Научная статья на тему 'ТШИНЕЦКИЙ КУЛЬТУРНЫЙ КРУГ В ПРОБЛЕМЕ ЭТНОГЕНЕЗА СЛАВЯН'

ТШИНЕЦКИЙ КУЛЬТУРНЫЙ КРУГ В ПРОБЛЕМЕ ЭТНОГЕНЕЗА СЛАВЯН Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
75
17
Поделиться
Ключевые слова
ПРАСЛАВЯНЕ / ТШИНЕЦКО-КОМАРОВСКАЯ КУЛЬТУРА / БРОНЗОВЫЙ ВЕК / ПРАИНДОЕВРОПЕЙЦЫ / СРЕДНЕЕ ПОДНЕПРОВЬЕ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Лучинский Николай Дмитриевич

В настоящее время по проблеме происхождения праславян и локализации их прародины существуют несколько концепций. Согласно одной из них, праславяне как этническая и языковая общность выделились из среды поздних индоевропейцев Подунавья и инкорпорировались в древнеевропейскую общность на севере Центральной Европы в виде лужицкой культуры, смешавшись там с постшнуровыми культурами комаровского тшинецкого культурного круга, и вытеснив тшинецкую на территорию Среднего Поднепровья в XII-XI вв. до н. э. Вторая волна переселения праславян в союзе с готами шла с Вислы в Поднепровье во II в. до н.э. Использована методика соотнесения данных археологии и лингвистики. Вывод статьи заключается в том, что согласно новым исследованиям прародина славян локализуется на Среднем Днепре.

TRZCINIEC CULTURAL CIRCLE AND THE PROBLEM OF THE ETNOGENESIS OF THE SLAVS

At present there are several hypotheses on the origin of the Proto-Slavs and the localization of their homeland. According to one of them the Proto-Slavs as an ethnic and linguistic community were separated from the late Indo-Europeans in the Danube region and were incorporated into the Ancient European community in the north of Central Europe in the form of the Luzhits culture, mixing there with post-Corded Ware cultures of the Komarovo Tshinec cultural circle, and dislodging the Tshinets culture to the Middle Dnieper in the XIIth-XIth centuries BC. The second wave of resettlement of the Proto-Slavs in alliance with the Goths from the Vistula to the Dnieper region occurred in the 2nd century AD. The author uses the method of correlating some data of archeology with the linguistic ones. The conclusion is made that according to the new research the Slavic homeland is localized in the Middle Dnieper.

Текст научной работы на тему «ТШИНЕЦКИЙ КУЛЬТУРНЫЙ КРУГ В ПРОБЛЕМЕ ЭТНОГЕНЕЗА СЛАВЯН»

Отечественная история

УДК 94

DOI: 10.18384/2310-676X-2018-2-89-96

ТШИНЕЦКИЙ КУЛЬТУРНЫЙ КРУГ В ПРОБЛЕМЕ ЭТНОГЕНЕЗА СЛАВЯН

Лучинский НД.

Московский государственный областной университет 105005, г. Москва, ул. Радио, д. 10А, Российская Федерация

Аннотация. В настоящее время по проблеме происхождения праславян и локализации их прародины существуют несколько концепций. Согласно одной из них, праславяне как этническая и языковая общность выделились из среды поздних индоевропейцев Подуна-вья и инкорпорировались в древнеевропейскую общность на севере Центральной Европы в виде лужицкой культуры, смешавшись там с постшнуровыми культурами комаровского тшинецкого культурного круга, и вытеснив тшинецкую на территорию Среднего Подне-провья в XII—XI вв. до н. э. Вторая волна переселения праславян в союзе с готами шла с Вислы в Поднепровье во II в. до н.э. Использована методика соотнесения данных археологии и лингвистики. Вывод статьи заключается в том, что согласно новым исследованиям прародина славян локализуется на Среднем Днепре.

Ключевые слова: праславяне, тшинецко-комаровская культура, бронзовый век, праиндо-европейцы, Среднее Поднепровье.

