Научная статья на тему 'Уголовно -правовое исследование состояния морального вреда в преступлениях, предусмотренных статьями 138, 138. 1 уголовного кодекса Российской Федерации'

Уголовно -правовое исследование состояния морального вреда в преступлениях, предусмотренных статьями 138, 138. 1 уголовного кодекса Российской Федерации Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
1363
171
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МОРАЛЬНЫЙ ВРЕД / ОБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА ПРЕСТУПЛЕНИЯ / КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПРАВА ГРАЖДАН НА ЧАСТНУЮ ЖИЗНЬ / НЕЗАКОННЫЙ ОБОРОТ СПЕЦИАЛЬНЫХ ТЕХНИЧЕСКИХ СРЕДСТВ / ПРЕДНАЗНАЧЕННЫХ ДЛЯ НЕГЛАСНОГО ПОЛУЧЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ / MORAL DAMAGE / OBJECTIVE SIDE OF CRIME / QUESTIONS UNFINISHED ROTATION SPECIAL TECHNICAL MEANS / INTEND MEAN OF PRIVATE RECEIVE INFORMATION

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Олефиренко Сергей Павлович

Анализируется состояние морального вреда в объективной стороне преступлений, нарушающих конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений. Рассматриваются вопросы незаконного оборота специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Олефиренко Сергей Павлович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The paper of investigation condition moral damage in objective side of crime, infringe constitutionals rights citizens in secret copying, telephone negotiations, posts, telegraphs in differently communications, in also questions unfinished rotation special technical means, intend mean of private receive information.

Текст научной работы на тему «Уголовно -правовое исследование состояния морального вреда в преступлениях, предусмотренных статьями 138, 138. 1 уголовного кодекса Российской Федерации»

Вестник Челябинского государственного университета. 2013. № 5 (296). Право. Вып. 35. С. 90-94.

С. П. Олефиренко

УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВОНИЕ СОСТОЯНИЯ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА В ПРЕСТУПЛЕНИЯХ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТАТЬНМИ 138, 138.1 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Анализируется состояние морального вреда в объективной стороне преступлений, нарушающих конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений. Рассматриваются вопросы незаконного оборота специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Ключевые слова: моральный вред, объективная сторона преступления, конституционные права граждан на частную жизнь, незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Статья 138 Уголовного кодекса (УК) РФ «Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений» имеет свои исторические корни в отечественных уголовно-правовых нормативных актах, защищающих частную жизнь российских граждан.

В п. 6 Устава почтовой, телеграфной, телефонной и радиосвязи СССР1 устанавливалось, что содержание всех видов почтовой, телеграфной и радиотелеграфной корреспонденции — тайна корреспондирующих лиц. Служащим связи общего пользования и специального назначения воспрещалось нарушать означенную тайну, а также давать посторонним лицам какие либо сведения о том, кем и кому корреспонденция подана или кем и от кого получена. За нарушение правил настоящей статьи служащие связи несли уголовную ответственность (ст. 121 УК РСФСР)2.

В УК РСФСР (1960) законодателем была определена ст. 135 «Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообще-

^ 3

ний»3, охранявшая от преступных посягательств на закрепленное в ст. 56 Конституции СССР4 и ст. 54 Конституции РСФСР5 право граждан СССР на тайну переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений.

Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений заключалось в ознакомлении с почтово-телеграфной или радиокорреспонденцией граждан без их согласия на это, а также в разглашении содержания переписки граждан лицом, которое в силу служебных полномочий (например, работа по передаче или доставке телеграмм и др.) имеет доступ к переписке6.

В настоящее время закон охраняет данное частное право граждан посредством ст. 138 УК РФ.

Конституция РФ определяет, что каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, что составляет конституционное право частной жизни (ч. 2 ст. 23). Нарушение данного конституционного права заключается в незаконном ознакомлением без согласия лица, заинтересованного в соблюдении личной тайны, с его перепиской, в прослушивании телефонных переговоров, просмотре почтовых, телеграфных, SMS- или иных сообщений (например, по телетайпу, телефаксу и пр.).

