Научная статья на тему 'Уголовно-процессуальная ответственность в связи с пересмотром итоговых решений Суда первой инстанции'

Уголовно-процессуальная ответственность в связи с пересмотром итоговых решений Суда первой инстанции Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
327
35
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ / ПОЗИТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ / ИТОГОВЫЕ РЕШЕНИЯ / СВОЙСТВА СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ / CRIMINAL PROCEDURE LIABILITY / POSITIVE LIABILITY / OUTCOME DECISIONS / CHARACTERISTICS OF JUDGMENTS

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Кривошеев С.И.

Рассматриваются актуальные проблемы позитивной уголовно-процессуальной ответственности судей при вынесении ими итоговых уголовно-процессуальных решений в суде первой инстанции. Рассмотрены свойства, которым должны соответствовать такие судебные акты.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Criminal procedural responsibility in connection withthe revision of the outcome of the court of first instance

The article reviews actual problems of positive criminal procedure liability of judges when making the first instance court's outcome decisions. Examines the characteristics of the above mentioned judgments must be in accordance with.

Текст научной работы на тему «Уголовно-процессуальная ответственность в связи с пересмотром итоговых решений Суда первой инстанции»

УДК 343.1

С. И. Кривошеев

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В СВЯЗИ С ПЕРЕСМОТРОМ ИТОГОВЫХ РЕШЕНИЙ

СУДА ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ

Рассматриваются актуальные проблемы позитивной уголовно-процессуальной ответственности судей при вынесении ими итоговых уголовно-процессуальных решений в суде первой инстанции. Рассмотрены свойства, которым должны соответствовать такие судебные акты.

К л ю ч е в ы е с л о в а: уголовно-процессуальная ответственность, позитивная ответственность, итоговые решения, свойства судебных решений.

CRIMINAL PROCEDURAL RESPONSIBILITY IN CONNECTION WITH THE REVISION OF THE OUTCOME OF THE COURT OF FIRST INSTANCE

The article reviews actual problems of positive criminal procedure liability of judges when making the first instance court's outcome decisions. Examines the characteristics of the above-mentioned judgments must be in accordance with.

K e y w o r d s: criminal procedure liability, positive liability, outcome decisions, characteristics of judgments.

Поступила в редакцию 5 февраля 2016 г.

Исследование проблем уголовно-процессуальной ответственности явилось новым уровнем разработок в уголовно-процессуальной науке. Данные вопросы в той или иной степени рассматривались в истории юриспруденции преимущественно с позиции нравственности. Лишь определенный уровень развития теории права, в частности учение о позитивной ответственности, позволил рассмотреть проблему с другой стороны - в контексте уголовно-процессуальных отношений.

В связи с этим трудно переоценить вклад З. Ф. Ковриги в разработку теории уголовно-процессуальной ответственности. Такого рода ответственность она определяет в двух аспектах как необходимость действовать в интересах правосудия, используя права и выполняя обязанности, в том числе меры правового воздействия в случае недобросовестного поведения правонарушителя1. Иными словами, речь идет о позитивной и негативной ответственности. Первая предполагает перспективную ответственность, т.е. обязанность лица действовать в соответствии с нормами, правилами. Негативная ответственность наступает в случае совершения лицом правонарушения и связана с применением различных по своей природе юридических мер воздействия на нарушителя, возложения на него каких-либо обязанностей (административное наказание, дисциплинарное взыскание и др.).

Некоторые ученые считают недопустимым рассмотрение юридической ответственности в двух аспектах. Так, В. М. Сырых полагает, что юридическая ответственность является частью социальной ответственности, правовое опосредова-

1 См.: КовригаЗ. Ф. Уголовно-процессуальная ответственность. Воронеж, 1984. С. 59.

© Кривошеев С. И., 2016

ние придает ей такую специфику, при которой ее можно толковать исключительно в ретроспективном плане2.

Представляется, что позитивную ответственность можно рассматривать в качестве юридической, а следовательно, уголовно-процессуальной. Особенно ярко это можно проиллюстрировать в случае отмены или изменения итоговых решений суда первой инстанции судом апелляционной инстанции. Следует отметить, что в данном случае позитивная уголовно-процессуальная ответственность тесно связана с негативной дисциплинарной ответственностью.

