Научная статья на тему 'Участие женщин Приднестровья в «Предвоенной» стадии молдово-приднестровского конфликта (1989-1991 гг. )'

Участие женщин Приднестровья в «Предвоенной» стадии молдово-приднестровского конфликта (1989-1991 гг. ) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY-NC-ND
204
17
Поделиться
Ключевые слова
МОЛДОВО-ПРИДНЕСТРОВСКИЙ КОНФЛИКТ / TRANS-MOLDAVIAN CONFLICT / ПРИДНЕСТРОВЬЕ / TRANSNISTRIA / ЖЕНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ / WOMEN MOVEMENT / ЗАБАСТОВКА / STRIKE / НАЦИОНАЛИЗМ / NATIONALISM / ПРАВА ЧЕЛОВЕКА / HUMAN RIGHTS

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Мясникова Наталия Владимировна

Статья посвящена деятельности женских организаций в Приднестровье в период молдово-приднестровского конфликта 1989-1991 гг. Женские организации встали на путь правозащитной борьбы против национализма и шовинизма в отношении русскоязычного населения Приднестровья. Через призму событий межнационального конфликта показаны попытки женщин остановить нарушение прав многонационального населения Приднестровья говорить на родном языке и жить на своей земле. В итоге сделан вывод об определяющей роли женских организаций Приднестровья в решении ключевых вопросов конфликта.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Мясникова Наталия Владимировна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Transnistria women's participation in "prewar" stage of the trans-Moldavian conflict (1989-1991)

The article is devoted to the activities of women's movement in Transnistria during the trans-moldavian conflict (1989-1991). Women's organizations have embarked on the human rights struggle against nationalism and chauvinism against the Russian-speaking population of Transnistria. Through the prism of ethnic conflict events shows women trying to stop the violation of the rights of the multiethnic population of Transnistria to speak their language and to live on their land. The conclusion was made about the decisive role of women's organizations in Transnistria in solving the most important issues of the conflict.

Текст научной работы на тему «Участие женщин Приднестровья в «Предвоенной» стадии молдово-приднестровского конфликта (1989-1991 гг. )»

Новая Россия и постсоветское зарубежье

Н.В. Мясникова

УЧАСТИЕ ЖЕНЩИН ПРИДНЕСТРОВЬЯ В «ПРЕДВОЕННОЙ» СТАДИИ МОЛДОВО-ПРИДНЕСТРОВСКОГО КОНФЛИКТА

(1989-1991 гг.)

Статья посвящена деятельности женских организаций в Приднестровье в период молдово-приднестровского конфликта 1989-1991 гг. Женские организации встали на путь правозащитной борьбы против национализма и шовинизма в отношении русскоязычного населения Приднестровья. Через призму событий межнационального конфликта показаны попытки женщин остановить нарушение прав многонационального населения Приднестровья говорить на родном языке и жить на своей земле. В итоге сделан вывод об определяющей роли женских организаций Приднестровья в решении ключевых вопросов конфликта.

Ключевые слова: молдово-приднестровский конфликт, Приднестровье, женское движение, забастовка, национализм, права человека.

Политическая обстановка и социально-экономический кризис второй половины 1980-х годов вызвали в республиках СССР активизацию общественных сил, старых и новых общественных организаций, в частности женских. Как и повсюду в СССР, в Приднестровье женщины остро воспринимали многообразные кризисные явления и активно реагировали на них. На степень активности и организованности участия женщин в общественно-политической жизни повлияло наличие в этом регионе большого числа промышленных предприятий, где применялся в основном женский труд.

В конце 1980-х годов на предприятиях Молдавской ССР все чаще проходили митинги, где наиболее обсуждаемой темой становились языковые и национальные проблемы. Так, в середине мая 1989 г. на митинге Промышленного швейного объединения им. 40-летия ВЛКСМ, основу коллектива которого составляли женщины, была

© Мясникова Н.В., 2012

принята резолюция, содержащая требование к Верховному Совету МССР о введении в республике двух государственных языков, а к съезду народных депутатов СССР - принять закон СССР «О статусе русского языка на территории СССР»1.

