Научная статья на тему 'Цервикогенная головная боль: инновации в лечебных технологиях'

Цервикогенная головная боль: инновации в лечебных технологиях Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

CC BY
206
28
Поделиться
Ключевые слова
СВЕРХНИЗКИЕ ТЕМПЕРАТУРЫ / ULTRA-LOW TEMPERATURES / БОЛЬ / PAIN / КРИОАППЛИКАТОР / ИННОВАЦИЯ / INNOVATION / ОСТЕОХОНДРОЗ / OSTEOCHONDROSIS / KRYOAPPLIKATOR

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Горбунова Надежда Ионасовна, Тибекина Людмила Михайловна

В статье представлены результаты лечебного эффекта применения сверхнизких температур у больных с остеохондрозом позвоночника и цервикогенной головной болью. Для проведения криотерапии авторы использовали оригинальные криоаппликаторы из никелида титана, на которые был получен патент и разработана авторская методика криотерапии. В качестве криоагента применяли жидкий азот. Криоаппликаторы имеют вращающийся цилиндр и ручку. Среднепористый аппликатор с хладоагентом предназначен для проведения прокатки по паравертебральным областям и шейно-воротниковой зоне, мелкопористый аппликатор с гладким конусом для воздействия на биологически активные точки, комбинированный (мелкопористый с крупнопористой поверхностью) аппликатор для воздействия на зоны позвоночника. Исследования проведены у 57 больных, из которых 30 человек вошли в основную группу, получавшую криотерапию. Головная боль в подавляющем большинстве случаев была связана с наличием мышечных триггерных зон шейно-воротниковой области и напряжением перикраниальных мышц, в 5,3% случаев с синдромом нижней косой мышцы и синдромом позвоночной артерии. После криотерапии отмечена положительная динамика, заключающаяся в более выраженном, чем в группе сравнения, антиноцецептивном эффекте, нормализации тонуса ВНС и изменении психоэмоционального статуса больных. Библиогр. 29 назв. Табл. 4.

HEADACHE WITH CERVICAL OSTEOCHONDROSIS: INNOVATIONS IN MEDICAL TECHNOLOGY

The article presents the results of a study on treatment effect of ultra-low temperatures in patients with spinal osteochondrosis and headache. For treatment authors used their original method based on use of nickel titanium cryoapplicators and liquid nitrogen. Cryoapplicators have a rotating cylinder and handle. Average porosity of the applicator is designed for rolling on the paravertebral region and cervical area. Applicator with small pores and smooth cone used for stimulation of biologically active points. Combined applicator is used to influence the area of the spine. 57 patients were examined, 30 of them received cryotherapy. Headache in most cases, has been associated with a tension of pericranial muscles. 5 patients had vertebral artery syndrome, 14 patients had a greater occipital nerve syndrome. After cryotherapy they had positive dynamics of the autonomic nervous system, psychoemotional status and a decrease of headaches. Refs 29. Tables 4.

Текст научной работы на тему «Цервикогенная головная боль: инновации в лечебных технологиях»

УДК 616.711-018.3:616.8 Вестник СПбГУ. Сер. 11. 2015. Вып. 3

Н. И. Горбунова1, Л. М. Тибекина2

ЦЕРВИКОГЕННАЯ ГОЛОВНАЯ БОЛЬ: ИННОВАЦИИ В ЛЕЧЕБНЫХ ТЕХНОЛОГИЯХ

1 Алтайский государственный медицинский университет, Российская Федерация, 656040, Алтайский край, Барнаул, пр. Ленина 40

2 Санкт-Петербургский государственный университет,

Российская Федерация, 199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., 7/9

В статье представлены результаты лечебного эффекта применения сверхнизких температур у больных с остеохондрозом позвоночника и цервикогенной головной болью. Для проведения криотерапии авторы использовали оригинальные криоаппликаторы из никелида титана, на которые был получен патент и разработана авторская методика криотерапии. В качестве криоагента применяли жидкий азот. Криоаппликаторы имеют вращающийся цилиндр и ручку. Среднепористый аппликатор с хладоагентом предназначен для проведения прокатки по паравертебральным областям и шейно-воротниковой зоне, мелкопористый аппликатор с гладким конусом — для воздействия на биологически активные точки, комбинированный (мелкопористый с крупнопористой поверхностью) аппликатор — для воздействия на зоны позвоночника. Исследования проведены у 57 больных, из которых 30 человек вошли в основную группу, получавшую криотерапию. Головная боль в подавляющем большинстве случаев была связана с наличием мышечных триггерных зон шейно-воротниковой области и напряжением перикраниальных мышц, в 5,3% случаев — с синдромом нижней косой мышцы и синдромом позвоночной артерии. После криотерапии отмечена положительная динамика, заключающаяся в более выраженном, чем в группе сравнения, антиноцецептивном эффекте, нормализации тонуса ВНС и изменении психоэмоционального статуса больных. Библиогр. 29 назв. Табл. 4.

Ключевые слова: сверхнизкие температуры, боль, криоаппликатор, инновация, остеохондроз.

HEADACHE WITH CERVICAL OSTEOCHONDROSIS: INNOVATIONS IN MEDICAL TECHNOLOGY

N. I. Gorbunova1, L. M. Tibekina2

1 Altai State Medical University, 40, pr. Lenina, Barnaul, Altaiskiy kray, 656040, Russian Federation

2 St. Petersburg State University, 7/9, Universitetskaya nab., St. Petersburg, 199034, Russian Federation

The article presents the results of a study on treatment effect of ultra-low temperatures in patients with spinal osteochondrosis and headache. For treatment authors used their original method based on use of nickel titanium cryoapplicators and liquid nitrogen. Cryoapplicators have a rotating cylinder and handle. Average porosity of the applicator is designed for rolling on the paravertebral region and cervical area. Applicator with small pores and smooth cone used for stimulation of biologically active points. Combined applicator is used to influence the area of the spine. 57 patients were examined, 30 of them received cryotherapy. Headache in most cases, has been associated with a tension of pericranial muscles. 5 patients had vertebral artery syndrome, 14 patients had a greater occipital nerve syndrome. After cryotherapy they had positive dynamics of the autonomic nervous system, psychoemotional status and a decrease of headaches. Refs 29. Tables 4.

