Научная статья на тему 'Влияние материнских стратегий утешения на психическое развитие младенцев'

Влияние материнских стратегий утешения на психическое развитие младенцев Текст научной статьи по специальности «Науки о здоровье»

CC BY
636
92
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ДОРОДОВАЯ ПОДГОТОВКА МАТЕРЕЙ / КАЧЕСТВО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ МАТЕРИ И МЛАДЕНЦА / ПСИХИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ МЛАДЕНЦЕВ / ANTENATAL STUDYING OF MOTHERS / QUALITY OF MOTHER-CHILD INTERACTION / MENTAL DEVELOPMENT OF INFANTS

Аннотация научной статьи по наукам о здоровье, автор научной работы — Тишевской Игорь Андреевич

В результате экспериментального исследования установлено, что младенцы, чьи матери были обучены адекватно использовать оральное утешение, качественное общение и игру для поддержания баланса активности ребенка, демонстрировали в год более высокие, чем в контрольной группе, показатели развития социальной адаптации, восприятия и познавательной активности, речевого развития и др. После разлуки эти дети, независимо от уровня стресса разлучения, активнее искали контакт с матерью и меньше демонстрировали поведение избегания матери при сильном стрессе.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The influence of mothers’ consolation strategies on infants mental development

As a result of experimental study established that infants at the age of 12 months, whose mothers were adequately taught to use oral consolation, a qualitative dialogue and a game to support the balance of child mental activity, showed higher indicators of such development as social adaptation, perception and cognitive activity, speech, etc. compared with the control group. After being separated the infants, without depending on stress level separation, were searching the contact with mother more actively and showing the behavior of avoiding mother less under a intensive stress.

Текст научной работы на тему «Влияние материнских стратегий утешения на психическое развитие младенцев»

УДК 159.922.736.2 ББК Ю92+Ю984.0

ВЛИЯНИЕ МАТЕРИНСКИХ СТРАТЕГИЙ УТЕШЕНИЯ НА ПСИХИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ МЛАДЕНЦЕВ

И.А. Тишевской

В результате экспериментального исследования установлено, что младенцы, чьи матери были обучены адекватно использовать оральное утешение, качественное общение и игру для поддержания баланса активности ребенка, демонстрировали в год более высокие, чем в контрольной группе, показатели развития социальной адаптации, восприятия и познавательной активности, речевого развития и др. После разлуки эти дети, независимо от уровня стресса разлучения, активнее искали контакт с матерью и меньше демонстрировали поведение избегания матери при сильном стрессе.

Ключевые слова: дородовая подготовка матерей, качество взаимодействия матери и младенца, психическое развитие младенцев

Способы утешения ребенка и его развитие

Традиционно в структуру дородовой подготовки матерей в «Школах материнства», проводимой в женских консультациях в соответствии с нормативными приказами Мин-здравсоцразвития РФ [1] включаются три занятия по подготовке женщин к родам и два занятия, посвященные проблемам соматического здоровья новорожденного. Недостатком такой подготовки, на наш взгляд, является отсутствие помощи матери в формировании качественного субъект-субъектного детско-родительского взаимодействия в ситуациях кормления, игры, гигиенических процедур, приучения к туалету и т. д. Мать является главным организатором взаимодействия в диаде «мать-дитя», поэтому развитие ее способности правильно организовывать взаимодействие с младенцем можно рассматривать не только как фактор профилактики различных расстройств у ребенка, но и как залог формирования у него безопасной надежной привязанности к матери. Именно формирование надежной привязанности является основой гармоничного психического развития ребенка [2-6]. В исследованиях последних лет установлено, что в российской выборке численность младенцев, сформировавших надежную безопасную привязанность к матерям, составляет всего 6 %, в то время как в развитых странах этот показатель составляет 65-70 % [7]. Сложившаяся ситуация свидетельствует о необходимости оптимизации программ дородовой подготовки матерей и разработки программ раннего вмешательства. Целью таких программ должно являться по-

вышение компетентности матерей в вопросах понимания и адекватного удовлетворения потребностей младенцев не только в еде, питье и комфорте, но и в раннем социальном взаимодействии.