26 мая 1989 г. состоялась конференция Женского совета Тирасполя, участниками которой стали представительницы женских советов, горисполкома, руководители предприятий и организаций города, представители партийных ячеек, профсоюзных комитетов и общественных организаций. Хотя мероприятие было обозначено как V отчетно-выборная конференция, оно вышло далеко за эти рамки. Обсуждался единственный вопрос: политическая обстановка в Молдавии, разжигание межнациональной розни и деятельность политических сил на правом берегу Днестра. Женщины-участницы конференции призывали к недопущению противоправных действий националистов2. Как вспоминают участницы конференции, идеи национализма уже сказывались негативно на жизни интернациональных семей, на внутриколлективных отношениях, поэтому «не было выступающего, который не затронул бы этой темы»3.

Резолюция конференции стала основанием для обращений к президиуму Верховного совета Молдавской ССР и президенту СССР М.С. Горбачеву. В них женщины призывали придать русскому языку статус государственного и прекратить латинитизацию молдавской письменности. Политический вес и общественную значимость придали обращениям результаты голосования, проведенного на конференции: из 481 присутствующих 300 делегатов высказались за придание русскому языку статуса государственного4.

Однако эта резолюция Верховным советом МССР при обсуждении законопроекта «О государственном языке» во внимание принята не была. Поэтому 5 сентября 1989 г. Городской совет женщин от имени ста тысяч тираспольчанок обратился к народным депутатам СССР и Комитету советских женщин. Они указали на неконституционность и неправомерность принятых Верховным советом МССР законов «О статусе государственного языка Молдавской ССР» и «О функционировании языков на территории Молдавской ССР» и просили депутатов Верховного совета СССР, особенно депутатов-женщин, воспользоваться своим правом законодательной инициативы и внести предложения в Верховный совет СССР о принятии закона «О придании статуса русскому языку единого общегосударственного языка на всей территории Советского Союза». Свои действия, просьбы, воззвания женщины обосновывали тем, что принятые законы создают в республике крайне опасную межнациональную ситуацию, способствующую разжиганию розни на национальной почве, размежеванию людей разных националь-

ностей. Они отмечали, что на территории Молдавии на этой почве уже наблюдаются факты расторжения браков, миграции населения, опасные проявления национализма, антисоветских и шовинистических настроений со стороны представителей Народного фронта5.

Принципиально важным стало решение тираспольского Жен-совета о формировании интернациональной делегации в Комитет советских женщин с печатными материалами, отражающими истинное положение в республике и в городе6. Делегацию из пяти человек - М.И. Йоржевой, З.Ф. Полозовой, З.А. Лаврентьевой, Н.К. Жосу, Л.И. Гормашевой - приняли председатель Комитета З.П. Пухова и ее заместитель Г.В. Галкина. Делегатки попытались разъяснить им сложившуюся социально-политическую обстановку в МССР. Пухова заверила приднестровскую делегацию, что представленные материалы станут основанием для составления записки и вынесения ее для обсуждения в президиуме Верховного совета СССР.

8 июля 1989 г. в противовес националистическим проявлениям, надвигавшимся со стороны Кишинева, на территории Приднестровья было создано отделение всесоюзной организации «Интердвижение». Одним из его организаторов стала начальник отдела агитации и пропаганды Тираспольского горкома компартии Молдавии Т.И. Дегтярева. Однако горком партии, заняв выжидательную позицию в отношении нарастающего национального конфликта, на деятельность движения своего согласия не дал. Выражая недовольство бездеятельностью партии, на одном из заседаний горкома Дегтярева заявила: «Негативного развития событий в Кишиневе не было бы, если бы ЦК и горком партии столицы своевременно давали бы им политическую оценку»7. Несмотря на неоднократные взыскания и препоны со стороны горкома, под руководством Дегтяревой на предприятиях и в учреждениях стали создаваться ячейки Интердвижения8.

На одном из митингов, проводимых Интердвижением, опираясь на закон «О трудовых коллективах» 1983 г., Дегтярева предложила создать в регионе Совет трудовых коллективов. Это предложение получило поддержку внутри Интердвижения, выступавшего за сохранение СССР.