Keywords: ultra-low temperatures, pain, kryoapplikator, innovation, osteochondrosis.

Дегенеративно-дистрофические заболевания позвоночника (ДДЗП) являются мультидисциплинарной проблемой и обусловливают высокую заболеваемость и инвалидизацию населения. Они по-прежнему остаются в центре внимания клиницистов, исследователей в решении вопросов оптимизации диагностического процесса, лечебных технологий с использованием современных достижений науки и техники [1-5]. Одним из клинических проявлений ДДЗП шейного уровня являет-

ся головная боль, которая может быть связана с синдромом позвоночной артерии и дистонией сосудов вертебрально-базилярного бассейна, мышечно-тоническими синдромами и наличием болезненных локальных уплотнений мышц шейной области, корешковыми синдромами [6, 7]. Установлена мозаичность патогенетических факторов, участвующих в обеспечении оттока венозной крови из полости черепа при шейном остеохондрозе [8]. При этом ведущее место в генезе динамических расстройств венозного кровообращения отводится мышечно-фасциальному болевому синдрому (МФБС) шейной локализации[8].

Цервикогенная головная боль (ЦГБ) в структуре всех головных болей у пациентов среднего возраста составляет 21,4% [9]. Современные клинико-экспери-ментальные, электрофизиологические данные показывают, что патогенетическим механизмом мышечной боли при ДДЗП является локальная тканевая вазомоторная дисфункция и рефлекторные тонические изменения в мышцах [7]. Это в значительной степени связано с процессами возбуждения в структурах, регулирующих мышечный тонус. Мышечно-тонические нарушения способствуют появлению не-доокисленных продуктов метаболизма мышечной ткани, дистрофических изменений в них и формированию болезненных мышечных уплотнений (локальных мышечных гипертонусов) с триггерными точками. Миофасциальные триггерные точки, локализующиеся в шейно-воротниковой зоне, могут вызывать в близлежащих и удаленных участках, в том числе в области головы, болевые ощущения. Таким образом, при ЦГБ имеется множество возможных источников болевой импульса-ции (суставы, связки, надкостница, межпозвонковые диски, позвоночные артерии, корешки и нервные стволы), что позволяет говорить о доброкачественной сустав-но-мышечной дисфункции, с которой связывают возникновение цервикогенной головной боли [10]. Нельзя не учитывать в патогенезе ЦГБ роли связей ядра тройничного нерва с шейными сегментами (тригемино-цервикальный комплекс), где происходит переключение болевой и температурной импульсации от нейронов первых трех шейных сегментов (С1-С3) через вставочные нейроны на ядро спинномозгового пути тройничного нерва. Поэтому патологические изменения в любой структуре, которая иннервируется верхними шейными спинальными нервами, могут быть источниками головной боли [10].

С позиций концепции дизрегуляционной патологии, сформулированной академиком Н. Г. Крыжановским, наличие длительного болевого синдрома может способствовать возникновению патологической алгической системы, формированию генератора патологически усиленного возбуждения (ГПУВ) с вовлечением разных структур в патологический процесс [11]. Болевая импульсация, независимо от ее источника, поддерживается местными, сегментарными и супрасегментарными механизмами с формированием порочного круга. Мышечный спазм при дорсалгии любой этиологии способствует хронизации процесса, обусловливая недостаточную эффективность «золотого стандарта» патогенетической терапии — нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) [12]. Тем не менее, учитывая патогенетические факторы в возникновении цервикогенной цефалгии, в ее комплексном лечении широко используют НПВП, миорелаксанты, психофармакотерапию, вазоактивные, вегетотропные средства в сочетании с физиотерапией, игло-рефлексотерапией, мануальной терапией, массажем [13]. Хроническое течение заболевания с периодическими обострениями требует неоднократного назначения

курсов медикаментозной терапии или экономически затратных курсовых сеансов иглорефлексотерапии, мануальной терапии и других лечебных технологий. Однако, несмотря на появление на фармацевтическом рынке огромного количества новых препаратов и совершенствование различных методов лечения болевых синдромов вертеброгенной этиологии, количество пациентов с этой патологией не уменьшается, течение заболевания приобретает хронический или хронически-ре-цидивирующий характер. Кроме того, отмечается омоложение контингента пациентов, страдающих болевым синдромом в области шеи и спины [14, 15], что требует совершенствования способов интенсификации лечебно-реабилитационных мероприятий, в том числе с использованием физических факторов.

В последнее время все более широкое распространение получают методы лечения сверхнизкими температурами [1, 2, 16-18]. К настоящему времени накоплен большой опыт по применению общей криотерапии с использованием сверхнизких температур в разных областях медицины — неврологии и вертебрологии, ревматологии, психиатрии, иммунологии, аллергологии и других направлениях медицины. За последние годы доказана эффективность общей криотерапии при лечении сахарного диабета, гипертонии, ожирения, эпилепсии, грыж межпозвонковых дисков [16-18]. Тем не менее результаты практического применения и научное обоснование механизмов действия криотерапии еще требуют уточнения и проведения многосторонних комплексных исследований. Так, важнейшей нерешенной проблемой остается специфичность холодовых воздействий, сравнительный анализ разных методов гипотермии. В связи с этим изучение физиологических, биологических, клинических, психологических и биофизических эффектов криотерапии при разных способах применения сверхнизких температур в клинике представляется перспективным направлением медицинской науки и практики.

