Научная статья на тему 'Валютный рынок: под прессингом нефтяного фактора и долговой нагрузки'

Валютный рынок: под прессингом нефтяного фактора и долговой нагрузки Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
211
47
Поделиться

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Александр Муха

В 2015 году резкое падение цен на нефть и нефтепродукты на фоне значительных платежей по внешнему долгу белорусских резидентов оказало негативное влияние на динамику показателей валютного рынка Беларуси. В целях сглаживания внешнеэкономических шоков Национальный банк Республики Беларусь перешёл к более гибкому режиму обменного курса национальной валюты. В 2016 году центральный банк будет придерживаться тактики заниженного реального эффективного курса белорусского рубля к корзине валют стран – основных торговых партнёров Беларуси с целью стимулирования экспорта белорусских товаров и услуг при одновременном ограничении импорта товаров и услуг. Объявление о проведении деноминации белорусского рубля и принятие декрета президента № 7 от 11 ноября 2015 года привели к усилению девальвационных ожиданий в экономике и увеличению спроса на иностранную валюту. В результате долларизация банковских вкладов населения достигла рекордных значений за всю историю независимой Беларуси. Тенденции: • заметное негативное влияние на экономическую динамику в Беларуси конъюнктуры цен на нефть; • сокращение экспорта белорусских товаров и услуг и уменьшение валютных поступлений из России в долларовом эквиваленте; • переход Нацбанка к гибкому режиму обменного курса белорусского рубля в условиях недостаточности золотовалютных резервов; • отток валютных депозитов населения, способный привести к дефициту валютной ликвидности в банковском секторе.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Валютный рынок: под прессингом нефтяного фактора и долговой нагрузки»

ВАЛЮТНЫЙ РЫНОК: ПОД ПРЕССИНГОМ НЕФТЯНОГО ФАКТОРА И ДОЛГОВОЙ НАГРУЗКИ

Александр Муха Резюме

В 2015 году резкое падение цен на нефть и нефтепродукты на фоне значительных платежей по внешнему долгу белорусских резидентов оказало негативное влияние на динамику показателей валютного рынка Беларуси. В целях сглаживания внешнеэкономических шоков Национальный банк Республики Беларусь перешёл к более гибкому режиму обменного курса национальной валюты. В 2016 году центральный банк будет придерживаться тактики заниженного реального эффективного курса белорусского рубля к корзине валют стран - основных торговых партнёров Беларуси с целью стимулирования экспорта белорусских товаров и услуг при одновременном ограничении импорта товаров и услуг. Объявление о проведении деноминации белорусского рубля и принятие декрета президента № 7 от 11 ноября 2015 года привели к усилению де-вальвационных ожиданий в экономике и увеличению спроса на иностранную валюту. В результате долларизация банковских вкладов населения достигла рекордных значений за всю историю независимой Беларуси.

Тенденции:

• заметное негативное влияние на экономическую динамику в Беларуси конъюнктуры цен на нефть;

• сокращение экспорта белорусских товаров и услуг и уменьшение валютных поступлений из России в долларовом эквиваленте;

• переход Нацбанка к гибкому режиму обменного курса белорусского рубля в условиях недостаточности золотовалютных резервов;

• отток валютных депозитов населения, способный привести к дефициту валютной ликвидности в банковском секторе.

Влияние нефтяного фактора

В 2015 году существенное негативное влияние (прямое и косвенное) на экономическую динамику в Беларуси оказало резкое падение цен на нефть и нефтепродукты. Так, по нашим расчётам, в прошедшем году падение экспорта белорусских товаров на 38.0% обусловлено уменьшением объёмов экспорта белорусских нефтепродуктов и сырой

нефти. Однако ещё 43.6% падения экспорта белорусских товаров в анализируемом периоде обусловлено сокращением экспорта товаров в Россию (без учёта экспорта нефтепродуктов).

