Научная статья на тему 'Вечная тема в романе Ф. М. Достоевского «Идиот»'

Вечная тема в романе Ф. М. Достоевского «Идиот» Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
6755
597
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ДОСТОЕВСКИЙ / "ИДИОТ" / КНЯЗЬ ХРИСТОС / ХРОНОТОП / ПЕТЕРБУРГ / МЕТАФИЗИКА / ТЕМАТИЧЕСКАЯ КОМПОЗИЦИЯ

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Кукуева Асият Абдуллаевна

В предлагаемой статье выработан особый взгляд на прозу классика в ее не только художественной, но и нравственно-философской эволюции. Автор руководствуется не догматическими критериями «плохо» «хорошо», «положительный» «отрицательный» герой нам важно прикоснуться к глубине постижения Достоевским человеческой сути, его духовных метаний, заблуждений и озарений.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Вечная тема в романе Ф. М. Достоевского «Идиот»»

• • • Известия ДГПУ, №2, 2008

УДК 43.52

ВЕЧНАЯ ТЕМА В РОМАНЕ Ф. М. ДОСТОЕВСКОГО «ИДИОТ»

© 2°°8 Кукуева А.А.

Дагестанский государственный педагогический университет

В предлагаемой статье выработан особый взгляд на прозу классика в ее не только художественной, но и нравственно-философской эволюции. Автор руководствуется не догматическими критериями «плохо» - «хорошо», «положительный» - «отрицательный» герой - нам важно прикоснуться к глубине постижения Достоевским человеческой сути, его духовных метаний, заблуждений и озарений.

In the given article the peculiar view-point on both artistic and moral-philosophical evolution of Dostoevsky’s prose has been created. The author didn’t follow such dogmatic criteria as «bad»

- «good», a «positive» - a «negative» character. It was important for her to realize the degree of the classic’s understanding of the human nature, his spiritual sufferings, delusions and dawns. It is a concept of psychological and metaphysical research of the novel «Idiot».

Ключевые слова: Достоевский, «Идиот», князь Христос, хронотоп, Петербург, метафизика, тематическая композиция.

Keywords: Dostoevsky, «Idiot», Prince Christ, chronotop, Petersburg, metaphysics, thematic composition.

Федор Михайлович Достоевский -один из самых спорных, одиозных писателей на карте мировой литературы Х1Х-ХХ веков. Негативное отношение к его творчеству в России - СССР особо обострилось в связи с признанием социалистического реализма как основного метода творчества

многонациональной советской

литературы. А. М. Горький на Первом Всесоюзном съезде писателей СССР (1934 г.) в своем докладе «Советская литература», в частности, сказал: «Достоевскому приписывается роль искателя истины. Если он искал - он нашел ее в зверином, животном начале человека, и нашел, не для того, чтобы опровергнуть, а чтобы оправдать...» [7]. Это заявление было сделано с трибуны Колонного зала Дома Союзов в присутствии не только делегатов из республик, автономий, округов СССР, но и гостей из США, Франции, Испании, Греции, Турции, Чехословакии,

Голландии, Норвегии, Швеции, Дании, Англии, Японии, Китая, Австрии.

Настороженное отношение к творчеству Ф. Достоевского в советской стране сохранялось, по сути, до второй половины ХХ века. Тому подтверждение

- 30-томное (полное) собрание сочинений классика было осуществлено лишь в 1972-1988 годах.

На этом фоне представляется чрезвычайно актуальным вузовское освоение творческого наследия Ф. Достоевского - объективное,

многомерное.

Данное исследование пронизывает мысль Достоевского: «Человек - сложное создание: «Бог с чертом сражаются, и арена борьбы - сердце человека». Мы исходим также из признания самого Достоевского: он - писатель «текущей действительности», в отличие от Л. Толстого.

Советская наука о Достоевском, скажет в своей статье «Роман Ф. М.

