Научная статья на тему 'Виды композиций в журналистском тексте'

Виды композиций в журналистском тексте Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
12378
865
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЖУРНАЛИСТИКА / КОМПОЗИЦИЯ ТЕКСТА / ТИПЫ КОМПОЗИЦИИ / ЖАНРЫ / JOURNALIST / COMPOSITION TEXT / KINDS OF COMPOSITIONS / GENRES

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Дмитровский А. Л.

Данная статья посвящена «вечно» актуальной для журналистского творчества проблеме проблеме композиционного (логичного, выразительного) построения текста. Рассматриваются не только традиционные типы композиции, такие как принцип перевёрнутой пирамиды, но и виды построения статей или эссе, то есть весь континуум жанров от краткого информационного сообщения до крупных форм беллетристики.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

KINDS OF COMPOSITIONS IN JOURNALISTIC TEXT

This article is dedicated to the problem of compositional (logical, expressive) structure of the text. This problem is very interesting and actual for journalistic creation. In this article are examined not only traditional kinds of compositions (such, as the principle of the crossover pyramid), but the whole continuum of genres from short information report to large forms of fiction.

Текст научной работы на тему «Виды композиций в журналистском тексте»

А.Л. ДМИТРОВСКИЙ, кандидат филологических наук, доцент кафедры журналистики и связей с общественностью Орловского государственного университета

виды композиций В ЖУРНАЛИСТСКОМ ТЕКСТЕ

Данная статья посвящена «вечно» актуальной для журналистского творчества проблеме - проблеме композиционного (логичного, выразительного) построения текста. Рассматриваются не только традиционные типы композиции, такие как принцип перевёрнутой пирамиды, но и виды построения статей или эссе, то есть весь континуум жанров — от краткого информационного сообщения до крупных форм беллетристики.

Ключевые слова: журналистика, композиция текста, типы композиции, жанры.

В каждой профессии, к какой бы сфере деятельности она ни относилась, существуют свои максимы и «золотые правила», законы. Так, для журналистики бесспорным выступает утверждение о том, что владеющий жанрами - владеет профессией. Это справедливо, ведь нетрудно доказать, что любой удачный журналистский текст написан «жанрово». И хотя приемлемая большинством жанровая типология в теории журналистики пока не сложилась (а учитывая провокативную «теорию диффузии жанров», теоретики могут вообще отказаться от решения данной, ныне особенно острой проблемы), тем не менее понятие жанра остаётся и по сей день остро- актуальным.

Жанры характеризуют как диалектическую, формально-содержательную категорию. И если содержательный аспект каталога жанров журналистики (включающий в иных «популярных» типологиях и нежурналистские формы) достаточно прояснён, то формальный, структурный момент остаётся несколько в тени. Речь идёт о композиции журналистских текстов.

Как справедливо отмечает Е.П. Прохоров, сегодня «характеристики «журналистского» творчества, методы создания творческого «продукта», в том числе представления о жанрах, не базируются на теоретическом знании о сущности разных типов творчества, используемых в журналистике, что неизбежно должно бы влечь к разграничению жанров по типам творчества, к которым они относятся, и, разумеется, по характерным для них методам. Стремление же все произведения, передаваемые через СМИ, обозначить как «журналистские» порождает, как минимум, неточности...»1. Это значит, что необходимо сначала чётко разобраться с тем, что же такое журналистика и какие сферы творчества она в себя включает. Затем, охарактеризовав уже каждую из этих сфер в отдельности, мы достаточно чётко и ясно сможем разграничить и выделить основные жанры и, далее, типы композиционного построения журналистских текстов.

Сущностью журналистики («общим методом» по Гегелю) как социально-исторического феномена, т.е. социального института, является оперативная массовая общественная рефлексия2 (Ф. Муминов). Если ключевые слова «общественная рефлексия» вполне понятны, то уточняющие их «массовая» и «оперативная» требуют дополнительного анализа.

Говоря о журналистике и её «массовости», как правило, имеют в виду направленность её материалов на максимально широкую, рассредоточенную и «обезличен© А.Л. Дмитровский

ную» аудиторию. Отчасти это верно. В данном случае речь идёт о том, что журналистика как социальный институт не может возникнуть без «армады» собственно журналистов (в самом широком смысле: профи, экспертов, внештатников, общественников). В России сегодня около миллиона профессиональных журналистов, и именно поэтому мы и можем говорить о наличии у нас такого социального института. Если б их было, например, тысяча или десять тысяч, то как общественный феномен такая журналистика не состоялась бы (примером могут служить ныне резко критикуемые Центральное телевидение и либеральная журналистика Садового кольца).

