Научная статья на тему 'Учреждения сенатского типа в небольшевистских государственных образованиях в годы гражданской войны'

Учреждения сенатского типа в небольшевистских государственных образованиях в годы гражданской войны Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
541
119
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА / ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРАВО / ЮСТИЦИЯ / ВЫСШИЕ СУДЕБНЫЕ ОРГАНЫ / СЕНАТ / the Civil war / state law / justice / higher judicial bodies / Senate

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Раков В. В.

В статье рассматривается процесс воссоздания и функционирования высших судебных учреждений на территориях бывшей Российской империи, подконтрольных небольшевистским правительствам в 1918-1921 годах. Дана характеристика основных направлений деятельности сенатов, выделены их региональные особенности. Предложена новая интерпретация и оценка преобразований в области законодательства и правосудия, осуществляемых противниками большевизма в процессе государственного строительства на различных этапах Гражданской войны.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

SENATE INSTITUTIONS IN NON-BOLSHEVIST STATE FORMATIONS DURING THE CIVIL WAR PERIOD

The given article highlights the process of reconstructing and functioning of higher judicial bodies on the territory of the former Russian Empire, which were under the control of non-bolshevist government in 1918-1921; it also defines the main directions of Senates' work and characterizes their regional pecularities. The article outlines a new vision and assessment of governmental and judicial reorganozations carried out by bolshevist contestants in the process of nation-building at different stages of the Civil war.

Текст научной работы на тему «Учреждения сенатского типа в небольшевистских государственных образованиях в годы гражданской войны»

УДК 94/99

УЧРЕЖДЕНИЯ сенатского типа В НЕБОЛЬШЕВИСТСКИХ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОБРАЗОВАНИЯХ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

© 2011 В. В. Раков

канд. ист. наук, доц. каф. истории России e-mail: vrakov@inbox.ru

Курский государственный университет

В статье рассматривается процесс воссоздания и функционирования высших судебных учреждений на территориях бывшей Российской империи, подконтрольных небольшевистским правительствам в 1918-1921 годах. Дана характеристика основных направлений деятельности сенатов, выделены их региональные особенности. Предложена новая интерпретация и оценка преобразований в области законодательства и правосудия, осуществляемых противниками большевизма в процессе государственного строительства на различных этапах Гражданской войны.

Ключевые слова: Гражданская война, государственное право, юстиция, высшие судебные органы, сенат.

22 ноября (5 декабря) 1917 г. СНК принял Декрет о суде, упразднявший Правительствующий сенат1. В связи с этим Правительствующий сенат опубликовал следующее постановление: «Сенат осведомился о намерении лиц, захвативших власть незадолго до созыва Учредительного собрания, которое должно являться истинным выражением директивной воли русского народа, посягнуть на самое существование Правительствующего Сената, в течение слишком 200 лет стоящего на страже закона и порядка в России. <...>Прежде чем насилие коснется старшего из высших учреждений России и лишит Правительствующий Сенат возможности возвысить свой голос в час величайшей опасности для Родины, созванное на основе ст. 14 Учреждения Сената Общее собрание Сената определяет: не признавая законной силы за распоряжениями каких бы то ни было самочинных организаций, неуклонно исполнять впредь, до решения Учредительного собрания об образовании власти в стране, возложенные на Сенат законом обязанности, доколе к этому представляется какая-либо возможность, о чем и дать знать всем подчиненным местам и лицам»2.

В 1918 г., когда в периферийных районах страны стали формироваться антибольшевистские режимы, многие из них приступили к восстановлению деятельности органов, функционально и структурно соответствовавших бывшему российскому Правительствующему сенату, но с определёнными ограничениями как их компетенции, так и территориальной сферы деятельности.

Учреждения сенатского типа являлись одним из признаков атрибуции независимости, поэтому первые из них появились на периферийных территориях Российского государства, где уже в ноябре-декабре 1917 г. активно шёл процесс обретения государственного суверенитета. К числу таких учреждений относился так называемый Генеральный суд, институированный украинской Центральной радой. Согласно ст. 1 Закона «О создании установочных сборов временного Генерального Суда УНР», принятого Центральной радой 15 декабря 1917 года, Генеральный суд УНР состоял из трёх департаментов (Гражданского, Уголовного и Административного). Он исполнял «по всей территории Украины все судебные функции, принадлежавшие до

этого Правительствующему Сенату в делах судебных и делах надзора за судебными установлениями и лицами судебного ведомства»3. Их полномочия определялись российскими правовыми актами - «Учреждением судебных установлений» и «Учреждением Правительствующего сената».

Члены Генерального суда, называвшиеся генеральными судьями, избирались Центральной радой по предоставлению Генерального секретариата. Один из них по назначению Генерального секретариата судебных дел УНР руководил канцелярией и хозяйственной частью. В составе Генерального суда действовала прокуратура, которую возглавлял старший прокурор. По мнению М. П. Чубинского, конструкция этого учреждения носила, с точки зрения законодательной техники, несовершенный характер: с разделением функций управления («порядкувати») от функций

председательских («президівати»); с возложением на одних и тех же лиц обер-прокурорских функций по судебным и административным делам и т.п.4 Существенные изменения произошли и в процедуре формирования личного состава генеральных судей (сенаторов). На основании принятого закона к ним не предъявлялось требований высокого служебного ценза и выбирались они самой Центральной радой, то есть представительным органом. При этом в первую очередь учитывались не деловые качества, а партийно-политические пристрастия депутатов Центральной рады. В конце апреля 1918 г. Центральная рада планировала рассмотреть законопроект о наделении Г енерального суда ещё и функцией Г лавного военного суда, но не успела это сделать из-за произошедшего военного переворота в Киеве.

Генеральный суд УНР некоторое время действовал и в период гетманата, пока не был заменён Державным сенатом. Закон от 8 июля 1918 г. «Об утверждении Державного сената» почти полностью перенял российское структурное устройство этого высшего судебного органа Украинской державы. Державный сенат, сменивший Генеральный суд, стал строиться на принципах организации Правительствующего сената. Но личный состав Державного сената перешел по принципу несменяемости от Генерального суда, хотя и были приняты некоторые меры к пополнению его состава наиболее авторитетными и опытными судебными работниками, главным образом, сенаторами бывшего российского Правительствующего сената. После падения режима гетмана Скоропадского 2 января 1919 г. Директория упразднила Державный сенат и возобновила деятельность Генерального суда УНР под новым названием - Наивысший суд УНР.

Не могло не столкнуться с теми же проблемами и Крымское краевое правительство Сулеймана (Матвея-Мацея) Сулькевича, существовавшее в период с 25 июня по 15 ноября 1918 г. Стремясь к легитимности своего кабинета, генерал Сулькевич принимал все меры к созданию хотя бы видимого правового государства. Судебная система должна была продемонстрировать жителям Таврической губернии и, в первую очередь, немецкому командованию, что Крымское краевое правительство в состоянии само поддерживать правопорядок на территории полуострова. Позитивным было то, что Краевое правительство не стало, по примеру предшествовавшей ему власти большевиков, разрушать хорошо настроенный механизм судов Российской империи5.

