Научная статья на тему 'Участие российской белоэмиграции в Великой Отечественной войне на стороне противников советского союза'

Участие российской белоэмиграции в Великой Отечественной войне на стороне противников советского союза Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
668
229
Поделиться
Ключевые слова
БЕЛАЯ ЭМИГРАЦИЯ / ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА / ПРЕДАТЕЛИ / ВООРУЖЁННЫЕ СИЛЫ / СПЕЦСЛУЖБЫ / РАЗВЕДКА / КОНТРРАЗВЕДКА / ДИВЕРСИИ / КАРАТЕЛЬНЫЙ АППАРАТ / WHITE éMIGRéS / THE GREAT PATRIOTIC WAR / THE TRAITORS / THE ARMED FORCES / SECRET SERVICES / INTELLIGENCE / COUNTER-INTELLIGENCE / SABOTAGE / THE PUNITIVE FORCES

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Ципкин Юрий Николаевич

Великая Отечественная война разделила лагерь белоэмиграции на тех, кто решил помогать СССР как своей Родине, и тех, кто сотрудничал с фашистской Германией и милитаристской Японией. Последние служили в войсках и карательных аппаратах стран фашистской «оси», участвовали в деятельности их разведывательных и диверсионных служб, боролись с партизанским движением и подпольем на оккупированных территориях. Их служба может быть квалифицирована как национальное предательство.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Ципкин Юрий Николаевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

The Great Patriotic War divided the camp of the white émigrés into those who decided to help the USSR as their native land, and those who collaborated with the fascist Germany and militarist Japan. The latter served in their armies and punitive forces, participated in the activity of their intelligence and sabotage services, fought against the partisan movements in the occupied territories. Their support can be classified as national betrayal.

Текст научной работы на тему «Участие российской белоэмиграции в Великой Отечественной войне на стороне противников советского союза»

УДК 94(47+57)

Ю. Н. Ципкин

участие российской белоэмиграции в великой отечественной войне на стороне Противников советского союза

Великая Отечественная война разделила лагерь белоэмиграции на тех, кто решил помогать СССР как своей Родине, и тех, кто сотрудничал с фашистской Германией и милитаристской Японией. Последние служили в войсках и карательных аппаратах стран фашистской «оси», участвовали в деятельности их разведывательных и диверсионных служб, боролись с партизанским движением и подпольем на оккупированных территориях. Их служба может быть квалифицирована как национальное предательство.

Ключевые слова: белая эмиграция, Великая Отечественная война, предатели, вооружённые силы, спецслужбы, разведка, контрразведка, диверсии, карательный аппарат.

The Participation of the Russian White Émigrés in the Great Patriotic War on the side of the Enemies of the Soviet Union. YURI N. TSIPKIN (Far Eastern State University of Humanities, Khabarovsk).

The Great Patriotic War divided the camp of the white émigrés into those who decided to help the USSR as their native land, and those who collaborated with the fascist Germany and militarist Japan. The latter served in their armies and punitive forces, participated in the activity of their intelligence and sabotage services, fought against the partisan movements in the occupied territories. Their support can be classified as national betrayal.

Key words: White émigrés, the Great Patriotic War, the traitors, the armed forces, secret services, intelligence, counter-intelligence, sabotage, the punitive forces.

Великая Отечественная война разделила российскую эмиграцию на тех, кто, забыв прежние обиды, решил помогать СССР как своей Родине, и тех, кто поддержал гитлеровское нашествие. Среди последних были российские эмигранты, проживавшие в Европе: генералы Бискупский, Вдовенко, Доманов, фон Лампе, Ляхов, Краснов, Науменко, Султан-Гирей Клыч, Туркул, Шкуро, Штейфон, писатели Мережковский, Гиппиус и др.

Предмет исследования - деятельность той части эмиграции, которая пошла на сотрудничество с фашистской Германией, ее союзниками и сателлитами.

Еще в 1924 г. противники советской власти -бывшие солдаты и офицеры белых армий - объединились в Русский общевоинский союз (РОВС). Возглавил его П.Н. Врангель. Позже РОВС управляли генералы А.П. Кутепов и Е.К. Миллер. В 1930 и 1937 гг. НКВД выкрал из Парижа руководителей РОВС Кутепова и Миллера. Миллер был доставлен в СССР, где состоялся суд, приговоривший его к расстрелу. Деятельность РОВС направлялась Вторым бюро (военной разведкой) Генерального штаба французской армии.