«Оперативность» же выступает сущностным, родовым свойством журналистики. Это обусловлено тем, что обществу, как и любому живому организму, информация о себе и окружающей действительности (картина мира) необходима: 1) наиболее полная; 2) наиболее свежая. Это и есть основные требования к информационно-аналитической журналистике: полнота и быстрота.

Однако журналистика - это не только сообщение, «информирование» в узком смысле. Она устроена гораздо сложнее и интереснее. Прежде всего, в соответствии с определёнными сферами мышления человека (и имеющими соответственно разные потребности) журналистика распадается на три достаточно самостоятельные сферы творческой деятельности: журнализм (информационно-аналитическую деятельность), публицистику и беллетристику (включая эссеистику).

Связано это с процессом выживания человека в сложном и агрессивном окружающем мире. Прежде всего, чтобы жить, ему было необходимо оглядеться, отразить в сознании то, что происходило вокруг (полно и быстро). То есть проанализировать, выделить главное, существенное из синкретичного (цельного) потока жизни.

При этом он должен был обладать некой системой ценностей, набором положительных (полезных, приятных) и отрицательных (нежелательных, опасных) понятий/образов/целей, отталкиваясь от которых он мог бы осмыслить видимое и сознательно выстроить своё поведение.

Соответственно, в-третьих, ему было необходимо сопоставить то, что он считал важным и нужным (желаемое), с тем, что происходило вокруг (действительное), то есть оценить реальность. Только тогда его желания могли бы осуществиться, т.е. получить своё воплощение в наиболее рациональной и безопасной форме.

Все эти процессы вполне относимы и к обществу в целом. Массовое сознание, являясь «веще-

ственным воплощением» духовных потребностей социума, требует от журналистики удовлетворения трёх основных «информационных запросов»: в отражении мира, оценке его, а также в наборе -системе - ценностей (жизненных целей).

Этим важнейшим для построения качественной жанровой классификации в журналистике понятиям нужно дать определение.

Так, журнализм как информационно-аналитическая «сфера творчески-преобразовательной деятельности» (М.Н. Ким) удовлетворяет потребность людей, связанную с формированием более или менее целостной и связной картины мира (того, что есть вокруг). Именно поэтому предметом репортёрского поиска и публикации выступают любые факты и события, то есть всё то, что произошло, и то, что происходит «здесь и сейчас». Содержанием же является новость, то, что неизвестно аудитории либо не замечаемо ею.

Соответственно «чистой» журналистикой с точки зрения индивидуального творчества будет выступать деятельность по ежедневной фиксации наблюдаемых фактов и событий, т.е. ведение «дневника», «журнала», «хроники» (от стены пещеры до электронного блога; не зря же раньше журналистов именовали «хроникёрами»). Непосредственно же профессиональной деятельностью репортёра выступит журнализм, т.е. деятельность по поиску, фиксации и публичному оперативному распространению сведений, востребованных обществом.

Основной функцией публицистики является оценка происходящих событий на основе той или иной системы ценностей (1) и (2) отбор и пропаганда наиболее перспективных, полезных и выгодных обществу систем этих ценностей. Поэтому публицистическая оценка всегда включает в себя (явно ли, скрыто ли) два аспекта: идейную критику, а также прогноз рассматриваемых событий. Соответственно же идейная критика и прогноз выступают содержанием публицистики, тогда как предметом являются социальные проблемы (конкретные ситуации в обществе, связанные с резким увеличением разрыва между ожиданиями аудитории и реальным развитием событий и требующие немедленного либо скорейшего разрешения).

И если дневник можно вести и «для себя» (журналистика как «чистое творчество», например блоггерство), то публицистика уже обязательно требует «публичности», т.е. активной включённости (вовлечённости) автора в бытие своей социальной группы или страны. С этой точки зрения под публицистикой как индивидуально-профессио-

нальной творчески-преобразовательной деятельностью следует понимать деятельность по анализу, прогнозированию и оценке современной социальной действительности с целью обнаружения актуальных социальных проблем, публичному оглашению их и обсуждению социально приемлемых путей их разрешения.

Тогда под публицистикой с точки зрения институциональной следует иметь в виду сферу деятельности в журналистике (как социального института), связанную с анализом, прогнозированием, оценкой актуальных социальных проблем современности и поиском общественно приемлемых путей их разрешения.

