Научная статья на тему 'Укрепления Кремля ипосада Владимира вxviiвеке'

Укрепления Кремля ипосада Владимира вxviiвеке Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
260
74
Поделиться
Ключевые слова
ГОРОДСКИЕ УКРЕПЛЕНИЯ / ГОРОД / КРЕПОСТЬ / ВАЛ / БАШНЯ / ВОРОТА / СТЕНА / РОВ / МОСТ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Мазур Людмила Дмитриевна

Статья посвящена вопросу объемно-пространственного развития городских укреплений Владимира, сложная трехчастная система которых появилась еще в княжескую эпоху, но затем претерпела существенные изменения. На основании широкого круга опубликованных и неиздававшихся источниковдокументов Писцового дела XVII века, рисованного «чертежа» 1715 года, планов второй половины XVIII века, а также различных письменных правительственных и частных актов XVII-XVIII веков детально проанализированы расположение, конструкции, состояние и архитектурный облик фортификационных сооружений и их эволюция напротяжении XVII столетия.

Текст научной работы на тему «Укрепления Кремля ипосада Владимира вxviiвеке»

УДК 72.01 МАЗУР Л. Д.

Укрепления кремля и посада Владимира в XVII веке

Статья посвящена вопросу объемно-пространственного развития городских укреплений Владимира, сложная трехчастная система которых появилась еще в княжескую эпоху, но затем претерпела существенные изменения. На основании широкого круга опубликованных и не издававшихся источников — документов Писцового дела XVII века, рисованного «чертежа» 1715 года, планов второй половины XVIII века, а также различных письменных правительственных и частных актов XVII-XVIII веков детально проанализированы расположение, конструкции, состояние и архитектурный облик фортификационных сооружений и их эволюция на протяжении XVII столетия.

Ключевые слова: городские укрепления, город, крепость, вал, башня, ворота, стена, ров, мост.

MAZUR L. D.

STRENGTHENING THE KREMLIN AND POSADA VLADIMIR IN THE XVII CENTURY

The article focuses on body-strengthening of the spatial development of urban-tions of Vladimir. The complex three-part system offortifications appeared in the prince’s age, but then underwent substantial changes. Based on a wide range of published and unreleased documents XVII, as well as various government and private written instruments XVII-XVIII centuries the author analyzed the location, design, condition and architectural appearance offortifications and their evolution during the XVII century.

Keywords: urban building, city, castle, tree, tower, gate, wall, moat, bridge.

ляной город от Золотых ворот... Да за Ивановскими вороты по валу что словет Ветшаной город.» [7, 8]. «Ветшаный земляной город» упоминается также в «допросных речах» владимирцев 1729 г. [4, 191-199. № 4-7, 11, 13-24]. На плане Владимира второй половины XVIII в. изображено три укрепленных района с подписями: «кремль город», «за городом кремлем в земляной осыпи что за торговым мостом» и «за городом кремлем в земляной осыпи что за Ивановым мостом»; при этом на амфитеатрообразной впадине в западном укрепленном районе посада сделана подпись «Китай»2. Топографическим описанием 1784 г. даны другие названия укрепленных посадских районов: «О Владимире. § 5 Сей город вообще разделяется на три главные части, из коих

1 называется Кремль, 2 Белгород, 3 Китай» [8, 5]. К. Н. Тихонравов также писал о втором названии Нового города — «Китай-город» [9, 24].

Исследователей, занимавшихся данной темой, привлекал в основном домонгольский период развития памятника. Впервые вопрос поднят еще в XIX в. историками К. Н. Тихонра-вовым и А. И. Буниным [7; 10, 39-54], а в XX в. подробно рассмотрен Н. Н. Ворониным, сум-

2 РГАДА. Ф. 1356. Оп. 1. Д. 247. План города Владимира с поселенными при нем слободами.

Мазур

Людмила

Дмитриевна

кандидат архитектуры, доцент кафедры ОАП Московского архитектурного института (Государственная академия)

e-mail:

lyudmila_mazur@mail.ru

В данной статье рассматриваются укрепления Владимира XVII в., как центральной части, которая, собственно, в этот период и называлась «городом» (а позднее — кремлем), так и двух районов посада, примыкавших к ней с запада и востока и называвшихся в княжеский период, соответственно, Новым и Ветчаным городами.