Целью РОВС было идеологическое воздействие

на личный состав Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА), разведывательная и террористическая деятельность в СССР. Белоэмигрантский журнал «Кадетская перекличка», издававшийся в Нью-Йорке, утверждал, что члены РОВС полковник Н. Зуев и мичман С. Аксаков несколько раз побывали в Советском Союзе. Первый работал в штабе Ленинградского военного округа, второй был шофером в Ленинградском обкоме ВКП(б). Н. Зуев якобы готовил подпольные группы, которые должны были помочь маршалу Тухачевскому в антисталинском восстании. Глава же РОВС генерал Миллер поддерживал связь с советским военным атташе в Лондоне Путной [4, с. 57-58].

В 1928 г. был создан отдел РОВС на Дальнем Востоке. Сначала его возглавил генерал М.В. Хан-жин, а затем бывший верховный правитель Приамурского Земского края М.К. Дитерихс. Однако позже из-за внутренних дрязг отдел РОВС был поглощён созданным в 1935 г. Дальневосточным союзом военных1.

1 Государственный архив Хабаровского края (далее ГАКХ). Ф. 19. Оп. 1. Д. 30, 57; Ф. 893. Оп. 1. Д. 1.

ЦИПКИН Юрий Николаевич, доктор исторических наук, профессор кафедры отечественной истории (Дальневосточный государственный гуманитарный университет, Хабаровск).

© Ципкин Ю.Н., 2012

В начале 1930-х годов в Маньчжурии существовало до 30 политических организаций российской эмиграции. В 1931 г. в Харбине на базе Организации российских фашистов была создана Русская фашистская партия (РФП), которую возглавил уроженец Благовещенска эмигрант К.В. Родзаевский. С 1933 г. деятельностью РФП руководили и снабжали ее средствами японская, а с 1935 г. и немецкая разведки. С 1936 г. РФП забрасывала в СССР не только агентов-одиночек, но и вооруженные группы террористов и диверсантов. Немецкие спецслужбы так и не смогли договориться с японской разведкой о реорганизации РФП, чтобы поставить её под свой контроль. 1943 г. стал переломным во Второй мировой войне. Японская военная разведка, известная под названием «Японская военная миссии» (ЯВМ) Маньчжурии, распустила РФП, поскольку деятельность последней осложняла японо-советские отношения [23, с. 133-134, 139-140; 14, с. 38].

Другой организацией белоэмиграции, работавшей против СССР, стало Братство русской правды (БРП). Центр организации - Верховный круг - размешался в Париже, затем в Берлине, Литве и Финляндии. Возглавлял его племянник последнего русского царя Никита Александрович Романов. БРП имело школы для подготовки агентуры, его филиалы находились в Финляндии, Латвии, Польше, Франции, Югославии, Англии, Маньчжурии. Японии, Корее и других государствах [14, с. 39].

Атаман Г.М. Семенов, генералы А.П. Бакшеев, Л.В. Власьевский, В.А. Кислицын и другие занимали руководящие посты в Главном Бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжурской империи (БРЭМ) и Дальневосточном союзе военных. В последний вошли созданный еще в 1923 г. Союз казаков на Дальнем Востоке (20-25 тыс. казаков, в том числе 3 тыс. - в Трёхречье), РФП (2 тыс. чел.), Союз мушкетеров, Воткинско-Ижевское объединение, Общество заамурцев и др. Дальневосточный союз военных объединял 11 районов (75 отделов) и 7 особых отделов [18]. 4 мая 1938 г. начальником БРЭМ стал генерал В.А. Кислицын. Советская военная разведка считала, что в середине 1930-х годов из эмигрантов в Маньчжурии можно было сформировать не более одной пехотной дивизии и нескольких отдельных отрядов2.

В 1936 г. Япония разработала план создания буферного государства на территории советского Дальнего Востока во главе с атаманом Семёновым. Начальник штаба Квантунской армии генерал Ока-мура сообщил Семёнову, что предусматривается присоединение Дальневосточного края к Маньчжоу Го и образование государства от Байкала на Вос-

2 ГАКХ. Ф 957. On. 1. Д. 7. Л. 166-168, 183-186.

ток [25, с. 51]. В состав семёновского «правительства» вошли Г.К. Гинс, В.Ф. Иванов, П.И. Зайцев, К.В. Родзаевский и др. От имени этого правительства в связи с созданием антикоминтерновского пакта Семёнов послал телеграмму Гитлеру, Муссолини и императору Японии Хирохито. В столицы фашистских государств Семёнов направил своих уполномоченных [19, с. 37].