В силу специфики ряда приднестровских предприятий, ориентированных на женский труд, многие Советы трудовых коллективов (СТК) состояли в подавляющем большинстве из женщин. Для эффективной деятельности организации руководящий состав объединенного СТК был поделен на рабочие группы. И вошедшие в них Г.С. Андреева (юридическая группа), А.Г. Нитецкая (информационный центр забастовочного комитета), С.Г. Мигуля и Л.В. Фи-

сенко (финансово-экономическая группа), М.И. Грачева в 1991 г. стали лидерами женского движения в Приднестровье, основав вскоре Женский забастовочный комитет9.

В 1989 г. усилились информационные нападки молдавских националистов. Депутаты Верховного совета МССР из приднестровского региона, выступавшие против принятия закона «Об официальном языке», стали подвергаться угрозам, оскорблениям и избиениям. Им пришлось покинуть молдавский парламент, и 31 августа 1989 г. закон все-таки был принят. Решение молдавского парламента заставило приднестровскую общественность принимать ответные меры, одной из которых стало принятие II Чрезвычайным съездом народных депутатов 2 сентября 1990 г. решения о создании Приднестровской Молдавской Советской Социалистической Республики. Этот шаг только еще более усугубил конфликт. Остроту добавил выход в 1991 г. Молдавии из состава СССР, причем территория нового государства распространялась и на Приднестровье. Ответной мерой Верховного совета ПМССР стало принятие 25 августа 1991 г. «Декларации независимости Приднестровской Молдавской Республики»10. 31 августа приднестровские лидеры И. Смирнов, Г. Пологов, В. Боднар, Г. Попов, А. Чебан прибыли в Киев с целью вручить правительству Украины принятый документ, но были захвачены молдавскими спецслужбами.

Это событие вызвало подъем женской общественно-политической активности на новый уровень. 1 сентября 1991 г. активистки ОСТК А. Нитецкая, В. Дюкарева, Т. Лебедева, возмущенные противоправными действиями молдавской стороны, на главной площади Тирасполя собрали массовый митинг. На него собрались тысячи тираспольчанок. Руководили проведением митинга активистки ОСТК и депутаты горсовета Андреева и Мигуля. Обосновав свою позицию об исторической принадлежности Приднестровских земель Украине и России, женщины обратились к россиянам, украинцам и населению приднестровского региона «не остаться безучастными, а оказать всевозможную помощь в правозащитной борьбе»11.

В принятой приднестровскими женщинами резолюции была определена политическая линия, которую, по мнению митингующих женщин, должны проводить приднестровские лидеры:

1) прекратить на территории Приднестровья деятельность средств массовой информации Республики Молдова, призывающих к межнациональной розни, и увеличить число местных теле- и радиопередач, печатных СМИ, которые регулярно информировали бы население об общественно-политической обстановке в республике;

2) радио объявлялось свободной трибуной для каждого тирасполь-

чанина, поэтому от руководства Тирасполя и начальника узла связи В.Д. Ефимца требовалось обеспечить беспрепятственный доступ на радиоузел граждан, желающих высказать свое мнение; 3) ввиду того, что на территорию новообразованной республики проникали молдавские полицейские, необходимо пресечь их незаконную деятельность и потребовать от работников милиции подчиняться только республиканской власти; 4) для защиты республики начать формирование народной гвардии; 5) активизировать работу Объединенного совета трудовых коллективов; 6) потребовать освобождения депутатов Гагаузии С. Топала и М. Кендигеляна»12.

Власти ПМР приняли требования этого документа и приступили к их реализации.

Кроме того, на митинге женщины наметили план решительных действий, которые могли способствовать выполнению резолюции. В частности, было решено начать блокаду железной дороги. Успех блокады возможен был лишь при поддержке женщин Бендер, Рыбницы, Комрата, поэтому тираспольчанки обратились за помощью к ним. Организованная Женским советом Тирасполя акция получила необходимую поддержку как приднестровских женщин, так и всей общественности, несогласной с политикой кишиневских властей: была обеспечена охрана и питание блокадниц.