Новый город упомянут в летописях в связи с татарским нашествием [1, 140-141; 2, 463]. В описях XVII в. западный укрепленный район посада именовался «От Золотых ворот в осыпи» и «В земляном городе от Золотых ворот», а восточный — «за Ивановскими вороты в осыпи»1 и Старым городом или Старым острогом [5, 51-55; 6, 8; 7, 3]. В «Доношении во Владимирскую провинциальную канцелярию капрала Ф. М. Коптева» 1729 г. о них сказано: «.Да по другому валу что словет Зем-

1 Писцовая книга Владимира писцов Владимирской четверти Ивана Афанасьевича Головленкова и подьячего Василия Львова 1624/25-1625/26 гг. Л. 72 об.-74 об., 77, 89; РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Ч. 1. Кн. 71; Ч. 2. Кн. 12611. Переписная книга Владимира писцов Поместного приказа ст. Никиты Бобары-кина и подьячего Фомы Третьякова 1646 г. Л. 1, 11 об., 43; 74 об.; 3, 126-134 — Книги записи купчих и иных крепостей Владимирской приказной избы. № 89. Л. 4, 118, 122 об.; 4, 191-199 — «Допросныя речи Володимерцов посадских людей, о повреждении земляных валов во Владимире». Копия с купчей крепости 1657 г.

мировавшим сведения археологии, полученные к началу 1960-х гг. [11].

Одна из версий, основанная на летописных источниках, относит к более древним укрепления не центральной, а восточной части. В Супрасльском списке строительство Ветчаного города приписано Владимиру Святому [12, 1]. Во владимирской десятине жилых данных церквей и пустых церковных оброчных земель этот район назван Старым городом [5, 51-55; 6, 8], что свидетельствует в пользу того, что он древнее остальных двух обвалованных районов.

К. Н. Тихонравов относит укрепления Владимира к единовременной деятельности Юрия Долгорукого, которые тогда же были разделены на две части — Ветчаный город и Печерний (кремль). Андрею Боголюбскому он отводит возведение стен только Нового города (по его мнению, носившего также название Китай-город) [9, 24]. А. И. Бунин полагает, что строителем Ветчаного города был Владимир Мономах, западного — Андрей Боголюб-ский, а выделение из него средней части поперечными стенами (соответствующей крепости ХУ1-ХУ11 вв.) произошло при Всеволоде Большое Гнездо [10, 43-44].

По версии Н. Н. Воронина, центральная крепость строилась при Владимире Мономахе в два приема (10991102 и 1108 гг.) вокруг уже обжитой территории у впадения р. Лыбеди в Клязьму. Укрепления двух древнейших посадских районов общей площадью 68,5 га он относит к 1158-1160 гг., приписывая их деятельности Андрея Бо-голюбского [11, 39-41,128]. В настоящее время, в связи с дальнейшими археологическими работами на территории города, существенно изменившими представление

о времени сооружения и конструкции укреплений, социальной топографии и освоенности городской территории, а также дальнейшим изучением летописных свидетельств, «удревнившим» время принятия христианства на северо-востоке, работа Н. Н. Воронина подвергается пересмотру. В частности, переосмысляется концепция Н. Н. Воронина относительно даты основания [13, 289-305; 14, 20-37; 15, 38-42], а также об очередности сооружения укреплений разных частей Владимира [16, 281-284; 17, 3-16; 18, 156-164].

Расходясь в заключениях относительно более раннего периода, исследователи затрагивают только вскользь вопрос о состоянии крепости в XVII в. [19, 145-174; 20, 65-69; 7, 7-9]. Тем не менее со всей определенностью можно сказать, что в рассматриваемый период из трех укрепленных еще в княжеский период районов Владимира роль крепости в полном смысле этого слова продолжала играть только центральная часть. Периметр ее валов составлял более 2500 м, уцелевшая часть до сих пор имеет высоту

7 м и ширину основания 20 м [11, 39-41]. С западной и восточной сторон она усилена почти прямыми в плане рвами, идущими с севера на юг — от русла р. Лыбедь к Клязьме3. С запада к ней примыкали земляные укрепления Нового города, с востока — Ветчаного (длиной 1926 и 2460 м., соответственно). Их ширина в обследованном участке Козлова вала достигала 24 м, высота — 9 м [11, 128-131].

На «чертеже» 1715 г.4 и на подоснове проекта перепланировки валы показаны только вокруг Нового города5;

3 Восточный ров смыкается с естественным оврагом и имеет глубину 14-17 м от вершины вала [11, 39-42]. Данных о ширине и глубине рвов на остальных участках нет.

