Научная статья на тему 'Уральское бытовое и художественное чугунное литье XVIII-начала XX века(историш-экономическийаспект)'

Уральское бытовое и художественное чугунное литье XVIII-начала XX века(историш-экономическийаспект) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
2017
194
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Уральское бытовое и художественное чугунное литье XVIII-начала XX века(историш-экономическийаспект)»

22 Путги - переводится с итальянского как младенцы. Изображения мальчиков - один из излюбленных декоративных мотивов барокко.

23 См.: Евангулова О.С., Карев А.А. Указ. соч. С.57.

Л. Б. Алимова

УРАЛЬСКОЕ БЫТОВОЕ И ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ЧУГУННОЕ ЛИТЬЕ XVIII-НАЧАЛА XX ВЕКА (историко-экономический аспект)

• С начала XVIII века на Урале возникает удивительное искусство ~ ху-

дожественное чугунное литье. Казалось бы, нет более скучного и прозаического материала, чем тяжелый, грубый металл, а талант десятков и сотен уральских мастеров превратил его в изысканное кружево оград, каминных решеток, ступеней, в утонченные кабинетные вещи - подлинные шедевры мелкой пластики. Искусство русских литейщиков было связано с расцветом русской архитектуры и развитием промышленности. Оно было во многом уникальным. Прежде всего тем, что это художественное производство возникло исключительно на русской почве. Крупнейший исследователь уральского декоративно-прикладного искусства Б.В. Павловский считал, что художественное литье из чугуна пришло из Тульско-Каширского района и наиболее ранние отливки относил к 1702 году1.

Первый этап развития чугунного литья - производство архитектурнодекоративных изделий: решеток, ворот, оград, каминов, лестниц, маскаро-нов2. Уже тогда сложились единые эстетические нормы, характеризующие уральский стиль; строгость и ясность художественных форм, подчеркнутая конструктивность изделий. Это был искусно претворенный в чугунном литье мир природы.

Возникнув как производство, обслуживающее потребности дворцового строительства и ландшафтного дизайна, художественное чугунное литьё распространилось по Уралу. В Пермской губернии его изготовляли на заводах Каменском, Кушвинском, Верхисетском, Сысертском, Кусинском, Невьянском, Ревдинском, Нижнетагильском, Быньговском, Кыштымском, Пожевс-ком, Елизавето-Пожевском, Добрянском, Билимбаевском, Очерском, ЮгоКамском, Бисерском, Чермозском, Баранчинском, Лысьвенском; в Оренбургской губернии - на Златоустовском, Саткинском, Миасском, Авзянопетровс-ком и Артинском заводах; наконец, в Вятской губернии - на Ижевском, Боткинском, Бело-Холуницком, Климковском заводах. На большинстве предприятий производство художественного литья было эпизодическим. Как отмечал Б.В. Павловский, практически на каждом чугуноделательном заводе Урала выпускали художественный чугун-для внутреннего использования в строи-

тельстве. Однако это литьё было лишь незначительной частью выпускаемой продукции, изготавливалось по разовым заказам и практически полностью относилось к архитектурно-декоративным изделиям.

Мелкое чугунное литьё, в основном посуду, делали южно-уральские заводы АвзянопетровскиЙ, Златоустовский и Саггкинский. Златоустовский чугуноплавильный и железоделательный завод был основан в 1754 году частными владельцами Масоловыми, в 1811 гаду передан казне. Вместе с Сат-кинским чугуноплавильным, Артинским железоделательным и Кусинским чугуноплавильным он вошёл в Златоустовский горный округ. С 1806 года Верхний и Нижний Кьгаггымский заводы, Каслинский, Теченский, Нязепет-ровский, Шемахинский, Сак-Елагинский заводы составили Кыштымский горный округ. Так заводы, производившие художественное литьё, вписывались в окружную систему управления.

Большая роль в развитии чугунолитейного художественного производства принадлежала владельцам частных заводов. Это связано и с активным 'строительством, которое они вели в этот период , и с тем, что они были более свободны в принятии производственных решений. Происходило и государственное вмешательство. Государство законодательно определяло форму промышленного производства, направление деятельности, давало разрешение на учреждение предприятий, решало вопрос о форме собственности и владельце. Так, доменный и молотовой Каслинский завод был построен купцом Я.Р. Коробковым в 1749 году, но вскоре был продан Н.Н. Демидову, который выстроил дополнительно на реке Кыштымке Верхний и Нижний Кыштымс-кие заводы. В 1809 году Кыштымские заводы перешли Л.И. Расторгуеву, наследники которого в 1823 году образовали Общество Кыштымских горных заводов, и оказались в ведении Главного управления Кыштымскими горными заводами, а с 1734 года подчинялись Канцелярии Главного заводов правления.

