Научная статья на тему 'Виктимологическая диагностика пострадавших от криминального насилия в семье мужчин'

Виктимологическая диагностика пострадавших от криминального насилия в семье мужчин Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
685
117
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
НАСИЛИЕ / ПРЕСТУПЛЕНИЕ / СЕМЬЯ / ЛАТЕНТНОСТЬ / ЖЕРТВА / VIOLENCE / CRIME / FAMILY / LATENCY / VICTIM

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Харламов Валентин Станиславович

Cтатья посвящена проблеме насилия в семье в отношении мужчин. Представлена уголовная статистика в России на период 2010-2015 гг. о категориях потерпевших от криминального насилия в семейной сфере. Особое внимание уделено характеру латентных преступлений, совершаемых в семье в отношении лиц мужского пола. Раскрыты особенности личности потерпевших мужчин от насильственных преступлений, совершенных в российских семьях.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Victimological diagnosis of men affected by criminal violence in the family

The article is devoted to the problem of domestic violence against men. The criminal statistics in Russia for the period 2010-2015 are presented. on the categories of victims of criminal violence in the family sphere. Particular attention is paid to the nature of latent crimes committed in the family against males. The peculiarities of the personality of the injured men from violent crimes committed in Russian families are revealed.

Текст научной работы на тему «Виктимологическая диагностика пострадавших от криминального насилия в семье мужчин»

УДК 343.9

Виктимологическая диагностика пострадавших от криминального насилия в семье мужчин

Харламов Валентин Станиславович, доцент кафедры криминологии Санкт-Петербургского университета МВД России, кандидат юридических наук, доцент

e-mail: Valentinx55@gmail.com

Статья посвящена проблеме насилия в семье в отношении мужчин. Представлена уголовная статистика в России на период 2010-2015 гг. о категориях потерпевших от криминального насилия в семейной сфере. Особое внимание уделено характеру латентных преступлений, совершаемых в семье в отношении лиц мужского пола. Раскрыты особенности личности потерпевших мужчин от насильственных преступлений, совершенных в российских семьях.

Ключевые слова: насилие; преступление; семья; латентность; жертва.

Victimological diagnosis of men affected by criminal violence in the family

Kharlamov Valentin Stanislavovich, Associate professor of the Department of Criminology of the Saint-Petersburg University of the Ministry of the Interior of the Russian Federation, Candidate of Law, Associate professor

The article is devoted to the problem of domestic violence against men. The criminal statistics in Russia for the period 2010-2015 are presented. on the categories of victims of criminal violence in the family sphere. Particular attention is paid to the nature of latent crimes committed in the family against males. The peculiarities of the personality of the injured men from violent crimes committed in Russian families are revealed.

Key words: violence; crime; family; latency; victim.

Под виктимологической диагностикой в настоящей статье понимается идентификация синдрома криминальной жертвы у лиц определенной категории.

Большинство ученых и практиков при изучении семейных отношений издавна привлекает феномен повышенной виктимности женщин и других домочадцев уязвимых категорий. Со второй половины XX в., особенно под влиянием феминизма, многие исследования отечественных и зарубежных ученых социологов, криминологов, психологов были направлены на критику привилегированного положения мужчины в семье. Жертвами жестокого обращения в семье выставлялись только дети и лица женского пола, при этом накладывалось табу на внутрисемейную виктимность мужчин1.

1 См. подробнее в след. работах: Marriages in Russia: couples during the economic transition / Dana Vannoy, et al. Connecticut, London: Praeger, 1999. Ch. 7. P. 141-175; Сидоренкова Т. А. Криминологические проблемы предупреждения насилия против женщины в семье: дис. ... канд. юрид. наук. Москва, 1999; Воронина О. А. От феминистских теорий к «женским» и тендерным исследованиям // Социология тендерных отношений: учеб. пособие для студентов высших учебных заведений / под ред. З. Х. Саралиевой. Москва: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2004. С. 55-62.