4 Библиотека Академии наук. Отдел рукописей. № 3092. Чертеж града Владимира. Дальнейшие ссылки на документ — «чертеж» 1715 г. — сделаны по работе Н. Н. Воронина, который его датировал и опубликовал вместе с расшифровкой всех подписей [19, 145-174].

5 «Вал городовой земляной» [«Чертеж» 1715 г. № 79; 21. № 32].

Иллюстрация 1. План губернского города Владимира. XIX в.

Иллюстрация 2. План города Владимира с поселенными при нем слободами

на межевых планах — изображены вокруг обеих частей посада6. Линия валов вокруг Ветчаного города, возможно, была невысока7, а в начале XVIII в. уже плохо просматривалась и выглядела как естественный рельеф местности, как и линия валов Нового города, что и сообщал стольник воевода Ф. Гр. Орлов в 1676 г.: «..А острогу в Володимире нет, только со дву сторон старая самородная осыпь.» [22, 219-220].

Ветчаный город с севера, востока и юга был защищен естественным понижением рельефа к рекам Клязьме и Лыбеди. Новый город был защищен теми же реками только с севера и юга, и для усиления его западной линии

6 РГАДА. Ф. 1356. Оп. 1. Д. 245. План города Владимира с выгонными землями 1758-1769 гг.; Д. 247; Ф. 383. Оп. 1. Д. 3. Город Владимир. Сочинил капитан Ефим Палицын.

7 Это можно объяснить как тем, что укрепления этой части посада были сооружены раньше, чем все остальные линии городских укреплений, так и тем, что они реже обновлялись.

укреплений был прорыт ров шириной 22 м, глубиной 8,2 м, который заполнялся водой из Лыбеди [11, 128131].

В XVI в. городские укрепления не раз проверялись на прочность: в 1521 г. Владимир разорили казанские и крымские татары Мегмет Гирея, в 1544-1545 гг. — Сафа Гирея; в 1536 г. весь город пострадал от пожара8.

В результате к XVII в. вся их земляная часть успела прийти в плохое состояние. Вдобавок она оказалась весьма удобной под устройство ям для гашения селитры. Югозападная часть валов центральной крепости пострадала настолько сильно, что в 1635 г. во Владимир даже была прислана специальная грамота от царя Михаила Феодоро-вича Петру Дмитриевичу Алябьеву о запрещении копатъ городскую осыпь [25, 352-354].

Несмотря на произведенный в 16У0-16У4 гг. частичный ремонт валов [11, 135; 26; 2У. № У9, 222-226; 28, 46, 213-219 — «Опись укреплений города Владиміра. 8 июля 16У4 года»], и в 16У6 г. в центральной крепости в трех местах оставались серьезные повреждения [22, 219-220 — «Отписка стольника воеводы Ф. Г. Орлова 16У6 г.»\. С годами валы еще больше разрушились, о чем в мае 1У29 г. доносил во Владимирскую Провинциальную Канцелярию капрал Федор Максимов Коптев, которому был поручен надзор за городскими укреплениями [4, 65-69; У, 7-9].

Не лучшим было состояние земляной части укреплений посада. Судя по «чертежу», в северной части валов Нового города, рядом с Успенским Княгининым монастырем, существовал проход через валы к слободке Верхний Боровок [«Дорога из посацких слобод от Юрьева Пол[ь\ ского к городу» // «Чертеж» 1У15 г. № У5\. На межевом плане9 в северном конце двух параллельных улиц, шедших от Большой улицы на север, показаны углубления рельефа, которые могли означать только проломы в валах, соответствовавшие вышеуказанному проходу: «.На том же валу от реки Лыбеди имеются две пере-рытвины, пешие и конные ездят. Да на земляном валу значит от улицы, что словет Царицына слобода прорытвина» [У, 8]. Кроме того, судя по «доношению», на валах в северо-западном углу Нового города были поставлены дворы и ограда Успенского монастыря, причинив валам немалый ущерб: «Да близь Успенскаго девича монастыря поставлены дворы монастырских бобылей, да двор княгини Борятинской. Да на оном же земляном валу онаго девичья монастыря построена ограда из бревен рублена в тараски.» [У, 8].

Центральная часть валов у Золотых ворот также пострадала, хотя ее повреждения и были зафиксированы только в «доношении»: «Против Спаса Золотоворотскаго монастыря, чрез земляной вал поперег значит прорытвина. Да по обе стороны Золотых ворот, чрез земляной вал пешеходныя дороги» [У, 8].