Достоевского «Идиот», Л. И. Мегаева, много сделала для раскрытия социальнопсихологического и художественного своеобразия романов Ф. М. Достоевского

[4].

Но «этого нельзя сказать, - верно замечает В. А. Недзвецкий, - о

внутреннем философско-онтологическом плане произведения, в особенности о тех его мотивах, которые прямо или косвенно восходят к текстам или ситуациям «Нового завета» [6].

За время каторги, которое предшествует времени написания романа «Идиот», многое меняется в

мировоззрении Достоевского, а главное: отношение к человеку. Если революционеры-демо-краты говорили, что человек добр по натуре, то есть надо изменить среду и человек изменится, то каторга показала, что суждение это ложное: «Если утверждать, что человека сделало злым общество, то значит -лишить его свободы. Человек вменяем, отвечает за свои поступки, так как он сам свободно выбрал этот путь» [2].

Наблюдая за каторжниками,

Достоевский говорит: один тип

преступников не виноват (преступления, совершенные под давлением среды), но есть и другой тип - люди, которые совершают преступления без всякого воздействия среды, - они виноваты, так как поступали свободно. Достоевский обращается к глубокому изучению человека: «Человек не может быть или добр, или зол».

Развивается новая философия человека, направленная против теории среды. В человеке есть три слоя: 1-й внешний, который во многом определяется средой, воспитанием. Но это только первичный слой, он не проявляется в самых трудных ситуациях. 2-й слой - более глубинный: идеологопсихологический (психология, его идеи, его мировоззрение, эмоциональная сфера). В этой глубине в человеке борются два начала - добро и зло. Эта борьба носит идеологический характер. Добро и зло полярны и совершенно свободно они не могут переходить друг в друга, они существуют самостоятельно.

Поэтому человек свободно выбирает либо доброе, либо злое начало. Трагедия человека заключается в том, что и добро и зло независимы, свободно проявляются в результате выбора. Но Достоевский был уверен в том, что есть еще 3-я глубина человеческой сущности -

метафизическая, данная Богом. В человека есть врожденное чувство добра и зла. Богом заложен инстинкт добра для других.

В отличие от восточной философии фатализма, которая говорит, что Бог вложил в человека бессмертную душу, по мысли Достоевского, Бог дает еще один атрибут - свободу.

Задача писателя и заключается в том, чтобы раскрыть эту сложную борьбу добра и зла в человеке. Человек суть душа, но есть и тело, которое жаждет блага лишь себе. Очень часто Карамазов говорит: «Все, что душе кажется

ужасным, кажется прекрасным сердцу»

[2].

Это борьба между божеским и дьявольским началами. Это и есть главная задача художника: «Я хочу

выяснить начало и конец сущности человека». Психологизм Достоевского заключается в раскрытии борьбы между добром и злом.

Достоевский делает настоящий переворот в видении жизни и отражении ее в искусстве. Поэт-автор, отражающий жизнь, может встать над этой жизнью и произнести однозначный приговор: жизнь предстаёт в движении.

Если перед нами настоящий художник, он должен предвидеть, увидеть в этом жизненном многоголосии начинающуюся тенденцию [2].

В 1997 году вышла небольшая, но очень глубокая и содержательная книга В. А. Недзвецкого «Русский социальноуниверсальный роман XIX века» [6], где в последней главе, посвященной романам Ф. М. Достоевского и Л. Н. Толстого, рассматриваются евангельские мотивы в произведениях этих писателей. В результате сопряжения этих элементов и создается романический эпос Толстого и романизированная мистерия

Достоевского.

Анализируя «Преступление и наказание», автор отмечает и евангельский мотив - воскрешение Лазаря, лежащий в основе сюжета романа, и дважды повторяющийся мотив тридцати серебренников, полученных Иудой за предательство Христа, христианский мотив гроба, исхода, голгофы и т.д.