TRZCINIEC CULTURAL CIRCLE AND THE PROBLEM OF THE ETNOGENESIS OF THE SLAVS

N. Luchinsky

Moscow Region State University

10A, Radio Street, Moscow, 105005, the Russian Federation

Abstract. At present there are several hypotheses on the origin of the Proto-Slavs and the localization of their homeland. According to one of them the Proto-Slavs as an ethnic and linguistic community were separated from the late Indo-Europeans in the Danube region and were incorporated into the Ancient European community in the north of Central Europe in the form of the Luzhits culture, mixing there with post-Corded Ware cultures of the Komarovo Tshinec cultural circle, and dislodging the Tshinets culture to the Middle Dnieper in the XIIth-XIth centuries BC. The second wave of resettlement of the Proto-Slavs in alliance with the Goths from the Vistula to the Dnieper region occurred in the 2nd century AD. The author uses the method of correlating

© CC BY Лучинский Н.Д., 2018.

some data of archeology with the linguistic ones. The conclusion is made that according to the new research the Slavic homeland is localized in the Middle Dnieper.

Key words: the Proto-Slavs, Trcziniec-Komarov culture, the Bronze Age, the Proto-Indo-Euro-peans, the Middle Dnieper.

Проблема славянского этногенеза лежит в междисциплинарном поле, включающем разные ветви лингвистики, археологию, естественные науки, антропологию, историю, филологию, фольклор, а в последнее время - попу-ляционную генетику. Однако корреляция данных этих научных дисциплин не сокращает числа взаимоисключающих гипотез о локализации славянской прародины [16], что связано не только с разной трактовкой одних и тех же данных, но и с неясностью предмета исследования. Действительно, прасла-вянский период охватывает почти две тысячи лет от выделения праславян-ского языка из праиндоевропейского и до распада праславянского языка. Но для этого временного интервала нет гомогенной археологической культуры. В отличие от индоевропейской проблемы, к происхождению славян можно подойти в диахронии и «сверху» (от исторических славян), и «снизу» (от праиндоевропейцев к историческим славянам). Усилия археологов были сосредоточены на идентификации праславянской культуры перед распадом в V/VI вв. и на поисках исходной для праславянской культуры накануне распада. Более древние ступени прас-лавянской культуры определялись типологически; надежная методика определения праславянской атрибуции отсутствовала. Без каких-либо обоснований определяли как праславянскую и культуру шаровидных амфор (III тыс. до н.э.), и тшинецко-комаровскую (XV-XIII вв. до н.э.).

Целью данной статьи является обоснование на основе новых междисциплинарных исследований локализации ранней праславянской прародины в Среднем Поднепровье и этническая атрибуция тшинецкой культуры. В связи с этим, нашими задачами являются: дать этническую атрибуцию тшинецкой культуры с помощью метода соотнесения данных археологии и лингвистики; определить раннюю праславянскую прародину по методу корреляции данных лингвистики, археологии и естественных наук (палеоклиматологии, данных о ландшафте, составе флоры и фауны).

Очевидно, начало праславянской истории связано с определением времени выделения праславянского языка и общности из праиндоевропейской. Второй вопрос состоит в том, на каком этапе развития индоевропейской общности отделились праславяне.

Многие авторы неоднократно указывали на архаичность праславянско-го языка [18; 19; 11, с. 12-13; 2, с. 41; 6, илл. 27]. В настоящее время Грей и Эт-кинсон модернизировали метод глоттохронологии Сводеша [3, с. 83-89], и предложили новую схему происхождения и выделения индоевропейских языков [6, илл. 27], согласно которой праславянский язык начал самостоятельное развитие около 1450 г. до н. э., [6, илл. 27; 4, с. 116]1. Некоторые иссле-

1 Следует заметить, что Х. Бирнбаум в своей книге приводит ссылки на авторов, которые датируют начало праславянского языка серединой II тыс. до н. э., и считают его одним из самых архаичных индоевропейских языков, мало

дователи считают, что праславянский выделился достаточно поздно, лишь в течение первой половины I тыс. н. э. из общего балто-славянского языка. Более обоснованным выглядит датировка начала праславянского языка временем около XV в. до н. э. Но в этот период праиндоевропейской общности уже не было. Она распалась в IV тыс. до н.э., дав начало таким вторичным общностям, как древнеевропейская на севере Центральной Европы (предки кельто-италиков, германцев, иллирийцев, славян, балтов), греко-фригийско-арий-ская - в Среднем Подунавье и другим. От какой части дезинтегрированной индоевропейской общности отделился праславянский, остается неясным.