Статистические данные1 наглядно свидетельствуют, что основным фактором резкого сокращения экспорта белорусских товаров в 2015 году, в сравнении с 2014 годом, явилось снижение цены на нефть:

• экспорт белорусских товаров — минус USD 9.395 млрд по сравнению с 2014 годом;

• экспорт нефтепродуктов — минус USD 3.022 млрд;

• экспорт сырой нефти, включая газовый конденсат, — минус USD 544.956 млн;

• экспорт товаров в Россию (без учёта экспорта нефтепродуктов) — минус USD 4.1 млрд.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Итого, из суммарного сокращения экспорта в USD 9.4 млрд снижение цен на нефть явилось причиной выпадения USD 7.7 млрд, иными словами, сокращение экспорта на 81.6% обусловлено негативным влиянием «нефтяного» фактора. В частности, текущие экономические проблемы в России (экономический спад, девальвация российского рубля) связаны прежде всего с низкими ценами на нефть, наряду с действием экономических санкций. В результате в текущей ситуации для Беларуси получается двойной негативный эффект низких цен на нефть и нефтепродукты:

1) прямой эффект сокращения валютной выручки от экспорта нефти и нефтепродуктов;

2) косвенный (но больший по абсолютной величине) эффект, связанный с падением спроса на белорусские товары в Российской Федерации и уменьшением рентабельности белорусского экспорта (в результате резкой девальвации российского рубля).

Отметим, что в 2015 году на долю России приходилось 38.9% экспорта белорусских товаров. Причём без учёта экспорта нефтепродуктов, сырой нефти и калийных удо-

Здесь и далее: «Официальная статистика.» Национальный статистический комитет Республики Беларусь. Web. 5 Apr. 2016. <http://www. belstat.gov. by/ofitsialnaya-statistika/>.

брений удельный вес России в структуре экспорта белорусских товаров возрос, по нашим расчётам, до 60.2% (по отдельным товарным позициям этот показатель достиг 80.0-90.0%).

По данным Нацбанка, в 2015 году валютные поступления по экспорту товаров и услуг, доходам и трансфертам нефинансовых предприятий и домашних хозяйств сократились по сравнению с 2014 годом на USD 10.068 млрд (или на 23.4%), до USD 33.024 млрд, что является минимальным показателем валютной выручки с 2010 года (USD 29.746 млрд).2 В структуре валютной выручки нефинансовых предприятий и домашних хозяйств (валютных поступлений, связанных с движением товаров, услуг, доходов и трансфертов) удельный вес российского рубля снизился с 37.7% в 2014 году до 33.7% в 2015 году, доля доллара, напротив, увеличилась с 23.3 до 26.8%, евро — уменьшилась с 37.0 до 36.6%, белорусского рубля — возросла с 1.1 до 1.4% соответственно. Доля прочих валют увеличилась соотв. с 0.9 до 1.5%.

В 2015 году Россия оплатила 83.6% белорусского экспорта российскими рублями, 1.3% — белорусскими рублями, 10.3% — долларами США, 4.3% — евро и 0.5% — прочими валютами. В структуре платежей по импорту товаров и услуг, доходам и трансфертам нефинансовых предприятий и домашних хозяйств удельный вес российского рубля возрос с 36.8% в 2014 году до 45.0% в 2015 году, доля доллара, напротив, сократилась с 33.5 до 27.8%, евро — сократилась с 28.2 до 25.6%, белорусского рубля и других валют — не изменилась и составила 0.9 и 0.7% соответственно.

При этом в 2015 году Беларусь оплатила 75.9% российского импорта российскими рублями, 1.0% — белорусскими рублями, 16.1% — долларами США и 7.0% — евро. Увеличение доли российского рубля связано с переходом к оплате российского газа и нефти только российскими рублями.

В целом, в 2015 году валютные выплаты по импорту товаров и услуг, доходам и трансфертам нефинансовых предприятий и домашних хозяйств сократились по

Здесь и далее: «Статистика.» Национальный банк Республики Беларусь. Web. 5 Apr. 2016. <http://www.nbrb.by/>.

сравнению с 2014 годом сразу на USD 10.419 млрд (или на 25.6%), до USD 30.356 млрд. Как следствие, сальдо текущих внешнеэкономических операций, связанных с движением товаров, услуг, доходов и трансфертов, сложилось положительным в размере USD 2.668 млрд против минус USD 642.4 млн в 2014 году. Иными словами, в анализируемом периоде отмечается улучшение показателя на USD 3.310 млрд в абсолютном выражении.

Необходимо отметить, что наряду с существенным снижением валютных выплат положительное влияние на сальдо текущих внешнеэкономических операций Беларуси оказало зачисление вывозных таможенных пошлин (около USD 1.4 млрд) на нефтепродукты в белорусский бюджет (начиная с января 2015 года).