Кусинский завод был основан Л,И. Лугининым в 1778 году и передан в 1789 году в аренду московскому промышленнику А А. Кнауфу. В 1798 году Кнауф продает свои заводы Государственному ассигнационному банку и до 1800 года заводами управляло Главное правление банковских казенных Златоустовских заводов5. Банк управлял заводами плохо, они переживали спад производства и по Высочайшему указу от 30 сентября 1800 года были возвращены Кнауфу4, а в 1811 году отошли казне в управление Главной конторой Златоустовских заводов.

. Уже в 20-х годах XVIII века налаживается производство чугунного литья. По сведениям Берг-коллегии, полученным при обследовании партикулярных заводов, в 1722 - 1727 годах на Нижнетагильском заводе Акинфия Демидова было выпущено по разным моделям не менее 4 тысяч половых досок общим весом 12350 пуцов. Распространяется изготовление чугунного литья по конкретным заказам, так, Климковский завод поставил для пост-

ройки кафедрального собора в Вятке 2 тыс. штук половых досок5. Каменский завод производил чугунные доски для Екатеринбургского собора6.

Центр развития литья постепенно перемещается на Средний и Южный Урал, где в конце ХУШ века складывается производство бытовой чугунной посуды. На Златоустовском заводе за 1787 — 1800 годы было изготовлено

8 130 единиц посуды, но особенно впечатляет размах производства на Сат-кинском заводе, где за этот же период изготовлено 110 832 единиц продукции7 . В это время формируются основные художественные принципы украшения изделий, разрабатывается технологический процесс их производства. Особенности декора - внимание к деталям, совершенство в исполнении замысловатых узоров, использование многофигурных композиций - были обусловлены спецификой технологии производства.

В художественном чугунном литье, как ни в каком другом виде декоративно-прикладного творчества, технологический процесс, высокий уровень развития техники и профессионализм рабочих определяют ценность будущего изделия. Художественное литье появилось на базе развитого чугуноплавильного производства. Чугун должен был выявлять все детали формы, быть жидкотекучим и содержать такое количество примесей, которое наилучшим образом сказалось бы на его свойствах. Каслинцы и кусинцы использовали чугун марки ЛД 1, содержащий 2,26 - 2,75 % кремния для выделения в чугуне углерода в виде графита, 0,7 -1,2 % марганца для повышения прочности чугуна и отливки, 0,02 % серы (малое содержание последней делало чугун более легкоплавким). На жидкоплавкость чугуна влияло также наличие фосфора от 0,4 до 0,18 %. Чугун выплавляли исключительно на древесном уте. Качество отливки зависело от формовочной смеси, содержащей песок. В окрестностях Каслей в Лазаретском и Конском карьерах в начале XIX века нашли мелкозернистые пески с необходимым содержанием глины, отличной связывающей способностью, газопроницаемостью, огнеупорностью.

Для изготовления формы была необходима модель. На модели архитектурного литья в основном шли дерево и металл, модели других изделий изготавливали из оловянистой бронзы или вторичного алюминия, а затем несложные модели отливали в сырой песок, сложные - в песочные формы с опоками (металлические ящики без дна и крышки). Бюсты, скульптурные группы требовали кусковой формовки. Поверхность изделия делили на определенные части, для которых изготавливали отдельные куски формовочной смеси: установив в опоку модель, ее посыпали канифолью и набивали по частям. По окончании набивки каждый кусок снимали с модели* подчищали, просушивали и укладывали в нижней полуформе опоки, укрепляя шпильками, или приклеивали. Таким образом на нижней полуформе получался полный профиль поверхности модели, состоящий из отдельных кусков. Искусство формовщика заключается в уменьшении числа кусков, чтобы умень-

шить количество швов на поверхности ошибки. Многофигурные композиции отливали по частям, лишь потом соединяя.

«Родившаяся в чугуне скульптура как только с нее снимают песчаные одежды формы и обжигают, уходит от формовщика к чеканщику»8 - писал Б.В. Павловский. Чеканка - это механическая обработка изделия специальными инструментами.