Японские спецслужбы поручали перебрасываемым агентам собирать сведения об охране государственной границы СССР, дислокации частей Красной армии и НКВД, их численности, боеготовности, воинских перевозках, строительстве вторых путей Транссиба, БАМа и лагерей НКВД, сети грунтовых дорог, линий связи, караулах на крупных железнодорожных мостах через Амур, Зею, Бурею, тоннелях, особенно Хинганском. Объектом интереса японской разведки был и строящийся Комсомольск-на-Амуре с его оборонными заводами, Дальзавод во Владивостоке, электростанции, склады и т.д. Японцы давали задание агентуре фотографировать эти объекты, совершать на них диверсионные акты, чтобы прервать сообщение советского Дальнего Востока с центральными регионами страны, сорвать строительство промышленных объектов и затруднить переброску контингентов РККА в случае японской агрессии [12, с. 169; 24, с. 54, 224].

В феврале 1940 г. ЯВМ в Харбине выработала план мероприятий по активизации разведывательной, контрразведывательной, подрывной, пропагандистской работы. В документе подчеркивалась необходимость пресечь идеологические колебания белогвардейцев, а для этого создать общества по изучению подлинной русской культуры, убеждать в несостоятельности интернациональных принципов, провозглашаемых СССР; говорилось о важности организовать антикоммунистический союз молодёжи и крепко держать в руках ее различные слои, чтобы они не поддавались мероприятиям Советского Союза, для чего рекомендовалось политическое воспитание сделать частью общеобразовательной подготовки [14, с. 362-366].

Штаб Квантунской армии вернулся к плану создания буфера сразу же после нападения фашистской Германии на СССР. Территория буфера планировалась в пределах бывшей Дальневосточной республики с центром в Чите. Предполагалось, что после занятия немцами Москвы белоэмигрантские части, составленные преимущественно из казаков под командованием А.П. Бакшеева, перейдут советскую границу на Дальнем Востоке, поднимут восстание, провозгласят антибольшевистскую власть и организуют антисоветский буфер. Семёнов должен был обратиться за помощью к Японии.

По прямому указанию японской военной миссии еще в 1938 г. из русской эмигрантской молодёжи был создан Русский отряд Асано (командир -полковник Асано Такаси). Отряд рассматривался японцами как ядро всех эмигрантских военных формирований.

Уже 26 июня 1941 г. глава БРЭМ В.А. Кислицын назвал фашистскую агрессию против СССР «очистительной грозой», которая приведёт к «освобождению России». Оптимизм среди лидеров эмиграции вызвало нападение Японии на Перл-Харбор и другие базы США3. По заданию ЯВМ в Хайларе генерал А.П. Бакшеев готовил Захинганский казачий корпус в составе 5 казачьих полков, который предполагалось бросить на советский Дальний Восток [25, с. 51-52]. В январе 1945 г. Семёнов заявил о подчинении своих сил генералу-предателю Власову и Комитету по освобождению народов России (КОНР). По некоторым сведениям, к Семёнову из Германии были отправлены несколько секретных миссий [21, с. 42].

Как известно, фашистская Германия до Великой Отечественной войны делала ставку на украинский национализм и поддерживала Организацию украинских националистов (ОУН), создавая террористические группы из молодых представителей антисоветски настроенной украинской диаспоры в странах Европы. Этот опыт изучали японские спецслужбы, пытаясь привлечь украинцев из бело-эмиграции в Маньчжурии [9, с. 173-174]. Однако попытки структурировать последнюю по национальностям успеха не дали.

В Германии к антисоветской деятельности белоэмигрантов привлекали несколько структур. Одной из главных был Абвер - военная разведка и контрразведка, которую с 1935 по 1944 г. возглавлял адмирал В. Канарис. Абвер имел периферийный аппарат, основными звеньями которого были спецотделы «абверштелле» (АСТ). С июня 1941 г. всей работой против СССР руководил специально созданный Штаб Валли, находившийся под Варшавой в местечке Сулеювек. Ему подчинялись абвер-команды и абвергруппы и другие формирования. Наиболее известна (из художественной литературы и фильмов) абверкоманда-103 («Сатурн»), которая готовила к заброске в советский тыл агентуру из военнопленных и перебежчиков.

