Научная статья на тему 'Уроженцы Молдавии в армии Петра i'

Уроженцы Молдавии в армии Петра i Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
321
45
Поделиться
Ключевые слова
ПЕТР I / СЕВЕРНАЯ ВОЙНА / ПРУТСКИЙ ПОХОД / КАЗАКИ / МОЛДАВАНЕ / ВОЛОХИ / РУСИНЫ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Суляк Сергей Георгиевич

В начале XVIII в. уроженцы Молдавии приняли участие в формировании регулярной русской армии, из них была создана первая русская легкая кавалерия, затем они влились во вновь образованные гусарские полки, немало их служило в слободских и компанейских казачьих полках, многие достигали высоких командных должностей. Уроженцы Молдавии проявили себя во всех сражениях эпохи Петра I, тем самым внося свой вклад в создание Российской империи. Название «молдаване», «волохи» указывало на государственную, а не национальную принадлежность молдаван и русинов, выходцев из Молдавского княжества (Волошской земли).

The Moldavians by birth in the army of Peter I

At the beginning of the 18 century the Moldavians took part in building up the regular Russian army, namely, they were recruited into the first Russian light cavalry, and later they merged into the fi rst hussar regiments. However, a few of them served in the suburbs and Cossack regiments, with many of them holding military ranks and position of high command. Our compatriots were outstanding and participated in many battles during the time of Peter I, thus contributed to the creation of the Russian Empire. Th e name «Moldavians», «Vlachs» referred to their place of birth rather than their nationality, as a people from the Moldavian Lands (the Vlach Lands).

Текст научной работы на тему «Уроженцы Молдавии в армии Петра i»

УДК 94(47).053

Вестник СПбГУ. Сер. 2. 2013. Вып. 1

С. Г. Суляк

УРОЖЕНЦЫ МОЛДАВИИ В АРМИИ ПЕТРА I

Выходцы из Волошской земли (Молдавского княжества) именовались в России волохами (молдаванами). Этот термин указывал не национальную, а государственную принадлежность уроженцев полиэтничного княжества, где большую часть населения составляли молдаване и русины. Даже позже, в начале австрийского правления (с 1774 г.), указывал австрийский этнограф Р. Ф. Кайндль, русины в Черновцах записывались молдаванами [1, с. 234]. О том, что термин «молдаванин» ничего не говорит о национальности населения Буковины (современные Черновицкая область Украины и Сучавский уезд Румынии), где и в то время большинство жителей были русинами, писал в 1913 г. румынский политический деятель, доктор права, депутат австрийского парламента Аурел Ончул [2, с. 5-6].

Впервые отдельные подразделения, набранные из волохов и действующие в составе русской армии, упоминаются в начале XVI в. Во времена Русской Смуты волохи сражаются в составе русских войск против изменников под Нижним Новгородом, Ба-лахной, Ворсмой и селом Павловом (1608 г.) [3, с. 141]. В 1633-1634 гг. волохи участвуют в осаде Смоленска в составе войск М. Б. Шеина, а также в частях, присланных ему на замену [4, с. 359, 377].

Во второй половине XVIII в. волохи в большом количестве служили в слободских полках Малороссии. Многие из них к началу правления Петра I занимали значительные должности. К 1659 г. Павел Ефремович Апостол был уже миргородским полковником и в то же время исполнял обязанности наказного гетмана [5, с. 25]. Пришедший в Малороссию в 1665 г. с «товариством хоругвей волоских» в 500 чел. Родион Григорьевич Дмитрашко (Думитрашко) через два года становится полковником брацлавским, а затем переяславским [5, с. 140; 6, с. 451; 7, с. 403 ]. Вместе с племянником Марком в 1673 г. был нобилитован польским сеймом шляхтичем герба «Сас» [5, с. 140-141; 7, с.403; 8, с. 119, 121] (русинско-волошский и польский шляхетский герб, известный в Карпатской Руси с середины XIII века. Начальная форма «Драг — Сас». — С. С.). В 1711 г. на Левобережье перешел пыркэлаб (начальник крепости) Сорок (1704 г.) Семен Афен-дик с сыновьями Степаном, Николаем, Антоном и Иваном. С. Афендик стал сначала охотницким (волошским) полковником, а в 1712-1716 г. командовал переяславским полком, где служили и его сыновья. Основал самую большую в Гетманщине династию сотников [5, с. 28].

