Научная статья на тему 'Вербализация портрета монарха как вторичная семиотизация института власти'

Вербализация портрета монарха как вторичная семиотизация института власти Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
55
21
Поделиться
Ключевые слова
ОБРАЗ ВЛАСТИ / КОРОЛЕВСКИЙ ПАРАДНЫЙ ПОРТРЕТ / ЛЮДОВИК XIV / РЕГАЛИИ / СЕМИОТИЧЕСКИЕ КОДЫ / ТЕМАТИЧЕСКОЕ ВИЗУАЛЬНОЕ ПОЛЕ / ВТОРИЧНАЯ СЕМИОТИЗАЦИЯ / ВЕРБАЛИЗАЦИЯ ПОРТРЕТА / КУЛЬТУРОНОСНЫЕ ЗНАКИ МОНАРХИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ / IMAGE OF POWER / ROYAL GALA PORTRAIT / LOUIS XIV / REGALIA / SEMIOTIC CODES / VISUAL THEMATIC FIELD / SECONDARY SEMIOTIZATION / CULTURE-BEARING SIGNS OF MONARCH'S POWER

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Викулова Лариса Георгиевна, Васильева Екатерина Геннадьевна

В статье доказывается, что королевский парадный портрет представляет собой семиотическое пространство, знаки которого формируют образ верховной власти. Интерпретируя знаки, представленные на портрете Людовика XIV в коронационном костюме кисти Г. Риго (1701), авторы раскрывают прагматическое измерение семиозиса власти и придворной культуры. На основе текстов, вербализирующих портрет, анализируется вторичная семиотизация портрета монарха. В статье подчеркивается идея того, что государственное назначение символической репрезентации монарха заключается ввизуализации института власти.

Verbalization of the Monarch''s Portrait as a Secondary Semiotization of the Power Institution

The following article attempts to prove that the royal gala portrait represents semiotic space, the signs of which form the image of supreme power. By interpreting the signs presented in G. Rigo’s portrait of Louis XIV in the coronation costume (1701), the authors reveal the pragmatic dimension of the semiosis of power and the court culture. Secondary semiotization of the monarch’s portrait is analyzed on the basis of texts that verbalize the portrait. The article emphasizes the idea that the state’s purpose of the symbolic representation of the monarch is to visualize the power institution.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Вербализация портрета монарха как вторичная семиотизация института власти»

УДК 811.13

Л. Г. Викулова, Е. Г. Васильева

Вербализация портрета монарха как вторичная семиотизация института власти

В статье доказывается, что королевский парадный портрет представляет собой семиотическое пространство, знаки которого формируют образ верховной власти. Интерпретируя знаки, представленные на портрете Людовика XIV в коронационном костюме кисти Г. Риго (1701), авторы раскрывают прагматическое измерение семиозиса власти и придворной культуры. На основе текстов, вербализирующих портрет, анализируется вторичная семиотизация портрета монарха. В статье подчеркивается идея того, что государственное назначение символической репрезентации монарха заключается ввизуализации института власти.

Ключевые слова: образ власти, королевский парадный портрет, Людовик XIV, регалии, семиотические коды, тематическое визуальное поле, вторичная семиотизация, вербализация портрета, культуроносные знаки монархической власти.

L. G. Vikulova, E. G. Vasileva

Verbalization of the Monarch's Portrait as a Secondary Semiotization of the Power Institution

The following article attempts to prove that the royal gala portrait represents semiotic space, the signs of which form the image of supreme power. By interpreting the signs presented in G. Rigo's portrait of Louis XIV in the coronation costume (1701), the authors reveal the pragmatic dimension of the semiosis of power and the court culture. Secondary semiotization of the monarch's portrait is analyzed on the basis of texts that verbalize the portrait. The article emphasizes the idea that the state's purpose of the symbolic representation of the monarch is to visualize the power institution.

Keywords: image of power, royal gala portrait, Louis XIV, regalia, semiotic codes, visual thematic field, secondary semiotiza-tion, culture-bearing signs of monarch's power.

Современные лингвистические исследования характеризуются междисциплинарностью и ведутся на стыке культуры, истории, искусства, философии и других наук. По словам О. С. Иссерс, расширение сферы междисциплинарных исследований, в свою очередь, обусловило «обратное действие» - постановку вопроса о границах лингвистики и правомерности выбора того или иного объекта в качестве предмета лингвистического анализа» [5, с. 15]. Еще в 1983 году отмечал отечественный лингвист А. Е. Кибрик: «Трудно представить себе более кастовую, масонскую науку, чем лингвистика. Лингвисты постоянно от чего-нибудь отмежевываются. Любимый их способ уничтожить идейного противника - это заявить: „Это не лингвистика". <...> Однако снятие ограничений давало новый толчок лингвистической теории. Обнаруживались новые, не замечавшиеся ранее связи, обогащалось и вместе с тем упрощалось представление о языке» [7, с. 24-39]. Начиная с 30-х гг. ХХ в., лингвисты стали обращаться к семиотике искусства как явлению, имеющему знаковую природу. Известный чешский эстетик, лингвист и литературовед

Я. Мукаржовский писал, что художественное произведение представляет собою знак. При этом оно выполняет две функции: функцию автономного знака и функцию коммуникативного или сообщающегося знака [9, с. 194].

В настоящее время исследователи сходятся во мнении, что портреты правителей страны являются предметом междисциплинарных исследований, что это сблизило различные гуманитарные и социальные науки и размыло границы между дисциплинами. Комплексное понимание культуры как обобщенной системы смыслов, постоянно воссоздаваемой перформативным дискурсом, перенесло центр внимания от содержания к способам создания данного содержания [30].

История науки в лицах и фактах, в которой персонифицируются идеи, гипотезы, предполагает, что лингвист может показать видение художественного произведения на основе исторической оценки представителей различных школ, обращаясь к текстам, описывающим конкретное произведение искусства. Тогда налицо вторичная семио-тизация портрета монарха через вербализацию портрета, его описание. Это позволит не только

© Викулова Л. Г., Васильева Е. Г., 2018

проследить смену взглядов ученых, но и, опираясь на историографический и лингвокультурологиче-ский подход, обоснованно судить о конкретных взглядах специалистов в различных сферах науки и культуры. Такая работа направлена на хронологическое осмысление проблемы семиотизации придворного (телесного, костюмного) кода культуры и символьную функцию портрета государственного лица. Необходимым элементом является понимание исторического и личностного контекста исследуемого портрета как совокупности знаков материального и духовного мира, ставших носителями культурных смыслов и одним из способов хранения культурной памяти [13, с. 40].