Поэтому в дополнение к традиционной программе дородовой подготовки беременных женщин был разработан и внедрен образовательный блок по психологии раннего детско-родительского взаимодействия, а также программа психологического сопровождения грудного вскармливания, первого регулярного взаимодействия матери и младенца. Апробация, внедрение и активное проведение программы проходили в муниципальной городской больнице № 9 г. Челябинска в период с 2007 г. по настоящее время. Методологической основой программы является приоритетное рассмотрение развития ребенка в системе отношений с близким взрослым [2, 5, 6], теория формирования у ребенка моделей отношений привязанности [4, 8], концепция психологического аллостаза [9] и связанное с этими положениями представление о психическом здоровье ребенка.

Основные дидактические единицы при подготовке и при консультировании женщин, участвующих в программе, представлены:

- закономерностями формирования психики ребенка в младенческом и раннем детском возрасте;

- сведениями о влиянии поведения матери на психическое развитие ребенка;

- информацией о сигналах социального и пищевого поведения и востребованном ребенком поведении матери;

- перечнями признаков напряжения (тревоги) и расслабления младенца;

- приемами, которые могут использоваться для регуляции у ребенка уровня активности и баланса напряжение/расслабление за счет орального утешения, общения и игры.

Основным назначением программы было обучение матерей не только различать состояния и запросы младенцев, но и адекватно реагировать на них, поддерживая качественное телесное, голосовое и визуальное общение без использования орального утешения (предложение кормления груди или пустышки), разумеется, кроме крайней необходимости, организуя у ребенка соответствующую его возрасту игровую деятельность.

В качестве рабочей гипотезы при разработке программы рассматривалось предположение, что поддержание матерью оптимального уровня активности у младенца, баланса между напряжением и расслаблением, использование с этой целью качественного общения, совместной исследовательской деятельности и игры с ребенком способствуют оптимизации психического развития младенца.

Целью представленного исследования является оценка положительного влияния дополненной психологическим содержанием традиционной программы дородовой подготовки на психическое развитие младенцев.

Материалы и методы

Объектом психологического вмешательства являлись матери, состоявшие на учете и проходившие курсы дородовой подготовки на базе женской консультации МУЗ ГБ № 9 г. Челябинска. Начало вмешательства чаще всего осуществлялось при сроке беременности 32 недели. На принципах добровольности из числа слушательниц курсов дородовой подготовки была сформировании первая (экспериментальная) группа, в составе которой беременные женщины получали регулярное консультирование по вопросам оптимизации взаимодействия с ребенком. В эту группу вошли 60 женщин в возрасте 26,6±3,9 лет, ожидавших рождения первых детей. Вторую (контрольную) группу составили также добровольно принявшие участие в исследовании 15 матерей, прошедших традиционную дородовую подготовку и наблюдавшихся с младенцами по территориальному принципу в поликлинике МУЗ ГБ № 1 г. Челябинска, и 15 матерей из числа участников общественной группы поддержки грудного вскармливания г. Челябинска. Изначально эти две под-

группы обследовались параллельно, но затем были объединены в общую контрольную группу, поскольку дети в этих подгруппах не различались по показателям психического развития. Средний возраст матерей в контрольной группе составил 27,4±4,6 лет. Как в экспериментальной, так и в контрольной группе значительную часть обследованных (примерно три четверти выборки) составляли женщины, имеющие высшее образование.

Все обследованные дети были первенцами, доношенными; в экспериментальной группе соотношение численности мальчиков и девочек было 50:50, средний балл по шкале Апгар при рождении равнялся 7,9, в контрольной эти показатели были 40:60 и 7,7 баллов соответственно. На момент проведения итогового исследования параметров развития и особенностей детско-родительского взаимодействия возраст детей в обеих группах составлял от 12 до 15 месяцев.