В казачьих полках служили уроженцы Молдавии братья Танские — Антон (переселился в Малороссию в 1670-х гг.), Василий (с 1706 г.), Иван и Михаил Михайловичи. Антон был компанейским полковником (компанейские (охочекомонные) нерегулярные казаки в военное время составляли целые полки, в противоположность постоянным,

Суляк Сергей Георгиевич — канд. ист. наук, докторант, доцент, Приднестровский государственный университет им. Т. Г. Шевченко; главный редактор международного исторического журнала «Русин»; e-mail: sergei_suleak@rambler.ru © С. Г. Суляк, 2013

реестровым казакам, набирались из людей охочих, свободных, молодых и способных к кавалерийской езде (комонь др.-рус. — «конь»). — С. С.) с 1704 по 1710 гг., в 1710 г. стал полковником белоцерковским, а с 1712 по 1742 г. — киевским; Василий — компанейский полковник в 1708-1715 гг., в 1726-1735 гг. — полковник переяславского полка, Иван — компанейский полковник в 1709 г., Михаил — в 1739-1746 гг. был полковым обозным Нежинского полка. Их отец Михаил Танский в 1633 г. был брацловским полковником и являлся шляхтичем герба «Наленч» [5, с. 477; 6, с. 452; 9, с. 50, 61, 127].

В конце 1705 г. полковник Антон Михайлович Танский вместе с черниговским и гадячским полковниками Войска запорожского направлен в Спиское воеводство, где казачьи полки разбили войско местного воеводы, преданного Лещинскому [9, с. 50-51; 10, с. 27].

Григорий Иванович Иваненко (Иванецкий), дубоссарский полковник, сын Ивана Богатого Иваненко (Ионенко), потомка господаря Иоана Водэ Лютого, гетмана дубос-сарского [5, с. 29], оставивший турецкого султана в 1706 г. и перешедший на Левобережье, в 1708 г. становится брацловским полковником [11, с. 298].

Во время русско-турецкой войны 1686-1700 гг. немало волохов служило в полку П. Гордона, бывшего с 1787 по 1699 г. командиром Бутырского полка. Тогда в России было всего четыре регулярных полка: Преображенский, Семеновский, Лефортов и Бутырский. В ноябре 1699 г. Петр I издал указ о формировании 30 полков [12, с. 343; 13, стб. 1381, л. 1; стб. 1442, лл. 66-68; стб.1821, лл. 2-4; стб. 1843, лл. 320-326]. Волохи также в большом количестве нанимались в военные гарнизоны пограничных городов и слобод Изюмского слободского казачьего полка [14, стб. 1843, лл. 320-326; 15, с. 354].

В сентябре 1698 г. посол валашского господаря Георгий Кастриот, излагая план валашского господаря Константина Брынковяну русскому правительству, писал, что к ним присоединится Константин Туркулец (Туркул), «староста черновицкий и реги-мантарь тамошних волоских и руских мест» с 10 000 конницы [16, лл. 1116-1126; 12, с. 478; 15, с. 125].

3 (14) июля 1700 г. на 30 лет был заключен Константинопольский мирный договор с Османской империей. Получив в августе известие о заключении мира с турками, 19 (30) августа Петр I объявил войну Швеции.

В 1702 г. валашский резидент Давид Корбя сообщает в Посольский приказ, что турки тайно готовятся к войне, и предлагает совместные действия против них после завершения войны России со шведами. Он тоже упоминал о Туркульце: «В Польше служит Речи Посполитой волошанин Констянтин Туркулец. Славный воин, который обещался со всеми волохами, которые служат в Польше, буде годны царскому величеству, готовы будут кровь свою лити для православия. Только б ведомость ему учинилась» [15, с. 183; 17, лл. 32-44]. После поражения под Нарвой 19 (30) ноября 1700 г. предложение Константина Туркула оказалось как нельзя кстати. Север Молдавии, населенный молдаванами и русинами, граничил с Польшей. Когда в 1775 г. Буковина перешла под владение Австрии, здесь проживало около 70 000 чел. Согласно донесению главы военной администрации Буковины генерала Карла фон Энценберга (ЕпгепЬещ), в 1781 г. на Буковине проживало 23 000 семей. Из них молдавских было не более 6000 [18, с. 116]. Полиэтничный юг княжества — с буджакскими татарами. Оба региона постоянно подвергались вооруженным вторжениям. Поэтому жители пограничья обладали достаточным военным опытом.