Портреты монархов, представляющие неотъемлемую составляющую тематического визуального поля (термин М. Б. Ямпольского), являются важным источником для размышлений о способах репрезентации власти [18, с. 4]. Изображение первого лица в эпоху абсолютной монархии является одним из самых сложных механизмов репрезентации монархической системы, когда важно дистантно показать зрителю короля как воплощение власти. Государственное назначение символической репрезентации власти проявляетсяпри создании портретов, монет, медалей, памятников (конные статуи, триумфальные арки и т. д.) с целью визуализации института власти. Здесь пересекаются художественный и политический дискурс [16, с. 30].

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Визуальная сфера становится очень важной уже в эпоху Ренессанса. Именно в этот период появляется государственный портрет, поясной или погрудный (le portrait d'État), представляющий правителей в их официальном облачении. В эпоху Возрождения такой портрет, как репрезентант монархической власти, становится важным политическим инструментом, имеющим символическую и идеологическую ценность [25]. Абсолютизм во Франции XVII в. выступил в качестве «цивилизующего начала и гаранта национального единства, согласовывавшего несогласуемое, объединявшего необъединимое» [1, с. 391]. Для укрепления абсолютистской монархии требовались образцы в искусстве, морали и этикете.

Обратимся к известному портрету французского монарха Людовика XIV, написанному официальным придворным портретистом Гиацинтом Риго (1659-1743). Именно эта работа прославила художника, которому на тот момент было 43 года. Портрет Людовика XIV стал эмблемой французской монархии, а Г. Риго заложил в нем жанр парадного портрета [33]. Проходят годы, столетия, а

работа Г. Риго по-прежнему вызывает неиссякаемый интерес у исследователей самых разных дисциплин [10, 11, 27, 31, 32, 35].

Монарх изображен в полный рост на фоне монументальной колонны и пышных драпировок: «Нарочито помпезная композиция, демонстративно театральная поза короля в идеально белых чулках, опирающегося на скипетр, и надменное выражение его лица подчеркивают идею неограниченной власти монарха» [11]. Главный хранитель отдела живописи Лувра Венсан Помарэд подчеркивает идею абсолютизма, переданную Г. Риго в этом портрете: Chaque détail du tableau concourt à en faire l'image quintessenciée du pouvoir absolu: noblesse du décor antiquisant, rideau de pourpre, solennité du Roi-Soleil vêtu du costume de sacre fleurdelisé [31].

Интересна точка зрения искусствоведа Е. Поляковой относительно этого произведения искусства: «Создавая свой знаменитый портрет Людовика XIV, Г. Риго пользовался всеми приемами барочных художников. Он изобразил короля во всем блеске и величии его славы: небрежно опершись на скипетр, балетно отставив ногу, Людовик XIV утопает в упругих складках необъятной горностаевой мантии, его голову осеняют волнующиеся драпировки пурпурного занавеса, приоткрывающего массивные фрагменты архитектурного задника: сочетание насыщенного красного, синего, белого, золотого цветов создает впечатление неторопливого и велеречивого сценического действия. И всю эту многословную помпезность Риго сумел сочетать сна редкость реалистично переданным образом самого стареющего «короля-солнца», его дряблых щек, мясистого, нависающего над верхней губой носа, заплывших маленьких глаз. Умение передать величие монарха, не утратив жизненной конкретности образа, побудило современников говорить о том, что Людовик XIV в изображении Риго больше всего похож на самого себя» [10, с. 172-174].

В данных рассуждениях отмечается театральность портрета, выполненного в стиле барокко. Свойственные этому стилю декоративная пышность, динамические, сложные формы и живописность, повышенная театральность, чрезмерная экспрессия, доминирующая роль мира чувств и фантазий нашли свое воплощение именно в государственном портрете.

Портрет Людовика XIV в коронационном костюме выступает ярким примером театрализации действительности, когда художник проецирует театральные коды на действительность. При этом

«реальность превращается в репрезентацию, предназначенную для созерцания», в которой театр как знаковая система обеспечивает восприятие жизни как зрелища, а человека как актера. Как справедливо отмечает М. Б. Ямпольский, «в XVII-XVIII вв. театральные коды проецировались на максимально семиотизированную культуру -культуру двора» [18, с.16], когда был крайне необходим интерес со стороны окружающих: быть на виду означало быть интересным для Другого, ведущая роль в этом ракурсе отдавалась самопрезентации. В этом плане актуально мнение А. И. Фофина: «основной закономерностью семиотического существования живописного произведения является его диалогическое существование. При интерпретации картины происходит «столкновение», взаимопроникновение двух смысловых потоков, как это происходит в любом диалогическом процессе: проекции которые задает сама картина, и проекция, которая исходит из способа видения картины интерпретатором - экспертом» [15, с. 264].

Французское общество с давних пор характеризуется театральностью, что отмечается многими критиками, искусствоведами, писателями (Г. Гейне, Ю. Метивье, М. Б. Ямпольский, Е. Bergerat, J. Rohou и др.). Исследователями подчеркивалось, что рост королевского величия отражался в роскоши, сложных ритуалах двора и все большей театрализации повседневной жизни короля [8, с. 59-50]. Немецкий поэт и критик Г. Гейне писал: «Французы - придворные актеры господа бога. <...> В жизни, так же как и в литературе, и в изобразительном искусствах французов господствует театральность» [4, с. 158]. Неслучайно ученые определяют французское общество данного периода как une société de spectacle [26]. Известный французский писатель и историк Макс Галло пишет в книге, посвященной Людовику XIV: Louis aime cette comédie qu 'est la Cour. Les acteurs sont à ses ordres et c 'est lui qui les dirige, qui conçoit le ballet réglé de l'étiquette et le décor (Людовику нравится этот комедийный театр, который представляет Двор. Актеры подчиняются его указам, и именно он руководит ими, он создает балет в соответствии с этикетом и окружающей обстановкой)[23, p. 367].