Воздействие экстремально низких температур на организм человека проявляется изменениями вегетативного статуса пациента и имеет гендерные различия [19]. Больные с цервикокраниалгиями испытывают длительное стрессовое воздействие вследствие болевого синдрома. Это ведет к активации симпатоадре-наловой системы, влияющей на регуляцию сердечного ритма и изменению показателей вариабельности сердечного ритма [20]. Патофизиологические механизмы адаптационных возможностей организма у больных с ДДЗП, особенно при воздействии сверхнизких температур, изучены недостаточно и требуются дальнейшие клинико-экспериментальные исследования.

В связи с этим целью настоящего исследования стало изучение состояния ВНС, психоэмоционального статуса, выраженности болевого и мышечно-тониче-ского синдромов у больных с головной болью вертеброгенной этиологии при проведении криотерапии с помощью аппликаторов на основе никелида титана с использованием жидкого азота.

Материал и методы исследования. Для купирования болевого синдрома при шейном остеохондрозе нами был разработан набор из трех подвижных криоаппли-каторов на основе пористого проницаемого никелида титана, состоящих из вращающегося цилиндра и ручки (патент № 2333736 от 20 сентября 2008 г.). Среднепо-ристый аппликатор предназначен для проведения прокатки по паравертебраль-ным областям и шейно-воротниковой зоне, мелкопористый аппликатор с гладким конусом — для воздействия на биологически активные точки (БАТ), комбиниро-

ванный (мелкопористый с крупнопористой поверхностью) — для воздействия на зоны позвоночника. Данный аппликатор оказывает не только криовоздействие, но и механическое благодаря крупнопористой поверхности, удерживая хладагент (жидкий азот) внутренней мелкопористой основой. Криоаппликаторы последнего поколения из проницаемого никелида титана, разработанные в Томском НИИ медицинских материалов и имплантатов с памятью формы под руководством академика РАН, доктора технических наук, профессора В. Э. Гюнтера, имеют огромные преимущества перед ранее применявшимися криоинструментами: длительно сохраняют криогенные свойства, не прилипают к тканям, миниатюрны и автономны.

Исследования проведены у 57 больных женского пола в возрасте от 28 до 63 лет (средний возраст 42±1,3 года), лечившихся в неврологическом отделении Алтайской краевой клинической больницы по поводу цервикокраниалгий и краниал-гий на фоне шейного остеохондроза. Длительность болевого синдрома колебалась в пределах от 8 месяцев до 5 лет (в среднем 3,3±0,4 года). Больным проводилось комплексное вертебро-неврологическое обследование, лабораторные, инструментальные исследования (рентгенография, КТ, МРТ шейного отдела позвоночника и/или головы, УЗДГ БЦС). Оценивался объем активных и пассивных движений в шейном отделе позвоночника, выявлялось наличие болевых точек (точка затылочного нерва, позвоночной артерии), проводилась пальпация остистых отростков, точек проекции поперечных отростков шейных позвонков и др. Фиксировалось наличие анталгической позы, болезненных мышечных уплотнений (миофас-цитов), напряжения мышц шейно-воротниковой зоны. МФБС диагностировали на основании связи возникновения боли с физической и/или статической нагрузкой, наличия болезненных уплотнений мышечных волокон в виде тяжа, выявления триггерных точек при пальпации тяжа с получением болевой и вегетативной реакции при надавливании. Традиционное неврологическое обследование позволяло исключать у больных двигательные, экстрапирамидные, чувствительные, коорди-наторные расстройства. Методами нейровизуализации исключалось органическое заболевание головного мозга, которое могло бы стать причиной головной боли.

При мануально-мышечном тестировании шейного региона у всех пациентов отмечались триггерные зоны. Наиболее часто мышечные триггерные зоны располагались в трапециевидной, ременной мышце головы и ременной мышце шеи. Выраженное напряжение этих мышц определялось у 38 больных (66,7%) и являлось наиболее частой причиной развития цервикалгий и цервикокраниалгий; синдром «позвоночной артерии» был выявлен у 5 (8,8%) больных, и в его основе лежал преимущественно спазм нижней косой мышцы головы; у 14 (24,6%) больных был диагностирован синдром большого затылочного нерва.

Для оценки функционального состояния надсегментарных отделов ВНС всем больным проводилась кардиоинтервалография (КИГ) [21]. По результатам кардио-ритмографии анализировалась вариабельность сердечного ритма. Исследования проводились с помощью системы Поли-Спектр-8Е/8В. Нейровегетативный статус оценивали по методике Р. М. Баевского [21], используя следующие показатели: мода (Мо) — показатель активности гуморального канала регуляции вегетативной нервной системы; амплитуда моды (АМо) — степень влияния симпатического отдела и индекса напряжения (ИН) — показателя уровня централизации регуляции сердечного ритма, рассчитываемого на основе показателя моды и амплитуды моды.

ИН наиболее полно информирует о степени напряжения адаптационно-компенсаторных механизмов. Болевой синдром оценивался по визуальной аналоговой шкале (ВАШ) в баллах. Психометрическое тестирование проводили, предварительно получив информированное согласие больного. Психоэмоциональный статус определяли по шкале самооценки (Ч. Д. Спилбергер, Ю. Л. Ханин, 1976), позволяющей оценить реактивную и личностную тревожность. Оценка мышечного тонуса проводилась по индексу мышечного синдрома (А. А. Скоромец и др. 2002).