Особую актуальность вопрос уголовно-процессуальной ответственности приобретает при анализе требований, предъявляемых к приговору как итоговому судебному решению и влияющих на его правосудность.

Непосредственно оценивая материалы уголовного дела по результатам судебного разбирательства, судья определяет перспективу возможности вынесения законного, обоснованного, мотивированного и справедливого решения.

В данном случае правосознание судьи определяет его уровень позитивной ответственности. Правосознание судьи основывается главным образом на действующем уголовно-процессуальном законодательстве. УПК РФ устанавливает требования законности, обоснованности и справедливости к приговору. Вместе с тем ч. 2 ст. 297 УПК РФ, согласно которой приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями настоящего Кодекса и основан на правильном применении уголовного закона, нельзя признать удачной. В таком случае законностью приговора охватываются его обоснованность и справедливость, что недопустимо, так как это самостоятельные свойства приговора. УПК РФ устанавливает требования к вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной частям приговора, однако и там требования изложены ненадлежаще. Так, в ч. 1 ст. 305 УПК РФ установлено, что в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются: 1) сущность предъявленного обвинения; 2) обстоятельства уголовного дела, установленные судом; 3) основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие; 4) мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения; 5) мотивы решения в отношении гражданского иска. Если исходя из данных формулировок непонятно, какие из требований относятся к обоснованности, мотивированности, то размыты и критерии пересмотра приговора.

Не раскрывает указанных требований и Верховный Суд РФ. Так, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре» отмечается, что приговор является важнейшим актом правосудия и указывается на необходимость неукоснительного соблюдения требований законодательства, предъявляемых к нему. Особое внимание уделяется соблюдению формы приговора, его обоснованности и мотивированности, а также некоторых вопросов соблюдения законности в рамках судебного заседания. Кроме того, в постановлении упоминается и про недопущение в своей деятельности несправедливых приговоров вследствие как мягкости, так и суровости3. Данное постановление несколько сумбурно касается различных критериев правосудности приговора, не раскрывает их и затрагивает лишь небольшую часть вопросов, возникающих при вынесении приговора, что

2 См.: Проблемы теории государства и права : учебник / под ред. В. М. Сырых. М., 2008. С. 463.

3 См.: О судебном приговоре : постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. № 1 (в ред. от 16.04.2013). Доступ из справ.- правовой системы «КонсультантПлюс».

вряд ли можно признать приемлемым. Имеются также и иные постановления Пленума Верховного Суда РФ, где раскрываются отдельные вопросы, касающиеся итоговых судебных решений, однако и в них свойства таких решений не раскрываются. Это приводит к тому, что у правоприменителя отсутствует четкое представление о том, каким требованиям должен отвечать приговор или иной судебный акт, выносимый при разрешении дела по существу.

Такая ситуация является нонсенсом, особенно, если учесть, что Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» раскрыл понятия законности и обоснованности судебного решения. Представляется, что в постановлении «О судебном приговоре» также необходимо раскрыть как указанные понятия, так и понятие требования справедливости, поскольку оно предъявляется УПК РФ.

Законодатель предусмотрел следующие основания, по которым итоговое судебное решение подлежит изменению либо отмене: 1) несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции; 2) существенное нарушение уголовно-процессуального закона; 3) неправильное применение уголовного закона; 4) несправедливость приговора; 5) выявление обстоятельств, указанных в ч. 1 и п. 1 ч. 1.2 ст. 237 настоящего Кодекса.

При первом же взгляде на перечень данных оснований можно заметить, что они не соответствуют тем требованиям, которые предъявляются к приговору. Законодатель тем самым создает предпосылки к тому, чтобы у судьи не было четкого представления, какими именно свойствами должен обладать итоговый судебный акт.

Кроме того, в законе отсутствуют требования к итоговым постановлениям суда. Статья 7 УПК РФ закрепляет лишь то, что такие постановления должны быть законными, обоснованными и мотивированными, не раскрывая сути данных требований.