Беллетристика в данной триаде вызывает, пожалуй, наибольшее количество вопросов, хотя философско-методологические основы выделения её как из собственно литературы, так и для отделения от «чистой» журналистики были заложены ещё Белинским.

Отделяя беллетристику от «большой» литературы, Виссарион Григорьевич говорил, что в отличие от художественно завершённых, «замкнутых» в своей завершённости и потому оторванных от живой жизни произведений «высокого» искусства произведения беллетристические прямо связаны с происходящими в обществе событиями, посвящены им, их осмысляют. Добавим, что от публицистики они отличаются «безадресностью», отсутствием конкретных упоминаний фамилий, имён, мест и т.д., хотя само событие или персонаж читателем, без сомнения, легко угадываются (например, в фельетоне или рассказе).

Таким образом, беллетристику можно определить как сферу деятельности журналистики, связанную с удовлетворением потребности аудитории в художественно-образном ценностном осмыслении происходящих событий. Именно поэтому предметом отражения в беллетристике (а в советской теории печати - в художественно-публицистических произведениях) выступает личность, человек во всём разнообразии его отношений с окружающей действительностью.

Следовательно, как индивидуально-профессиональную деятельность беллетристику можно охарактеризовать как публичную смысло- и образопорождающую деятельность на основе ценностного осмысления бытия человека в мире. Говоря просто, беллетристы пытаются рассказать аудитории, каковы другие люди в различных обстоятельствах, и объяснить, почему.

Остаётся эссеистика - понятие, до сих пор вызывающее теоретический «ступор». «Эссе не мо-

жет быть приведено ни к какой дефиниции» - этот тезис очень часто встречается в справочниках и словарях. Но так ли это на самом деле?

Эссе производно от французского essai - «попытка», «проба сил» («испытание»), «набросок». Происходит же от латинского ехадшт - «взвешивание». В результате историко-культурологического и теоретического анализа жанра эссе нами было получено определение эссе как произведения, отражающего экзистенциальную рефлексию автора3.

Если говорить об эссеистике с институциональной точки зрения, то это сфера деятельности в журналистике, связанная с удовлетворением потребности аудитории в экзистенциальном (межличностном) общении. Её возникновение обусловлено массовизацией (обезличиванием) продукции журналистской деятельности (в XX веке особенно «благодаря» доктрине объективности и всяческим «информациональным» теориям типа «информационного общества», «ком-муникативистики» или «информационной журналистики»).

Сегодня широкое распространение жанра эссе находит своё воплощение в такой популярной для отечественной и зарубежной журналистики коммуникативной стратегии, как «эссеиза-ция». Её сущность заключается в индивидуальном, личностном восприятии и воспроизведении (трактовке) наблюдаемых жизненных ситуаций и проблем бытия. Её отличительные качества отражают естественный ход мысли человека и заключаются в ассоциативности содержания, определённой фрагментарности («нелинейности») повествования, композиционной и стилевой свободе.

Если дать определение эссеистике с этой - профессиональной - точки зрения, то оно будет следующим: эссеистика есть публичная рефлексия над экзистенциальными проблемами собственного существования. Ключевым здесь выступает принцип жизненности, отражающий неразрывную, непосредственную связь между реальной личностью эссеиста и «языковой личностью героя произведения» («коммуникативной личностью» - Д.П. Гавра).

Каждая из рассмотренных сфер профессиональной деятельности предполагает и свои собственные способы творчества (методы), и специфические формы для её воплощения, т.е. жанры, и, соответственно, особые формы композиции (внутри этих жанров).

Само понятие жанра не ново: это исторически сложившаяся, устойчивая форма видения и вос-

УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ

произведения человеком действительности. Смысл в том, что весь жизненный поток целиком, нерасчленённо, человек воспринять не может. Поэтому сознание, дабы исключить перегрузки и для более эффективного функционирования, выработало способность «анализировать» действительность (от лат. analysis - «расчленять»), т.е. с помощью определённых (исторически и опытно) мыслительных форм выбирать из потока непосредственных событий лишь наиболее значимые. К ним как раз и относятся жанры. Их задача - максимально упростить восприятие и осмысление действительности, передачу информации, переживаний/отношений и т.д. от человека к человеку.

Как видно, жанр - сложное образование. Можно заключить, что система жанров журналистики

- это динамичная, эволюционирующая, многоуровневая совокупность форм восприятия, осмысления и отражения (воспроизведения) действительности (письменным или аудиовизуальным - электронным - способом), связанная с удовлетворением потребностей аудитории в формировании картины мира, осмыслении её и оценке происходящих событий для принятия людьми правильных поведенческих решений.