Принимая во внимание, что в диаде «мать-ребенок» женщина может не только модулировать тревогу младенца, но и привносить в ее структуру еще и свою тревогу и беспокойство, для учета показателя уровня личностной тревожности матерей была использована «Шкала самооценки тревоги»

Ч.Д. Спилбергера [10].

Исследование характеристик психического развития ребенка осуществлялось с помощью компьютерной экспертной системы «Лонгитюд» (лицензия № 361). Эта экспертная система представляет результаты оценивания основных показателей физического и психического развития ребенка не в абсолютных набранных баллах, а в относительных значениях, указывающих на степень отклонения тех или иных показателей исследованных функций обследуемого ребенка от показателей нормативной популяции. Знак этого числа показывает направление отклонения, а его значение -вероятность выхода значений отклонения за рамки естественной вариативности темпов развития детей в данном возрасте. Диапазоны индивидуальных значений как признаки относительных уровней развития детей интерпретируются системой по следующему алгоритму: менее -0,65 - значительное отставание; от -0,65 до -0,30 - незначительное отставание; от -0,29 до 0,41 - норма (диапазон естественной неравномерности развития); 0,42 и выше

- опережение в развитии [11].

Для изучения способности ребенка преодолевать сепарационный стресс и определе-

ния качества его отношения к матери по аналогии с классической диагностической процедурой «Незнакомая ситуация» [12] была смоделирована ситуация, в которой уровень тревоги у ребенка постепенно нарастал и он с помощью матери либо самостоятельно вынужден был с ним справляться. Диагностическая ситуация состояла из последовательности нескольких эпизодов: сначала мать кормила ребенка, затем перемещала его на ковер, давала игрушки, соответствующие возрасту ребенка, и выходила первый раз не попрощавшись. Ребенок на три минуты оставался один, после чего мать возвращалась, если было необходимо, утешала ребенка, играла с ним пять минут и, попрощавшись, выходила снова. Ребенок еще раз оставался один на три минуты, после чего мать возвращалась, брала ребенка на руки, утешала его и три минуты играла. Вся ситуация снималась с помощью скрытой видеокамеры. В дальнейшем с помощью метода структурированного наблюдения материалов видеозаписи оценивались проявления привязанности при первом и втором воссоединении ребенка с матерью по четырем семибалльным шкалам: «Поиск контакта», «Поддержание контакта», «Сопротивление контакту» и «Поведение избегания» [12].

Для качественной оценки детских стратегий преодоления сепарационного стресса, сформированных матерью у ребенка, автором статьи была разработана трехбалльная шкала оценки поведения ребенка, записанного на видеокамеру во время периодов пребывания ре-

бенка в одиночестве. По этой шкале оценка 0 баллов (недостаточно сформированы стратегии преодоления стресса) выставлялась в случаях, когда ребенок не позволял матери выйти, демонстрируя крайнюю степень тревоги, или, если ребенок, оставшись в одиночестве, не звал мать, не играл самостоятельно, а ложился и притворялся спящим. Оценке в 1 балл соответствовало поведение ребенка, который в ситуации одиночества звал мать, т. е. искал в ситуации стресса общения с ней, но самостоятельно не играл (не исследовал окружающее). Двум баллам соответствовала оценка поведения ребенка, играющего в одиночестве самостоятельно, демонстрируя не менее 2 эпизодов исследовательской деятельности, но не зовущего мать (активно не искавшего с ней общения). Три балла ставилось в том случае, если, оставшись один, ребенок не только звал мать, но и использовал, хотя бы в начале данного эпизода, игровую (исследовательскую) деятельность для преодоления стресса.

Для анализа полученных результатов применялись традиционные статистические методы (описательная статистика и корреляционный анализ показателей) с использованием компьютерной программы 8Р88.