Незаконность действий означает получение допуска к содержанию телефонных переговоров, переписки и т. д. в случаях, не оговоренных законом. Законодательством РФ установлены порядок правомерного получения информации из телефонных переговоров, почтовых отправлений и т. п. оперативными подразделениями, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность (ст. 13 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»7), и перечень оперативно-розыскных мероприятий (ст. 6). Результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы для проведения оперативно-розыскных мероприятий по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений; подготовки и осуществления следственных и судебных действий; выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, и т. д. (ч. 1 ст. 11)8.

Органы (должностные лица), осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, при проведении оперативно-розыскных мероприятий должны обеспечивать соблюдение прав человека и гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, не-

прикосновенность жилища и тайну корреспонденции (ч. 1 ст. 5)9.

Ограничение частного права законодательно допускается только на основании судебного решения (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ).

Пункт 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 31 октября 1995 г. гласит следующее: «...проведение оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих указанные конституционные права граждан, может иметь место лишь при наличии у органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, информации о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно; о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно; о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации»10.

Конституционный Суд РФ определил, что, «предусматривая в качестве обязательного условия проведения оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права и свободы граждан, наличие разрешения суда, эти нормы вместе с тем не предполагают необходимость принятия специального судебного решения об использовании в рамках проведения таких мероприятий технических и иных средств (в том числе аудиозаписи), а также о проведении предусмотренных статьей 6 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” оперативно-розыскных мероприятий, которые не сопряжены с ограничением конституционных прав и свобод. Это, однако, не освобождает органы и должностных лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, от обязанности обеспечивать при проведении конкретных оперативно-розыскных мероприятий соблюдение законов, защиту прав и свобод граждан, равно как не исключает использование различных средств контроля, в том числе судебного, за законностью и обоснованностью проводимых мероприятий и использованием их результатов в уголовном судопроизводстве»11.

Объективная сторона преступления, нарушающего частные права человека и гражданина, состоит в активной форме поведения субъекта преступления при выполнении им любых неза-

конных действий, нарушающих тайну телефонных переговоров, тайну переписки, телеграфных или иных сообщений граждан (ч. 2 ст. 138 УК РФ), в том числе с использованием своего служебного положения (например, почтальоном, работником узла связи, сотрудником фирмы сотовой связи МТС, «Мегафон», «Теле -2» и др.).

Преступление является оконченным с момента незаконного ознакомления с содержанием письма, телефонного разговора, телеграфного или иного сообщения, при получении информации незаконным способом, а также с момента передачи сведений, полученных законным путем, другим лицам. Объем полученных сведений и их последующее распространение не влияют на квалификацию преступления. Квалифицирующий состав преступления (ч. 2 ст. 138 УК РФ) предполагает совершение преступного деяния лицом с использованием служебного положения (например должностными лицами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, работниками почты, узлов связи и др.). Преступление совершается только с умышленной формой вины.

Законодателем в диспозиции статьи не указано на наличие морального вреда в преступлениях, нарушающих тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений, однако моральный вред все же присутствует. Он выражается во вредоносных последствиях данных преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина при преступном использовании различными способами информации о личной жизни граждан, являющихся лицами, потерпевшими от преступления.

Ю. А. Середина совершенно справедливо отмечает, что «в связи с техническим прогрессом и постоянным расширением технических возможностей в настоящее время криминальными структурами с целью проведения определенных преступных операций активно используются самые различные электронные средства коммуникаций: телефон, телеграф, радиосвязь, пейджер, телефакс и др. Поэтому возникает необходимость создания особой системы защиты в этой области, а точнее системы мер по предотвращению преступлений и борьбы с ними с использованием научно-технических достижений»12 и в первую очередь специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Статья 138.1. УК РФ «Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации» была включена законодателем в текст уголовного закона Федеральным законом от 7 декабря 2011 г.13. При этом была упразднена ч. 3 ст. 138 УК РФ, ставшая самостоятельной статьей.

Понятие специального технического средства, предназначенного для негласного получения информации, раскрыто в правовом источнике14, однако в УК РФ данное определение отсутствует.

Незаконность оборота означает, что указанные действия совершаются в нарушение установленного порядка15, без получения лицензии, выданной Федеральной службой безопасности РФ (п. «э» ст. 13)16.

Объективная сторона состава преступления выражается: 1) в незаконном производстве; 2) сбыте; 3) приобретении специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Незаконное производство специальных технических средств — разовое или серийное их изготовление любым способом (промышленным или кустарным), модернизация или переделка бытовой радио-телеаппаратуры, компьютерной техники для негласного получения информации и т. п.