4 марта 1707 г. молдавский полковник Константин Туркулец (в то время уже стольник ломжинский) сообщает из села Тучапы (ныне Ивано-Франковская область, Сня-тынский район) главе Посольского приказа Г. И. Головкину о посылке Апостола Кигеча (Кигяча) на русскую службу по указу Петра I: «Посылаю к Вашей милости называемого Апостола Кигяча, породы доброй, который есть родом волошенин и поистинне православный, во всем изрядный человек, особливо в рыцерском деле искуссный, и верный к услугам вашим, которому повелети дело изволение его царскому величества, чтобы зачал делати, ибо и иные будут в кратком времени до той же услуги его царского величества, потому что уже разослал, дая знать в наш край волоский, к начальным людям, дабы такую любовь учинили, чтоб на службу его царского величества как наискорее ехали» [19, лл. 11-12; 15, с. 249-250]. Сама фамилия Кигеч вероятно происходит от названия молдавской области Кигеч в округе Фалчиу. Жители этой местности, покрытой лесом (кодрами), представители разных национальностей, были каларашами (конниками) и славились своими воинским навыками [20, с. 152].

20 апреля Апостол Кигеч согласно указу Петра I был принят на российскую службу как комендант «волохской хоронгви» [21, с. 379]. Он принимает присягу, в которой клянется верно служить государю, его сыну и Российскому государству [21, с. 380]. В тот же день Петр I выдал патент «волошского народа шляхте и рядовым служилым людям», согласно которому поручил А. Кигечу набрать волохов — офицеров и рядовых. Ротмистрам было назначено годовое жалование, равное жалованью десяти рядовых, поручикам — четырех, хорунжим — трех, рядовым выделялось по 15 талерей по покупку лошадей и на четверть года по 3 рубля и зимние квартиры [21, с. 379-380; 22, с. 180-181; 15, 257]. Апостолу Кигечу была дана инструкция о найме «добрых и искусных начальных людей» — двух ротмистров, трех поручиков, трех хорунжих и до 300 «волохов рядовых» [21, с. 380; 22, с. 595-596.]. Вместе с Апостолом Кигечем был командирован гвардии капитан Петр Лодыженский вместе с приданным ему «розрядным подячим», который должен был принять на службу людей, выдать им патент, жалованье и деньги на покупку лошадей, на что было выделено 5340 ефимков (русское название западноевропейского серебряного талера), и принять присягу [22, с. 596-597; 15, с. 370].

Данному мероприятию придавалось большое значение. В письме от 22 мая 1707 г. из Якубович Г. И. Головкин от имени Петра I просил Лодыженского, чтобы он скорее выполнил поручение, и «тогда ты купно с ним и с волохи извольте сюды иттить, не мешкав, понеже оные волохи потребны ныне ради розъездов и иных военных случаев» [23, л. 4-4 об; 15, с. 370]. 19 июля капитан Лодыженской отчитался за набор волохов. Указав, что было «по указу его царского пресветлого величества набрано волохов на волосской границе в службу его царского величества и дано им его царского величества жалованья на покупку лошадей по указным статьям» [24, лл. 12-13 об., подлинник; 15, с. 264]. Так в русской регулярной армии появилась легкая кавалерия [25, с. 548].

Принятые на русскую военную службу по предложению молдавского полковника К. Туркульца были направлены в распоряжение князя А. Д. Меньшикова, под командой которого находились и ранее нанявшиеся на русскую службу «волохи». Г. И. Головкин в письме к К. Туркульцу от 17 октября 1707 г. писал: «Что же принадлежит о присланных от вас волохах, и оных ныне мы по желанию их отпустили до его светлости князя Меньшикова, понеже и прежняго найму волохи обретаютца под его командою» [26, л. 17; 15, с. 372]. В июне 1708 г. А. Меньшиков извещает гетмана И. И. Скоропадского,

что при Головчине близ Могилева волохи напали на часть неприятельского багажа, побили двух офицеров и несколько солдат, одного солдата взяли в плен [27, с. 559-560; 15, 294].