С целью изучения лечебных эффектов криотерапии больные были разделены на 2 группы: основная группа (30 человек), в которой в комплексном лечении проводили криотерапию по разработанной нами методике, 10 сеансов ежедневно; в группе сравнения (27 человек), сопоставимой по возрасту, больные получали только традиционно применяемое лечение при остеохондрозе шейного отдела позвоночника (НПВС, миорелаксанты, психофармакотерапия, витаминотерапия, вазоактивные препараты, физиотерапия, массаж, ЛФК). Всем больным до и после процедуры измерялось АД и оценивался вертебро-неврологический статус. На пациентов, получающих криолечение, заполнялась индивидуальная карта криотерапии, где отражалось количество сеансов, метод, время воздействия и результат. При лечении больных активно использовался мелкопористый аппликатор с конусовидным концом для воздействия на БАТ меридианов желудка, желчного пузыря, мочевого пузыря, общеукрепляющие точки.

Статистическая обработка результатов проводилась на персональном компьютере с помощью пакетов статистических программ Microsoft Excel 2007 и Statistica for Windows 6.0.

Результаты исследования и обсуждение. Результаты проведения КИГ показали, что до лечения в обеих группах преобладали больные с симпатикотонией (табл. 1). После курса криотерапии больные с симпатикотонией в основной группе отсутствовали и большая часть пациентов имела нормотонию. У 17 человек (56,7%) нормализовались вегетативная реактивность и вегетативное обеспечение. В группе сравнения по-прежнему доминировали больные с симпатикотонией и неадекватным вегетативным обеспечением.

Табпица 1. Индекс напряжения (%) убольных с цервикогенной головной болью, получающих криотерапию (основная группа)

Индекс напряжения

Период До лечения После лечения

^-\Тонус ВНС Группы Симпа-тикотония (90-160 ед.) Парасимпа-тикотония (<30 ед.) Нормотония (30-90 ед.) Симпа-тикотония Парасимпа-тикотония Нормо-тония

Основная N =30 70 (21)* 30 (9) — — 43,3 (13) 56,7 (17)*

Сравнения N= 27 66,7 (18) 33,3 (9) — 59,3 (16) 37(10) 3,7 (1)

Примечание:* — достоверность различий в группах до и после лечения при р < 0,05.

Полученные данные указывают на значительное уменьшение вегетативного дисбаланса у пациентов, получавших лечение методом локальной криотерапии. По данным В. О. Онищенко и др.[19], в группе мужчин и группе женщин под влиянием аэрокриотерапии также происходило статистически значимое изменение

показателей вариабельности сердечного ритма (ВСР), что отражало уменьшение тонуса симпатической нервной системы и увеличение тонуса парасимпатической нервной системы. При этом у мужчин под воздействием криотерапии изменение показателей было обусловлено статистически значимыми изменениями как симпатического, так и парасимпатического звена ВНС. У женщин изменение показателей ВСР было обусловлено статистически значимыми изменениями преимущественно парасимпатического звена ВНС [19].

Показатели боли, оцениваемые по шкале ВАШ, у больных основной группы также имели положительную динамику, снижаясь с 7,7±0,21 балла до 4,0±0,36 балла (р < 0,05); в группе сравнения этот показатель снизился с 7,1 ±0,5 балла до 5,4±0,3 балла (р > 0,05).

Результаты оценки психоэмоционального статуса у больных с ЦГБ представлены в таблицах 2-4. Как реактивная, так и личностная тревожность в обеих группах имела положительную динамику (табл. 2). Однако у 19 (63,3%) больных, получавших криотерапию, после лечения определялась низкая РТ, которая отсутствовала в группе сравнения (табл. 3). При оценке ЛТ у 26 (86,7%) человек диагностирована низкая ЛТ, что не отмечалось у пациентов группы сравнения (табл. 4).

Таблица 2. Показатели реактивной (РТ) и личностной тревожности (ЛТ) убольных с цервикогенной головной болью при проведении криотерапии

РТ (баллы) ЛТ (баллы)

^^^^Период Группа До лечения После лечения Р До лечения После лечения Р

Основная N=30 49,6±2,7 30,7±6,2 <0,001 49,6±2,7 30,6±6,1 <0,001

Сравнения N = 27 48,3±3,1 39,5±4,5 <0,01 47,9±3,9 43,2±5,9 <0,05

Примечание:р — достоверность различий в группах до и после лечения.

Таблица 3. Частота встречаемости (%) разной степени выраженности реактивной тревожности (РТ) у больных с цервикогенной головной болью при проведении криотерапии

Реактивная тревожность

Период До лечения После лечения

^^^Огепень РТ Группа Высокая Умеренная Низкая Высокая Умеренная Низкая

Основная N=30 96,6 (29) 3,4 (1) — 13,3 (4)* 23,4 (7)* 63,3 (19)*

Сравнения N = 27 92,6 (25) 7,4 (2) — 18,5 (5)* 81,5 (22)* —

Примечание:* — достоверность различий в группах до и после лечения при р < 0,05.

Известно, что высокий уровень тревожности усиливает миофасциальный синдром, снижает болевой порог и повышает восприятие боли [22]. Поэтому снижение уровня тревожности у больных с головной болью, обусловленной в большинстве случаев мышечно-тоническим напряжением мышц с триггерными зонами, под влиянием криотерапии позволяет предполагать тесную взаимосвязь структур, обеспечивающих ноцицепцию, эмоциональные реакции и мышечный тонус. К тому

Таблица 4. Частота встречаемости (%) разной степени выраженности личностной тревожности (ЛТ) у больных с цервикогенной головной болью при проведении криотерапии

Личностная тревожность

Период До лечения После лечения

^~~\Степень ЛТ Группа Высокая Умеренная Низкая Высокая Умеренная Низкая

Основная N=30 93,3 (28)* 6,7 (2) — — 13,3 (4) 86,7 (26)*

Сравнения N = 27 88,9 (24)* 11,1 (3)* — 48,1 (13) 51,9 (14) —

Примечание:* — достоверность различий в группах до и после лечения при р < 0,05.

