Научная статья на тему 'Валютная политика и макроэкономическая динамика: типологизация с позиций нового инструментария'

Валютная политика и макроэкономическая динамика: типологизация с позиций нового инструментария Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
39
9
Поделиться
Ключевые слова
ВАЛЮТА / КУРС / ПОЛИТИКА / ПЛАТЕЖ / БАЛАНС / МАКРОЭКОНОМИКА / РАВНОВЕСНАЯ ДИНАМИКА

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Кузьмин А.Ю.

В статье проводится разработка инструментария анализа динамики общего экономического равновесия и макроэкономической политики. Анализ мер по стимулированию экономической деятельности и результирующему поведению курса и платежного баланса делается на основе совмещения диаграмм внутреннего и внешнего балансов Q*-EB* с классическими диаграммами совокупного внутреннего спроса-предложения AD-AS.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Валютная политика и макроэкономическая динамика: типологизация с позиций нового инструментария»

^(саНамшса-млтемлтЩ'еасае

Mo^eœufca&zfrue

УДК 336.02

ВАЛЮТНАЯ ПОЛИТИКА И МАКРОЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДИНАМИКА: ТИПОЛОГИЗАЦИЯ С ПОЗИЦИЙ НОВОГО ИНСТРУМЕНТАРИЯ

А. Ю. КУЗЬМИН,

кандидат экономических наук, докторант E-mail: a_kuzmin@rambler.ru Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

В статье проводится разработка инструментария анализа динамики общего экономического равновесия и макроэкономической политики. Анализ мер по стимулированию экономической деятельности и результирующему поведению курса и платежного баланса делается на основе совмещения диаграмм внутреннего и внешнего балансов Q*-EB* с классическими диаграммами совокупного внутреннего спроса-предложения AD-AS.

Ключевые слова: валюта, курс, политика, платеж, баланс, макроэкономика, равновесная динамика.

Макроэкономическая равновесная динамика прямо связана с уровнем реального валютного курса, зависящего от равновесных состояний внешнего и внутреннего балансов.

На концептуальном уровне внутренний баланс в соответствии с работами Дж. Мида и Т. Свана определяется как максимальный уровень совокупного выпуска при полной занятости и постоянной инфляции. Таким образом, он тесно связан с подходом к макроэкономической стабильности открытой экономики со стороны внутренних показателей и особенно с уровнем безработицы, который не ускоряет уровень инфляции (поп accelerating inflation

rate of unemployment — NAIRU). Потенциальный выпуск принимается определенным реальным выпуском, совместимым с NAIRU. Так как внутренний баланс соотносится с выпуском полной занятости и NAIRU, многие экзогенные движения внутренних цен, уровня выпуска и безработицы будут влиять на равновесие курса.

Несколько большие трудности могут возникнуть с определением внешнего баланса. Учитывая взаимодополнение текущего баланса и баланса движения капитала в платежном балансе, можно определить равновесный (equilibrium) внешний баланс как желаемый чистый поток платежей между странами при отсутствии серьезных институциональных искривлений или государственных мер регулирования.

Один из первых вариантов определения равновесия связан с нулевым сальдо баланса текущих операций. Но такой подход вызывает серьезные возражения с практических позиций, так как не учитываемые тогда потоки капитала, играющие огромную роль в мировых международных отношениях (не только экономическую), элиминируются из рассмотрения, уничтожая известные

преимущества мира с движением капитала. Возможности международных переливов средств несет преимущества для развития и страны и всего мира, аналогичные межсекторным переливам капитала на внутреннем рынке, обеспечивая эффективный механизм обращения валюты между инвесторами и реальным сектором. К тому же существуют примеры стран и целых блоков с постоянными несбалансированными текущими балансами. Значительные профициты торгового баланса России в последнее время также являются тому примером.

В этом отношении в интересах исследования необходимо уделить внимание в первую очередь другому подходу, также связанному с макропеременными платежного баланса и его частей. Этот подход предлагает учитывать данные международных платежей и движения капитала, разделяя их на постоянную долгосрочную и более изменчивую краткосрочную составляющие. Долгосрочная часть ассоциируется с нормальным балансом, предполагая значительную стабильность во времени, в то время как краткосрочная часть представляется ответственной за различные возмущения и отходы от равновесия.