При расмотренном положении сложно обеспечить высокий уровень позитивной уголовно-процессуальной ответственности судей по принятию правосудных итоговых решений.

В связи с этим необходимо законодательно установить четкие требования к итоговым судебным актам. При таких обстоятельствах значительно повысятся качество итоговых решений и уровень уголовно-процессуальной позитивной ответственности судей по их вынесению.

Так, одним из критериев правосудности итогового судебного решения является его законность. Рассматривая законность в узком смысле, необходимо отметить, что в Уголовно-процессуальном кодексе РФ выделены два общих апелляционных (кассационных, надзорных) основания, влекущих отмену или изменение приговора как незаконного: существенное нарушение уголовно-процессуального закона (п. 2 ст. 389.15 УПК РФ) и неправильное применение уголовного закона (п. 3 ст. 389.13 УПК РФ). Законодательную регламентацию оснований отмены или изменения судебных решений нельзя признать удовлетворительной. Так, приговор может соответствовать УПК РФ и УК РФ, но при этом противоречить Гражданскому кодексу РФ.

Президиум Московского городского суда, отменяя решения нижестоящих судов, вынесенные по делу Ф., отметил, что, разрешая исковые требования о взыскании компенсации морального вреда, суд не привлек страховщика к участию

в деле. Таким образом, суд незаконно удовлетворил исковые требования в отношении подсудимого, вследствие чего и приговор является незаконным4. В связи с этим следует отметить, что законность итоговых решений в уголовном процессе не ограничивается только лишь соблюдением норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, а требует соблюдения требований и иных отраслей права.

Кроме того, законность итоговых решений по уголовному делу - это соответствие решения не только нормам УПК РФ, УК РФ и иным подлежащим применению нормам закона в ходе уголовного судопроизводства и при вынесении итогового решения, но и нормам международного права (ч. 3 ст. 1).

В литературе имеется множество различных определений законности судебных решений. Так, М. С. Строгович считал, что приговор должен быть вынесен с точным соблюдением закона и на основании закона5. Данное определение представляется нечетким, из него сложно сделать вывод о том, какому закону должно соответствовать судебное решение.

А. С. Кобликов полагал, что законность приговора - это его строгое соответствие требованиям уголовного и уголовно-процессуального законодательства, а в случае если в деле имеется гражданский иск - то и требованиям гражданского права6. П. А. Лупинская считает, что законность выносимых в процессе решений определяется в целом следующим: решение должно быть вынесено компетентным лицом или органом своевременно; вынесению решения должны предшествовать проведенные в соответствии с законом процессуальные действия, с помощью которых установлены обстоятельства, определяющие принятие решения; при квалификации деяния, назначении наказания, разрешении гражданского иска должен быть правильно применен соответствующий закон; решение должно быть облечено в установленную законом процессуальную форму, содержать необходимые реквизиты этого правового акта7. Вместе с тем данные определения делают акцент на соблюдении формы приговора, законности приговора как процессуального акта. Представляется, однако, что законность должна иметь место в любой стадии уголовного процесса, а не только при вынесении приговора и иных итоговых решений. Так, если постановление о возбуждении уголовного дела вынесено незаконно, то вся последующая деятельность, в том числе в ходе судебного разбирательства, и сам приговор будут незаконными.

Особое место в характеристике законности занимают разъяснения законодательства, которые содержатся в решениях Конституционного Суда РФ и Пленума Верховного Суда РФ. В науке уголовного процесса существуют разнополярные мнения. Некоторые ученые придерживаются мнения о том, что решения Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ имеют нормативный и прецедентный характер8. Такая точка зрения представляется верной ввиду того, что разъяснения

4 Постановление президиума Московского городского суда от 1 сентября 2011 г. по делу № 4у-5865/2011. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

5 См.: Строгович М. С. Проверка законности и обоснованности судебных приговоров. М., 1956. С. 24.

6 См.: Кобликов А. С. Судебный приговор. М., 1966. С. 7-8.