Правительству Сулькевича, возобновляя судебную систему, необходимо было в первую очередь искоренить практику, при которой судебные меры наказания даже за незначительные проступки уступали место чрезвычайным. Это было крайне сложно, потому что тогда в Крыму действовали параллельно несколько судебных систем, в том числе военно-полевые суды немецкой армии. В своем первом программном документе

- правительственном обращении «К населению Крыма» - кабинет Сулькевича определил перспективные шаги относительно судебной реформы, «оставляя за собой

право немедленного пересмотра и упорядочивания законодательства прежнего Временного правительства и права издания новых законоположений»6.

В сентябре 1918 г. постановлением правительства Сулькевичабыли утверждены Крымский сенат, Крымская судебная палата, Верховный уголовный суд, а также внесенные дополнения и изменения в Устав уголовного судопроизводства, Устав гражданского судопроизводства и Устав о наказаниях7. Судебные органы, которые входили в судебную систему Крымского краевого правительства, по своей сути представляли в миниатюре судебную систему прежней Российской империи. Это можно объяснить в первую очередь тем, что времени для создания новой судебной системы не было, да и особенной необходимости в ней в этот период также не было: поддержка правопорядка силами сохраненной и апробированной временами системы была оптимальным решениям для Краевого правительства, тем более что в целом эффективность судебной системы Российской империи базировалась на буржуазнодемократических принципах: независимость, состязательность, гласности и тому подобное8.

И хотя были внесены некоторые изменения в наименование, сущность прежних судебных органов Российской империи осталась неизменной. В соответствии с действовавшими на территории Крыма судебными уставами для мировых судей были предусмотрены одна апелляционная инстанция - съезд мировых судей - и одна кассационная - Сенат.

После ухода из Крыма немецких оккупационных войск правительство Сулькевича 15 ноября 1918 года мирно передало власть Крымскому краевому правительству во главе с С. Крымом. Правительству С. Крыма необходимо было не только воспроизвести судебную систему, но и в корне изменить судебную практику. Это было чрезвычайно сложно, потому что в этот период в Крыму действовали параллельно военно-полевые суды экспедиционных сил стран Антанты и система военного судопроизводства деникинской армии. В условиях войны это в некоторой степени способствовало поддержке законности на полуострове не только силой оружия, но и силой закона, пусть даже закона военного времени. Вместе с тем судебная практика очень быстро засвидетельствовала все изъяны военного судопроизводства. Поэтому Краевое правительство С. Крыма энергично стало осуществлять реформу судебной системы.

Постановлением Совета министров Краевого правительства от 4 декабря в 1918 г. был ликвидирован Крымский сенат, созданный правительством С. Сулькевича, и утверждена структура, штатное расписание и персональный состав Высшего краевого суда. Должностные лица бывшего Крымского сената, если они не получили нового назначения, были выведены за штат на условиях, определённых постановлением Краевого правительства от 7 декабря 1918 г. Все судебные дела, которые находились на рассмотрении Крымского сената, передавались на рассмотрение Высшего краевого суда. В его состав вошли два криминалиста (председатель Н. Н. Таганцев и сенатор

A. Ф. Юршевский), представитель административной юстиции (профессор

B. Ф. Дерюжинский) и представитель военной юстиции (генерал-майор Погодин). Вакансии цивилистов остались незанятыми, хотя предпринимались попытки найти в Одессе бывших сенаторов по этой специализации. При организации Высшего краевого суда была принята, проведенная при организации Державного сената на Украине идея подчинения единой государственной кассационной инстанции всех судов без изъятия,

9

то есть не только гражданских, но и военных .

В декабре в 1918 г. был утвержден состав Крымской судебной палаты, внесено дополнения и изменения в Устав уголовного судопроизводства, Устав гражданского судопроизводства, Устав о наказаниях. В соответствии с ними Высший краевой суд

временно стал высшей апелляционной инстанцией для всех уголовных дел, рассмотренных в окружных судах без присяжных заседателей, в то же время он был первой инстанцией по делам о государственных и должностных преступлениях. Кассационной инстанцией для земских начальников и городских судей был также Высший краевой суд. Что касается уездных членов окружных судов, то апелляционной инстанцией для них был окружной суд, а кассационной - Высший краевой суд.

Необходимо отметить, что реформа судебной системы в Крыму, в отличие от других видов деятельности второго Краевого правительства, имела наиболее последовательный и планомерный характер, чему, очевидно, способствовало наличие на полуострове большого количества известных юристов прежней Российской империи.

Вместе с тем анализ деятельности судебных органов Крыма в течение ноября 1918 - марта 1919 г. свидетельствует о существенных недостатках в организации судопроизводства. Судебная власть не смогла обеспечить эффективное выполнение законов и постановлений Совета министров о регулировании экономических и социально-политических отношений на полуострове. Ей была присуще избыточная бюрократизация и перегруженность дублирующими друг друга инстанциями: земский начальник, городской судья, мировой судья, уездный член окружного суда, уездный съезд, мировой съезд, окружной суд, судебная палата, Высший краевой суд. Такое количество судебных инстанций, не связанных между собой общей идеей и не слитных в одно гармоническое целое, не могли удовлетворять требований демократической и близкой к народу власти. Тяжелые обстоятельства, в которых оказалось Краевое правительство С. Крыма в начале 1919 г., заставили его все чаще обращаться к «чрезвычайной юстиции»10.

В отечественной историографии сложились различные мнения относительно характера государственной власти сибирской контрреволюции. Одни исследователи определяли эту власть как откровенно террористический режим, царство ничем не ограниченного беззакония. Другие, выделяя прежде всего ее реставрационную направленность, подчеркивают восстановление дореволюционной системы права. В последние годы была высказана характеристика «белой» Сибири как «правового государства»11.

Правовой основой деятельности судебных учреждений в Сибири послужило постановление Временного сибирского правительства от 6 июля 1918 г.12 Согласно этому акту, на территории Сибирского правительства были восстановлены судебные учреждения, действовавшие до упразднения их советской властью. Первое время в качестве высшего судебного учреждения в Сибири отчасти выступала Омская судебная палата. Но все же судебной системе недоставало авторитетного высшего органа судебной власти. Это решение определялось насущной потребностью в высшей кассационной инстанции для сибирского суда. Во исполнение постановления правительства по этому вопросу Министерство юстиции 30 июня 1918 г. разработало проект положения об учреждении Сибирского высшего суда. В основу указанного законопроекта было положено «Учреждение Правительствующего сената», так что состав, сам предмет и ведомство намечались на тех же основаниях, какие существовали для Правительствующего сената. Этот пробел был восполнен учреждением Временным сибирским правительством 7 сентября 1918 г. Сибирского высшего суда13. «Однако, -как писал министр юстиции Временного сибирского правительства Г. Б. Пашутинский,

- ввиду более ограниченной территории сибирского высшего суда и сравнительно меньшего числа ожидаемых дел установлен ряд дополнительных положений с целью возможного упрощения в конструкции проектируемого учреждения и сокращения материальных затрат на его организацию и содержание»14.

