Научная статья на тему 'Викинги в Центрально-Восточной Европе: загадки Ладоги и Плиснеска (i)'

Викинги в Центрально-Восточной Европе: загадки Ладоги и Плиснеска (i) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
2255
531
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
НОРМАНИСТЫ / АНТИНОРМАНИСТЫ / ВИКИНГИ / ЛАДОГА / ПЛИСНЕСК / «МОРСКИЕ КОНУНГИ» / РЮРИК / ФРИСЛАНДИЯ / КЛАДЫ ДИРХЕМОВ / 'SEA-KöNUNGEN' / NORMANISTS / ANTI-NORMANISTS / VIKINGS / LADOGA / PLISNESK / RURIK / FRIESLAND / TREASURES OF DIRHAM

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Войтович Леонтий Викторович

Рассматривается история проникновения норманнов в Восточную Европу в контексте общеевропейских событий эпохи викингов. Анализируются такие «вечные вопросы» мировой историографии, как место и роль норманнов в политических и социально-экономических процессах в Восточной Европе, этническая принадлежность варягов и первых русских князей, генеалогия Рюрика, происхождение этнонима Русь, социокультурная роль международных транзитных путей.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Vikings in the Central-Eastern Europe: mysteries of Ladoga and Plisnesk

The article deals with the invasion of Normans in the Eastern Europe in the context of European events. The author also analyzes the role of Normans in the political and socio-economical processes in Eastern Europe, the ethnity of the first Russian princes, the genealogy of Rurik, the origin of the term 'Rus', the international transit relations.

Текст научной работы на тему «Викинги в Центрально-Восточной Европе: загадки Ладоги и Плиснеска (i)»

УДК 94(4)“04/14”(045)

Л.В. Войтович

ВИКИНГИ В ЦЕНТРАЛЬНО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ: ЗАГАДКИ ЛАДОГИ И ПЛИСНЕСКА (I)1

Светлой памяти киевского археолога В.М. Зоценко (1953-2009)

Рассматривается история проникновения норманнов в Восточную Европу в контексте общеевропейских событий эпохи викингов. Анализируются такие «вечные вопросы» мировой историографии, как место и роль норманнов в политических и социально-экономических процессах в Восточной Европе, этническая принадлежность варягов и первых русских князей, генеалогия Рюрика, происхождение этнонима Русь, социокультурная роль международных транзитных путей.

Ключевые слова: норманисты, антинорманисты, викинги, Ладога, Плиснеск, «морские конунги», Рюрик, Фрисландия, клады дирхемов.

Последние десятилетия ХХ в. и начало ХХ1 в. привели к новой вспышке споров между норма-нистами и антинорманистами. Детальные исследования скандинавских источников, грандиозные успехи археологов, надежное датирование скандинавских находок и захоронений, скандинавская этимология имен (Рюрик2, Синеус, Трувор, Аскольд, Дир, Рогволод, Игорь, Олег, Ольга и др.) и некоторые другие аргументы заставили подавляющее большинство историков пересмотреть взгляды относительно роли и места скандинавов в ранней истории Руси.

Одним из интересных и дискуссионных вопросов остается вопрос о времени появления скандинавов в пределах восточных славян. В последнее время начало эпохи викингов (793-1066 гг.) стали относить к 730-м гг. На юго-восточное побережье Балтики скандинавы обратили внимание еще раньше. Первые скандинавские поселения южнее Рижской затоки (Гробины возле современного г. Лиепая, Апуоле, Вискаутен на Куршской косе и др.) функционировали ок. 650-850 гг. [37. С. 461]. Ладога (Альдейгюборг скандинавских саг, сегодня с. Старая Ладога) возникла около впадения р. Ла-дожки в р. Волхов в его нижнем течении за 12 км от впадения в Ладожское озеро. Ладожское озеро соединено р. Невой с Финским заливом Балтийского моря. К северу от Ладожского озера лежала легендарная Бярмия. Через Ладожское озеро и р. Свирь можно было добраться к Онежскому озеру и дальше к Белому морю. По р. Волхов можно выйти к истокам Днепра и Волги - большим артериям, которые вели на сказочный и богатый юг. Сама природа позаботилась о том, чтобы здесь сформировался центр межплеменного обмена, переросший затем в город.

1 Статья написана как обобщение, возникшее в ходе обсуждения и критики ранее опубликованных работ автора [28; 30; 34]. Выражаю глубокую благодарность петербуржскому исследователю А.Ю. Чернову за оказанную помощь в подготовке этого материала. Окончание статьи планируется к опубликованию: Вестник Удм. унта. 2012. Сер. «История и Филология». Вып. 1.

2 В частности, имя Рюрик (Рорик) [староскандинавское Нгогекг-Нгегекг, старошведское Rorik-Rjurik; Нгогекг от hrodr - победа и йкт - могучий, буквально: непобедимый могучий воин, правитель] засвидетельствовано не только традицией, но и многочисленными памятниками, в том числе руническими надписями ^ойк, Rurik, Rerik, НойкИ, Вепк, Gottrik). Это имя было достаточно распространено, его носили сын датского конунга (V в.) из «Беовульфа»; датский конунг VII в., дед знаменитого Гамлета, чью трагическую историю рассказал Саксон Грамматик, труд которого использовал В. Шекспир; норвежский конунг, ослепленный св. Олафом, и другие известные из источников личности. До сих пор имя Rurik распространено в Швеции, Финляндии, Дании и Исландии. Когда-то в полемике с антинорманистами А. Куник заметил, что сложно сделать имя Рюрик славянским [67. С. 10]. Умеренные советские антинорманисты были готовы этого не оспаривать (см.: [110. С. 35-51;

111. С. 152-165; 112]). Современные антинорманисты в полемическом угаре пишут, что в Скандинавии имя Рюрик еще более редкое, чем Ярослав во Франции! Цепляясь за старую версию С. Гедеонова о происхождении Рюрика из славянского племени ободричей и считая имя Рюрик производным от «рарог» - «сокол» [36. С. 191194], современные антинорманисты критикуют своих оппонентов за отсутствие патриотизма и уверенно твердят, что скандинавское происхождение династии Рюриковичей придумали В.Н. Татищев и Г.З. Байер [102; 103. С. 83-127]. Как всегда хватает беготни за оригинальностью типа происхождения термина варяг от варить в значении охранник [109] либо варяги - солевары из Руссы (Старой Руссы) [19. С. 51-61].

2011. Вып. 2 ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ

Первые сумбурные археологические исследования в Старой Ладоге начались еще 1708 г., с конца XIX в. они приобрели научный характер, а с 1972 г. здесь работает постоянная Староладожская археологическая экспедиция Института истории материальной культуры РАН, которую ныне возглавляет известный специалист профессор А.А. Кирпичников.

Регион был заселен финскими племенами. Викинги проникли сюда из моря через Неву и Ладожское озеро еще в VII в. (к его началу относится женское захоронение в Риеккала в северной части Ладожского озера и находка фибулы за 17 км ниже Ладожского озера по течению Волхова) [74. С. 4]. Земляное городище Ладоги возникло как городище викингов не позже 753 г. [95. С. 72-100]. Гавань располагалась в устье р. Ладожки. Само скандинавское название Альдейгюборг происходит от финского топонима Алоде-йоки (Alode-joki) - «нижняя река», так местные финны назвали реку Ладожку. Славянское название Ладоги происходит уже от скандинавского [48. С. 77-79; 72. С. 133].

Скандинавы в Ладоге строили так называемые большие дома, которые состояли из сеней и главного строения с очагом посередине, этот тип строений сохранился здесь до конца X в. [66. С. 62]. Рядом с ними были квадратные (4 х 4 м) деревянные финские дома с печами в углу [130. Р. 213]. Следы активной ремесленной деятельности с использованием явно скандинавских технологий [105. С. 199-209; 124. S. 298] также подтверждают доминанту пришлых скандинавов. Одна из таких известных находок - кузница с кузнечной мастерской начала 750-х гг., где изготовляли ножи, гвозди, наконечники стрел и дротиков. В мастерской найдены разнообразные кузнечные и столярные инструменты. По Е.А. Рябинину, мастерская принадлежала выходцам с о. Готланд и была уничтожена ок. 760 г., скорее всего, любшанами. Позже на ее месте построен новый деревянный дом (просуществовал примерно до 840 г.), в котором найдены куфические монеты 783 и 786 гг. чеканки [93. С. 55-58].

