Научная статья на тему 'У истоков «Холодной войны»: создание НАТО и его последствия (1947−1955)'

У истоков «Холодной войны»: создание НАТО и его последствия (1947−1955) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
15632
1355
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «У истоков «Холодной войны»: создание НАТО и его последствия (1947−1955)»

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 8. ИСТОРИЯ. 2008. № 2

А.В. Пилько

У ИСТОКОВ «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ»:

СОЗДАНИЕ НАТО И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ (1947-1955)

Начавшаяся во второй половине 40-х гг. прошлого века «холодная война» оказала огромное влияние на развитие межгосударственных отношений. Пожалуй, впервые в истории сформировались два настолько разных, противоположных по многим параметрам лагеря. Действительно, биполярная модель, неотъемлемым атрибутом которой было противостояние Москвы и Вашингтона, была реализована на практике с почти геометрической точностью. Появились не просто две группировки государств, во главе которых стояли свои лидеры — Советский Союз и Соединенные Штаты. Раздел затронул также сферы экономики (плановое хозяйство и свободный рынок) и идеологии (коммунизм и атлантизм). Ничего подобного никогда раньше не происходило.

Вместе с тем нельзя и демонизировать события второй половины XX в., представлять их в качестве борьбы добра и зла, свободы и рабства и т.д. Несмотря на все существовавшие политические, идеологические и иные различия между оппонентами, бипо-лярность представляла собой объективный, сложившийся на конкретный исторический момент баланс сил и, по сути, была наиболее оптимальной (для своего времени), хотя и своеобразной, формой сосуществования сильнейших на планете держав.

В годы «холодной войны» мир не раз стоял на грани ядерной катастрофы. Так, в октябрьские дни 1962 г. человечество действительно могло прекратить свое существование. С трудом удалось избежать возникновения масштабных конфликтов и во время берлинских кризисов 1948-1949 и 1961гг. Поэтому у исследователей, пытающихся проанализировать сложные взаимоотношения основных «игроков», явившихся непосредственными участниками развернувшейся в глобальном масштабе борьбы, данный период вызывает большой интерес1. В связи с этим особое значение при-

1 См., например: Чубарьян А.О. Европейская идея в истории. М., 1987; Филлитов А.М. Германский вопрос: от раскола к объединению. М., 1993; Иванян Э.А. Рональд Рейган. Хроника жизни и времени. М., 1991; Иванов Р.Ф. Дуайт Эйзенхауэр. М., 1998; Арзаканян М.Ц. Де Голль на пути к власти. М., 2001; Шилов В.С. Внешняя политика и партии во Франции (1969-1981). М., 1994; Орлова М.И. ГДР: рождение и крах. М., 2000.

обретает изучение причин начала биполярного противостояния, его истоков. Цель эта вряд ли достижима без решения весьма важной задачи: комплексного, структурного анализа формирования биполярной системы международных отношений как таковой, а также основных «несущих конструкций» биполярности — противостоявших друг другу военно-политических альянсов, одним из которых была Организация Североатлантического договора, а другим — Организация Варшавского договора.

Безусловно, НАТО является одним из символов «холодной войны». Этот союз, сумевший дожить до настоящего времени (что само по себе представляет собой уникальное явление), был, как и его бывший противник ОВД, «продуктом» своей эпохи, поскольку отличался от своих предшественников (крупных военных союзов прошлого) целым рядом новых черт. К их числу можно отнести, во-первых, высокую степень идеологизации его политики. Альянс изначально создавался под лозунгами защиты так называемого «свободного мира», «демократии» от якобы имевшей место коммунистической экспансии. Он был демонстрацией «единства Запада» перед лицом советской угрозы. При этом никто не брал в расчет крайнюю истощенность Советского Союза после окончания войны и его явное нежелание втягиваться в новое противостояние.

Во-вторых, можно отметить сильную разветвленность внутренней структуры НАТО (формирование которой, впрочем, растянулось на годы). Подобное число внутренних «органов» союза и степень координации работы между ними никогда не существовали в прошлом. И хотя в ряде случаев такое «внутреннее строение» приводит к излишней бюрократизации функционирования альянса, сложившийся механизм может считаться относительно эффективным хотя бы потому, что сохранился до настоящего времени.

В-третьих, необходимо обратить внимание на глубину военной интеграции участников. Подобный уровень взаимной вовлеченности союзников в процесс военного сотрудничества ранее никогда не наблюдался. Во многом это объясняется наличием ярко выраженного лидера блока — Соединенных Штатов, которые «мягко» контролируют деятельность своих партнеров.

И наконец, в-четвертых, большое значение имеет политический компонент, играющий значительную роль в функционировании Североатлантического альянса. Организацию, создававшуюся в основном для решения задач военного характера, следует относить уже не к военно-политическим, а к политико-военным союзам. Невоенная роль НАТО — расширение политического сотрудничества с не входящими в альянс государствами, реализация ряда научных и гуманитарных проектов — продолжает возрастать.