Сибирский высший суд, в отличие от дореволюционного российского Сената, состоял всего из трех департаментов: Административного и двух кассационных -Уголовного и Гражданского. Административный департамент должен был принять на себя обязанности I, II, III и IV департаментов Правительствующего сената, то есть стать органом надзора, обнародования законов и высшим административным (арбитражным) судом, причем в состав Административного департамента должны были включаться представители земских и городских самоуправлений. Эта норма соответствовала законодательству Временного правительства 1917 г. Существенной новацией было и то, что власть Уголовного кассационного департамента планировалось временно распространить на военно-окружные суды Сибири, а также и на особые прифронтовые военно-полевые суды15.

Кроме того, для случаев, определённых законом, составлялись: Общее собрание кассационных департаментов; Общее собрание Административного и Кассационного департаментов; Соединённое присутствие Административного и Кассационного департаментов и Высшее дисциплинарное присутствие.

Существенным отличием Высшего сибирского суда от Правительствующего сената было то, что в первом допускалось участие городских и земских самоуправлений Сибири в присутствии административного департамента высшего суда с правом решающего голоса. Последнее отступление от начал учреждения Правительствующего сената было сделано «в интересах и целях всестороннего освещения вопросов административного управления, в связи с особенностями местного характера»16.

Для членов Высшего сибирского суда вводился ряд обязательных требований: образовательный ценз (высшее образование), предшествующее служебное положение и стаж работы на определённых должностях17. Предусматривались также должности прокуроров Высшего сибирского суда - двух гражданских и одного военного. Вскоре были назначены члены Высшего сибирского суда и определено время его открытия -3 ноября 1918 г. Но 28 октября 1918 г., ввиду предстоящей реорганизации высших органов власти и управления, министр юстиции издал постановление о переносе официального открытия на 3 декабря 1918 г.18 В связи с образованием Всероссийского временного правительства встал вопрос о возобновлении на востоке России деятельности Правительствующего сената. В январе 1919 г. Высший сибирский суд был упразднен постановлением Совета министров Российского правительства.

Российским правительством 24 декабря 1918 г. был издан акт об открытии в Омске Временных присутствий Ш кассационных департаментов Правительствующего сената. По своей структуре и функциям это учреждение отличалось как от дореволюционного российского Сената, так и от Высшего сибирского суда. Например, из-за отсутствия в Сибири необходимого числа сенаторов «дооктябрьского производства» правительству П. В. Вологодского пришлось для обеспечения кворума учредить дополнительные должности сенаторов. Временным присутствиям Сената передавались все кассационные функции судебных палат Сибири. Закон от 24 декабря 1918 г., в отличие от закона об учреждении Высшего сибирского суда, не содержал важных с политической точки зрения положений об участии в верховном судебном органе представителей общественных самоуправлений и о распространении его юрисдикции на военно-полевые суды.

По мнению членов правительства, этот орган должен был функционировать до момента восстановления деятельности общероссийского Правительствующего сената в полном объёме. Назначенные члены Высшего сибирского Суда оставались за штатом19, а имущество передавалось в распоряжение министерства юстиции Российского правительства. Нормативной базой, определявшей деятельность высшего судебного

органа белой государственности в Сибири (номинально - в пределах всей белой России), являлись правила «Учреждения Правительствующего Сената» (Т. 1. Ч. 2 Свода Законов Российской империи, изд. 1917 г.) и Судебные уставы императора Александра II (Т. XV. Ч. I Свода Законов, изд. 1914 г.).

Председательствование во временных присутствиях департаментов, а также во Временном особом присутствии возлагалось на старейшего сенатора. Подготовка дел к слушанию во Временном особом присутствии, как и исполнение делопроизводства, было возложено на канцелярию Временного присутствия Гражданского кассационного департамента Сената. Кассационные жалобы и протесты на окончательные приговоры окружных судов в качестве мировых съездов в округах Омской и Иркутской судебных палат также приносились Правительствующему сенату с соблюдением ст. 177 «Устава уголовного судопроизводства» и ст. 189-190 «Устава гражданского

судопроизводства»20.

Временное присутствие Правительствующего сената как высшая судебная и административная инстанция действовало по учреждению Правительствующего сената и было организовано в соответствии с этим учреждением. Однако оно действовало со следующими изменениями.

1. Общая компетенция Сената оставалась прежней, но Временное присутствие работало на основании правил, установленных для отделений Сената.

2. В составе Временного присутствия Сената создавались соединённые присутствия, а для дел по отчуждению недвижимого имущества - временное особое присутствие.

3. Дела, отнесённые действовавшим законодательством к ведению второго, третьего и четвёртого департаментов Сената, передавались в ведение присутствия первого департамента.

4. Увеличивалось число сенаторов, установленных штатами Российского Правительствующего сената: I департамента - на 7; Уголовного кассационного и Гражданского кассационного - на 6 по каждому соответственно21.

Существенным нововведением было то, что просьбы об отмене окончательных решений, кассационные жалобы и протесты на окончательные приговоры окружных судов в качестве мировых съездов в округах Омской и Иркутской судебных палат теперь должны были приноситься Правительствующему сенату. Кроме того, должности обер-прокуроров не были установлены, и их обязанности должны были исполнять в каждом временном присутствии один из товарищей обер-прокурора, штат которых был существенно увеличен или особо установленное лицо. Значительно увеличены были и штаты канцелярии Сената.

Согласно штатному расписанию, утверждённому правительством, в Сенат должно было быть набрано 53 человека. Однако в силу географической отдалённости Сибири от Европейской России и наличия Восточного фронта удалось привлечь к работе лишь местные юридические кадры22. Как отмечает С. П. Звягин, по меньшей мере 13 сенаторов из 18 имели высшее юридическое образование. Не имели прямого отношения к судебной системе трое сенаторов. Большинство же являлись практикующими юристами - председателями и членами судебных палат и окружных судов. Три сенатора имели ученое звание профессора права. Сенаторами состояли председатель и член Российского правительства. Двое сенаторов избирались членами Государственной думы, двое - членами Государственного совета. Что касается партийной принадлежности, то по два сенатора представляли «Партию народной свободы» и «Союз 17-го октября», а один ранее являлся социал-революционером, областником. Но только один сенатор имел опыт службы во Всероссийском правительствующем сенате (Новиков Вячеслав Николаевич в 1917 году был назначен

товарищем обер-прокурора гражданского департамента). На наш взгляд, следует согласиться с оценкой С. П. Звягина, который считал, что «состав Сената не отличался высоким профессиональным уровнем, который бы соответствовал такому органу»23.

Торжественное открытие Временного присутствия Правительствующего сената состоялось 29 января 1919 г. На нём присутствовал Верховный правитель

24

России адмирал А. В. Колчак . Он, равно как и члены Совета министров, принес перед Правительствующим сенатом присягу в служении государству и закону25.