Помимо театральности в портрете Людовика XIV реализуется также такой системообразующий признак политического дискурса как дистанциро-ванность [15, c. 59-60]. Дистанция между правителем и зрителем проявляется в следующих аспектах: 1) физическая / пространственная дистан-

ция - король находится на возвышении, его фигура расположена в центре картины; 2) символическая дистанция - право на обладание особыми предметами - символами власти: корона, скипетр, жезл правосудия и т. д.

Налицо элитарность изображенного лица, объединяющая следующие характеристики: престижность монарха, его влиятельность и публичность, труднодоступность для социума в случае непрямой коммуникации, избранность, а также право на отступление от нормы. В условиях внешнего наблюдения со стороны потенциальных зрителей и с учетом статуса монарха доминирует стандарт поверхностного видения - стратегия притворства (stratégie du paraître) В самом обществе той эпохи придворная жизнь была подчинена стандартам поверхностного видения, или stratégie de paraître [3, с. 51].

Вместе с тем портрет Людовика XIV, по мнению современного французского литературоведа М. Трикено, создает двойственное впечатление. С одной стороны, нижняя часть тела - это тело молодого короля со стройными ногами танцора. Ноги короля застыли в четвертой хореографической позиции, подчеркивающей паузу во время движения, словно он сделал «паузу в позе» [35]. Поскольку Людовик XIV, страстный поклонник хореографии и балета, уже не танцевал с 1670 г. (более 30 лет), то его изображение можно было бы истолковать как коммуникативный акт, показывающий зрителю, что природное тело короля следует отличать от его политического тела (терминология Э. Х. Канторовича) [6, с. 503]. С другой стороны, иронический взгляд литератора отмечает, что лицо принадлежит мужчине 60 лет, который страдал от тысячи болезней, лишился всех своих зубов и который вскоре будет вынужден передвигаться в кресле-каталке: Le visage est bien celui d'un homme de soixante ans, qui a souffert mille maladies et perdu toutes ses dents et qui, dans les faits, sera bientôt condamné à se déplacer dans une chaise roulante [35].

Такой крайне критический взгляд современного и образованного зрителя на портрет первого лица государства не учитывает, что это не личностный портрет и не геронтологический образ конкретного мужчины. Игнорируется исторический контекст создания портрета, стремление художника и заказчика портрета (Филипп Анжуйский, внук короля, на тот момент король Испании) показать авторитетного государственного деятеля, представителя великой державы. На официальном сайте Версаля дается иное видение портрета Лю-

довика XIV, которое по-своему вступает в дискуссию с приведенным мнением М. Трикено: Si le visage est celui d'un homme âgé, ses jambes, en revanche, sont celles d'un jeune danseur. Elles donnent à la silhouette royale une allure efféminée qui ne compromet pas sa «royale virilité», car cette somptuosité est toute politique (Если лицо принадлежит старцу, то ноги, наоборот - молодому танцору. Они придают королевской фигуре женственный вид, который, однако, нисколько не компрометирует его «королевскую мужественность», ибо это великолепие - совершенно политическое») [32].

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Исследователями подчеркивается идея о том, что этнокультурологическую природу французов составляет желание произвести впечатление. Французский писатель и историк Ж. Роу отмечает, что в эпоху правления Людовика XIV казаться, приспосабливаться, нравиться другим, обольщать означало непрестанно играть какую-нибудь роль. А для этого требовалось симулировать то, что нравится и скрывать то, что думаешь, чего хочешь и что собираешься делать. Людовик XIV был в этом образцом. Французский историк объясняет успех короля умением идеально отождествлять себя со своей ролью, давать своему окружению тоже играть роль, что выражалось в строгом подчинении установленному церемониалу. Быть королем для него означало уметь в совершенстве руководить всей игрой, скрывая свою, действуя таким образом, как в международных отношениях, так и при дворе [34, p. 386]. И это мы наблюдаем в портрете, где визуальными знаками социального различия являются, в том числе парик, белила, а также такие элементы одежды, как кринолины и кружева [18, с. 37].

Людовик XIV устремляет на зрителя спокойный взгляд, свидетельствующий о его зрелом возрасте, жизненной мудрости и опыте: Le roi est debout, en costume de sacre, regalia en place, posant sur le spectateur un regard serein qu'on attribue à son grand âge, à son expérience ou à sa satisfaction d'être le grand roi qu'il pense être (Король изображен стоя, со всеми регалиями, устремив на зрителя взгляд, полный спокойствия, что объясняется его возрастом, опытом или же чувством удовлетворения от осознания себя великим королем) [27].

На портрете кисти Г. Риго Людовик XIV изображен со всеми символами королевский власти, которые представляют собой системно-образующие доминанты визуально-

символического плана. Во-первых, это - корона, главный символ королевской власти, лежащая на

нарядной бархатной подушке, расшитой золотыми лилиями, украшавшими гербы французских королей всех династий, олицетворяя три добродетели - правосудие, милосердие и сострадание [22, p. 85]. На бархатной подушке также лежит жезл правосудия (main de justice), увенчанный изображением властвующей руки.

На барельефе колонны изображена Фемида (Thémis) - греческая богиня правосудия. В руках она держит весы и меч. Ее присутствие указывает на право короля выступать судьей. Над головой короля свисает балдахин (le dais) ярко красного цвета. С античных времен этот цвет символизирует богатство и власть.

Позади Людовика XIV стоит трон, также расшитый золотыми лилиями на синем бархате. Трон является важным предметным семиотизирован-ным репрезентантом власти. Еще франкский историк VI в. Григорий Турский упоминал королевское сиденье в качестве одного из важных потес-тарно-правовых символов: «Некий Мундерих, воображавший, что он королевской крови, говорил, раздуваясь от гордости: «Какое мне дело до Теодориха? Я имею такое же право на трон, как и он»» [14, с. 131].

Исследователями указывается, что почитание королевского трона восходит к ранним этапам по-литогенеза германцев. Трон (bregostól) как символ и даже синоним королевской власти упоминается в северогерманской эпопее «Беовульф», а для обозначения действий конунга (верховного правителя) по реализации власти составитель текста использует такие выражения, как «держать престол» (épelstólas healdan) или держать трон (bregostól healdan). Для скандинавских конунгов трон также имел особое символическое значение [12, с. 131]. Во французский язык понятие трон пришло из греческого thronos со значением «парадное кресло» (siège d'apparat) [29, p. 561].

