Научная статья на тему 'Власть в городе как предмет эмпирического исследования: проект Роберта и Хелен Линд в “среднем городе”'

Власть в городе как предмет эмпирического исследования: проект Роберта и Хелен Линд в “среднем городе” Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
634
83
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Вестник МГСУ
ВАК
RSCI
Область наук
Ключевые слова
ВЛАСТЬ / POWER / СТРУКТУРА ВЛАСТИ В ГОРОДЕ / URBAN POWER STRUCTURE / ГОРОДСКИЕ ОБЩНОСТИ / URBAN COMMUNITIES / СОЦИОЛОГИЧЕ-СКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ВЛАСТИ / EMPIRICAL STUDIES OF POWER / ГОСПОДСТВО / DOMINATION / ЭЛИТИЗМ / ELITISM

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Ледяева О.М., Ледяев В.Г.

Рассматривается первое эмпирическое исследование власти в городе, проведенное 1920-х 1930-х гг. американскими исследователями Робертом и Хелен Линд в г. Мунси (Индиана, США), его когнитивная модель и полученные результаты.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

URBAN POWER STRUCTURE AS A SUBJECT OF EMPIRICAL RESEARCH: ROBERT AND HELEN LYND’S STUDY IN “MIDDLETOWN”

Robert and Helen Lynd’s empirical study of urban power structure in Muncie (Indiana, USA) in 1920-1970 is discussed and analyzed with the emphasis on it’s research model and outcomes.

Текст научной работы на тему «Власть в городе как предмет эмпирического исследования: проект Роберта и Хелен Линд в “среднем городе”»

ИССЛЕДОВАНИЯ: ПРОЕКТ РОБЕРТА И ХЕЛЕН ЛИНД В "СРЕДНЕМ ГОРОДЕ"

URBAN POWER STRUCTURE AS A SUBJECT OF EMPIRICAL RESEARCH: ROBERT AND HELEN LYND'S STUDY IN "MIDDLETOWN"

O.M. Ледяева, В.Г. Ледяев

O.M. Ledyaeva, V.G. Ledyaev

ГОУ ВПО МГСУ

Рассматривается первое эмпирическое исследование власти в городе, проведенное 1920-х - 1930-х гг. американскими исследователями Робертом и Хелен Линд в г. Мунси (Индиана, США), его когнитивная модель и полученные результаты.

Robert and Helen Lynd's empirical study of urban power structure in Muncie (Indiana, USA) in 1920-1970 is discussed and analyzed with the emphasis on it's research model and outcomes.

Исследование власти в современном городе является едва ли не наиболее развитым направлением в социологии власти. Начиная с 1920-х годов, были проведены сотни исследований, в которых использовались различные теории власти, обобщен большой эмпирический материал, позволивший расширить и углубить знание многих важнейших аспектов функционирования общества.

Главная причина особого интереса к исследованиям власти в городских общностях обусловлена тем, что они могут выступать в качестве модели анализа власти на уровне социума. Городские сообщества стали для исследователей чем-то вроде фруктовых мушек, используемых биологами для изучения живых организмов: «их много, они разнообразны, значительно менее сложны, чем общества в целом, относительно доступны и часто гордятся, когда их исследуют» (Т. Кларк). Именно на основе результатов исследований, проведенных в отдельных городских общностях, тестировались теории социетального уровня, отрабатывались модели и методы исследования.

В истории рассматриваемой отрасли социологии власти выделяются несколько основных этапов, в каждом из которых, в свою очередь, есть свои вехи и ключевые исследовательские проекты:

1. Ранние исследования (1920-1940-е годы);

2. Классический этап (1950-1970-е годы);

3. Современный этап (1980-е годы - настоящее время).

Первый, можно даже сказать, предварительный этап ранних исследований представлен исследованием Роберта и Хелен Линд в так называемом среднем американском городе [1, 2]. Данное исследование является не только самой первой, но и, по признанию аналитиков, во многих отношениях наиболее успешной (из всех ранних исследований) попыткой объяснить структуру власти в городской общности. Ее отличают тщательность и ответственность, с которой систематизировались многочислен-

ные данные, касающиеся власти и влияния; на данное исследование всегда ссылаются в обзорных работах по изучению власти в городе.