Примером «регионального» сената стал Донской сенат, учреждённый Большим войсковым кругом Всевеликого войска Донского 20 сентября 1918 г. Но подготовка этого закона и меры к привлечению авторитетного будущего личного состава Сената, как пишет М. П. Чубинский, начались гораздо раньше. Прототипом Донского сената стала Новочеркасская судебная палата, которая 2 июля 1918 г. получила надзорные права Сената.26 Являясь определенным шагом на пути становления казачьей государственности, принятое решение, по мнению Ю. Д. Гражданова, стало результатом борьбы идеалов сторонников либерально-демократической модели развития Всевеликого войска Донского со сторонниками личной диктатуры донского атамана (в данном случае генерал-майора П. Н. Краснова)27. Первые, настаивая на формуле «к прошлому возврата нет», отстаивали определение Дона как

«самостоятельного государства, основанного на началах народовластия» и

28

законодательного признания принципа разделения властей .

Летом 1918 года Донское правительство приступило к разработке проекта положения о Донском сенате. В его основу было положено учреждение Правительствующего сената (изд. 1917 г.) и учтён опыт Украины при создании Державного сената. Из начинаний, проведенных в жизнь Временным правительством, учреждение Донского сената взяло идею о том, что Высшему дисциплинарному присутствию Сената подлежат все дела о сенаторах. Но, как и у Правительствующего сената образца 1917 г., так и у Донского сената в 1918 г. эта идея практически не была реализована. Из закона о Державном сенате на Украине была взята идея о единстве кассационной инстанции для дел как гражданских, так и военных. На основании правил, принятых Большим войсковым кругом одновременно с утверждением Донского сената «военно-судные дела Всевеликого войска Донского, в порядке кассационного рассмотрения, подлежат ведению Уголовного кассационного

29

департамента» .

Донской сенат был призван осуществлять надзор за деятельностью судебных и исполнительных властей, а также являлся хранителем законов, обнародование которых для всеобщего сведения производилось в установленном им порядке. Равным образом Донскому сенату принадлежало заведование судебной частью в качестве верховного кассационного суда. Сенаторы назначались Донским атаманом на альтернативной основе из числа лиц гражданских или военных, имеющих высшее образование, по преимуществу казаков, по представлению общего присутствия департаментов Сената. Удаление от должности и лишение звания сенатора могло быть только по приговору уголовного суда или по состоянию здоровья решением Донского атамана.

Донской сенат состоял из 4-х департаментов: I, II и двух кассационных (по уголовным и гражданским делам). По сравнению с дореволюционным Сенатом и Сенатом образца 1917 года в Донском сенате отсутствовал судебный департамент. К предметам ведомства I департамента относилось: обнародование законов и приказов Донского атамана; опубликование наказов высших войсковых установлений, уставов, правил, инструкций, постановлений и распоряжений управляющих отделами и совета управляющих; рассмотрение дел о выборах на должности в высшие войсковые установления; решения по делам о принудительном отчуждении имущества и др.

II департамент рассматривал жалобы по крестьянским делам и прочие дела, относящиеся к законодательству о сельском состоянии и др.

Главный нормативный документ - «Учреждения Донского сената Всевеликого войска Донского» - предусматривал объединённые собрания департаментов в тех случаях, когда какой-либо департамент признает необходимым вынести вопрос на рассмотрение при участии другого департамента или по представлению управляющих отделами (управлениями) донского и деникинского правительств.

Число сенаторов в каждом департаменте определялось соответствующими штатами. На общем собрании каждый департамент избирал на трёхлетний срок своего председателя, который утверждался Донским атаманом. Все департаменты находились под руководством управляющего отделом юстиции и включали в свой состав обер-прокурора, его заместителя и сенаторов. Кроме того, в Донском сенате состояли обер-секретари, их помощники и другие чины канцелярии. Порядок во время заседаний Донского сената обеспечивали приставы.

Личный состав Сената образовался из восьми сенаторов Правительствующего сената государства Российского, персонально приглашённых Атаманом войска Донского. Пополнение Сената проходило на основе следующей процедуры: путём выборов сенаторами по одному кандидату на каждую должность и утверждения этих кандидатур Атаманом войска Донского. Члены Донского (впоследствии -Правительствующего) сената имели большой служебный опыт работы, занимая высшие судебные и административные посты в Российской империи и при Временном

30

правительстве .

Обер-прокурором в Донской сенат был назначен хорошо известный на Дону старый судебный деятель И. И. Поповский. Но далеко не все вновь назначенные сенаторы смогли приступить к исполнению своих обязанностей. Назначенный обер-прокурором II департамента Болдырев, бывший старший председатель Киевской судебной палаты, получивший широкую известность за участие в процессе по делу Бейлиса, заболел тифом и умер. Та же участь постигла и Я. М. Затворницкого. Он принял предложение занять пост обер-прокурора Гражданского кассационного департамента, но скоропостижно умер в Екатеринодаре, так и не успев выехать в Новочеркасск.

М. П. Чубинский полагал, что оптимальным было размещение Сената в крупном городе, который бы являлся центром большого судебного округа и благодаря наличию в нём судебной палаты, адвокатуры мог иметь массу дел, разрешаемых Сенатом, по существу, окончательно. Кроме того, желательно, чтобы это был университетский город, «ибо сенаторская работа во многих своих частях является работой научного характера, требующей наличности таких источников, которые трудно и даже невозможно получить вне университета и его библиотеки».31

В общественных кругах, близких к командованию Добровольческой армии, идея Сената как высшего судебно-административного учреждения воспринималась в широком смысле, то есть компетенцию Сената предполагалось распространить на все освобождаемые от большевиков территории. В практической плоскости этот вопрос был поставлен на повестку дня начальником Управления юстиции Особого совещания при Главнокомандующем Вооруженными силами на Юге России В. Н. Челищевым уже в феврале 1919 г. Именно тогда в местных газетах появилась информация о разработке в недрах Особого совещания проекта открытия Сената для всего Юга России: по одной версии - в Крыму, по другой - в Ростове. По этому поводу в письме министра юстиции крымского правительства В. Д. Набокова М. П. Чубинскому от 22 февраля 1919 г. говорилось: «Продвижение Добровольческой армии в Крым отсрочено на

неопределённое и, во всяком случае, продолжительное время. Если эти предположения

осуществились бы, то вероятно южно-русский Сенат будет образован по представлению Особого совещания при Добровольческой Армии, причем у меня нет никаких данных к тому, что этот Сенат, если он будет создан, окажется в Крыму, а не в Ростове, Новочеркасске, Одессе или в каком-нибудь другом месте»32.

Для усиления общественного интереса к этой проблеме М. П. Чубинский опубликовал в «Одесском листке» - известной и популярной газете на Юге России -статью, в которой указывал, что целый ряд судебных дел оставался незавершенным из-за отсутствия кассационной инстанции, а вопросы высшего управления не получают единообразного и компетентного разъяснения по причине отсутствия высшего административного суда: «Если мы вспомним, что по своим задачам и по своему характеру Сенат должен играть роль объединителя судебной и административной практики, в которой неизбежно иначе появится пестрота, если мы прибавим, что важная и сложная задача толкования законов требует высокого авторитета и единения лучших юридических сил, то мы, конечно, должны будем высказаться за единство, а не за раздробление. Препятствием не может служить и то, что пред нами теперь отдельные образования в лице Крыма, Кубани, Войска Донского и т.д. Эти образования не враждебные друг другу, а имеющие между собой связь, которая может лишь расти и укрепляться по мере того, как растёт и будет расти идея возрождения России»33.

