Научная статья на тему 'У истоков ростовской философско-культурологической школы. Статья 2. Ю. А. Жданов и В. Е. Давидович'

У истоков ростовской философско-культурологической школы. Статья 2. Ю. А. Жданов и В. Е. Давидович Текст научной статьи по специальности «Философия»

CC BY
59
8
Поделиться
Область наук
Ключевые слова
КУЛЬТУРОЛОГИЯ / ФИЛОСОФИЯ КУЛЬТУРЫ / ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ / РОСТОВСКАЯ ФИЛОСОФСКО-КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКАЯ ШКОЛА / КУЛЬТУРА / Ю.А. ЖДАНОВ / В.Е. ДАВИДОВИЧ

Аннотация научной статьи по философии, автор научной работы — Драч Г.В.

Становление культурологии как научной дисциплины и междисциплинарного знания в нашей стране во многом связано с именами учёных Ростовского государственного университета: М.К. Петровым, Ю.А. Ждановым, В.Е. Давидовичем и другими основателями ростовской философско-культурологической школы, к которым по праву принадлежит и автор данной статьи. Во второй статье Г.В. Драча, посвящённой философско-культурологической концепции Ю.А. Жданова и В.Е. Давидовича, показан их личный вклад в актуальные проблемы философии культуры, философской антропологии и культурологии.

AT SOURCES OF THE ROSTOV PHILOSOPHICAL AND CULTUROLOGICAL SCHOOL. ARTICLE 2. YU.A. ZHDANOV AND V.E. DAVIDOVICH

Formation of cultural science as scientific discipline and cross-disciplinary knowledge in our country is in many respects connected with names of scientists of the Rostov state university: M. K. Petrov, Yu. A. Zhdanov, V. E. Davidovich and other founders of the Rostov philosophical and culturological school to whom also the author of this article by right belongs. Their personal contribution to urgent problems of philosophy of culture, philosophical anthropology and a kulturologiya is shown in the second article of G. V. Dracha devoted to Yu. A. Zhdanov and V. E. Davidovich's philosophical and culturological concept.

Текст научной работы на тему «У истоков ростовской философско-культурологической школы. Статья 2. Ю. А. Жданов и В. Е. Давидович»

КУЛЬТУРОЛОГИЯ И ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ

Наши юбиляры

Журнал «Наука. Искусство. Культура» предлагает вниманию читателей вторую юбилейную статью члена редколлегии Г.В. Драча, которому в этом году исполнилось 75 лет. Статья посвящена становлению и основателям ростовской философско-культурологической школы, в становление и развитие которой внёс большой вклад и Геннадий Владимирович.

УДК 130.2

У ИСТОКОВ РОСТОВСКОЙ ФИЛОСОФСКО-

КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ. СТАТЬЯ 2. Ю.А. ЖДАНОВ И В.Е. ДАВИДОВИЧ

Г.В. Драч

Южный федеральный университет e-mail: gvdrach@sfedu.ru

Становление культурологии как научной дисциплины и междисциплинарного знания в нашей стране во многом связано с именами учёных Ростовского государственного университета: М.К. Петровым, Ю.А. Ждановым, В.Е. Давидовичем и другими основателями ростовской философско-культурологической школы, к которым по праву принадлежит и автор данной статьи. Во второй статье Г.В. Драча, посвящённой философско-культурологической концепции Ю.А. Жданова и В.Е. Давидовича, показан их личный вклад в актуальные проблемы философии культуры, философской антропологии и культурологии.

Ключевые слова: культурология, философия культуры, философская антропология, Ростовская философско-культурологическая школа, культура, Ю.А. Жданов, В.Е. Давидович.

Ю.А. Жданов (1919-2006) Юрий Андреевич Жданов, как философ-мыслитель, учёный-исследователь и аналитик, чрезвычайно требовательно относился к использованию понятий. Каждое написанное им слово, каждая произнесённая фраза несли смысловую нагрузку развиваемого им понятия. В этом смысле занимаемая им позиция вполне солидаризируется с предостережением Гоббса, о том, что прежде чем приступить к обсуждению какого-либо вопроса, надо договориться о значении используемых слов - понятий. Но философская мысль Ю.А. Жданова в этом направлении пошла гораздо

дальше. У Гегеля - понятие эта суть предметного мира, не теряющая при этом своего даже не отношения, а вхождения в духовный мир, мир мышления и воли. Познание («мышление, постигающее в понятиях»), по Гегелю, предполагает саморазвитие предмета, понятие позволяет проследить это саморазвитие. Истинное мышление предполагает освобождение от сознания и его предмета. В творческом марксизме была подхвачена мысль Гегеля о тождестве мышления и бытия. В этом смысле понятие культуры, рассматриваемое как система категорий, позволяет построить теорию культуры как целостность. В этом случае различаются «определения» культуры, которых в настоящее время сотни, и «понятие» культуры, когда анализ «развивающегося понятия» обнажает сущность предмета.

