Научная статья на тему 'Вклад В. И. Лыткина в формирование научных связей между Коми АО и Финляндией'

Вклад В. И. Лыткина в формирование научных связей между Коми АО и Финляндией Текст научной статьи по специальности «История науковедения. Персоналия»

135
21
Поделиться
Ключевые слова
НАУЧНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО / В. И. ЛЫТКИН / РЕСПУБЛИКА КОМИ / ФИНЛЯНДИЯ / V. I. LYTKIN

Аннотация научной статьи по науковедению, автор научной работы — Горунович Алексей Николаевич

Рассматривается вопрос о становлении сотрудничества между Коми АО и Финляндией в XX в. и о том вкладе, который внес в этот процесс один из крупнейших финно-угроведов В. И. Лыткин

This article is devoted to the development of cooperation between the Komi Republic and Finland in the 20th century and the contribution of one of leading specialists in Finno-Ugric studies V. O. Lytkin to this process

Текст научной работы на тему «Вклад В. И. Лыткина в формирование научных связей между Коми АО и Финляндией»

А. Н. Горунович

ВКЛАД В. И. ЛЫТКИНА В ФОРМИРОВАНИЕ НАУЧНЫХ СВЯЗЕЙ МЕЖДУ КОМИ АО И ФИНЛЯНДИЕЙ

Рассматривается вопрос о становлении сотрудничества между Коми АО и Финляндией в XX в. и о том вкладе, который внес в этот процесс один из крупнейших финно-угроведов — В. И. Лыткин.

This article is devoted to the development of coopération between the Komi Republic and Finland in the 20th century and the contribution of one of leading specialists in Finno-Ugric studies V. O. Lytkin to this process.

Ключевые слова: научное сотрудничество, В. И. Лыткин, Республика Коми, Финляндия.

Key words: scientific ties, V. I. Lytkin, Komi Republic, Finland.

Начало двусторонним коми-финским связям положили, с одной стороны, такие события, как получение Финляндией независимости в 1917 г. и обретение народом коми своей государственности в виде автономной области Коми в 1922 г., а с другой — зарождающиеся научные контакты между регионами.

До 1917 г. Финляндия входила в состав Российской империи. После Октябрьской революции правительство 2 ноября 1917 г. приняло «Декларацию прав народов России», в которой говорилось о том, что народы России имеют право «на свободное самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельного государства» [4, с. 324 — 325]. В декабре 1917 г. Финляндия обрела полную независимость от России [2, с. 550]. Это означало, что отныне Финляндия получила возможность вести самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику.

В начале 1920-х гг. в СССР началось решение национального вопроса, выразившееся в становлении национальной государственности народов Советской России. ВЦИК 22 августа 1921 г. принял декрет «Об автономной области Коми (Зырян)» [7, с. 289]. Так было положено начало государственности коми народа. Отныне стало возможным говорить о контактах между Финляндией и Коми, поскольку коми обрели свою административно-территориальную единицу, а значит, возможность для компактного проживания. Но в этот период не все было благополучно между СССР и Финляндией, несмотря на заключенный Тартуский мирный договор. Исследователь А. И. Рупасов считает, что их отношения во второй половине 1920-х гг. нельзя назвать добрососедскими [11, с. 121]. Это, вероятно, отразилось в том, что, как пишет известный в Республике Коми филолог Е. Цыпанов, на первый финно-угорский культурный конгресс, который состоялся в 1921 г. в Хельсинки, из СССР никто не приехал, так как в регионах попросту о нем не знали [12, с. 142].

Общество изучения Коми края, которое вскоре установило связи с Финно-угорским обществом в Финляндии, было учреждено лишь в 1923 г. [6, с. 355 — 356]. Только во второй половине 1920-х гг. началось развитие финно-угроведения в СССР в целом: в 1925 г. в Ленинграде было создано Ленинградское общество исследователей культуры финно-угорских народностей (ЛОИКФУН) [7, с. 366].

Вышеуказанное не означает, что финны и коми никогда раньше не контактировали. Еще до революции финны начали проявлять научный интерес к восточно-финским народам (в том числе и к коми-зырянам), совершая единичные экспедиционные поездки с исследовательскими целями. Но во время таких экспедиций в Коми не заключались никакие договоры, так как их не с кем было заключать. В 1901 — 1902 гг. в Коми побывал Эрье Вихман, который писал, что, «предпринимая путешествие, я поставил себе задачей озаботиться снятием копий с этих памятников» (имеются в виду письменные памятники зырян: азбука и др.). «...Другая основная цель поездки состояла в том, чтобы, насколько позволит время, выяснить количество слов зырянского языка в его отдельных наречиях» [1, л. 4]. Коми и финский народы принадлежат к финно-угорской языковой семье, что говорит о родственности их происхождения. Языки этих народов сходны. Особенности языка народа говорят о его образе жизни, национальном характере. Поэтому так важны лингвистические исследования, чем и занимался в Коми Э. Вихман. Именно изучение финноугорской филологии послужило той базой, на которой стали выстраиваться сначала научные, а затем и другие коми-финские связи.