Валютный рынок

По данным Нацбанка, в 2015 году на внутреннем валютном рынке население продало на чистой основе USD 129.6 млн (с учётом безналичных операций), нерезиденты — USD 227.2 млн, в то время как субъекты хозяйствования, напротив, купили USD 403.8 млн. Структура чистого предложения валюты населением выглядит следующим образом: чистая продажа наличной валюты — USD 970.1 млн и конвертация рублёвых депозитов в валютные вклады на чистой основе — минус USD 840.5 млн.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Изменение с 1 июня 2015 года режима валютных торгов на Белорусской валютно-фондовой бирже с фиксинга на непрерывный двойной аукцион позволило повысить гибкость обменного курса белорусского рубля по отношению к основным иностранным валютам. Вместе с тем в качестве недостатков нового валютного режима можно выделить ограниченное время торговой сессии и сужение биржевого валютного рынка до сделок купли/продажи иностранной валюты в рамках обязательной продажи валюты. Остальные операции с иностранной валютой перемещены на внебиржевой рынок. Словом, в новых условиях существенно ухудшились возможности предприятий по покупке/продаже иностранной валюты на внутреннем валютном рынке.

Объявление о проведении деноминации белорусского рубля и принятие декрета президента № 7 от 11 ноября

2015 года привели к усилению девальвационных ожиданий в экономике и, как следствие, заметному увеличению спроса на иностранную валюту (в том числе в безналичном сегменте внутреннего валютного рынка). На этом фоне произошло ускорение темпов девальвации белорусского рубля по отношению к основным иностранным валютам. Кроме того, с учётом нововведений на депозитном рынке (введение с 1 апреля 2016 года налогообложения процентных доходов с валютных вкладов сроком менее двух лет и установление более низких ставок по отзывным депозитам), в текущей ситуации есть риск оттока валютных депозитов населения из банков, что может привести к дефициту валютной ликвидности в банковском секторе.

В данном случае банки могут сократить соответственно своё участие в золотовалютных резервах (ЗВР) страны, что приведёт к сокращению ликвидных резервных активов центрального банка. Здесь достаточно указать на то, что золотовалютные резервы Беларуси в определении ССРД МВФ на 69.8% сформированы за счёт привлечённой у банков иностранной валюты. Так, по состоянию на 1 марта

2016 года, валютные обязательства Нацбанка Беларуси перед банковским сектором составили USD 2.868 млрд.

Необходимо также отметить, что на современном этапе Беларусь по уровню долларизации банковских вкладов населения является одним из лидеров не только в регионе, но и в мире. Так, по состоянию на 1 марта 2016 года, доля валютных депозитов в общей структуре банковских вкладов населения, по нашим расчётам, достигла максимального значения за всю историю независимой Беларуси — 82.3%. Соответственно, удельный вес рублёвых депозитов физических лиц сократился до исторического минимума — 17.7%.

Фактор долговой нагрузки

В 2015 году увеличение платежей по внешним обязательствам резидентов Беларуси (предприятий, банков, прави-

тельства, Нацбанка) создавало дополнительное давление на внутреннем валютном рынке в сторону снижения обменного курса национальной валюты.

По данным Нацбанка, в 2015 году совокупный внешний долг резидентов Беларуси снизился на USD 1.749 млрд (или на 4.4%), до USD 38.275 млрд, по состоянию на 1 января 2016 года, что составило рекордные 69.7% к ВВП страны. Таким образом, относительный показатель внешнего долга резидентов Беларуси превысил порог экономической безопасности (не более 60.0% к ВВП). Такой внешней долговой нагрузки у белорусских резидентов никогда не наблюдалось.

В результате погашение и обслуживание внешнего долга становятся серьёзным вызовом для государства, предприятий и банков. Причём в условиях падения поступлений вывозных таможенных пошлин на нефтепродукты (а они должны направляться в полном объёме на погашение и обслуживание внешнего госдолга) правительству приходится существенно сокращать отдельные госрасходы с тем, чтобы своевременно и в полном объёме совершать платежи по внешнему госдолгу.

Однако в данном случае следует учитывать, что совокупная долговая нагрузка государства связана с обслуживанием и погашением обязательств органов госуправления, денежно-кредитного регулирования, а также государственных банков и предприятий, в уставных фондах которых доля государственной собственности составляет более 50.0%. Так, в 2015 году внешний долг государственного сектора в расширенном определении и внешний долг частного сектора, гарантированный государством, уменьшился на USD 161.5 млн (или на 0.7%), до USD 23.050 млрд, на 1 января 2016 года, что составило 60.2% совокупного внешнего долга резидентов Беларуси.