До настоящего времени сильное воздействие на законодательство и правоприменение разных стран оказывает феминистская позиция, которая обосновывает распространение семейно-бытового криминала как результат доминирования мужчин в обществе.

В конце прошлого века преодолению узко феминистической трактовки семейного насилия способствовала социолог из США Сьюзен Стейнметц публикацией исследования «Синдром избитого мужа», введя в оборот термин «синдром избиваемого мужа»2. Американский социолог Мюрей Штраус статьей «Женское насилие в отношении мужчин как социальная проблема» и другими своими работами3 также привлек внимание научного сообщества к проблеме виктимности мужчин в семье. Позднее результаты более двухсот зару-

2 Straus M. А., Gelles R., Steinmetz S. Behind Closed Doors: Violence in the American Family. New York: Anchor, 1980.

3 Scott K., Straus M. A. Denial, Minimization, Partner Blaming and Intimate Aggression in Dating partners // Journal of Interpersonal Violence. 2007. № 7. Vol. 22. P. 851-871; Straus M. A., Scott K. Gender symmetry in partner violence: evidence and implications for prevention and treatment // in J. R. Lutzkerand, D. J. Whitaker (Eds.) Prevention of Partner Violence. Washington, D. C.: American Psychological Association, 2009. P. 245-271.

бежных исследований подтвердили то обстоятельство, что женщины проявляют агрессию и насилие наряду с мужчинами1. Понятно, что ориентация только на одну из сторон конфликта формирует искаженную картину кризиса, произошедшего в семье. Следует заметить, что в отечественной научной литературе крайне мало исследований, посвященных внутрисемейной виктим-ности мужчин.

Отечественной судебной практике известно множество примеров, когда пострадавшим от насилия в семье оказывался мужчина. Так, приговором суда за незаконное лишение свободы признаны виновными супруги П. в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 127 УК РФ (незаконное лишение

пруги лишили свободы 70-летнего отца осужденной П., привязав его металлической цепью к дереву во дворе домовладения. В таком положении они удерживали пожилого мужчину пять суток до 1 августа 2011 г., когда он был освобожден прибывшим по вызову соседей сотрудником полиции2.

Официальная уголовная статистика свидетельствует, что в России ежегодно последние шесть лет, в период 2010-2015 гг., потерпевшими от внутрисемейного криминального насилия признаются треть мужчин в общем числе потерпевших от домашнего насилия. Сведения о потерпевших мужчинах от насильственных внутрисемейных преступлений, совершенных в России в период 2010-2015 гг., приведены в таблице.

свободы). Судом установлено, что 28 июля 2011 г. су-

Сведения о потерпевших от насильственных внутрисемейных преступлений, совершенных в России в период 2010-2015 гг.3

Показатель № п/п 2010 2011 2012 2013 2014 2015

Всего зарегистрировано насильственных внутрисемейных преступлений 1. 31 347 28 801 32 901 37 531 42 013 49 629

из них (гр. 1) в отношении мужчины 2. 8445 7599 8884 9726 11 360 13 730

Всего зафиксировано насильственных преступлений в отношении мужчины-супруга* 3. 1273 1138 1249 1218 1503 2116

Всего потерпевших членов семьи от насильственных внутрисемейных преступлений 4. 32 625 29 700 34 026 38 235 42 829 50 780

в том числе женщин 5. 23 455 21 448 24 231 27 993 31 358 36 493

мужчин* 6. 9170 8252 9795 10242 11471 14287

удельный вес мужчин к гр. 4, 0 %* 7. 28,1 27,8 28,8 26,8 26,8 28,1

жен 8. 12 301 10 639 11 640 13 269 15 246 17 908

мужей* 9. 1366 1170 1314 1296 1425 2090

удельный вес мужей к гр. 4, 0 %* 10. 4,2 3,9 3,9 3,4 3,3 4,1

дочерей 11. 3409 3200 3697 4077 4722 5809

сыновей* 12. 3400 3176 3648 3654 4149 5372

удельный вес сыновей к гр. 4,0 %* 13. 10,4 10,7 10,7 9,6 9,7 10,6

* - расчетное значение

1 См., например: Dobash R. P., Dobash R. E. Women,s violence to men in intimate relationships. Working on puzzle // British Journal of Criminology. 2004. № 44. P. 324-349.