Уже в VIII в. Ладога была важным центром международной торговли. В Ладоге и ее околицах найдено шесть кладов куфических арабских серебряных монет, в том числе самый древний клад в Восточной Европе (786 г.) [118. S. 322, 324]. В 2002 г. во время раскопок части купеческого заезжего дома в слоях второй половины X в., рядом с 2500 зелеными бусинками (явно какой-то торговой партией), найдена вставка перстня-печати из горного хрусталя с арабской надписью «Помощь моя лишь у Аллаха, на него я полагаюсь и к нему обращаюсь», что дает основания допускать присутствие в городе мусульманских купцов [56. С. 21]. В конце VIII - начале IX в. Ладога была важным транзитным пунктом на Волжско-Балтийском пути, через который проходили основные потоки арабского серебра на Готланд и Бирку [104. С. 99], откуда они распространялись по балтийскому побережью (17 находок кладов с монетами до 833 г.) [61. С. 113].

Первая славянская находка (кривичское серебряное височное кольцо) относится к 750-м гг., однако она лежала рядом с головкой Одина и двумя десятками кузнечно-ювелирных и столярных инструментов явно скандинавского происхождения.

И все же славяне проникли сюда немножко раньше. Ближайшее славянское поселение было на горбе противоположного берега Волхова на Любши (2 км ниже по течению Волхова). Любшанское финское городище (возможно, с капищем, существовавшим здесь, судя по находкам, с Ш-ГУ вв. [108]) было уничтожено где-то в конце VII в. или начале VIII в. и возродилось уже с дерево-земляно-каменными укреплениями, что уникально для Восточной и Северной Европы (подобные крепостцы в это время былы только в славянских районах Подунавья [94. С. 17]). Судя по женским подвескам, население городища было смешанным славяно-финским [94. С. 18].

Первая встреча скандинавских и славянских колонистов вылилась в столкновение около 760 г., когда горела Ладога. Если первое Любшанское поселение могло быть уничтоженным во время столкновений славянских колонистов с финнами, то первое Ладожское поселение было разрушено в результате противостояния викингов и славян. Дальше обе стороны продолжали сосуществовать. С 780-х гг. следы славян фиксируют и в Земляном и Мысовом городищах, однако суммарно в Ладоге финские и славянские материалы до конца VIII в. не превышают 10 % (такие находки, как одиночное височное кольцо или огниво, в массиве сугубо скандинавских материалов [94. С. 10, 12] не дают оснований для иных выводов). Но соотношение скандинавских, финских и славянских материалов в этот период еще нуждается в более глубоком изучении (в период около 780-930 гг. здесь встречается также лепная керамика, аналогичная керамике из Любшанского городища [49. С. 96-103]).

Лишь с IX в. славянское присутствие стремительно возросло [76. С. 66; 94. С. 10]. В то же время на Земляном городище количество зданий уменьшились, как и количество скандинавских украшений [76. С. 66]. Однако скандинавский элемент доминировал и в этом периоде. В урочище Плакун (на пра-

вом берегу Волхова напротив Мысового и Земляного городищ) в течение 850-925 гг. (датировано по дендрохронологии, выполненной Н.Черных) функционировало отдельное скандинавске кладбище, где были и женские захоронения. Захоронения скандинавских женщин выделяют по парным чешуеобразным застежкам-фибулам. Судя по материалам захоронений, они принадлежали рядовым поселенцам. Не только Ладога, но и ее околицы заполнены скандинавскими памятниками ІХ-Х вв. (что хорошо видно на схеме А. Сталсберга [127. S. 448-471]). На Земляном городище впоследствии активно функционировало ремесленное производство, в частности изготовление по арабской технологии низкотемпературного стекла-бус [92. С. 43-49], которое выменивали у финских охотников на меха, продаваемые затем арабам за дирхемы. Интересно появление в керамике Ладоги фризских кувшинов второй половины ІХ в. и костяных фризских гребеней [11б. S. 171]. Тогда же появляются среди скандинавских захоронений камерные. Преобладание славянского населения в самой Ладоге начинается с Х в. [82. С. 87].

Археологи обнаружили на стыке горизонтов Е2-Е13 тотальный пожар Ладоги около 8б5 г., что, по мнению многих исследователей, повышает доверие не только к самим событиям, освещенным в древнейших летописях, но и к традиционным датам [58. С. 27; б5. С. 45-57]. Можно утверждать, что Ладога середины VIII - начала Х в. была значительным полиэтничным центром с доминантой скандинавских элементов.

Всему этому современные антинорманисты противопоставляют старые версии Ю. Венелина (Гуцы), С.А. Гедеонова, В.Б. Вилинбахова и А.Г. Кузьмина [20; 21; 23; 24; 25; 3б; б3; б4] в слегка подновленной оправе [75. С. 135-145; 102].

Ряд скандинавских саг из цикла «саг о древних временах»4, «Песня о Хюндла» из «Старшей Эдды» и «Младшая Эдда» Снорри Стурлусона [91. С. б9, 85-88] рассказывают о ранней истории Ладоги, рассматривая ее как центр одного из скандинавских королевств (в этот период таких «королевств» в скандинавских землях и на территориях, контролируемых викингами, было более сотни), и, наверно, отображают реальную версию удачного нападения на Ладогу5:

- «Пергамент из плоского острова» [Flateyjarbok] рассказывает, что <«Хальвдан Старый взял себе в жену Альфию, дочь Эдмунда, конунга из Хольмгарда (Новгорода. - Л.В.)» [91. С. б9];

- «Сага о Хальвдане, сыне Ейстейна» [Halfdanar saga Eysteinssonar] рассказывает, что в Аль-дейгюборге правил старый конунг Хергейр, который имел жену Исгерд и дочь красавицу Ингигерд. Ейстейн подошел к Альдейгюборгу со своим войском, завоевал этот город, после него конунгом стал Хальвдан, который позже завоевал Бярмаланд (Корелу. - Л.В.) и вернулся с победой в Альдейгюборг [91. С. 85; 11; 12; 39. С. 203-204];

- «Сага о Стурлауге Работящем» [Sturlaugs saga] рассказывает, что в Альдейгюборге правил старый конунг Ингвар, который имел дочь Ингигерд, отказавшую Фрамару [Франмару], шведскому викингу, который прибыл в Альдейгюборг с б0 дракарами. Тогда Фрамар вернулся в Швецию, получил помощь от Стурлауга, который захватил город, сделал Фрамара в нем конунгом и выдал за него Ингигерд. И правил сначала Фрамар, «советуясь с лучшими людьми в той стране» [2. С. 158-159, 1б4-1б5, 170-171; 91. С. 85];

- «Сага о Хрольве Пешеходе» [Gaungu-Hrofs saga]: «Хреггвид назывался конунг, он правил в Хольмгардарики (Новгороде на Руси. - Л.В.) ...дочь, которую звали Ингигерд; она была прекраснейшей и более мягкой от всех женщин во всей Гардарики (Руси. - Л.В)» [91. С. 8б];

- «Сага о Тидреке Бернском» [Tidreks saga af Bern] - в Хольмгарде правил конунг Хертнит [91. С. 87];

- «Песня о Хюндле» из Старшей Эдды и, наконец, Младшая Эдда Снорри Стурлусона: «Конунга звали Хальвдан Старый, он был славнейшим из всех конунгов. Он был большой воин и далеко ходил к востоку, там он убил на поединке того конунга, которого звали Сигтрюг, он вступил в брак с той женщиной, которую звали Альвиг Мудрая, дочерью конунга из Хольмгарда, у них было 18 синовей» [54. С. 88].

3 По стратиграфическим и дендрохронологическим данным устанавливается следующее деление нижних отложений Земляного городища: горизонт Е3, нижний слой (750-760-е гг.); Е3, средний слой (770-790-е гг.): Е3, верхний слой (800-830-е гг.); горизонт Е2 (840-е - середина 860-х гг.); Е1 (870-920-е гг.); горизонт Д в пределах рассматриваемого участка поселения представлен строительными остатками 930-950-х гг. [95. С. 72-100].

4 «Пергамент из плоского острова», «Сага о Xальвдане, сыне Естейна», «Сага о Стурлауге Работящем», «Сага о Xрольве Пешеходе», «Сага о Тидреке Бернском».

5 На основании информации «Жития св. Анскария», написанного до 865 г., А.Н. Кирпичников связывает это событие с походом шведского конунга Анунда из Дании на Бирку в 852 г. [54. С. 47, 48].

Информацию, сходную со свидетельствами саг, дает и так называемая Иоакимова летопись, сведения которой дошли до нас в пересказе В.Н. Татищева. Предположение о существовании летописи, составленной первым новгородским епископом Иоакимом и опиравшейся на местную традицию, является достаточно обоснованным. Еще Б. Клейбер отметил, что один из источников, который касался круга «саг о давних временах», мог стать основой Иоакимовой летописи. Эту версию развил Г.С. Лебедев, обратив внимание, что река Кумень, на которой был разбит князь Буривой (по сагам конунг Хергейр, Хреггвид или Хертнит), - это река Куммене в Финляндии, а имя «Адвинда» встречается в новгородском ономастиконе (одного из посадников звали Отвине) [84. С. 62].