Создание НАТО стало венцом блокового строительства Запада, а включение в состав альянса Западной Германии вызвало острую реакцию СССР и спровоцировало его на формирование своего собственного военно-политического объединения. Оба процесса, завершившихся в 1955 г., знаменовали собой окончание блокового строительства в Европе. К середине 50-х гг. расстановка сил в этом регионе мира стала предельно ясной. Однако рождение Североатлантического альянса происходило достаточно непросто. На наш взгляд, этот процесс начался с 1947-1948 гг., когда на карте Европы появились англо-французский блок (созданный согласно Дюнкеркскому договору), а затем и Западный союз (иногда именуемый в отечественной историографии Брюссельским пактом). В чертах, близких к современным, блок НАТО стал существовать лишь к концу 60-х гг., пройдя при этом через «кризис доверия» — ряд острых разногласий между союзниками. Однако думается, что ключевым периодом в создании этой организации следует считать 1947-1955 гг., когда были заложены базовые основы ее функционирования. Изучению именно этого периода и посвящено наше исследование.

Разделение мира на два конфронтационных лагеря четко просматривалось уже к середине 1947 г. Приоритетным направлением во внешнеполитической стратегии СССР было установление и упрочение контроля над странами Восточной Европы, формирование своего рода «пояса безопасности» на своих западных границах. Основным мотивом американской стратегии было создание «кольца союзников» вокруг советской сферы влияния. Советские руководители продолжали вести довольно сдержанную политику по отношению к США, заявляя о необходимости дальнейшего сотрудничества, однако это становилось все труднее, поскольку в отношениях между партнерами по антигитлеровской коалиции накапливались серьезные проблемы. Так, 1 января 1947 г. без учета мнения Москвы были объединены американская и английская оккупационные зоны в Германии и возникла так называемая «Бизония». Одновременно начались переговоры о ее превращении в «Тризонию». Западные союзники предприняли и определенные шаги, инициировавшие процесс военно-политической интеграции в Европе, — 4 марта 1947 г. в Дюнкерке был подписан франко-британский союзный договор.

Начало западноевропейской военно-политической интеграции совпало по времени с ужесточением американской политики в отношении СССР. Выступая 12 марта 1947 г. с обращением к

конгрессу, Г. Трумэн указал, что сложившееся в Греции и Турции положение угрожает безопасности Соединенных Штатов. Президент США призвал парламентариев не только оказать финансовую помощь этим государствам, но и направить туда американский персонал для противодействия коммунистической экспансии. «Доктрина Трумэна» впервые ярко продемонстрировала, что Вашингтон нацелен на серьезное противостояние с Москвой и намерен прибегнуть к политике ее решительного «сдерживания» на международной арене. Тем временем обстановка в мире накалялась. Так, большой резонанс получили февральские события 1948 г. в Чехословакии, которые ускорили превращение англофранцузского союзного договора в Западный союз. Впрочем, еще в направленном 13 января в Государственный департамент США меморандуме «Взгляд на создание Западного союза» министр иностранных дел Великобритании Э. Бевин заявлял, что осуществление «плана Маршалла» может стать недостаточным для спасения Европы от коммунизма. Он предлагал создание западной «оборонительной системы». В ее рамках в Европе могли бы объединиться Великобритания, Франция, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Италия, Греция, Португалия и Скандинавские страны. Предполагалось, что в союз могут войти также Германия и Испания2.

В качестве первого шага образования Западного союза в меморандуме предлагалось заключение Великобританией и Францией отдельных двусторонних военно-политических договоров со странами Бенилюкса, с принятием за основу Дюнкеркского договора. Поддержка США будущего блока зависела от формы союза. 5 февраля 1948 г. Лондон проинформировал внешнеполитическое ведомство Соединенных Штатов о готовности осуществить план создания блока на основе заключения многостороннего договора по предложенной Вашингтоном модели межамериканского пакта Рио-де-Жанейро 1947 г.3 Проект создания союза западноевропейских государств был представлен широкой общественности 22 января 1948 г. Э. Бевин, обвинив СССР в намерении установить коммунистический контроль над государствами Восточной Европы, указал в связи с этим на необходимость консолидации Европы Западной4. 18 февраля 1948 г. на совместной конференции руководители Бельгии, Нидерландов и Люксембурга выработали единую платформу для ведения переговоров с Великобританией

2 FRUS. 1948. Vol. 3. P. 5.

3 См.: Арбатов А.Г. Современная внешняя политика США. М., 1984.

4 См.: Быстрова Н.Е. СССР и формирование военно-блокового противостояния в Европе (1945-1955). М., 2005. Т. 1. С. 165.

и Францией о проекте создания регионального военно-политического и экономического блока.