Впрочем, к Гегелю Юрий Андреевич относился творчески, критически. В частности, он писал: «Гегель справедливо критиковал ошибочную методологию общественно-исторического процесса, имеющую в виду «возведение одной выхваченной стороны в ранг всеобщности и предоставленное ей господство над другими». Но самому Гегелю, из-за идеалистического характера его философии, не удалось избежать ошибки, против которой он предупреждал... Мы вместе с Гегелем признаём необходимость развития всеобщего мышления, культурной субъективности, освобождения от своеволия чувств, своеволия и каприза поведения, но понимаем, что это лишь момент культуры, хотя и важный»1. Конечно, при рассмотрении культуры мы должны восходить от единичного через особенное - к всеобщему (Гегель здесь так же востребован), но мир культуры предполагает тотальность и всеобщность всей человеческой деятельности, без осознания этого невозможно прийти к пониманию того, что такое культура. «Культура не есть в отдельности материальное производство, или наука, или искусство и т.д. она представляет собой их синтез, способ соединения. Культура выступает как способ деятельности, содержащий в себе целостность всех своих моментов. Или иначе: культура есть деятельность, соответствующая своему понятию как свободное, сознательное жизнепроявление универсального индивида»2.

Итак, мир культуры - это мир человеческой свободы, но свободы, достигаемой путём освоения всеобщего: «Культура представляет собой способ приобщения субъекта к родовой сущности человека, а значит способ развития и индивида и рода. Она реализует себя через всё многообразие форм деятельности людей, формируя и их самих и неорганическое тело цивилизации»3. Культура в своей единичности - это овладение любой формой деятельности в сё изолированности самодостаточности. Такая культура не приносит свободы. Формой культурного синтеза, а значит приближением свободе, был античный идеал, в котором решающая роль принадлежала эстетической, художественной культуре. «Культура - единственное средство развития человеческой свободы. Свобода возможна лишь для всесторонне культурно развитого человека, у которого сформирована культурная потребность быть активным и гуманным в труде и познании, в общении с людьми и природой, в игре и спорте, в творчестве и самосовершенствовании»4. Другими словами, личность оказывается предпосылкой и результатом культуры, а культура субстанциональным основанием развития личности. Результаты развития личности становятся общественным достоянием, но и сама культура невозможна без носителей общественных идеалов и ценностей, реализующих их в собственной деятельности. Размышления Ю.А. Жданова представляют не только образец культурологического

1 Жданов Ю.А., Давидович В.Е. Сущность культуры. Ростов-на-Дону, 2005. С. 40.

2 Там же, с. 30.

3 Там же, с. 51.

4 Там же, с. 80.

исследования, но и содержат общие методологические положения, без обращения к которым невозможна культурология как самостоятельная область гуманитарного знания.

В частности, возникает вопрос об онтологии культуры. Онтология (от греч. ontos - сущее и logos - слово, понятие, учение) - учение о сущем как таковом, о всеобщих характеристиках бытия, воссоздаваемых при помощи понятий. Ведь каждое понятие обобщает, поэтому мы можем сказать, что онтология учит о неизменном и вечном в изменяющемся мире вещей и явлений. Приступая к осмыслению определения культуры (термина «культура»), мы обнаруживаем, что любое определение не воспроизводит (да и не может воспроизвести) всей системы понятий, воссоздающих ее бытие, понятийный каркас, хотя следует отметить, что сам этот термин (не понятие) является одним из распространенных. Но это говорит скорее о многозначности понятия, чем об изученности и осмысленности самого феномена культуры. А без глубокого осмысления проявлений культуры невозможна и выработка научного понятия. Указать на отдельные формы культуры, непредвзято описать и систематизировать их - это лишь первая ступень в ее познании. Однако исследование не может остановиться на этом первом шаге, ведь его целью является та подоснова, которая объединяет в единую целостность мозаику отдельных проявлений культуры. Вот этому и служит онтология культуры, то есть концепция ее бытия, понимание ее сущности. При этом, конечно, приходится учитывать не только неоднозначность понятия культуры, но и многообразие концепций культуры, скрывающееся за этим понятием. Здесь вполне востребованными оказываются размышления Ю.А. Жданова, его обращение к концепции деятельности.

