5 4,3

Чеченцы 56,9 23,5 23,5 31,4 31,4 23,5 2,0

Русские 51,9 48,1 0 0 3,7 37,0 3,7

Всего 47,3 35,6 11,0 7,0 14,3 32,3 6,7

Как в целом по всей выборке, так и по городской и сельской местности у опрошенных наблюдается позитивное отношение к совместному проживанию - 49,0 и 45,7 % соответственно, за исключением чеченцев-ак-кинцев среди которых преобладает по сравнению с другими опрошенными в большей степени негативное восприятие совместного проживания народов (32,0 %) так как это способствует появлению территориальных споров между народами и другая культура способствует разрушению национальной культуры моего народа. Однако они также наряду с отрицательным последствием совместного проживания отметили и положительный момент (58,0 %). Из горожан незначительное количество указало на негативность совместного проживания в отличие от сельского населения, в общественном мнении

Если сравнить результаты опроса по городской и сельской местности, то среди последних выше количество тех, кто считает, что знакомство с людьми другой культуры (образ поведения, национальные привычки, характер) способствует сохранению дружественных отношений между народами - 74,3 % С незначительной разницей аварцы (54,2 % против 48,9 %) и лакцы (53,5 % против 51,2 %), проживающие в городах, отмечают негативное воздействие иной национальной культуры на формирование дружественных отношений между народами в отличие от тех же народов, проживающих в сельской местности.

Мнения, что люди другой национальности должны быть ограничены в праве проживания на его националь-

которых преобладает отрицательная оценка совместного проживания.

В совокупности общественному сознанию опрошенных народов характерны мнения, что совместное проживание способствует улучшению межнациональных отношений, способствует знакомству с национальной культурой других народов и это помогло бы наладить межнациональное общение. На четвертом месте после положительного воздействия, но на первом среди отрицательных факторов оказывается появление территориальных споров между народами.

Далее респондентам был задан вопрос: «То, что в Вашем населенном пункте проживают представители других народов, способствует ли сохранению дружественных отношений между Вашим и другими народами?» (табл. 4).

Таблица 4

ной территории, придерживаются 40,0 % чеченцев, в противовес 85,7 % русских, 69,6 кумыков, 66,7 лакцев, 55,0 аварцев, 50,0 лезгин и 42,6 % даргинцев, не согласных с данным мнением [11].

Проблема мигрантов, может быть, не стояла бы так остро, если бы население республики было этнически однородным, или по крайней мере государство оставалось бы собственником земли и переселение не привело бы к обострению межэтнических отношений. Возможно, и сегодня эта проблема не обострилась бы, если бы миграция, уже связанная с экономическими причинами, не приняла лавинообразного характера. Причем, если в советский период роль образования и воспитания позволяла несколько нивелировать разницу между местным

Национальность Да, знакомство с людьми другой культуры (образ поведения, национальные привычки, характер) способствует сохранению дружественных отношений между ними Нет, другая культура (образ поведения, национальные привычки, характер) не способствуют сохранению дружественных отношений между нашими народами Затрудняюсь ответить

Аварцы 79,2 10,7 8,7

Даргинцы 65,2 13,0 14,5

Кумыки 64,1 20,3 14,1

Лезгины 73,2 8,5 15,9

Лакцы 70,2 4,3 23,4

Чеченцы 80,4 9,8 5,9

Русские 88,9 7,4 3,7

Всего 73,8 10,8 12,9

населением и мигрантами, уже интегрированными в культурную и общественную среду, то теперь этого, к огромному сожалению, не наблюдается.

Понятно, что миграционные процессы остановить или повернуть вспять невозможно и это не подвластно ни одной силе. Более того, попытаться решать проблему миграции с привлечением вооруженного противостояния нереально и чревато далеко идущими негативными последствиями. Следовательно, необходимо найти тот оптимальный путь вовлечения мигрантов в общественную жизнь с соблюдением их прав и условий для сохранения их национальной идентичности и свое -образия.

Литература и примечания

1. Регионоведение (Юг России : краткий тематический словарь). Ростов н/Д, 2003. С. 268.

2. Тишков В.А., Кисриев Э.Ф. Множественные идентичности между теорией и практикой (пример Дагестана) // Этнографическое обозрение. 2007. № 5. С. 108.

3. Кисриев Э.Ф. Социально-политическая ситуация в Дагестане в зеркале общественного мнения // Рукописный фонд ИИАЭ. Ф. 3. Оп. 2. Махачкала, 2002. С. 12.

4. Вынужденные мигранты на Северном Кавказе. М., 2004. С. 16.

Поступила в редакцию

5. Кореняко В.А. Дагестанцы в Ставропольском крае // Научная мысль Кавказа. 1998. № 4.

6. Межэтнические отношения и конфликты в постсоветских государствах : ежегодный доклад - 2003. М., 2004. С. 306.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7. Здравомыслов А. Трансформация смыслов в национальном дискурсе // Язык и этнический конфликт. М., 2001. С. 36.

8. Магомедханов М.М. Миграции сельского населения народностей Дагестана в города и некоторые аспекты этнокультурных процессов // Современные культурно-бытовые процессы в Дагестане. Махачкала, 1984. С. 140-141.

9. Мусаева С.И. Межнациональные отношения в Дагестане: история и современность. Махачкала, 2001. С. 249-250.

10. Опрос проведен в 2007 г. в Казбековском, Кайтаг-ском, Хасавюртовском, Дербентском районах и г. Махачкала и Буйнакск. Методом случайной выборки опрошено 522 человека.

11. Опрос проведен в 2007 г в Казбековском, Хасавюртовском, Кайтагском, Дербентском районах и в г Махачкала, Буйнакск и Кизилюрт. Методом случайной выборки опрошено 348 человек.

25 марта 2008 г

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.