же у больных с цервикальной дорсопатией выявлялась прямая корреляционная связь между высоким уровнем РТ и выраженностью болевого синдрома, а также возрастом больного [23].

Полученные нами данные подтверждают эффективность местной криотерапии с использованием биологически активных точек в нормализации функционально -го состояния надсегментарных вегетативных структур, обеспечивающих гомео-стаз мозга и, видимо, активизирующих механизмы антиноцицептивной системы, модулирующей боль. Положительные эффекты криотерапии могут свидетельствовать об ослаблении деятельности патологической алгической системы и снижении активности или ликвидации ГПУВ у больных с цервикогенной головной болью.

Головная боль, напряжение перикраниальных мышц шейно-воротниковой зоны у больных основной группы снижались до слабой степени у 24 (80%) больных, полностью купировались симптомы у 6 (20%) больных. У пациентов группы сравнения традиционное лечение сопровождалось незначительным эффектом и приводило к меньшему снижению напряжения перикраниальных и шейных мышц. Умеренное напряжение мышц было у 16 (59,3%) больных, выраженное напряжение прослеживалось у 11 (40,7%) больных. Подавляющее большинство пациентов основной группы — 24 (80%) человека субъективно оценивали результат лечения как «отличный», 6 (20%) больных — как «хороший». В группе сравнения «хороший» эффект отмечался у 11 (40,7%) больных, удовлетворительный — у 16 (59,3%) больных. Таким образом, противоболевой, мышечно-тонический и психоэмоциональный компоненты лечебного эффекта криотерапии сопровождаются снижением тонуса симпатической нервной системы и изменением функционального состояния надсегментарных отделов ВНС.

В настоящее время имеются убедительные данные, свидетельствующие о роли иммунных механизмов в развитии болевых синдромов [24-29]. Среди иммунологических факторов, влияющих на течение болевых синдромов, наиболее изучены эффекты провоспалительных и противовоспалительных цитокинов (ИЛ-1а, ИЛ-1^, ИЛ-2, ИЛ-4, ИЛ-6, ИЛ-10, ИФН-у и ФНО-а и др.), менее изученным остается вопрос о влиянии антител к тормозным и возбуждающим нейромедиаторам на невропатическую боль, не связанную этиологически с классическим воспалительным процессом [26, 29]. Лабораторными исследованиями у больных с ДДЗП выявлены повышенные показатели В-эндорфина, серотонина, дофамина, коррелирующие

с уровнем боли (р < 0,05), и снижение их количества при уменьшении выраженности боли [4].

Можно считать, что механизм влияния криотерапии на организм реализуется через систему взаимосвязанных звеньев: а) рефлекторное, включающее афферентные сигналы, воспринимающий центр и эфферентные сигналы; б) гуморально-гормональное звено; в) биохимические и биофизические реакции и метаболические процессы, протекающие на тканевом, клеточном и молекулярном уровнях. При локальной криотерапии противоболевое действие обусловливается, вероятно, «блокированием» болевых рецепторов кожи, нормализацией функционального состояния надсегментарных и сегментарных отделов ВНС, изменением гумораль-но-гормонального звена патологического процесса с положительной динамикой психоэмоционального состояния пациента, разрывом порочного круга боль — мышечный спазм — боль.

Проблема сопряжения нервных, иммунных, нейрогуморальных механизмов регуляции боли в настоящее время активно разрабатывается в экспериментальных и клинических исследованиях, что в перспективе позволит решить многие теоретические вопросы и разработать принципиально новые методы купирования болей.

Таким образом, у больных с длительно протекающим цефалгическим синдромом, обусловленным главным образом нейрорефлекторными и нейротрофически-ми нарушениями в мышцах с формированием болевых миофасциальных триггер-ных пунктов на фоне остеохондроза шейного отдела позвоночника, имеет место дисбаланс надсегментарных отделов ВНС, мышечно-тонический синдром разной степени выраженности и высокий уровень тревожности.

Применение криотерапии в комплексном лечении больных с цефалгическим синдромом приводит к изменению функционального состояния надсегментарных вегетативных структур, значительному уменьшению болевого и мышечно-тониче-ского синдрома и улучшению психоэмоционального статуса пациента.

Криотерапия с применением аппликаторов на основе никелида титана является более эффективным методом лечения цефалгического синдрома при шейном остеохондрозе по сравнению с традиционным.

Литература

1. Федюнина Н. Г., Горбунова Н. И., Тибекина Л. М. Влияние криотерапии на состояние мозговой гемодинамики у больных с синдромом позвоночной артерии // Матер. V Всерос. науч.-практич. конф. с международным участием «Здоровье — основа человеческого потенциала: проблемы и пути их решения». СПб., 2010. С. 323.

2. Владимиров А. А., Гурбич Г. А., Измайлов Д. Г. Использование общей криотерапии для снятия болевого синдрома у пациентов с остеохондрозом позвоночника в период обострения // Матер. науч.-практич. конф. с международным участием «Криотерапия: безопасные технологии применения» / под общ. ред. д-ра мед. наук, проф. О. А. Панченко. Киев: КВИЦ, 2012. С. 28-32.

3. Мосейкин И. А., Гойденко В. С., Александров В. И. и др. Гендерные особенности болевых синдромов при дорсопатии // Журнал неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. 2010. №11. С. 4-6.

4. Третьякова Г. А., Каракулова Ю. В. Клинико-биохимическое исследование механизмов формирования хронической боли в пояснично-крестцовой области // Журнал неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. 2011. № 9. С. 58-60

5. Баранов А. Ю., Малышева Т. А., Савельева А. В., Сидорова А. Ю. Оптимизация технологии общего криотерапевтического воздействия // Матер. науч.-практич. конф. с международным участием «Криотерапия: безопасные технологии применения» / под общ. ред. д-ра мед. наук, проф. О. А. Панченко. Киев: КВИЦ, 2012. С. 17-27.