«Разрывы», «зазоры» между природой и культурой не удалось ликвидировать на почве идеалистического историзма. Этот факт можно рассматривать и как неудачу в построении определенной культурно-философской теории, и как крушение некоего культурного проекта, все еще связанного с эпохой Просвещения. Гегель достраивал свою философию Абсолютного Духа, снимающего в себе все противоречия, когда в Германии, а затем и во всей Европе развивалось движение романтизма. В романтической философии культуры оппозиция «культуры» и «природы» или «культуры» и «жизни» была вновь сформулирована со всей определенностью и резкостью, чтобы остаться впредь одной из основных проблем философии культуры вообще. Другие её проблемы создали противоречия внутри самой культуры, предопределили последующий распад ее внутреннего единства, основой и целью которого служили Бог, Разум, Абсолютный Дух Гегеля. Но с крушением панлогизма Гегеля теряется обоснование укоренённости человека в мире, в истории как объективном процессе, а человек перестаёт находить себя в нём как собственных глубинах бытия, пронизанных светом разума. Поворот от абсолютного разума к индивидуальному духу показывает изменяющуюся ориентацию философии на проблемы культуры, в которой индивидуальный дух (разум, сознание) находит свою реализацию.

Этот поворот весьма отчетливо вырисовывается в работах видного немецкого неогегельянца Германа Глокнера. Характерно название одной из его работ «Приключение духа» (в противоположность гегелевской работе «Феноменология духа» - описание феноменов духа на пути его самосознания). Глокнер обращается не ко всеобщему (как проявлению духа), а к единичному. «Постигнуть необходимо то, как человек проявляется как единственный и уникальный». Вот с этим человеком и должен иметь дело философ (от себя заметим, что такой философ превращается в культуролога), переживая первоначально чуждые ему человеческие судьбы. Философ ищет «мир сам по себе» (философия Гегеля и была ответом на кантовский вопрос

«что такое мир сам по себе») там, «где действует творческая сила и совершенный духовный труд, надо смотреть на это основное отношение в целом художественным образом... проникать в его индивидуальность»5. Несомненно, понимание Гегеля у Ю.А. Жданова более глубокое и проницательное, в особенности, когда речь заходит об античности и античных эстетических идеала и художественной действительности. Понятно, что разрушение европоцентристской позиции связано с крушением иллюзий о возможности построения рационального и гармоничного мира на принципах разума. В конце XIX - первой половине XX века кризис культуры становится одной из основных тем философствования.

Вернёмся, однако, к вопросам об онтологии, бытии и сущности. Сущность -это то главное в предмете, что характеризует его в плане наиболее важного и значительного, сущность - это истина бытия. Хотя мы привыкли иметь дело с теми или иными проявлениями культуры, ее разновидностями, например, театр, изобразительное искусство, литература и так далее, это еще не сущность, это явления. Принято говорить, что сущность «является», а явление «существенно», необходимо совершить переход от явлений к сущности, чем, собственно говоря, и занято научное познание. Дойти до самой сути вещей - в этом и состоит цель научного познания, включая и культурологию. Такое познание опирается на понятийный анализ, именно обращение к вопросу о сущности и позволяет воссоздать онтологию бытия, дать его понятийный портрет. Сущность культуры - это ее внутренняя структура, способ функционирования, посредством которого культура воспроизводится как целостная система. Можно также отметить, что вопрос о сущности - это центральный вопрос в онтологии культуры. А поскольку, как мы видели, существуют многообразные теоретические концепции культуры, то и подходы к пониманию сущности культуры далеко не однозначны. Возвращаясь к размышлениям Ю.А. Жданова о культуре, отметим что они возвращают нас к вопросу, чего начинается культура?

А начинается она с единичного. Культура - это, в первую очередь, мир окружающих нас вещей, несущих на себе отпечаток человеческой деятельности. Культура - это мир удовлетворенных и еще не удовлетворенных, проецируемых вовне человеческих потребностей. Вовне - прежде всего на природу или на уже преобразованную природу, существующую в окультуренной форме, или даже на рафинированные предметы культуры, которые должны быть вовлечены в какую-то иную систему культуры. В любом случае культура есть обработанная, «окультивированная» природа, а окружающие нас вещи - мир «оживших предметов», начиная с бытового окружения и завершая произведениями искусства и бесценными шедеврами, созданными человеческим трудом. Обращение к вопросу о сущности культуры и должно показать то, чем отличается человеческий мир культуры от самовоспроизводящей себя природы.

Каковы те механизмы, которые позволяют воспроизводить культуру как целостную систему? Здесь крайне важным выступает вопрос о том, что культура, будучи «второй природой» не только не противостоит первой, но и является условием воспроизводства первой. «Человек и его культура несут в себе природу матери -земли, свою биологическую предысторию. Это особенно наглядно обнаруживается сейчас, когда начался выход в космос, где без создания в космических аппаратах или скафандрах экологического убежища жизнь и труд человека оказываются попросту невозможными. Культурное есть природное, продолженное и преобразованное человеческой деятельностью. И только в этом смысле о культурном можно говорить

как о надприродном, внебиологическом явлении»6. И чем больше мы можем воссоздать культурный смысл окружающей нас «второй природы», не оставаясь на уровне утилитарного пользования «матерью - природой» и отдельными предметами культуры, тем больше мы переходим от явления к сущности, вскрывая ее внешние облачения и рассматривая ее как бы изнутри. Познание сущности культуры - это непрестанное углубление наших знаний о подлинной реальности культуры, механизме ее функционирования. Рассматривая культуру как человеческий мир, как очеловеченную природу и признавая общественную активность человека, мы должны прийти к выводу, что необходимо рассматривать культуру как наиболее универсальную форму человеческой деятельности как в духовной, так и в материальной сфере.