Уточнить этот вопрос можно, обратившись к исторической ситуации II тыс. до н.э., точнее, ко второй его половине. По данным археологии, в первой половине II тыс. до н.э. среди археологических культур Европы [1; 15, с. 36.] этого времени, мы не наблюдаем каких-либо серьезных дезинтеграци-онных процессов, которые могли бы привести к выделению праславян [13]. Эти процессы начинаются в Центральной Европе с появления там иранцев в процессе Великого переселения народов XIII в. до н. э., вызвавших войну под Троей, приведшей к формированию миграционных потоков из Европы в Малую Азию и далее в Восточное Средиземноморье [14, с. 136]. Таким образом, реконструкция исторических процессов по материалам археологии позволяет скорректировать датировки лингвистов, относя выделение прасла-вянского языка и праславянской общности к XIII в. до н. э. [13].

подвергшийся изменениям в течение долгого времени. [2, с. 41, 240-249, 320-340].

Локализовать территорию, из которой вышли праславяне, возможно с помощью косвенных данных попу-ляционной генетики по генофонду древних и современных славян. В 2007 году западные исследователи для локализации праславянской прародины по данным генетики применили такой показатель, как короткие тандем-ные повторы (Y-STR) [20, с. 406-414]. Итогом исследования стал вывод о том, что славяноязычная популяция локализовалась на территории бассейна Среднего Днепра [20, р. 406-414]. Лингвисты также рассматривали среднеднепровский бассейн как возможную территорию прародины прас-лавян накануне распада. Именно в данном регионе они выделяли область архаичной славянской гидронимии [2, с. 330]. Таким образом, принимая дату начала праславянской общности временем около XIII в. до н. э., по данным археологии и соответствующей исторической ситуации, можно локализовать их первоначальную прародину также в Среднем Поднепровье, хотя данные генетики имеют косвенное и спорное значение [10].

В эту эпоху значительные территории Центральной и Восточной Европы занимали племена тшинецкого культурного круга (ТКК), который включал три основные культуры: комаров-скую в Правобережной лесостепи и Прикарпатье, сосницкую культуру в лесной зоне на востоке ареала ТКК и собственно тшинецкую культуру на западе этого ареала [9]. В интересующий нас временной интервал, в XIII в. до нашей эры, начинается масштабная миграция значительных этнических групп населения степной зоны Евразии, вызвавших подвижки населения

в области Северных Балкан, Приаль-пийской зоны и Среднего Подуна-вья [13]. В Подунавье из Северного Причерноморья вторгаются носители сабатиновской культуры. В ходе контактов культур многоваликовой керамики ираноязычных и фракоязычных племен Юго-Восточной Европы формируется фрако-киммерийский аре-альный союз, представленный культурами ноа-сабатиновская-козлоджени, которые продолжили дальнейшее совместное вторжение на Пелопоннес с разрушением ряда центров Ахейской Греции. Это движение всколыхнуло весь европейский мир, вызвав образование таких культурных групп южных индоевропейцев, как культура полей погребальных урн.