Воевали уроженцы Молдавии, как говорилось выше, и в других соединениях российской армии.

Ряд исследователей считает, что именно лояльность А. Танского к Петру I и его сподвижникам стала той последней каплей, которая привела Мазепу к предательству [28, с. 1492-1493; 29, с. 311-313; 30, с. 191-192; 31, с. 460].

Когда Мазепа перешел на сторону Карла XII, одно из первых распоряжений Петра I касалось Антона Танского. 31 октября 1708 г. он приглашает его немедленно прибыть со своей командой в армию, обещая передать под его командование и «иные полки охотницкие, ведая верность вашу к нам, дадим под команду» [32, с. 709-710; 33, с. 147].

Его брат полковник Василий Танский в 1708 г. «заведен был от Мазепы за Десну неведением и там держан под караулом и как освободился немедленно отошел в сторону царского величества и ныне в нем подозрения никаково нет» [34, с. 280].

Оценку действий брацлавского полковника Г. Иваненко дал киевский губернатор Дмитрий Голицын: «...Он, полковник, к Мазепе не пристал и во всем был ему противен и от Днестра и Переволочны заставы содержал и мазепенцев с прелестными письмами ловил и . многих татар, изменников запорожцев в языках присылал, и никто такой верности и смелости при тех случаях не показал, как он, Иваненко» [34, с. 298].

В донесениях постоянно упоминаются воинские подразделения, состоявшие из уроженцев Молдавии. В ночь с 17 на 18 мая 1709 г. «волохи наши» в окрестностях Полтавы, переправившись через реку Ворскла и перебив охрану, отогнали 2000 неприятельских лошадей [35, с. 157; 36, с. 68].

Участвовали волохи и в Полтавской битве, а затем в преследовании врага. В частности, полковник Г. Иваненко преследовал со своим полком мазепенцев до Переволоч-ной, где погиб его младший брат [5, с. 189]. 29 июня (10 июля) 1709 г., через два дня после Полтавской битвы, гетман Скоропадский с полковниками и «начальными людьми» были приглашены к столу в царские шатры. Петр I поблагодарил их за службу, наградил золотыми медалями гетмана и старших офицеров, а также выдал 100 тыс. рублей малороссийскому войску и 4 тыс. — войску волохов [37, с. 1081].

После смерти возвращенного из Сибири Семена Палия, сосланного туда по ложному доносу Ивана Мазепы и назначенного белоцерковским полковником, по просьбе старшин полк возглавил его зять Антон Танский [38, с. 51].

Российское командование следило за движением шведских и казацких отрядов, находившихся на территории подвластного турецкому султану Молдавского княжества. 19 (30) августа 1709 г. Петр I отправляет бригадира Григория Кропотова к Каменец-Подольскому и на молдавскую границу. Бригадир должен был действовать по согласованию с молдавским господарем Михаилом Раковицей [37, с. 1189; 39, с. 281-285; 40, с. 76]. В бригаде Кропотова командирами полков и рот были А. Кигеч, братья Антон, Василий и Иван Танские и др. [15, с. 377; 41, с. 19].

Молдавский господарь постоянно информировал русское правительство о намерениях турок и Карла XII. В письме от 31 августа 1709 г. канцлеру Г. Головкину он сообщает, что король шведский и «иуда» Мазепа с небольшим отрядом при сопровождении турок собираются через Сочаву проехать в Трансильванию к Ракоци. Пехоты у шведского короля осталось 700 чел. и столько же запорожцев. Господарь сожалел, что

по ряду причин сам не может захватить и привезти «в дар и короля шведцкого, и Мазепу». Господарь советовал послать войско, а так как местность была труднопроходима, советовал взять волошанина Туркульца («если вы ему верите, он немного полячитца») и Кигеча, волошанина [42, лл. 37-42 об.; 15, 314-315].

Сведения господаря оказались верными. Чтобы проверить безопасность пути на Польшу по старинному торговому пути через Сучаву, Черновцы, Львов и Краков, Карл направляет в августе 1709 г. в Черновцы полковника королевской лейб-гвардии и ге-нерал-кватирмейстера Акселя Йилленкрука. В его распоряжении находился шведский полк численностью около 560 офицеров и солдат и более 500 запорожских казаков [37, с. 1291; 41, с. 16-17].