Одновременно продолжалась эскалация противостояния по линии СССР — Запад. 25 февраля 1948 г. «Бизония» была преобразована в «Тризонию» путем присоединения французской зоны оккупации к уже объединившимся английской и американской. Фактически прекратил свое существование и Союзный контрольный совет. США стремились сохранить за собой западногерманский плацдарм, поскольку, как считал Г. Трумэн, без Германии оборона Европы стала бы арьергардной операцией у берегов Атлантики5. К серьезному ухудшению отношений между СССР и его бывшими союзниками привели решения Лондонской конференции (февраль-июнь 1948 г.), в которой приняли участие США, Великобритания и Франция. Отметим, что в нарушение Потсдамских соглашений СССР не получил на нее приглашения. Повестка этого мероприятия также была составлена без учета даже гипотетической возможности того, что соглашения с Советским Союзом по германскому вопросу можно достигнуть. Основные вопросы касались отношения Западной Германии к программе экономического восстановления Европы, контроля над Рурским райном, репараций, вовлечения стран Бенилюкса в процесс разработки общей западной политики в отношении Германии и некоторых других проблем. К ключевым решениям конференции относится достижение договоренности о совместном управлении тремя оккупационными зонами как единым политическим и экономическим пространством. Наряду с постановлениями англоамериканского совещания во Франкфурте-на-Майне (январь 1948 г.) о придании их зональным органам власти характера правительственных лондонские договоренности справедливо рассматривались в Москве как очередной шаг к созданию сепаратного западногерманского государства. Протест против действий западных держав был выражен в советской ноте 6 марта 1948 г.6

Германский вопрос стал одним из основных противоречий на заключительной стадии переговоров представителей Великобритании, Франции и Бенилюкса о создании Западного союза, которые проходили 4-12 марта 1948 г. в Брюсселе. Малые европейские государства пытались исключить из проекта договора упоминания о противодействии германской агрессии, надеясь на привлечение в будущем к участию в блоке Западной Германии. Франция же наоборот считала необходимым сохранить формулировку об отражении германской агрессии. Великобритания заняла

5 Truman H. Memoires by Harry S. Truman. N.Y., 1956. Vol. 2. P. 253.

6 См.: Быстрова Н.Е. Указ. соч. Т. 1. С. 168.

компромиссную позицию, предлагая, с одной стороны, упомянуть о противодействии «возможной» агрессивной политике со стороны Германии, а с другой — рассматривать Западную Германию в качестве обязательного будущего члена Европейского сообщества7. Расхождения во взглядах дипломатов западных стран вызывали как форма создаваемого союза, так и его дальнейшее развитие. В частности, Лондон видел в создаваемом объединении прежде всего прообраз будущего широкого альянса и необходимую ступень для расширения военно-политической интеграции в Западной Европе. Такие взгляды разделялись и Соединенными Штатами.

После согласования всех спорных вопросов Великобритания, Франция, Бельгия, Нидерланды и Люксембург подписали 17 марта 1948 г. в Брюсселе договор об экономическом, социальном и культурном сотрудничестве и коллективной самообороне сроком на 50 лет. Четвертая статья договора предполагала оказание помощи в случае вооруженного нападения в Европе на какую-либо из договаривающихся сторон8. Для урегулирования всех политических и военных вопросов в отношениях между участниками предусматривалось создание постоянно действующего консультативного совета. Начав работу, Совет сразу же принял решение о создании штаба Западного союза, объединенного командования его сухопутными, морскими и воздушными силами9. С лета 1948 г. постоянный военный комитет приступил к разработке стратегических планов на случай войны с СССР. В качестве первого рубежа обороны предлагалось использовать линию Бремен — Баден.

Соединенные Штаты в целом положительно оценивали процесс западноевропейской военно-политической интеграции, однако полагали, что сделанного недостаточно. По мнению Вашингтона, Западный союз все же не отвечал задачам сдерживания СССР и поэтому требовалось создание более широкого объединения. 11 марта 1948 г. (фактически одновременно с переговорами в Брюсселе) в Государственный департамент США был передан подготовленный правительством Великобритании проект развития англо-американской блоковой политики в Западной Европе и Северной Атлантике, в котором были представлены различные варианты создания совместной американо-западноевропейской системы безопасности. Они послужили основой для проведения англо-американо-канадских переговоров (с 22 марта по 1 апреля 1948 г.). На них определялась общая линия развития блоковой

7 Там же. С. 169.

8 Там же. С. 170.

9 Там же. С. 171.

политики западных держав. В результате стороны пришли к согласию, что отвечать их интересам может только многостороннее военно-политическое объединение. Однако весной 1948 г. Вашингтон еще не принял окончательного решения о необходимости связать себя военным союзом с Западной Европой. Отчасти причиной этого были укоренившиеся традиции изоляционизма. Препятствие было преодолено 11 июня 1948 г. после принятия сенатом резолюции Ванденберга10. Резолюция санкционировала кардинальные изменения во внешней политике США.