Древнеевропейцы севера Центральной Европы, представленные общеевропейским горизонтом культур шнуровых керамик и боевых топоров, также испытали давление с запада культуры колоколовидных кубков, что привело к возникновению комаровско-тшинец-кого культурного круга, расширившегося на восток и юго-восток [1, с. 428, 437]. Имело место краткое вторжение «курганной культуры» в область культуры полей погребений (КПП) Поду-навья, что стало, вероятно, импульсом, который и вызвал частичную дезинтеграцию этой общности КПП и уход на север, в Повисленье, лужицкой культуры, которая расширилась там в широтном направлении с XII по УМУ вв. до н.э. На территории Северной Украины при взаимодействии лужицкой с тшинецкой культурой на западе ареала ТКК [9] сформировались последовательно новые культуры: белогрудов-ская на востоке ареала ТКК, сменяемая чернолесской, доживающей до скифов

[1, с. 350]. Идет нарастание фракийского доминирования не только в степи, но и в лесостепи [12, с. 82-89].

ТКК в самом начале своего формирования демонстрировал различия в локальных группах, например в керамике, но на средней стадии развития ТКК все более в археологических материалах отражаются интеграционные процессы, которые как раз к ХШ-ХП вв. до н. э. сменяются нарастающими различиями по регионам ТКК [9]. С.Д. Лысенко видел причину дезинтеграции ТКК в палеоклиматических изменениях, так как ХШ-ХП вв. до н. э. совпадают с ксеротермической депрессией в конце суббореального периода, нарастанием континентальности климата, что стимулировало интенсивный приток инноваций в среду ТКК и привело к культурной эволюции. На мой взгляд, это лишь одна из причин, и более существенной причиной изменений в структуре и дальнейшей эволюции культур ТКК стали как раз масштабные миграции ХШ-ХП вв. до н. э., от Волго-Уралья до Подунавья, которые привели и к выделению праславян из массива позднеиндоевропейских (древнеевро-пейских) групп населения [13].

Какая же из культурных групп тшинецкого культурного круга (ТКК) могла являться археологическим эквивалентом праславянской общности в бассейне среднего Днепра? Для ответа на этот вопрос необходимо выявить экологическую нишу праславянской общности по данным праславянского лексического фонда. Ландшафт, согласно этим данным, характеризуется: отсутствием общей лексики для обозначения степей, гор и морей; лексемы, характеризующие горный ландшафт, а также такие, как остров, залив,

мыс - все позднего происхождения и различны в разных славянских языках [19]. Для состава фауны характерно отсутствие общих лексем для обозначения рыб и морских млекопитающих, населяющих Балтийское море, которые также представляют заимствования или поздние образования[19]. Для состава флоры характерно отсутствие лексем для обозначения таких деревьев, как бук, тис, явор, модрев.

По данным собственно праславян-ской лексики, экологическая ниша праславянской прародины находилась в зоне смешанных и широколиственных лесов, вдали от европейских горных систем и морей, в том числе вдали от Балтийского моря, и, вероятно, на равниной и даже низменной местности, учитывая наличие таких лексем, как болото, озеро. Как пишет С.Д. Лысенко, леса могли доходить в эпоху бронзы до киевского Поднепровья (1500-1200 гг. до н. э.), однако впоследствии шел процесс аридизации и нарастания континентальности климата, и соответственно наступления степей [7, с. 128-130; 8, с. 38-43].

Раньше исследователи часто отождествляли праславянскую общность целиком с тшинецко-комаровской культурой [1, с. 445], что представляется малообоснованным. В настоящее время выделяют в тшинецком культурном круге (ТКК) две линии развития: лесную (собственно тшинецкую), и прикарпатско-лесостепную (кома-ровскую), причем последнюю, учитывая мощное влияние региона Карпат, относят к прафракийцам [7; 8; 9].

О соседстве праславян с фракийцами упоминал еще Л. Нидерле [11, с. 19]., затем О.Н.Трубачев [18]. К тому же для ранних славян и для славянских

археологических культур V-VII вв. н. э. характерно широкое распространения обряда кремации как одного из их этнических атрибутов. Для комаровской (лесостепной) линии развития ТКК обряд кремации являлся скорее исключением, тогда как в лесной линии развития ТКК этот обряд представлен достаточно широко, что, по мнению С.Д. Лысенко, позволяет отождествлять с праславянами не весь массив ТКК, а только группы тшинецкой (лесной) линии развития, и в первую очередь Припятскую и Киево-Житомир-скую группы [7, с. 128-130].