Отношения между генералом Деникиным и казачьими областями, а точнее -правительствами Дона и Кубани, были очень сложными, а порой и вовсе натянутыми. Особенно это касалось отношений с Кубанью. Указанное противоречие нашло своё отражение и по вопросу о воссоздании Правительствующего сената, компетенция которого распространялось бы на всю территорию освобождённого от большевиков Юга России.

Кубанская рада, в частности, признала вопрос о едином Сенате «неспешным». По этому поводу М. П. Чубинский в статье, посвященной предстоящему открытию Сената, опубликованной в кубанской кадетской газете «Свободная речь», писал: «Если бы к соглашению примкнула и Кубань, мы имели бы пред собой непрерывную и компактную территорию с Сенатом, как символом известного единения и солидарности»34.

В докладе члена Кубанского краевого правительства по делам юстиции Намитокова на заседании Чрезвычайной рады Кубанского края созыва 28-го октября

1918 г. прозвучало: «Построение судебных мест и дело отправления ими своих функций было бы невозможным без наличия высших инстанций, каковыми являются судебные палаты и Сенат. Сенат был упразднён большевиками, судебная палата Новочеркасская находится в пределах края, признавшего свою политическую обособленность. Естественно, перед нами и встал вопрос, как быть с этими инстанциями. Нужно Вам сказать, что обслуживание Кубанского Края судебной палатой Новочеркасской по существу явилось бы далеко не соответствующим интересам населения Края. Северный Кавказ и, в частности, Кубань, Черноморская и Ставропольская губернии, должны были иметь, казалось, свою судебную палату. И вот теперь, когда Кубанский Край находится в положении обособленной величины, когда Дон имеет своё специальное законодательство, когда Кубань имеет свою особую политическую ориентацию, невольно возникает вопрос о создании у себя здесь судебной палаты, причем палата эта будет иметь все данные к дальнейшему существованию. Если кассационный суд должен быть временным, то нет никаких причин, чтобы наша палата была в будущем упразднена. И в этом смысле ведомством был составлен проект и внесён на рассмотрение Правительству.

Что же касается кассационного органа, долженствующего заменить упразднённый Сенат, то тут дело обстоит сложнее. Каждая губерния бывшего

Государства Российского и каждая политическая величина в настоящее время не может позволить себе роскошь иметь свой Сенат. С другой стороны, совершенно бесспорно, что нужно создать такой суррогат, который бы мог выполнять те сложные многообъемлющие функции, которые раньше нёс Сенат. Вопрос этот мог быть разрешен таким образом: или несколько соседних областей образуют общую инстанцию - Сенат, или каждая область, каждый край создаёт у себя высший кассационный суд. Правительством этот вопрос был рассмотрен, но, по-видимому, окончательное решение по этому вопросу трудно сделать. Во всяком случае, имеется готовый проект, и, если это будет признано необходимым, готовый проект высшего кассационного суда будет использован»35.

Судебно-юридическая комиссия, хотя и была образована Законодательной радой Кубанского края, как писали газеты, «в спешном порядке», но приступила к рассмотрению положения о Правительствующем сенате и Екатеринодарской судебной палате лишь через три месяца36. Споры и дискуссии по этому вопросу не прекращались, работы затянулись, а судебные дела требовали решения высшей инстанции. Однако идти на компромисс с соседями, прежде всего с командованием Вооруженными силами на Юге России, «самостийная» Кубань не желала. Выход был найден в неожиданной форме, о которой сообщили газеты: «ПРИЗНАНИЕ СЕНАТА. 9 августа 1919 года общее собрание Екатеринодарского окружного суда, заслушав полученный Указ Российского Правительствующего Сената о восстановлении им своих действий, постановило принять указ к исполнению, признав, таким образом, свою подчинённость высшему органу русской судебной власти. Таким образом, в области юстиции рухнула перегородка, отделявшая кубанскую юстицию от общерусской»37.

Совершенно иначе складывались отношения с Доном. В середине января

1919 г. Управляющий отделом юстиции донского правительства выехал в Екатеринодар для совещания с тем же отделом Особого совещания для окончательного

38

соглашения по вопросу о едином Сенате . В начале апреля 1919 г. удалось достичь соглашения по этому вопросу, а 25 апреля подписать соответствующий документ. В его основу был положен принцип единого Сената. Юридической базой стало положение «Учреждения Сената Российского». Поэтому Сенат сохранял не только название «Правительствующего», но и неурезанный круг полномочий и соответствующую компетенцию. Однако условия Гражданской войны не могли не наложить отпечаток на соглашение Дона и военного командования белых. По сути, Сенат открывался по соглашению двух равноправных в государственно-правовом смысле властей, каждая из которых, идя на компромисс, стремилась особо подчеркнуть свою некоторую самостоятельность. Эта особенность отразилась на организации Правительствующего сената.

25 апреля 1919 года Главнокомандующий Вооруженными силами Юга России генерал-лейтенант А. И. Деникин и временно исполняющий делами Донского атамана генерал-лейтенант Попов подписали соглашение о восстановлении деятельности Правительствующего сената. По его условиям Донской сенат, именуемый в дальнейшем как Правительствующий, распространял свою компетенцию на все местности, находящиеся под управлением командования Вооруженных сил Юга России. Местом пребывания Правительствующего сената оставался Новочеркасск. Избрание на должность сенаторов, а также другие назначения утверждались совместно Главнокомандующим Вооруженными силами Юга России и Донским атаманом. В отдельном пункте отмечалось, что к данному соглашению могут присоединиться местные правительства, образовавшиеся в пределах России и стремящиеся к созданию единого государства39.

Местом пребывания Правительствующего сената был назначен г. Новочеркасск. Сенат мог быть затем перемещен и в иное место освобожденной территории России, но лишь в том случае, если на это последует согласие Атамана Всевеликого войска Донского и Главнокомандующего Вооруженными силами Юга России. В первоначальный состав сенаторов, кроме восьми сенаторов, уже приглашенных в Донской сенат, должны были войти ещё четыре сенатора по избранию самого Сената. В этом же порядке (выбора) должно было происходить дальнейшие увеличение состава Сената по мере расширения его деятельности, но утверждение избранных, а равно и дальнейшее расширение Сената зависало от соглашения Атамана и Главнокомандующего. То же соглашение должно было иметь место при назначении чинов обер-прокуратуры, а чины обер-секретариата должны были назначаться по соглашению управляющих отделами (управлениями) юстиции.

Затем (так как по существующему положению о Сенате генерал-прокурором его является министр юстиции) у возобновленного Сената оказалось два генерал-прокурора в лице обоих управляющих отделами юстиции (на Дону и при Главнокомандующем). Подчиненная генерал-прокурору обер-прокуратура получила, таким образом, двух равноправных и независимых друг от друга высших начальников. Как мы уже указывали выше, для Войска Донского Сенат явился высшей кассационной инстанцией по военно-судным делам. В отношении же территорий, подчиненных белогвардейскому командованию, Сенат этих прав не получил: армия сохранила для судебных дел свою особую высшую инстанцию.