Понятно, что указанный ряд саг отражает реалии существования небольшого княжества («королевства») с центром в Ладоге, в котором во второй половине VIII - начале IX в. доминировали викинги, вождь которых имел титул конунга. Рассказы об этих событиях складывали разные скальды, сделавшие главными героями своих заказчиков. Эти рассказы также отражают разновременные эпизоды борьбы за Ладогу различных групп викингов [27. С. 199]. Приблизительно в то же время (ок. 850-860 гг.) Эйрик Эмундарсон, конунг Упсалы, подчинил южнобалтийские земли, а Олаф, конунг Бирки, овладел укрепленными пунктами куршей Себорг (Гробини. - Л.В.) и Ануоле [38. С. 483].

Рядом с Ладогой и ее околицами формировалась Славия - межплеменной союз словен, части кривичей и чуди (угро-финских племен), связанный с международным транзитным путем из Каспийского моря через Волгу и ее бассейн к Балтийскому морю, который в районе оз. Ильмень и р. Волхов выходил к земле словен [80. С. 189]. Все это способствовало расцвету Ладоги, вырастающей из центра межплеменного обмена в город, - полиэтничный торговый центр, и повышало заинтересованность в этом пункте разных групп викингов.

Хальвдан Старый известен не только из древних саг. Это представитель династии ютландских конунгов, родственных с датскими Скольдунгами и норвежскими Инглингами. Ранняя генеалогия этих династий ужасно запутана. Считают, что Хальвдан Старый был младшим братом датского конунга Горма и сыном Гаральда Хильдитена [84. С. 78], что остается дискуссионным. В 782 г., потеряв свои владения, он отправил посольство к королю франков Карлу Великому, надеясь получить от него владение во Фрисландии [70. С. 224-226, 228, 229].

Кто действительно был отцом Хальвдана Старого? Саги называют его сыном Эйстейна из норвежской династии Инглингов, который имел владение в Северной и Южной Норвегии. Потеряв жену, Эйстейн занялся пиратством на Балтике, грабя также земли Бярмии. Его брату, Эйрику Путешественнику, саги приписывают отыскание пути к Константинополю - земле Одаинсак («Луга бессмертия»). Имя Эйстейн характерно для VIII в. Согласно «Саге о Хальвдане, сыне Эйстейна» [Halfdanar saga Eysteinssonar], конунг Эйстейн с сыном Хальвданом на 30 дракарах отправился в Аустрвез (Austrvegr

- Восточный путь, земли за Балтийским морем6). Именно во время этого похода был взят Альдейгю-борг. По этой же саге Исгерд, жена ладожского конунга Хергейра, была дочерью Хледвера, конунга из Гаутланда (Готаланда) в Швеции. Именно шведские викинги из Готланда, по мнению исследователей, были основателями ранней Ладоги, которая имела наиболее интенсивные контакты с шведскими землями [83. С. 67; 45. С. 112; 69. С. 164-193; 47. С. 389; 97. С. 84-96].

Где-то в последней четверти VIII в. норвежский конунг и пират Эйстейн захватил Ладогу и укрепил свое положение браком с вдовой предыдущего конунга Хергейра. После его гибели ладожским конунгом стал его сын Хальвдан Старый, который втянулся в грабительские походы в Бярмию и другие территории на побережье Балтики. Похоже, противостояние шведских и норвежских викингов в борьбе за Ладогу стало постоянным. В 782 г. Хальвдан Старый выступил претендентом на владение во Фрисландии, а вскоре утвердился в западной части Ютландии и даже претендовал на датский престол после смерти конунга Готфреда в 810-812 гг., что дало основания причислить его к династии Скольдунгов, с которыми, наверное, он был тоже в родстве. Наличие в Ладоге значительных фризских материалов позволяет предполагать, что Хальвдан или какой-то из его сыновей продолжали периодически удерживать Ладогу. Шведские вожди пытались ее вернуть. Такое удачное нападение на Ладогу около 852 г. или раньше, в котором приняли участие шведский викинг Фрамар, Стурлауг и сын Стурлауга Хрольв, отразили указанные саги. Фрамар стал ладожским конунгом и сначала правил, «советуясь с лучшими людьми в той стране». До той поры в Ладоге и округе уже сформирова-

6 До конца XI в. в сагах Austrvegr обычно означал земли Руси. С XII в. название Gardariki вытесняет Austrvegr; последнее используется исключительно для обозначения юго-восточного побережья Балтики: Виндланд (^М-1а^), Курланд (КйгіаМ), Эстланд ^йаМ) и т.д. (см.: [37. С. 483].

лось славяно-финское общество с вкраплением старой местной варяжской руси, лидером которого был Гостомысл. В результате восстания славян и финнов в 860 г. (исходя из Древнейшего свода) или 865 г. (судя по тотальному пожару) Фрамар потерял Ладогу. И местные вожди после этого вполне логично обратились к Рюрику, сыну Xальвдана, чтобы с помощью датских (ютландских) викингов отражать нападения шведских [27. С. 199, 200]. Кроме того, пришедшие из отдаленной Ютландии викинги больше нуждались в поддержке местного общества и его лидеров.

А. Чернов обратил внимание, что русь, которую позвали ладожане (а среди них тоже была русь), согласно ПВЛ, располагалась на пути по Балтике и Аталантике в Средиземное море, между готами и англянами. Это и есть Фризия с ее Рюриковым Рустрингером. Призвание Рюрика в Ладогу оправдано и тем, что арабское серебро, накопленное в Ладоге в результате двойного товарообмена, через Данию шло в Европу, а шведы Ладогу взяли и этот поток развернули на Швецию. Кого же тогда было звать ладожанам для защиты морских путей, как не Рёрика с его флотом [108]?

В1816 г. бельгийский исследователь Г.-Ф. Xольман7 первым обратил внимание на биографию ютландского викинга Рёрика (умер около 879 г., не позже 882 г.), чья деятельность хорошо прослежена в письменных памятниках. Развернули эту гипотезу Ф. Крузе и Н. Беляев [17; 62].

Родословную Рорика (Рюрика) источники [1; 6; 7; 8; 9; 10; 13; 15], невзирая на определенные противоречия, достаточно надежно связывают с Xальвданом Старым. Убедительно можно говорить о четырех сыновьях Xальвдана: Ануло, Гаральде Клаке, Регинфриде и Xемминге. Ксантенские и Фуль-денские анналы под 850 г. называют Рорика младшим братом Гаральда, другие источники - племянником. Ануло и Регинфрид погибли в начале 810-х гг. во время борьбы отца за датский престол. Xемминг погиб в 837 г. [84. С. 71, 72]. К. Кош считал Рорика сыном Ануло [119. ТаЫ. 17], Е. Мельникова - сыном Xемминга [52. С. 42], А. Куник, И. Стреенструп, Е. Дюммлер, Г. Ловмяньский - сыном одного из братьев, внуком Xальвдана Старого. Мы больше склоняемся к давней версии Ф. Крузе,

В. Фогеля и Н. Беляева, считавших Рорика младшим сыном Xальвдана Старого8. В таком случае Ро-рик (Рюрик) должен был бы родиться не позже 812 г. Ф. Крузе считал, что он родился около 817 г. [62. С. 71], однако нет никакой уверенности, что Xальвдан Старый на этот период еще был жив. В таком случае Рорик мог быть лишь сыном Xемминга. В конечном итоге версия Ф. Крузе - лишь гипотеза без должного обоснования.

Гаральд Клак и Xемминг после смерти отца и гибели братьев Ануло и Регинфрида пытались удержать владение во Фрисландии и Ютландии. После неудачных попыток в 819-823 гг. Гаральд Клак с женой, сыном Готфридом, племянником (или младшим братом?) и приближенными прибыли в 826 г. в столицу империи франков Ингельгейм, где приняли христианство в присутствии императора Людовика Благочестивого. Император подтвердил Гаральду Клаку владение графством Рустинген во Фрисландии. Очень вероятно, что этим племянником или младшим братом, который в 826 г. крестился вместе с Гаральдом Клаком, был Рорик (Рюрик) [17. С. 227-228]. Xристианином был также и Xемминг, который погиб в 837 г.

Гаральд Клак умер в начале 840-х гг. После этого Рорик потерял владение во Фрисландии, был в ссоре с императором Лотарем и стал пиратом, нападая на фризские берега. Интересно, что после неудачного нападения в 845 г. он приказал отпустить всех пленных христиан и заставил всю свою дружину поститься в течение 40 дней. Этот факт подтверждает, что он был христианином или, по крайней мере, симпатизировал христианам [84. С. 72, 73].