Также мы видим меч Карла Великого, или Жу-айез (Joiuse/ Joyeuse - радостный). Меч Карла Великого является символом древней монархии, преемственности власти от короля королю - защитнику церкви и королевства. Это одна из основных королевский регалий, использовавшаяся во время коронационной церемонии [19]. Меч изначально был персональным оружием франкских королей, имел личную характеристику - имя собственное. Данная традиция четко прослеживается в эпическом произведении - «Песнь о Роланде». Меч символизирует военные успехи короля и военную мощь его государства [17]. Думается, что Людовик XIV стремился позиционировать себя

как король, несущий мир и спокойствие государству [20, p. 4], поэтому на портрете видна лишь рукоять меча, вложенного в ножны, скрытые в королевской мантии.

Пышное королевское облачение - пурпурные одежды и горностай - является семиотическим кодом и культуроносным знаком власти. Мантия, расшитая золотыми лилиями, наделяет королевским величием и указывает на божественный характер королевской власти: лилия символизирует Деву Марию, напоминая о том, что король является ставленником Бога на земле, а мантия соотносится с мантией Великого Первосвященника, Иисуса, сына Божия. Королевский портрет добавляет культурный престиж двору Франции, что необходимо для увековечивания политического образа правителя [2, с. 41-47].

К числу других предметных символов власти относится и скипетр в правой руке короля как символ суверенной власти монарха. Он символизирует право короля управлять государством и своими подданными. Французское слово sceptre (греч. skêptron, палка; лат. sceptrum, scaeptrum) заимствовано в переносном значении (трон, королевство, королевская власть, верховная власть) [21, p. 2050].

На груди короля золотая цепь с Орденом Святого Духа (Ordre du Saint-Esprit), утвержденного еще в XVI в. Генрихом III Валуа (1551-1589) как символ сплочения французского дворянства вокруг особы короля. Девизом ордена стало: «Duce et Auspice» (Предводительствуя и покровительствуя). Поверх креста и медальона наложен символ Святого Духа - летящая вниз голубка с распростертыми крыльями. Орден на груди монарха - свидетельство династической наследственной монархии [36].

Голова Людовика XIV покрыта пышным париком (франц. allonge): длинные волосы завиты в локоны и ниспадают на плечи. Мода на парики распространилась после 1630 г., когда Людовик XIII начал добавлять искусственные пряди к своим волосам, чтобы выглядеть естественно [21, p. 1602]. Использование париков достигло своего апогея во времена правления Людовика XIV (1638-1715). Французский король превратил парик в символ королевского величия и знак престижа. Парик стал официальным головным убором аристократии. Этот предмет становится репрезентативным символом эпохи абсолютизма и образа Людовика XIV - символом солнца, показывающим всему миру величие, могущество и великолепие монарха [28]. Долгое время парик

оставался одной из основных характеристик внешности французских королей. У Людовика XIV была целая коллекция париков. В повседневной жизни он носил короткие парики, а пышный парик он надевал в дни официальных церемоний. Неудивительно, что на парадном портрете его голову венчает пышный парик [24].

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Двойные белые трикотажные чулки, вошедшие в моду в это время, подчеркивают красоту ног короля, а также защищают его от холода, поскольку в королевской резиденции Версаль зимой было холодно. Король обут в модные изящные туфли с красными каблуками, отличавшими дворянство от прочих сословий. Считается, что именно Людовик XIV, будучи не очень высоким (160 см), ввел моду на каблуки в мужской обуви. Тем самым он стремился прибавить себе роста и выглядеть более внушительно. Туфли украшены пряжками с бриллиантами и выступают символом придворной культуры.

Отдельного внимания заслуживают цвета, доминирующие на портрете руки Г. Риго: синий, белый, красный, золотой. Синий цвет - цвет лилии - ассоциируется с Девой Марией. Белый цвет связан с идеей монархии. Красный с античных времен передает идею могущества. Наконец, золотой является символом богатства и высокого происхождения. При дворе лишь избранные обладали правом носить одежду, расшитую золотом.

Королевские атрибуты обязательны во время церемонии коронации. Они символизируют «вещный или акциональный код ритуальных форм поведения» [13, с. 42], код 'идиологемы' эпохи абсолютизма. Людовик XIV был коронован 7 июня 1654 г., таким образом, на парадном портрете кисти Г. Риго он представлен в коронационном костюме, в котором он был 47 лет тому назад.

Внешние символы монархической власти являются средствами семиотизации власти в парадном королевском портрете. Меч, скипетр, рука правосудия, корона символизируют три рода власти, которые король получил от Бога: власть религиозную, политическую и судебную. Они транслируют величие и могущество французского монарха и служат символами легитимации королевской власти. Кроме того, регалии, а также другие детали парадного королевского портрета, изображенные на портрете Людовика XIV в коронационном костюме, отражают принцип династической монархии, и еще шире - принцип наследственной преемственности верховной власти. При этом сам портрет монарха стал культуроносным знаком эпохи абсолютизма.

Библиографический список

1. Борев, Ю. Б. Эстетика [Текст] / Ю. Б. Борев. -М. : Русь-Олимп: АСТ: Астрель, 2005. - 829 с.

2. Васильева, Е. Г. «Мягкая сила» королевского портрета в пространстве семиотики [Текст] / Е. Г. Васильева // Фундаментальное и актуальное в развитии языка: категории, факторы, механизмы : Сборник статей. Материалы XVIII Межд. конф. Школы-семинары им. Л. М. Скрелиной (Москва, 13-16 сентября 2017 г.). - М. : МГПУ; Языки Народов Мира, 2017. - С. 41-47.

3. Викулова, Л. Г. Диахроническая этносемиомет-рия лексемы salon [Текст] / Л. Г. Викулова, Е. Ф. Серебренникова, С. В. Михайлова // Фундаментальное и актуальное в развитии языка: категории, факторы, механизмы : Сборник статей: Материалы XVIII Межд. конф. Школы-Семинара им. Л. М. Скрелиной (Москва, 13-16 сентября 2017 г.). -М. : МГПУ; Языки Народов Мира, 2017. - С. 47-52

4. Гейне, Г. Собр. соч. в 6 тт. - Т. 5. Проза 30-х годов. Письма [Текст] : Переводы с немецкого. - Ком-мент. А. Дмитриева и А. Соловьевой / - Г. Гейне. -М. : Художественная литература, 1983. - 462 с.