6. Герасимов А. А. Вертеброгенные факторы возникновения головной боли. Новые методы лечения // Российский журнал боли. 2013. № 1 (38). С. 18-19.

7. Кузнецова Е. А. Клинические особенности и патогенетические механизмы хронической головной боли в пожилом возрасте // Российский журнал боли. 2013. № 1 (38). С. 23.

8. Хурда С. Г. Динамические расстройства краниального венозного кровообращения при мио-фасциальном болевом синдроме шеи и плечевого пояса. Клинические проявления, механизмы развития, лечение: автореф. дис. ... канд. мед. наук. Казань, 2012.

9. Чебыкин А. В. Концепция восстановительных мероприятий у пациентов с остеохондрозом позвоночника, осложненным мышечно-тоническим миофасциальным болевым синдромом // Неврология и ревматология (приложение к журналу Consilium medicum). 2013. № 2. С. 67-72.

10. Подчуфарова Е. В., Яхно Н. Н. Хроническая головная боль. Патогенез, клиника, лечение: учеб. пособ. для врачей. М.: ООО «АМА-ПРЕСС», 2009. 84 с.

11. Гусев Е. И., Крыжановский Г. Н. и др. Дизрегуляционная патология нервной системы / под ред. Е. И. Гусева, Г. Н. Крыжановского. М.: ООО «Мед. информационное агенство», 2009. 512 с.

12. Меркулов Ю. А, Онсин А. А., Меркулова Д. М. Выбор оптимальных алгоритмов диагностики и лечения боли в спине на основе принципа дизрегуляционной патологии // Российский журнал боли. 2013. №1. С. 38-39.

13. Болевые синдромы в неврологической практике / под ред. В. Л. Голубева. 4-е изд. М.: МЕД-пресс-информ, 2012. 336 с.

14. Рачин А. П., Анисимова С. Ю. Эпидемиология дорсалгии у детей и подростков // Журнал неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. 2012. № 11. С. 57-58.

15. Murphy S., Buckle P., Stubbs D. A cross-sectional study of self-reported back and neck pain among English schoolchildren and associated physical and psychological risk factors// Appl. Ergon. 2007. Vol. 38 (6). P. 797-804.

16. Агаджанян Н. А, Медалиева Р. Х. Теоретические основы и практическое применение общей воздушной криотерапии в восстановительной медицине // Вестник восстановительной медицины. 2008. № 4. С. 1-8.

17. Павлова Е. В., Цапро Н. П. Влияние криотерапии на звено клеточного и гуморального иммунитета у часто и длительно болеющих лиц // Матер. науч.-практич. конф. с международным участием «Криотерапия: безопасные технологии применения» / под общ. ред. д-ра мед. наук, проф. О. А. Панченко. Киев: КВИЦ, 2012. С. 103-108

18. Баранов А. Ю., Коваленко И. М., Ятманов А. Н. и др. О многостороннем изучении изменений в организме здорового человека в ответ на криотерапевтическое воздействие // Вестник СПбГМА им. И. И. Мечникова. 2005. № 2 (6). С. 147-150.

19. Онищенко В. О., Чистилина Е. С., Щеголь М. В. Оценка показателей вариабельности сердечного ритма под воздействием низкотемпературной криотерапии // Матер. науч.-практич. конф. с международным участием «Криотерапия: безопасные технологии применения» / под общ. ред. д-ра мед. наук, проф. О. А. Панченко. Киев: КВИЦ, 2012. С. 92-96.

20. Белялов Ф. И. Психосоматические связи при заболеваниях внутренних органов // Клиническая медицина. 2007. № 6. С. 19-21.

21. Методические рекомендации по анализу вариабельности сердечного ритма при использовании различных электрокардиографических систем / Р. М. Баевский, Г. Г. Иванов, Л. B. Чирейкин и др. М., 2001. 40 с.

22. Заболевания вегетативной нервной системы: руководство для врачей / под ред. А. М. Вейна. М.: Медицина, 1991. 624 с.

23. Кильдебекова Р. Н., Мирхайдаров Р. Ш., Саяхов Р. Ф., Мингазова Л. Р. Оценка психовегетативного статуса у больных дорсопатиями // Актуальные вопросы современной медицины: матер. меж-дунар. заочной науч.-практич. конф. Новосибирск, 2013 . С. 15-18.

24. Игонькина С. И., Графова В. Н., Смирнова В. С. и др. Экспериментальное исследование роли иммунологического фактора в патогенезе невропатической боли // Российский журнал боли. 2013. № 1. С. 10.

25. Игонькина С. И., Ветрилэ Л. А., Давыдова Т. В., Фомина В. Г. Проноцицептивный и антиноци-цептивный эффекты антител к серотонину// Российский журнал боли. 2014. № 1. С. 14-15.

26. Игонькина С. И., Кукушкин М. Л., Ветрилэ Л. А., Решетняк В. К. Антитела к нейромедиато-рам антиноцицептивной системы усиливают и пролонгируют невропатическую боль // Российский журнал боли. 2014. № 1. С. 15-16.

27. DeLeao J. A., Yezierki R. P. The role of neuroinflammation and neuroimmune activation in persistent pain // Pain. 2001. Vol. 90. P. 1-6.

28. Lee B. S., Jun I. G., Kim S. H., Park J. Y. Intrathecal gabapentin increases interleukin-10 expression and inhibits pro-inflammatory cytokine in a rat model of neuropathic pain // J. Korean Med. Sci. 2013. Vol. 28, N 2. P. 308-314.

29. Кукушкин M. Л., Игонькина С. И. Значение ГАМК в патогенезе болевых синдромов // Патол. физиол. и эксперим. терапия. 2014. № 1. С. 68-78.