Летом 1948 г. разразился первый кризис «холодной войны» — Берлинский. Он в значительной степени ускорил формирование Организации Североатлантического договора. В ответ на проведение 20 июня 1948 г. сепаратной денежной реформы в западных оккупационных зонах и Западном Берлине, советское руководство приняло необходимые меры: 1)в зоне оккупации СССР 24 июня началась денежная реформа; 2) с целью избежать подрыва восточногерманской экономики был блокирован Западный Берлин. 23-24 июня 1948 г. в Варшаве состоялось совещание министров иностранных дел СССР, Польши, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Югославии и Албании в связи с сепаратными действиями США, Великобритании и Франции в отношении Германии. Призыв его участников провести мероприятия по демилитаризации последней, созданию временного демократического общегерманского правительства и (в соответствии с Потсдамским соглашением) заключить с ней мирный договор не встретил поддержки западных держав11.

На отказ Советского Союза снять блокаду Западного Берлина Соединенные Штаты, Великобритания и Франция ответили расширением военного сотрудничества. В июле 1948 г. начались переговоры правительств США и Канады с представителями стран Западного союза. Предметом переговоров было заключение Атлантического союза. Руководствуясь интересами национальной безопасности, Вашингтон стремился включить в сферу действия будущего объединения в том числе и государства, обладающие стратегическими плацдармами для размещения американских баз — Норвегию (Шпицберген), Данию (Гренландия), Португалию (Азорские острова), Исландию. В свою очередь в неспокойной международной обстановке конца 40-х гг. XX в. большинство западноевропейских стран опасалось за свою безопасность и стремилось к союзу с Соединенными Штатами, которые могли им ее

10 http://www.nato.int/docu/basictxt/b480611a.htm

11 Внешняя политика Советского Союза. 1948. М., 1952. Ч. 1. С. 237-248.

гарантировать. Поэтому дальнейшее ускоренное развитие процесса западноевропейской военно-политической интеграции с участием североамериканского элемента было вполне логичным.

В сентябре 1948 г. постоянным военным комитетом Западного союза было принято решение о формировании военной организации западноевропейский системы безопасности, а в октябре того же года был образован Комитет главнокомандующих трех видов вооруженных сил стран-участниц этого объединения. Его председателем был избран фельдмаршал Б. Монтгомери. К ноябрю правительства ведущих западных государств в принципе одобрили проект создания американо-западноевропейского альянса как основного направления военно-политической интеграции Запада. Впрочем, переговоры по этому поводу продолжались вплоть до конца 1948 г. Обсуждались в основном два вопроса — об обязательствах по будущему договору и зоне его действия. Наконец, 4 апреля 1949 г. был официально подписан Вашингтонский договор о создании Организации Североатлантического договора. Характеризуя направленность этого союза, американский обозреватель У. Липпманн писал: «В действительности Атлантический пакт и военная помощь преследуют тройную цель: во-первых, увеличить вооруженные силы в Западной Европе до такой степени, чтобы было ясно, что ни одно правительство не может быть свергнуто пятой колонной; во-вторых, заложить основы для договоренностей, в соответствии с которыми Соединенные Штаты сохранят вооруженные силы в Европе после того как мирный договор с Германией будет согласован; в-третьих, создать уверенность в том, что блицкригу можно будет оказать сопротивление так, чтобы у нас было время послать подкрепление»12.

В выработке своей блоковой стратегии США уделяли большое внимание достижению идеологического единства со своими союзниками. Атлантический блок виделся в Вашингтоне как всемирный антикоммунистический альянс с определенной идеологической концепцией. Суть ее состояла в том, что так называемые «атлантические государства» (страны Западной Европы и Северной Америки) представляют собой особый тип цивилизации, что делает их отдельным культурным и политическим сообществом. В качестве примера теоретических изысканий в этом направлении можно привести опубликованную еще в 1940 г. работу американского публициста К. Стрейта13, в которой предлагалось создать союз демократий на основе федеративной модели,

12 Цит. по: Быстрова Н.Е. Указ. соч. Т. 1. С. 207.

13 Streit C. Union Now. The Proposal for Inter-Democraty Federal Union. N.Y.,

1940.

предусматривающей общее правительство, вооруженные силы, валюту и почту. В состав такого надгосударственного образования планировалось включить Соединенные Штаты, Великобританию, Ирландию, Канаду, Францию, Бельгию, Нидерланды, Швейцарию, Данию, Норвегию, Швецию, Финляндию, Австралию, Новую Зеландию и Южно-Африканский союз. Считается, что именно Стрейт ввел в оборот понятие «Североатлантический союз».