Культура, таким образом, позволяет человеку достигнуть свободы, развивая свой внутренний мир, оперативно реагируя на социальные требования, осознавая их моральный, политический и эстетический смысл, принимать решения и делать нравственный выбор, ведь никакие социальные требования не могут полностью регулировать поведение человека. Поступки, выбор человека говорят о его внутренней и внешней культуре, поскольку внутренняя культура реализуется в поведении и действиях человека. Сердцевина, средоточие культуры и свободы находится в точке пересечения индивидуального «Я» и коллективного «Мы». То, каким путем происходит это пересечение, по необходимости дополняет понятийное рассмотрение культуры, т.е. её онтологию культурной конкретикой, воспроизведет предметные и социальные атрибуты культуры.

Сущность культуры разворачивается в социальном пространстве взаимоотношений человека с природой. В этом случае говорят о и структуре культуры. Наиболее мощный слой культуры - материальные предметы и ценности -«вещественное тело цивилизации». Они создают предпосылки и условия для культурного развития; характеризуют уровень достигнутой культуры, в материальных предметах реализована достигнутая ступень интеллектуального и в целом духовного развития. Наряду с материальными предметами предметную область культуры характеризуют социальные институты, правовые нормы, политические институты и формы государственного устройства. Всех их объединяет то, что они даны человеку в завершённом виде. Индивид не может по своему желанию их менять. Мир культуры, прежде всего, мир предметной и социальной реальности. Второй структурный уровень культуры - это те духовные ценности и установки, которые выработаны в данном обществе. Человек в каждом обществе и культуре повседневно встречается с духовными и нравственными ценностями, которые были выработаны до него, на которые он ориентируется и с которыми он считается. Духовные ценности всегда есть результат глубокой культурной традиции и человек, входя в общество, овладевает теми или иными духовными и нравственными ценностями и, входя в субкультуру, т.е. в относительно самостоятельный сегмент культуры. Третий структурный уровень культуры - это сам человек. Как целостность, личность. Культура позволяет человеку самореализоваться и достичь свободы, и «свободы для» и «свободы от».

Здесь человек присутствует не в социальном, а в индивидуальном измерении. Именно от индивида зависит, как он войдёт в материальный мир культуры, как воспользуется предоставленными ему возможностями. Во многом это определяется социальным происхождением и положением человека. Но и в этом случае конечный выбор остаётся за индивидом, он сам выбирает те или иные социальные ценности и

отдаёт предпочтение той или иной модели поведения. Выбор первоначально ограничен предоставленными индивиду возможностями. Однако в дальнейшем личностный выбор всё больше относится к сфере самоидентификации личности, т.е. к сфере самоопределения. Культурный мир личности не даётся в готовом виде: он формируется на основе того, что дано в социальном и предметном плане, а также того, что дано человеку от природы в виде биологических предпосылок его личности.

Культурология и культурологизирование предполагают включение индивида в природную и социальную контекстуальность как онтологическую событийность, где нет предзаданной логики, но есть субстанциональность человеческой субъективности и право на выбор. И принцип культурологизирования вводит в неповторимый и уникальный мир человека, который не только не исключает, а предполагает внутренний выбор и рефлексию. Методологический принцип культурологизирования легитимизирует присутствие человека, дыхание времени и как вечного порыва, и как слабого дуновения конкретного человеческого существа, что и делает любую теорию, любые события исторической жизни, повороты, перевороты, эпохи такими близкими и понятными. Человеческие импульсы, «человеческое, слишком человеческое», в том числе и с надеждами на объективные законы, которые сам же человек и нарушает, культурные миры обнаруживают свою рукотворность. Другое дело, что технологии -семиотические, лингвистические и т.д. как бы довлеют над индивидом. Но подчиняются ли они собственной логике саморазвития?

Античность, феодализм, капитализм - это типы культуры и типы человеческой деятельности. Любая наука изучает в общем один вопрос, биология - что такое жизнь, культурология - как человек осуществляет свои биологические запросы, что он обязан возделывать, культивировать в себе - простейшие биологические потребности или ценности и идеалы, которые и делают его свободным? Создание мира, в котором человек коммуницирует с себе подобными и благодаря этому создает социум и технологии и есть культура. Справедливо, что коммуникативная функция выступает на первый план, но коммуникация предполагает познание, обобщение, символ. Первоначально, на уровне непосредственной близости к природе, это была мифология. Ю.А. Жданов уделил особое внимание глубокой символике мифа об Эрисихтоне, предвосхитившего наступление техногенной цивилизации.