5. Иссерс, О. С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи [Текст] / О. С. Иссерс. - Изд. 7-е. - М. : ЛЕНАНД, 2015. - 304 с.

6. Канторович, Э. Два тела короля: исследование по средневековой политической теологии [Текст]: Перевод с англ. М. А. Бойцова и А. Ю. Серегиной / Э. Канторович. - Изд. второе, испр. - М. : Изд-во Института Гайдара, 2015. - 752 с.

7. Кибрик, А. Е. Лингвистические постулаты [Текст] // Уч.зап. Тарт.ун-та. -Вып. 621. -Механизмы ввода и обработки знаний в системах понимания текста: Труды по искусственному интеллекту. - Тарту, 1983. - С. 24-39.

8. Метивье, Ю. Франция в XVI-XVIII вв.: от Франциска I до Людовика XV [Текст] : Перевод с франц. А. В. Голубкова, С. В. Панова / Ю. Метивье. -М. : АСТ: Астрель, 2005. - 190 с.

9. Мукаржовский, Я. Исследования по эстетике и теории искусства [Текст]: Перевод с чешск.

B. А. Каменской / Я. Мукаржовский. - М. : Искусство, 1994. - 606 с.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

10. Полякова, Е. Гиацинт Риго (1659-1743) [Текст] / Е. Полякова. // Сто памятных дат. 1984. Художественный календарь. Ежегодное иллюстрированное издание / Сост. А. Д. Сарабьянов. - М. : Советский художник, 1984. - С. 172-175.

11. Прокопенко, В. Придворный Гиацинт [Электронный ресурс] / В. Прокопенко. - Режим доступа:

http://metofora.wixsite.com/prokopenko-v-v-blog/single-

post

12. Санников, С. В. Образы королевской власти эпохи великого переселения народов в западноевропейской историографии VI века: Монография [Текст] /

C. В. Санников. - Новосибирск : НГТУ 2011. - 212 с.

13. Словарь лингвокультурологических терминов [Текст] / Авторы-сост. Ковшова М. Л., Гудков Д. Б. / отв. ред. М. Л. Ковшова. - М. : Гнозис, 2017.- 192 с.

14. Турский, Г. История франков [Текст]: Перевод с англ. С. Федорова / Г. Турский. - М. : ЗАО «Центр-полиграф», 2009. - 543 с.

15. Фофин, А. И. Антропоцентричность как принцип интерпретации живописного произведения (на материале текстов о «библейском» творчестве Марка Шагала) [Текст] / А. И. Фофин // Человек и его Язык: Материалы юбилейной XVI Международной конференции научной Школы-Семинара им. Л. М. Скрелиной. - СПб. : Издательско-Торговый Дом «СКИФИЯ», 2013. - 336 с.

16. Шейгал, Е. И. Семиотика политического дискурса [Текст] / Е. И. Шейгал. - М.: ИТДГК «Гнозис», 2004. - 326 с.

17. Щербаков, А. Б. Рыцарь и общество в средневековом эпосе («Песнь о Роланде») [Текст] // Информационный гуманитарный портал Знание. Понимание. Умение. - 2008. - № 6. - История / А. Б. Щербаков.-Режим доступа: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2008/6/Shcherbakov/

18. Ямпольский, М. Б. Наблюдатель. Очерки истории видения [Текст] / М. Б. Ямпольский. - СПб. : Мастерская ЕАНС, 2012. - 344 с.

19. Barbier, M. Epée et fourreau du sacre des rois de France. Département des Objets d'art: Haut Moyen Âge [Electronic resource] / M. Barbier. - Access mode: http://www.louvre.fr/oeuvre-notices/epee-et-fourreau-du-sacre-des-rois-de-france

20. Bois, J.-P. Louis XIV, roi de paix? [Text] / J.-P. Bois. // Revue historique des armées. - 2e trimestre 2011. - № 263. - P. 3-39.

21. Dictionnaire Historique de la langue française : Nouvelle édition [Text] / Sous la direction d'Alain Rey. -Paris : Le Robert, 2010. - 2616 p.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

22. Gaborit-Chopin, D. Regalia : Les instruments du sacre des rois de France, Les «Honneurs de Charlemagne» [Text] / D. Gaborit-Chopin. - Paris : Editions de la Réunion des musées nationaux, 1987. - 128 p.

23. Gallo, M. Louis XIV Le Roi-Soleil [Text]/ M. Gallo. - Paris : Pocket, 2009. - 435 p.

24. Histoire de la mode: les perruquiers du roi. - Режим доступа: https://www.histoire-pour-tous.fr/histoire-de-france/4432-les-perruquiers-du-roi.html

25. Lambert, A.-S. Les portraits de François 1er à la Renaissance, symbole de la révolution dialectique humaniste? [Electronic resource] / A.-S. Lambert. - Access mode: http://classes.bnf.fr/rendezvous/pdf/FP_Portrait.pdf

26. Leferme-Falguière, F. Les courtisans: une société de spectacle sous l'Ancien régime [Text]/ F. Leferme-Falguières; préface de Lucien Bély. - Paris: Presses universitaires de France. - XIII, 314 p.

27. Perez, S. Les rides d'Apollon : l'évolution des portraits de Louis XIV [Electronic resource] // Revue d'histoire moderne et contemporaine. - 2003/3 (n°50-3) /

Perez S. - Access mode: https://www.cairn.info/revue-d-histoire-moderne-et-contemporaine-2003-3-page-62.htm

28. Quand les Bourbons portaient perruques [Electronic resource]. - Access mode: http://plume-dhistoire.fr/quand-les-bourbons-portaient-perruques

29. Picoche, J. Dictionnaire étymologique du français / J. Picoche. - Paris : Le Robert, 2006. - 744 p.

30. Pinelli, A. Le portrait du roi: entre art, histoire, anthropologie et sémiologie [Electronic resource] / A. Pinelli, G. Sabatier, B. Stollberg-Rilinger, Ch. Tauber,

D. Bodart. - Access mode: http://journals.openedition.org/perspective/423

31. Pomarède, V Œuvre. Louis XIV (1638-1715) [Electronic resource] / V. Pomarède. - Access mode: http://www.louvre.fr/oeuvre-notices/louis-xiv-1638-1715