В 850 г. Рорик силой захватил значительный порт во Фрисландии - Дорестад, после чего император Лотар вернул ему владение во Фризии [17. С. 230, 231]. С этого времени соратником Рорика стал сын Гаральда Клака Готфрид. Это также свидетельствует в пользу версии, что Рорик был братом Гаральда Клака, а если племянником - то сыном Ануло, старшим от Готфрида. Император Лотар, воспользовавшись новой междоусобной борьбой за датский престол после смерти конунга Xорика I (в 854 г.), отобрал фрисландские владения Рорика и Готфрида (в 855 г.). Новый конунг Дании Xорик

II (854-867/873) в 857 г. предоставил Рорику часть своих земель между Северным морем и р. Ейдер.

Дальше информация о Рорике исчезла из источников, и только известно, что в 863 и в 867 гг. его флотилия совершила два мощных нападения на прирейнские владения императора Лотаря. Причем источники называют Рорика христианином9. После смерти Лотаря Рорик обратился к Карлу Лысому, с

7 На русском языке работа опубликована в 1819 г. [41].

8 См.: [84. С. 71].

9 А. Чернов обратил мое внимание на то, что в таком случае Рюрик не мог прибыть в Ладогу раньше 867 г., что согласуется с выводами Е. Рябинина и Н. Черных о тотальном пожаре Ладоги в 865 г.

которым встретился дважды, - в 87010 и 872 гг., причем на второй встрече он был с младшим сыном Гаральда Клака - Родульфом. В 873 г. Рорику были возвращены владения во Фрисландии, после чего он присягнул Карлу Лысому. Однако в том же 873 г. Рорик присягнул брату Карла - Людовику Немецкому. И после этого источники о нем не вспоминают. В 882 г. владения Рорика во Фрисландии от императора Карла ІІІ Толстого получил Готфрид, старший сын Гаральда Клака [84. С. 73, 74]. Очевидно, что к тому времени Рорик уже умер. Г. Ловмяньский считал, что он умер в 876 г., но не аргументировал эту гипотезу [71. С. 237].

Версию Г.-Ф. Хольмана, Ф. Крузе и Н. Беляева о тождестве Рорика Ютландского с Рюриком Ладожским поддержали Г.В. Вернадский, О. Прицак, Л.Н. Гумилев, Г.С. Лебедев, Б.А. Рыбаков, С.Н. Азбелев, А.А. Молчанов, М.Б. Свердлов, А.Н. Кирпичников, Е.В. Пчелов, Л. Войтович [17. С. 45,46; 18. С. 7; 22. С. 341-344; 27. С. 196-203; 29. С. 111-121; 31. С. 25-35; 44. С. 160; 57. С. 40-50;

68. С. 214; 77. С. 44-47; 84. С. 74-76; 89. С. 299; 96. С. 36, 37; 123. Р. 155; 131. Р. 207, 208]. Среди противников этой версии наиболее авторитетные Е.А. Рыдзевская (которая, однако, не развернула своего отрицания в систему доказательств) [91. С. 132], Г. Ловмяньский (по его версии существовали два разных Рюрика одновременно) [70. С. 224-230] и И.П. Шаскольский (повторил аргументы относительно отсутствия информации в западных источниках о владении Рюрика на Руси и хронологических несоответствий) [112. С. 211]. Все трое ученых работали в условиях соответствующего идеологического давления. Основные аргументы противников версии тождественности обоих Рюриков (указания на хронологические несоответствия /а существуют ли они в действительности?/ и молчание латинских источников о Ладоге), на наш взгляд, достаточно корректно устранены Н.Т. Беляевым, Г.С. Лебедевым и Е. Пчеловым. Рюрик был способен около 867-879 гг. полностью контролировать Ладогу, удерживая земли между Северным морем и р. Ейдер, и вернуть себе Дорестад с фризскими территориями. Такая деятельность полностью в духе конунга-викинга. Передача владений во Фрисландии его племяннику (или двоюродному брату?) Готфриду, как справедливо отметил Е.В. Пчелов, могла быть связана с перемещением наследника Рюрика, Игоря, вместе со своим опекуном-регентом Олегом, в Приднепровье к Киеву [84. С. 75]11.

Недавние находки в Ладоге экспедиции А. Кирпичникова [55], особенно находка 20 июня 2008 г. вблизи здания 930 г. литейной формочки с соколом с приподнятыми крыльями (в геральдической позе), дающие основания достаточно убедительно связать сокола с трезубом, подтверждая скандинавское происхождение династии Рюриковичей12, неожиданно усилили аргументацию еще одной версии, согласно которой Ладога была центром Русского каганата, откуда было отправленно посольство кагана Руси, упомянутое в Бертинских анналах под 839 г., и большой ледунг (морское ополчение), угрожавший Константинополю в 860 г. Такую позицию поддержали Д. Шепард, Д.А. Мачинский, Е.С. Галкина,

В. Дучко [35; 72. С. 130-139; 117; 125. Р. 41-60] и др.

Еще дальше пошел К. Цукерман. Согласно его концепции традиционные хронологические пределы начального периода русской истории раздуты. До возникновения Руси Киевской русская государственность пережила два этапа формирования: первый - 30-70-е гг. IX в.; второй - от прихода на Русь Рюрика в 895 г. (!) до начала X в. На первом этапе государственности это объединение, со столицей в Ладоге, носило название «Русский каганат» и располагалось в бассейне Волхова. В начале 70-х гг. IX в., в результате неизвестной межплеменной войны, каганат пал. На смену ему пришло новое объединение во главе с Рюриком, центром которого, как можно считать, был Новгород (Рюрико-ве городище). Название государства не изменилось. На основании своих выводов историк предлагает в корне пересмотреть начальный этап истории Руси [107].

Наиболее уязвимы попытки К. Цукермана отнести события, связанные с Рюриком, к 895 г. Исследователь утверждает, что славянские племена Поднепровья в IX в. были зависимыми от хазар и практически не принимали участия в международной торговле, пока в конце IX в. не пришел Рюрик.

10 А. Чернов обоснованно считает, что Рюрик первый раз пробыл в Ладоге два года, потом пошел к Ильменю и заложил Рюриково городище, после чего возвратился в Европу на три года: ему нужна была своя база на Западе в Фрисландии.

11 В таком контексте реальные черты обретают выступление ладожских нобилей во главе с Вадимом Xрабрым во время отсутствия Рюрика и его расправа с бунтовщиками.

12 А.Ю. Чернов блестяще показал, что это изображение имеет массу аналогий в скандинавских материалах, в том числе ладожских, гнездовских и даже на монете датского конунга из области Данло - Олафа Гудредсона (Айлав Гутфритсон, 939-941), найденной в графстве Кент [108].

Действительно ли, как утверждает К. Цукерман, скандинавы создали в Приладожье Русский каганат, откуда отправляли посольство в Константинополь в 839 г. и угрожали столице Византии в 860 г., а вся славянская территория находилась под властью хазар и просто покорно платила дань? И единственным ли был путь к Константинополю через Ладогу?

Выше уже упоминалось, что саги приписывают брату Ейстейна, отцу Xальвдана, конунгу Эй-рику Путешественнику отыскание пути в Константинополь - землю Одаинсак («Луга бессмертия»). Другие саги рассказывают, что конунг Ивар Широкие Объятья (вторая половина VII в.) «овладел. всем Аустррики (Восточным путем. - Л.В.)» [3. С. 51, 55]. То есть попытки проникновения в Византию через Восточную Европу, используя базы викингов южнее Рижской затоки (находящиеся там еще с V-VI вв.), были уже в конце VII в. С VIII в. рассказы о путешествиях викингов по Аш^уе^ довольно многочисленны. Отбрасывать эту информацию просто так нельзя. «Сага о гутах» описывает путь в Константинополь через Западную Двину13.

На Аш^уе^ саги кроме Xольмгарда (Новгорода) помещают обычно еще два города: Koenugarбr (Киев) и Мік^агбг (Константинополь). Наблюдение за топонимами показало, что возникновение топонимов на - garбr следует датировать временем до начала широкого проникновения скандинавов в Среднее Поднепровье и интенсивного функционирования Днепровского пути, то есть до второй половины IX в. [38. С. 477].

Доводы О. Прицака, Н. Голба и М. Гольдельмана об основании Киева хазарами в 830 г. или не позже первой половины IX в. [40] явно несостоятельны [98. С. 98-108]. Скандинавская этимология имен князей Аскольда и Дира (Askuldr, Dyrr) более чем убедительна [71. С. 143, 144; 73. С. 23; 91.