14 сентября А. Меньшиков отдает приказ Кропотову подойти к Черновцам. Полковник Туркул «провел гористыми и лесными местами» бригаду до Черновиц [37, с. 1289; 15, с. 313-314, 41, с. 20]. 23 сентября (8 октября) в местечке Черновцы «наши передовые драгуны и казаки и волохи, спешась, многих побили и в оной реке потопили». Под Черновцами бригадир Кропотов захватил в плен 544 чел. из шведского отряда. Прочие, в особенности запорожцы, были порублены или загнаны в реку Прут, где большая часть из них погибла [43, с. 410-411; 37, с. 1289-1293; 36, с. 100; 40, с. 76]. Бригадир Коропотов направил несколько эскадронов волохов в Южную Буковину, где они уничтожили мелкие подразделения шведов и взяли в плен несколько офицеров и 17 рядовых [37, с. 1291].

Победа в Черновцах вызвала новый прилив добровольцев. В декабре 1709 г. Г. Кро-потов просит у князя А. Меньшикова принять на военную службу приехавших к нему 30 волохов. В марте 1710 г. полковник Иван Танский направил письмо А. Меньшикову с просьбой прислать указ о численности молдавских хорунгвий и надлежащем им жалованье. Апостол Кигеч просил князя А. Меньшикова разрешить поселение в России жен и детей находившихся на русской военной службе молдавских ротмистров его полка, так как в Молдавии их жены и дети подвергаются гонениям со стороны турок [15, с. 376].

Инцидент в Черновцах, а также усиление российского влияния в Польше и Малороссии привели к объявлению Турцией войны России 9 (20) ноября 1710 г.

После черновицкого сражения молдавский господарь был смещен и заключен в тюрьму. Новым господарем стал Дмитрий Кантемир, который перешел на сторону Петра I и заключил с ним договор в Луцке. Переговоры с царем об условиях перехода под протекторат России вел черновицкий староста Штефан Лука [41, с. 25]. В ночь на 30 мая фельдмаршал Шереметев вышел к волошской границе на реке Прут и послал в Яссы по просьбе молдавского господаря бригадира Кропотова с сильным отрядом [35, с. 368]. 1 июня 1711 г. Г. Кропотов с 3 тыс. драгун и Апостол Кигеч во главе полка молдаван (около 500 человек), находившихся на русской службе, были у Прута. В За-гаранче их встретил Кантемир [44, с. 242; 15, с. 380]. Кроме полка А. Кигеча, в составе русской армии находились полки Василия и Ивана Танского и Г. Иваненко [45, с. 181]. Молдавский господарь издал специальный манифест, призывавший народ к вооруженному восстанию против турок. По сведениям молдавского летописца Иона Некул-че, через 15 дней после манифеста Кантемира на военной службе состояли 17 полковников и 170 ротмистров со своими подразделениями, в которых должно было быть по 100 человек, но они еще не были полностью сформированы [44, с. 245-246; 15, с. 380]. Всего молдавское войско насчитывало 5-6 тыс. чел.

Во время Прутского похода 1 июля 1711 г. генерал Карл Эвальд Ренне с восемью драгунскими полками (5056 чел. из 6692 чел. русской кавалерии и батальона ингер-манландского полка и 5000 волохов во главе с Фомой Кантакузиным (племянник валашского господаря, ставший потом российским подданным и генерал-майором) был направлен в Браилов (Брэилу)) [35, с. 374]. Здесь, по сведениям валашского посланника, находился провиант, собранный в окрестных деревнях турками [35, с. 370; 36, с. 247-248]. Не имея связи с командованием и не зная, что 12 (23) июля был подписан мирный договор, 14 (25) июля русский кавалерийский корпус генерала Ренне с приданной молдавской конницей захватил Браилов, который пришлось оставить через 2 дня. Атаковав город, Ренне взял его штурмом. При приступе с его стороны 100 чел. были убиты и 300 ранены. Турки потеряли 800 чел. убитыми, несколько сотен были ранены. Генерал Ренне за храбрость был награжден орденом святого апостола Андрея [35, с. 370; 36, с. 247-248].