Приводя евангельские фразы, мотивы, детали, следует, однако, помнить, что идея воскресения в «Преступлении и наказании» присутствует «не в неком отвлеченном и разрозненном виде. Гениальность

Достоевского-художника, а не только христианского мыслителя блестяще

проявились в его романе умением

компоновать и интегрировать всю обширную проблематику, а также и все сюжетные линии этого произведения посредством, по существу, одной мистеральной «истории» Нового завета. Именно - легенды о воскрешении Лазаря»

[3].

Замысел романа «Идиот» органически вырастает из замысла «Преступления и наказания», - отмечает один из

выдающихся исследователей творчества Ф. М. Достоевского, критик и философ русского зарубежья К. В. Мочульский [5]. Действительно, и в романе «Преступление и наказание», и в романе «Идиот» - главная поэтическая идея, вдохновившая писателя, - это идея

спасения России, молодого поколения от всеразрушающих «дьявольских» идей атеизма, нигилизма, вседозволенности, порожденных хищническим буржуазным строем с его всесилием денег, всеобщим падением нравственности, ростом преступности и т.д. Действие обоих романов развертывается в самом буржуазном городе России, в ее столице

- Петербурге.

Писался роман «Идиот» очень трудно:

1. Центральный образ никак не

вырисовывался, Достоевский жил еще в мире Раскольникова, и в первых вариантах это эгоист, яркий

индивидуалист.

2. Достоевский еще не выработал поэтической программы романа. Главная идея, которая его подвигла к созданию

романа, - вдохновенная поэма о

«положительно прекрасном» человеке, единственном утешении человечества.

Достоевский ставит вопрос не о положительном герое времени, а о человеке - образце всех времен и народов. В письме к С. А. Ивановой Достоевский пишет: «Создать

«положительно прекрасного героя» страшно трудно, потому что идеал не выработан еще нигде, где же искать его? Все писатели, не только наши, но даже все европейские, кто только ни брался за изображение положительно прекрасного

- всегда пасовал. Потому что эта задача

безмерная. Прекрасное есть идеал, а идеал ни наш, ни цивилизованной Европы ещё далеко не выработался. На свете есть одно только положительно прекрасное лицо - Христос, так что явление этого безмерно, бесконечно прекрасного лица уж конечно есть бесконечное чудо» [2]. Достоевский

обращается к совершенству: Христос -самый совершенный Богочеловек. Он пытается найти реальных людей, реальные образы. Хотя евангельские мотивы очень сильны, но Мышкин - не Христос. В письме А. Н. Майкову Достоевский сообщал: «Давно уже меня мучила одна мысль, но я боялся из неё сделать роман, потому что мысль

слишком трудная и я к ней не приготовлен, хотя мысль вполне соблазнительная, и я люблю её. Идея эта

- изобразить вполне прекрасного

человека. Труднее этого, по-моему, быть ничего не может, в это время особенно» [2].

В новом романе Достоевскому хотелось создать героя, «жаждущего

деятельного добра, цельную натуру, выражающую идеал красоты, чистоты, человечности. В связи с этим в

первоначальном образе Идиота появляются черты, уже

подготавливающие будущего Мышкина. Он «чудак», «тих», у него «очень слабое здоровье», «поражают его простота и смирение», «он иногда начинает читать всем о будущем блаженстве» [4].

Вторая проблема - проблема красоты. Достоевский считал, что красота -

великая сила, которая должна творить гармонию, но Достоевский видел двойственность сути красоты, которая должна творить гармонию: как только красота осознает себя, появляется ярко выраженный индивидуализм.

Достоевский нащупывает противоречие: происходит борьба двух начал -божеского и дьявольского. И внутренняя композиция романа продиктована представлениями Достоевского о двойственности добра и красоты.