Интересным представляется обоснование выбора города для проведения исследования и возможность дать ему имя «Миддлтаун» (Средний город). Линды считают, что г. Мунси (штат Индиана, в котором проживало около 30 тыс. чел. в 1925г. и около 50 тыс. в середине 1930-х годов) в полной мере соответствует двум важнейшим критериям: он может представлять современную Америку и удобен для изучения, поскольку достаточно компактен и гомогенен. Важность первого критерия в ранних исследованиях власти в социальных общностях подчеркивалась особо, поскольку выводы исследования так или иначе экстраполировались на другие общности, а также использовались для объяснения распределения власти в социуме в целом. Отчасти поэтому до 1960-х гг. и было принято давать авторские названия исследуемым городским и территориальным общностям.

Линды считали, что при выборе «среднего города» важно учесть следующие семь параметров:

(1) климатические условия: «средний» климат требует некоего «эквилибриума активности», необходимого для обеспечения жизнедеятельности;

(2) достаточно высокие темпы роста, обусловливающие различного рода трудности и лишения, неизбежно сопровождающие значительные социальные изменения;

(3) индустриальная культура и современное промышленное производство;

(4) город не должен быть моноиндустриальным (в нем не должно быть предприятия, явно доминирующего в городской экономике);

(5) наличие культурных («артистических») учреждений, балансирующих промышленную активность;

(6) отсутствие каких-то особых специфических для города проблем, которые бы значительно отличали его от других американских городов;

(7) город должен быть по возможности типичным по своему происхождению и представлять регион, который является «общим деноминатором Америки». В качестве такого региона, считали Линды, выступает Средний Запад.

Второй критерий - компактность и гомогенность города - включал в себя три параметра:

1) численность населения в пределах 25-50 тыс. человек;

2) самостоятельность города: город обеспечивает себя сам, не являясь городом-спутником;

3) незначительные доли черного населения и выходцев из других стран, что обеспечивает сохранение достаточной гомогенности городской социальной общности. Всем этим критериям Миддлтаун вполне соответствовал.

Общей целью исследования было «синхроническое изучение взаимосвязанных тенденций, составляющих жизнь небольшого американского города». В качестве «нити Ариадны, позволяющей обеспечить максимальную объективность и упорядоченность процедуры исследования» Линды использовали «подход культурного антрополога». Они исходили из того, что при всем многообразии человеческой практики, на самом деле «существует не так уж много основных видов того, чем люди занимаются ... везде человеческое поведение оказывается состоящим из вариаций нескольких главных направлений деятельности». Их исследование строится на допущении, что жизнедеятельность людей в небольшом американском городе можно рассматривать как подпадающее под один из следующих шести основных видов деятельности:

- добывание средств существования;

- обустройство домашней жизни;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

- обучение молодежи;

- использование свободного времени в различных формах игры, искусства и т.д.;

- участие в религиозной жизни;

- участие в общественных делах.

В соответствии с этим строится логика изложения и структурируется материал двух монографий, изданных по результатам двух этапов исследования.

Первый этап проекта охватывает период с 1890г. по 1925г. (собственно полевая работа была выполнена в 1924-1925 гг.) Исследователи вернулись в город в середине 1930-х гг. и на этот раз полевая работа заняла уже 3,5 года.

И в том и в другом случае использовались следующие методы:

1. Участие в местной жизни. Члены исследовательской группы всеми возможными способами участвовали в жизни города, заводя друзей и приобретая местные связи и обязательства, как обычные жители Миддлтауна.

2. Изучение документов (данные переписи населения, городские и окружные документы, судебные дела, школьные документы, отчеты, документы различных организаций, дневники и др.).

3. Сбор статистических данных (сведения о заработной плате, продолжительности найма, служебном продвижении, членстве в клубах, тираж СМИ и др.).

4. Интервью, в том числе 124 интервью с представителями рабочего класса и 40 -с представителями бизнеса. В дополнении к интервью проводилось анкетирование.