Во время отступлении русской армии за обозом, который прибыл в Могилев, двигались татарские отряды, захватывая отставших от обоза. Полковники Иваненко и Танский со своими «служиторами-молдаванами» разбили отряд из 200 татар, а оставшихся в живых 5-6 чел. отвели к императору, который распорядился повесить их на берегу Днестра [44, с. 291].

Во время войны с Турцией в русской армии насчитывалось 6 волошских полков и 2 хоронгви. После Прутского похода эти соединения были распущены, и осталось всего 3 команды по 500 чел. [25, с. 548]. Также, как упоминалось выше, уроженцы Молдавии служили в компанейских и слободских полках Малоросии.

В судьбе волошских формирований немалую роль сыграло стремление Дмитрия Кантемира после переселения в Россию установить контроль над своими соотечественниками, в том числе и над офицерами и солдатами молдавских полков, которые, поступив на русскую службу и приняв присягу, не считали себя подвластными молдавскому господарю [46, с. 54-55]. Также Кантемир просил под свою команду пять слободских украинских полков. Однако эти просьбы остались без ответа [37, с. 62-63, 387-388].

По условиям Прутского (12 (23) июля 1711 г.) и Адрианопольского (13 (24) июня 1713 г., основные положения которого повторяли условия договора 1711 г.) мирных договоров с Турцией Россия должна была вывести свои войска с территории Польши (в том числе из правобережных районов Малороссии) [21, с. 28].

23 сентября 1711 г. Петр I издает указ белоцерковскому полковнику А. Танскому, по которому надлежит оставить Заднепровскую Украину и с полками, старшиною, казаками и с их женами, детьми, движимым имуществом перейти в Малороссию — «в тамошние полки, где кто пожелает». Также «со всех местечек, сел, деревень обитателей перевести в Малую Россию и тем землям быть в пусте всегда, и на оных полякам никаких людей не селить» [47, с. 766]. Указ был исполнен.

9 июня 1712 г. канцлер России Г. Головкин извещает А. Танского о том, что царь за верность назначает его полковником Киевского полка [32, с. 768-769].

В этом же году А. Танский и Г. Иваненко, выйдя из Киева, с 20 казаками разбили небольшой татарский отряд, взяв 15 пленных [44, с. 291].

Волохи, служившие в слободских полках, продолжали участвовать в боевых действиях. В 1722 г. в войне с Персией участвовали и малороссийские войска в количестве 10 тыс. чел. под командой полковника миргородского Данилы Апостола с полковниками прилуцким Игнатом Галаганом и киевским Антоном Танским [10, с. 116].

В январе 1723 г. Петр I принимает решение сформировать гусарские полки: «К тем полкам определить полковников и ротмистров из сербов и из волохов, из тех, кто ныне в службе его императорского величества обретаются, а к тому в дополнение выписать добрых» [47, с. 2].

В 1724 г. из волохов и сербов комплектуется офицерский корпус ландмилицейских полков (род поселенного войска, существовавшего в России с 1713 по 1775 г. В Малороссии была учреждена в 1713 г. для защиты границы от набегов крымских татар. — С. С.). Полк ландмилиции возглавил полковник Апостол Кигеч [5, с. 25; 34, с. 282]. Причем две другие рассматриваемые кандидатуры тоже были из волохов: полковники Г. Иваненко (не назначен из-за болезни), В. Танский (не назначен из-за того, что «весьма шумен и во всем, как себя показывает, непотребен») [34, с. 282].

В 1727 г. Данила Апостол, сын Павла Апостола, стал гетманом Войска Запорожского.

В 1731 г. по указу императрицы Анны Иоанновны началось строительство Украинской линии (земляного вала с башнями от Днепра до Донца), для чего было направлено 20 тыс. казаков и 10 тыс. мужиков под командой киевского полковника А. Танского [9, с. 164; 10, с. 137; 48, с. 160]. Эту линию обороны для защиты от набегов крымских татар в свое время намеревался построить Петр I.

В апреле 1735 г. принимается решение «Об определении детей волохов в слободские полки». В связи с тем, что «в слободских полках волохов явилось малое количество и хорунгви их не будет», было разрешено определять в эти полки детей и свойственников, которые ранее не служили, а также тех волохов, которые прибыли в свое время с Д. Кантемиром [49, с. 514].