2 См.: Приговором суда Перепетайло И. назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима. Перепетайло Е. назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года 6 месяцев // Сайт СУ СК РФ по Ростовской области. URL: http://rostov.sledcom.ru/news/detail.php? news=11980 (дата обращения: 18 июня 2017 г.).

3 См.: Состояние преступности в России. Москва: ГИАЦ МВД России. 2010, 2011, 2012, 2013, 2014, 2015. Ф. 455. Кн. 11, Кн. 13.

По данным ГИАЦ МВД России, в период 20102015 гг. ежегодно в стране регистрировалось свыше семи тысяч насильственных внутрисемейных преступлений в отношении мужчин (от минимума - 7599 до максимума - 13 730). В их числе свыше одной тысячи насильственных внутрисемейных преступлений в отношении мужчин-супругов (от минимума - 1138 до максимума - 2116). В рассматриваемый период в России усредненный показатель удельного веса потерпевших мужчин от насильственных внутрисемейных преступлений составил 27,8 %. Из общего числа потерпевших от внутрисемейных насильственных преступлений зафиксировано в качестве жертв криминального насилия до 5,0 % мужей и до 11,0 % сыновей. Представленная официальная статистика, безусловно, не в полной мере раскрывает картину мужской виктимности. Достаточна высока латентность преступлений рассматриваемой категории. Так, из-за семейных ссор ежегодно максимальное количество потерпевших (и женщин, и мужчин) появляется в результате умышленного причинения им легкого вреда здоровью (ст. 115 УК РФ), побоев (ст. 116 УК РФ) и угрозы убийством или причинением им тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ). Их насчитывается около 50,0 % от общей массы жертв всех видов внутрисемейного криминального насилия1. В то же время именно указанные посягательства отнесены к высоколатентным преступлениям. В частности, по расчетам профессора С. М. Иншакова и его коллег, в начале XXI в. к высоколатентным преступлениям отнесены посягательства, предусмотренные ст. 119 УК РФ (с коэффициентом латентности - 7,92), ст. 115 УК РФ (с коэффициентом латентности - 13,06) и ст. 116 УК РФ (с коэффициентом латентности - 14,06)2. Фактически мужчины, пострадавшие в семьях от упомянутых деяний (ст. 115, 116, 119 УК РФ), в отличие от женщин уклоняются от обращений в правоохранительные инстанции для привлечения виновных к ответственности. Высоколатентны также преступные проявления против мальчиков (особенно сексуальные) и преступления в семьях мигрантов, где криминальными жертвами оказывались преимущественно домашние сожители и братья мигрантов. В результате указанные преступные деяния оставались и остаются вне регистрации в органах правопорядка.

Анализ виктимности мужчин, ставших жертвами внутрисемейного криминального насилия, свидетельствует о том, что с повышением тяжести внутрисемейных насильственных преступлений меняется соотношение жертв криминального насилия по гендерному признаку. Если, как установлено ранее, в целом на одного потерпевшего мужчину приходилось три женщины - жертвы внутрисемейного криминального насилия (1:3), то для супружеских убийств соотношение между убитыми мужьями и женами приближается к

1 Харламов В. С. Отечественный и зарубежный опыт противодействия криминальному насилию в семье. Санкт-Петербург, 2014. С. 86, 87, 144, 153.

2 Латентная преступность в Российской Федерации: 2001 -

2006 / под ред. С. М. Иншакова. Москва, 2007. С. 17, 107-108.

