Научная статья на тему 'Влияние крепостей Азово-Моздокской укрепленной линии на процесс формирования городов юга России в XVIII веке'

Влияние крепостей Азово-Моздокской укрепленной линии на процесс формирования городов юга России в XVIII веке Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
37
12
Поделиться
Ключевые слова
КРЕПОСТЬ / ГРАНИЦА / ГОРОД / ОБЩЕСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ / ОБЩЕСТВО / УЕЗД / ГУБЕРНИЯ / A FORTRESS / BORDER / CITY / PUBLIC MANAGEMENT / A SOCIETY / DISTRICT / PROVINCE

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Ряснянская Наталья Александровна

На основе архивных документов, сборников материалов, научных исследований изучена роль органов общественного управления в развитии пограничных городов. Особое внимание уделено взаимоотношениям гражданского и военного управлений.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Ряснянская Наталья Александровна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Influence of Fortresses of the Azovo-Mozdoksk Strengthened Line on Process of Formation of Cities of the South of Russia in XVIII Century

On the basis of archival documents, collections of materials, scientific researches the role of public management in development of boundary cities is studied. The special attention is given to mutual relations of civil and military managements.

Текст научной работы на тему «Влияние крепостей Азово-Моздокской укрепленной линии на процесс формирования городов юга России в XVIII веке»

УДК 341.222.26 (17)

ВЛИЯНИЕ КРЕПОСТЕЙ АЗОВО-МОЗДОКСКОЙ УКРЕПЛЕННОЙ ЛИНИИ НА ПРОЦЕСС ФОРМИРОВАНИЯ ГОРОДОВ ЮГА РОССИИ В XVIII веке

© 2009 г. Н.А. Ряснянская

Ставропольский государственный аграрный университет, Stavropol State Agrarian University,

355017, г. Ставрополь, пер. Зоотехнический, 12 355017, Stavropol, Zootekhnicheskiy Lane, 12

На основе архивных документов, сборников материалов, научных исследований изучена роль органов общественного управления в развитии пограничных городов. Особое внимание уделено взаимоотношениям гражданского и военного управлений.

Ключевые слова: крепость, граница, город, общественное управление, общество, уезд, губерния.

On the basis of archival documents, collections of materials, scientific researches the role ofpublic management in development of boundary cities is studied. The special attention is given to mutual relations of civil and military managements.

Keywords: a fortress, border, city, public management, a society, district, province.

В изучении аспектов истории Российского государства особое внимание уделяется процессу становления пограничных городов, формированию в них системы общественного управления, их роли в социально-экономических и культурно-политических сферах жизни общества. В многочисленных монографиях, очерках и статьях исследователи обращали внимание на особенности их развития, условия, в которых приходилось жить мирному населению. Наиболее полно об этих процессах можно судить на основе комплексного подхода к изучению данной проблемы. В связи с этим история возведения Азово-Моздокской укрепленной линии позволяет раскрыть и показать ее роль в формировании городов юга России.

В 20-х гг. XVIII в. внешнеполитический курс российского правительства определяли восточный и западный вопросы. Длительная Северная война (1700-1721 гг.) принесла России не только потери, но и дала выход к Балтийскому морю, что вызвало недовольство западных держав, опасавшихся усиления Российской империи на международной арене. В первой половине XVIII в. напряженная обстановка сложилась на южных пограничных рубежах. Опустошительные набеги со стороны Турции и Крыма на Дон, Поволжье, Кавказ заставили русское правительство сосредоточивать в этом регионе значительные военные силы, что позволяло не только обеспечить безопасность государства, но и укрепить торговые пути на Восток для дальнейшего развития экономических связей.

Для реализации этих задач Российскому государству прежде всего необходимо было овладеть Азовом, чтобы защитить южную границу от крымско-татарских набегов и обеспечить торговлю с Востоком. Значение Азова как укрепленного рубежа Российского государства оценил еще Петр I. Знаменитые Азовские походы Петра I (1695-1696 гг.) окончились захватом русскими войсками крепости Азов 18 июля 1696 г. и возведением в сентябре 1698 г. крепости Таганрог. Однако в ходе военных кампаний конца XVII - середины XVIII вв. Россия неоднократно теряла и отвоевывала эти крепости. Окончательно Азов и Таганрог

перешли к Российской империи в период русско-турецкой войны 1768-1774 гг. В ходе успешной военной кампании в марте 1769 г. русские войска заняли Азов, а в апреле - Таганрог [1].