Кроме профессиональных разведчиков использовались также белоэмигранты. Среди них Н. Зуев, С. Аксаков, а также И.К. Сахаров - сын генерала К.В. Сахарова, командующего Восточным фронтом Колчака. Последний сотрудничал с разведывательной организацией «Унтернемен Цеппелин»

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3 ГАКХ. Ф. 830. Оп. 1. Д. 54. Л. 26; Д. 56. Л. 137.

(IV Управление РСХА), затем воевал в Русской освободительной армии Власова (РОА). Сын одного из чиновников администрации губернатора Приамурского края П.П. Делле служил в 1941-1943 гг в Гатчинской СД. Были и другие примеры сотрудничества белоэмигрантов с фашистами [1, с. 33; 4, с. 57-58; 14, с. 417-423].

Вербовкой белоэмигрантов в рамках АСТ занимался бывший командир дроздовской дивизии белых генерал А.В. Туркул. После нападения Германии на СССР все русские сотрудники Абвера были включены в состав его фронтовых органов. Эмигранты возглавляли штатные контрразведывательные резидентуры на оккупированной территории. Они вербовали агентуру в концлагерях и на оккупированной гитлеровцами территории, выявляли подпольные организации, забрасывали агентов в партизанские отряды и тыл РККА [10, с. 56-57, 92-97].

Новые филиалы Абвера - КО (от Кригсоргани-зацион - военная организация) - вели исключительно агентурную разведку в третьих странах. Неофициальное подразделение КО Дальний Восток дислоцировалось в Шанхае. Позже резидентуры Абвера были созданы в Гуанчжоу, Тянцзине и Циндао. Сотрудники КО Дальний Восток работали под прикрытием немецких дипломатических, торговых, научных представительств и т.п., занимались сбором военно-политической информации о советском Дальнем Востоке и странах Тихоокеанского бассейна. Разведывательные данные о Советском Союзе собирались через резидентуры в Маньчжурии и в других провинциях Китая [9, с. 204-207].

С Абвером соперничало Главное управление имперской безопасности (РСХА), созданное в 1939 г. Оно подчинялось Г. Гиммлеру и находилось в структуре СС. Оно стало координационным центром всей карательной политики в Германии и на оккупированных территориях. В то же время РСХА, как и Абвер, занималось разведкой и контрразведкой. Специализировалось в этой деятельности VI Управление РСХА, которое сначала возглавлял Г. Йост, а с 22 июня 1941 г - В. Шеллен-берг. В структуре управления существовала группа VI С - разведка в зоне влияния СССР и Японии.

В 1941 г. число агентов, направленных в тыл РККА, выросло по сравнению с 1939 г. почти в 14 раз, в 1942 г. - в 31 раз, а в 1943 г. - в 43 раза. С ноября 1942 до конца 1943 г. спецслужбы Германии создали огромную сеть школ, готовивших до 10 тыс. агентов в год [3, с. 135-136]. Весной 1942 г РСХА создало разведывательно-диверсионный и пропагандистский орган, действовавший против тыла СССР, - «Унтернемен Цепеллин», в котором работали также белоэмигранты.

40

ГУМАНИТАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ И НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ • № 1 • 2012

В 1943 г. заброска агентуры в советский тыл возросла по сравнению с 1942 г. в 1,5 раза. После поражения вермахта под Москвой и Сталинградом немецкая разведка большее внимания стала уделять глубокому тылу СССР, пропускной способности железных дорог. Представители Абвера и СД при отборе в концлагерях кандидатов на обучение разведывательной и диверсионной деятельности выявляли бывших работников железных дорог Дальнего Востока и Урала, желая использовать их знания промышленных центров СССР [10, с. 153154].

В начале 1943 г., по данным американских дипломатов, Гитлер говорил с японским послом о срыве поставок из США во Владивосток, и якобы японцы в ответ предложили Германии заключить мир с Советским Союзом, а самим быть посредниками в этом деле [5, с. 189; 8, с. 272-282; 9, с. 218219]. Известно, что через «Тихоокеанские ворота» ленд-лиза в Советский Союз поступало 47,1% всех грузов из США и Канады [17, с. 15].

Вот почему 19 апреля 1943 г. советское правительство реорганизовало армейскую контрразведку (особые отделы НКВД СССР) и создало Главное управление контрразведки Народного комиссариата обороны (ГУКР НКО) СМЕРШ (Смерть шпионам). На СМЕРШ возлагались задачи ограждения советских войск и прифронтовой полосы от вражеской агентуры, а также обеспечения крупных наступательных операций РККА и флота [6, с. 294301; 16, с. 171].