Последний этап - окраска изделий. В Каслях и Кусе применялся метод «фирниза», или масленного оксидирования. Изделия покрывали натуральной олифой и нагревали в печи до температуры 350° - 400° С. В зависимости от добавок в олифу (голландская сажа, свинцовый сурик) и режима нагрева можно было получать цвет от глубоко черного до золотисто-коричневого.

В первой трети XIX века производство архитектурно-декоративного чугунного литья приходит в упадок. Причины этого хорошо исследованы в литературе (см., например, труды Б.В. Павловского, М.В. Седовой), это - спад в развитии архитектуры и отсутствие на заводах условий для выпуска более высокотехнологических изделий камерного и станкового чугунного литья. Большинство заводов отказывается от выпуска художественной продукции, хотя в 30-е годы XIX века камерное литьё пытались выпускать Верхисетс-кий, Кушвинский, Каменский, Сысергский заводы. Продолжают изготавливать посуду южноуральские заводы. Но объемы производства несравнимо меньше, чем в ХУШ веке.

Ведомость о проданных Златоустовскими заводами металла и изделий за декабрь 1815 года- декабрь 1816 года показывает по Златоустовскому заводу: горшков -35 штук на 39 руб. 18 коп.; жаровен - 30 штук на 23 руб. 34 коп.; чайников - 17 штук на 16 руб. 50 коп. и другие единичные изделия9. Месячные ведомости демонстрируют продолжающийся спад производства, в апреле, например, изготовлены лишь два котла и один треножник10. Такая же ситуация на Саткинском и Артинском заводах. В мае 1816 года, когда производительность достигла самого высокого за год уровня, оба завода вместе произвели всего 828 единиц продукции стоимостью 512 руб. 28 коп., при этом 300 единиц - это грубо обработанные котлы11. В августе 1816 года заводы вообще не произвели никакой посуды. .

В последующие годы производство посуды еще больше сокращается, ас 1818 года прекращается полностью. Это связано с падением спроса на грубую чугунную посуду, которая вытеснялась более красивой и удобной металлической, фаянсовой, фарфоровой. Так завершается первый этап развитая уральского чугунного литья.

Второй этап связан с деятельностью Каслинского и Кусинского заводов, которые в XIX веке стали основными центрами производства художественных изделий из чугуна. Причем они достигли высочайшего уровня развития, прославившись на только в России, но и за рубежом. Производство чугунного литья было налажено в Каслях в 1815 году, 5 декабря Главная Кас~

линская заводская контора рапортовала «почтенейшему господину вольному первой гильдии купцу и горных заводов содержателю» Льву Ивановичу Расторгуеву о начале выпуска опойковой (т.е. производимой в опоках) посуцы и половых досок. Производить их начали в октябре - ноябре 1815 года, а заводская статистика зафиксировала готовые изделия в ноябре - декабре12. Для организации художественного производства еще Н.Н. Демидов перевез на Каслинский завод с Кушвинского 12 литейщиков и 12 отдельщиков, с именем одного из них — Никиты Теплякова - связано возникновение производства посуды и кабинетных вещей. Архитекторский помощник Михаил Блинов стал первым профессиональным художником, по рисункам которого отливали изделия.

31 января 1827 года приказчики Каслинского завода рапортовали наследницам Л.И. Расторгуева: « Из действуемой вагранки отливка производится половых досок, и для отливки посуды действие оной идет в лутчем успехе». В рапорте от 26 декабря этого же года дается отчет о недельной производительности: чугунной посуцы отлито 47 штук, половых досок 28 штук одного узора, 52 штуки - другого'3. Из этих документов следует, что за десятилетие было налажено стабильное производство и создана база для выпуска художественных вещей. 5 февраля 1816 года Кусинская контора сообщила в Главную контору Златоустовских заводов, что готова начать выпуск опойчатой посуды на заводе и просила прислать 5 мастеров и модели изделий и разрешить приставить к ним 10 учеников14. Процесс организации производства в Кусе затянулся, так как не хватало подготовленных кадров и была слабой материально-техническая база, В отчетах завода за 1851 -1856 годы не показано ни художественного, ни бытового литья.