В южной части валов Нового города на «чертеже» изображена «дорога к реке Клязме на перевоз» [«Чертеж» 1У15 г. № 98], идущая сквозь валы по ходу Нижней Георгиевской улицы (к 1У29 г. число проломов — «пере-рытвин» в юго-западной линии валов Нового города уже достигало 4-х) [У, 8].

В северной линии валов Ветчаного города на межевом плане хорошо виден ряд повреждений — проходов к р. Лыбедь. Один из них, у церкви Зачатия святой Анны, обозначен как «дорога» и на «чертеже» [«Дорога от винокурни в город» // «Чертеж» 1У15 г. № 15]. Судя по межевым планам, восточный конец северной линии валов

8 По Карамзину - в 1539 г.; эта же дата приведена в Историко-статистических сведениях и в Историко-статистических описаниях [23, 98; 24, 2].

9 РГАДА. Ф. 1356. Оп. 1. Д. 247.

(выходивший к берегу Лыбеди) и западная половина южной линии (начиная от Успенской церкви) к середине XVIII в. были срыты10. В южной линии в это же время был ряд проломов: на «чертеже» 1715 г. здесь изображена разветвляющаяся «дорога от Ивановскова мосту в посадские слободы и к реке Клязме в разные переулки» [«Чертеж» 1715 г. № 23]. К 1729 г. валы Ветчаного города были прорезаны в десяти местах дорогами, «прорытвинами» и «промоинами» [7, 8].

Деревянные стены и башни центральной крепости первоначально были выстроены при Владимире Мономахе в 1101-1102 гг. и затем возобновлялись в 1486, 1491 и 1536 гг. — после пожара по приказу Елены Глинской и Ивана IV горододельцем Истомой Курчевым [30, 110-111; 31, 431; 32, 438]. В Смутное время 1609 г. они еще производили устрашающее впечатление: «.А в Воло-димере, господине, сидят Государевы изменники, многие люди; .а изменники сели насмерть и наряду у них много. сидят их семь сот человек вогневого бою. Пожалуй, господине, пришли к нам наряду, пушек и зелья, и верхового наряду, чем бы город зажечи; а город Володимерь, крепкой, и осыпь высока, пушек надобе много, а без верхового наряду города никоими мерами взяти не мочно.» [33, 235-238 — «Отписка Суздальских воевод Плещеева и Просовецкаго гетману Сапеге. 12 апреля 1609 года»].

К середине 1620-х гг. деревянные укрепления обоих посадских районов (составлявших в княжеский период, по мнению Н. Н. Воронина, рубленные стены, а по мнению К. Н. Тихонравова — острожные) [11, 131; 7, 3]11 вообще исчезли12, а центрального — сильно обветшали13.

Существенный урон центральной крепости нанес пожар 1640 г., уничтоживший большую часть восточной линии: из 238 стеновых городен сгорело 33, из семи быков — два, из девяти башен — одна [3, 174 — «Отписка Митьки Сабурова и расспросные речи о пожаре во Владимире»].

В 1670 г. государевым указом было велено «город Воло-димер делать одним городом», для чего стольник воевода А. В. Воронцов сделал развытку между местностями, ответственными за строение крепости [34, 46-50], и к 1674 г. она была сооружена [11, 135; 27. № 79; 28, 213-219].

Эти новые укрепления подробно зафиксированы в «Описи укреплений города Владиміра» 1674 г. [28, 213219; 27. № 79] и прекрасно изображены на «чертеже» 1715 г. [19, 145-174], а частично — на миниатюре из «Жития Евфросинии Суздальской» 1800-1806 гг. [35]. Быков уже не было, в верхней части городен был устроен мост [«Чертеж» 1715 г.; 28, 213-219]. Вместо прежних девяти соорудили 13 башен: 4 воротных и 9 глухих, расстояние между которыми колебалось от 21 саж. (между Наугольной за Рождественским монастырем и Отводной) до 173 саж. (между Двойной Наугольной и Торговой Пятницкой башнями) [28, 213-219].

На стороне, обращенной к р. Клязьме, из-за крутого рельефа вовсе не требовавшей дополнительных оборонительных сооружений, оказалось размещено наибольшее число башен — 7. Все остальные линии укреплений имели на своем протяжении, кроме наугольных, только

10 На плане 1758-1769 гг. северо-восточная часть еще изображена, но на более позднем — отсутствует [РГАДА. Ф. 1356. Оп. 1. Д. 245; Д. 247]. Большие нивелировочные работы зафиксированы и археологическими исследованиями, которые установили, что из-за сброса вала городское плато увеличилось в сторону р. Лыбедь на 30-35 м [29, 182].