Результаты исследования и обсуждение

Исследование показателей психического и физического развития (табл. 1) выявило значительное опережение развития у детей из экспериментальной группы в сравнении с контрольной группой по таким показателям,

Таблица 1

Показатели психического и физического развития детей в экспериментальной и контрольной группах

Показатель Экспериментальная группа, М±т (п=60) Контрольная группа, М±т (п=30) Уровень значимости различий

Социально-адаптивные функции 0,31±0,02 0,18±0,05 р<0,01

Развитие эмоций 0,15±0,02 0,15±0,04 р<0,01

Развитие самосознания 0,31±0,07 0,26±0,07 р<0,01

Развитие общей моторики 0,34±0,03 0,25±0,04 р<0,01

Развитие координации общих движений 0,35±0,04 0,35±0,07 р<0,01

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Развитие зрительно-моторной координации 0,21±0,05 0,08±0,06 р<0,01

Развитие тонкой моторной координации 0,19±0,04 0,04±0,04 р<0,05

Развитие восприятия и познавательной активности 0,27±0,02 0,03±0,04 р<0,01

Понимание речи 0,21±0,03 0,00±0,04 р<0,01

Развитие активной речи 0,15±0,04 -0,10±0,04 р<0,01

Развитие деятельности 0,23±0,03 0,06±0,04 р<0,01

Развитие навыков самообслуживания 0,38±0,03 0,09±0,05 р<0,01

как социальная адаптация, развитие восприятия и познавательной активности, понимание речи, развитие активной речи, развитие деятельности и навыков самообслуживания. Кроме того, дети из экспериментальной группы имели лучше развитую тонкую моторную координацию, имела место также и тенденция к опережению по показателю развития зрительно-моторной координации (р=0,051).

Анализ показателей поведения привязанности в ситуациях воссоединения также выявил наличие достоверных различий между экспериментальной и контрольной группами (табл. 2). Дети из экспериментальной группы более интенсивно искали контакта с матерями, чем дети из контрольной группы, как при первом воссоединении, когда уровень сепара-ционной тревоги был относительно низким, так и при втором воссоединении, когда сепа-рационная тревога была максимальной. Кроме того, в экспериментальной группе при втором воссоединении дети значительно меньше демонстрировали поведение избегания матерей. По показателям «Поддержание контакта» и «Сопротивление контакту» при первом и втором воссоединении в экспериментальной и контрольной группах достоверных различий обнаружено не было. Обнаруженные различия между показателями в группах по проявлениям поведения привязанности, на наш взгляд, свидетельствуют о лучшем отношении к матерям у детей, чьи матери прошли психологическую подготовку по эффективному детско-родительскому взаимодействию. Дети из экспериментальной группы настойчивее и с большим успехом ищут контакта с матерью

после разлучения, что свидетельствует о большей выраженности у них поведения, характерного для надежной привязанности.

При оценке пребывания детей в одиночестве (см. табл. 2) из-за высокой дисперсии показателей средние баллы оценок, характеризующих поведение детей из первой и второй группы, достоверно не отличались. Однако обращает на себя внимание тот факт, что количественные характеристики игры у детей из экспериментальной группы при высоком уровне сепарационного стресса такие же, как у детей в контрольной группе при низком уровне тревоги. На основании этого можно предположить, что в экспериментальной группе матерям чаще удавалось привить ребенку привычку играть и использовать игру для преодоления сепарационного стресса. Низкий балл (1,2±0,2) оценки одиночного поведения при высоком уровне тревоги у детей из контрольной группы свидетельствует о том, что игровая (исследовательская) деятельность у большинства из них блокируется сильным стрессом, практически полностью и не используется для самостоятельного преодоления тревоги. Обнаруженные различия, на наш взгляд, являются проявлением того, что в контрольной группе дети сильнее зависят от присутствия матерей и являются психологически менее автономными, чем дети из экспериментальной группы.