В 1944 г. «инициативу» в пропаганде атлантической цивилизации подхватил У. Липпман, предложивший создать военно-политический блок западных держав под названием «Атлантическое сообщество наций». К числу участников такого объединения он относил 42 государства14. При этом культурная общность атлантических стран обосновывалась им следующим образом: «Национальные различия внутри атлантического района являются вариациями одной и той же культурной традиции. Ибо атлантическое сообщество есть распространение западного или латинского христианства из Западного Средиземноморья на весь бассейн Атлантического океана. Его границы ... в Германии и Центральной Европе ... соответствуют границам западной части Римской империи. За атлантическим сообществом находится мир, который еще остается наследником Византии, а дальше лежат мусульманское, индийское и китайское сообщества»15. Окончание Второй мировой войны и последующее разделение мира на два лагеря дало новый толчок атлантическим изысканиям, особенно в связи с созданием Организации Североатлантического договора. Так, по мнению американского исследователя Г. Коэна, НАТО следует считать «стратегической ассоциацией с общими интересами, а также союзом наций, верящих в свободные гражданские права и представительную парламентскую демократию», которые объединены «общностью цивилизации»16.

Впрочем, было не вполне понятно, каким образом западный военно-политический союз, основанный на общих ценностях, будет реализован на практике. Соглашение о создании НАТО вскоре было дополнено разработкой проекта Договора об учреждении Европейского оборонительного сообщества по «плану Плевена»17. Она была начата в феврале 1951 г. и завершилась подписанием 27 мая 1952 г. в Париже соответствующего договора (его участниками стали Франция, Западная Германия, Италия, Бельгия, Ни-

14 Lippmann W. U.S. War Aims. Boston, 1944.

15 Ibid. P. 87.

16 Kohn H. Has NATO a Future? - NATO Letter, 05.1960. P. 7.

17 Предложен премьер-министром Франции Р. Плевеном.

дерланды и Люксембург). На основе ЕОС французское правительство предлагало включить ФРГ в западноевропейскую военную систему не посредством Североатлантического альянса, а через формирование европейской армии. Согласно концепции создания ЕОС, его немецкий контингент должен был состоять из отдельных батальонов. На более высоком командном уровне немецкое представительство не предусматривалось. Помимо этого в состав «евроармии» должен был быть включен весь западногерманский контингент. В то же время остальные участники этого проекта ограничивались лишь частью своих вооруженных сил. Следует отметить, что в рамках этой схемы участие Западной Германии непосредственно в НАТО вообще не предполагалось. Именно поэтому Соединенные Штаты не сразу поддержали план Пле-вена, а сделали это лишь в июле 1951 г. после серии консультаций с западноевропейскими членами Североатлантического альянса. Однако Вашингтон не оставил своих попыток добиться для ФРГ более важной роли. В сочетании со страхом перед воссозданием германской военной машины, который существовал в Европе, это привело к краху ЕОС. В конечном итоге французские законодатели отказались поддержать этот план в 1954 г.

Вместе с тем создание прочной военной структуры, которая могла бы связать страны Запада (на основе ЕОС или НАТО), стало в первой половине 50-х г., с точки зрения политических элит западных держав, насущной необходимостью. И катализатором этого процесса явилась начавшаяся война на Корейском полуострове. Этот конфликт оказал большое психологическое воздействие на блоковую политику Запада, впервые подтвердив вероятность прямого военного столкновения между двумя сверхдержавами. Именно «благодаря» ему западные державы получили возможность использовать советский идеологический жупел для оправдания широкомасштабного военного строительства на основе НАТО.

После победы революции в Китае в 1949 г. события 19501953 гг. в Соединенных Штатах были восприняты как начало претворения в жизнь неких тайных целей советско-китайского альянса и широкое распространение коммунизма в Азии. В июне 1950 г. Г. Трумэн, опираясь на решение Организации Объединенных Наций, отдал распоряжение американским вооруженным силам оказать поддержку южнокорейской армии. В итоге вооруженный конфликт на полуострове вылился в настоящую войну, участие в которой, помимо Северной и Южной Кореи, приняли страны НАТО, Китай, Советский Союз. США потеряли в этой войне около 142 тыс. военнослужащих, другие страны, входившие в коалицию

ООН, — около 17 тыс., а СССР, не афишировавший свое участие и не отправлявший официально своего контингента в Корею (поддержка оказывалась в основном ВВС), — около 300 человек и до 335 боевых самолетов. Его союзники — северокорейские войска и китайские подразделения — от 2 до 4 млн. Отметим, что ни Советский Союз, ни Соединенные Штаты не считали себя побежденными. Окончание войны в 1953 г. не повлекло за собой решения корейского вопроса и показало примерное равенство сил двух сверхдержав. Вместе с тем следует отметить, что хотя война в Корее стимулировала развитие военно-политической интеграции на Западе, она отвлекала его финансовые ресурсы от этой задачи. В самих Соединенных Штатах результаты конфликта были восприняты как успех в «сдерживании» коммунизма. В теоретическом плане этот конфликт стал предвестником концепции «ограниченной войны» и доктрины «гибкого реагирования». Вашингтон вступил также на путь ускоренной милитаризации, удвоив в начале 50-х гг. XX в. свои вооруженные силы, увеличив в пять раз военный бюджет и более чем в два раза — объемы военной помощи союзникам18. При этом главным инструментом европейской политики США сделался Североатлантический альянс, ядром вооруженных сил которого все чаще стала рассматриваться западногерманская армия.