Как указывалось выше, этому соответствуют и лингвистические данные, так как ареал распространения кремаций ТКК совпадает с ареалом древнейшей славянской гидронимии [7, с. 128-130] а также согласуется с фактом взаимодействия праславян с фракийцами (если учесть, что последние - прафракийцы - могли быть представлены комаровской линией развития). В археологических же материалах обращает на себя внимание появление в керамике тюльпановидных сосудов, характерных впоследствии и для раннеславянских археологических культур [9, с. 269-270].

Все эти факты заставляют обратить внимание на локальные группы лесной зоны тшинецкого культурного круга (особенно на Припяти, в Полесье, и в среднем Поднепровье) как на возможные археологические эквиваленты праславянской общности, начиная с XIII в. до н. э., и дают основания вести поиски праславянской прародины в этом направлении, более детально исследуя как особенности славянских культур V-VII вв. н. э., так и группы тшинецкого культурного круга. Нали-

чие возможных археологических атрибутов праславян в виде комаровско-тшинецких памятников и на западном направлении, во всяком случае, в По-висленье, делает равновозможным локализацию прародины праславян и в Юго-Восточной Польше.

Вывод на основе изложенных результатов новых исследований состоит в том, что представляется вероятной та локализация праславянской прародины, а точнее, прародин, которую обозначил еще Л. Нидерле: от Вислы (вероятнее всего, ее верховья) до среднего Подне-провья, включая Припятское Полесье [11, с. 29], причем и современные данные междисциплинарных исследований заставляют предпологать, что расселение праславян после выделения из массива дунайских индоевропейцев в ХШ в. до н. э. шло в район Среднего Днепра, с запада на восток, одним из направлений

было через Полесье на Припяти, другим - расселение по Висле.

Вероятно, более позднее расселение праславян в этом же направлении относится уже ко времени формирования на основе лужицкой и поморской культуры подклешевых погребений (IV - II вв. до н.э.), этничность которой определяют как гото-славянскую и часть которой уходит в Среднее Подне-провье, где известна в виде зарубинец-кой культуры [15, с. 57-58; 4], а часть остается на Висле, в составе которой, возможно, уже находились западные группы праславян в виде пшеворской культуры [16, с. 95, 166]. «Праславян-ские» группы в Припятском Полесье и Среднем Поднепровье, в лесной зоне, частично вошли в гото-славянский союз [15], а частично ушли на Десну.

Статья поступила в редакцию 19.02.2018

ЛИТЕРАТУРА

1. Археология Украинской ССР. Т. 1. Киев: Наукова думка, 1985. 569 с.

2. Бирнбаум Х. Праславянский язык. Достижения и проблемы в его реконструкции. М.: Прогресс, 1987. 512 с.

3. Болтер М. Языковые войны // В мире науки. 2016. № 7. С. 82-89.

4. Гуров С.Д., Шемченок Н.А. Введение в древнеевропейскую историю и археологию славян // Актуальные проблемы истории, политологии и права. М.: МГОУ, 2016. С. 116-117.

5. Жих М.И. Ранние славяне на Висле и Одере (реплика по поводу статьи...) // Исторический формат. 2015. № 1. С. 124-133.

6. Клейн Л.С. Время кентавров. Степная прародина греков и ариев. СПб.: Евразия, 2010. 496 с.

7. Лысенко С.Д. К вопросу о пространственно-временной структуре тшинецкого культурного круга // Сучасш проблеми археологи. Кшв: 1нститут археологи НАНУ 2002. С. 128-130.

8. Лысенко С. Д. Палеоландшафты Киевского Поднепровья в эпоху бронзы - начале раннего железного века // Штеграция археолопчних та палеогеограф1чних дослвджень: матер1али науково-практичного семшару (Сторожове, 10-12 серпня 2010 р.). Полтава: ПНПУ, 2011. С. 38-43.

9. Лысенко С. Д. Тшинецкий культурный круг и проблемы перехода к раннему железному веку в Северной Украине // Российский археологический ежегодник. 2012. № 2. С. 263-275.