При назначении сенаторов возникали определённые проблемы, связанные как с личными качествами претендентов, так и их политическим или «национальным» прошлым. 30 (17) марта сенатор Н. А. Чебышев сообщил М. П. Чубинскому: «В Донской сенат все кандидаты (сенаторы) уже намечены. При избрании приходилось считаться с многообразными условиями Круга, который, между прочим, отрицательно относится к служившим на Украине». Между тем, сам М. П. Чубинский считал, что абсолютно никакой украинофобии ни в донских казачьих кругах, ни у Донского правительства не было. По его мнению, «украинофобия в действительности свила прочное гнездо вовсе не у донцов, а в крайних правых кругах, близких к ставке Главнокомандующего и Особому совещанию». Но тем, кто имел за своими плечами только службу на Украине, было сравнительно легко: «Особую злобу и ненависть указанные круги питали к тем, кто перед этим занимал более или менее видное место при Временном Правительстве. Правда, генерал Деникин не всегда поддавался внушениям такого рода<...> Но кое-кому из этих лиц позже все же пришлось под влиянием травли и разных интриг уйти, кое-кто укрепил свое положение, примкнув к

сс >> сс >> 40

правому лагерю и открыв гонение на левых и самостийников ...» .

Торжественное открытие Правительствующего сената состоялось в полдень

14 мая 1919 г. в здании судебных установлений в Новочеркасске в присутствии сенаторов, обер-прокуроров, атамана Всевеликого войска Донского генерал-лейтенанта А. П. Богаевского, представителя Деникина генерал-лейтенанта Е. Ф. Эльснера и других почетных гостей. После всех поздравлений и заключительного приветствия председательствовавшего сенатора Ф. И. Кочеткова торжественное собрание было закрыто и состоялось первое распорядительное заседание, выработавшее текст нижеследующего указа: «Неразрывно связанному с государственным бытием России Правительствующему Сенату надлежало возобновить свою деятельность при восстановлении государственных начал, которые и воссоздаются в настоящее время Добровольческой Армией и Всевеликим Войском Донским, приявшим на себя вместе со всеми верными сынами отечества великий подвиг возрождения Единой России и установления в ней общегосударственной власти и правового порядка»41.

С самого начала своей деятельности Правительстующий сенат столкнулся с рядом технических и кадровых проблем. В начале осени сенатор Кочетков скончался. На его место был избран и утвержден сенатором Гражданского кассационного департамента сенатор А. И. Морозов, а председательство на Общих собраниях и в Соединенном присутствии перешло к старейшему сенатору Н. А. Чебышеву. Сенатская работа требовала наличия хорошей библиотеки, без которой трудно было, а иногда и почти невозможно разрешить порой важные и сложные вопросы кассационной и высшей административной практики. Нужны были опытные служащие для канцелярии Сената. Нужна была определённые условия и обстановка (соответствующее помещение, мебель, канцелярские материалы и проч.).

Вопросы организации работы сенаторов решались, но не так быстро и не в таком объёме, как этого хотелось. Сенат был расположен в значительной части помещений нового в Новочеркасске здания судебных установлений. Некоторые работники Сената, не нашедшие в городе помещений для жилья, поселилась в том же здании, в том числе и в служебных кабинетах. В этом же здании открылась и столовая для чинов судебного ведомства, которой пользовались чины Сената. Местное судебное ведомство поделилось с Сенатом частью необходимой для кабинетов и канцелярией мебелью, а кое-что было приобретено на отпущенный Донским правительством небольшой кредит.

Гораздо сложнее дело обстояло с библиотекой, содержащей в своих фондах юридическую литературу, законодательный материал и справочные издания. Своей собственной Сенат, естественно, не обладал, а прибегнуть к услугам университетской не мог по причине отсутствия таковой. Департаменты Сената комплектовали свои библиотеки самостоятельно, используя как частные собрания, так и библиотеки Ростовского совета присяжных поверенных и Ростовского университета, где преподавали отдельные сенаторы. Канцелярии были составлены (кроме машинисток) из молодежи с университетским образованием, уже служивших техническими работниками судов или судебных палат.

По соглашению Атамана с Главнокомандующим расходы по Сенату обе стороны должны были нести совместно. Конечно, такой порядок мог вызывать задержки ассигнований, но Донское правительство решило, что соответствующее расчеты оно произведет с Главнокомандующим позже, а поэтому до самой эвакуации несло все расходы по Сенату самостоятельно, что значительно облегчало положение последнего.

М. П. Чубинский называет ещё один, весьма деликатный вопрос об «одеяниях» для сенаторов: «Конечно, не шитые золотом прежние сенаторские мундиры имелись тут в виду. В трудных условиях момента, при массе средств, которых требовала непрерывная и тяжелая вооруженная борьба с большевиками, самая мысль о таком параде показалась бы смешной. Но высокий авторитет Сената и достоинство вершимого им правосудия требовали хотя бы минимально приличного и однообразного одеяния для заседаний, и этого одеяния у многих не было. Понемногу все наладилось, конечно, в формах, доступных по условиям момента, и притом, главным образом, при содействии Донских властей. <.. .> Что же касается одеяния, то до наступления холодов все участники заседания, с сенаторами включительно, сидели в костюмах полувоенного образца (с узкими погонами) из парусины мешочного типа. Было «единообразно», но по цвету и сорту материала издали походило, к сожалению, на арестантскую летнюю одежду. Позже стали уже сидеть, по возможности, в темных костюмах (сюртуках, пиджаках и т. д.), или (после выдачи всем служащим на льготных условиях английского солдатского сукна) в форменных кителях и френчах»42.

Воссоздание Правительствующего сената на Юге России расценивалось юристами, военными и политиками как громадный шаг вперед к сближению и единению территорий, подконтрольных антибольшевистским правительствам. Но все же реализованный проект, по их мнению, имел ряд недостатков: во-первых,

единообразной конструкции Сената не получилось, а его состав и его дальнейшее развитие оказалось в полной зависимости от характера отношений между Главнокомандующим и Атаманом и их правительствами; во-вторых, каждая сторона, обладая правом уйо могла остановить и пополнение Сената, и расширение его территориальной компетенции, если бы произошел конфликт, между начальниками отделов юстиции, так как оба они по закону являлись генерал-прокурорами Сената. Но самой большой потенциальной опасностью являлось отсутствие соответствующего регламента преодоления возможной конфликтной ситуации между двумя сторонами -учредителями Сената. А это могло привести к параличу в работе Сената, который и так в целом ряде случаев «не имел возможности сказать свое веское слово, оставался

43

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

только зрителем» .

После эвакуации в Крым зимой-весной 1920 г. военных и гражданских учреждений, унаследованных от прежней власти, начался процесс их ликвидации и переформирования. Генерал П. Н. Врангель всячески стремился к максимальному сокращению и упрощению государственной администрации. 8 апреля в 1920 г. в приказе Главнокомандующего критиковались формалистика, «межведомственные трения». Для усовершенствования работы аппарата управления был издан специальный приказ от 13 мая в 1920 г. № 3129, в котором отмечалось: «Высшим начальникам гражданских учреждений беспощадно удалять лиц, которые не могут возвыситься над простым пониманием старых бюрократических приемов и перейти к живой работе»44.