Таким образом, исследование опиралось на широкий круг источников, и учеными был собран большой корпус материалов, посвященных различным аспектам деятельности городской общности.

Описание и анализ властных отношений в городе Линды осуществляют в двух тесно переплетающихся между собой ракурсах: (1) господство одного класса (бизнес-класса) над другим (рабочим классом) и (2) власть правящей элиты, ядром которой является «семья X».

Господство бизнес-класса («бизнес-класс в Миддлтауне правит городом») проявляется во всех сферах городской жизни и реализуется в обладании бизнес-классом существенными преимуществами над рабочим классом, которые стабильно воспроизводятся и поддерживаются с помощью различных властных практик. Эти преимущества обусловлены значительным неравенством ресурсов и слабостью рабочего класса как актора городской политики, связанной прежде всего с отсутствием классового самосознания. Рабочие, отмечают Линды, «не отделяли себя от остальной части города»; в докризисные времена они рассчитывали на рост своего благосостояния и верили в «американскую мечту». Проблемы, с которыми сталкивались рабочие и которые обострились во время кризиса, рассматривались рабочими как их индивидуальные проблемы.

Данная ситуация была обусловлена многими обстоятельствами. Во-первых, общественное мнение фактически формировалось бизнес-классом; поэтому вполне естественно, что рабочие мыслили так, как было принято в социуме. Линды отмечают, что система контроля обеспечивала отождествление общественного благосостояния с благосостоянием бизнес-класса, позволявшее обеспечить реализацию основных интересов бизнес-класса - умеренные налоги, ограничение возможностей профсоюзов, контроль за численно превосходящим рабочим классом, возможности развития бизнеса без необходимости постоянного вмешательства. Свою лепту в формирование данных установок сыграла пресса. Линды отметили, что в Миддлтауне пресса в значительной степени утратила свои лидерские функции и стала более зависимой от бизнеса, обменяв исконное право говорить правду на право иметь хорошую экономическую

поддержку. В результате в таких сферах, как бизнес, национальная политика, гражданственность она имела тенденцию «отражать точку зрения, удобную господствующим группам интересов».

Во-вторых, композиция рабочего класса Миддлтауна к 1930-м гг. заметно изменилась по сравнению с концом XIX века, когда в город пришло много новых людей из уже индустриализированных зон, и они принесли веру в рабочие организации. К 1925г. эта основа организации в значительной степени сошла на нет, отчасти потому, что в последнее десятилетие рабочий класс был рекрутирован в значительной степени из работников ферм первого или второго поколения, у которых явно превалировала индивидуалистическая философия.

В-третьих, участие в организованной деятельности повышало риск потери работы. При этом владельцы предприятий и пресса оказывали сильный прессинг на профсоюзы, а в семьях преобладало убеждение, что рациональнее согласиться на любые работу и условия.

В-четвертых, часть рабочих просто не хотели платить взносы. Наконец, многие рабочие рассчитывали сразу получить значительные выгоды и поэтому нередко быстро разочаровывались в рабочих организациях; в результате в профсоюзы Миддлтауна были сравнительно малочисленны.

Таким образом, рабочий класс в силу разных причин не был готов к активному сопротивлению воле бизнес-класса и его инертность в сравнении с когерентными убеждениями бизнес-класса делала маловероятным существенное возрастание его классового самосознания.

Главным инструментом («ядром контроля со стороны бизнес-класса») господства бизнес-класса выступала «семья X». Она обладала различными возможностями влияния на жизнедеятельность города, и от ее деятельности напрямую зависело его благосостояние («X никогда не дадут Миддлтауну пропасть»). Линды последовательно и довольно обстоятельно характеризуют основания всеобъемлющей власти семьи, заложенные во всех шести выделенных ими основных формах жизнедеятельности города. В сфере добывания средств существования важнейшими факторами власти семьи стали их позиции в банковском секторе, промышленности, торговле и юридических услугах. В Совете директоров единственного оставшегося в Миддлтауне банка было три члена семьи, один из которых являлся председателем; большинство членов совета составляло ядро управления трастовой компании. Тем самым семья фактически обладала контролем над кредитными ресурсами города. Лучшие юридические фирмы города также контролировались семьей, а персональный адвокат главного члена семьи являлся городским адвокатом.