Одними из базовых в этой области являются различные исследования МВФ в последние десятилетия, рассматривающие текущий баланс совместно с нормальным уровнем потоков капитала, которые базируются на экстраполяции текущих трендов в мировых межрегиональных и межстра-новых потоках капитала. Важным результатом исследований стал факт, что исключительно трудно определить адекватную модель для описания реальных потоков, но отсутствие результата — тоже результат.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Реальный валютный курс

Верхний квадрант

Инфляционное давление,

положительное сальдо внешнего баланса

ЕВ

равыи квадрант

Инфляционное давление, дефицит внешнего баланса

Рис. 1. Макроравновесие внутреннего и внешнего балансов

Третий подход основан на менее прямой связи определения внешнего баланса с теми или иными частями платежного баланса. На достаточно неформальном уровне Д. Вильямсон рассматривает уровни сбережений и инвестиций крупнейших промышленно развитых стран. Он использует долговую теорию циклов инвестиций, в соответствии с которой менее развитые страны занимают у более развитых стран для промышленного развития, и теорию сбережений на основе теории жизненного цикла, которая предсказывает, что демографические различия между странами в большой степени влияют на внутренние сбережения.

Четвертый вариант стоит несколько особняком и связан с абсорбционным подходом и взглядом на платежный баланс больше как на отношение между агрегатными поступлениями и тратами страны, чем на изменения внешних счетов. Он ведет свое начало отработД. Мида, С. Александера, Й. Тин-бергена, представляя текущий баланс как разницу поглощения и дохода.

Связь вовлеченных в рассмотрение перемен-ныхпредставленанарис. 1.

На вертикальной оси измеряется реальный валютный курс, на горизонтальной — реальный внутренний спрос. Внутренний баланс представлен нисходящей кривой 0" 0", определяющей комбинации реального валютного курса и реального внутреннего спроса, функционирующего в условиях экономики полной занятости с максимальным уровнем выпуска 0". Она наклонена вниз, так как при удорожании национальной валюты большая часть совокупного реального внутреннего спроса переключится с внутренних произведенных продуктов на зарубежные.

Этот эффект будет усилен пониженным спросом на внутреннюю продукцию со стороны нерезидентов. Тогда только больший внутренний спрос может компенсировать снижение для того же уровня выпуска 0*. Часть площади справа от графика показывает область выпуска выше потенциального, причем более высокий внутренний спрос удовлетворяется в верхнем квадранте внутренним выпуском и в правом квадранте — импортом. Область слева отражает выпуск ниже потенциального с различными положениями внешнего баланса.

Внешний баланс представлен кривой ЕВ*ЕВ*, определяющей

Реальный внутренний спрос

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

комбинации реального валютного курса и внутреннего спроса, при котором внешний баланс находится в своем равновесном состоянии ЕВ. Наклон кривой вверх обусловлен ухудшением внешнего баланса при повышении внутреннего спроса, который должен быть скомпенсирован повышением реального обменного курса (обесценением номинального валютного курса) для сохранения своих международных позиций. Область справа кривой демонстрирует недооцененность реального валютного курса и отрицательное сальдо внешнего баланса, слева — область профицита внешнего баланса.

Пересечение линий дает равновесное значение реального валютного курса е*, последовательно согласующееся с внутренним балансом (следовательно, потенциальным выпуском и оптимальным внешним балансом, находящимся в состоянии ЕВ*. Так достигается равновесие при достижении макроэкономической политикой своих желаемых показателей при одновременном регулировании внешнего баланса (конкретным представленным в зависимости от целей либо текущим, либо платежным балансом) и выпуском полной занятости, совместимым с темпом инфляции МА1Яи.

По построению существуют четыре области отхода от равновесия, характеризующие различные текущие положения совокупного выпуска и состояния внешнего баланса.

Нижний квадрант соответствует позиции подавленного выпуска и дефицита внешнего баланса из-за завышенного реального обменного курса. Эта ситуация характерна для экономик Италии, Великобритании, Испании и Швеции в 1987—1992гг., когда эти страны испытывали сокращение ВВП при дефицитах балансов текущих операций из-за переоцененного валютного курса, сопровождаемого падением внутреннего спроса. Ситуация обострялась необходимостью повышения процентных ставок для поддержания своих паритетов в рамках ЕВМ (привязки к ЭКЮ для Швеции) на фоне ярко выраженной циклической безработицы. Возникшие напряжение на валютном рынке и давление на национальные валюты привели к их отходу от существующих схем поддержания паритетов.