Отвоевав Азов и Таганрог, правительство Екатерины II видело в них не только укрепленные рубежи, но и будущие торговые порты. Поэтому еще не устроенные крепости указом Екатерины II от 9 сентября 1769 г. были включены «... в число протчих государственных крепостей» [2, с. 76]. История крепостей Азов и Таганрог неразрывно связана с Темерницкой слободой, где к началу XVIII в. на сооруженных верфях ремонтировались суда, возводились казармы, лазареты. После Прутского похода 1711 г. Темерницкая слобода была преобразована в военно-торговое поселение Темерников. Однако только в правление Елизаветы Петровны Темерников официально получил статус таможни. Указом от 15 декабря 1749 г. « ... для сбору по тарифу и внутренних пошлин с привозимых из турецкой области и отвозимых из России за границу товаров таможню учредить вверх по реке Дону от устья реки Темерника против урочища, называемого Богатого Колодезя» [3, с. 23]. Фактически учреждение Темерницкой таможни положило начало истории города Ростова.

Реализуя идеи Петра I, Елизавета планировала превратить Приазовье в центр российской внутренней и внешней торговли. Благодаря деятельности фирмы «Российская в Константинополь торгующая коммерческая кампания», Темерницкий порт с расширением торговых операций начал приобретать известность как в России, так и за границей. Популярность нового порта способствовала переселению в этот край мирного населения, с увеличением числа которого актуальными становились вопросы о строительстве около Темерницкой таможни нового порта и пересмотре системы управления. В это время российское правительство приняло решение о переносе крепости Св. Анны, расположенной в затапливаемых землях вблизи Черкасска, к Богатому источнику. Новая крепость, согласно указу Елизаветы Петровны от 6 апреля 1761 г., получила название Св. Дмитрия Ростовского. Она должна была стать не только

оборонительным пограничным рубежом на юге России, но и пунктом внешних экономических отношений с Европой и Востоком.

Укрепление российских позиций в Приазовье позволяло распространить правительству свое влияние на Предкавказье, которое рассматривалось не только как стратегический плацдарм, но и как регион для экспорта продукции и импорта сырья. Кавказ в XVIII в. с его экономическим потенциалом и географическим положением привлекал к себе внимание не только России, но и многих европейских государств. К тому же этот регион был выгодным в целях реализации военно-колониальной политики царизма.

Для ее осуществления с первой половины XVIII в. сюда направлялись российские войска, казачьи полки. Началось государственное освоение новых территорий, в результате которого возникали новые села, станицы, города, строились крепости. Одной из первых в 1735 г. была заложена крепость Кизляр. Со временем крепость начала обустраиваться. Кроме военных, сюда стали стекаться жители из окрестных поселений и городов. Приток населения из национальных окраин стал поводом к складыванию в Кизляре соответствующих кварталов - русского, грузинского, армянского и татарского. С увеличением числа населения, проживающего в Кизляре, крепость постепенно приобрела черты населенного пункта.

Занимаясь строительством укрепленных форпостов в Предкавказье, российское правительство установило в них военно-административное устройство. Учитывая назначение крепостей, большие административные полномочия получали их коменданты (в основном они имели военный чин), которые в свою очередь были ответственны перед вышестоящими органами (перед губернатором или наместником). Такая система управления как общепринятая и была введена в Кизляре.

В целях защиты российских пограничных территорий было принято решение о возведении кордонной линии от Кизляра до Моздока. Указ об основании Моздокской крепости правительство издало 9 декабря 1762 г. [4]. Новая крепость из-за ее малочисленности не смогла бы отразить возможное нападение. Поэтому императрица объявила горцам, желающим поселиться в Моздоке и принять крещение, о пожаловании денежной суммы в размере 10 р. узденям, а простым - 5 р. Этой мерой Екатерина II сравнительно быстро достигла желаемого, так как за короткое время число жителей новой крепости значительно увеличилось. Общими усилиями горцев и казаков Моздок к 1763 г. превратился в укрепленный форпост с 2 казенными домами и небольшой деревянной церковью, ставшей в дальнейшем центром миссионерской деятельности на Кавказе.