С конца 1950 г. политическое руководство СССР постепенно начинает воспринимать Организацию Североатлантического договора как непосредственную угрозу своей безопасности. Особую озабоченность вызывала ремилитаризация ФРГ и проект создания европейской армии. Действительно, в это время ударными темпами развивается структура западного альянса. Предусматривается создание трех основных органов и пяти региональных групп планирования. В частности, создается Комитет обороны, объединивший глав военных ведомств стран НАТО и отвечавший непосредственно перед Советом за обеспечение безопасности в зоне ответственности альянса. Главными задачами Военного комитета, состоявшего из начальников генеральных штабов и их представителей, являлись консультирование Комитета обороны (и других структурных подразделений НАТО) и предоставление ему рекомендаций о мерах, необходимых для обороны североатлантической зоны. В его рамках была образована Постоянная группа, состоявшая только из представителей США, Великобритании и Франции. Она стала играть важнейшую, если не ключевую, роль

18 См.: Ахалкаци Д.С. Корейская война (1950-1953) и советско-американские отношения // Советская внешняя политика в годы холодной войны (1945-1985). Новое прочтение. М., 1995. С. 212.

в функционировании военной системы НАТО, поскольку координировала и интегрировала военные планы региональных групп планирования, а также передавала их вместе со своими рекомендациями в Военный комитет.

Необходимо подчеркнуть, что такая сложная и разветвленная структура, основанная на системе «сдержек и противовесов», позволяла Соединенным Штатам сохранять свое лидерство в НАТО (они занимали ключевые позиции во всех звеньях этой конструкции). Вместе с тем создавалось впечатление, что все участники блока имеют в той или иной мере возможность влиять на формирование его общей политики. Однако в силу разветвленности всего механизма управления альянсом никто, кроме США, не имел реальных шансов на то, чтобы держать ее под контролем в полном объеме. Наконец, такая достаточно сложная структура хотя и создавала определенные трудности в процессе выработки согласованных позиций, в то же время позволяла давать выход неизбежно возникавшим разногласиям без излишнего обострения конфлик-та19. Если же принять во внимание и те конкретно-исторические условия, в которых происходило становление Североатлантического альянса как военно-политической организации (1949-1955), то конфликт в его рядах был маловероятен. С учетом того, что Западная Европа, безусловно, нуждалась в США для сохранения в неприкосновенности основ своей цивилизации, было ясно, что консенсусный тип отношений внутри НАТО будет превалировать. И только время могло показать степень устойчивости нового объединения государств.

Между тем очевидное неравенство позиций участников потенциально таило в себе зерна будущих конфликтов. Уже в первые годы существования НАТО все союзники фактически разделились на три неравнозначные категории: США — явный лидер; Великобритания и Франция (а позднее и ФРГ) — «младшие», но привилегированные партнеры; остальные — те страны — члены НАТО, от мнения которых мало что зависело. В этой трехступенчатой иерархии особо важную роль играла вторая подгруппа. Обладая прочными позициями в Европе, она выполняла функцию связующего звена между лидером (неевропейским государством) и рядовыми, западноевропейскими участниками блока, помогая консолидировать разномастную коалицию в прочную общность. Помимо этого Лондон, Париж и Бонн облегчали инкорпорацию чужеродного североамериканского компонента в ткань европей-

19 См.: Маныкин А.С., Пилько А.В. Солидарность добровольная и вынужденная в исторической ретроспективе НАТО // Международные процессы. 2006. Т. 4. № 3 (12). Сентябрь-декабрь.

3 ВМУ, история, № 2

ского геополитического пространства. Такая ситуация позволяла США на протяжении первого десятилетия существования НАТО надежно контролировать всю сферу отношений с союзниками, которые предпочитали проводить политику «добровольной солидаризации» (во всяком случае, на первых порах) с бесспорным 20

лидером20.