32. Portrait de Louis XIV en grand costume royal par Hyacinthe Rigaud [Electronic resource]. - Access mode: http://ressources.chateauversailles.fr/IMG/pdfZ5._edutheq ue_louis_xiv_en_costume_de_sacre_rigaud.pdf

33. Rigaud - Louis XIV en costume de sacre. 1702 [Electronic resource]. - Access mode: http://gallica.bnf.fr/essentiels/album-9

34. Rohou, J. Le XVIIe siècle, une révolution de la condition humaine [Text] / J. Rohou. - Paris: Éditions du Seuil, 2002. - 672 p.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

35. Triquenaux, M. Portrait du roi, portrait du Président [Electronic resource] // Imaginaires du pouvoir et de la noblesse (XVIIIe-XIXe). - 1 octobre 2015 / M. Triquenaux. - Access mode: http://imaristo.hypotheses.org/103

36. Tsikounas, M. De la gloire à l'émotion,Louis XIV en costume de sacre par Hyacinthe Rigaud [Electronic resource] // Sociétés & Représentations. - 2008/2. - n° 26. - P. 57-70 / M. Tsikounas. - Access mode : https: //www.cairn.info/revue-societes-et-representations-2008-2-page-57.htm

Bibliograficheskij spisok

1. Borev, Y. B. Estetika [Teks] / Y. B. Borev. - M. : Rus-Olymp: AST: Astrel, 2005. - 829 s.

2. Vasileva, E. G. «Miagkaya sila» korolevskogo port-reta v prostranstve semiotiki [Teks] / E.G. Vasileva // Fun-damentalnoye i aktualnoye v razvitii yazika: kategorii, fartory, mekhanizmi : Sbornik statei. Materiali XVIII Mejd. konf. Shkoli-seminara im. L. M. Skrelinoy (Moskva, 13-16 sentiabria 2017). - M. : MGPU; Yaziki narodo mira, 2017. - S. 41-47.

3. Vikulova, L. G. Diakhronicheskaya etnosemiometria leksemi salon [Tekst] /L. G. Vikulova,

E. F. Serebrennikova, S. V. Mikhaylova // Fundamentalnoye i aktualnoye v razvitii yazika : kategorii, fartory, mekhanizmi: Sbornik statei. Materiali XVIII Mejd. konf. Shkoli-seminara im. L. M. Skrelinoy (Moskva, 13-16 sentiabria 2017). - M. : MGPU; Yaziki narodo mira, 2017. - S. 47-52

4. Geine, G. Sobr. soch. v 6 tt. - T. 5. Proza 30-kh godov. Pisma [Tekst]: Perevodi s nemetskogo. -Komment. A. Dmitriyeva i A. Solovievoy / - G. Geine. -M. : Khudojestvennaya literatura, 1983. - 462 s.

5. Issers, О. S. Kommunikativniye strategii I taktiki russkoy rechi [Tekst] / О. S. Issers. - Izd. 7-е. - M. : LENAND, 2015. - 304 s.

6. Kantorovich, E. Dva tela korolia: issledovanie po srednevekovoy politicheskoy teologii [Tekst]: Perevod s angl. М. А. Boytsova i А. Y. Sereginoy / E. Kantorovich. - Izd. vtoroye, ispr. - М. : Izd-vo Instituta Gaydara, 2015. - 752 s.

7. Kibrik, А. Е. Lingvisticheskiye postulati [Tekst] // Uch.zap. Tart.un-ta. -Vip. 621. - Mekhanizmi vvoda I obrabotki znaniy v sistemakh ponimamia teksta: Trudi po iskusstvennomu itellektu. - Tartu, 1983. - S. 24-39.

8. Metivye, U. Frantsia v XVI-XVIII vv.: ot Frantiska I do Ludovika XV [Tekst]: Perevod s frants. А. V. Golubkova, S. V Panova / Y. Metivye. - М. : AST: Astrel, 2005. - 190 s.

9. Mukarjovsky, Y. Issledovaniya po estetike i teorii iskusstva [Текст]: Perevod s chesk. V. A. Kamenskoy / Y. Mukarjovsky. - М. : Iskusstvo, 1994. - 606 s.

10. Polyakova, Е. Giatsint Rigo (1659-1743) [Tekst] / Е. Polyakova. // Sto pamiatnikh dat. 1984. Khudojestvenniy kalendar. Yejegodnoye illustrirovannoye izdanie / Sost. A. D. Sarabyanov. - М. : Sovetskiy khudojnik, 1984. - S. 172-175.

11. Prokopenko, V. Pridvorniy Giatsint [Elekronniy resurs] / V. Prokopenko. - Rejim dostupa: http://metofora.wixsite.com/prokopenko-v-v-blog/single-post

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

12. Sannikov, S. V Obrazi korolevskoy vlasti epokhi velikogo pereselenia narodov v zapadnoyevropeiskoy istoriografii VI veka: Monografia [Tekst] / S. V. Sannikov. - Novosibirsk : NGTU, 2011. - 212 s.

13. Slovar lingvokulturologicheskikh terminov [Tekst] / Avtori-sost. Kovshova М. L., Gudkov D. B./ Otv. red. М. L. Kovshova. - М.: Gnozis, 2017.- 192 s.

14. Turskiy, G. Istoriya frankov [Tekst]: Perevod s angl. S. Fedorova / G. Turskiy. - М. : ZAO «Tsen-trpoligraf», 2009. - 543 s.

15. Fofin, А. I. Antropotsentricnhnost kak printsip in-terpretatsii jivopisnogo proizvedeniya (na materiale tekstov о «bibleyskom» tvorchestve Marka Chagala) [Tekst] / А. I. Fofin // Chelovek i yego yazik: Material yubileynoy XVI Mejdunarodnoy konferentsii nauchnoy Shkoli-Seminara im. L. М. Skrelinoy. - SPb. : Izdatelsko-Torgoviy Dom «SKIFIA», 2013. - 336 s.