Изучение материнской тревожности выявило средние уровни ее личностного компонента у матерей обеих групп: в экспериментальной группе данный показатель был равен 40,8±11,3 и не отличался от аналогичного по-

Таблица 2

Показатели поведения привязанности при воссоединении и одиночного поведения детей из экспериментальной и контрольной групп

Показатель Экспериментальная группа, М±т (п=60) Контрольная группа, М±т (п=30) Уровень значимости различий

Первое воссоединение

Поиск контакта с матерью 3,5±0,3 2,3±0,3 р<0,05

Поддержание контакта 2,2±0,2 1,7±0,2 р<0,05

Сопротивление контакту 1,7±0,1 1,4±0,1 р<0,05

Поведение избегания 3,0±0,3 3,5±0,3 р<0,05

Второе воссоединение

Поиск контакта с матерью 4,2±0,3 2,9±0,3 р<0,01

Поддержание контакта 3,4±0,3 2,9±0,4 р<0,01

Сопротивление контакту 2,5±0,2 2,3±0,3 р<0,01

Поведение избегания 2,8±0,3 3,8±0,3 р<0,05

Поведение в одиночестве

Первое одиночное пребывание 2,0±0,2 1,6±0,2 р<0,05

Второе одиночное пребывание 1,6±0,1 1,2±0,1 р<0,05

казателя в контрольной группе (40,4±10,7). Это позволяет думать, что обнаруженные различия в показателях развития детей обусловлены не разным уровнем тревожности матерей, а прохождением ими подготовки по модифицированной программе и закреплением полученных знаний на консультациях. Матери из экспериментальной группы сформировали и сохранили мотивацию на качественное взаимодействие с ребенком и не стремились всегда снимать напряжение детей за счет орального утешения или только эмоционального общения, а направляли возникающую активность ребенка в игровую деятельность, сочетающую в себе общение и исследование окружающего мира (сначала совместно с матерью, а затем и самостоятельное).

Проведенный корреляционный анализ выявил наличие отрицательной корреляции уровня личностной тревожности матери с экспертными оценками по показателям «Развитие социально-адаптивных функций» (коэффициент Пирсона г = -0,29, р<0,05) и «Развитие общей моторики» (коэффициент Пирсона г = -0,28, р<0,05), а также положительную корреляцию с показателем «Сопротивление контакту» при первом воссоединении (коэффициент Пирсона г = 0,3, р<0,05). Это, на наш взгляд, свидетельствует о том, что дети тревожных матерей имеют меньшую социальную и моторную активность и компетентность. Возможно, это является следствием нарушенного повседневного детско-родительского взаимодействия из-за отсутствия у ребенка комфорта при общении с матерью, что заставляет этих детей сопротивляться контакту с матерью и соглашаться на него только в случае крайней необходимости, например, при сильной тревоге или сильном голоде.

Исследование взаимосвязи показателей одиночного поведения, отражающих наличие поиска общения и самостоятельной игры у детей во время сепарационного стресса, с другими изученными параметрами выявило ряд корреляций. Так, была обнаружена положительная корреляция данных по показателю «Поведение в одиночестве» при первом разлучении и оценок уровня развития социальноадаптивных функций у ребенка (коэффициент Пирсона г = 0,3, р<0,05). Кроме того, показатель «Поведение в одиночестве» при втором разлучении отрицательно коррелировал с показателем «Поддержание контакта» при втором воссоединении» (коэффициент Пирсона г = -0,39, р<0,01). Представляется, что нали-

чие таких корреляций свидетельствует, что дети матерей, которые стремились чаще играть со своими младенцами в разных ситуациях, не только научились лучше социально адаптироваться, но и быстрее успокаиваются при контакте с матерью после сильного сепа-рационного стресса, чувствуя себя в полной безопасности в присутствии матери.