В соответствии с выделенными сферами творчески-преобразовательной деятельности в журналистике система жанров журналистики также будет иметь троичную структуру, включая в себя подсистему информационно-аналитических жанров (журнализм), подсистему жанров публицистики и подсистему беллетристических жанров. В каждой из этих подсистем (жанровых групп) будут выделяться и соответствующие им виды композиционного построения, обусловленные функционально-содержательными аспектами труда журналиста в данной сфере.

Уточним значение термина «композиция». Само слово происходит от лат. «складывание», «расположение», «построение». Уже у древних римлян существовал термин dispositio, обозначавший важнейший элемент ораторской речи - «расположение» материала будущей речи, выстраивание его в соответствии с наиболее выигрышной логикой предстоящего выступления. Таким образом, под композицией будем понимать соотнесённость в произведении журналиста элементов «материала» (деталей, фактов, явлений) с ярким словесным выражением («стилистикой», «художественностью», «образностью»).

Традиционно считается, что, представляя собой систему сопоставлений, композиция строит-

ся либо по принципу сходства элементов, либо по принципу их контраста. Можно говорить о том, что, являясь частью жанра (исторически сложившейся формы восприятия действительности), законы композиции отражают собой важнейшие свойства человеческого восприятия, а также непосредственные («жизненные») типичные связи между и внутри различных явлений.

Можно отметить и основные элементы, что включает в себя «развёрнутая» композиция журналистского текста:

— последовательность деталей, фактов, событий и действий «героев» произведения;

— расстановку и характеристику участников описываемого события (участников, свидетелей, наблюдателей-экспертов, заинтересованных лиц);

— подробности обстановки, поведения, интересов и переживаний участников;

— «ходы», вставки, лирические отступления, специфические элементы (прогнозы, версии, мнения и оценки, личностную позицию автора-журналиста и т.д.);

— способ повествования (концептуальный, хронологический, сюжетный и т.д.).

Говоря о композиции художественных форм, саратовский исследователь И.А. Книгин весьма точно подмечает: «Важнейший аспект композиции - последовательность введения изображаемого в текст, способствующая развёртыванию художественного содержания. <...> Каждое последующее звено в тексте должно что-то приоткрывать читателю, обогащать его какими-то сведениями, тревожить его воображение, чувство, мысль, которые не вызвали той или иной реакции сказанным ранее»4. Таким образом, являясь одним из важнейших элементов жанровой формы, композиция обладает высокой содержательной значимостью: своими приёмами она значительно обогащает смысл описываемого журналистом явления, делает его более «выпуклым», доступным, интересным аудитории.

Рассмотрим типы композиции в группе информационно-аналитических жанров.

Прежде всего, можно выделить фактологическую композицию (характерную для таких «малых» информационных жанров, как «информация», «новость», сообщение). Её можно обозначить также как «простую» или «констатирующую». Построение текста точно соответствует изложению фактического материала, организуемого системой основных вопросов: что? когда? где? Подобная «информация» зачастую идёт даже без отдельного заголовка, «в подбор»

или включается в дайджест (в «ленту новостей», на ТВ).

Следующий тип композиционного построения информационно-аналитических текстов обозначается как принцип «перевёрнутой пирамиды»

(характерен для заметки и её разновидностей, часто - корреспонденции).

Этот тип композиции был выработан западными журналистами ещё в XIX веке, во время Гражданской войны в США. Сообщения оплачивались пословно, и потому редакции требовали от сотрудников краткости и в первую очередь передачи самого главного, сути. Кроме того, пересылка новостей шла телеграфом, а времени им воспользоваться из-за высокой конкуренции у репортёров было очень мало. Подробности же переправлялись в редакцию позже и часто - иными способами.

Мы уже отмечали, что законы композиции отражают естественно сложившиеся в действительности связи и отношения. Это значит, что типы композиционного построения не являются «идеологическими принципами» или «происками врагов», но есть исторически сложившиеся, привычные для тех или иных сфер жизни гносеологические формы. Соответственно и принцип перевёрнутой пирамиды не «придуман» прагматичными американцами, а взят репортёрами непосредственно из жизни, в том числе и из практического общения: при встрече с товарищем никто не начнёт рассказ о вчерашнем важном событии в своей жизни со второстепенных деталей, но скажет о сути: «Я выиграл миллион», «Наши победили» или «Меня повысили». Подробности же оставит на потом. Таким образом, суть принципа перевёрнутой пирамиды в том, чтобы излагать имеющийся материал начиная с главных, наиболее значимых аспектов, переходя затем уже к менее важным, т.е. идти от сути к подробностям, а затем к деталям.