Но на практике агентура из эмигрантов часто проваливалась из-за незнания советской действительности. Поэтому немецкие спецслужбы сделали ставку на вербовку советских военнопленных, предателей, уголовников, репрессированных советской властью.

Выяснилось также, что часть бывших царских и белых офицеров, работавших в Абвере, опираясь на опыт Первой мировой и Гражданской войн, просто выдумывала агентов, фабриковала их донесения, разбавляя их достоверной информацией, купленной у коллег [10, с. 283-286].

Гитлеровцы создали целые воинские формирования из эмигрантов и советских военнопленных для борьбы с Красной армией на советско-германском фронте. Первым таким формированием стал русский учебный батальон в составе группы армий «Север». Его организатор бывший царский офицер Б.А. Смысловский также стал руководителем «Зон-дерштаба Р» (Особый штаб «Россия»), созданного для борьбы с партизанским движением. Позже батальон был развёрнут в номинальную дивизию (на деле, в сеть школ и центров) численностью в 10 тыс. чел. В его задачу входила борьба с парти-

занами и рейды в советский тыл. Аналогичные задачи выполнял батальон войск особого назначения «Брандербург-800», в ноябре 1942 г. развернутый в дивизию, составлявшую стратегический резерв Верховного командования вермахта.

В мае-июне 1944 г. после роспуска Абвера и включения его в структуру РСХА были созданы диверсионные истребительные части СС («Ягдфер-банд»). Их формировал Скорцени. В диверсионной школе СС «Ягдфербанд-Ост», нацеленной на действия в тылу РККА, проходили подготовку как эмигранты, так и военнопленные [10, с. 93-97, 99-122, 134, 140, 144].

Крупными воинскими подразделениями были 1-я Казачья кавалерийская дивизия и 2-я Казачья бригада, сформированная немецким полковником (позже - генералом) фон Паннвицем, бывшими казачьими генералами А.Г. Шкуро и П.Н. Красновым. Было решено подчинить дивизию войскам СС и образовать на ее базе XV Казачий кавалерийский корпус. После предполагаемой победы над Советским Союзом немцы намеревались создать «Восточный вал», отделяющий оккупированные территории от Урала и Сибири, и поручить его охрану «новому казачеству». Казаки в возрасте от 16 до 60 лет должны нести пограничную службу, а взамен получить землю и самостоятельность [15, с. 298-299; 21, с. 182-190].

Что касается японской разведки, то с лета 1943 г. повышенное внимание она стала уделять сбору сведений о характере грузов, перевозимых с Запада на Восток, состоянии частей РККА на советском Дальнем Востоке, строительстве новых объектов и новых дорог. В 1944-1945 гг. сократились, но не прекратились провокации со стороны Японии на советской границе. Японская разведка начала засылать на территорию СССР наиболее квалифицированных агентов, многие из которых были русскими [2, с. 454, 456, 532]. Японцы стремились выяснить, происходит ли переброска советских войск с Запада на Дальний Восток, а также находятся ли в Хабаровске американские части и авиация. С этой целью в октябре 1944 г. в регион был заброшен агент Бондаренко, но разоблачить его удалось лишь в 1945 г. [22, с. 202].

В 1944-1945 гг. советские спецслужбы организовали 96 закордонных операций в Маньчжурии, в ходе которых были захвачены документы, выявлена агентура ЯВМ и разведшколы в Харбине [11, с. 68].

Одним из направлений работы было ведение оперативных игр со спецслужбами Японии. Более трёх лет успешно осуществлялись операции под кодовыми названиям «Возврат», «Гости». В результате был проведен ряд задержаний сотрудников

2012 • № 1 • ГУМАНИТАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ И НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ

41

японских спецслужб и их агентов, а также белоэмигрантской верхушки, активно сотрудничавшей с японскими милитаристами [13]. Несомненным успехом советских спецслужб стал захват и «вывод» в марте 1945 г. на территорию СССР опасного японского разведчика и террориста, белоэмигранта П. Карпова [24, с. 217-230].

В начале 1945 г. Управление НКГБ по Хабаровскому краю начало проведение операции «Альфа». Она была рассчитана на разложение рядов белоэмиграции, чтобы исключить возможность её использования японскими спецслужбами против РККА. Суть операции состояла в организации вещания на русском языке радиостанции «Отчизна», которое велось от имени эмигрантов-«оборонцев», ненавидевших японцев. Эти радиопередачи из Хабаровска имели большой успех в среде русских эмигрантов, способствовали подрыву доверия как эмиграции к японцам, так и японцев к эмигрантам [20, с. 111-113].