Административное устройство Моздока было таким же, как и в Кизляре. Управленческие полномочия сосредоточивались в руках коменданта. В связи с тем что Моздок и Кизляр сложились как многонациональные, «насадить» в них определенную систему управления было трудно, потому что у каждой национальной группы к этому времени сложились свои «обычаи управления». Однако все проживающие в Кизляре и

Моздоке национальные группы независимо от их традиционного управления обязаны были подчиняться коменданту [5].

Укрепление военных поселений стало подготовкой России к отражению нападений Турции и Крыма. По Кучук-Кайнарджийскому мирному договору 1774 г. Россия окончательно получала Азов, Таганрог и выход к Черному морю. Присоединение новых территорий способствовало началу в них административных преобразований. По указу Екатерины II от 14 февраля 1775 г. была образована Азовская губерния, в состав которой вошли: город Азов, крепость Святого Дмитрия, города Таганрог, Черкасск и территория Войска Донского [2, с. 83-84]. Официально они получили статус городов, однако пройдет не один год, прежде чем в них будет введено гражданское управление.

Несмотря на расширение российских территорий на юге, актуальной оставалась проблема обеспечения безопасности новых крепостей и городов. С этой целью правительство Екатерины II приняло решение о строительстве Азово-Моздокской укрепленной линии. Подготовкой проекта занялся Г.А. Потемкин. Указом от 23 ноября 1775 г. он назначался наместником и генерал-губернатором Новороссийским, Азовским и Астраханским [6]. По его плану укрепленная линия пересекала Пред-кавказские степи и прикрывала «...от набегов соседних границу между Астраханью и Доном.» [7].

К апрелю 1777 г. проект был окончательно принят и утвержден. Разработанный план представлял укрепленную линию, протянувшуюся от Азова до Моздока с 10 крепостями, рядом форпостов и редутов. Будущие города Предкавказья числились под номерами: № 1 -Екатериноградская крепость, расположенная на р. Малке, № 4 - Георгиевская - на р. Подкумок, № 7 - Ставропольская - на р. Чле. Возведение крепостей началось с осени 1777 г. и осуществлялось объединенными усилиями казаков и солдат.

Развитие экономики на освоенных территориях Предкавказья всецело зависело от миграции населения. Дальнейшее заселение Азово-Моздокской укрепленной линии способствовало проведению новых преобразований в административно-управленческой системе, отвечающих их социально-экономическому и политическому положению.

К примеру, в Таганрог при первых комендантах началось активное переселение греков, сражавшихся на стороне России против Турции. Поэтому к 80-м гг. XVIII в. возникла необходимость в открытии органов городского самоуправления, причем право учредить грекам в Таганроге свой магистрат было даровано Екатериной II в рескрипте от 1775 г. В 1781 г. комендант Неут-линг обратился к азовскому губернатору В.А. Черткову с предложением открыть в Таганроге «греческое купеческое правление». Губернатор дал свое согласие, поручив таганрогской воеводской канцелярии открыть греческое управление, организовав выборы в должности председателя и 2 заседателей. Расходы на содержание нового управления полностью ложились на греческое общество. В то же время греческое управление подчинялось азовскому губернатору, а в работе должно было руководство-

ваться законами греческих царей Юстиниана, Юлиана и Константина. Первыми выборными должностными лицами от греческого купеческого общества стали: председателем - И.М. Разсет, а заседателями - Е.И. Трандафи-лов и И.В. Пагонат. Согласно распоряжению таганрогской воеводской канцелярии, греческое купеческое управление занималось рассмотрением дел купцов и мещан «из греков».

Очередная волна административных преобразований была проведена в Азовской губернии в 1782 г., когда крепость Св. Дмитрия Ростовского была причислена к Таганрогскому уезду Азовской губернии. По инициативе Г.А. Потемкина в 1784 г. Азов, Таганрог, крепость Св. Дмитрия Ростовского вошли в состав Мариупольского уезда Екатеринославского наместничества, что повлекло за собой изменения в городском общественном управлении Таганрога. По распоряжению генерал-губернатора Г.А. Потемкина 20 июля 1784 г. греческое купеческое правление было преобразовано в греческий магистрат, который избирался на тех же условиях, что и греческое управление, но содержался за счет городских доходов. В это время на основе таких же правил в Таганроге был открыт городской купеческий магистрат, а воеводская канцелярия упразднялась. По замыслу правительства таганрогский городской магистрат был судеб-но-гражданским учреждением.