Попытка самоопределения в этом мире и выступает началом обретения свободы и началом теорийного отношения к миру, но уже появление личности и личностного континуума со всеми его вечными вопросами и создаёт перспективу познания, научные открытия и вечное стремление приблизиться к этим вечным вопросам (Кант). Трансцендентные цели познания и интуиция и творчество. Таково начало философии и науки. Культурология, если она претендует на статус науки, должна увидеть себя здесь, в этом ряду. И она находит себя, но как философия, философия науки. Как и ранее вычленение культурологии начинается как размежевание «физики» и «метафизики».

Как только трансцендентные цели уступают место культурной эмпирии, начинается культурология. Происходит размежевание с философией в предметной области. Но остаётся философия как методологическая основа культурологизирования и здесь всегда будут востребованы идеи Ю.А. Жданова как глубокого философа и культуролога.

В.Е. Давидович (1922-2009)

Всеволод Евгеньевич Давидович - признанный специалист в области философской антропологии широко известен и как культуролог, основатель, наряду с Ю.А. Ждановым и М.К. Петровым, Ростовской философско-культурологической школы. Учеными Ростовской школы развиваются идеи деятельностной природы

культуры. Успех этого направления во многом стал возможен благодаря антропологическому повороту в философии и культурологии, который совершил В.Е. Давидович. Культурология как самостоятельная дисциплина заявила о себе в условиях разрушения исторического панлогизма и тематического поворота к проблематике человека, характерных для всего XX века.

«Антропологический поворот» в философии и культурологии, совершённый В.Е.Давидовичем, открыл новые горизонты исследования. Он в своё время писал: «Человечество всегда существовало как некоторое единство, общность не столько суммативная, сколько интегративная. Разумеется, от поколения к поколению эта общность как бы уплотнялась, ощущение неотделимости индивидов и народов друг от друга нарастало. И в наши дни глобальное миропонимание становится явью. Заботы Рода людей коснулись всех и каждого. Сегодня уже практически почти невозможно прошагать свою жизнь в рамках лишь собственного, сугубо персонального пути. Биография пересекается со всемирной историей. И судьбы Рода накладывают властную печать на бытие индивида. Это обстоятельство повелительно побуждает к тому, чтобы любой из нас соотносил свои цели и ценности с состоянием и перспективами Человечества. Глобальные мотивы звучат все чаще, и их воздействие на судьбы малых сих становятся все грознее и внушительнее»7.

Действительно, в многообразных ликах культур и их внутренних различиях просвечивает образ единого человечества. Череда верований, художественных шедевров, философских идей, научных открытий, обычаев свободно компонуется вдоль хронологической оси без противопоставления архаического и современного, передового и реакционного, развитого и отсталого, без перегородок общественно-экономических формаций и социально-политических различий. В этом случае культура рассматривается изнутри, как самозначащее образование, и её сердцевиной выступает человек как самозначащая ценность. Культурный мир - это единый космос, в котором слиты человек и окружающая его природа, что влияет на социальную психологию этноса, формирует национальный характер и детерминирует направленность его практической деятельности. Культурная коммуникация в этом случае находится на пересечении амбивалентных устремлений общества: сохранить историческое своеобразие, этический и эстетический потенциал и влиться во всепланетарное и всевременное единство человечества.

Насколько это приемлемо для культурологии, которая выполняет важнейшую социальную функцию? Речь идёт, прежде всего, о сохранении культуры как отношений, которые сложились в обществе, как нормы и образца поведения, освящённого традицией и обязательного для представителей данного общества и различных его социальных слоёв. Вне культуры (и её системного обоснования, каковым выступает в том числе и культурология) невозможна передача социального опыта, осуществляемого каждым поколением не только путем освоения предметного мира, навыков и приёмов технологического отношения к природе, но и культурных ценностей и образцов поведения. Культура - целостная система, и в этом плане в историческом и географическом пространстве сосуществовали и сосуществуют удивительно разнообразные и неповторимые культурные миры, которые и придают уникальность культурному облику народов, стран и континентов. В настоящее время актуальной становится проблема глобальных и локальных (региональных) измерений культуры, единых в своей основе, а из этого теоретического обстоятельства вытекают особо значимая для Южного региона практическая проблема межкультурных

7 Давидович В.Е. В зеркале философии. Ростов-на-Дону, 1997. БЯЬ: http://www.klex.ru/author/davidovich_v.

коммуникаций. Задачи культурологии (для чего и чему мы готовим) в этом контексте могут быть определены следующим образом: осмысление жизненного мира человека в его смысловой наполненности и подготовка индивида к межкультурной коммуникации, выходящей за пределы языковых и символических различий; формирование коммуникационного пространства и овладение способами и средствами вхождения в мировую коммуникацию.