Вскоре блокада стала приносить свои результаты: экономические потери несли Украина, Россия, Молдова, государства, зависимые от блокируемой ветки железнодорожного полотна. Через несколько дней пикет железной дороги был определен как политическая забастовка, а для ее координации было объявлено о создании Женского забастовочного комитета. С приобретением политического статуса забастовки на политический уровень вышли и требования бастующих: «Свободу депутатам Приднестровья», «Признать ПМССР»13. Более того, эта блокада обусловила и прекращение вещания на территории Приднестровья молдавского национального радио и телевидения, распространение румыноязычных газет и журналов. А власти Молдовы, со своей стороны, прекратили поставки в ПМР не только промтоваров, но еще газа и электроэнергии14.

Кишиневские власти оставались непреклонными. Так, будущий президент Молдовы М. Снегур, отзываясь о блокаде железной дороги, заявил: «Те, кто надеется спровоцировать межнациональный конфликт, должен отказаться от этой идеи, потому что руководство республики, верное демократическим реформам, признает только диалог как единственный способ решения всех разногласий». Но женщины считали диалог невозможным до тех пор, пока были арестованы приднестровские лидеры15. Бескомпромиссность женщин вызывала раздражение сторонников Народного фронта: на них на-

травливали собак, закидывали камнями и однажды даже, разогнав локомотив, пустили его на бастующих.

К середине сентября 1991 г. Женский забастовочный комитет направил сотни телеграмм и писем всевозможным адресатам. Одной из таких стала телеграмма в адрес Международной конференции по человеческим измерениям. В телеграмме женщины обращали внимание мировой общественности мира на произвол и беззаконие, совершаемые руководством Республики Молдова. Они поясняли, что их протест был вызван «женским чутьем, подсказывающим, что наши мужья и сыновья в опасности... Мы хотим жить, трудиться, воспитывать детей в свободной Республике Приднестровья»16. На происходящее из разных уголков мира последовала незамедлительная реакция. О беспрецедентной женской забастовке писала пресса Англии, Японии, Германии, Швейцарии, Польши, Венгрии, России, Украины. Говорили и писали разное: правду и небылицы, восторгались и осуждали, поддерживали и угрожали. Однако цель забастовочного комитета была почти достигнута: о событиях в Молдавии заговорили, их начали обсуждать. Информационная блокада Приднестровья была прорвана, что спровоцировало еще более враждебное отношение властей и населения с правой стороны Днестра. Через прессу националисты требовали от женщин прекратить забастовку, покаяться и помолиться; обвиняли их в провокациях против людей и республики; сравнивали с террористами и уголовниками17.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Но забастовщицы продолжали бескомпромиссную борьбу за достижение поставленных целей. 17 сентября в Тирасполе и Бенде-рах у зданий судов, прокуратуры, милиции, МГБ, воинских частей с требованиями их перехода под юрисдикцию ПМР были выставлены женские пикеты. А 18 сентября от имени Женского забастовочного комитета Андреева отправила телеграмму Горбачеву, министру путей сообщения и председателю Госбанка СССР с ультимативными требованиями: отменить санкции Министерства путей сообщения к Приднестровской и Гагаузской республикам, признать независимость ПМР, открыть госбанки в Тирасполе и Комрате. В противном случае, говорилось в телеграмме, женщины Приднестровья примут новые акции по блокированию железной дороги, прибегнут к другим мерам для обеспечения суверенитета и независимости ПМР18.

Спустя три недели материальные потери от блокады стали ощущать на себе уже и Украина, и Россия, которые, в свою очередь, начали выражать по этому поводу недовольство правительству Молдовы. На «рельсы» поспешили молдавские парламентеры. Так, 25 сентября 1991 г. к бастующим женщинам прибыл председатель независимых профсоюзов Молдовы, призывавший к «разуму и че-

ловечности» по отношению к Молдове и требовавший прекратить забастовку19.

Вскоре в Тирасполь приехала и делегация парламентариев-демократов из России во главе с депутатом Верховного совета СССР С.Н. Красавченко. Выслушав позиции конфликтующих сторон, они пришли к выводу: блокада железных дорог возникла не стихийно, а была заранее спланированным действием приднестровских лидеров20.