Правительствующий сенат работал в Крыму с меньшей интенсивностью. Начался процесс сокращения как сенаторов, так и служащих этого учреждения. 11 мая 1920 г. генерал Врангель издал приказ № 20, который гласил: «Освобождается сенатор М. П. Чубинский от исполнения обязанностей обер-прокурора уголовного кассационного департамента Правительствующего Сената с 29 января сего года»45. О персональном составе Сената врангелевского периода свидетельствует следующая информация: «В Общем собрании департаментов Правительствующего Сената 8 июня 1920 г. присутствовали: первоприсутствующий Н. А. Чебышев, сенаторы

А. А. Чебышев, Н. И. Ненарокомов, А. И. Морозов, К. П. Краснянский, С. Н. Трегубов, Г. В. Глинка, и. о. обер-прокурора О. О. Самохецкий и и. о. помощника обер-секретаря А. А. Буряченко»46. «Приказом Врангеля по гражданскому управлению № 71 от 24 июня 1920 г. сенатор Б. Е. Иваницкий был назначен к присутствию в I департамент

47

Правительствующего Сената» .

Вместе с тем различного рода должностные приобрели в Крыму огромные размеры. 30 сентября в 1920 г. был объявлен приказ, который определял меру наказания взяточникам в виде каторжных работ на срок до десяти лет, потому что «взяточничество и вымогательство продолжают процветать подтачивая, с такими трудом налаживаемые, устои разрушенной Русской государственности»48.

Для борьбы с преступлениями такого рода более широкую практику получили специальные сенаторские комиссии49. В конце июня 1920 г. на сенаторов А. Н. Неверова и А. Юршевского Правитель Юга России возложил производство расследования деятельности учреждений военно-санитарного ведомства и управления путей сообщения и железных дорог соответственно50. Приказом № 3626 от 12 сентября 1920 г. была созданная комиссия по ревизующим сенаторам, председателю и постоянному члену комиссии. Председатель и постоянный член комиссии назначались Правителем генералом П. Н. Врангелем. Комиссия рассматривала дела об особенно

важных преступлениях на государственной службе. Однако эти мероприятие не дало желаемого эффективного результата. В Крыму уже действовала широко разветвленная система взяточничества и казнокрадства, которая охватывала также высшие эшелоны военной и гражданской власти.

Отдельно следует отметить, что сенатские учреждения становились и одним из обязательных атрибутов государственности в тех частях бывшей Российской империи, где временно или долгосрочно была провозглашена независимость (Польша, Финляндия, Латвия, Грузия и др.). Мы кратко остановимся на последнем примере, так как независимая Грузия просуществовала недолго и ей была уготована та же судьба, что и небольшевистским правительствам собственно России.

26 мая 1918 г. Национальный совет восстановил государственную независимостьГрузии. В начале 1919 г. на основе демократического избирательного закона состоялись выборы нового высшего законодательного органа страны -Учредительного собрания. Важнейшим мероприятием Учредительного собрания была реформа судебной системы. Она предусматривала образование Сената в составе

15 сенаторов. Созданная Учредительным собранием рекомендационная комиссия остановилась на следующих кандидатурах в сенаторы: Д. В. Хелтундишвили

(кутаисский присяжный поверенный), Д. В. Квирквелия (юрисконсульт министерства юстиции и финансов), В. А. Демидов (старший юрисконсульт министерства юстиции), К. И. Джепаридзе (управляющий делами правительства), М. М. Мгдвлиева (старший председатель судебной палаты), Г. Геловани (член той же палаты), П. В. Кизирия (председатель Тифлисского окружного суда) и А. Сакварелидзе (присяжный поверенный)51. Рекомендационная комиссия Учредительного собрания приступила к рассмотрению списка кандидатов в сенаторы, дополнив его кандидатурами присяжного поверенного И. И. Зурабишвили и директора департамента юстиции Н. М. Кикодзе52.

Учредительное собрание избрало состав высшего судебного органа Демократической Республики Грузия - Сената. Грузинский Сенат по структуре и своим функциям в целом напоминал российский Правительствующий сенат дооктябрьского периода. Одним из видов его деятельности стало создание специальных комиссий. Так, на заседании правительства Грузии 24 января 1920 года было одобрено предложение военного министра о назначении сенаторской ревизии для выяснения «проведено ли в исполнение государственными, общественными и частными учреждениями постановление правительства о пополнении вооружённых сил республики, а равно о дезертирстве»53. Положение о Сенате как Верховном суде Республики было закреплено в Конституции Грузии 1921 г. В ней отмечается, что «суд независим и подчиняется только закону»54. После советизации Грузии Сенат был упразднён.

Таким образом, в государственных новообразованиях в период 1918-1921 гг. имели место попытки создания учреждений, которые по своим функциям были близки «старому» дореволюционному Сенату. Их деятельность уже тогда вызывала ряд критических замечаний. О некоторых из них, в частности принадлежавших сенатору М. П. Чубинскому, было сказано выше. Профессор-юрист Г. К. Гинс, занимавший высокие должности в администрации Колчака, например, полагал, что «душой» Сената должен стать I департамент: «В нём сосредотачивались все дела по нарушению законности органами управления и наблюдения за правомерностью указов Верховного Правителя»55. Однако так на практике не было. Причину подобного Г. К. Гинс видел в острой нехватке квалифицированных юридических и государственных кадров.

Отдельные современные исследователи обращают внимание на то обстоятельство, что не была восстановлена в полном объёме деятельность II (по крестьянским делам) департамента56. Но объективно этому есть простое объяснение: отсутствие радикальных аграрных преобразований, исключая земельную реформу

1920 г. в Крыму и Северной Таврии. Земельный вопрос с точки зрения права был по-существу «заморожен», а бесправные действия осуществлялись силой оружия. Отмечая низкую эффективность деятельности Правительственного сената в Сибири, объясняя её не только недостаточно высокой квалификацией сенаторов, так и условиями войны и военной диктатуры, историк права С. П. Звягин всё же считает идею воссоздания Правительствующего сената вполне соответствующей нормам европейского

57

государственного строительства . В. Ж. Цветков видит в попытках «восстановления» структур российского Сената проявление очевидного стремления «к восстановлению государственного единства и в отношении формального подобия в структуре управления», и «в отношении образования единого "правового пространства"»58.

Говоря о малой эффективности сенатских ревизий, А. И. Деникин с горечью замечал: «Ревизия добросовестно искала, привлекала к ответственности крупных и мелких нарушителей закона, но не умела найти грехи системы, не умела и не могла изменить общих условий, питавших преступность»59. Трудно не согласиться с Главнокомандующим Вооружёнными силами Юга России, но нельзя и не возразить ему: грехи системы порождала прежде всего сама система, общая военная и социальноэкономическая ситуация в белом тылу, которые почти всегда предопределяли выбор между практической необходимостью военных и формальной законностью юристов в пользу первых. !

1 Декреты Советской власти. Т. 1. М., 1957. С. 124

2 Русские ведомости: Ежедн. газ. Москва, 1917. № 268.