Одновременно с преобразованиями в Азовской губернии правительство Екатерины II стремилось утвердить влияние России в Предкавказье. С этой целью было принято решение привлечь в регион как можно больше мирного населения, чиновников и дворян. Рескриптом от 22 декабря 1782 г. Екатерина II предоставила князю Потемкину право раздавать земли для поселения на Азово-Моздокской линии. Немаловажным стал указ императрицы, изданный в 1784 г., согласно которому право переселения распространялось «на однодворцев и на всех без различия рода и звания желающих». В итоге в 17351785 гг. было роздано во владение частным лицам до 258 494 десятин земли [8].

Увеличение частных владений в Предкавказье, а также социально-экономическое развитие этого региона послужили поводом к разработке проекта об устройстве Кавказского наместничества. Для организации управления краем 5 мая 1785 г. в свет вышел указ о создании Кавказского наместничества из 2 областей - Кавказской и Астраханской. В Кавказскую область входили уезды Екатериноградский, Кизлярский, Моздокский, Георгиевский, Александровский и Ставропольский, центры которых получали статус городов, а Екатериноград стал губернским городом [9]. Рескриптом от 9 мая 1785 г. Кавказская область получила статус губернии. Однако самым главным в рескрипте стало постановление о распространении на города Кавказской губернии Жалованной грамоты городам Екатерины II от 21 апреля 1785 г. Согласно грамоте, городским обывателям, разделенным на 6 разрядов - сословных групп, разрешалось создать городское общество, наделенное юридическими правами. Общество могло иметь свою собственность, казну и собирать с населения специальные сборы. Городскими проблемами занимались общая (распорядительный ор-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ган) и шестигласная (исполнительный орган) думы. В состав общей думы входили представители от 6 разрядов населения, которые из своего числа избирали 6 чел. в шестигласную думу. Наделяя городское общество самоуправлением, Жалованная грамота устанавливала жесткие рамки контроля в лице губернатора и магистрата, а ст. 176 разрешала даже подать жалобу на думу [10].

Преобразования в регионе начались с учреждения системы самоуправления на местах. Первые нововведения были проведены в Екатеринограде - губернском городе Кавказского наместничества. Реализацией указов 1785 г. занялся П.С. Потемкин, назначенный наместником Кавказа. За короткое время он перенес «свою резиденцию» из Астрахани в Екатериноград, который внешне представлял собой станицу волжских казаков, состоявшую из солдатской слободки и небольшой крепости. Уже в январе 1786 г. Кавказское наместничество распорядилось об открытии присутственных мест, состоявших из магистрата и нижнего земского суда в новых уездах.

Чтобы не затягивать введение гражданского управления на местах, в феврале 1786 г. в города Кавказской губернии специально были направлены чиновники. Учитывая тот факт, что будущие уездные центры Предкавказья фактически являлись крепостями и в них не существовало гражданских органов управления (предусмотренных Жалованной грамотой городам 1785 г.), чиновники привозили с собой сборники законов и на первый случай необходимые канцелярские принадлежности, а также небольшую денежную сумму на непредвиденные расходы. По распоряжению Кавказского правления все это на местах должны были получить под расписку городничие. В архивных документах за 1786 г. об этом зафиксированы очень скудные сведения [11, л. 6 об. - 8]. Открытие присутственных мест начиналось с прочтения высочайшего повеления и благодарственного молебна. В Ставрополь, Георгиевск и Александров с этой целью был направлен председатель уголовного суда подполковник Пирогов, а в Кизляр и Моздок - надворный советник Зряхов [11, л. 16]. О проделанной работе они докладывали непосредственно в Кавказское наместническое правление. Уже с 7 февраля 1786 г. присутственные места начали действовать в Георгиевске, 15 февраля - в Ставрополе и других городах Азово-Моздокской линии. Иначе складывалась ситуация с учреждением нижних земских судов, которых в губернии было открыто только два - в Георгиевске и Моздоке. К георгиевскому суду относились города - Ставрополь, Александров и сам Георгиевск, а к моздокскому - Кизляр и Моздок.

Несмотря на изменение административного статуса крепостей Центрального и Восточного Предкавказья, для достижения состояния процветающих городов им потребовалось не одно десятилетие. Важную роль по преодолению трудностей в становлении городов как будущих центров Северо-Восточного Кавказа сыграли магистраты. Они занимались благоустройством городов, решали социально-экономические и финансовые проблемы, которые особенно остро стояли в этот период. Им пришлось работать в очень трудных условиях. Долгое время не удавалось укомплектовать магистраты вы-

борными лицами. По «Учреждению для управления губерниями» 1775 г., в нем должны были заседать 2 бургомистра и 4 ратмана. Но анализ документов показал, что желающих работать в них не находилось и вместо 6 чел. в основном присутствовало всего 2-4.