Следует отметить, что вхождение ФРГ в группу привилегированных партнеров США сопровождалось ее ремилитаризацией (1951-1955). Финальным аккордом (подведшим международную правовую базу под этот нелегитимный с точки зрения Потсдамских соглашений процесс) стала прошедшая с 28 сентября по 3 октября 1954 г. в Лондоне конференция девяти западных государств — США, Канады, Великобритании, Франции, ФРГ, Италии, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга. На ней обсуждался вопрос о присоединении Западной Германии и Италии к Западному союзу и проект создания на его основе Западноевропейского союза21. В связи с решением о присоединении ФРГ к НАТО и Брюссельскому договору Бонн сделал официальное заявление о том, что он не будет применять военную силу для объединения Германии или изменения внешних границ западногерманского государства, а также станет мирным путем решать любые споры между ним и другими странами22. В свою очередь США, Великобритания и Франция подчеркнули, что рассматривают правительство ФРГ как единственное германское правительство и как представителя всего германского народа в международных делах23. Таким образом, после провала планов создания ЕОС западные державы сумели найти ему замену, оказавшуюся достаточно эффективной. После лондонских решений в этом направлении последовал вполне логичный второй шаг. 23 октября 1954 г. в Париже был подписан комплекс соглашений, согласно которым западногерманская армия вошла в структуру НАТО. Одновременно Западный союз с включением в него ФРГ и Италии становился Западноевропейским (ЗЕС), а оккупационный режим на территории Западной Германии прекращался.

В чем же состояли основные отличия «проекта ЗЕС» от «проекта ЕОС»? План создания ЕОС предусматривал принятие ФРГ в НАТО в качестве равноправного члена. Согласно проекту ЗЕС

20 Там же.

21 Документы лондонской конференции 28 сентября — 3 октября 1954 г. и парижской конференции 20-23 октября 1954 г. М., 1954.

22 Сборник основных документов и материалов Организации Североатлантического договора, 1949-1969 гг. М., 1969. С. 112.

23 Там же. С. 113.

участником становилась Великобритания, что не предусматривалось планом создания ЕОС. В Западноевропейском союзе не было наднациональных органов (а в Европейском оборонительном сообществе они являлись неотъемлемой частью всей конструкции). Некоторые элементы наднациональности все же существовали и в ЗЕС (в ряде случаев при голосовании в Совете решение принималось большинством голосов). Вместе с тем трудно спорить с утверждением, что политическое руководство стран-участниц этого интеграционного объединения сохраняло большую самостоятельность. В его рамках не предполагалось и создание европейской армии. Вместо этого предусматривался так называемый «максимальный вклад в оборону», который мог быть изменен по решению либо ЗЕС, либо Совета НАТО (решение должно было приниматься единогласно). Для Великобритании этот вклад составлял 4 дивизии (при этом Лондон оговаривал особые условия участия), для Франции — 14, для Западной Германии и Италии — по 12, для Бельгии, Нидерландов и Люксембурга— 524. Парижские соглашения октября 1954 г. стали новым и во многом решающим этапом как для НАТО, так и для всего процесса западноевропейской военно-политической интеграции в целом. В мае 1955 г. они были ратифицированы западногерманским парламентом, и ФРГ стала полноправным членом Североатлантического альянса. Западный блок был отмобилизован и консолидирован. Настала очередь оппонентов сформировать аналогичную структуру.

Итак, во второй половине 40-х— начале 50-х гг. прошлого века на международной арене появился новый военно-политический союз — Организация Североатлантического договора. Столкнувшись с неуступчивостью СССР по целому ряду вопросов, Запад предпочел создать геополитическую конструкцию, которая могла бы служить инструментом давления на Москву и одновременно оказывать западным державам помощь в достижении политических, экономических и военных целей. Сам по себе процесс военного объединения государств Западной Европы и США на антисоветской основе представлял собой вызов СССР, который, еще не вполне оправившись от последствий войны, вынужден был прилагать сверхусилия, чтобы дать адекватный ответ. Конечно, в сложной обстановке первых послевоенных лет, когда бывшие союзники смотрели друг на друга сквозь призму целого набора стереотипов, трудно было ожидать безоблачного развития

24 См.: Быстрова Н.Е. Указ. соч. Т. 2. С. 458.

их отношений в ближайшем будущем. Поэтому ответственность за возникновение «холодной войны» ложится на всех ее участников. Вместе с тем политика Вашингтона, ставшая катализатором западноевропейского блокового строительства, в целом ряде случаев носила откровенно провокационный характер, своей направленностью вынуждая советское политическое руководство к жесткой ответной реакции. Нужно помнить, что созданием блока НАТО бывшие партнеры СССР по антигитлеровской коалиции сделали первый шаг и инициировали переход биполярного противостояния в более активную форму.