Заключение

Полученные в ходе исследования результаты свидетельствуют о целесообразности включения в программы дородовой подготовки матерей дополнительного дидактического блока по психологии развития младенцев и по обучению детско-родительскому взаимодействию на раннем этапе развития диадных отношений. Формирование в процессе дородовой подготовки у матерей стремления чаще использовать в качестве основного способа утешения игровую деятельность и поддержка этого стремления в послеродовом периоде способствуют улучшению у их детей социальной адаптации, развитию восприятия и познавательной активности, речевому развитию, развитию деятельности и навыков самообслуживания как наиболее информативных показателей раннего развития. Другим положительным эффектом программы повышения психологической компетентности матерей является улучшение у детей показателей поведения привязанности.

Литература

1. О совершенствовании акушерско-гинекологической помощи в амбулаторнополиклинических учреждениях. Приказ министерства здравоохранения РФ № 50 от 10.02.03.

2. Стерн, Д.Н. Межличностный мир ребенка: взгляд с точки зрения психоанализа и психологии развития. - СПб.: ВосточноЕвропейский институт психоанализа, 2006. -376 с.

3. Микиртумов, Б.Е. Клиническая психиатрия раннего детского возраста / Б.Е. Микиртумов, А.Г. Кощавцев, С.В. Гречаный. -СПб.: Питер, 2001. - 256 с.

4. Боулби, Дж. Привязанность / Дж. Бо-улби. - М. : Гардарики, 2003. - 477 с.

5. Лисина, М.И. Формирование личности ребенка в общении / М.И. Лисина. - СПб.: Питер, 2009. - 320 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Мухамедрахимов, Р.Ж. Мать и младенец: психологическое взаимодействие /

Р.Ж. Мухамедрахимов. - СПб. : Изд-во

С.-Петерб. ун-та, 1999. - 286 с.

7. Мухамедрахимов, Р.Ж. Особенности привязанности у детей в семьях и домах ребенка / Р.Ж. Мухамедрахимов, Н.Л. Плешкова //Дефектология. - № 2. - 2008. - С. 37-44.

8. Ainsworth, M.D.S. Infant-mother attachment / M. D. S.Ainsworth // Amer. Psychologist. 1979. - № 34 (10). - P. 932-937.

9. Тишевской, И.А. Психическое развитие младенца с позиций аллостатической парадигмы адаптации / И.А. Тишевской // Вестник ЮУрГУ. Серия «Психология». - 2010. -Вып. 9. - № 17 (193). - С. 62-67.

10. Карандашев, В.Н. Изучение оценочной тревожности /В.Н. Карандашев, М.С. Лебедева, Ч. Спилбергер // Руководство по

использованию методики Ч. Спилбергера. -СПб.: Речь, 2004. - 80 с.

11. Методические материалы к про-

граммному комплексу Лонгитюд-ЭДК. Экспертная система Лонгитюд. Экспериментально-диагностический комплекс (ЭДК). -8-е изд., перераб. и доп. (соответствующая версия программы: 10.2.25) / под ред.

С.А. Мирошникова. - СПб.: Изд-во «ЛЕМА», 2010. -196 с.

12. Мухамедрахимов, Р.Ж. Метод изучения привязанности у младенцев и детей раннего возраста / Р. Ж. Мухамедрахимов, Н.Л. Плешкова // Практикум по возрастной психологии /ред. : Л. А. Головей, Е. Ф. Рыбалко.

- 2-е изд. - Практикум по возрастной психологии. - СПб.: Речь, 2008. - С. 608-631.

Поступила в редакцию 12.02.2012 г.

Тишевской Игорь Андреевич. Кандидат медицинских наук, доцент кафедры общей психологии, Южно-Уральский государственный университет, г. Челябинск. E-mail: i_tishevskoy@mail.ru

Igor A. Tishevskoy. Candidate of medical science, docent of department of general psychology, South Ural State University. E-mail: i_tishevskoy@mail.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.