Левый квадрант описывает страну в рецессии с положительным текущим балансом за счет экспорта. Характерным примером является Япония в 1993 г. Обратная ситуация, связанная с правым квадрантом, соответствующая инфляционному давлению и дефициту текущего баланса, характерна для США в различные годы и возникла по причине

несокращающихся дефицитов государственного бюджета, повышения реального совокупного спроса за счет экспансионистской фискальной политики и переоцененного валютного курса.

Также желательно учитывать скорость возвращения реального валютного курса к своему равновесному значению, зависящую от состояния баланса внешних активов и обязательств страны. При падении значений текущего баланса ниже равновесного чистые международные активы страны имеют тенденцию сокращаться, что приводит к большим процентным выплатам иностранным кредиторам, сокращению сальдо текущего баланса еще в большей степени и необходимости значительных изменений в обменном курсе.

Так как равновесный реальный валютный курс зависит от состояния внешнего и внутреннего балансов, то изменения в каждом из них могут индуцировать изменения в равновесии. Возникающие международные шоки, связанные с изменением цен на энергоносители, могут производить значительные дисбалансы, порождая так называемую голландскую болезнь. Резкое увеличение цен на нефть привело к значительному росту доходов стран — экспортеров нефти и изменениям структуры внутреннего производства в пользу неэкс-портируемых товаров (из-за увеличения расходов по причине роста совокупного богатства) за счет продукции традиционного экспорта при переаллокации факторов производства. Возросшая цена, открытие новых месторождений приводят к увеличению реального экспорта и импорта на фоне роста всего внешнеторгового оборотаи, возможно, ухудшению состояния баланса текущих операций. Это приведет в итоге к сдвигу кривой ЕВ * вниз к новому долгосрочному равновесному положению, снижению реального валютного курса (удорожание номинального) до е' и повышению реального совокупного спроса до 0' (рис. 2). Многие развивающиеся страны испытывали положительные эффекты от повышения мировых цен на продуктовые товары.

Аналогичные изменения могут происходить не только за счет изменений в сырьевых отраслях. Политические решения, технологичные инновации, прямая иностранная денежная помощь приводят к такому же результату. Объединение Германии привело к переводам средств из западной части Германии в восточную ее часть для перестройки народного хозяйства и, таким образом, перенаправило потоки внутренних сбережений из-за границы внутрь страны, из-за чего возникли эффекты «гол-

Реальный валютный курс

Л

e

-Г e —

EB

EB

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Вначале необходимо отметить возникающую из выражения (1) обратную зависимость динамики реального валютного курса от изменений совокупного выпуска (одновременно полагая совокупный выпуск за рубежом постоянным Qf р = const): Pf

EB

И Г^ Q* Q

eR = etp=(Q р )Q

(2)

Реальный внутренний спрос

Рис. 2. Изменение реального валютного курса и внутреннего реального спроса в результате ценовых шоков

ландской болезни».

Анализ мер по стимулированию экономической деятельности и результирующему поведению курсаи платежного баланса дается на основе совмещения диаграмм внутреннего и внешнего балансов Q*-ЕВ* с классическими диаграммами совокупного внутреннего спроса-предложения АБ-АБ. Далее будет использоваться основной результат моделирования динамики равновесного валютного курса равноправных сторон (адаптированный вариант) [1]:

e [t,Q (t),P (t),Pf (t), Qf (t)] = e = к

P Q,

f p

(i)

р/ в где е — валютный курс;

0и О?— совокупные продукты в странах данного двухстороннего валютного курса; Р, Р?— уровни цен; к — константа;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

р, 9 — настраиваемые параметры. Реальный курс

Рис. 3. Снижение реального валютного курса в долгосрочной перспективе

В итоге первоначальные меры стимулирования, связанные в первую очередь с монетарной экспансией, приведут к смещению кривой совокупного спроса АБ вниз в положение АП и росту цен (инфляции) с одновременным ростом внутреннего выпуска до значений О *'. В правом верхнем квадранте произойдет смещение кривой Q*до О*'. Это также приведет к снижению реального валютного курса в соответствии с указанной зависимостью и падением международных конкурентных преимуществ страны, что отразится на смещении кривой ЕВ * вниз до положения ЕВ*' (рис. 3).

В итоге получается новое равновесие, характеризующееся повышением внутреннего выпуска и изменением сальдо счета торгового баланса в дефицитную сторону (вызванное уменьшением реального курса), скомпенсированное увеличением чистых потоков капитала внутрь страны.