С. 77, 174; 99. С. 65]. Попытки связать их с легендарной династией Кия [18. С. 160-164; 19. С. 37-76;

60. С. 51-53; 90. С. 33, 59, 60] не выдерживают критики. Известия древнейшей летописи о захоронении обоих князей в различных местах, а также рассказ арабского энциклопедиста ал-Масуди (конец IX в. - 956/957) о славянском царе ал-Дире разрешают сделать вывод о разновременности правления Дира и Аскольда [86. С. 120]. В таком случае Дир был предшественником Аскольда.

Аскольд, похоже, тождественен сыну знаменитого викинга Рагнара Ладброка14, носившему имя Ну^єг^, который, согласно Gesta Danorum Саксона Грамматика, владел Скифией15, завоеванной Раг-наром. После нескольких неудачных попыток местный гелеспонтский князь проник со своими дружинниками в его столицу под видом купцов и убил Гвитсеркра (Гвискарда-Аскольда?) [14. S. 211]16. О его гибели рассказывают также и исландские саги [16. S. 168, 169]. Скандинавские исследователи находят здесь параллели с рассказом о взятии Киева Олегом [122. S. 129; 128. S. 125; 129. S. 94]. Выходит, что Рагнар Ладброк с сыном заняли Киев до 860 г., отняв его у другой группы варягов-руси, возможно, у того же Дира. Сохранение его имени в местных преданиях, вероятно, связано с помощью в освобождении от хазарской зависимости [33. С. 109-117]. Похоже, что Дир появился в Киеве незадолго до 837 г., когда было отправлено посольство, появившиеся в Ингельгейме в 838 г. Освободившись от хазарской зависимости, он тут же поспешил принять титул кагана, декларируя свое равенство с правителем хазар. Именно хазарская опасность помешала посольству вернуться назад Днепровским путем [28; 34]. Внешнеполитическая ситуация была благоприятной: против хазарского кагана, принявшего иудаизм в начале 830-х гг,. вспыхнуло восстание, активными учасниками которого стали кабары и мадьяры. Именно для контроля над последними и была возведена крепость Саркел в 833 г. [106. С. 663668]. Исходя из состава посольства можно считать Дира и его окружение шведами. Видимо, они пришли из Ладоги, тогда как Рагнар Ладброк и его викинги были датчанами и проникли к Киеву через Западную Двину, Уллу, Друть и Днепр (если не по Неману, Ясельде и Припяти).

Таким образом, гипотетически появление викингов в Среднем Поднепровье следует относить ко времени не позже начала IX в.: в 833-837 гг. они уже помогли местным полянам освободиться от

13 «.Поплыли на остров вблизи Эстланда, который называется Дагё (о. Xейумаа. - Л.В.), и поселились там и построили укрепления. Но и там они не могли себя прокормить и поплыли рекой, которая называется Дюна (Западная Двина. - Л.В.), а по ней через Русаланд. Они плыли так долго, что приплыли в Гринкланд (Византию.

- Л.В.)» [4. С. 307].

14 Знаменитый викинг, которому удалось в 845 г. провести вверх по Сене 112 драккаров и внезапным ударом захватить Париж. Его ледунги приводили в ужас англосаксонские королевства, погиб в 865 г.

15 Интересно, что бастард Гвитсеркр (Гавитсерк) унаследовал от отца еще какие-то владения в Ютландии и Викландии (южное побережье Балтики).

16 АБки!^ и Ну^єг^ несколько различные имена, но в сагах и легендах такие несовпадения вполне допустимы.

хазарской зависимости, о чем косвенно свидетельствует летописный рассказ о полянской дани мечами (в Центрально-Восточной Европе не было залежей болотной либо озерной руды, пригодной для изготовления мечей17). Викинги принесли с собой не только мечи высшего качества, но и другие более совершеннные виды вооружения - шлемы обтекаемой формы; кольчуги, плетенные из круглой проволоки (в европейских землях носили кольчуги из прикрепленных круглых пластин); лодьи, которые одинаково хорошо плавали в бурным морях и спокойных речках и которые можно было на катках перетаскивать суходолом. Все эти вещи, равно как и технология их изготовления, позволили славянским дружинам, усиленным и возглавляемым опытными викингами, не только успешно противостоять хазарам либо другим кочевникам, но и принимать полевой бой с византийской армией.

К стереотипам, во множестве бытующим в российской и украинской историографии, относится утверждение об отсутствии в Поднепровье и юго-западном регионе кладов куфических монет первого периода (содержащих монеты, выпущенные до 833 г.). На основании этого делаются выводы о неучастии этих регионов в международной торговле, а следовательно, и об отсутствии здесь в это время викингов. Однако сводки топографии находок кладов арабских куфических монет первого периода, составленные В. Яниным [114. С. 87] (по материалами Р. Фасмера [100. С. 478]), дополненные

B. Кропоткиным [61. С. 111-118], свидетельствуют об обратном:

1. Ладога (786); 2. Новые Мельницы (при впадении р. Сейм в р. Десну) (787/788); 3. Унгени (Молдова) (792/793); 4. Правобережное Цимлянское городище ^азария) (799/800); 5. Лелеки (на р. Вятка) (803/804); 6. Светлоград (бывшее Петровское, Xазария) (804/805); 7. Кривянская станица (ниже впадения Северского Донца в Дон) (805/806); 8. Баскач (на р. Оке выше впадения р. Москвы) (807/808); 9. Вилеги (на р. Волхов) (807/808); 10. Княщино (на р. Волхов у Ладоги) (808/809); 11. За-валишино (истоки р. Сейм) (809/810); 12. Тарту (809/810); 13. Xитровка ^азария) (810/811); 14. Семенов городок (верховье Волги) (810/811); 15. Нижние Новосилки (на р. Ворскле) (811/812);

16. Нижняя Сыворотка (на р. Ворскле) (812/813); 17. Кремлевское (бассейн Оки) (812/813); 18. Уго-дичи (верховье Волги выше впадения р. Мологи) (812/813); 19. Могилев (814/815); 20. Сарское городище (Деборы, Xазария, клад 1930 г.) (814/815); 21. Минск (округа) (815/816); 22. Набатово (истоки Западной Двины) (815/816); 23. Лопатный (верховье Оки вблизи истоков) (816/817); 24. Борки (среднее течение Оки) (817/818); 25. Новотроицкое городище (818/819); 26. Скопинск (верховье бассейна Дона при водоразделе с бассейном р. Оки) (818/819); 27. Яриловичи (бассейн р. Сож) (820/821);

28. Елмед (средняя Волга при впадении р. Оки) (820/821); 29. Сарское городище (Деболи) (820-е годы); 30. Витебский р-н (822/823); 31. Косоляки (Литвиновичи) (среднее течение р. Сож) (823/824);

32. Антониенберг (Прибалтика) (823/824); 33. Кислая (первая треть IX в.); 34. Демянск (истоки Волги) (824/825); 35. Углич (829/830); 36. Загородье (истоки р. Мологи) (831/832).

Этот реестр необходимо пополнить, прежде всего, материалами Йосиповского клада, найденного в 1986 г. в с. Йосиповка Бужского р-на на Львовщине возле городища Плиснеск. Клад содержал несколько тысяч дирхемов, значительная часть которых попала в собрания Москвы, Киева и Польши, а во львовских коллекциях осталось 157 монет, из которых самая старая датирована 708/709 г., а самая молодая - 811/812 г. [42. С. 164-175; 43. С. 12, 13; 81. С. 50-52; 113. С. 120-123; 121. С. 20-25].

Можно отнести к этой группе и находки кладов с дирхемами начала IX в. в Дорогичине [115], Перемишле [120], Тустане [88], Xусте [46. С. 401] и Антополе на Волыни (припятский путь) [53.

C. 125-130], то есть на западных границах восточнославянских племен.

Исходя из этого каталога понятно, что потоки арабского серебра первого периода (с монетами, датированными периодом до 833 г., согласно принятой классификации) шли через хазарские центры в Приазовье и Нижнем Поволжье. Из путей через Восточную Европу в то время самым значительным был Волжский путь (с ответвлениями, в частности, на р. Мологу). Одновременно функционировали и Днепровско-Сожский (клады 19, 27, 31) и Деснянско-Сеймский пути (клады 2, 11, 15, 16). Кроме того, проникало арабское серебро в Прибалтику не только через Ладогу. Нельзя исключать ни Днепровско-Двинского (Даугавского) (клады 22, 30), ни Неманского путей (клады 21, 32, а также Анти-поль, Дорогичин). Что касается кладов в Унгенах, Йосипивке, Перемишле, Тустани и Xусте, то араб-

17 Была проблема с такой рудой и в Скандинавии, и на Рейне, откуда происходит большинство мечей, найденных в Центрально-Восточной Европе. Но здесь научились, как показывают современные эксперименты, специальной технологии, позволяющей смешивать металл худшего качества с лучшим для минимизации недостатков первого. Технологию изготовления см.: [79. С. 28, 29].