Сбыт специальных технических средств — фактическое их отчуждение на безвозмездной и возмездной основе (например, дарение другому лицу, кража, купля-продажа, обмен).

Приобретение специальных технических средств — получение в собственность (владение, пользование и распоряжение) любым способом (например, посредством мены, дарения и купли).

Состав преступления формальный. Преступление окончено с момента совершения деяния виновным лицом, нарушающим конституционные права потерпевшего лица (юридического или физического) либо выполняющим действия по производству, сбыту или приобретению в целях сбыта специальных технических средств, используемых для негласного получения конфиденциальной информации в отношении потерпевшего от преступления.

С момента введения данной уголовной статьи в правоприменительную практику прошло немного времени, однако уже на данном этапе можно обобщить положительный опыт и сформулировать некоторые рекомендации.

1. Стремление людей к приобретению все новых знаний в условиях активного технического прогресса, скрепленное криминальным желанием узнать все, или как можно больше, о конкуренте (противнике) с целью получения победных результатов, побуждает противоправных преступных «специалистов» создавать новые различные, порой уникальные по своей конструкции, способам применения, учитывающие индивидуальные особенности будущего объекта преступного посягательства специальные технические средства (далее — СТС). При этом активно используются криминальный опыт и значительные денежные средства преступных сообществ, а также технические возможности, достижения науки и техники зарубежных стран в данной области.

2. Диспозиция ст. 138.1 УК РФ, описывающая преступные последствия преступления, не содержит законодательного определения понятия СТС, тем самым определение (классификация) предмета, изъятого в ходе работы по уголовно -му делу, как относящегося к категории СТС осуществляется оперативным работником, следователем, дознавателем, специалистом. Круг лиц, определяющих (классифицирующих) предмет как СТС, зависит от субъективного фактора — мнения лиц, представляющих обвинительную сторону уголовного судопроизводства, что нарушает принцип состязательности уголовного судопроизводства (п. 4 ст. 15 УПК РФ )17.

Закономерен вопрос: а как осуществлялась правоприменительная практика в данных условиях в 2012 г. в Челябинской области?

В прошлом году в этом субъекте РФ возбуждались четыре уголовных дела по рассматриваемым признакам состава преступления.

Рассмотрим наиболее характерное уголовное дело — в отношении подсудимого П., осужденного Миасским городским судом (Челябинская область)18.

В основу постановления приговора было положено заключение специалиста Института криминалистики Центра специальной техники Федеральной службы безопасности РФ (Москва), которому предварительным следствием были поставлены следующие вопросы:

1) имеются ли у представленного на исследование предмета признаки СТС, предназначенного для негласного получения информации? Если да, то какие?

2) работоспособен ли представленный на исследование предмет?

3) кто является производителем представленного на исследование предмета?

4) каков принцип работы представленного на исследование предмета?

5) может ли представленный на исследование предмет использоваться для негласного получения информации?

Выводы специалиста помогли суду разрешить дело по существу.

3. Статья 138.1 УК РФ не содержит описания уголовно-правового механизма охраны прав и законных интересов физических и юридических лиц в случае незаконного применения СТС, ограничиваясь указаниями только в отношении незаконного оборота СТС.

Нами предлагается внести дополнение в ст. 138.1 УК РФ в следующей редакции:

«2. Использование (законное или незаконное) специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации

о частной жизни граждан или деятельности юридических лиц с последующим использованием полученной информации в преступных целях,—

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двадцати четырех месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лей или без такового, либо домашним арестом на срок до пяти месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет; при применении уголовного наказания применяется во всех случаях в виде дополнительного наказания компенсация морального вреда потерпевшему от ста тысяч рублей до одного миллиона рублей.

Примечание. Под специальными техническими средствами в настоящей статье, а также в других статьях настоящего Кодекса понимаются технические средства, предназначенные для негласного получения информации, в виде аппаратуры, технического оборудования и (или) инструментов, разработанные, приспособленные, запрограммированные и закамуфлированные для негласного получения и регистрации акустической информации; прослушивания телефонных переговоров; перехвата и регистра-

ции информации с технических каналов связи; контроля почтовых сообщений и отправлений; исследования предметов и документов; получения с последующим изменением, уничтожением информации с технических средств ее хранения, обработка и передача информации».

На наш взгляд, данные предложения необходимо внести в готовящийся проект Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации».