7 См.: Лупинская П. А. Решения в уголовном судопроизводстве : теория, законодательство, практика. М., 2010. Доступ из справ.- правовой системы «КонсультантПлюс».

8 См.: Марченко М. Н. Судебное правотворчество и судейское право. М., 2011. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс» ; Зорькин В. Д. Прецедентный характер решений Конституционного Суда Российской Федерации // Журнал рос. права. 2004. № 12. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

высших судов действительно есть правотворчество. Например, Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 декабря 2002 г. № 299 разъяснил, что в тех случаях, когда группа лиц предварительно договорилась о совершении кражи чужого имущества, но кто-либо из соисполнителей вышел за пределы состоявшегося сговора, совершив действия, подлежащие правовой оценке как грабеж или разбой, содеянное им следует квалифицировать по соответствующим пунктам и частям ст. 161, 162 УК РФ. Спустя чуть более 12 лет, позиция несколько изменилась и дополнилась следующим содержанием: если другие члены преступной группы продолжили свое участие в преступлении, воспользовавшись примененным соисполнителем насилием либо угрозой его применения для завладения имуществом потерпевшего или удержания этого имущества, они также несут уголовную ответственность за грабеж или разбой группой лиц по предварительному сговору с соответствующими квалифицирующими признаками10. Таким образом, несмотря на то что норма уголовного права не изменялась, судебная практика, опираясь на указанное разъяснение, существенно изменилась. Фактически в данном случае Пленум Верховного Суда РФ создал новое правило, ужесточающее положение соучастников указанных преступлений.

Таким образом, несмотря на непризнание в качестве источника права судебного прецедента, в действительности происходит активное внедрение новых правовых норм в различные отрасли права. Смешение институтов, характерных как для англосаксонской, так и для континентальной систем права, происходит не только в Российской Федерации, но и в европейских странах. В связи с этим представляется логичным в Конституции РФ, а соответственно и в УПК РФ закрепить положение о том, что разъяснения Пленума Верховного Суда РФ и Конституционного Суда РФ являются обязательными для применения. Кроме того, необходимо произвести систематизацию постановлений и определений высших судов, для того чтобы облегчить их применение.

Таким образом, под таким критерием правосудности, как законность итоговых судебных решений, следует понимать соблюдение уголовно-процессуального, уголовного и иных отраслей права нормам международного права, а также решениям Верховного Суда РФ и Конституционного Суда РФ как при производстве по делу, так и при вынесении итогового решения. Несоблюдение указанных требований является основанием для отмены либо изменения итогового судебного акта.

Не менее важным критерием правосудности итоговых судебных решений является его мотивированность. Следует отметить, что требование мотивированности распространяется практически на все решения, принимаемые в ходе уголовного судопроизводства. Однако в настоящее время в УПК РФ отсутствует такое понятие, как мотивированность.

В науке уголовного процесса под мотивированностью приговора понимают совокупность основанных на законе и правосознании судьи аргументов относительно принятых им выводов, приводимых в обоснование принимаемого решения по существу рассматриваемого уголовного дела11.

9 О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое : постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 (ред. от 03.03.2015). Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

10 О внесении изменений в некоторые постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации : постановление Пленума Верховного Суда РФ от 3 марта 2015 г. № 9. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

11 См.: Остапенко И. А. Приговор как итоговое решение по уголовному делу : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Владимир, 2007. С. 7.

М. С. Строгович, говоря о мотивированности приговора, отмечал, что, излагая в приговоре установленные судом факты и делая из них выводы, суд должен указывать те основания, в силу которых он делает из этих фактов именно эти выводы12. Вместе с тем автор не выделял свойство мотивированности как самостоятельное и считал его условием обоснованности приговора. Представляется, что мотивировка приговора имеет самостоятельное значение, суд не только указывает основания принятия того или иного решения, например приводя в аргумент какое-либо доказательство, но и подвергает анализу содержание доказательств, приводит аргументы по которым данное доказательство является допустимым, если это необходимо, сопоставляет доказательства между собой.