Культура составляет базис цивилизационнх миров. Культурное многообразие, уникальность и неповторимость кроются в соотнесении различных человеческих сообществ, такое соотнесение не может быть их чисто умозрительным сопоставлением, ведь мировые культуры в том виде, в каком мы можем их сегодня наблюдать и изучать, представляют собой продукт длительного исторического развития, в котором сами культуры как культурно-исторические системы трансформировались, модифицировались и изменяли внутреннюю структуру. Прежде всего, надо принять во внимание то важнейшее обстоятельство, что культура - это мощный механизм антропологического воздействия, способ адаптации индивида к культурным потребностям общества и индивидуальной реализации накопленного этнического и национального опыта. В этом смысле культура коренится в глубинах исторической памяти, и сохранение культуры представляет собой воспроизводство способов трансляции знания и обновления социального опыта. Открытие понятия «культура» позволило увидеть море фактов человеческой истории, прошлого и настоящего в совершенно ином свете - как способа человеческой деятельности, позволяющей воспроизводить человека как существо общественное, служить основанием социума.

В.Е. Давидович был одним из первых, кто поставил вопрос о необходимости осмысления понятия «культура» и создания самостоятельной теории культуры. Он размышлял о понятии «культура»: «Нужно понимать жизнь, видеть, куда влечёт нас поток событий. И поэтому, как ни сложно это занятие, всё же приступим к анализу как понятия культуры, так и того, что оно выражает, углубимся в осмысление её сути»8. Присоединяясь к пониманию культуры как «специфического способа человеческой деятельности», В.Е. Давидович и Ю.А. Жданов внесли существенный вклад в деятельностную концепцию культуры. Развиваемое в рамках деятельностной концепции понимание культуры в какой-то степени сближает понятия «культура» и «общество» и в целом соотносит уровень культурного развития с поступательным развитием общества как субъекта общественного развития. В этом случае культура раскрывает качественное состояние общества и тем самым реализует антропологические возможности рассматриваемого подхода. Правда, возникает и сопутствующий вопрос: что же представляет собой в целом сам субъект, носитель культуры, общество или личность? С теоретических позиций В.Е. Давидовича вопрос этот должен и может рассматриваться с точки зрения свободы, которая характеризует и общество, и личность.

Можно сказать, что культура характеризует степень свободы, достигаемой человеком, личностью в процессе общественного развития. Мы следуем в этом важном вопросе методологическим указаниям В.Е. Давидовича, который принципиально поставил вопрос о том, что речь надо вести не о «свободе от», а о «свободе для». В.Е. Давидович в своем исследовании свободы указал четыре её грани: «свободу жить», «свободу мыслить», «свободу решать» и «свободу действовать»9. Изучение культуры предполагает единство личности и общества,

8 Культурология. Под ред. Г.В. Драча. Ростов-на-Дону, 1995. С. 74.

9 См.: Давидович В.Е. Грани свободы. М., 1969.

которое и характеризует уровень достигнутой свободы, всей системы общественных отношений, в центре которых находится человек. Такой подход допускает органическую связь с теорией общественно-экономических формаций, разграничение типов культуры по типу общественно-экономических формаций. Но в этом смысле прогрессирующее развитие человечества по пути культуры может рассматриваться как сознательно выбранное движение на пути к свободе.

Когда вопрос переходит в плоскость «свободы для», а не «свободы от», он замыкается на личность, её готовность принять на себя общественные обязательства и личную ответственность. Положение личности в обществе оказывается показателем достигнутого уровня свободы и одновременно противоречия между личностью и обществом. Общественное развитие есть, по своей сути, разрешение данного противоречия, а культура выступает используемыми и необходимыми для развития общественной активности способами и средствами. Если общество предоставляет максимум возможной личной свободы, это свидетельствует о культурности данной общественной системы, если вводятся ограничения в осуществление гражданами своих прав и свобод, санкционируется произвол и безответственность, это говорит об отсутствии культуры.

В своей основе ответ состоит в том, что понятия «культура» и «личность» взаимораскрывают друг друга. Личность - носитель и творец культуры, а культура -это «опредмеченные формы» человеческой деятельности. Личность понимается как носитель системы ценностей. Регулятивно-правовые и нравственные нормы входят в мир личности как сознательные предпочтения. В то же время социоцентризм, замкнутость культур позволяет рассматривать их не только как социальную систему, но прежде всего как культурную систему индивидуальных предпочтений, определяющих тип общественной деятельности. Понимание культуры как «специфического способа человеческой деятельности» позволяет рассматривать общественную жизнь как целостную динамическую систему, источник самодвижения которой заключается в деятельности самих человеческих индивидов. Возрастание роли субъективно-личностного фактора в общественном развитии В.Е. Давидович, как и другие сторонники деятельностной концепции культуры, связывал с естественно-историческим характером развития общества, понятием «способ деятельности», введенным в широкий научный оборот К.Марксом и Ф. Энгельсом. С помощью такого подхода культура может быть представлена во всем объеме социальных и индивидуальных практик. Общество и культура рассматриваются как проявление двух сторон общественной практики, в которой личность выступает лишь как исчезающий и самовозобновляющийся момент исторического процесса.