Примечания

1 Устав почтовой, телеграфной, телефонной и радиосвязи Союза ССР // Постановление Совета Народных комиссаров СССР «О введении в действие Устава почтовой, телеграфной, телефонной и радиосвязи Союза ССР» от 15 февраля 1929 г. (документ утратил силу в связи с постановлением Совета Министров СССР от 10 августа 1953 г. № 2122).

2 Уголовный кодекс РСФСР // Постановление ВЦИК РСФСР «О введении в действие Уголовного Кодекса Р. С.Ф. С. Р. редакции 1926 года» от 22 ноября 1926 г.

3 Уголовный кодекс РСФСР // Ведомости Верхов. Совета РСФСР. 1960. № 40. Ст. 591.

4 Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик (7 октября 1977 г.) // Хрестоматия по истории государства и права России : учеб. пособие / сост. Ю. П. Титов. 2-е изд., перераб. и доп. М. : Проспект, 2008. С. 387.

5 Конституция (Основной Закон) Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (12 апреля 1978 г.) // Конституция РСФСР М., 1978. С. 18.

6 См.: Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР / под ред. Ю. Д. Северина. М. : Юрид. лит.,1984. С. 284.

7 Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ (ред. от 8 декабря 2011 г.) // Собр. законодательства РФ. 1995. № 33. Ст. 3349.

8 Там же.

9 Там же.

10 Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» от 31 октября 1995 г. № 8 // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М.: Спарк, 1999. С. 496.

11 Определение Конституционного Суда РФ «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гр. Донского А. П. на нарушение его конституционных прав пунктами 4 и 6 части первой и третьей статьи 6 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” и статьями 13, 89 и 186 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации» от 20 марта 2007 г. № 178-0-0 [Электронный ресурс]. иЯЬ: www.ksrf.ru

12 Середина, Ю. А. Прослушивание телефонных и иных переговоров, контроль и запись переговоров, сравнительная характеристика // Актуальные проблемы борьбы с преступностью : сб. ст. между-нар. науч.-практ. конф. студентов и молодых ученых, проводимой в честь Р. В. Голубева, г. Челябинск, 16-

17 дек. 2011 г. Челябинск : Полиграф-Мастер, 2012. С. 123.

13 Федеральный закон «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты РФ» от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 2011. № 50. Ст. 7362.

14 Правовой источник — Постановление Правительства РФ «Об утверждении Положения о лицензировании деятельности физических и юридических лиц, не уполномоченных на осуществление оперативно-розыскной деятельности, связанной с разработкой, производством, реализацией, приобретением в целях продажи, ввоза в Российскую Федерацию и вывоза за ее пределы специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, и перечня видов специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности (с изменениями и дополнениями)» от 1 июля 1996 г. № 770 // Собр. законодательства РФ. 1996. № 28. Ст. 3382.

15 Установленный порядок — осуществление деятельности на основании лицензии по разработке, производству, реализации и приобретению в целях продажи специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность (ст. 17 Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности»

от 8 августа 2001 г. № 128-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 2001. № 33, ч. 1. Ст. 3430; Постановление Правительства РФ «Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по разработке, производству, реализации и приобретению в целях продажи специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность» от 15 июля 2002 г. № 526 // Собр. законодательства РФ. 2002. № 29. Ст. 2965; Постановление Правительства РФ «Об утверждении Положения о ввозе в Российскую Федерацию и вывозе из Российской Федерации специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, и списка видов специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, ввоз и вывоз которых подлежат лицензированию» (с изменениями и дополнениями) от 10 марта 2000 г. // Собр. законодательства РФ. 2000. № 12. Ст. 1292; Указ Президента РФ «О мерах по упорядочению разработки, производства, реализации, приобретения в целях продажи, ввоза в Российскую Федерацию и вывоза за ее пределы, а также использования специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации» от 9 января 1996 г. № 21 // Собр. законодательства РФ. 2001. № 1, ч. 2. Ст. 71.

16 Федеральный закон «О Федеральной службе безопасности» от 3 апреля 1995 г. № 40-ФЗ // Рос. газ.

12 апр. 1995 г. № 72.

17 Уголовно -процессуальный кодекс РФ // Собр. законодательства РФ. 2001. № 52, ч. 1. Ст. 2954.

18 Архивное уголовное дело № 1-360-2012 Миасского городского суда Челябинской области.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.