11 Опись 1676 г. свидетельствует в пользу версии К. Н. Тихонравова: «...а острогу в Володимире нет.» [22, 219-220].

12 В 1625-1626 гг. из укреплений посада названы только валы — «осыпи» [РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Ч. 1. Кн. 71. Л. 58; 72 об.].

13 РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Ч. 1. Кн. 71. Л. 1.

по одной башне, как правило — центральной. Только западная линия, со стороны Московской дороги, имела дополнительную башню, в северной половине [«Чертеж» 1715 г.; 28, 213-219].

Все башни были шириной 3-4 саж. (за исключением Двойной Наугольной — 7 саж.) и длиной 3-3,75 саж., а Фроловская и Ивановская — 22/3 и 4 саж. соответственно. Наверху у каждой был мост с обламом — выступом, обеспечивавший круговой бой. Высота башен до обламов, но с верхним мостом была в пределах 4,5-6 саж.; Фроловская и Ивановская были выше — 7 и 7,5 саж. соответственно. Высота облама башен от верхнего моста по стропила равнялась 1,25-1,75 саж. [28, 213-219].

Главными из четырех городских ворот были проездные — Торговые (над которыми были древние железные часы с тремя колоколами [22, 219-220; РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Ч. 1. Кн. 71. Л. 2 об., 16, 18 об., 79 об.; «Чертеж» 1715 г.]), выводившие к дороге на Москву, и Ивановские [РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Ч. 2. Кн. 12611. Л. 28-28 об., 38; «Чертеж» 1715 г.] — на Нижний Новгород. Остальные ворота указаны проходными: Фроловские — к Лыбеди и дорогам на Юрьев Польский и Суздаль; Потайниш-ные — к Клязьме [«Чертеж» 1715 г.]. К первым трем воротам с наружной стороны крепости подводили мосты [«Чертеж» 1715 г.].

В расположении проезжих ворот, которые ставились на пути главных дорог, ведущих к городу, с древнейших времен сохранялась преемственность: в результате, при строительстве новых крепостных стен, они оказались в проеме валов (остатков прежних укреплений) — «высподи»; проходные же могли устраиваться и без разрыва земляных укреплений: «а проходятъ въ нихъ изъ воротъ въ калитки» [28, 214, 217]. В этой связи башни проездных ворот оказались выше и имели два моста: первый — над проезжими воротами «середь башни», второй — в верхней части, как и остальные [28, 214,217].

Еще в 1194-1196 гг. в южной части крепости Владимир Мономах возвел каменную стену детинца14, но уже к XVII в. она была разрушена: сохранялись только развалины Иоакимо-Анненских ворот, некогда выводивших от торговой площади к Успенскому собору.

Вместе с деревянным острогом исчезли и древние ворота посадских укреплений. После разорения Смутного времени продолжали стоять лишь каменные Золотые ворота Нового города, сохраняющиеся и по сей день на прежнем месте, по линии дороги со стороны Москвы в крепость. Как известно, построенные в 1164 г. Андреем Боголюбским, они имели надвратную Ризположенскую церковь. Первые повреждения они получили в 1238 г. и в 1469 г. обновлялись вместе с церковью В. Д. Ермолиным [39, 52; 11, 141-148]. В течение всего XVII в. эти ворота оставались в крайне ветхом состоянии, что зафиксировано в описи городов, ведомых в Розряде в 1678 г.: «.да от Московской стороны по Московской дороге в той же стороне осыпи церковь каменная, под нею ворота без затворов, кровля на церкви вся обвалилась.» [22, 219-220]. Хотя смета на починку ворот была составлена еще в 1641 г. московским зодчим Антипой Константиновым, в 1692 г. ремонт ворот еще не был проведен: «В Володимере. на осыпи от московские стороны церковь каменная, а под нею ворота без затворов, а словут те ворота Золотые.» [40, 212]. К концу века была отремонтирована только надвратная Ризположенская церковь15.

14 Архив ИИМК. Ф. 2. Оп. 1. № 151. Воронин Н. Н. Отчет за 1936 г. о раскопках во Владимире и Боголюбово. С. 50-52; 11, 446; 38, 215-229.

15 Церковь возобновлена в 1687 г., в 1691 г. ее кровля была отремонтирова-

на, в 1695 г. вновь освящена [40, 212; 41, 60; 42, 134; 43, 136; 11, 135, 517].