Каслинский завод в этот период разворачивает массовое производство посуды. В 1850 году было изготовлено 32 660 пудов 23 фунта посуды, стоимостью 18698 руб. 18коп. Из этого числа 26 478 пудов 1 '/2 фунта продано при заводе на 15 158 руб. 68 коп.; отпущено на Кыштымский завод 230 пудов 37 фунтов, на Нязепетровский - 118 пудов 37 фунтов, на Шемалинский -

13 пудов 13 фунтов для заводских нужд. 11 пуцов 29У2 фунта посуды было передано крестьянам в счет платы за работу при заводе и только 182 пуда 30 фунтов изделий было отправлено с караваном на продажу в других регионах15. Интересно, что 80 % производимой посуды потреблял местный рынок, это объясняется активным развитием уральского региона и ростом численности населения.

Собственно художественное литьё появляется в Каслях с 30-х годов XIX века, а в Кусе в 50-е годы. На Кусинский завод были притащены формовщики и чеканщики с Кушвинского и Златоустовского заводов, среди них был мастер Н.М. Мурзин, ставший у истоков производства мемориальной пластики из чугуна, посуцы. В Каслях большую роль в развитии чугунного литья сыграл заводской скульптор Михаил Денисович Канаев. Он организо-

вал при заводе художественную школу, пригласил из Златоуста двух мастеров чеканки, делал модели будущих изделий.

Производство мелкой чугунной пластики, кабинетных вещей, мебели Каслинский и Кусинский заводы, видимо, начинают не ранее 60-х годов XIX века, тогда же открываются специализированные цеха. Последняя треть XIX века - период расцвета художественного чугунного литья. Работу цехов отличает высокая производительность, что показывают следующие таблицы.

Таблица 2* Производство художественных изделий из чугуна Кусинеким заводом в 80 - 90 годы XIX века

Таблица 1 *

Производство художественных изделий из чугуна Каслинским заводом в конце 60 - начале 70 годов XIX века

Годы Обьт .художественного литья, пуд

1866 27331

1368 25060

1869 86649

1870 100452

1872 65675

1873 60815

Итого 365982

*ГАЧО. Ф. И-172. Оп. I. Д 459. Л, 3,7,13, 17,21,110.

Годы Объем художественного литья

пуды фунты

1887 91 38 Чг

1888 172 ’ 23 %

1889 148 20

1890 244 5%

1891 269 14

1892 307 4‘/2

1893 • 421 14 Чг

1894 395 5 %

1895 541 14 \

1896 686 гг\

Всего 3280 29>/3

*ЗАО. Ф. 20. Оп. 1. Д, 67. Л. 205.

Высокая производительность Каслинского завода объясняется как большими масштабами производства, так и тем, что статистические ведомости, на основании которых составлена таблица, показали общий объем производства посуды и кабинетных вещей, мебели, малых архитектурных форм. Причем высокий уровень производства Каслинского завода сохранялся и в последующие годы. В 1900 году художественных кабинетных вещей изготовлено 1 296 пудов 16 п/32 фунта16. Возвращаясь к таблицам, отметим, что производство было стабильным, без резких перепадов производительности, что также характеризует его высокий уровень.

Производство посуды, очевидно, имело массовый характер, тогда как мелкая чугунная пластика, мебель выпускались сериями. В истории уральских художественных промыслов это, пожалуй, единственный случай, когда производство изделий было по-настоящему массовым. Ассортимент был очень разнообразным: камины, надгробные памятники, садовая мебель, под-

свечники, блюда, шкатулки, бюсты, скульптурные группы, различная бытовая утварь от горшков до печных дверец и гирь. Изделия отличались высоким качеством; лучшее тому подтверждение- многочисленные награды как российских, так и всемирных промышленных выставок. В 1861 году каслинские мастера получили малую золотую медаль мануфактурной выставки в Санкт-Петербурге; в 1867 году - большую золотую медаль Всемирной выставки в Париже. В 1872 году в Москве на Политехнической выставке им также присуждается большая золотая медаль. Каслинские изделия отмечаются медалями Всемирных выставок в Вене (1873 г.), в Филадельфии (1876 г.), в Стокгольме (1897 г.). Золотую медаль каслинский завод получил на УралоСибирской научно-промышленной выставке в 1887 году и высшую награду- на Всероссийской художественно-промышленной выставке в Нижнем Новгороде в 1896 году. Эти награды доказывают, что в конце XIX века уральское чугунное литье превратилось в явление декоративно-прикладного искусства. Намогильные плиты трансформируются в шмпозиционно-сложную монументальную скульптуру и чугунное литье, таким образом соединяясь с русской реалистической скульптурой. Мелкая камерная пластика развивается в произведениях Е.Е. Лансере, А.Л. Обера, НЛ. Либериха. Сложные композиции требовали высокого профессионализма формовщиков и чеканщиков и художественного умения, которые и показывались каслинскими и кусински-ми мастерами. Вершиной искусства стал знаменитый чугунный павильон для Парижской Всемирной выставки в 1900 году, отлитый по проекту Е. Баумгарте-на. Как справедливо отмечала М.В. Седова, «Уральские мастера владели композицией, обладали культурой художественной пластической детали, в совершенстве чувствовали пропорции, добиваясь высокого качества чугунных отливок»17.