Когда советские войска вошли в Маньчжурию, большинство эмигрантов их приветствовало и помогало в выявлении узлов обороны японских войск, захвате лидеров БРЭМ и т.д.

Несмотря на активность японской и немецкой разведки в годы Великой Отечественной войны, им не удалось провести на территории Дальнего Востока ни одной диверсии на объектах народного хозяйства и транспорте, создать организованное подполье, осуществить хотя бы одну вербовку кого-либо из числа советских граждан. За годы войны в пределах только Хабаровского края (в течение тех лет) было нейтрализовано около 400 японских и немецких агентов [22, с. 209]. В этом заслуга советских органов госбезопасности.

Деятельность же бывших белоэмигрантов, в годы Второй мировой войны работавших против СССР, можно оценить как национальное предательство. Многие руководители белоэмиграции, ставшие пособниками фашистской Германии и милитаристской Японии, после войны понесли заслуженное наказание.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Великая Отечественная война 1941-1945. Энциклопедия.

М.: Сов. энциклопедия, 1985. 832 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Испытанные войной. Пограничные войска (1939-1945 гг.).

М.: Граница, 2008. 712 с.

3. История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945. Т. 6. М.: Воениздат, 1965. 622 с.

4. Кадетская перекличка. Нью-Йорк, 1996. № 3 (59).

5. Колпакиди А. ГРУ в Великой Отечественной войне. М.:

Яуза: Эксмо, 2010. 608 с.

6. Колпакиди А.И., Север А. КГБ. М.: Яуза: Эксмо, 2010. 784 с.

7. Кошкин А.А. Японский фронт маршала Сталина. Россия и Япония: тень Цусимы длиною в век. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2004. 480 с.

8. Кошкин А. Россия и Япония: узлы противоречий. М.: Вече, 2010. 496 с.

9. Леверкюн П. Германская военная разведка. Шпионаж, диверсии, контрразведка 1935-1944: пер. с англ. М.: Центр-полиграф, 2011. 223 с.

10. Макаров В., Тюрин А. СМЕРШ. Гвардия Сталина. М.: Яуза: Эксмо, 2009. 288 с.

11. Материалы Хабаровской краевой научно-практической конференции «50 лет всемирно-исторической победы советского народа в Великой Отечественной войне 19411945 годов». Хабаровск, 1995. 126 с.

12. Николаев С. «Маки-Мираж». Из истории отечественных спецслужб. Хабаровск: Кн. изд-во, 2000. 240 с.

13. Оперативные игры чекистов // Тихоокеанская Звезда. 2009. 30 янв.

14. Органы государственной безопасности в Великой Отечественной войне: сб. док. Т. 1. Накануне. Кн. 1. М.: Книга и бизнес, 1995. 452 с.

15. Откровения и признания. Нацистская верхушка о войне «третьего рейха» против СССР. Секретные речи. Дневники. Воспоминания. М.: ТЕРРА, 1996. 576 с.

16. Откровенно о многом... 80-летию органов государственной безопасности Бурятии посвящается. Улан-Удэ: Республиканская типография, 2003. 344 с.

17. Паперно А.Х. Ленд-лиз. Тихий океан. М.: ТЕРРА - Книжный клуб, 1998. 368 с.

18. Русский настольный календарь на 1938 год. Издание Бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжурской империи. Харбин, 1938.

19. Сонин В.В. Дальневосточная эмиграция в годы Второй мировой войны // Российская эмиграция на Дальнем Востоке: сб. статей. Владивосток, 2000. С. 36-45.

20. Хабаровские чекисты. История в документах и судьбах. Хабаровск: Издательский дом «Частная коллекция», 2011. 208 с.

21. Чуев С. Проклятые солдаты. Предатели на стороне III Рейха. М.: Эксмо: Яуза, 2004. 576 с.

22. Чумаков Н.С. Цена истины. Хабаровск: РИОТИП, 2009. 320 с.

23. Шелленберг В. Лабиринт. Мемуары гитлеровского разведчика: пер. с англ. М.: Дом Бируни, 1991. 400 с.

24. Щит и меч Приамурья. Книга об амурских чекистах / ред. Н.П. Белый. Благовещенск: Амур. отд-ние Хабар. кн. изд-ва, 1988. 272 с.

25. Ямпольский В.П. О плане блицкрига японской военщины на Советском Дальнем Востоке в 1941 году // Военно-ис-тор. журн. 2000. № 3. С. 51-60.