В этом смысле культура, конечно, не может быть частью общества, она представляет собой продукт естественного развития человека, продукт его творчества. «Культура, образно говоря, разлита во всём, что составляет общественную жизнь, будучи «своим другим» социальности единой с ней и противоположной ей»10. Исходное понятие, которое дает возможность выявить статус культуры как категории теоретического сознания, является процессуальная категория - человеческая предметная деятельность. В деятельности общественного человека исторически возникла культура. В ней она преобразуется и развивается. С неё следует начать и исследование культуры. Именно деятельность, выступающая в марксовом понимании как «практическая энергия людей», есть предпосылка и действующая причина всей истории культуры. Культура, по мнению В.Е. Давидовича и Ю.А. Жданова, выступает как сущностная принадлежность родового субъекта -

субъекта мировой истории и культуры. Исторический подход - единственно научный метод определения подходов к анализу культуры и построению общей теории культуры. Конечно, культура как способ деятельности - в определенном смысле охватывает всё, что делает общественный человек.

Человек выступает центральным понятием во всей культурологической проблематике. Понятие «культура» выражает родовую специфику человеческой деятельности, полагаемой как способ бытия людей вообще. Понять культуру можно лишь через понимание человеческой деятельности. К. Маркс подчеркивал, что человек является деятельным природным существом, которое само себя утверждает в своем бытии. Таким образом, можно сказать, что через понятие деятельности выражается специфика социальной формы движения материи. Человеческая деятельность выступает основой, подлинной субстанцией реальной истории человеческого рода. Концепции культуры как исторического процесса и как специфического способа деятельности взаимодополняют друг друга. В качестве одного из фундаментальных при построении концепции культуры В.Е. Давидович и Ю.А. Жданов рассматривают вопрос о соотношении теории культуры и ее истории. Без истории нет теории, утверждают они. Теоретическая концепция культуры должна быть выражением историзма, реализацией его методологических и мировоззренческих принципов во всем, от начала до конца. «В деятельности общественного человека исторически возникла культура, в ней она преобразуется и развивается. С неё следует начинать и исследование культуры»11.

Последнее положение нам представляется наиболее важным, утверждающим субстанционализм общества и его истории, в которой нет ничего кроме самих людей, делающих свою историю. Человек, его деятельность оказывается ядром культуры. Культура, взятая как способ деятельности, это не замкнутая, а открытая система. Ее алгоритмы - открытые алгоритмы. Они несут в себе разламывающий и корректирующий моменты, которым-то и является практическая энергия, которая не возможна без перешагивания через себя, без подлинного культурно-исторического творчества, но общественное творчество невозможно без ограничений (алгоритма, норм, права) и самоограничений (традиций, религиозных требований, научных истин и т. д.). Человек, его творческая энергия, сохранение и отрицание, удержание и творческое преодоление - в этих противоречиях растет живое тело культуры, она глубоко диалектична в самой своей сокровенной сути. Будучи способом деятельности, культура включает в себя и её продукты, существуя как бы в двух ипостасях: в самой деятельности она включена в исторически формирующиеся субъективные культурно-творческие способности и, с другой стороны, обнаруживается в мире объективированных культурных ценностей.

Действие организма культуры проявляется как противоречие единство этих двух составляющих. И самый интересный вопрос: культура всегда субъективна и как дух индивида, отдельного человека - творца культуры лишена объективности?12 Дело в том, что культура должна пониматься как диалектически реализующийся процесс в единстве его объективных и субъективных моментов. Культура как срез человеческой жизни вписывает человека в общую природу объективных процессов, следовательно, в своем реальном движении всегда целеполагающа, но и предметна1. Проявление человеческой индивидуальности, её духовного богатства - это более широкое приобщение к культуре. В этом смысле глубина личности - это глубина освоения общечеловеческой культуры. Личность как уникальное индивидуальное образование

11 Жданов Ю.А., Давидович В.Е.Сущность культуры. 2-е изд. Ростов-на-Дону, 2005. С. 215.

12 См.: Там же, с. 232-233.

может сохраниться лишь в той мере, и какой она одновременно является носителем совокупности человеческой культуры. Разница в состоянии личности - это разница между всей совокупностью социальных отношений и той ограниченной совокупностью, с которой человек как личность, как индивид связан непосредственно.