В. А. Пономаренко полагает, что мотивированность решения - это система суждений (мотивов), приводимых судом в обоснование принимаемого им решения по существу разрешаемого дела, выражающая убеждение суда в его законности и обоснованности. При этом автор отмечает, что эффективной мотивировка будет лишь в том случае, если она соответствует требованиям полноты, доказанности и убедительности13. Такая точка зрения вызывает поддержку, так как мотивированность, безусловно, связана с внутренними мотивами судьи; ее функцией является, прежде всего, выражение вовне обоснования тех выводов, к которым пришел судья, разрешая те или иные вопросы.

М. А. Чайковская систематизирует требования к мотивировке приговора, содержащиеся в УПК РФ и постановлениях Пленума Верховного Суда РФ. Автор понимает под мотивированностью аргументированность выводов суда в отношении доказанности обвинения, содержания (объема) обвинения, квалификации преступления, назначенной судом меры наказания, а также вопросов гражданского иска14. Нельзя не согласиться и с тем, что действительно мотивировке подлежат не все, а лишь отдельные группы вопросов, разрешаемых при рассмотрении уголовных дел по существу. Представляется, что необходимость систематизации групп вопросов, подлежащих мотивировке, существует не только в отношении приговора, но и других итоговых решений суда первой инстанции по уголовным делам.

Следует отметить, что мотивировка представляет собой, по сути, логическое построение, производимое судьей в итоговом решении. Построение системы доказательств и конструирование выводов судьей осуществляются через его внутреннее убеждение и субъективную трактовку обстоятельств дела, в основе которых лежат только установленные, проверенные и оцененные доказательства по делу.

Мотивировка приговора позволяет понять, почему судья: 1) счел обстоятельства, подлежащие установлению, доказанными; 2) квалифицировал совершенное обвиняемым деяние в соответствии с той или иной статьей Уголовного кодекса РФ; 3) назначил наказание определенного вида и размера.

Следует отметить, что требование мотивированности установлено законодателем как обязательное для всех постановлений, выносимых должностными органами и должностными лицами в уголовном процессе (ст. 7 УПК РФ). Вместе с тем оно должно быть наполнено конкретным содержанием применительно к итоговым решениям судов по уголовным делам. Таким образом, следует закре-

12 См.: Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т. 2. С. 327.

13 См.: Пономаренко В. А. Мотивированность судебного решения в гражданском и арбитражном процессе : дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 103.

14 См.: Чайковская М. А. Свойства приговора. М., 2013. С. 140.

пить определение мотивированности не только применительно к приговору, но и к иным итоговым решениям суда.

Обратимся к такому понятию, как обоснованность. В теории уголовного процесса под обоснованностью приговора понимают соответствие изложенных в нем выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, достоверность которых подтверждена совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств15. Некоторые ученые отождествляли обоснованность приговора с его истинностью16. По мнению Т. О. Кошаевой, обоснованность приговора заключается в том, что суд основывает приговор только на тех доказательствах, которые были рассмотрены в судебном заседании и получены с соблюдением законов17.

Согласно позиции Конституционного Суда РФ не только приговор должен быть основан на исследованных в суде доказательствах, но и доказательства должны отвечать требованиям относимости, допустимости и достоверности18. Схожа и позиция пленума Верховного Суда РФ, который разъяснил, что судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены. Признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора19. В случае, если исследованные в судебном заседании доказательства вызывают сомнения в виновности подсудимого, они трактуются в его пользу, а приговор не может строиться на их основании.

Одним из самых сложных для понимания свойств итоговых судебных актов является справедливость. Понятие «справедливость» можно рассматривать с философского, нравственного (этического) и правового аспектов.

В юридической литературе встречаются различные подходы к понятию справедливости в уголовном процессе.

Так, В. М. Бозров отрицает требование справедливости приговора, полагая его утопичным и недостижимым в рамках современного уголовного процесса. При этом автор предлагает критерий справедливости оценивать с точки зрения его законности20.

Полагаем, что такая позиция вряд ли может быть поддержана. Автор рассматривает справедливость как этическую категорию, однако в уголовном процессе

15 См.: Остапенко И. А. Указ. соч. С. 7 ; Хахалева Е. В. Обоснованность решения суда общей юрисдикции : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2005. С. 8.