Еще одной особенностью контактов дореволюционного периода было то, что они носили односторонний характер: из Коми никто не совершал научных командировок в Финляндию. И лишь в 1926 г. была организована первая научная командировка лингвиста В. И. Лыткина, который стал впоследствии крупнейшим ученым в области финно-угорского языкознания.

«В. И. Лыткин родился 27 декабря 1895 года в деревне Тентюково (ныне часть города Сыктывкара) в семье бедного крестьянина, окончил двухклассную школу, Усть-Сысольское городское училище, Тотемскую учительскую семинарию» [9]. Тяга к знаниям проявилась у Василия Ильича с детства. После окончания семинарии будущий ученый работал в школе. Интерес В. И. Лыткина к школе и языкознанию связан, видимо, с тем, что после прихода к власти большевиков его привлекла их идея о реформировании системы образования в Коми крае и создании национальной школы [5, с. 5]. Тесное знакомство с нелегкой жизнью простого народа пробудило в ученом желание изменить ее в лучшую сторону. Кроме того, немалое влияние на формирование у Лыткина интереса к языкознанию оказал В. А. Молодцов, который был в свое время известным лингвистом, создателем алфавита коми [там же, с. 8].

В 1922 г. В. И. Лыткин поступил на филологический факультет Московского государственного университета, а после его окончания — в аспирантуру. В этот период и возникла идея о заграничной научной командировке Лыткина. Представительство Коми автономной области при Президиуме ВЦИК направило ходатайство в комиссию по заграничным командировкам «о командировании т. Лыткина В. И., окончившего в 1924/25 уч. году I МГУ Отделение языка и литературы, в Финляндию и Германию для изучения угро-финской филологии». В итоге 25 ноября 1925 г. на заседании комиссии было разрешено дать В. И. Лыткину командировку «сроком на 1 год за счет Облисполкома Коми Области» [3, д. 1234, л. 3 об. копия]. Лыткин отправился в командировку, во время которой посетил Финляндию, а потом и Венгрию. Для стажировки были выбраны эти страны потому, что финский и венгерский языки так же, как и коми, относятся к финно-угорской языковой семье. Полное погружение в языковую среду крайне необходимо для полноценного овладения языком и дальнейшего его изучения. В тех государствах Василий Ильич мог получить необходимые консультации у крупнейших ученых в области финно-угорского языкознания: Я. Калима, Э. Сетеля, Э. Вихмана и других, что было крайне важно для дальнейшей научной деятельности.

В своих воспоминаниях о поездке, написанных в 1928 г., Лыткин кроме всего прочего отметил и такие интересные моменты: «Первая финская станция. Выхожу на вокзал. Замечательная чистота. На полу ни одной соринки. <...> Прихожу в столовую. Чистота. <...> Обыватели неохотно разговаривают с русскими (финны продолжают ненавидеть русских за их старую русификаторскую политику) и особенно с приезжими из СССР. Но в гостинице народ любезный и делают все, "что господин прикажет"» [8, с. 45 — 46].

Первым делом в Финляндии молодой аспирант встретился с профессором Калима, к которому у него было рекомендательное письмо. Профессор и его коллеги хорошо приняли начинающего ученого и дали много советов о том, «какие курсы в университете нужно слушать, в каких библиотеках работать». В. И. Лыткин вспоминал, что благодаря профессору Калима и «его бесконечной любезности» «все время получал содействие в занятиях в Финляндии» [там же]. Уже на следующий день он был представлен министру иностранных дел Финляндии Сетеле, который был также лингвистом, и другим известным ученым. Лыткин писал, что к нему относились очень тепло.

Встретился Василий Ильич и с профессором Вихманом, тем самым, который побывал в Коми крае в 1901 — 1902 гг. Он стал основным учителем Лыткина в Финляндии. Через несколько дней Лыткин начал посещать занятия в университете. Лекции велись на финском языке, поэтому воспринимались поначалу с трудом [там же, с. 47]. Именно тогда у Лыткина зародилась идея о необходимости установления научных контактов между Коми и Финляндией. В областной исполнительный комитет Коми АО 12 марта 1926 г. от него поступило заявление, в котором он предлагал «свои услуги по собиранию и пересылке научной литературы по финно-угорской этнографии, археологии и лингвистике», среди которых могли быть весьма редкие экземпляры, отмечая, что получение книг из Финляндии обойдется гораздо дешевле, чем издание в СССР. Далее Лыткин писал, что «эта литература, конечно, будет на иностранных языках, и, может быть, в настоящее время немногим доступна, в будущем она сыграет большую роль в развитии науки в Коми Автономии» [3, д. 1234, Л. 21 об.].

В конце марта того же года в облисполком поступило еще одно письмо, но уже от Общества изучения Коми края, где говорилось, что, по словам В. И. Лыткина, финны проявляют интерес к краеведческой работе в Коми АО и поэтому будут содействовать высылке научной литературы.