Структура текста включает в себя, во-первых, заголовок. Иногда вперёд выносится ещё и хэдлайн - главная мысль текста. Это ответ на вопрос «ЧТО случилось?»: «Открыта новая форма жизни...», «Преступник обезврежен.», «Сборная России по футболу завоевала бронзу.». Хэдлайн - своего рода транспарант или магазинная вывеска - «Хозмаг», «Продукты», «Одежда», увидев которые человек сразу понимает, что перед ним и стоит ли тратить на это время. Кроме того, вслед за хэдлайном и заголовком иногда ставится подзаголовок, уточняющий их либо завлекающий читателя.

Следующий элемент - лид («ударный» первый абзац, краткое введение), отвечающий на клас-

сический «шестерик»: кто? что? где? когда? почему? как? Это ограничение обусловлено психологическими аспектами восприятия человека. Так, известный американский психолог Джордж А. Миллер в знаменитом эссе «Магическое число семь плюс-минус два» убедительно доказал, что оперативная (краткосрочная) память человека оперирует одновременно лишь семью (плюс-минус два) объектами, воспринимая их по отдельности, независимо друг от друга. Причём в норме - пятью, а в зависимости от интеллектуальной тренированности и психических особенностей -семью или даже девятью, но это редкость. О том же говорит и наука управления: максимальное число заместителей не должно превышать пяти. В этой связи специалисты по журналистике предлагают ограничить число аспектов в лиде двумя-тремя.

За лидом следует корпус (основной текст), несущий подробности, детали и дополнительные факты. В нём раскрывается, иллюстрируется основная идея, заложенная в лиде и выраженная в хэдлайне.

Завершается текст заключением (на телевидении называющимся «синхроном»). Оно призвано ещё раз подчеркнуть суть события и оттенить главную мысль, адресуемую журналистом аудитории.

Следующий вид композиции - вопросноответное построение текста. Характерно для интервью и беседы и их разновидностей (как жанров).

Вариант первый - хронологический: композиция прямо отражает ход разговора.

Вариант второй - концептуальный: расположение вопросов-ответов подчинено сверхидее материала, концепции текста, принятой журналистом. В таком случае в интервью/беседу часто включаются дополнительные элементы - лирические отступления, размышления журналиста, описания обстановки или хода интервью, различные данные и примеры и т.д., а вопросы-ответы могут даваться не в хронологической последовательности.

Композиция репортажей также имеет свою специфику, поскольку рассказ о разворачивающемся на глазах репортёра событии, как правило, уже обладает «сюжетом» и может быть передан как непосредственно в форме события, так и с «нарушением» хронологической последовательности действий.

Поэтому здесь тоже можно говорить о двух типах репортажнойкомпозиции: а) сюжетно-хронологическом построении текста, точно отражающем ход разворачивающегося на глазах репор-

тёра события (по этому принципу, с оговорками, строятся также дневник и хроника), б) сюжетноконцептуальном построении, когда для своего репортажа журналист находит «ход»: нарушает хронологическую последовательность, единство времени или действия (включает в текст факты или картины, какие-либо события из прошлого героя либо происходящие параллельно и т.д.). Так, например, зачастую на композиции с «обратным сюжетом» строятся репортажи из зала суда и судебные очерки.

Естественно, необходимо дать определение понятию «сюжет», не ограничиваясь общеизвестной его трактовкой как «развития действия» или «хода событий». Представляется, что можно лишь присоединиться к определению сюжета, данному одним из наиболее авторитетных отечественных литературоведов ХХ века В.В. Кожиновым: «Сюжет

- живая последовательность всех многочисленных и многообразных действий, изображённых в произведении, — не может быть пересказан, ибо <.> произведение и есть наиболее сжатый, не имеющий ничего лишнего, рассказ о сюжете, словесное воплощение сюжета»5. Разница же между литературным и журналистским произведением в том, что сюжет художественного текста порождается фантазией художника, а сюжет текста журналистского «порождает» сама жизнь, и задача журналиста -точно и скрупулёзно, правдиво воссоздать его.

В следующей группе жанров, в нашей классификации обозначенных как «публицистические» (статья и её разновидности), композиционное построение текста включают в себя «доказательный» и «проблемный» (проблемно-поисковый) тип построения текста. Это связано прежде всего с сущностными функциями публицистики: прогнозированием и оценкой описываемых в тексте социальных проблем. Соответственно в зависимости от того, какие прогнозные методики используются (явно ли, скрыто ли), меняется и композиционное решение оформления материала и идей.