Таким образом, в начале XVIII в. уроженцы Молдавии, молдаване и русины, приняли участие в формировании регулярной русской армии, из них была создана первая русская легкая кавалерия, затем они влились во вновь образованные гусарские полки, немало их служило в слободских и компанейских казачьих полках Малороссии, многие достигали высоких командных должностей. Волохи проявили себя на полях сражений эпохи Петра I, тем самым внося свой вклад в становление Российской империи.

Источники и литература

1. Кайндль Р. Ф. ктор1я Чершвщв. Чершвщ: КП видавництво «Золой литаври», 2005. 278 с.

2. Onciul A. Chestia romineasca in Bucovina // Viata Romineasca. Revista literara §i §tiintifica. Vol. XXXI. Anul VIII. Ia?i, 1913. P. 5-10.

3. Акты исторические, собранные и изданные археографической комиссией. Т. II. 1598-1613. СПб.: Типография II отделения собственной Е. И. В. канцелярии, 1841. 476 c.

4. Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографической экспедициею императорской Академии наук. Т. III. 1613-1645. СПб.: Типография II отделения собственной Е. И. В. канцелярии, 1836. 525 с.

5. Заруба В. М. Козацька старшина гетьмансько'1 Украши (1648-1782): персональний склад та родинш зв'язки. Дншропетровськ: Лiра, 2011. 932 c.

6. Модзалевский В. Слухи о назначении Кантакузина гетманом Малороссии (1718 г.) // Киевская старина. Т. 85. Июнь, 1904. С. 451-464.

7. Очерки малороссийских фамилий. Материалы для истории общества в XVII и XVIII в., собираемые А. М. Лазаревским. 11. Дмитрашки-Раичи // Русский архив. Вып. 8. 1875. С. 402-405.

8. Кривошея В. В., Кривошея I.I., Кривошея О. В. Неурядова старшина Гетьманщини. Кшв, 1ШЕНД iменi 1.Ф. Кураса НАН Укра'пни, 2008. 452 с.

9. Бантыш-Каменский Д. Н. История Малой России. Ч. 3. От избрания Мазепы до уничтожения гетманства. Ч. 3. М.: Типография С. Селивановского, 1830. 375 с.

10. Ригельман А. И. Летописное повествование о Малой России и ее народе и козаках вообще. 17851786 г. Ч. 3. Кн. 5. М.: Общество истории и древностей российских, 1847. 766 с.

11. Очерки малороссийских фамилий. Материалы для истории общества в XVII и XVIII в., собираемые А. М. Лазаревским. 13. Иваненки // Русский архив. Вып. 11. 1875. С. 297-298.

12. Устрялов Н. Г. История царствования Петра Великого. Т. III. СПб., 1858. 671 с.

13. РГАДА. Ф. 210. Столбцы Белгородского стола.

14. РГАДА. Ф. 210. Приказный стол.

15. Исторические связи народов СССР и Румынии в XV — начале XVIII в. Документы и материалы в трех томах. Т. III. 1673-1711. М.: Наука, 1970. 416 с.

16. РГАДА. Ф. 9. Отд. 2. Кн. 53.

17. РГАДА. Ф. 68. 1702 г. Д. 1.

18. Polek J. Joseph's II. Reisennach Galizien und der Bukowina und ihre Bedeutung fur letztere Provinz // Jahrbuch des Bukowiner Landes-Museums III. Czernowitz, 1895. 116 S.

19. РГАДА. Ф. 68. 1707 г. Д. 6.

20. Кантемир Д. Описание Молдавии. Кишинев: Картя молдовеняскэ, 1973. 222 с.

21. Полное собрание законов Российской империи (далее — ПСЗРИ). Собрание первое. Т. IV. 1700-1712. СПб.: Типография II отделения собственной Е. И. В. канцелярии, 1830. 890 с.

22. Письма и бумаги императора Петра Великого (далее — ПБИПВ). Т. V. Январь-июнь 1707. СПб.: Государственная типография, 1907. 871 с.

23. РГАДА. Ф. 68. 1707 г. Д. 10.

24. РГАДА. Ф. 68. 1707 г. Д. 9.