16. Sheygal, Е. I. Semiotika politicheskogo diskursa [Tekst] / Е. I. Sheygal. - М. : ITDGK «Gnozis», 2004. -326 s.

17. Shcherbakov, А. B. Ritsar i obshchestvo v sred-nevekovom epose («Pesn o Rolande») [Tekst] // Infor-matsionniy gumanitarniy portal Znanie. Ponimanie. Umenie. - 2008. - № 6. - Istoriya / A. B. Shcherbakov. -Rejim dostupa: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2008/6/Shcherbakov/

18. Yampolskiy, М. B. Nabludatel. Ocherki istorii videniya [Tekst] / М. B. Yampolskiy. - SPb. : Masterskaya ЕАШ, 2012. - 344 s.

19. Barbier, M. Epée et fourreau du sacre des rois de France. Département des Objets d'art: Haut Moyen Âge [Electronic resource] / M. Barbier. - Access mode: http://www.louvre.fr/oeuvre-notices/epee-et-fourreau-du-sacre-des-rois-de-france

20. Bois, J.-P. Louis XIV, roi de paix? [Text] / J.-P. Bois. // Revue historique des armées. - 2e trimestre 2011. - № 263. - P. 3-39.

21. Dictionnaire Historique de la langue française : Nouvelle édition [Text] / Sous la direction d'Alain Rey. -Paris : Le Robert, 2010. - 2616 p.

22. Gaborit-Chopin, D. Regalia : Les instruments du sacre des rois de France, Les «Honneurs de Charlemagne» [Text] / D. Gaborit-Chopin. - Paris : Editions de la Réunion des musées nationaux, 1987. - 128 p.

23. Gallo, M. Louis XIV Le Roi-Soleil [Text]/ M. Gallo. - Paris : Pocket, 2009. - 435 p.

24. Histoire de la mode: les perruquiers du roi. - Режим доступа: https://www.histoire-pour-tous.fr/histoire-de-france/4432-les-perruquiers-du-roi.html

25. Lambert, A.-S. Les portraits de François 1er à la Renaissance, symbole de la révolution dialectique humaniste? [Electronic resource] / A.-S. Lambert. - Access mode: http://classes.bnf.fr/rendezvous/pdf/FP_Portrait.pdf

26. Leferme-Falguière, F. Les courtisans: une société de spectacle sous l'Ancien régime [Text] / F. Leferme-Falguières; préface de Lucien Bély. - Paris: Presses universitaires de France. - XIII, 314 p.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

27. Perez, S. Les rides d'Apollon : l'évolution des portraits de Louis XIV [Electronic resource] // Revue d'histoire moderne et contemporaine. - 2003/3 (n°50-3) / Perez S. - Access mode: https://www.cairn.info/revue-d-histoire-moderne-et-contemporaine-2003-3-page-62.htm

28. Quand les Bourbons portaient perruques [Electronic resource]. - Access mode: http://plume-dhistoire.fr/quand-les-bourbons-portaient-perruques

29. Picoche, J. Dictionnaire étymologique du français / J. Picoche. - Paris : Le Robert, 2006. - 744 p.

30. Pinelli, A. Le portrait du roi: entre art, histoire, anthropologie et sémiologie [Electronic resource] / A. Pinelli, G. Sabatier, B. Stollberg-Rilinger, Ch. Tauber, D. Bodart. - Access mode: http://journals.openedition.org/perspective/423

31. Pomarède, V Œuvre. Louis XIV (1638-1715) [Electronic resource] / V. Pomarède. - Access mode: http://www.louvre.fr/oeuvre-notices/louis-xiv-1638-1715

32. Portrait de Louis XIV en grand costume royal par Hyacinthe Rigaud [Electronic resource]. - Access mode: http://ressources.chateauversailles.fr/IMG/pdf5._edutheq ue_louis_xiv_en_costume_de_sacre_rigaud.pdf

33. Rigaud - Louis XIV en costume de sacre. 1702 [Electronic resource]. - Access mode: http://gallica.bnf.fr/essentiels/album-9

34. Rohou, J. Le XVIIe siècle, une révolution de la condition humaine [Text] / J. Rohou. - Paris: Éditions du Seuil, 2002. - 672 p.

35. Triquenaux, M. Portrait du roi, portrait du Président [Electronic resource] // Imaginaires du pouvoir et de

la noblesse (XVIIIe-XIXe). - 1 octobre 2015 / M. Triquenaux. - Access mode:

http://imaristo.hypotheses.org/103

36. Tsikounas, M. De la gloire à l'émotion, Louis XIV en costume de sacre par Hyacinthe Rigaud [Electronic resource] // Sociétés & Représentations. - 2008/2. - n° 26. - P. 57-70 / M. Tsikounas. - Access mode : https: //www.cairn.info/revue-societes-et-representations-2008-2-page-57.htm

Reference List

1. Borev Yu. B. Aesthetics. - M. : Rus-Olimp: ACT: Astrel, 2005. - 829 pages.

2. Vasilieva E. G. «Soft power» of a royal portrait in space of semiotics//Fundamental and relevant in development of language: categories, factors, mechanisms: Collection of articles. Materials of the XVIII international conference. Workshops of L. M. Skrelina (Moscow, on September 13-16, 2017). - M. : MSPU; National Languages, 2017. - Page 41-47.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

3. Vikulova L. G. Diachronic ethnosemiometry of the lexeme salon //Fundamental and relevant in development of language: categories, factors, mechanisms: Collection of articles: Materials of the XVIII international conference. A workshop of L. M. Skrelina (Moscow, on September 13-16, 2017). - M. : MSPU; National languages, 2017. - Page 47-52

4. Heine G. Collected edition in 6 vol. - M. 5. Prose of the 30-s years. Letters: Translations from German. -Comments by A. Dmitriev and A. Soloviova / G. Heine. -M. : Khudozhestvennaya Literatura, 1983. - 462 pages.

5. Issers O. S. Communicative strategy and tactics of the Russian speech. - The 7th edition. - M. : LENAND, 2015. - 304 pages.

6. Kantorovich A. A. Two bodies of the king: research on medieval political theology: The translation from English by M. A. Boitsov and A. Yu. Seriogina. - The second edition, corrected. - M. : Publishing House of Gaidar Institute, 2015. - 752 pages.

7. Kibrik A. E. Linguistic postulates//educational notes of Tartu University. - The Issue 621. - Mechanisms of input and processing of knowledge in the systems of understanding of the text: Works on artificial intelligence. - Tartu, 1983. - Page 24-39.