Иллюстрация 3. Город Владимир. Сочинил капитан Ефим Палицын

Иллюстрация 4. «Чертеж» Владимира 1715 г

Остальные ворота к XVII в. остались только в виде проемов в валах. Из них в описях Владимира 1625-1626 и 1646 гг. упомянуты Никитские и Богоявленские. Первые располагались в Новом городе у Никитской церкви16. На «чертеже» 1715 г. хорошо виден разрыв в северо-западной части валов Нового города, по сторонам которого стоят «церковь Никиты мученика» и «Никицкая трапеза» [«Чертеж» 1715 г. № 80, 87]. По версии А. И. Бунина и Н. Н. Воронина, в княжеский период здесь находились

16 РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Ч. 2. Кн. 12611. Л. 5 об., 76-76 об.

Иллюстрация 5. Осада Владимира Батыем. Миниатюра из «Жития Евфросинии Суздальской» 1800-1806 гг. Фрагмент с изображением Торговой и Средней башен

Оринины ворота [11, 129; 10, 46], очевидно, потом поменявшие свое название. К. Н. Тихонравов полагал здесь Медяные ворота, а Ориныны были «где ныне каменный мост через Лыбедь, между Владимирским валом Печер-няго и валом Новаго города» [7, 3]. А. И. Бунин, напротив, в это место ставил Медяные ворота [10, 46]. И те и другие упомянуты в Воскресенской летописи с северной стороны города в связи со штурмом Владимира татарами, а Львовская летопись указывает, что Оринины и Медяные — название одних и тех же ворот [1, 140-141; 32, 157].

Богоявленские ворота располагались в Ветчаном городе17, скорее всего — в южной линии укреплений, вблизи Успенского Богородицкого монастыря, где в это время существовала Богоявленская церковь. Они выводили к неукрепленным слободам и берегу Клязьмы. Доказательством существования здесь прохода в валах является запись составителей писцовой книги 1625-1626 гг., которые при описании застройки внутри валов Ветчаного города «вдруг» оказались за его пределами, перечислив «дворы ж от Клязмы подле осыпи.», причем крайним в этом ряду указан двор воротника18.

Точное их расположение выяснить сейчас затруднительно. Согласно межевым планам19, на территории Ветчаного города от Большой улицы отходили две поперечные улицы-отвилка к проходам в южной линии укреплений. Первое место — у восточной стены Богородицкого монастыря, где издавна существовала Богоявленская церковь, второе — сильно западнее. В пользу первого говорит его близость к одноименной церкви (в противном случае, ворота могли быть названы по любой другой, из расположенных ближе к ним древних церквей, например — Мирроносицкой).

По сведениям В. Доброхотова, «внизу той части горы, на которой расположена эта (Богородицкая. — Л. М.) церковь, вне городских частей и, можно сказать в предместье города, есть Богородицкая улица, получившая свое название, без сомнения, от этой церкви. Эта нижняя улица невелика, неправильная и неровна. В ней, на одной из неровных возвышенностей ея, напротив самой Богородиц-

17 РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Ч. 1. Кн. 71. Л. 215-216 об.

18 Там же. Л. 88-89.

19 Там же. Ф. 1356. Оп. 1. Д. 247; Ф. 383. Оп. 1. Д. 3.

кой церкви, заметен квадрат из белых и из диких камней, положенных довольно правильно; квадрат значительно углубляется в саму улицу» [44, 1]. В. Доброхотов полагал, что перед ним фундамент церкви Онуфрия, которая существовала в XVI в. при Иоаннобогословской церкви, восточнее Богородицкого монастыря. Обе церкви были уничтожены в Разорение, и в 1625-1626 гг. упоминались их пустовавшие земли20. Н. Н. Воронин, явно не будучи знакомым с данными не публиковавшейся писцовой книги Владимира 1625-1626 гг., заметил, что «такой церкви во Владимире не известно, но белокаменная, «полубуто-вая», «правильная» кладка может указывать на наличие здесь развалин постройки ХП-ХШ вв.», которую он безуспешно искал вне черты валов [11, 515].

Существовавшие в княжеский период Серебряные и Волжские ворота [45, 582, 593; 1, 140-141; 32, 157] в описях города XVII в. не упоминались. Первые, скорее всего, располагались в крайней восточной части Ветчаного города и выводили на Нижегородскую дорогу. В XVI в. они назывались Андреевскими [30, 110-111; 31, 431]21 и, по предположению Н. Н. Воронина, могли иметь одноименную надвратную церковь [11, 128]. Вторые, согласно летописным сведениям, выводили к Клязьме [1, 140-141; 32, 157]. Их местоположение было археологически зафиксировано В. П. Глазовым: в ходе исследований 1987 г. между Никологалейским и Козловым валами был выявлен проезд от Клязьмы, перпендикулярный линии валов22.