10. Малярчук Б.А., Деренко М.В. Структура русского генфонда // Природа. 2007. № 4. 2007. С. 21-28.

11. Нидерле Л. Славянские древности. М.: Новый Акрополь, 2010. 744 с.

12. Николаева Н.А. К начальной истории киммерийцев // Этнокультурное развитие Востока в IV-I тыс. до н.э.: материалы конференции. М.: Институт востоковедения РАН, 2017. С. 82-89.

13. Сафронов А.В. Проблема датировки Троянской войны в контексте великого переселения народов в последней четверти II тыс. до н. э. // Сборник Русского исторического общества. 2000. Вып. 2. С. 56-73.

14. Сафронов А.В. Очерки по истории Восточного Средиземноморья в XIV-XII вв. до н.э. М.: Институт востоковедения РАН, 2018. 174 с.

15. Сафронов В.А., Николаева Н.А. Основы археологии. Введение в индоевропейскую праисторию. М.: МПУ, 1999. 67 с.

16. Седов В. В. Славяне в древности. М.: Фонд археологии, 1994. 344 с.

17. Спенсер У Генетическая одиссея человека. М.: Альпина нон-фикшн, 2013. 276 с.

18. Трубачев О.Н. Этногенез и культура древнейших славян. Лингвистические исследования. М.: Наука, 2002. 489 с.

19. Филин Ф.П. К проблеме происхождения славянских языков // Вопросы языкознания. 1972. № 5. С. 3-11.

20. R^bala K., Mikulich A.I., Tsybovsky I.S., Sivakova D., Dzupinkova Z., Szczerkowska-Dobosz A., Szczerkowska Z.. Y-STR variation among Slavs: evidence for the Slavic homeland in the middle Dnieper basin // Journal of Human Genetics. 2007. Vol. 52. Iss. 5. Pp. 406-414.

REFERENCES

1. Arkheologiya Ukrainskoi SSR. T. 1 [Archaeology of the Ukrainian SSR. Vol. 1]. Kiev, Nau-kova dumka Publ., 1985. 569 p.

2. Birnbaum KH. Praslavyanskii yazyk. Dostizheniya i problemy v ego rekonstruktsii [The Proto-Slavic language. Achievements and problems in its reconstruction]. Moscow, Progress Publ., 1987. 512 p.

3. Bolter M. [The language of war]. In: У mire nauki, 2016, no. 7, pp. 82-89.

4. Gurov S.D., Shemchenok N.A. Vvedenie v drevneevropeiskuyu istoriyu i arkheologiyu slavy-an [Introduction to the aincient Jewish history and archaeology of the Slavs]. In: Aktual'nye problemy istorii, politologii i prava [Actual problems of history, political science and law]. Moscow, MGOU Publ., 2016, pp. 116-117.

5. Zhikh M.I. [The Early Slavs in the Vistula and Oder (Comment on the article...). In: Istorich-eskii format, 2015, no. 1, pp. 124-133.

6. Klein L.S. Vremya kentavrov. Stepnaya prarodina grekov i ariev [The time of the centaurs. The steppe homeland of the Greeks and the Aryans] SPb., Evraziya Publ., 2010. 496 p.

7. Lysenko S.D. K voprosu o prostranstvenno-vremennoi strukture tshinetskogo kul'turnogo kruga [On the question of the spatial and temporal structure of Trcziniec cultural circle]. In: Suchasni problemi arkheologit. Kyiv, Institut arkheologii NANU Publ., 2002, pp. 128-130.

8. Lysenko S. D. Paleolandshafty Kievskogo Podneprov'ya v epokhu bronzy - nachale rannego zheleznogo veka [Paleolandscapes of the Kiev Dnieper in the bronze age - the beginning of the early iron age]. In: Integratsiya arkheologichnikh ta paleogeografichnikh doslidzhen': ma-teriali naukovo-praktichnogo seminaru (Storozhove, 10-12 serpnya 2010 r.) [Integration of archeological and paleogeographic research: materials of science-practical seminar (Storo-jeva, 10-12 August 2010)]. Poltava, PNPU Publ., 2011, pp. 38-43.