Структурное оформление западного блока сопровождалось попытками переложить ответственность за его образование на Москву. Жупел советской угрозы стал объединяющим фактором для союзников по НАТО. В связи с этим стоит отметить огромную роль Берлинского кризиса 1948 г. в разжигании антисоветской истерии. Будучи достаточно грубой попыткой «влезть в карман» к восточногерманскому государству, она была призвана обеспечить резкий ответ со стороны Советского Союза. Последовавшая блокада, растянувшаяся на достаточно долгий срок, предоставила США и их союзникам прекрасную возможность обвинить Кремль в агрессивном поведении и в наличии у него далеко идущих экспансионистских планов. Таким образом решался целый ряд проблем: от сплачивания разношерстных партнеров по коалиции до создания сепаратного западногерманского государства и предотвращения нейтрализации объединенной Германии (как это предусматривалось комплексом соглашений о послевоенном мирном урегулировании). Германский вопрос, ставший нервом «холодной войны», после 1948 г. надолго вошел в мировую повестку дня и до окончания советско-американского противостояния играл роль барометра в отношениях между сверхдержавами. В политическом же (а также идеологическом) плане официальный Вашингтон умело использовал его с целью реализации своих геополитических расчетов — создания проамериканского военного блока в Европе и обеспечения своего военного присутствия на континенте на неопределенно долгий срок.

Впрочем, сам процесс западноевропейской военно-политической интеграции начался довольно хаотично. Конечно, англофранцузский договор, подписанный в 1947 г. в Дюнкерке, носил ярко выраженный «перестраховочный» характер — был направлен как против СССР, так и против Германии. Созданный на его основе в 1948 г. в Брюсселе, Западный союз представлял собой более оформленное образование, при этом все еще не носившее открытого антисоветского характера (как того требовали США).

Лишь подписание в 1949 г. Вашингтонского договора о создании НАТО представляло собой заявку на формирование коалиции, направленной непосредственно против Советского Союза. Она имела весьма существенное отличие по сравнению со своими предшественниками — этот альянс инкорпорировал чужеродный североамериканский элемент в геополитическое пространство Европы. Однако еще в течение нескольких лет влияние Организации Североатлантического договора было относительно невелико. Требовалось вдохнуть в нее жизнь, сделать ее дееспособным объединением государств. К сказанному можно добавить, что в этот период США решились на весьма важный с точки зрения их традиционной внешней политики шаг — полностью отказаться от свойственного их политическому руководству «изоляционизма» и резко активизировать свои действия не только в «ближнем зарубежье» (Карибском бассейне), но и в далекой Европе. Конечно, с началом «холодной войны» победа «интервен-ционалистов» была предопределена (поскольку широкого зарубежного вмешательства требовали государственные интересы США), и все же этот шаг дался американскому политическому истеблишменту совсем не просто. И это некоторое время сдерживало ускоренное развитие структур Североатлантического блока.

Окончательное превращение Вашингтонского договора из соглашения о формальном союзе в военно-политический альянс произошло во многом под влиянием войны в Корее. Именно она внесла серьезный вклад в «демонизацию» образа СССР и формирование представлений о нем как о враждебной Западу агрессивной державе. События 1950-1953 гг. на Корейском полуострове вкупе с предшествовавшим им обострением германского вопроса, а также революцией 1949 г. в Китае создали на Западе впечатление запланированного коммунистического наступления в Азии и Европе, что в итоге и привело к реализации идеи создания Североатлантического мегасоюза.

Определяющим в эскалации «холодной войны» событием стало также расширение НАТО за счет ФРГ. Инициировав создание сепаратного западногерманского государства, Соединенные Штаты и поддержавшие их политику в этом вопросе (хотя и с некоторыми оговорками) Великобритания и Франция сделали его членом антисоветского альянса. Если учесть, что Бонн не признавал образование ГДР (и в этом находил поддержку своих союзников) и считал себя единственным представителем народа Германии, то следует признать, что подобная политика была открытым вызовом Москве, не принять который она не могла.

Впрочем, среди стран Западной Европы изначально не наблюдалось единства в деле создания европейско-североамерикан-ского блока. Боязнь и подозрительность существовали как в отношении Советского Союза, так и в отношении Германии. Предлагаемая изначально европейцами формула — региональный оборонительный пакт на основе Западного союза — не устраивал Соединенные Штаты. Альтернатива в виде ЕОС (с привлечением ФРГ) также не отвечала их намерениям. Принятое в конце концов решение — образование НАТО и Западноевропейского союза — стало тем самым компромиссным вариантом, на который согласились обе стороны. В ответ на появление Североатлантического блока и включение в него Западной Германии в мае 1955 г. по инициативе СССР была сформирована Организация Варшавского договора. Таким образом, к середине 50-х гг. прошлого века завершилось становление блоковой системы в Европе. Примерно в то же время этот процесс был закончен и на азиатском континенте, где были образованы Багдадский пакт (с 1958 г. — СЕНТО) и СЕАТО, представлявшие собой менее сложные уменьшенные копии НАТО. Фаза становления биполярной системы международных отношений подошла к концу, наступил период ее консолидации. А следовательно, и новый этап «холодной войны».

Поступила в редакцию 31.05.2007

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.