В левом верхнем квадранте отражен реальный курс, соотносящийся с уровнями цен и фундаментальным равновесным путем номинального валютного курса. Этот вариант стимулирования соответствует малоинфляционной политике стран с положительным темпом роста экономики и про-мышленно развитых стран. Такой процесс характерен для развития российской экономики 1999—2008гг., если учесть, что при сохранении положительного сальдо торговый баланс испытывает гнет постоянного удорожания реального курса рубля.

Рост индексов курса российской валюты достиг особо впечатляющих значений за последние годы (см. таблицу).

Рост индексов мог быть еще более значительным, если бы не проводимые в тот же период Центральным банком Российской Федерации валютные интервенции, приведшие к росту золотовалютных резервов, достиг-нувшихпикав 596,6млрддолл. СШАвконце июля 2008 г. и выведших страну на третье место в мире по этому ключевому показателю.

Разработанный инструментарий анализа общего экономического равновесия и

AD

Рост индексов российской валюты в 2003—2008гг., % [2, 3]

Индекс 2003 2004 2005 2006 2007 2008

Реальный эффективный курс 0,8 6,1 8,1 9,4 4,2 5,1

Реальный валютный курс к доллару США 13,6 15,1 10,8 10,7 12,8 13,3

Реальный валютный курс к евро 4,7 5,6 2,1 11,5 4,2 6,4

соответствующего ему реального валютного курса позволяет выделить еще одну стадию развития макроэкономической ситуации России (рис. 4).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В 1995—1998гг. встране проводилась более жесткая по сравнению с предыдущим периодом денежно-кредитная политика, приведшая к снижению значительной инфляции наряду с сокращением совокупного производства. Индекс потребительских цен составил в 1994г. 315,1, в 1995г. — 231,3, в 1996г. - 121,8, в 1997г. - 111. Реальный объем произведенного ВВП в среднегодовых ценах 1995 г. составил в 1995 г. 1 428,5, в 1996г. - 1 377, в 1997 г. -1 396, в 1998 г. - 1 321,4 трлн руб.

Наряду с этим происходило снижение сальдо счета внешнеторгового баланса: в 1995 г. — 33 160, в 1997 г. - 33 059, в 1998 г. -28 460 млн долл. США на фоне роста внешнеторгового оборота и частичной компенсации за счет этого совокупного внутреннего спроса. Соответственно, экспорт и импорт составили в 1995 г. 79 869 и 46 709, в 1997 г. - 86 627 и 53 568, в 1998 г. - 72 538 и 44 078 млн долл. США. Немаловажно, что на протяжении этого периода также происходило постоянное удорожание реального курса рубля. Расхождение между паритетом покупательной способности рубля и его биржевым курсом к доллару США на конец года существенно сократилось и составляло соответственно в 1993 г. 231 и 932, в 1994г. - 922 и 2 204, в 1996г. - 2 508 и 4 554, в 1997 г. — 3 611 и 5 124 руб. задоллар [2].

В интересах авторского исследования необходимо отметить, что представленная на рис. 4 ситуация характеризуется системным несоответствием динамики макроэкономических показателей, выводящих всю систему из состояния общего экономического равновесия. В условиях значительной инфляции и сокращения совокупного производства было целесообразно выведение реального курса до уровня е*цель. А удорожание реального курса рубля до е / с потерей конкурентных преимуществ в международной торговле было неприемлемо. Таким образом, страна к середине 1998 г. просто не выдержала переоценки собственной национальной валюты. На этом фоне значительно увеличившийся отток капитала усугубил ситуацию.

В то же время динамика макроэкономического развития России в 1998—1999гг. и в переходный период первой половины 1990-хгг. протекала

по иному сценарию. Для стран, испытывающих значительную инфляцию наряду с сокращением совокупного производства, к которым относилась и Россия, характерна несколько иная системная взаимосвязь реального курса рубля и динамики цен (рис. 5).