«Доказательная» композиция, строящаяся, как правило, на использовании метода структурной аналогии, включает в себя:

- заголовок, часто с подзаголовком (в статье они важны особенно: поскольку читателю предлагается объёмный текст, запомнить который трудно, возникает необходимость в «метафоричности». Это означает, что журналисту необходимо привести яркий образ или метафору, которые должны стать осью, стержнем текста, ведь ещё с советских времён известно, что публицистический образ

расцветает на стебле главной идеи. Хороший же заголовок в статье зачастую исполняет роль хэдлайна: подробности забываются, мысль (лозунг) остаётся);

— врезку (аннотацию, введение) с кратким пояснением, о чём пойдёт речь в статье (обозначение темы, поднимаемой проблемы);

— описание конкретной социальной проблемы («актуального повода», по В.Третьякову,

- события в его противоречиях; в советских учебниках журналистики использовались также понятия «явления» - суммы фактов, связанных между собой существенными, значимыми связями, и/или «конфликта» -открытого столкновения интересов тех или иных социальных сил или интересов; говоря проще, журналисту необходимо определить «тенденцию», имеющую статистическое (измеряемое), «вещественное» выражение);

— точку зрения автора на сложившуюся ситуацию и её разрешение («авторскую гипотезу»), а также основную идею, главную мысль статьи («тезис»; в данном случае используется, как правило, метод структурной аналогии, суть которого в том, чтобы найти и использовать для анализа и прогнозирования данной социальной проблемы «объект-аналог» - такой исторический или близкий пример из социальной практики, что по своим основным структурным элементам схож с рассматриваемой ситуацией);

— аргументы в пользу собственной гипотезы (идеи);

— рассмотрение точки зрения оппонентов (антитезиса) и критический разбор их доказательств;

— позитивный (конструктивный) синтез всех точек зрения (подтверждение, уточнение первоначальной гипотезы либо отказ от неё

- в случае доказательства своей правоты «от противного»);

— вывод;

— прогноз развития событий.

«Проблемно-поисковая» композиция построения статьи включает:

— заголовочный комплекс;

— введение;

— описание социальной проблемы;

— определение ведущей тенденции («явления», «конфликта») данной социальной проблемы;

— изучение её генезиса и состояния в настоящий момент («основание» прогноза - генетический анализ и интерполяция);

ФИЛОЛОГИЯ

— экстраполирование изученных данных (имеющих числовое, вещественное выражение) в будущее на определённый концепцией публициста срок («глубина» прогноза);

— определение верхней и нижней экстрем (максимально возможного и минимально допустимого состояний функционирования объекта прогноза);

— анализ «стандартного прогнозного фона» (международные, внутриполитические, экономические, научные, экологические, социальные, культурные, демографические, институциональные, коллективно-индивидуальные и т.д. факторы);

— обоснованный вывод, представляющий собой аргументированное изложение основного сценария развития анализируемой тенденции, с включением в него тех проблем, с которыми общество может или должно столкнуться при тех или иных вариантах исхода событий;

— мнения экспертов и возможные варианты разрешения проблемы («Что делать?»).

Существует ещё один вариант построения статьи и логической организации материала: с точки зрения философско-антропологического подхода, признающего «центром измерения мира» человека, конкретную личность, логичным представляется анализировать событие и с точки зрения психологии непосредственных его участников.

Такая «проблемно-аналитическая» композиция предполагает:

— заголовочный комплекс;

— введение;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— описание социальной проблемы;

— психологическую характеристику главных участников - субъектов действий, акторов (поскольку любое социальное явление имеет совершенно конкретных идеологов, вдохновителей, реализаторов, противников и т.д., очевидно, что от личностно-психологических качеств, ценностей и манеры действовать этих людей и будет во многом зависеть течение и характер событий);

— определение как их личных «потребностей» и интересов, так и «опредмеченных» через них групповых (общественных) потребностей и интересов (потребность - нужда или недостаток в чем-либо необходимом для поддержания жизнедеятельности организма, человеческой личности, социальной группы, общества в целом; интерес - осознанная потребность);

— определение конкретных целей либо мета-

целей участников события (цель - один из элементов поведения и сознательной деятельности человека, который характеризует предвосхищение в мышлении результата деятельности и пути его реализации с помощью определённых средств; осуществление цели подразумевает процесс преодоления разрыва между ожиданиями той или иной части населения и «неудовлетворительной» реальностью; в данном случае цель - более прагматична («выиграть суд»), метацель включает не только ряд «предвосхищаемых результатов», но и философско-ценностную