Краткосрочные внешние долговые обязательства резидентов Беларуси (по остаточному сроку погашения) уменьшились на USD 2.901 млрд (или на 13.6%), до USD 18.409 млрд, на 1 января 2016 года. Краткосрочный внешний долг по остаточному сроку погашения измеряется путём прибавления стоимости непогашенного краткосрочного

внешнего долга к стоимости подлежащего выплате в срок до одного года непогашенного долгосрочного внешнего долга (по первоначальному сроку погашения).

В 2016 году платежи резидентов Беларуси по внешнему долгу оцениваются на уровне USD 19.314 млрд (с учётом операций по рефинансированию долга). По состоянию на 1 января 2016 года, ЗВР Беларуси составили USD 4.176 млрд, покрывая лишь 21.6% предстоящих платежей по внешнему долгу. В то время как, согласно критерию Гидотти, ЗВР должны покрывать не менее 100% предстоящих годовых выплат по совокупному внешнему долгу резидентов страны (правительства, центрального банка, предприятий, банков).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В качестве источников иностранных ресурсов в 2016 году рассматриваются средства кредита Евразийского фонда стабилизации и развития (USD 1 млрд), размещение третьего выпуска суверенных еврооблигаций (до USD 1 млрд), приватизация отдельных государственных активов. В этом случае денежные власти смогут нарастить ЗВР, улучшить показатели достаточности международных резервных активов и снизить девальвационные ожидания в экономике.

В то же время вероятность заключения кредитной программы с МВФ выглядит низкой ввиду определённых политических препятствий и возможных финансовых проблем у самого фонда (по причине наличия проблемных заемщиков). В частности, предстоящие платежи заемщиков в адрес фонда в марте-декабре 2016 оцениваются в размере USD 6.113 млрд3, в том числе предстоящие платежи Греции — USD 3.433 млрд, Португалии — 499.2 млн, Шри-Ланки — 313 млн, Иордании — 247.2 млн, Украины — USD 158.1 млн.

Кроме того, по состоянию на 31 марта 2016 года, МВФ зарезервировал в рамках пятнадцати кредитных соглашений USD 109.313 млрд для финансирования программ в других государствах (в том числе USD 10.735 млрд для

Здесь и далее: "Data." International Monetary Fund. Web. 5. Apr. 2016. <http://www.imf.org>.

финансирования программы EFF в Украине). При этом, по состоянию на 1 апреля 2016 года, остаток задолженности государств по основному долгу кредитов МВФ составил USD 77.250 млрд, в том числе остаток задолженности (USD млрд): Португалии — 20.827, Греции — 16.439, Украины —10.851, Пакистана — 5.580, Ирландии — 5.316, Иордании — 1.832, Туниса — 1.413, Ирака — 1.256, Кипра — 1.116 млрд.

Заключение

По нашим оценкам, после того как доля валютных депозитов в общей структуре банковских вкладов населения превысит 85.0%, давление на обменный курс белорусского рубля заметно снизится, поскольку в этом случае рублёвые вклады физических лиц будут состоять из переводных депозитов (включая карточные счета) и срочных вкладов консервативной категории граждан (напр. пенсионеров, жителей регионов). Соответственно, в данном случае переток рублёвых вкладов населения в валютные депозиты существенно замедлится и у белорусского рубля могут появиться предпосылки для укрепления (при прочих равных условиях).

Тем более что в 2016 году возможности физических лиц по приобретению валюты на рынке наличных иностранных валют будут сужаться в связи с ожидаемой стагнацией реальных денежных доходов населения (т. е. с учётом годовых темпов инфляции) на фоне роста безработицы и вынужденной неполной занятости белорусских работников. Кроме того, в текущем году денежные власти будут стараться сдерживать девальвационные и инфляционные процессы в экономике с использованием режима монетарного таргетирования, профицитного исполнения государственного бюджета и других доступных инструментов.

Можно предположить, что в 2016 году денежные власти будут придерживаться тактики опережения темпов девальвации российского рубля к доллару США на 3—7% с тем, чтобы предоставить белорусским экспортёрам дополнительное ценовое конкурентное преимущество на

российском рынке. В этом случае Нацбанк Беларуси может продолжить девальвацию белорусского рубля к российскому рублю с целью перемещения официального курса в диапазон BYR 300—310 за RUB 1. Одновременно в этом случае произойдёт удорожание российских товаров и услуг на белорусском рынке.

В конечном счёте, в 2016 году Нацбанк Беларуси будет придерживаться тактики заниженного реального эффективного курса белорусского рубля с тем, чтобы стимулировать экспорт белорусских товаров и услуг на внешние рынки и одновременно ограничивать импорт товаров и услуг из-за рубежа.