Пристрастие к инфляционистским методам стимулирования экономики, ухудшение общей экономической ситуации и инвестиционного климата в среднесрочной и долгосрочной перспективах приводят к недооценке номинального валютного курса (рост рубля в 1998—1999 гг. с 6,1 до 24,62) и, как следствие, увеличению реального курса (с 1,6

Реальный курс

EB

Рис. 4. Повышение реального валютного курса в долгосрочной перспективе, выводящее макроэкономическую систему из состояния общего равновесия

Рис. 5. Равновесное повышение реального валютного курса в долгосрочной перспективе

до 4,6) и улучшению конкурентных преимуществ во внешнеторговой сфере. Это приводит к профициту внешнего баланса и частичной компенсации за счет этого снизившегося совокупного внутреннего спроса. Данный вариант развития макроэкономической ситуации роднит кризисы 1997—1999 гг. ряда стран Юго-Восточной Азии. Падение российской валюты в целом соответствовало на тот момент общемировым тенденциям девальвации валют Индонезии (73,5 %), Южной Кореи (48,1 %), Таиланда (43,2%).

Безусловно, нельзя обойти и некоторые последствия столь критических лавинообразных девальваций. Полномасштабный крах валютно-финансовой системы выражается и в крахе банковской системы. Вот величины потерь к ВВП ряда стран в результате банковских кризисов [4]:

- Аргентина (1980—1982гг.) — 55,3 %;

- Чили (1981—1983гг.) — 41,2%;

- Уругвай (1981—1984гг.) — 31,2%;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

- Кот-д'Ивуар (1988—1991 гг.) — 25%;

- Сенегал (1988—1991 гг.) — 17%;

- Финляндия (1991—1993 гг.) — 8%;

- США(1984—1991гг.) — 3,2%.

По всей видимости, потери России близки к показателям стран начала списка, что их роднит и по продолжительности кризиса из-за сходства степени развития экономик.

К сожалению, и девальвация 2008—2009гг. с резким скачком реального валютного курса имеет схожий механизм.

Данный инструментарий анализа динамики общего экономического равновесия позволяет выделить еще ряд вариантов развития ситуации в современных условиях, не характерных для макроэкономики России.

В конце 2000-хгг. мировая экономика и мировая валютная система столкнулись с финансовым кризисом, имеющим в том числе и валютный генезис и значительно повлиявшим на их развитие. Причем если источниками кризисных процессов стали промышленно развитые страны и прежде всего США, то эпицентры все равно сместились в страны с менее развитой экономикой: Юго-Восточная Азия, Бразилия, Россия (реальный объем произведенного ВВП снизился в 2009г. на 7,9%), Украина и пр. Фактически данный кризис оказал воздействие на большинство мировых экономик.

При этом, в том числе и на протяжении всего периода 2000-х гг., ряд промышленно развитых стран столкнулся с дефляционными проблемами. Относительно недавно глава Федерального резерва США

Б. Бернанке указывал на то, что дефляция представляет намного большую опасность, чем инфляция.

В дефляционных условиях даже при сокращении совокупного производства возможно удорожание реального курса до е / с потерей конкурентных преимуществ в международной торговле в рамках сохранения динамического макроэкономического равновесия. Это может привести как к профициту внешнего баланса и частичной компенсации за счет этого снизившегося совокупного внутреннего спроса (рис. 6), так и к тенденции изменения статей торгового баланса в дефицитную сторону (рис. 7).

За ревальвационные процессы реального курса национальной валюты в этих условиях могут быть ответственны:

- макроэкономическая ситуация, когда «у соседа еще хуже», т. е. динамически Q¡fр < Qt6 в зависимости (2);

Реальный курс

Рис. 6. Повышение реального валютного курса в долгосрочной перспективе (профицит внешнего баланса)

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Реальный курс 2

ЕВ

Рис. 7. Повышение реального валютного курса в долгосрочной перспективе (дефицит торгового баланса)

- увеличившийся приток капитала;

- проводимая валютная и денежно-кредитная политика, направленная на удержание номинального валютного курса на определенных целевых уровнях.

Здесь необходимо отметить роль макроэкономического регулирования, в первую очередь зависящего от режима валютного курса, при отходе

Список литературы

реального валютного курса от своих равновесных значений. В случае плавающих курсов важнейшим мероприятием государства становится рыночное регулирование с использованием средств денежно-кредитной политики и валютными (возможно совместными) интервенциями. В случае фиксированных валютных курсов страны часто становятся перед необходимостью смены паритета.

1. Кузьмин А. Ю. Моделирование равновесных валютных курсов в целях совершенствования курсовой политики центральных банков // Экономический анализ: теория и практика. 2010. № 40.

2. Федеральная служба государственной статистики — http://www.gks.ru.

3. Центральный банк России — http://www.cbr.ru.

4. Caprio G., Klingebiel D. Bank Insolvencies: Cross-Country Experience // World Bank Policy Research Working Paper, 1996, No 1020.