- стратегическую - установку («через суды сделать прессу региона лучше»);

— анализ средств, методов, способов достижения целей;

— оценку конкретных, непосредственных действий (деятельности) участников события;

— учёт «матрицы условий» («контекста», т.е. непосредственных условий протекания события и осуществления действий (место, время, участники, интересы). Помимо «контекста» можно выделить также «метаусловия» (влияние таких масштабных парадигм, как ментальность, культура, политический климат и т.д.); «протоусловия» (генезис данной проблемы); «промежуточные условия» (случайные факторы, воздействующие на ход и характер событий, вроде ураганов, заморозков, революций или реформ);

— оценку результатов;

— вывод-прогноз развития событий.

Беллетристические жанры большинство специалистов не зря определяют как «художественнопублицистические», поскольку этот вид творчества тесно связан как с публицистикой (актуальная, «жгучая» социальная проблематика), так и с литературой (художественная выразительность, образность, проблема человека). Более того, журналистику вообще не следует «тотально» отграничивать от литературы, поскольку первая совсем недавно (по историческим меркам) выделилась из последней как самостоятельный вид профессиональной деятельности. Беллетристика в таком случае как раз и выступает переходным, пограничным, межевым видом художественного творчества, вобрав в себя как «оперативность» и социальную актуальность журналистики, так и «оставив при себе» родовые черты литературы: образность и «человеческую» проблематику.

Композиция беллетристических жанров близка к классической композиции малых литературных форм (новеллы, повести и т.д.) и вклю-

УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ

чает в себя пролог, завязку, кульминацию и развязку.

— Пролог или введение. Это вступительная часть произведения, которая либо является предысторией сюжета (в рассказе, очерке), либо выступает в качестве предисловия (аннотации) к тексту. В любом случае задача пролога-введения -ввести читателя в суть конфликта или острой социальной проблемы, поднимаемой беллетристом (памфлет, фельетон, пародия), кратко изложив события, предшествовавшие основному содержанию. Желательно, чтобы эту работу выполнил сам автор (для сохранения целостности текста и единства стиля), поскольку в журналистской практике довольно часто случается так, что текст, поступивший в редакцию, приходится дополнять введением непосредственно редактору, ибо ситуация, хорошо знакомая автору, не всегда ясна аудитории (особенно в случае безадресных или сатирических текстов).

Иногда, особенно в газетах и журналах общественно-универсального направления, пролог знакомит аудиторию с автором или историей создания им предлагаемого ей произведения. Это особенно актуально для «толстых» и провинциальных журналов, поскольку лишь избранные постоянные читатели помнят большую часть авторов и их библиографию, чтобы не нуждаться в их представлении.

— Завязка. Событие, которым начинается развитие действия. В журналистике чаще всего именно здесь намечается конфликт между сторонами-антагонистами. Обычно он даётся в самом начале, служа началом подъёма сюжетной линии и источником возрастающего при дальнейшем изложении напряжения. Однако, например, в судебных очерках с «обратным сюжетом» конфликт может быть дан и в конце текста, как разгадка «истории».

Зачастую для увеличения интриги, для придания особой остроты развитию действия беллетристы используют внезапную, немотивированную, неожиданную завязку, открывающую произведение безо всякой «экспозиции», подготовки. Здесь также надо отметить и роль первой фразы, первого абзаца произведения, поскольку именно они, если читатель заинтересовался проблематикой, должны задать тон и динамику дальнейшему изложению и удержать его внимание. Конечно, в данном случае первый абзац очерка, например, нельзя назвать лидом, но в некотором смысле он выполняет те же функции.

— Кульминация (от лат. «вершина»). Ключевой момент развития действия, сюжета. Точка наивысшего напряжения. Психологи уже давно опреде-

лили, что ключевыми для бытия человека выступают всего три «направления»: отношения с другими, отношения с собой и отношения с жизнью, миром. Соответственно и кульминация как пик конфликта и отражение естественных бытийствен-ных закономерностей иллюстрирует, как правило, перелом мировоззрения при решающем столкновении героев, персонализирующих собой различные социальные интересы, между собой, с самими собой либо с обстоятельствами.

— Развязка. Окончание действия, завершение или разрешение конфликта. Чаще всего она приводится в конце текста, но иногда начинает текст. Как правило, вытекает из внутренней логики развития событий, поведения героев. Но иногда бывает и немотивированной, «неожиданной» (т.н. «особые случаи»). Однако именно эти «немотивированные» случаи и привлекают внимание беллетристов, порождая желание написать рассказ, очерк или памфлет и ответить на вопрос «ПОЧЕМУ так произошло?».