ские монеты могли попасть туда только через Киев. Уже тогда часть арабского серебра шла через Булгар по Оке (клады 8, 17, 23, 24, 26, 28) к Киеву, а оттуда - на Запад [59. С. 15-17].

В целом же источниковедческая база, построенная на случайных находках кладов арабских дирхемов (при отсутствии систематических археологических исследований вдоль предполагаемых международных путей по территории Украины и Белоруссии), исходя из теории вероятности, слишком незначительна для более широких обобщений. Однозначно только то, что торговля с использованием арабских монет была направлена в разные стороны, из которых на ранних этапах Волга была, по-видимому, важнейшей артерией. Вместе с тем арабское серебро поступало и в западном направлении явно через Киев (хотя в самом городе ранних кладов пока не обнаружено, что, учитывая небольшие участки, охваченные археологическими исследованиями, вполне объяснимо). Уже на грани IX-X вв. междуречья Припяти, Буга и Вислы заполнили клады дирхемов, что трудно объяснить лишь активностью князя Олега, который едва только осел в Киеве [101. С. 78]. При этом Олегу не были подчинены союзы древлян, не говоря уже о волынских и хорватских княжествах, информация о которых была у арабских авторов конца IX - первой половины X в. [32. С. 6-39; 50. С. 38-41; 51. С. 9-23]. В этот период дирхемы поступали и в Западную Европу путем из Булгар на Киев-Краков-Прагу и из Гнездова на Гнезно-Бранденбург [104. С. 42]. Клады дирхемов конца IX - начала X в. в Молдове (Ре-дукемень в Румынский Молдове, Екимауцы, Алчедар), похоже, имеют уже верхнеднестровское происхождение [85. С. 262-274]. И поступали они в этот регион, которым овладели пришлые тиверцы [85. С. 271, 272], днестровским путем [78. С. 107-117] не как платежное средство, а как сырье для производства серебряных украшений вместе с болотной рудой из верхнеднестровских месторождений [87. С. 178]. Понятно, что вывозу серебра в качестве сырья из этого региона должно было предшествовать время его накопления хотя бы с середины IX в.18

В свете сказанного стоит обратить внимание на появление викингов в Византии с начала IX в. Около 825 г. митрополитом Никеи стал Ингер (1уугр<1п^уагг), Ингером звали и отца Евдокии, жены василевса Василия I (родился около 837 г.), началом IX в. датируют греческое граффито «Захариас» на арабской монете из петергофского клада, который содержит монеты со скандинавскими рунами. Занимающие столь высокое положение сановники не могли появиться в империи случайно19 либо через арабский Восток, с которым в то время шли постоянные войны (кроме того, сведения о каспийских походах и викингах на Каспийском море более поздние). Показательно, что в это время шведы в составе посольства кагана Руси были благосклонно приняты василевсом Феофилом в 838 г., а в следующем году отправлены домой окружным путем из-за хазарской угрозы.

Бесспорно, что самые отважные «морские конунги», вроде Ивара Широкие Объятья (вторая половина VII в.) или Эйрика Путешественника (VIII в.), производили разведки речных путей, которые вели в Черное море через Волгу, Днепр или даже Днестр, постепенно осваивая их. И наивно думать, что, имея еще с У-У вв. постоянные базы южнее Рижского залива, они не использовали Западную Двину или Неман (тем более что клады первого периода присутствуют и на этих путях). Они слышали о сказочных богатствах юга и поэтому пытались как можно быстрее их достичь, не задерживаясь в глухих лесных районах. Из-за этого и следы их присутствия такие незначительные (и специальные археологические разведки в этих районах не производились). Местные правители, оценив их военную силу, с удовлетворением брали их на службу, однако надолго они здесь не задерживались, пока путь из варяг в греки не стал регулярно действующим [74. С. 5, 6].

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Анналы Ксантена // Историки эпохи Каролингов / отв. ред. А.И. Сидоров. М., 1999. С. 143-158.

2. Глазырина Г.В. Исландские викингские саги о Северной Руси. Тексты, перевод, комментарии. М., 1996.

3. Джаксон Т.Н. Исландские королевские саги о Восточной Европе (с древнейших времен до 1000 г.). Тексты, перевод, комментарии. М., 1993. Т. 1.

4. Сага о гутах / пер. С.Д. Ковалевского // Средние века. М., 1975. Т. 38.

18 Xорватские княжества, втянутые в орбиту Великоморавского государства, не имея собственного серебра, бывшего средством платежа, могли себе позволить реэкспортировать дирхемы только при наличии их большого количества. Огромный клад из Йосипивки с монетами 708-812 гг. свидетельствует в пользу этого и позволяет отнести начало поступления дирхемов в этот район к первым десятилетиям IX в.

19 Чтобы стать митрополитом Никеи, наверно, необходимо было родиться в Византии и получить соответствующее образование. То есть отец Ингвара должен был натурализоваться в Византии где-то в конце VIII в.

2G11. Вып. 2 ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Adam of Bremen. History of the archibishops of Hamburg. Bremen; New York, 1959.

6. Annales Bertiniani I ed. G.H. Pertz II Monumenta Germaniae Historica. Scriptores (далее - MGH SS). Hannoverae, 182б. T. 1. P. 419-515.

7. Annales Fuldenses I ed. G.H. Pertz II MGH SS. Hannoverae, 182б. T. 1. P. 337-415.

S. Annales Xantensium I ed. G.H. Pertz II MGH SS. Hannoverae, 1S29. T. 2. P. 217-235.

9. Сhronicon de Normannorum gestis in Francia I ed. G.H. Pertz II MGH SS. T. 1. P. 532-53б.

1G. Einhardi Annales I ed. G.H. Pertz II MGH SS. Hannoverae, 182бХ 1. P. 135-21S.

11. Halfdan Eysteinsson II Seven Viking Romances I trans. with an introd. by Hermann Palsson and Paul Edwards. London; New York, 19S5. P. 171-19S.

12. Halfdanar saga Eysteinssonar II Fornaldarsogur Nordurlanda I utg. av Gudni Jonsson, Bjarni Vilhjjalmsson. Bd. 3. Reykjavik, 1944. Bl. 2S3-319.

13. Magistri Adami Bremensis Gesta Hammaburgensis Ecclesiae Pontificum I Ed. B. Schmeidler II Scriptores rerum Germanicarum in usum scholarum. Hanoverae, 1917.

14. Saxonis Grammatici Gesta Danjrum I Hrsg. A.Holder. Strassburg, 1SS6.

15. Vita Sancti Anskarii a Rimberto I ed. G.H. Pertz II MGH SS. Hannoverae, 1S29. T. 2. P. б83-725.

16. Volsunga saga ok Ragnar saga Ladbrokar I und. M. Olsen. Kabenhavn, 19G6-19GS. S. 1б8, 1б9.

17. Азбелев С.Н. Обзор источников о происхождении Рюрика и версия о его славянских предках II Изв. Русского генеалогического о-ва. СПб., 1994. Вып. 1.

1S. Азбелев С.Н. О происхождении династии Рюриковичей II Россия и зарубежье: генеалогические связи: Первый Междунар. генеалог. коллоквиум. М., 1999.

19. Анохин Г.И. Новая гипотеза о происхождении государства на Руси II Вопр. истории. 2GGG. № 3.

2G. Беляев Н. Т. Рорик Ютландский и Рюрик начальной летописи II Seminarium Kondakovianum. Прага, 1929. Т. 3.

21. Брaйчевскuй М.Ю. Когда и как возник Киев. Киев, 19б4.

22. Брaйчевский М.Ю. Утвердження християнства на Русі. Київ, 19SS.

23. Bенелин Ю. О происхождении славян вообще и россов в особенности (183б-1839?) II Сб. Русского исторического об-ва. М., 2GG3. Вып. S (15б).

24. Bенелин Ю. Скандинавомания и ее поклонники, или столетие изыскания о варягах. М., 1S42.

25. Bернaдский r.B. Древняя Русь. Тверь, 1999.

26. Bилинбaxов B.Б. Балтийские славяне и Русь II Slavia occidentalia. Poznan, 19б2. T. 22.

27. Bилинбaxов B.Б. Несколько замечаний о теории А. Стендер-Петерсона II Скандинавский сборник. Таллин,

1968. Вып. б.

2S. Bилинбaxов B.Б. Об одном аспекте историографии варяжской проблемы II Скандинавский сборник. Таллин,

1969. Вып. 7.

29. Bилинбaxов B.Б. По поводу некоторых замечаний П.Н. Третьякова II Советская археология. 197G. №1.

3G. Bойтович Л. Княжа доба на Русі: портрети еліти. Біла Церква, 200б.