Подобная ситуация наблюдалась практически во всех городах Предкавказья. К примеру, в ставропольском магистрате первым бургомистром стал К. Яковлев, а ратманом - К. Колесников. Так как такое количество должностных лиц не соответствовало «Учреждению для управления губерниями» 1775 г., в ноябре 1786 г. состоялись выборы в магистрат. Ставропольское общество отдало свое предпочтение М. Тарасову и С. Ряснискому, избрав их в ратманы. Однако это не решило проблему Ставропольского магистрата. В декабре 1786 г. в нем снова работало только 2 чел. [12]. Такое положение с кадрами в самоуправлении объясняется тем, что городские должности не оплачивались, а работа в магистрате продолжалась в течение всей недели (кроме воскресенья и больших церковных праздников) с 7 или 8 ч утра до 2 ч дня, а порой с 8 ч вечера и до полуночи [13].

В городах Предкавказья одним из главных представителей государственной власти на местах был городничий, поэтому на эту должность назначали. В мае 1795 г. после смерти ставропольского городничего титулярного советника Тарковского генерал-губернатор Кавказского наместничества И.В. Гудович предложил на утверждение Правительствующему Сенату кандидатуру капитана кавказского егерского корпуса И. Зервалда. Городничий как представитель гражданского управления, назначаемый Сенатом, в своих действиях был подотчетным перед наместничеством и правительством. Как у представителя «короны», в его руках сосредоточивались большие властные полномочия. Помимо того что перед ним отчитывались в своих действиях органы городского самоуправления, городничий занимался рекрутским набором, выдачей паспортов, финансовыми делами горожан, покупкой и продажей недвижимости, контролировал работу местных заводов и фабрик.

Большие изменения произошли в Кавказской области в 1790 г. По «высочайшему указу» от 30 августа 1790 г. Кавказская губерния и губернский город Екатериноград упразднялись, а присутственные места переводились в Астрахань, которая получила название губернского города Кавказского наместничества. В августе того же года по указу Сената нижняя расправа из Екатеринограда была переведена в Георгиевск, что стало решающим в судьбе первого губернского города Предкавказья [14]. Официально с этого года он числился как ст. Екатери-ноградская.

Решающую роль в жизни городов Центрального и Восточного Предкавказья сыграла Жалованная грамота Павла I от 15 апреля 1799 г., дарованная армянам. Эта грамота утверждала «все прежние права и преимущества» армян для «... возбуждения начатых ими полезных заведений, и для внушения охоты к подражанию и в прочих иностранных поселенцах» [15]. Немаловажное значение имело освобождение их от ряда повинностей,

которые в ХУШ-ХГХ вв. являлись главным препятствием для развития и процветания многих городов Предкавказья. Но самым главным «дарованием» Павла I армянам стало наделение их как нации правом на самоопределение. В дальнейшем, как показал анализ документов, при удобном случае армяне заявляли о своих правах. Особенно это сильно отразилось на системе самоуправления, вводимой в Предкавказье.

Возведенная в 70-х гг. XVIII в. оборонительная линия закрепляла новые территориальные приобретения России на юге. Правительство Екатерины II планировало укрепить пограничные рубежи от Азовской крепости и крепости Св. Дмитрия Ростовского на Кубань и далее на Северный Кавказ к Моздоку. Для ее охраны был сформирован Кубанский корпус «как для ограждения границ и установления между ногайскими ордами нового подданства, так и для произведения сильного удара на них, если б противиться стали, и на закубанские орды при малейшем их колебании, дабы тех и других привесть на долгое время не в состояние присоединиться к туркам» [3, с. 40]. При таком положении на границе крепость Св. Дмитрия Ростовского была в качестве опорной военной базы, связывающей Кубанский корпус с Крымом и с Россией. В результате новых территориальных приобретений в 1792-1797 гг. Россия возвела по течению Кубани новую пограничную линию. Чтобы укрепить границу, нужно было безлюдные крепости превратить в населенный край. Но, учитывая угрозу нападения на эту территорию, правительство стремилось обеспечить здесь надежную защиту, которую видело в лице Черноморского казачьего войска, отличившегося в войне против Турции. Жалованная грамота Екатерины II Черноморскому казачьему войску на Кубанские земли вышла в свет 30 июня 1792 г.