В других сферах жизнедеятельности города влияние семьи было также значительным. Семья имела сильные позиции в местной системе образования; она фактически управляла колледжем (хотя он формально оставался государственным учреждением). Существенным основанием власти X была благотворительная деятельность, которая не только обеспечивала соответствующий имидж семьи, но и способствовала формированию определенных отношений с теми, кого семья поддерживала. Значимую роль играл и информационный фактор: у семьи была своя «X газета».

В сфере государственного управления имело место как непосредственное влияние членов семьи X на политику в Миддлтауне через партийные структуры, так и непрямое воздействие, обусловленное экономическим могуществом семьи и ее статусом в городе. В Миддлтауне традиционно доминировала Республиканская партия, которую поддерживал бизнес-класс. Естественно, что представители семьи вошли в руководя-

щие структуры партии, и семья вносила существенный вклад в финансирование избирательных кампаний на всех уровнях. Несколько неожиданной на этом фоне оказалось вхождение одного из представителей семьи в число лидеров местной организации Демократической партии. Однако с другой стороны, это означало, что X оказывали влияние на ситуацию в обеих партиях, что было особенно важно, когда мэром города стал представитель Демократической партии.

X не стремились к непосредственному контролю над всеми политическими институтами: им было важно, чтобы не было излишнего вмешательства политических институтов в их бизнес-сферу. Семью вполне устраивала такая степень влияния на местную политику, которая обеспечивала реализацию основных интересов бизнес-класса Миддлтауна (умеренные налоги, ограничение возможностей профсоюзов, контроль за численно превосходящим рабочим классом и др.).

Линды отмечают, что влияние X на политическую жизнь в Миддлтауне скорее имело неосознаваемый и неформальный характер. Здесь не было непосредственного командования, но при этом ни другие бизнесмены, ни политики не осмеливались критиковать политику X. Отношения с политиками не строились по принципу командования/подчинения: «здесь нет правления босса». Например, мэр города отнюдь не был «инструментом X». Не было, как отмечают Линды, и очевидных соглашений между мэром и семьей. Более адекватно они считали другое объяснение: «Люди скорее начинают колебаться при принятии важных решений, если они не согласуются с политикой X».

Таким образом, Линды первыми нарисовали элитистскую картину распределения власти в американском городе. Впоследствии элитистская традиция в изучении городской политики получила развитие во многих исследованиях (У. Уорнер, А. Холлинсхед, Ф. Хантер).

Современные исследовательские проекты, разумеется, существенно отличаются от первых попыток выяснить, кто, как и с помощью каких ресурсов обладает наибольшим влиянием в социальной общности. Однако проект Линдов продолжает привлекать внимание аналитиков и комментаторов. Дело здесь не только в том, что исследователи вошли в историю науки как первооткрыватели перспективного научного направления. Интерес вызывает и выбор проблематики исследования, и методология, и аргументы, получившие развитие в последующей академической практике, и реакция научной общественности.

Этот опыт может оказаться весьма поучительным и в контексте анализа перспектив изучения власти в российских регионах, которое во многих аспектах продолжает оставаться в стадии своего становления.

Литература

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. LyndR.S., LyndH.M. Middletown. New York: Harcourt, Brace and World, 1929.

2. Lynd R.S., Lynd H.M. Middletown in Transition. New York: Harcourt, Brace and World, 1937.

Ключевые слова: власть, структура власти в городе, городские общности, социологические исследования власти, господство, элитизм.

Key words: power, urban power structure, urban communities, empirical studies of power, domination, elitism.

Тел.: (499)7423813

Электронная почта: valeri_ledyaev@Mail.ru; olyaledyaeva@mail.ru

Рецензент: Иванова Зинаида Ильинична, кандидат исторических наук, профессор, заведующая кафедрой Политологии и социологии ГОУ ВПО МГСУ

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.