References

1. Fediunina N. G., Gorbunova N. I., Tibekina L. M. Vliianie krioterapii na sostoianie mozgovoi gemodinamiki u bol'nykh s sindromom pozvonochnoi arterii [The influence of cryotherapy on the state of cerebral hemodynamics in patients with vertebral artery syndrome]. Mater. V Vseros. nauch.-praktich. konf. s mezhdunarodnym uchastiem «Zdorove — osnova chelovecheskogo potentsiala: problemy iputi ikh resheniia» [Mater. V All-Russia scientific and practical conference with international participation "Health — base human potential: problems and their solutions"]. St. Petersburg, 2010, pp. 323. (In Russian)

2. Vladimirov A. A., Gurbich E. A., Izmailov D. G. Ispol'zovanie obshchei krioterapii dlia sniatiia bolevogo sindroma u patsientov s osteokhondrozom pozvonochnika v period obostreniia [The use of cryotherapy to relieve pain in patients with spinal osteochondrosis in exacerbation]. Mater. nauch.-praktich. konf. s mezhdunarodnym uchastiem «Krioterapiia: bezopasnye tekhnologiiprimeneniia» [Mater. scientific and practical conference with international participation "Cryotherapy: safe application technology"]. Ed. by Dr. med. sci., Prof. O. A. Panchenko. Kiev, KVITs Publ., 2012, pp. 28-32. (In Russian)

3. Moseikin I. A., Goidenko V. S., Aleksandrov V. I. i dr. Gendernye osobennosti bolevykh sindromov pri dorsopatii [Gender-specific pain syndromes with dorsopathies]. Zhurnal nevrologii i psikhiatrii im. S. S. Korsakova [Journal of Neurology and Psychiatry S.S.Korsakov], 2010, no. 11, pp. 4-6. (In Russian)

4. Tret'iakova E. A., Karakulova Iu. V. Kliniko-biokhimicheskoe issledovanie mekhanizmov formirovaniia khronicheskoi boli v poiasnichno-kresttsovoi oblasti [Clinical and biochemical mechanisms of formation of chronic pain in the lumbosacral region]. Zhurnal nevrologii i psikhiatrii im. S. S. Korsakova [Journal of Neurology and Psychiatry S.S.Korsakov], 2011, no. 9, pp. 58-60. (In Russian)

5. Baranov A. Iu., Malysheva T. A., Savel'eva A. V., Sidorova A. Iu. Optimizatsiia tekhnologii obshchego krioterapevticheskogo vozdeistviia [Optimization technology general cryotherapeutic action]. Mater. nauch.-praktich. konf. s mezhdunarodnym uchastiem «Krioterapiia: bezopasnye tekhnologii primeneniia» [Mater. scientific and practical conference with international participation "Cryotherapy: safe application technology"]. Ed. by Dr. med. sci., Prof. O. A. Panchenko). Kiev, KVITs Publ., 2012, pp. 17-27. (In Russian)

6. Gerasimov A. A. Vertebrogennye faktory vozniknoveniia golovnoi boli. Novye metody lecheniia [Vertebrogennye factors of headache. New treatments]. Rossiiskii zhurnal boli [Russian Journal of Pain], 2013, no. 1 (38), pp. 18-19. (In Russian)

7. Kuznetsova E. A. Klinicheskie osobennosti i patogenetieskie mekhanizmy khronicheskoi golovnoi boli v pozhilom vozraste [Clinical features and pathogenetiec mechanisms of chronic headache in the elderly]. Rossiiskii zhurnal boli [Russian Journal of Pain], 2013, no. 1 (38), pp. 23. (In Russian)

8. Khurda S. G. Dinamicheskie rasstroistva kranial'nogo venoznogo krovoobrashcheniiapri miofastsial'nom bolevom sindrome shei iplechevogo poiasa. Klinicheskie proiavleniia, mekhanizmy razvitiia, lechenie: avtoref. dis. ... kand. med. nauk [Dynamic disorders of the cranial venous circulation in myofascial pain syndrome of the neck and shoulder girdle. Clinical manifestations, pathogenesis, treatment. Thesis of PhD Diss.]. Kazan', 2012. (In Russian)

9. Chebykin A. V. Kontseptsiia vosstanovitel'nykh meropriiatii u patsientov s osteokhondrozom pozvonochnika, oslozhnennym myshechno-tonicheskim miofastsial'nym bolevym sindromom [The concept of rehabilitation measures in patients with spinal osteochondrosis complicated by musculo-tonic myofascial pain]. Nevrologiia i revmatologiia (prilozhenie k zhurnalu Consilium medicum) [Neurology and Rheumatology (supplement to the journal Consilium medicum)], 2013, no. 2, pp. 67-72. (In Russian)

10. Podchufarova E. V., Iakhno N. N. Khronicheskaia golovnaia bol'. Patogenez, klinika, lechenie: ucheb. posob. dlia vrachei [Chronic pain (pathogenesis, clinic, treatment)]. Moscow, OOO «AMA-PRESS», 2009. 84 pp. (In Russian)

11. Gusev E. I., Kryzhanovskii G. N. i dr. Dizreguliatsionnaiapatologiia nervnoisistemy [Dizregulyatsionn pathology of the nervous system]. Ed. by E. I. Gusev, G. N. Kryzhanovskii. Moscow, OOO «Med. informatsionnoe agenstvo» Publ., 2009. 512 pp. (In Russian)

12. Merkulov Iu. A, Onsin A. A., Merkulova D. M. Vybor optimal'nykh algoritmov diagnostiki i lecheniia boli v spine na osnove printsipa dizreguliatsionnoi patologii [The choice of optimal algorithms of diagnosis and treatment of back pain on the basis of dizregulyatsionn pathology]. Rossiiskii zhurnal boli [Russian Journal of Pain], 2013, no. 1, pp. 38-39. (In Russian)

13. Bolevye sindromy v nevrologicheskoi praktike [Pain syndromes in neurological practice]. Ed. by V. L. Golubev. 4th ed. Moscow, MEDpress-inform Publ., 2012. 336 pp. (In Russian)

14. Rachin A. P., Anisimova S. Iu. Epidemiologiia dorsalgii u detei i podrostkov [Epidemiology dorsalgia in children and adolescents]. Zhurnal nevrologii i psikhiatrii im. S. S. Korsakova [Journal of Neurology and Psychiatry S.S.Korsakov], 2012, no. 11, pp. 57-58. (In Russian)

15. Murphy S., Buckle P., Stubbs D. A cross-sectional study of self-reported back and neck pain among English schoolchildren and associated physical and psychological risk factors. Appl. Ergon., 2007, vol. 38 (6), pp. 797-804.