Человеческая деятельность всегда предполагает внешний мир, созданную человеком для человека вещь, а с другой стороны, другого человека, который относится по-человечески к этой вещи, а через нее к другому человеку, затрагивая его внутренние ценности. И человеческая личность существует лишь там, где одна личность в сформированном ей пространстве находится в особом социальном отношении к другой личности, а тем самым и к себе, но опосредованно через отношения к другим людям. Возможности культурологического синтеза в рассмотрении личности открываются при исследовании культуры с позиций принципа деятельности и деятельностного рассмотрения культуры. Антропологическая направленность позиции В.Е. Давидовича позволяет подчеркнуть значение творческих способностей человека как его сущностных сил: «Они выступают как выражение сущностных сил человека, вырастающих на основе естественных задатков в результате реализации этих задатков в процессе человеческой деятельности. Собственно говоря, способности есть та часть духовной структуры личности, которая актуализируется в деятельности, определяет её

13

результат, её качество»13. Способности при этом рассматриваются не в психологическом, а в социально-философском плане. Деятельностная самореализация индивида предстаёт как развертывание человеческих способностей в их общественном применении.

Самореализация способностей человека в «общественном применении» - это один из «стержней личною бытия, обретения смысла жизни». «В способностях человека, исторически сформировавшихся и проявляющихся в реальной деятельности, в конкретных социальных условиях - источник всех свершений культуры»14. В человеческих способностях потенциально содержатся «миры возможного», которые через механизм культуры актуализируются и осуществляются. «Мир культуры, представленный как ценность, - это актуальный мир предметно-развернутых человеческих способностей, опредмеченной деятельности»15. Чем шире открыты перед индивидом возможности духовной культуры, тем многообразнее и богаче индивидуально-культурный мир личности. Способы и социальные механизмы, делающие возможным вхождение личности в общество, становятся способом её саморазвития. В.Е. Давидович говорит о перспективах человека, о человеке как высшем синтезе культуры, о его творческом и созидательном стремлении и на этом основании о культуре как противоречивом единстве процесса и результата.

Единство духовного и социального реализуется в культуре и представляет собой сложное взаимоотношение, осуществляющееся в жизнедеятельности человека. Человека необходимо рассматривать во всех его измерениях, в том числе субъектных и объективированных. «Деятельностное единство» человека выступает на первый план в единстве различных состояний человека и его материальных и духовных предпосылок. «Применительно к анализу культуры, взятой как способ деятельности, обнаруживается, что в ней всё и вся несёт в себе отпечаток целеполагания. В этом смысле культура всегда субъективна. Она человечна, а следовательно, в своём

13 Жданов Ю.А., Давидович В.Е.Сущность культуры. 2-е изд. Ростов-на-Дону, 2005. С. 276.

14 Там же, с. 277.

15 Там же.

реальном движении всегда целеполагающа»16. Человек последовательно рассматривался В.Е. Давидовичем в качестве субъекта культурного творчества, в котором процесс и результат не отрывались друг от друга, что и позволяло провести мысль об антропологическом единстве человечества, поскольку индивид во всех культурах выступает в роли социального творца, продолжающего созидательную культурную деятельность человечества и в то же время остающегося индивидуальным субъектом, находящимся в конкретном, а не абстрактном тождестве с обществом, соединяющим социальный и культурный миры в точке пересечения индивидуального и общего.

Список литературы

1. Давидович В.Е. В зеркале философии. - Ростов-на-Дону, 1997.

2. Давидович В.Е. Грани свободы. - М., 1969.

3. Жданов Ю.А., Давидович В.Е. Сущность культуры. 2-е изд. - Ростов-на-Дону, 2005.

4. Культурология. Под ред. Г.В. Драча. - Ростов-на-Дону, 1995.

5. Glockner H. Das Abenteuer des Geistes. Fr. Verlag. - Stuttgart, 1938.

AT SOURCES OF THE ROSTOV PHILOSOPHICAL AND CULTUROLOGICAL SCHOOL. ARTICLE 2. YU.A. ZHDANOV AND V.E. DAVIDOVICH

G.V. Drach

Southern Federal University e-mail: gvdrach@sfedu.ru

Formation of cultural science as scientific discipline and cross-disciplinary knowledge in our country is in many respects connected with names of scientists of the Rostov state university: M. K. Petrov, Yu. A. Zhdanov, V. E. Davidovich and other founders of the Rostov philosophical and culturological school to whom also the author of this article by right belongs. Their personal contribution to urgent problems of philosophy of culture, philosophical anthropology and a kulturologiya is shown in the second article of G. V. Dracha devoted to Yu. A. Zhdanov and V. E. Davidovich's philosophical and culturological concept.

Keywords: cultural science, culture philosophy, philosophical anthropology, Rostov philosophical and culturological school, culture, Yu.A. Zhdanov, V.E. Davidovich.