3Тимощук О. В. ОхороннийапаратУкраїнськоїдержави (квітень-грудень 1918 р.). Харків, 2000. С. 339 4 См.: Чубинский М. П. «На Дону»: (Из воспоминаний обер-прокурора) // Донская летопись: сб. материалов по новейшей истории Донского казачества со времени русской революции 1917 года. Б.м., 1923. № 1. С. 137

5Редькіна О. М. Кримськийкрайовий уряд генерал-лейтенанта С. Сулькевича (червень-листопад 1918 р.): історико-правоведослідження: дисс. канд. юрид. наук: 12.00.01 / Національнаакадеміявнутрішніх справ України. К., 2003. С. 128

6 Собрание узаконений и распоряжений Крымского краевого правительства. № 1. Отд. 1. С. 9

7 Собрание узаконений и распоряжений Крымского краевого правительства. № 7. Отд. 1. С. 152, 158-163 8Історіядержави і права України / під ред. А. Н. Рогожина. Харків, 1993. Т. 1. С. 368

9Чубинский М. П. Указ.соч. С. 138

10Велігодський Д. В. Державніутворення в Кримунаприкінці 1918 - в 1920 рр.: історико-

правоведослідження: дис. ... канд. юридич. наук: 12.00.01 / Інститут держави і права ім.

В. М. Корецького Національної академії наук України. Київ, 2005. С. 52-56

11 См. историографические разделы монографий: Звягин С. П. Правоохранительная политика А. В. Колчака. Кемерово, 2001. С. 3-22; Никитин А. Н. Государственность «белой» России: становление, эволюция, крушение. М., 2004. С. 5-15; Цветков В. Ж. Белое движение в России. 1917-1918: (формирование и эволюция политических структур Белого движения в России). М., 2008. С. 36-57 и др.

12 Постановление Совета министров «О восстановлении судебных учреждений в Сибири» // СУР ВСП. Омск, 18 июля 1918. № 2. Ст. 15. С. 8-9

13 Сибирский вестник: Орган Врем.сибир. правительства. Омск, 1918. 14 сентября

14 Докладная записка о состоянии дел Сибирских судебных учреждений, принятых мерах к правильной деятельности судебного аппарата и о программе предстоящей деятельности министерства юстиции // Белая армия. Белое дело: исторический научно-популярный альманах. Екатеринбург, 2001. № 9. С. 35-36 15Временное Сибирское правительство (26 мая - 3 ноября 1918 г.): сб. док. и материалов / сост. и науч. ред. В. И. Шишкин. Новосибирск, 2007. С. 294

16Выявление и изучение новых источников по общественной жизни Сибири (конец XIX в. - 1920 г.): Законодательная деятельность белых правительств Сибири (июнь - ноябрь 1918): в 3 вып. Вып. 1. Томск, 1998. С. 36

17 Там же. С. 182-183

18 Временное Сибирское правительство (26 мая - 3 ноября 1918 г.): сб. док. и материалов / сост. и науч. ред. В. И. Шишкин. Новосибирск, 2007. С. 801

19 Некоторая часть членов Высшего сибирского суда будет включена в состав Временного присутствия Правительствующего сената (В. П. Каминский, С. П. Мокринский, В. Н. Новиков, А. А. Симолин, М. С. Стравинский, Н. А. Тимофеев). С. П. Звягин склонен видеть в этом свидетельство «об узкой базе отбора кандидатов». См.: Звягин С. П. Правоохранительная политика А.В. Колчака. Кемерово, 2001.

С. 161.

20 Правительственный вестник. Омск, 1919. 3 января

21 Правительственный вестник. Омск, 1919. 17 января

22 Звягин С.П. Правоохранительная политика А. В. Колчака. С. 330-331

23 Там же. С. 160-161

24 Отечественные ведомости: Орган нац. и гос. мысли. Екатеринбург, 1919. 2 февраля

25 Правительственный вестник. Омск, 1919. 30 января

26 ГАРФ. Ф. Р - 103. Оп. 1. Д. 2. Л. 1

21Гражданов Ю. Д. Всевеликое войско Донское в 1918 году. Волгоград, 1977 . С. 125

28 Сборник законов, принятых Большим войсковым Кругом Всевеликого войска Донского 4-го созыва в

1-ю сессию 15 августа - 20 сентября 1918 г. Новочеркасск, 1918 . С. 93-107

29Чубинский М.П. Указ.соч. С. 140

30Там же. С. 141

31Там же. С. 142

32Там же.

33 Одесский листок / Основ. В. А. Навроцкий. Одесса, 1919. 6 марта.

34Чубинский М. П. Указ.соч. С. 143

35 Чрезвычайная рада Кубанского края созыва 28-го октября 1918 г.: стенографический отчет пленарных заседаний. Ч. II. Екатеринодар, 1918. С. 221-222

36 Свободная речь. Екатеринодар, 1919. 24 января (6 февраля)

37 Таврический голос: ежедн. беспарт., прогрессив. газ. Симферополь, 1919. 15 (28) августа

38 Свободная речь. Екатеринодар, 1919. 16 (29) января

39Собрание узаконений и распоряжений правительства, издаваемое Особым Совещанием при

Главнокомандующем Вооруженными силами на Юге России. Отдел первый. №6. 4 июня 1919 г. Ст. 24

40Чубинский М.П. Указ.соч. С. 147-148

41 Там же. С. 155

42Там же. С. 156-157

43Там же. С. 145

44 Росс Николай. Врангель в Крыму. Ггапк1ш1/Мат, 1982. С. 124-125

45 Военный голос: Газета военно-общественная. Севастополь, 1920. 15 мая

46 Военный голос. Севастополь, 1920. 13 июня

47 Военный голос. Севастополь, 1920. 27 июня

48 Росс Николай. Врангель в Крыму. С. 126

49 Врангель П. Н. Записки. Ч. II. М., 1995 С. 253

50 Военный голос. Севастополь, 1920. 30 июня

51 Слово: ежедн. газ. Тифлис, 1919. 23 сентября

52 Слово. Тифлис, 1919. 25 сентября

53 Слово. Тифлис, 1920. 4 февраля

54 Грузинская Демократическая Республика (1918-1921 гг.). Национально-государственное

строительство. иКЬ: Ьйр:/^’^^Пует1ете1:.ш^Ьо’^оита1.рЬр?1оитаМ=872193&1аиё=3974 (дата

обращения: 15.05.2011)

55 Гинс Г. К. Сибирь, союзники и Колчак: в 2 т. Т. 2. Пекин-Харбин, 1921. С. 113-114

56 Некрасова Л. В. Органы власти восточной контрреволюции в период колчаковщины // Власть и общество в Сибири в начале ХХ века. Вып. 1. Сибирская контрреволюция в годы Гражданской войны. Новосибирск, 1997. С. 102

57 См. Звягин С. П. Указ.соч. С. 165

58 Цветков В. Ж. Белое дело в России. 1919 (формирование и эволюция политических структур Белого движения в России). М., 2009. С. 94

59 Деникин А. И. Очерки русской смуты. Кн. 3. Т. 4. Т. 5. Вооруженные силы Юга России. М., 2006. С. 124

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.