31. Bойтович Л. Русь: поморські слов’яни чи варяги? II Проблеми слов’янознавства. Львів, 2G1G. Вип. 5S.

32. Bойтович Л. Рюрик: легенды и действительность II Исследования по русской истории и культуре: сб. ст. к 70-летию профессора Игоря Яковлевича Фроянова I отв. ред. Ю. Алексеев, А. Дегтярев, В. Пузанов. М., 200б.

33. Bойтович Л.B. Вікінги в Центрально-Східній Європі: проблеми Ладоги і Пліснеська II Археологічні дослідження Львівського університету. Львів, 2GG9. Вип. 12.

34. Bойтович Л.B. Рюрик: легенди і дійсність. Стан дискусії на початку ХХІ в. II Наук. зошити ів. ф-ту ЛНУ ім. Ївана Франка: Зб. наук. праць. Львів, 2005. Вип. 7.

35. Bойтович Л.B. Восточное Прикарпатье во второй половине І тыс. н. э. Начальные этапы формирования государственности II Rossica Antiqua. 200б: Исследования и материалы I отв. ред. А.Ю. Дворниченко, А.В. Майоров. СПб., 200б.

36. Bойтович ЛЗ. Київський каганат? До полеміки П. Толочка з О. Пріцаком II Хазарский альманах. Киев; Харьков, 2005.

37. Bойтович Л. Вічні дискусії навколо етноніму Русь II Археологічні дослідження Львівського університету. Львів, 2GG9. Вип.13.

3S. Гaлкинa Е.С. Тайны русского каганата. М., 2GG2.

39. Гедеонов С.А. Варяги и Русь. СПб., 187б. Ч. 1.

4G. Глaзыринa r.B., Джaксон Т.Н., Mельниковa Е.А. Восточная половина мира глазами скандинавов: топонимия в исторических исследованиях II Древняя Русь в свете зарубежных источников I под ред. Е.А. Мельниковой. М., 1999.

41. Глaзыринa r.B., Джaксон Т.Н., Mельниковa Е.А. На пути «из варяг в греки» II Древняя Русь в свете зарубежных источников I под ред. Е.А. Мельниковой. М., 1999.

42. Глaзыринa r.B. Alaborg «Саги о Хальвдане, сыне Эйстейна». К истории Русского Севера II Древнейшие государства на территории СССР. 197S г. М., 197S.

43. Голб Н., Прицaк О. Хазарско-еврейские документы Х в. I науч. ред., послесловие и коммент. В.Я. Петрухина. Москва; Иерусалим, 1997.

44. Голлманн Г.-Фр. Рустрингия, первоначальное отечество первого великого князя Рюрика и братьев его. М., 1819.

45. Гудима Ю. Про нову групу монет з Йосипівського скарбу // Львівський національний універсітет ім. І. Франка: Вісник Інституту археології. 2007. Вип. 2.

46. Гудима Ю. Чи існувала підкарпатська дорога транзитної торгівлі між Сходом і Заходом у ІХ-Х в.? // Брідщина. 1993. Ч. 2.

47. Гумилев Л. Древняя Русь и Великая Степь. М., 1989.

48. Давидан О.И. К вопросу о контактах древней Ладоги со Скандинавией (по материалам нижнего слоя Староладожского городища) // Скандинавский сборник. Таллин, 1971. Вып. 16.

49. Даркевич В.П. Восточная торговля // Древняя Русь: город, замок, село. М., 1985.

50. Даркевич В.П. Международные связи // Древняя Русь. Город, замок, село. М., 1985.

51. Джаксон Т.Н. Альдейгюборг: археология и топонимика // Памятники средневековой культуры. Открытия и версии: сб. ст. к 75-летию В.Д. Белецкого. СПб., 1994. С. 77-79.

52. Дубашинский А.В. Любшанское городище в Нижнем Поволховье // Ладога и ее соседи в эпоху средневековья. СПб., 2002. С. 96-103.

53. Жих М.И. До проблеми політогенези Волинської землі (VI - початок Х в.) // Дрогобицький краєзнавчий збірник. Дрогобич, 2009. Вип. 13.

54. Жих М.И. О предыстории Волынской земли (VI - начало Х века) // Русин. Кишинев, 2008. № 3-4 (13-14).

55. История Дании. М., 1996. Т. 1.

56. Іов А.В., Вяргей В.С. Гандлева-еканамічньїе сувязі насельніцтва Заходняго Палесся ІХ-ХІ вв. // Пстарычна-археологічньї зборнік. Мінск, 1993. Вып. 1. С. 125-130.

57. Кирпичников А.Н. Ладога и Ладожская земля УШ-ХІІІ вв. // Историко-археологическое изучение Древней Руси: Итоги и основные проблемы. Л., 1988.

58. Кирпичников А.Н. Ладожская жемчужина в Балтийском море // Родина. 2008. № 9.

59. Кирпичников А.Н. Новые историко-археологические исследования Старой Ладоги // Ладога и истоки российской государственности и культуры. СПб., 2003.

60. Кирпичников А.Н. Сказание о призвании варягов: Легенды и действительность // Викинги и славяне. СПб., 1998.

61. Кирпичников А.Н., Лебедев Г.С., Булкин В.А. и др. Русско-скандинавские связи эпохи образования Киевского государства на современном этапе археологического изучения // Краткие собщения Института археологии АН СССР. 1980. Вып. 160.

62. КотлярМ.Ф. Грошовий обіг на території України доби феодалізму. Киев, 1971.

63. Котляр Н.Ф. Древняя Русь и Киев в летописных преданиях и легендах. Киев, 1986.

64. Кропоткин В.В. О топографии кладов куфических монет в ІХ в. в Восточной Европе // Древняя Русь и сла-

вяне. М., 1978.

65. Крузе Ф. О происхождении Рюрика // Журн. Министерства народного просвещения. 1836. № 1, 6.

66. Кузьмин А.Г. «Варяги» и «Русь» на Балтийском море // Вопр. истории. 1970. № 10.

67. Кузьмин А.Г. Об этнической природе варягов // Вопр. истории. 1974. № 3.

68. Кузьмин С.Л. Пожары и катастрофы в Ладоге: 1250 лет непрерывной жизни? // Ладога. Первая столица Руси. 1250 лет непрерывной жизни: Седьмые чтения памяти Анны Мачинской, 21-23 декабря 2002 г. / науч.

ред. Д. Мачинский. СПб., 2003. С. 45-57.

69. Кузьмин С.Л., Петров Н. И. «Большие дома» северо-западной Руси УШ-Х1 вв. // Новгород и Новгородская земля. Новгород, 1990. Вып. 4.

70. КуникА.А. Известия ал-Бекри и других авторов о Руси и славянах. СПб., 1903. Ч. 1.

71. Лебедев Г.С. Эпоха викингов в Северной Европе. Л., 1985.

72. Лебедев Г.С. Археологические памятники Ленинградской области. Л., 1977.

73. Ловмяньский X. Рорик Фрисландский и Рюрик «Новгородский» // Скандинавский сборник. Таллин, 1963. Вып. 7.

74. Ловмяньский X. Русь и норманны. М., 1985.

75. Мачинский Д.А. Эпоха викингов в «Скандинавском Средиземноморье» и «русо-варяжский период» на «вос-

точных путях» (Austrvegir) // Ладога и эпоха викингов. Староладожский историко-архитектурный и археологический музей-заповедник / отв. ред. Д. Мачинский. СПб., 1998.

76. Мельникова Е.А. Скандинавские антропонимы в Древней Руси // Восточная Европа в древности и средневековье. М., 1984.

77. Мельникова О. Скандинавы в Южной Руси // Другий Міжнар. конгрес україністів. Львів, 22-28 серпня 1993 р. Доповіді і повідомлення. Історія. Львів, 1994. Ч. 1.

78. Меркулов В.И. Немецкие генеалогии как источник по варяго-русской проблеме // Сб. Русского исторического общества. Т. 8(156). Антинорманизм. М., 2003.

79. Михайлов К.А. Скандинавский могильник в урочище Плакун (заметки о хронологии и топографии) // Ладога и ее соседи в эпоху средневековья. СПб., 2002.

2G11. Вып. 2 ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ

SG. Mолчaнов А.А. Древнескандинавский антропонимический элемент в династической традиции рода Рюриковичей: О роли отдельных компонентов в полиэтнической основе формирования Древнерусского государства II Образование Древнерусского государства: спорные проблемы. М., 1992.

51. Новиковa Е.Ю. О серьгах «екимауцкого типа» II Проблемы археологии Евразии (по материалам ГИМ) II Труды Государственного исторического музея. М., 199G. Вып. 74.

52. Нормaнн А.B.Б. Средневековый воин. Вооружение времен Карла Великого и Крестовых походов. М., 2GGS.