В основе сюжета романа лежит евангельская притча о спасении Христом Марии Магдалины, что составляет внешний сюжет - внешнее проявление мотивов добра и красоты. В связи с разработкой этой проблемы Достоевский намечает три типа любви: любовь

собственническая (Рогожина к Настасье Филипповне), любовь христианская, самопожертвованная (Мышкина к Настасье Филипповне), третья -гармоническая (Мышкина к Аглае). Но мотив спасения широко охватывает весь роман. В спасении от дьявольских идей, от нигилизма нуждается Россия, ее молодое поколение: сюжет спасения

молодого поколения (нигилистов) -

основа повествования.

Замысел романа менялся: герой

должен был пройти страшный путь от падения до очищения. Писатель хотел создать такого высокого героя по чистоте, идеальности. В нем поражает простота и смирение. Вопрос о герое времени обсуждается в критике и литературе того времени. Чернышевский выдвигает активного, деятельного героя -разночинца, и у Добролюбова находим такого же героя современности. Либералы - Тургенев, Дружинин, Боткин

- утверждают, что дворянский герой -главный герой времени.

Ф. М. Достоевский подвергает большой критике теорию разумного эгоизма (атеизм, материализм Чернышевского). И в Мышкине он выражает не только черты идеала всех времен Христа, но и современного человека, который столкнулся с хаосом, враждой, преступлениями. Достоевский

хотел показать, как отразилась Новая Россия в Мышкине и к чему это привело.

Проблема положительного героя тесным образом соприкасается с вопросом о герое времени. Этот вопрос остро ставился и бурно обсуждался в русской литературе и критике 60-70-х годов XIX века. Полемика началась со статьи Н. Г. Чернышевского «Русский человек на rende-vous», написанной по поводу повести И. С. Тургенева «Ася». Вождь революционной демократии категорично утверждал, что дворянский герой - «лишний человек» типа Рудина и Агарина сошел со сцены русской общественной жизни, и на смену ему пришел активный, деятельный герой-разночинец. Эти же мысли нашли отражение и в статьях Н. Добролюбова «Что такое обломовщина»,

«Благонамеренность и деятельность», «Когда же придет настоящий день?» и др. На защиту «лишнего человека» решительно встала либеральная критика в лице П. В. Анненкова и А. Ф. Дружинина.

Свое представление и свои размышления о положительно прекрасном человеке Ф. М. Достоевский выразил в романе «Идиот» образом Льва Николаевича Мышкина. Создавая «вполне прекрасного человека», Достоевский стремился выразить в Мышкине не только черты Идеала всех времен - Христа, но и показать своего героя как современного человека, столкнувшегося с хаосом, враждой, преступлением в новой буржуазной России.

Эти внутренние мотивы являются предпосылкой выявления композиции через внешнее проявление сюжета.

Роман имеет значительный хронотоп: типично-романный.

Повествование начинается с приезда Мышкина в Петербург. Ноябрьский день, туманное утро, в поезде едет Мышкин (спускается с высот: пришествие Иисуса сверху - вниз, с горной высоты). Перед ним встаёт Петербург нищих, подвалов и углов, но предметно-социальный пласт неимоверно расширяется: «Мир романа «Идиот», - пишет К. Мочульский, -

страшнее и трагичнее мира «Преступления и наказания». Тлетворное поветрие охватило всех, все души изъязвлены, все устои расшатаны, все источники вод отравлены... Мы входим в мир денег, миллионеров, капиталистов, дельцов, ростовщиков и жадных авантюристов» [5]. Отставной генерал Иволгин не сумел приспособиться к новым временам, живет в бедности. Жена его сдает комнаты жильцам, сын Ганя, алчный и самолюбивый, готов жениться на деньгах, и как говорит Рогожин, он за 3 целковых готов проползти до Васильевского острова на коленях. Достоевский показывает роковую власть денег над человеческой душой. Все герои одержимы страстью наживы, все они или ростовщики, как Птицын, Лебедев, капитанша Терентьева, или воры и авантюристы. Тринадцатилетний Коля Иволгин говорит князю Мышкину: «Здесь ужасно мало честных людей, ...все ростовщики. И заметили ли вы, князь, в наш век все авантюристы! И именно у нас в России, в нашем любезном отечестве» [2]. Если в первом романе Пятикнижия болезнь показана в зародыше, то здесь - ее расцвет.