8. Metivie Yu. France in the 16-18th centuries: from Francis I to Louis XV: Translation from French by A. V. Golubkov, S. V Panov / Yu. Metivie. - M. : ACT: Astrel, 2005. - 190 pages.

9. Mukarzhovsky I. Researches on aesthetics and theory of art: The translation from Czech. V. A. Kamenskaya / Ya. Mukarzhovsky. - M. : Iskusstvo, 1994. - 606 pages.

10. Polyakova E. Hyacinth Rigo (1659-1743.//Hundred memorial days. 1984. Art calendar. The annual illustrated edition / author A. D. Sarabiyanov. -M. : Sovetsky Khudozhnik, 1984. - Page 172-175.

11. Prokopenko V. Court Hyacinth [An electronic resource] / V. Prokopenko. - Access mode:

http://metofora.wixsite.com/prokopenko-v-v-blog/single-post

12. Sannikov S. V Images of the royalty of the era of great resettlement of the people in the Western European historiography of the 6th century: Monograph / S. V. Sannikov. - Novosibirsk : NSTU, 2011. - 212 pages.

13. Dictionary of linguoculturological terms / author Kovshova M. L., Gudkov D. B. / editor-in-chief M. L. Kovshov. - M. : Gnozis, 2017. - 192 pages.

14. Tursky G. History of francs: Translation from English by S. Fedorova / G. Tursky. - M. : ZAO «Tsen-trpoligraf», 2009. - 543 pages.

15. Fofin A. I. Antropocentricity as the principle of interpretation of the work of painting (on material of texts about «bible» creativity of Marc Chagall) // the Person and his Language: Materials of the XVI anniversary international conference of L. M. Skrelina's scientific workshop. - SPb. : «SKYFIA» Publishing Trading House, 2013. - 336 pages.

16. Sheigal E. I. Semiotics of political discourse. -M. : ITDGK Gnozis, 2004. - 326 pages.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

17. Shcherbakov A. B. Knight and society in the medieval epos («A song about Roland») // Information humanitarian Knowledge portal. Understanding. Ability. -2008. - No. 6. - History / A. B. Shcherbakov. - Access mode: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2008/6/Shcherbakov/

18. Yampolsky M. B. Observer. Essays of observation history. - SPb. : Workshop EANS, 2012. - 344 pages.

19. Barbier M. Epée et fourreau du sacre des rois de France. Département des Objets d'art: Haut Moyen Âge [Electronic resource] / M. Barbier. - Access mode: http://www.louvre.fr/oeuvre-notices/epee-et-fourreau-du-sacre-des-rois-de-france

20. Bois, J.-P. Louis XIV, roi de paix? / J.-P. Bois. // Revue historique des armées. - 2e trimestre 2011. -№ 263. - P. 3-39.

21. Dictionnaire Historique de la langue française : Nouvelle édition / Sous la direction d'Alain Rey. - Paris : Le Robert, 2010. - 2616 p.

22. Gaborit-Chopin D. Regalia : Les instruments du sacre des rois de France, Les «Honneurs de Charlemagne» / D. Gaborit-Chopin. - Paris : Editions de la Réunion des musées nationaux, 1987. - 128 p.

23. Gallo M. Louis XIV. Le Roi-Soleil / M. Gallo. -Paris : Pocket, 2009. - 435 p.

24. Histoire de la mode: les perruquiers du roi. - Режим доступа: https://www.histoire-pour-tous.fr/histoire-de-france/4432-les-perruquiers-du-roi.html

25. Lambert A.-S. Les portraits de François 1er à la Renaissance, symbole de la révolution dialectique humaniste? [Electronic resource] / A.-S. Lambert. - Access mode: http://classes.bnf.fr/rendezvous/pdf/FP_Portrait.pdf

26. Leferme-Falguière F. Les courtisans: une société de spectacle sous l'Ancien régime / F. Leferme-Falguières; préface de Lucien Bély. - Paris: Presses universitaires de France. - XIII, 314 p.

27. Perez S. Les rides d'Apollon : l'évolution des portraits de Louis XIV [Electronic resource] // Revue d'histoire moderne et contemporaine. - 2003/3 (n°50-3) / Perez S. - Access mode: https://www.cairn.info/revue-d-histoire-moderne-et-contemporaine-2003-3-page-62.htm

28. Quand les Bourbons portaient perruques [Electronic resource]. - Access mode: http://plume-dhistoire.fr/quand-les-bourbons-portaient-perruques

29. Picoche J. Dictionnaire étymologique du français / J. Picoche. - Paris : Le Robert, 2006. - 744 p.

30. Pinelli, A. Le portrait du roi: entre art, histoire, anthropologie et sémiologie [Electronic resource] / A. Pinelli, G. Sabatier, B. Stollberg-Rilinger, Ch. Tauber, D. Bodart. - Access mode: http ://j ournals.openedition. org/perspective/423

31. Pomarède V Œuvre. Louis XIV (1638-1715) [Electronic resource] / V. Pomarède. - Access mode: http://www.louvre.fr/oeuvre-notices/louis-xiv-1638-1715

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

32. Portrait de Louis XIV en grand costume royal par Hyacinthe Rigaud [Electronic resource]. - Access mode: http://ressources.chateauversailles.fr/IMG/pdf5._edutheq ue_louis_xiv_en_costume_de_sacre_rigaud.pdf

33. Rigaud - Louis XIV en costume de sacre. 1702 [Electronic resource]. - Access mode: http://gallica.bnf.fr/essentiels/album-9

34. Rоhou J. Le XVIIe siècle, une révolution de la condition humaine / J. Rоhou. - Paris: Éditions du Seuil, 2002. - 672 p.

35. Triquenaux M. Portrait du roi, portrait du Président [Electronic resource] // Imaginaires du pouvoir et de la noblesse (XVIIIe-XIXe). - 1 octobre 2015 / M. Triquenaux. - Access mode: http://imaristo.hypotheses.org/103

36. Tsikounas M. De la gloire à l'émotion,Louis XIV en costume de sacre par Hyacinthe Rigaud [Electronic resource] // Sociétés & Représentations. - 2008/2. - n° 26. - P. 57-70 / M. Tsikounas. - Access mode : https: //www.cairn.info/revue-societes-et-representations-2008-2-page-57.htm

Дата поступления статьи в редакцию: 18.01.2018 Дата принятия статьи к печати: 16.02.2018