25. Гусары // Военная энциклопедия. СПб.: Т-во И. Д. Сытина, 1912. Т. VIII. С. 546-549.

26. РГАДА. Ф. 68. 1707 г. Д. 6.

27. Материалы Военно-ученого архива Главного штаба / под ред. члена археографической комиссии А. Ф. Бычкова. Т. I. СПб.: печатня В. И. Головина, 1871. 475 с.

28. Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Кн. 3. Т. XI-XV. Издание второе. СПб.: издание высочайше утвержденного товарищества «Общественная польза», 1896. 800 с.

29. Костомаров Н. И. Мазепа и мазепинцы // Исторические монографии и исследования. T. XVI. СПб.: Типография М. М. Стасюлевича, 1885. 775 с.

30. Таирова-Яковлева Т. Г. Мазепа. Серия ЖЗЛ. М.: Молодая гвардия, 2007. 271 с.

31. Чухлiб Т. Козаки i Монархи. Мiжнароднi вщносини ранньомодерно! Украшсько! держави 16481721 рр. 3-те видання, виправлене i доповнене. Кшв: Видавництво iменi Олени Телiги, 2009. 616 с.

32. Архив Юго-Западной России, издаваемый Временною комиссиею для разбора древних актов, Высочайше утвержденною при Киевском военном, Подольском и Волынском генерал-губернаторе Ч. 3. Акты о козаках (1679-1716). Т. II. Киев: Типография Е. Федорова, 1868. 1055 с.

33. Лазаревский А. М. Антон Танский, полковник киевский (1712-1737). К портрету тещи // Киевская старина. 1894. № 4. С. 146-151.

34. Кривошея В. В. Козацька елта Гетьманщини. Ктв: 1ШЕНД iменi I. Ф. Кураса НАН Украши, 2008. 452 с.

35. Гистория Свейской войны (Поденная записка Петра Великого) / сост. Т. С. Майкова, под общ. ред. А. А. Преображенского: в 2 вып. Вып. 1. М.: Кругъ, 2004. 632 с.

36. Голиков И. И. Деяния Петра Великого, мудрого преобразителя России, собранные из достоверных источников и расположенные по г.м. Т. IV. Издание второе. М.: Типография Н. Степанова, 1838. 581 с.

37. ПБИПВ. Т. IX, вып. 2. М.: Изд-во Академии наук СССР, 1952. 1093 с.

38. Бантыш-Каменский Д. Н. История Малой России. Ч. 3. М.: Типография С. Селивановского, 1830. Примечания к третьей части. С. 1-101.

39. Голиков И. И. Дополнение к «Деяниям Петра Великого». Т. VIII. М.: Университетская типография, 1791. 479 с.

40. Бергман В. История Петра Великого. Т. III. СПб.: Типография К. Вингебера, 1833. 296 с.

41. Масан А. Н. «До местечка Черновиц сего же сентября в 23 день» // Русин. Международный исторический журнал. 2011. № 1 (23). С. 16-29.

42. РГАДА. Ф. 68. 1709 г. Д. 1.

43. ПБИПВ. Т. IX. Вып. 1. Январь — декабрь 1709 г. М.; Л.: Издательство Академии наук СССР, 1950. 529 с.

44. Ион Некулче. О самэ де кувинте летописецул цэрий Молдовей. Едиция а доуа, ревэзутэ. Студиу ын-тродутив де Е. Руссев. Кишинэу: Картя молдовеняскэ, 1974. 508 с.

45. Мохов Н. А. Дружба ковалась веками (Молдавско-русско-украинские связи с древнейших времен до начала XIX в.). Кишинев: Штиинца, 1980. 277 с.

46. Цвиркун В. И. Дмитрий Кантемир. Страницы жизни в письмах и документах. СПб.: Нестор-История, 2010. 412 с.

47. ПСЗРИ. Т. VII. 1723-1727. СПб.: Типография II отделения собственной Е. И. В. канцелярии, 1830. 941 с.

48. Апанович О. М. Збройш сили Украши першо'й половини XVIII ст. Кшв: Наукова думка, 1969. 224 с.

49. ПСЗРИ. Т. IX. 1733-1736. СПб.: Типография II отделения собственной Е. И. В. канцелярии, 1830. 1028 с.

Статья поступила в редакцию 13 сентября 2012 г.