53. НосовЕ.Н. Новгородское (Рюриково) городище. Л., 199G.

54. Пелещишин M., Гудимa Ю. Земля літописних бужан II Літопис Червоної Калини. 1992. Ч. 1G-12.

55. Петренко B.П. Финно-угорские элементы в культуре средневековой Ладоги II Новое в археологии СССР и Финляндии: докл. ІІІ советско-финского симпозиума по вопросам археологии 11-15 мая 19S1 г. I ред. Б.А. Рыбаков. Л., 19S4.

8б. Потин B.M. Русско-скандинавские связи по нумизматическим данным (ІХ-ХІІ вв.) II Исторические связи Скандинавии и России. ІХ-ХХ вв. Л., 197G.

S7. Пчелов E.B. Генеалогия древнерусских князей ІХ - начала ХІ в. М., 2GG1.

SS. Paбинович Р.А. Дирхемы на территории Молдовы: культурно-исторический контекст II Stratum plus. № б. Время денег. Санкт-Петербург; Кишинев; Одесса, 1999.

S9. Panов О. M. Русская церковь в IX - первой трети XII в.: принятие христианства. М., 19SS.

9G. Paфaлович И.А. Славяне VI-IX веков в Молдавии. Кишинев, 1972.

91. Рожко M. Тустань - давньоруська наскельна твердиня. Киев, 199б.

92. Pыбaков Б.А. Киевская Русь и русские княжества ХІІ-ХІІІ вв. М., 1993.

93. Pыбaков Б.А. Мир истории. М., 19S7.

94. Рыдзевсшя Е.А. Древняя Русь и Скандинавия IX-XIV вв. М., 197S.

95. Рябинин Е.А. Начальный этап стеклоделия в Балтийском регионе (по материалам исследований Ладоги Vm-ІХ вв.) II Дивинец Староладожский. СПб., 1997.

96. Рябинин Е.А. Новые открытия в Старой Ладоге (итоги раскопок на Земляном городище 1973-1975 гг.) II Средневековая Ладога I ред. В.В. Седов. Л., 19S5.

97. Рябинин Е.А. Предисловие к альбому археологических находок в Старой Ладоге и на Любше II У истоков Северной Руси. Новые открытия. СПб., 2GG3.

9S. Рябинин Е.А., Черных Н.Б. Стратиграфия, застройка и хронология нижнего слоя Староладожского Земляного городища в свете новых исследований II Советская археология. 1988. № 1.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

99. Свердлов M3. Rorik (Hrarikr) i Gordum II Восточная Европа в древности и средневековье. М., 1994.

1GG.Седых B.Н. Северная Русь в эпоху Рюрика по данным археологии и нумизматики II Ладога и истоки российской государственности и культуры. СПб., 2003.

1G1. Толочко П.П. К вопросу о хазаро-иудейском происхождении Киева II Хазарский альманах. Киев; Харьков; Москва, 2004. Т. 2.

102. Томсен B. Начало русского государства II Чтения в Московском обществе истории и древностей российских. М., 1S91. Кн. 1.

1G3. Фaсмер Р.Р. Об издании новой топографии находок куфических монет в Восточной Европе II Известия Академии наук. Отделение общественных наук. М., 1933. № б-7.

1G4. Фомин А.B. Топография восточноевропейских кладов с дирхемами конца ІХ - начала Х в. II Восточная Европа в древности и средневековье. Спорные проблемы истории: Чтения памяти В.Т. Пашуто. М., 1993.

1G5.Фомин B.B. Варяги и варяжская Русь. К итогам дискуссии по варяжскому вопросу. М., 2GG5.

106. Фомин B.B. Кривые зеркала норманизма II Сборник Русского исторического общества. Т. S (15б). Антинор-манизм. М., 2GG3.

1G7.Херрмaн Й. Славяне и норманны в ранней истории Балтийского региона II Славяне и скандинавы. М., 198б.

1GS.Хомутовa Л.С. Кузнечная техника на земле древней веси в Х в. II Советская археология. 19S4. № 1.

1G9.Цукермaн К. Венгры в стране Леведии: новая держава на границах Византии и Хазарии ок.83б-889 гг. II Материалы по археологии, истории и этнографии Таврии. Симферополь, 1998. Вып. б.

11G.Цукермaн К. Два этапа формирования Древнерусского государства II Археологія. 2GG3. № 1.

ііі.ЧерновА.Ю. В старой Ладоге найден герб Рюрика? II URL: http:IIchernov-trezin.narod.ruI GerbRurika.htm

112. Черных П.Я. Этимологические заметки. Варяг II Научные доклады высшей школы. Филологические науки. М., 195S. № 1.

113.Шaскольскuй И.П. Антинорманизм и его судьбы II Генезис и развитие феодализма в России. Л., 19S3.

114.Шaскольскuй И.П. Норманнская проблема в советской историографии II Советская историография Киевской Руси I отв. ред. В.В. Мавродин. Л., 197б.

115.Шaскольскuй И.П. Норманнская теория в современной буржуазной науке. М.; Л., 19б5.

116.Шуст P.M. Грошове господарство земель Галицько-Волинської держави II Галицько-Волинська держава: передумови виникнення, історія, культура, традиції. Львів, 1993.

117.Янин B.Л. Денежно-весовые системы русского средневековья. Домонгольский период. М., 195б.

11S.Czapkiewicz M., Kmietowicz F. Skarb monet arabskich z okolic Drohiczyna nad Bugiem. Krakow, 19б0.

119.Davidan O.I. Om hantverkets utveckling i Staraja Ladoga II Fornvannen, 19S2. Bd. 77.

12G.Duczko W. Rus wikingow. Warszawa, 2GG7.

121.Kirpicnikov A.N. Staraja Ladoga I Alt-Ladoga und seine uberregionalen Beziehungen im S.-1G. Tagen zur Verbreitung und Vervendung von Dirhems in eurasischen Handel II Bericht der Romisch-Germanischen Kommission. 1989. Bd. б9.

122.Koch C. Tables genealogiques des maisons souveraines du nord et de l’est de l’Europe. Paris, 1S1S.

123.Kunysz A., Persowski F. Przemysl w starozytnosci i sredniowieczu (od czasow najdawniejszych do roku 134G). Rzeszow, 19бб.

124.Malarczyk D. Skarb dirhamow z IX w. z miejscowosci Josypiwka, Buski kraj - uwagi wst^pne II Грошовий обіг і банківська справа в Україні: минуле і сучасність. Львів, 2GG5.

125.OrlikA. Kilderne til Sakses oldhistorie. K0benhavn, 1S94. Bd.2.

126.Pritsak O. The Origin of Rus’. Cambridze (Mass.), 19S1. Vol. 1.

127.Roesdahl E. Viking og Hvidekrist. Norden og Europa SGG-12GG. Kobenhavn, 1992.

125.Rozdestvenskaja T. Place-names of Scandinavian origin in Russia: A review of the literature II The Rural Viking in Russia and Sweden. Conference 19-2G October 199б in The Manor of Karlslund, Orebro, Sweden I ed. P. Hansson. Orebro, 1997.

129.Shepard J. The Rhos guests of Louis the Pious: whence and wherefore? II Early Medieval Europe.1995. Vol. 4.

13G.Stalsberg A. The Scandinavian Viking Age finds in Rus’ II Bericht der Romisch-Germanischen Kommission. 19SS. Vol. б9.

131.Steenstrup J. Normannerne. K0benhavn, 187б. Bd.1.

132. Storm G. Kritiske biarag til vikingetidena historie. Chriatiania, 1878.

133. Uino P. On the history of Staraja Ladoga II Acta Archaeologica. 19S9. Vol. 59.

134. Vernadsky G. The Origins of Rusia. Oxford, 1959.

Поступила в редакцию 10.0б.10

L.V. Voytovich

Vikings in the Central-Eastern Europe: mysteries of Ladoga and Plisnesk

The article deals with the invasion of Normans in the Eastern Europe in the context of European events. The author also analyzes the role of Normans in the political and socio-economical processes in Eastern Europe, the ethnity of the first Russian princes, the genealogy of Rurik, the origin of the term ‘Rus’, the international transit relations.

Keywords: Normanists, Anti-Normanists, Vikings, Ladoga, Plisnesk, ‘sea-konungen’, Rurik, Friesland, treasures of dirham.

Войтович Леонтий Викторович, доктор исторических наук, профессор Львовский национальный университет им. И. Франка 79000, Украина, г. Львов, ул. Университетская, 1 E-mail: lev67420@ukr.net

Voytovich L.V., doctor of history, professor Ivan Franko National University of L'viv 79000, Ukraine, L'viv, Universytetska str, 1 E-mail: lev67420@ukr.net

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.