После прибытия в Тамань казаки выбрали место для «войскового града». По этому поводу 12 июня 1793 г. атаман З.А. Чепега войсковому судье А.А. Головатому сообщал: «. расставивши по реке Кубани пограничную стражу, состою с правительством над оною при урочище Карасунский Кут, где и место сыскал под войсковой град.» [16]. Название города стало известно уже в августе 1793 г, когда в войсковом правительстве решили «в Карасунском Куте против дубравы, называемой Круг-лик, в достопамятное воспоминание имени Жизнода-тельницы нашей Великой Государыни Императрицы Екатерины Алексеевны, воздвигнуть главный город Ека-теринодар ...» [17].

В возводившемся казачьем городе устанавливались казачьи порядки и казачье самоуправление. Если в других городах-крепостях Азовской и Кавказской губерний на должность городничего кандидатуру утверждал Сенат, то в Екатеринодаре казаки сами избирали городничего, что еще раз свидетельствует о функционировании здесь системы самоуправления, отходящей от начал «Учреждения для управления губерниями» 1775 г. и «Жалованной грамоты городам» 1785 г. Первым городничим Екатеринодара стал в 1793 г Д.С. Волкорез, прослуживший в этой должности до 1795 г. После его избрания атаман З.А. Чепега подготовил «ордер», в кото-

ром городничему предписывалось разбирать ссоры и конфликты между жителями, контролировать торговлю и цены на товары, соблюдать военную дисциплину в городе и обеспечить жителей оружием, чтобы они «.были готовыми навсегда к отражению нечаянного нападения» [18]. Таким образом, в Екатеринодаре на городничего возлагались обязанности, которые в других городах-крепостях вместе с городничими исполняли органы местного самоуправления. Одной из особенностей функционирования общественного управления в нем было то, что городничий подчинялся непосредственно войсковому правительству, а не губернскому управлению, как в других городах юга России.

Несмотря на то, что Екатеринодар развивался как войсковой город, действующая в нем система казачьего самоуправления не обладала полнотой власти, так как ее самостоятельность была ограничена после ликвидации Запорожской Сечи. С этого времени избранного казаками атамана утверждал в звании император, без разрешения которого атаман не мог самовольно уйти в отставку. В руках атамана сосредоточивалась военная и гражданская власть, так как в городе он фактически исполнял обязанности губернатора. Административный статус городов юга России и процесс формирования в них общественного управления непосредственно зависели от политического курса правительства. Очередные изменения в этой сфере начались с 1796 г., когда на российский престол вступил Павел I, приступивший к ломке екатерининских преобразований. Первые нововведения затронули Екатерино-славское наместничество, которое в 1796 г. было упразднено, а вместо него возникла Новороссийская губерния. Очередной указ от 29 августа 1797 г. определял границы и уезды новой губернии. В число 12 уездов Новороссийской губернии был включен также Ростовский уезд, который являлся по селением городского типа, расположенным рядом с крепостью Св. Дмитрия Ростовского. С этого года начинается новый этап в истории Ростова.

Проведенные преобразования затронули не только Ростов, но и Азов, который вошел в Ростовский уезд Новороссийской губернии. В результате этих преобразований был поставлен вопрос о переводе присутственных мест из Таганрога в Азов. Решение его затянулось не на один год, так как в Азове не нашлось подходящих зданий для них. К концу XVIII в. около Азовской крепости начинает формироваться поселение городского типа. С увеличением в нем числа населения актуальным стал вопрос о введении гражданского управления, чем и был ознаменован XIX в.

История становления и развития городов юга России неразрывно связана с внешнеполитическим курсом правительства, а именно с русско -турецкими войнами. На отвоеванных южных территориях Россия возводила крепости, укрепляя пограничные рубежи. Но освоение региона всецело зависело от его колонизации. Однако безлюдная местность, находящаяся в постоянной угрозе нападе-

ния врага, не была желанным краем для переселения. Чтобы привлечь сюда мирное население, правительство обещало им ряд льгот, но самое главное -это дарование крепостям статуса городов и образование в 1775 г. Азовской губернии, в 1785 г. -Кавказского наместничества и в 1796 г. - Новороссийской губернии.