16 См.: Строгович М. С. Указ. соч. С. 325-326 ; Кобликов А. С. Указ. соч. С. 8.

17 См.: Кошаева Т. О. Уголовная ответственность за вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта // Журнал рос. права. 2007. № 3. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

18 Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Воинова Сергея Викторовича на нарушение его конституционных прав положениями статей 307, 308 и 309 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации : определение Конституционного Суда РФ от 25 декабря 2008 г. № 872-О-О. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс» ; Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Подъячева Александра Александровича на нарушение его конституционных прав статьями 122, 235 и частью первой статьи 297 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации : определение Конституционного Суда РФ от 24 июня 2014 г. № 1342-О. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

19 О судебном приговоре : постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. № 1 (в ред. от 16.04.2013). Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

20 См.: Бозров В. М. О проблеме справедливости в уголовном судопроизводстве // Рос. судья. 2005. № 4. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

этические нормы должны преломляться через нормы юридические. Критерий же справедливости в праве - необходимый элемент. Само содержание норм уголовного права (относительно-определенный характер санкций, различные виды наказаний, вариативность в применении наказаний, возможность условного осуждения, назначения наказания ниже низшего предела) уже ориентирует правоприменителя на необходимость учета индивидуальности каждой конкретной ситуации совершения преступления.

Н. А. Подольный и Д. А. Урявин говорят о том, что понятие справедливости невозможно закрепить в законе ввиду изменчивости термина в зависимости от эпохи, политической ситуации и иных критериев. Вместе с тем ученые полагают, что если правоприменитель придерживается нравственных начал, этики при принятии любого уголовно-процессуального решения, то и решение будет справедливым21.

М. А. Чайковская полагает, что справедливость применительно к приговору необходимо рассматривать только в связи с соразмерностью назначенного судом наказания22.

Е. А. Артамонова выделяет широкий и узкий подходы к требованию справедливости в УПК РФ. В узком смысле под справедливостью приговора автор понимает соразмерность наказания обстоятельствам совершения преступления, личности виновного. В широком смысле справедливость приговора, по мнению Е. А. Артамоновой, основывается на его законности и обоснованности и отражает правильное по существу и по форме разрешение дела, отвечающее не только правовым, но и социально-нравственным принципам отношения к человеку и совершенному им деянию, с учетом влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи23. Данная позиция заслуживает внимания по тем основаниям, что только законный и обоснованный судебный акт может быть справедливым в юридическом аспекте.

Законодатель предписывает считать несправедливым приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости (ч. 2 ст. 389.18 УПК РФ).

Учитывая изложенное, можно сделать вывод, что наказание по приговору должно быть основано на правильном применении уголовного закона. Вместе с тем вариативность правил назначения наказания предопределяет дискреционные полномочия суда по определению окончательного вида и размера, либо срока наказания. При этом такое наказание должно соответствовать общественной опасности преступления, личности осужденного. Вышестоящая судебная инстанция может изменить приговор вследствие чрезмерно мягкого или сурового наказания.

Таким образом, правосудность итогового решения определяется как результат ответственного выполнения судьей всех обязанностей, необходимых с точки

21 См.: Подольный Н. А., Урявин Д. А. Справедливость - критерий правосудности // Рос. судья. 2011. № 1. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

22 См.: Чайковская М. А. Указ. соч. С. 159.

23 См.: Артамонова Е. А. О необходимости осуществления правосудия по уголовным делам с позиции справедливости // Рос. судья. 2011. № 1. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

зрения критериев такого решения. Установив и раскрыв требования законности, обоснованности, мотивированности и справедливости итоговых судебных решений, законодатель обеспечит повышение позитивной уголовно-процессуальной ответственности судей. Это будет способствовать и эффективности правосудия в Российской Федерации.

Кривошеев С. И., помощник прокурора Хохольского района Воронежской области

Krivosheev S. I., Assistant Attorney Khol District of

Voronezh Region E-mail: yanis00@yandex.ru Теl.: 8-919-238-14-88

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.