9. Lysenko S. D. [Trcziniec cultural circle and the problems of transition to the early iron age in the Northern Ukraine]. In: Rossiiskii arkheologicheskii ezhegodnik, 2012, no. 2, pp. 263-275.

10. Malyarchuk B.A., Derenko M.V. [Structure of the Russian genofond]. In: Priroda, 2007, no. 4. 2007, pp. 21-28.

11. Niderle L. Slavyanskie drevnosti [Slavic antiquities]. Moscow, Novyi Akropol' Publ., 2010. 744 p.

12. Nikolaeva N.A. K nachal'noi istorii kimmeriitsev [To the early history of the Cimmerians]. In: Etnokul'turnoe razvitie Vostoka v IV-I tys. do n.e.: materialy konferentsii [Ethno-cultural development of the East in the IV-I Millennium BC: proceedings of the conference]. Moscow, Institut vostokovedeniya RAN Publ., 2017, pp. 82-89.

13. Safronov A.V. [The problem of dating the Trojan War in the context of the great migration in the last quarter of the II Millennium BC.]. In: Sbornik Russkogo istoricheskogo obshchestva, 2000, no. 2, pp. 56-73.

14. Safronov A.V. Ocherki po istorii Vostochnogo Sredizemnomor'ya v XIV-XII vv. do n.e. [Essays on the history of the Eastern Mediterranean region in the XIV-XII centuries BC]. Moscow, Institut vostokovedeniya RAN Publ., 2018. 174 p.

15. Safronov V.A., Nikolaeva N.A. Osnovy arkheologii. Vvedenie v indoevropeiskuyu praist-oriyu [Fundamentals of archaeology. Introduction to Indo-European prehistory]. Moscow, MPU Publ., 1999. 67 p.

16. Sedov VV Slavyane v drevnosti [Slavs in antiquity]. Moscow, Fond arkheologii Publ., 1994. 344 p.

17. Spenser U. Geneticheskaya odisseya cheloveka [Human genetic Odyssey]. Moscow, Al'pina non-fikshn Publ., 2013. 276 p.

18. Trubachev O.N. Etnogenez i kul'tura drevneishikh slavyan. Lingvisticheskie issledovaniya [Ethnogenesis and culture of the ancient Slavs. Linguistic research]. Moscow, Nauka Publ., 2002. 489 p.

19. Filin F.P. [The problem of the origin of Slavic languages]. In: Voprosy yazykoznaniya, 1972, no. 5, pp. 3-11.

20. R^bala K., Mikulich A.I., Tsybovsky I.S., Sivakova D., Dzupinkova Z., Szczerkowska-Dobosz A., Szczerkowska Z.. Y-STR variation among Slavs: evidence for the Slavic homeland in the middle Dnieper basin. In: Journal of Human Genetics, 2007, vol. 52, iss. 5, pp. 406-414.

ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРЕ

Лучинский Николай Дмитриевич - аспирант кафедры археологии, истории древнего мира и средних веков, Московского государственного областного университета; e-mail: lunin.kolya2015@yandex.ru

INFORMATION ABOUT THE AUTHOR

Nicholas D. Luchinsky - post-graduate student of the Department of Archeology, Ancient and Medieval History, Moscow Region State University; e-mail: lunin.kolya2015@yandex.ru

ПРАВИЛЬНАЯ ССЫЛКА НА СТАТЬЮ

Лучинский Н.Д. Тшинецкий культурный круг в проблеме этногенеза славян // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: История и политические науки. 2018. № 2. С. 89-96. DOI: 10.18384/2310-676X-2018-2-89-96

FOR CITATION

N. Luchinsky. Trzciniec Cultural Circle and the Problem of the Etnogenesis of the Slavs. In: Bulletin of Moscow Region State University. Series: History and Politic Sciences, 2018, no 2, pp. 89-96. DOI: 10.18384/2310-676X-2018-2-89-96