Несмотря на то что во второй половине XVIII в. крепости юга России получают статус городов, общественное (городское) управление в них было введено не сразу. Первоначально оно выражалось в учреждении магистратов. Но и здесь имелись свои особенности. В Таганроге в связи с тем, что основным населением были греки, Екатерина II жалует им в 1775 г. право иметь свой магистрат и одновременно в городе открывается российский магистрат, что в дальнейшем отразится при формировании нового органа самоуправления - шестигласной думы. В городах Кавказского наместничества, несмотря на повсеместное открытие в 1786 г. магистратов, имелись свои особенности. На основе дарованной в 1799 г. Павлом I Жалованной грамоты армянам в Кизляре и Моздоке действовали армянские суды, которые также препятствовали введению в этих городах российской системы управления.

В отличие от этих городов иначе проходил процесс формирования системы городского самоуправления в Екатеринодаре. В 1793 г. он возник как казачий «войсковой град», в котором действовало казачье самоуправление, но значительно ограниченное в своих правах после упразднения Запорожской Сечи. С момента его основания прошло не одно десятилетие, прежде чем в Екатеринодаре было введено городское самоуправление на основе российского законодательства.

Действующая на юге России система военно-гражданского управления препятствовала реализации основ Жалованной грамоты городам, затормаживая развитие местного самоуправления. Одним из решающих факторов в формировании местного самоуправления на юге России была близость театра военных действий. Поэтому нередко в момент обострения обстановки на Кавказе принимались меры по концентрации власти в руках городничего или коменданта, а не органов самоуправления. В то же время в процессе становления местного самоуправления в этих городах четко проявились особенности российской системы управления: установление жесткого правительственного контроля, строгая подотчетность, бюрократическая волокита, отсутствие квалифицированных чиновников, ограничение самостоятельности в решении вопросов жизни города. Вводя самоуправление в южных пограничных городах, российское правительство предоставляло решать ему многочисленные проблемы этого региона.

Таким образом, крепости Азово-Моздокской укрепленной линии становились основой будущих российских городов, в развитии которых решающую роль сыграли органы местного самоуправления.

Литература

1. Таганрог: Историко-экономический очерк / Д.А. Бров-кович [и др.]. Ростов н/Д, 1948. С. 23.

2. Перепечаева Л.Б. Очерки истории Азова. Крепость и посад Азов (конец XVII - начало ХХ в.). Азов, 1995.

3. Ростов-на-Дону / Г.Н. Захарьянц [и др.]. Ростов н/Д, 1949.

4. Город Моздок: исторический очерк. Владикавказ, 1995. С. 22.

5. Бентковский И.В. Историко-статистические сведения о г. Моздоке: Сб. стат. сведений о Ставропольской губернии. Ставрополь, 1871. Вып. 4. С. 20.

6. Чекменев С.А. Переселенцы. Пятигорск, 1994. С. 26.

7. Фадеев А.В. Россия и Кавказ в первой трети XIX в. М., 1960. С. 37.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8. Положение, границы и пространство губернии. Краткий исторический очерк заселения и гражданского устройства (Краткий обзор Ставроп. губ.) // Памятная книжка Ставропольской губернии на 1893 г. Ставрополь, 1893. Отд. III. С. 11.

9. Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. (ПСЗ). Т. 22, № 16-193. С. 388.

10. Жалованная грамота городам от 21 апреля 1785 г. // Российское законодательство Х-ХХ вв. / под ред. Е.И. Индова. М., 1987. Т. 5. С. 128.

11. ГАСК. Ф. 235. Оп. 1. Д. 76. Л. 6 об. - 8.

12. ГАСК. Ф. 218. Оп. 1. Д. 36. Л. 5.

13. ГАСК. Ф. 109. Оп. 1. Д. 32. Л. 1.

14. Города Ставропольской губернии // Ставропольские губернские ведомости. 1850. № 15. 8 апр.

15. ГАСК. Ф. 235. Оп. 1. Д. 109. Л. 1.

16. ГАКК. Ф. 249. Оп. 1. Д. 239. Л. 28-30.

17. Екатеринодар - Краснодар: Два века города в датах, событиях, воспоминаниях. Материалы к летописи. Краснодар, 1993. С. 20-21.

18. Хрестоматия по истории Кубани: документы и материалы. Краснодар, 1975. Ч. I. С. 30-32.

Поступила в редакцию

3 октября 2007 г.