Своего любимого героя Мышкина Достоевский наделяет тяжелым и святым собственным тяжелым и «святым» недугом - эпилепсией, во время приступа которого выявляются блаженные минуты соединения небесного и земного.

Эти переживания живы, глубоки и убедительны, так как взяты и переданы из жизни приговоренного к смерти самого Достоевского.

Во всём, даже в портрете, заметна как бы бестелесность. В романе нет ни одной картины, где герой бы ел или прикасался к деньгам. Одет он в плащ с капюшоном, как монах (мотив отречения). При всем «автобиографизме» героев-идеологов в романах Достоевского Мышкин - это художественный образ, в котором

разрабатываются философско-

нравственные, религиозные, вечные

вопросы.

В помощи несчастным Мышкин видит поле для своей деятельности. Для него, как и для Христа, важен Человек. Он едет,

чтобы получить наследство - но с тайной мыслью: учить людей добру.

Вокзал, вагон - это та же карнавальная площадь, где рушатся все обычные условия жизни, где исчезают социальные, возрастные и прочие перегородки. Здесь все пассажиры. В вагоне 2-го класса направляющегося в Петербург поезда (самый буржуазный город в России) узнает Мышкин о необычайной судьбе Настасьи Филипповны, которую хочет купить купец Рогожин, присутствующий тут же и рассказывающий о своей пагубной страсти. Хронотоп романа явно карнавализован фигурой рассказчика -шута Лебедева; вдруг в купе второго класса происходит исповедь.

Борьба за красоту, за Настасью Филипповну - в ней сойдутся Мышкин и Рогожин. Эта двойственность есть на всех уровнях - Мышкин и Лев.

Постоянный хронотоп - Петербург, все события происходят в этом буржуазном городе, полном

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

противоречий. Время в романе «Идиот» -время в преддверии конца света. Пьяница, шут, проходимец, ростовщик «Лебедев окажется проницательным толкователем Книги Конца Света: ... мы при третьем коне вороном, говорит он, и при всаднике, имеющем меру в руке своей, так как все в нынешний век на мере и договоре, и все люди своего права ищут. А за сим последует конь бледный, и тот, кому имя смерть, а за ним уже - ад» [2]. Эти строки Апокалипсиса подчеркивают сквозную мысль романа о том, что люди от Бога отошли, стали поклоняться золотому Тельцу».

Достоевский в Мышкине

подчеркивает черты, которые сближают его с Христом - Мышкину не важно, кто Настасья Филипповна, для него важно одно: человек (равен в этом с Христом).

Писатель проводит мысль о нравственном кризисе, переживаемом человеком начала XIX века: идет война всех против всех, потому что угасает вера в Христа. Поле действия - восстановить человека в человеке. Настасья Филипповна скажет, что он первый в ней человека увидел.

Мышкин направляется к генералу Епанчину, жена которого якобы дальняя родственница. Швейцар отвечает, что граф занят. Князь говорит с ним как человек с человеком, и говорят они о смертной казни - «тяжелая

несправедливая вещь». Князь говорит со швейцаром о самых главных вещах -жизни и смерти. Эти переживания так живы, глубоки и убедительны, т.к. взяты и переданы из жизни приговоренного к смерти самого Достоевского.

Непрактичность, отсутствие светских манер, прямодушие, как свидетельствуют современники, - все это черты характера самого Достоевского.

Мышкин совершенно бесхитростен, писатель подчеркивает в нем удивительную детскость (Христос проповедовал: дети чисты). Мышкин

никогда не скрывает своих мыслей. Генерала Епанчина поразила естественность Мышкина. Тут же, в доме Епанчиных он увидел портрет Настасьи Филипповны, который принес Ганечка Иволгин; любовь его тщеславная, эгоистичная. Мышкин попадает в круговорот страшных взаимоотношений. Дальнейшее развитие действия идет в романе сценами, которые следуют одна за другой. И многие сцены явно карнавализованы: высокое, трагическое переплетается с низким.