Отдельно стоит сказать о композиции эссе. Эссеистику часто относят к литературным и/или беллетристическим формам, но это не совсем правильно. Эссеистика - особый вид творчества6. Более того, «чистого» эссе практически не встретить на страницах газет и журналов. Чаще всего встречаются «эссеизированные» разновидности других жанровых форм. Тем не менее и эта разновидность журналистских текстов имеет определённую композицию, строй.

Мы выделяем в нём линейный, циклический и фрагментарный типы композиционного построения.

В линейном типе построения автор ограничивается, как правило, одной конкретной ситуацией и её осмыслением. Мысль рождается на глазах читателя, разворачиваясь постепенно. Оттолкнувшись от какой-либо детали или повода, эссеист развивает свою мысль логически, не отрываясь и не отклоняясь (И. Бунин, эссе «Ночь»; эссеистика К.Г.Честертона). Мысль зреет постепенно, чтобы в конце эссе «выстрелить» глубоким философским выводом, решением или парадоксом. Это построение на первый взгляд близко к статье, поэтому чаще всего используется журналистами. Получается (в лучшем случае) эссеизированная статья. В этом плане стоит отметить развитие «научной эс-сеистики», особенно в Германии (а В. Руднев, например, пишет о современной физике как о «рассказывании историй»).

Циклический тип композиции также предполагает повод и некую ситуацию выбора. Однако для разрешения проблемы эссеистом привлекаются

различные примеры, аналогии, сходные случаи из своей или чужой жизни и т.д. Вопрос рассматривается со множества точек зрения и в различных аспектах. Мысль эссеиста, проходя сквозь различные жизненные примеры, обогащается новыми оттенками, нюансами; высвечиваются её новые грани и аспекты. Этот тип эссе требует от автора богатой эрудиции и чаще всего интересен неожиданными ассоциациями, парадоксальными «сближениями» и «узнаваниями». Чаще используется в журнальной, «элитарной» эссеистике и подразумевает хорошо подготовленного читателя (классика - «Опыты» М. Монтеня).

Фрагментарный тип композиции является наиболее «приближенным» к личности самого эссеиста выражением чувств и мыслей. Здесь дистанция от «сердечной печи» до листа бумаги самая короткая (вспомним В. Розанова, фиксировавшего свои «листья» и «за нумизматикой», и «за чтением корректур», и «в ватерклозете», и «в постели

ночью», и «на извозчике».). Это непосредственная фиксация душевных и мысленных «порывов», духовных озарений и чувствований. Они, как правило, не имеют жёстких связей между собой, но иногда собираются в «подборки» - либо тематические, либо «временные» (по времени написания - например, с оговорками, «Дневник писателя» Достоевского, «Несвоевременные мысли» Горького). Здесь, несомненно, интерес представляет Личность эссеиста, такое чтение - настоящее духовное общение, интимное и глубокое переживание встречи с Другим, близким человеком.

Таковы, на наш взгляд, основные виды композиций в журналистском тексте. Естественно, что данная статья лишь намечает общее направление для исследования такого важного и сложного вопроса, но, как мы надеемся, всё же своим текстом сможем помочь не только начинающим журналистам, но и тем, кто журналистику исследует или непосредственно «творит».

Примечания

1. Прохоров Е.П. Исследуя журналистику. М., 2005. С. 20.

2. Муминов Ф. Метод журналистики и методы деятельности журналистов. Ташкент, 1998. С. 57.

3. Дмитровский А.Л. ЖАНР ЭССЕ: Очерк теории жанра. Монография. Орёл, 2006. - Свободный режим доступа: http:// www.journ-orel.ru/download.php7view.17

4. Книгин И.А. Словарь литературоведческих терминов. Саратов, 2006. С. 94.

5. Цит. по: Книгин И.А. Словарь литературоведческих терминов. С. 215.

6. Подробней см.: Дмитровский А.Л. Жанр эссе...

A.L. Dmitrovsky

KINDS OF COMPOSITIONS IN JOURNALISTIC TEXT

This article is dedicated to the problem of compositional (logical, expressive) structure of the text. This problem is very interesting and actual for journalistic creation. In this article are examined not only traditional kinds of compositions (such, as the principle of the crossover pyramid), but the whole continuum of genres from short information report to large forms of fiction.

Key words: journalist, composition text, kinds of compositions, genres.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.