Сами же представители общества посчитали целесообразным в ответ отправить в Финляндию те немногочисленные научные труды, которые имелись в Коми АО [там же, л. 18]. В письме указывалось, что благодаря посредничеству В. И. Лыткина есть возможность организовать в Усть-Сысольске (современный г. Сыктывкар) библиотеку из иностранной литературы по финноугроведению [там же]. Никто не сомневался в ее необходимости, поскольку она пользовалась спросом среди «научных работников и работников руководящих учреждений». В связи с этим бюро краеведения просило выделить на закупку В. И. Лыткиным такой литературы 300 руб. [там же]. Кроме того, областной отдел народного образования счел, что следует «наладить регулярный обмен изданиями между Коми областью и научными учреждениями западных финнов», и даже предупредил Общество изучения Коми края о важности включения «в смету будущего года сумм на обменный фонд» [там же, д. 1891, л. 204]. То, что идея В. И. Лыткина об обмене научной литературой сразу же нашла поддержку в Коми, говорит о той необходимости, которая назрела уже давно (разве что, может быть, не думали поначалу контактировать именно с Финляндией). В. И. Лыткин получил деньги и стал закупать на них научную литературу по финно-угроведению, отсылая ее в Усть-Сысольск, в национальный музей [там же, д. 2295, л. 4]. Уже в декабре 1926 г. областной музей сообщил в областной исполнительный комитет о получении из Финляндии от В. И. Лыткина 47 экземпляров научных книг преимущественно на финском языке [там же, л. 3].

После Финляндии В. И. Лыткин проходил стажировку в Венгрии и Германии. В 1927 году он получил ученую степень доктора философии Будапештского университета. В начале 1930-х гг. после возвращения из командировки В. И. Лыткин стал доцентом I МГУ и Коми пединститута, научным сотрудником НИИ национальностей Севера при ВЦИК СССР [10, л. 2].

Так постепенно зарождалась взаимная заинтересованность в обмене научным опытом между Финляндией и Коми АО, чему в немалой степени способствовал В. И. Лыткин, который не только внес большой вклад в развитие финно-угорского языкознания, но и стал основоположником двустороннего коми-финского сотрудничества (в отличие от дореволюционного периода). Следует отметить, что научные контакты с Финляндией оказались одним из факторов, способствовавших дальнейшему развитию Коми края, а в общественном мнении во второй половине 1920-х гг. Финляндия воспринималась как дружественное государство, с которым можно и нужно развивать отношения. И хотя в 1930 —1940-е гг. связи были значительно ослаблены политическими событиями, начало межнациональному диалогу было положено. Несмотря на то, что в последующие десятилетия пути развития коми и финнов все более расходились (по общему уровню развития, по менталитету), а идея финно-угорского мира, по большому счету, абстракция, интерес Республики Коми к Финляндии не пропал. Наоборот, если в 1920-е гг. контакты зародились в научной сфере, то к концу ХХ — началу XXI в. их круг значительно расширился и включил такие направления, как образование, культура, экономика.

Список источников и литературы

1. Вихман Э. Краткий очерк научной поездки к зырянам в 1901 — 1902 гг. // Государственное учреждение Республики Коми «Национальный архив Республики Коми» (ГУ РК «НА РК»). Ф. 710. Оп. 1. Д. 5.

2. Всемирная история: энцикл. / под общ. ред. В. М. Макаревича [и др.]. М., 2003.

3. ГУ РК «НА РК». Ф. 3. Оп. 1.

4. Декларация прав народов России // История Коми края в документах и материалах: хрестоматия в 2 ч. Сыктывкар, 1995. Ч. 2.

5. Жеребцов И. Л., Некрасова Г. А., Демин В. Н. В. И. Лыткин: жизнь и творчество. Сыктывкар, 1997.

6. Из акта комиссии областной РКИ по обследованию работы Общества изучения Коми края // История Коми края в документах и материалах: хрестоматия в 2 ч. Сыктывкар, 1995. Ч. 1.

7. История Коми с древнейших времен до конца ХХ века: в 2 т. Сыктывкар, 2004. Т. 2.

8. Лыткин В. И. Заграничные впечатления. В Финляндии // Коми му.

№4 (50). 1928. Апр.

9. Лыткин В. И.: некролог // Красное знамя. 1981. 30 авг.

10. Предисловие к личному фонду В. И. Лыткина // ГУ РК «НА РК». Ф. 952 (личный фонд В. И. Лыткина). Оп. 1.

11. Рупасов А. И. К истории советско-финляндских отношений 2-й половины 20-х — начала 30-х гг. // Россия и Финляндия в ХІХ-ХХ вв. СПб., 1998.

12. Цыпанов Е. Мир похожих и разных // Дружба народов. 2003. № 4.

Об авторе

Алексей Николаевич Горунович — асп., Сыктывкарский государственный университет, e-mail: Gorunovich521@yandex.ru

Author

Alexei Gorunovich, PhD student, Syktyvkar State University, e-mail: Gorunovich521@yandex.ru