Стоимость изделий рассчитывалась по схеме, предложенной Каслинской заводской конторой еще в 1815 году, и учитывала стоимость материала, включавшего чугун, сталь, кирпич, дрова, строевой лес, железо, и стоимость работы. Последняя складывалась из оплаты труда литейщиков (оплата была сдельной, например, за отливку горшков ведерных платили по 10 копеек за 57 штук годных и по 5 - за 65 штук полупригодных, имелась подробная роспись: сколько и за выделку каких изделий платиться); поденной оплаты за формовку глины и отливку опок, задымку домны, обточку глиняных образцов, смазку литейных ложек, добычу и привоз песка и шины, их просыпку и мятье, приготовление дров. Сюда же включалась оплата труда токарей, кузнецов, уборщиков, смотрителей. Наконец, в стоимость входили затраты на перевозу и укупорку18. Это была так называемая «условная» стоимость, просчитываемая заранее. В итоге же цена изделия могла существенно отличаться от «условной» стоимости в зависимости от спроса и рыночной ситуации. В таксах Кыштымских заводов цена указывалась за пуд веса бытового изделия, например, чаши азиатские стоили 1 руб. 40 коп. за пуд, половые доски

1 руб. 55 коп. за пуд (таксы 1887 - 1888 годов)19, художественные изделия оценивались поштучно. Стоимость каминов достигала 85 руб., садовые диваны стоили 10 руб., портрет госуцаря в рамке -1 руб., пепельницы от 20 до 60 коп. Однако прибыли, получаемые заводами, были невелики. Как отмечал К. Шацилло20, в то время считалось, что «прибыли» возникают тогда, когда себестоимость продукции меньше «условной» стоимости, и поэтому зачастую деятельность предприятий была убыточной. Это было характерно и для описываемых предприятий, в частности, упадок переживал в.конце 90 годов

XIX века Кусинский завод - в начале XX века производство литья снизилось с 20 ООО пудов до 500 пудов в год21. Тогда дирекция завода поставила вопрос

о его реконструкции и модернизации. Это было йе случайно. Расцвет производства художественного литья был связан с промышленным переворотом, что привело к введению ваграночного производства и других усовершенствований. Сохранялось два вида литья: из домны в песок и опойчагое.

Процессы формовки, литья, чеканки, окраски были самостоятельными операциями, выполнявшимися специально подготовленными мастерами, следовательно, специализация в производстве художественного чугуна была технологическая. Существовали целые династии мастеров и отдельные профессионалы высокой квалификации по каждой специальности. В Кусе - формовщики Кузнецовы, Ф. Иконников, П. Шаланов, П. Мешалкин, В. Завоеванов; чеканщики В. Дятлов, И. Зубов, В. Пастухов22; в Каслях - формовщики Н. Пет-ляков, В. Торокин, Д. И. Широков, столяр и резчик К. Тарасов пытались не просто копировать чужие модели, но и сами создавать произведения, героями которых были люди из народа. Известны имена каслинских чеканщиков Н. Выхляева, М. Ахлюстина, М. Глухова. На этом же заводе трудились знаменитые скульптуры Н, Р. Бах, П. К. Клодт; создавшие модели, по которым до сегодняшних дней отливают великолепные каслинские изделия.