показателю один к одному (1:1)3. К слову, женщины чаще проявляют свою агрессивность при умышленном причинении смерти другому человеку и при жестоком обращении с детьми. Следует отметить, что из общего числа потерпевших от внутрисемейных насильственных преступлений, совершенных женщиной-агрессором, доля мужчин-жертв женского криминального насилия в семье не превышает 30,0 %.

По возрасту мужчины, пострадавшие от внутрисемейных насильственных преступлений, распределены в следующем порядке: несовершеннолетние -до 20,0 %; в возрасте: от 18 до 29 лет - до 15,0 %; от 30 до 50 лет - до 40,0 %; старше 51 года - более 25,0 %.

Уровень образования потерпевших играет значительную роль в ситуации внутрисемейного криминального насилия: 5,8 % рассматриваемых потерпевших не имели даже начального образования (в частности, малолетние мальчики); 6,0 % - имели начальное образование; 40,5 % - неполное среднее; 34,2 % - среднее общее; 9,0 % - среднее специальное; 3,0 % - незаконченное высшее; а 1,5 % - высшее образование.

О социальном положении (роде занятий) лиц, пострадавших мужчин от насильственных преступлений в семье, получены следующие данные: нигде не работали и не учились - 31,8 %; пенсионеры - 28,2 %; рабочие - 17,2 %; учащиеся школы, ПТУ, техникума, вуза и т. д. - 9,5 %; дошкольники - 5,8 %, инженерно-технические работники - 3,0 % и другие - 4,5 %. Невысокому социальному статусу потерпевших соответствует низкий образовательный и культурный уровень. Лица, лишенные постоянных средств к существованию, в том числе жертвы из числа неработающих потерпевших и учащихся, попадали в материальную и психологическую зависимость от семейных лидеров. Последние пытались доминировать над зависимыми членами семьи, нередко злоупотребляли властью и прибегали к насильственным действиям.

Каждый третий потерпевший мужчина (33,3 %) на момент совершения рассматриваемых преступлений употреблял спиртные напитки. Характерно, что доля находившихся в состоянии опьянения жертв насильственных преступлений росла от менее тяжких (побои) к более тяжким (убийства).

На наш взгляд, важно отметить наиболее распространенные виды внутрисемейного насилия в отношении мужчин разных возрастных категорий. В отношении несовершеннолетних мужчин характерно насилие физическое, психологическое, сексуальное, эмоциональное, интеллектуальное, религиозное, медицинское, экономическое, изоляция и подавление. В отношении мужчин в возрасте от 18 до 60 лет преобладает насилие физическое и психологическое. В отношении пожилых мужчин доминирует насилие геронтологи-ческое, включающее физическое, психологическое, экономическое, лекарственное, ограничение свободы поведения.

3 Шестаков Д. А. Семейная криминология: Криминофами-листика. Санкт-Петербург, 2003. С. 17; Харламов В. С. Отечественный и зарубежный опыт противодействия криминальному насилию в семье. Санкт-Петербург, 2014. С. 143.

Выводы, полученные в результате виктимологи-ческой диагностики, позволяют планировать и проводить антикриминальную деятельность. Разработку профилактических мероприятий целесообразно осуществлять с учетом возрастных категорий и социального статуса мужчин на каждой из следующих трех стадий: 1) предкриминальный период; 2) период выявления, пресечения и разрешения внутрисемейного правонарушения; 3) посткриминальный период.

Подводя итог, следует констатировать, что криминальному внутрисемейному насилию подвержены не только женщины, но и мужчины. Последние годы фактически каждый третий мужчина-россиянин ежегодно становился жертвой криминального внутрисемейного насилия. До 30,0 % мужчин страдают в семье от женской агрессии. Мужчины в семье подвергаются психологическому, экономическому, геронтологическому и другим видам насилия.