Аглая, дочь генерала Епанчина, позже скажет: есть главное - сердце и не главное - ум, произнося конечную оценку характера, которым обладает Мышкин. И это идет от идеала Христа (хотя Мышкин не Христос).

Первое знакомство с главной героиней происходит заочно, через портрет: «Удивительное лицо, - отмечает князь, -оно сочетает глубину страдания и простодушия, в ней много от ребенка». «В ней страдания много». Достоевский говорит о величайшей способности человека через страдание приходить к пониманию добра и красоты. Красота -великая сила. Аделаида скажет: «Такой красотой можно мир перевернуть».

Достоевский объединяет проблемы красоты, добра, гибели человеческого общества под влиянием растущего

эгоизма. В мире, где комфорт считается счастьем, где эгоизм, эгоцентризм возросли, добро не спасает. Достоевский своим романом показывает, что добро по своей сути - явление очень сильное и двойственное, но добро сталкивается с противоположностью, а добра с кулаками не бывает, это слабое начало, а у зла есть волевое начало. Правильнее говорить о том, что Достоевский показывает трагедию добра. Добро, любовь

необходимы человечеству. И в этом гениальность Достоевского: он хотел

показать победу добра. Но, не сумев противостоять злу, добро гибнет.

В борьбе за Настасью Филипповну сталкиваются две очень важные силы. Рогожин - любовь собственническая, Мышкин - выражение любви

христианской. Любовь для других сталкивается с любовью - страстью.

А. П. Скафтымов [7] отмечает

характерную особенность построения образов в романе. В Настасье Филипповне совмещаются две противоположные черты: в ней живет сознание невиновного, жертвы

- «я не виновата» и, с другой стороны, - «я падшая, я рогожинская»: обе черты

равносильны, и поэтому она раздираема этими противоречиями. (В сцене на вокзале молодой человек оскорбил ее - «Да эта известная особа», в ответ она бьет его хлыстом). Беда ее заключается в том, что она верит, что она падшая, в ней есть эти страстные рогожинские толки. Ее поруганная гордость сочетается с сильной волей, ее метания объясняются ее амбивалентностью. Она обращается к Мышкину со словами: «Он (Рогожин) меня зарежет». В сцене встречи двух соперниц, Настасьи Филипповны и Аглаи, Настасья Филипповна скажет: «А хочешь, я сделаю так, что он со мной останется?»

«Не ты ли говорил, что спасешь меня?» - обращается она к князю в сцене венчания. И вновь она прямо из церкви уходит от Мышкина к Рогожину.

Символическим содержанием

наполняется и описание дома Рогожина, который сразу же был угадан Мышкиным. «Большой, мрачный, в три этажа дом, без всякой архитектуры, построен он прочно с толстыми стенами

и с чрезвычайно редкими окнами, в нижнем этаже окна с решетками.» И снаружи и внутри как-то негостеприимно и сухо, всё как будто скрывается и таится, а почему так кажется по одной физиономии дома - было бы трудно объяснить - архитектурные сочетания линий имеют, конечно, свою тайну. Темная каменная лестница грубого устройства и старая тяжеловесная мебель, маленькие клетушки второго этажа этого «скучного» дома удивительно характеризовали скупую и жестокую натуру отца Рогожина и тёмную разрушительную страсть Парфёна Рогожина. Во время беседы с Рогожиным Мышкин говорит: «Твой дом имеет

физиономию всего вашего семейства и всей вашей рогожинской жизни». «Мрак-то какой. Мрачно ты сидишь», - это повторяющееся определение и дома, и состояния Рогожина, у которого всё больше росли злоба, раздражительность и подозрительность. Провидческим,

символическим характером наполняется в этой сцене и новый, только что купленный садовый нож, который привлёк внимание Мышкина. Этим-то ножом Рогожин и зарезал потом Настасью Филипповну. Важную идейносимволическую нагрузку имеет и другой предмет в доме Рогожина, на который обратил внимание Мышкин. Это копия с картины Ганса Гольбейна «Снятие с креста», от которой, по словам нигилиста Ипполита, вера исчезает.