К концу сентября конфликт достиг такой остроты, что если бы не вмешательство посредников, дело дошло бы до вооруженного столкновения. Особенно продолжительными и напряженными оказались переговоры о переходе под юрисдикцию ПМР Отдела внутренних дел Дубоссарского района. К 25 сентября 1991 г. в штаб забастовочного комитета уже поступили сообщения о переходе под юрисдикцию ПМР всех предприятий и организаций Рыбницы, в том числе суда и прокуратуры, на 70 % этот процесс завершился в Каменке и лишь в Дубоссарском РОВД попытки перехода встречали серьезное противодействие. Тогда женский забастовочный комитет Дубоссар под руководством председателя Т.Н. Долишней принял решение блокировать здание РОВД, окружив его «живым кольцом» женщин, а также собрать на площади своих сторонников, чтобы не дать молдавской полиции захватить РОВД и горсовет.

Контроль над Дубоссарами кишиневским властям терять было нельзя: географическое положение города таково, что он разделяет Приднестровье пополам. Это давало возможность быстро установить контроль над другими городами молодой республики. Поэтому к 28 сентября 1991 г. в городе было сконцентрировано около трех тысяч полицейских Молдовы и добровольцев националистической организации Народный фронт. Несколько дней продолжалось противостояние приднестровцев и молдавских полицейских. В качестве арбитра в Молдавию прибыл депутат Верховного совета СССР Н.И. Травкин. Он изучил ситуацию и сообщил о ней в Москву. Чтобы не допустить массового кровопролития, было принято решение: сторонам пойти на взаимные уступки и подписать, при участии российских наблюдателей, согласительные протоколы («О нормализации обстановки в некоторых населенных пунктах левобережья Республики Молдова» и «О нормализации обстановки в г. Дубэсарь»). Согласно этим протоколам, было объявлено об одновременном выводе из Дубоссар и Дубоссарского и Григо-риопольского районов сил МВД ПМР и подразделений МВД Молдовы. Кровопролития удалось избежать, но дальнейшая

судьба Приднестровья зависела от того, какую сторону примет большинство жителей Дубоссар.

Тем временем, в самый разгар дубоссарского противостояния, учтя мнение экономистов, политиков, промышленников и аграриев, приняв во внимание обещание руководства Молдовы о том, что в случае прекращения блокады будут освобождены приднестровские и гагаузские депутаты, женщины приняли решение освободить железнодорожные пути. Но обещание выполнено не было: депутатов не освободили. Представители Молдовы объяснили это тем, что президент Республики Молдова Снегур отправился с визитом в Алма-Ату и не может подписать соответствующие документы. Поэтому уже 1 октября женщины возобновили забастовку21. Власти Молдовы решили не обострять конфликт, и уже 2 октября, благодаря активной общественной позиции женщин, приднестровские депутаты были освобождены.

Таким образом, активная общественно-политическая деятельность приднестровских женщин, направленная на защиту интересов проживающего в регионе населения, не только защитила право приднестровского населения жить на родной земле, но и стала одной из ведущих сил в становлении приднестровской государственности. Дубоссарское противостояние и «рельсовая война» показали себя как эффективное, но при этом бескровное, средство достижения политических целей.

Примечания

1 Днестровская правда. 1989. 16 мая.

2 ЦГА ПМР. Ф. 107. Оп. 1. Д. 2636. Л. 3.

3 Там же. Л. 1-30.

4 Там же. Л. 31-33.

5 Там же. Л. 80-81.

6 ЦГА ПМР. Ф. 107. Оп. 1. Д. 2253. Л. 76-77.

7 Волкова А.З. Горячее лето 1989 года. Тирасполь, 2004. С. 18-19.

8 См.: Славы не искали. Бендеры, 2000.

9 Волкова А.З. Указ. соч. С. 57.

10 Непризнанная республика: Очерки. Документы. Хроника. Т. 1. М., 1997. С. 290.

11 Андреева Г.С. Женщины Приднестровья. Тирасполь, 2000. С. 8.

12 Там же. С. 9.

13 Днестровская правда. 1991. 12 сент.

14 Глас народа. 1991. 10 сент.

15 Глас народа. 1991. 17 сент.

16 Днестровская правда. 1991. 13 сент.

17 Глас народа. 1991. 17 сент.; 24 сент.; Днестровская правда. 1991. 14 сент.

18 Глас народа. 1991. 24 сент.

19 Днестровская правда. 1991. 26 сент.

20 Глас народа. 1991. 24 сент.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

21 Днестровская правда. 1991. 2 окт.