Библиографический список

1. Латентная преступность в Российской Федерации: 2001-2006 / под ред. С. М. Иншакова. - Москва: ВНИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ, 2007. - 351 с.

2. Сидоренкова Т. А. Криминологические проблемы предупреждения насилия против женщины в семье: дис. ... канд. юрид. наук / Т. А. Сидоренкова. - Москва, 1999. - 226 с.

3. Харламов В. С. Отечественный и зарубежный опыт противодействия криминальному насилию в семье / В. С. Харламов. - Санкт-Петербург, 2014. - 392 с.

4. Шестаков Д. А. Семейная криминология: Кри-минофамилистика / Д. А. Шестаков. - 2-е изд. - Санкт-Петербург: Юридический центр Пресс, 2003. - 389 с.

5. Dobash R. P. Women's violence to men in intimate relationships. Working on puzzle / R. P. Dobash, R. E. Dobash // British Journal of Criminology. - 2004. - № 44. -P. 324-349.

6. Marriages in Russia: couples during the economic transition / Dana Vannoy, et al. - Connecticut, London: Praeger, 1999. - Ch. 7. - P. 141-175.

7. Straus M. А. Behind Closed Doors: Violence in the American Family / M. А. Straus, R. Gelles, S. Steinmetz. -New York: Anchor, 1980. - 301 p.

8. Scott K. Denial, Minimization, Partner Blaming and Intimate Aggression in Dating partners / K. Scott, M. A. Straus // Journal of Interpersonal Violence. - 2007. -№ 7. -Vol. 22. - P. 851-871.

9. Straus M. A. Gender symmetry in partner violence: evidence and implications for prevention and treatment / M. A. Straus, K. Scott // in J. R. Lutzkerand, D. J. Whitaker (Eds.) Prevention of Partner Violence. - Washington, D.C.: American Psychological Association, 2009. - P. 245-271.

Bibliograficheskij spisok

1. Latentnaya prestupnost'v Rossijskoj Federacii: 20012006 / pod red. S. M. Inshakova. - Moskva: VNII problem ukrepleniya zakonnosti i pravoporyadka pri General'noj prokurature RF, 2007. - 351 s.

2. Sidorenkova T. A. Kriminologicheskie problemy preduprezhdeniya nasiliya protiv zhenshchiny v sem'e:

dis. ... kand. yurid. nauk / T. A. Sidorenkova. - Moskva, 1999. - 226 s.

3. Harlamov V. S. Otechestvennyj i zarubezhnyj opyt protivodejstviya kriminal'nomu nasiliyu v sem'e / V. S. Harlamov. - Sankt-Peterburg, 2014. - 392 s.

4. SHestakov D. A. Semejnaya kriminologiya: Krimi-nofamilistika / D. A. SHestakov. - 2-e izd. - Sankt-Peterburg, 2003. - 389 s.

5. Dobash R. P. Women's violence to men in intimate relationships. Working on puzzle / R. P. Dobash, R. E. Dobash // British Journal of Criminology. - 2004. - № 44. - P. 324-349.

6. Marriages in Russia: couples during the economic transition / Dana Vannoy, et al. - Connecticut, London: Praeger, 1999. - Ch. 7. - P. 141-175.

7. Straus M. A. Behind Closed Doors: Violence in the American Family / M. A. Straus, R. Gelles, S. Steinmetz. -New York: Anchor, 1980. - 301 p.

8. Scott K. Denial, Minimization, Partner Blaming and Intimate Aggression in Dating partners / K. Scott, M. A. Straus // Journal of Interpersonal Violence. - 2007. -№ 7. -Vol. 22. - P. 851-871.

9. Straus M. A. Gender symmetry in partner violence: evidence and implications for prevention and treatment / M. A. Straus, K. Scott // in J. R. Lutzkerand, D. J. Whitaker (Eds.) Prevention of Partner Violence. - Washington, D.C.: American Psychological Association, 2009. - P. 245-271.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.