Об этой картине в романе упоминается дважды - комментирует ее Мышкин в свой первый приход к Рогожину, а затем Ипполит в своем «Предварительном объяснении». И оба раза: и Мышкин, и Рогожин, и Ипполит утверждают, что от неё вера в Бога пропадает: созерцающие её видят

совершенно мертвое тело, натурализм подробностей вытравляет всецело мысль о возможности воскресения и бессмертия души.

«Исходя из православной аксиологии, на которой базируется философия человека и человечества во всем творческом наследии Достоевского и, в частности, романа в романе «Идиот»,

князя Мышкина никак нельзя называть героем, терпящим поражение. Прежде всего, там, где нет борьбы, нет и поражения. Мышкин говорит о будущем обновлении всего человечества, может быть, одною только русской мыслью, без меча и насилия. Главное, мысль о жертве здесь мистико-философская, никоим образом не соотносящаяся с понятиями «поражение» и «победа» в обыденном значении. Жертва в романе Достоевского аналогична совершенной жертве Христовой, которая происходит в вечности; не являясь конкретным историческим фактом, она принадлежит истории вообще, как органическому целому. Сама личность князя Мышкина есть напоминание об этой жертве -зримое, образное напоминание, что для художника-мыслителя особенно важно, ибо не логика, а лишь опыт жизненного соприкосновения с личностью Христа возрождает восприятие Божеского в человеческом сознании» [1]. В романе «Идиот» получает дальнейшее углубление и совершенствование реализм социально-универсаль-ного русского романа XIX века.

Достоевский изображает

общественно-психологическую сферу жизни и художественно исследует вечные темы и проблемы человеческого бытия.

Причем, философско-онтологичес-кие проблемы разрабатываются не только образами героев-идеологов, таких как Лев Мышкин и Ипполит Терентьев, но и не занимающихся философскими проблемами, носителей живой жизни, таких как Настасья Филипповна. Именно на ее судьбе разрабатываются такие вечные, порою неразрешимые разумом темы, как судьба Добра и Красоты, трагической вины, любовь-страсть и любовь-чувство, рождение, смерть.

Всё творчество Достоевского является гигантской подвижнической работой постижения тайны присутствия Божия в мире тайны и человека. В произведениях Достоевского всегда в тесной связи сосуществует временное и вечное, реальное и мистическое. Каждый персонаж романа «Идиот», с одной

стороны, проходит вечный путь человека перед лицом мировой истории, с другой -он весь принадлежит самому насущному и

кратковременному настоящему - «злобе дня».

Примечания

1. Буянова Е.Г. Романы Ф. М. Достоевского. - М.: Московский университет, 2002. - С. 25. 2. Достоевский Ф.М. Полное собрание писем - М.-Л., 1921, 1958, т. 11. - С. 59-60. 3.

Курляндская Г.Б. Нравственный идеал Л. Н. Толстого и Ф. М. Достоевского. - М., 1997. - С.167-168. 4. Мегаева К.И. Роман Ф. М. Достоевского «Идиот» // Русский классический роман XIX века (60-70-е годы). Уч. пособ. - Махачкала: ИПЦ ДГУ, 2004. - С. 17. 5. Мочульский К. Гоголь. Соловьев. Достоевский. - М., 1995. - С. 393-394. 6. Недзвецкий В.А. Русский социальноуниверсальный роман XIX века. - М., 1997. - С. 220. 7. Скафтымов А.П. Тематическая

композиция романа «Идиот» // Нравственные искания русских писателей. - М., 1972. - С. 32, 36.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.