Все вышеизложенное показывает, что производство художественного чугунного литья на Урале функционировало успешнее других художественных промыслов при заводах. С чем это было связано? Во-первых, о гораздо меньшей зависимостью от госзаказа, чем на других художественных предприятиях. Скорее всего, подобный заказ имел место лишь тогда, когда речь шла о посылке изделий на промышленные выставки. Это означает, что с момента своего возникновения промысел был ориентирован на рынок. Факты подтверждают это суждение: Каслинский завод имел свои магазины в уральских городах, в том числе и в Екатеринбурге; изделия сбывались на Нижегородской ярмарке, в городах Лаишеве, Уфе, через Троицк отправлялись в Ташкент23. Сбыт осуществлялся и через систему комиссионерства, в частности, в 1892 году Санкт-Петербургский склад Златоустовских заводов продал художественного литья Кусинского завода 1553 штуки на сумму 1760 руб. 46 коп.м Также принимались заказы на изготовление надгробных памятников, каминов.

Во-вторых, то, что Каслинский и Кусинский заводы сбывали чугунное литье на рынке, помогало им быстрее адаптироваться к капиталистической системе хозяйствования и обеспечило достаточно успешную деятельность, особенно на фоне нестабильной работы других художественных промыслов. Но, как отмечали современники, литейное производство окупалось хорошо «только на самых грубых своих произведениях, русской посуде и азиатских изделиях»25, сбыт собственно художественного литья был затруднен. Это вызывало если не спад, то стагнацию производства.

Неэффективность производства также порождалась той схемой ценообразования, которая действовала на предприятиях. Вспомним, что условная стоимость, по сути, равна себестоимости продукции и не имела ничего общего с рыночной ценой, так как не учитывала предполагаемую прибыль. Для казенных предприятий это не имело значения до тех пор, пока существовал госзаказ. Казенные заводы в целом были бесприбыльны, и, когда они продавали свои изделия, главное было окупить их, то есть продать не ниже себестоимости. Эта ситуация провоцировалась государством, дотировавшим даже самые убыточные предприятия. Частные заводы должны были учитывать прибыль, но, поскольку сами часто зависели оттого же госзаказа, испытывали гнет мелочной регламентации правительства, с одной стороны, и его про-текционисткую поддержку, с другой, то прибыль не всегда была главной целью их деятельности. А поскольку прибыль не предполагалась, то и производство художественных изделий оказывалось неэффективным, в нем не было средств на развитие материальной базы, техника и технология не менялись годами.

По мере развития капиталистических отношений схема ценообразования исключала художественные предприятия из рыночной конкурентной борьбы на фоне модернизации других отраслей. В Каслях и Кусе в начале

XX века производство художественного чугунного литая коммерциализируется, приспосабливается к рынку. Это означало расширение ассортимента путем сочетания производства бытовых и украшенных вещей, поиск своего сегмента рынка, снижение издержек производства. Сделать это было непросто, в первое десятилетие XX века наблюдался некоторый спад производства. Тем не менее изготовление художественных изделий не прекращалось вплоть да начала Первой мировой войны. По сведениям О.П. Гупкина в 1913 году в каталоге Кусинского завода значились 423 изделия, изготовлением украшенных кабинетных и бытовых вещей руководил талантливый мастер Ф.О, Васенин, окончивший Строгановское училище36. Качество изделий, по-прежнему, высокое, Кусинские изделия получили серебряную медаль на Всемирной выставке в Стокгольме в 1897 году, золотую медаль на художественной выставке в Омске в 1911 году, в 1914 году - приз на Балтийской выставке в городе Мальме.

В Каслях в 1911 году кабинетных вещей изготовлено 893 пуда 20 1/к фунта27. Это в десятки раз меньше, чем в 70 - 80-е годы XIX века, но, глав-

ное, производство было сохранено и продолжало развиваться. Каслинское литьё продолжало традиции камерной скульптуры, потребителем которой стали широкие демократические круги, что заставляло мастеров делать вещи белее реалистичные и жизненные. Мастера стремятся к самостоятельной творческой работе, это характерно для деятельности В.Ф. Торокина, Д.И. Широкова, К.Д. Тарасова.

Таким образом, производство чугунного литья, преодолевая трудности перестройки в условиях капитализма, сумело сохранить самобытность, внутреннее богатство и разнообразие изделий. Чугунные изделия Каслинского и Кусинского заводов превратились в самостоятельный вид декоративно-прикладного искусства, они были и остаются культурным достоянием России.

Примечания

1 См.: Павловский Б.В. Касли. Свердловск, 1957. С, 7 - 8,

2 Маскарон - скульптурное украшение в виде человеческого лица или головы животного, срезанных сзади (как маска).