Мосты в описях посада XVII в. не упоминались. В княжеский период ров перед Золотыми воротами имел ширину 15 м, что несомненно требовало устройства постоянного деревянного моста [36, 26-31], но на «чертеже» 1715 г. мост в этом месте не изображен. Единственный мост посадской части Владимира на «чертеже» указан у Сретенской церкви: «мост через ручаи к Сретенью» [«Чертеж» 1715 г. № 103] (ручей, скорее всего, возник при оттоке воды из крепостного рва).

Заключение

Подновлявшиеся в течение XVII столетия укрепления города в XVIII в. утратили свое оборонительное значение. Быстрее всего, естественно, пришла в негодность деревянная часть крепости: всего через два года после постройки новых укреплений «.на тех башнях во многих местех кровлю бурею роскрыло и мосты и перила сгнили и пошатнулись.» [22, 219-220]. К 1729 г. не существовали уже Фроловские ворота и обе наугольных башни [7, 8; 4, 65-69]. Остальные башни вместе со стенами были разобраны в 1759 г. [42, 28].

Земляные валы просуществовали в полном объеме вплоть до XIX в.: в 1803-1804 гг. часть валов центральной части была срыта [11, 39-42; 48, 74]. Сохранялись только северные отрезки западной и восточной линий — Троицкий и Ивановский валы. Но уже в январе 1864 г. было начато «Дело императорской археологической комиссии. О разрытии во Владимире древняго земляного вала» для устройства прямого сообщения между Троицкой стороной и базарной площадью. При этом указывалось, что «.земляные валы хотя и составляют остатки древних укреплений, но в настоящее время не имеют никакого значения, только служат препятствием для сообщений, заставляя делать большой объезд, что весьма невыгодно для жителей и в особенности вредно при пожарных случа-

20 РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Ч. 1. Кн. 71. Л. 75, 90.

21 К. Н. Тихонравов сначала полагал, что Серебряные — первоначальное название Торговых ворот, затем — Ивановских [9, 25; 7, 3].

22 Архив ИА РАН. Р-1. № 13361. Глазов В. П. Отчет за 1987 г. об археологических исследованиях исторического кв. 29. С. 16-17.

ях. По закону земляные валы не отнесены к памятникам

древности, заслуживающим сохранения» (Свод законов.

Т. 12. Ст. 181).

Список использованной литературы

1 Воскресенская летопись // Полное собрание русских летописей. СПб., 1856. Кн. 7.

2 Лаврентьевская летопись // Полное собрание русских летописей. Л., 1926. Кн. 1.

3 Памятники деловой письменности XVII в. Владимирский край. М., 1984.

4 Владимирский сборник : материалы для статистики, этнографии, истории и археологии Владимирской губернии / сост. К. Тихонравов. М., 1857.

5 Материалы для истории Владимирской епархии. Вып. 1. Отд. 1. Владимирская десятина жилых данных церквей 1628-1746 гг. Владимир, 1894.

6 Материалы для истории Владимирской епархии. Вып. 3. Отд. 2. Владимирская десятина пустовых церковных оброчных земель 1638-1746 гг. Владимир, 1896.

7 Тихонравов К. Н. Город Владимир в начале XVIII столетия (читано в годичном собрании Губернскаго Статистическаго Комитета, 22 февраля 1871 года). Владимир, 1871.

8 Топографическое описание Володимирской, Суздальской, Переславской-Залесской и Юрьевской-Польской провинции городов в 1760 годах // Ежегодник Владимирского губернского статистического комитета. Владимир, 1906. Т. 3.

9 Владимирский историко-статистический сборник / под ред. К. Тихонравова. Отделение второе. Владимир, 1869.

10 Бунин А. И. К исторической топографии города Владимира на Клязьме // Труды Владимирской ученой архивной комиссии. Владимир, 1900. Кн. 2, разд. 1.

11 Воронин Н. Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XII-XV вв. М., 1961. Т. 1.

12 Супрасльский список // Полное собрание русских летописей. СПб., 1907. Кн. 17.

13 Рапов О. М. Русская церковь в IX — первой трети XII в. Принятие христианства. М., 1998.

14 Валентин, архиепископ Владимирский и Суздальский. Начало распространения христианства на Владимиро-Суздальской земле // К вопросу о дате основания г. Владимира. Владимир, 1992. С. 20-37.