3 ГАЧО. Ф. И- 170. Оп. 1.Д. 1.Л. 27. Д. 7. Л. 22. Д. 93.

А Там же. Д. 93. ,

3 См.: Седова М.В. Архитектурно-декорахивное чугунное литье Урала ХУШ -нач. XX века: Дис.... канд. искусствоведения. М., 1986. С. 148. й ГАСО. Ф. 27. Оп, 2. Д. 281. Л. 124.

7 ГАЧО. Ф. И-227. Оп. 1. Д. 145. Л. 2-4.

8 Павловский Б.В. Указ. соч. С. 14.

9 ЗАО. Ф. И - 19. Оп.1. Д. 96. Л. 2 об.

10 Там же. Л. 14 об. . -

11 Там же. Л. 19 об., 20,22 об.

12 ГАЧО. Ф. И- 172. Оп. 1. Д. 171. Л. 54.

13 Там же. Д. 198. Л. 26 об. Л. 243.

14 ЗАО. Ф. И -19. Оп. 1, Д. 122. Л. И.

» ГАЧО. Ф. И —172. Оп. 1. Д. 268. Л. 30.

16-ГАЧО. Ф. И - 172. Оп. 1. Д. 773. Л. 86 об.

17 Седова М.В. Указ. соч. С. 125.

18 ГАЧО. Ф. И - 172. Оп.-1, Д. 171. Л. 143 - 145 об*

19 Там же. Д. 522. Д. 15 об. - 16.

20 Шаципло К. Казенная промышленность царской России // Свободная мысль. 1992. Ха 2.

21 Гупкин О.П. К истории развития Кисунского художественного литья из чугуна И Художественный металл Урала. Екатеринбург, 1992. С. 82.

21 Там же. С. 80.

? Материалы для ознакомления с условиями быта горнозаводского населения на Урале // Сб, Перм. земства, (1876) № 4 - 6. С. 127 - 128.

24 ЗАО. Ф. И - 19. Оп. 1. Д. 3495. Л. 34-39.

25 Материалы для ознакомления с условиями быта... С. 129.

26 См.: Гупкин О.П. Указ. соч. С. 82.

27 ГАЧО. Ф. И- 172. Оп. 1. Д. 1103. Л. 162 об.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

О.В. Осипов

ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКИЙ СОСТАВ ЦЕРКОВНО-ПРИХОДСКИХ ШКОЛ ОРЕНБУРГСКОЙ ЕПАРХИИ В КОНЦЕXIX- НАЧАЛЕXXВЕКА

В соответствии с «Правилами о церковно-приходских школах» от 13 июня 1884 года обучение в них обязаны были производить местные священники или «другие, по соглашению с ними, члены причта, а равно особо назначаемые для того, с утверждения епархиального архиерея, учители и учительницы, под наблюдением священника»1. Так, согласно отчету за 1894/95 год, в 80 из 97 школ Оренбургской епархии состояли законоучителями исключительно священнослужители, 36 из 154 учителей и учительниц были из числа клириков, и практически весь состав по образованию принадлежал к духовному ведомству2. Законоучители-священники, как правило, заведовали церковно-приходскими школами. Их обязанности заключались в преподавании Закона Еожия, в наблюдении за работой светских учителей, за поведением учащихся и их религиозно-нравственным развитием, отношением к церкви и соблюдением норм христианской жизни, в заботе о внешнем благоустройстве школы, обеспечении ее всем необходимым для обучения (в том числе изыскание дополнительных местных средств).

В большинстве школ Оренбургской епархии церковное пение и церковно-славянский язык преподавали дьяки или псаломщики. Там, где в составе причта было более двух священноцерковнослужителей, подобное распределение занятий было всегда возможно, так как один из членов клира постоянно находился в школе, а второй был занят требоисправлениями (выполнением непосредственных обязанностей священника, как-то: крещение, отпевание, причащение и проч.). Если же причт состоял только из двоих (священника и дьякона), то совмещение приходских обязанностей с учительскими было крайне сложным (приходилось либо переносить занятия по Закону Божию, либо назначать для их проведения светского учителя, либо организовывать письменные работы под надзором одного из старших учеников), хотя в «Правилах о церковно-приходских школах» оговаривалось, что «в особливых случаях преподавание Закона Божия может быть предоставлено благонадежному учителю из лиц, не принадлежащих к составу клира»3. Подбор и назначение учителей были обязанностью уездных отделений Оренбургского

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.