15 Гордеев С. О времени основания города Владимира // К вопросу о дате основания г. Владимира. Владимир, 1992. С. 38-42.

16 Дудорова Л. В. Новые данные о местонахождении древних ворот в древнем городе Владимире // Советская археология. М., 1980. № 4. С. 281-284.

17 Маслов В. М. Владимир-Залесский в XII веке // Вопросы социально-экономической истории Владимирского края периода феодализма. Владимир, 1979. С. 3-16.

18 Николаев Б. П. Новое в исторической топографии древнего города Владимира // Материалы областной краеведческой конференции, посвященной 100-летию со дня рождения Н. Н. Воронина. Владимир, 2004. С. 156-164.

19 Воронин Н. Н. Социальная топография Владимира XII-XIII вв. и «чертеж» 1715 г. // Советская археология. М., 1946. Вып. 8. С. 145-174.

20 Тихонравов К. Н. Земляные валы и городовые стены во Владимире в начале XVIII столетия // Владимирский сборник : материалы для статистики, этнографии, истории и археологии Владимирской губернии / сост. К. Тихонравов. М., 1857. С. 65-69.

21 Полное собрание законов Российской империи. Книга чертежей и рисунков. (Планы городов). Собрание первое. СПб., 1839. V. Планы городов Владимирского наместничества.

22 Опись городов, которые ведомы в Розряде 1678 г. // Акты Исторические, собранные и изданные археографической комиссией. Дополнения. Т. 9. Прибавления. СПб., 1857. С. 219-342.

23 Историко-статистические сведения о некоторых местностях Владимирской губернии. Владимир, 1901.

24 Добронравов В. Г., Березин Е. Д. Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии. Владимир, 1898. Вып. 5.

25 Материалы для истории Владимирской губернии / собр. А. В. Смирнов. Владимир, 1901. Вып. 1.

26 Выписка, выданная из Владимирской приказной избы крестьянам Талецкой волости села Усолья, и подрядная запись по делу о строении городовых укреплений // Акты Исторические, собранные и изданные археографической комиссией. Дополнения. Т. 6. 1857. № 10. С. 53-55.

27 Сборник Хилкова. СПб., 1879.

28 Материалы для истории Владимирской губернии / собр. А. В. Смирнов. Владимир, 1906. Вып. 4.

29 Мошенина Н. Н., Карайчева Н. М., Жарнов Ю. Э. Исследования во Владимире // Археологические открытия, 2001. М., 2002. С. 181-184.

30 Патриаршая (Никоновская) летопись // Полное собрание русских летописей. СПб., 1904. Кн. 13.

31 Царственная книга // Полное собрание русских летописей. СПб., 1906. Кн. 13.

32 Львовская летопись // Полное собрание русских летописей. СПб., 1910. Кн. 20.

33 Материалы для истории Владимирской губернии / собр. А. В. Смирнов. Владимир, 1903. Вып. 2.

34 Материалы для истории Владимирской губернии / собр. А. В. Смирнов. Владимир, 1904. Вып. 3.

35 Осада Владимира Батыем. Миниатюра из «Жития Евфросинии Суздальской» 1800-1806 гг. // Свод памятников архитектуры и монументального искусства России. Владимирская область. М., 2004. Ч. 1. С. 160.

36 Воронин Н. Н. Владимир, Боголюбово, Суздаль, Юрьев Польской. М., 1983.

37 Типографская летопись // Полное собрание русских летописей. СПб., 1921. Кн. 24.

38 Воронин Н. Н. Оборонительные сооружения Владимира XII в. // Материалы и исследования по археологии древнерусских городов. М. ; Л., 1949. Т. 1. С. 203-239.

39 Памятники истории и культуры Владимирской области. Владимир, 1996.

40 Сперанский А. Н. Очерки по истории приказа каменных дел Московского государства. М., 1930.

41 Топографическое описание Володимирской, Суздальской, Переславской-Залесской и Юрьевской-Польской провинции городов в 1760 годах // Ежегодник Владимирского губернского статистического комитета. Владимир, 1880. Т. 3. С. 59-93.

42 Ушаков Н. Н. Спутник по древнему Владимиру и городам Владимирской губернии. Владимир, 1913.

43 Георгиевский В. Т. Город Владимир на Клязьме и его достопримечательности. Владимир, 1896.

44 Доброхотов В. Богословская церковь в г. Владимире // Владимирские губернские ведомости. Часть неофициальная. 1850. № 1. С. 1-5.

45 Ипатьевская летопись // Полное собрание русских летописей. СПб., 1908. Кн. 2.