16. Agadzhanian N. A, Medalieva R. Kh. Teoreticheskie osnovy i prakticheskoe primenenie obshchei vozdushnoi krioterapii v vosstanovitel'noi meditsine [Theoretical basis and practical application of the general air cryotherapy in regenerative medicine]. Vestnik vosstanovitel'noi meditsiny [Bulletin of regenerative medicine], 2008, no. 4, pp. 1-8. (In Russian)

17. Pavlova E. V., Tsapro N. P. Vliianie krioterapii na zveno kletochnogo i gumoral'nogo immuniteta u chasto i dlitel'no boleiushchikh lits [The influence of cryotherapy on the link in cellular and humoral immunity in frequently and chronically ill persons]. Mater. nauch.-praktich. konf. s mezhdunarodnym uchastiem «Krioterapiia: bezopasnye tekhnologii primeneniia» [Mater. scientific and practical conference with international participation "Cryotherapy: safe application technology"]. Ed. by Dr. med. sci., Prof. O. A. Panchenko. Kiev, KVITs Publ., 2012, pp. 103-108. (In Russian)

18. Baranov A. Iu., Kovalenko I. M., Iatmanov A. N. i dr. O mnogostoronnem izuchenii izmenenii v organizme zdorovogo cheloveka v otvet na krioterapevticheskoe vozdeistvie [On the multilateral study changes in the body of a healthy person in response to a cryotherapeutic action]. Vestnik SPbGMA im. 1.1. Mechnikova [Bulletin St. Petersburg Medical University I.I.Mechnikov], 2005, no. 2 (6), pp. 147-150. (In Russian)

19. Onishchenko V. O., Chistilina E. S., Shchegol' M. V. Otsenka pokazatelei variabel'nosti serdechnogo ritma pod vozdeistviem nizkotemperaturnoi krioterapii [Assessment of heart rate variability under the influence of low temperture cryotherapy]. Mater. nauch.-praktich. konf. s mezhdunarodnym uchastiem «Krioterapiia: bezopasnye tekhnologiiprimeneniia» [Mater. scientific andpractical conference with international participation "Cryotherapy: safe application technology"]. Ed. by Dr. med. sci., Prof. O. A. Panchenko. Kiev, KVITs Publ., 2012, pp. 92-96. (In Russian)

20. Belialov F. I. Psikhosomaticheskie sviazi pri zabolevaniiakh vnutrennikh organov [Psychosomatic connection with internal diseases]. Klinicheskaia meditsina [Clinical Medicine], 2007, no. 6, pp. 19-21. (In Russian)

21. R. M. Baevskii, G. G. Ivanov, L. B. Chireikin et al. Metodicheskie rekomendatsiipo analizu variabel'nosti serdechnogo ritma pri ispol'zovanii razlichnykh elektrokardiograficheskikh sistem [Guidelines on the analysis of heart rate variability using different electrocardiographic systems]. Moscow, 2001. 40 p. (In Russian)

22. Zabolevaniia vegetativnoi nervnoi sistemy: rukovodstvo dlia vrachei [Disorders of the autonomic nervous system. A Guide for Physicians]. Ed. by A. M. Vein. Moscow, Meditsina Publ., 1991. 624p.

23. Kil'debekova R. N., Mirkhaidarov R. Sh., Saiakhov R. F., Mingazova L. R. Otsenka psikhovegetativnogo statusa u bol'nykh dorsopatiiami [Assessment of psycho status in patients dorsopathy]. Aktual'nye voprosy sovremennoi meditsiny: mater. mezhdunarodnoi zaochnoi nauch.-praktich. konf. [Actual problems of modern medicine: proceedings of the international correspondence scientific-practical conference]. Novosibirsk, 2013, pp. 15-18. (In Russian)

24. Igon'kina S. I., Grafova V. N., Smirnova V. S. et al. Eksperimental'noe issledovanie roli immunologicheskogo faktora v patogeneze nevropaticheskoi boli [Experimental study of the role of immunological factors in the pathogenesis of neuropathic pain]. Rossiiskii zhurnal boli [Russian Journal of Pain], 2013, no. 1, pp. 10. (In Russian)

25. Igon'kina S. I., Vetrile L. A., Davydova T. V., Fomina V. G. Pronotsitseptivnyi i antinotsitseptivnyi ef-fekty antitel k serotoninu [Pronociceptive and antinociceptive eflects of antibodies to serotonin]. Rossiiskii zhurnal boli [Russian Journal of Pain], 2014, no. 1, pp. 14-15. (In Russian)

26. Igon'kina S. I., Kukushkin M. L., Vetrile L. A., Reshetniak V. K. Antitela k neiromediatoram antinotsitseptivnoi sistemy usilivaiut i prolongiruiut nevropaticheskuiu b ol' [ Antib odies to neurotransmitters antinociceptive system and strengthen prolong neuropathic pain]. Rossiiskii zhurnal boli [Russian Journal of Pain], 2014, no. 1, pp. 15-16. (In Russian)

27. DeLeao J. A., Yezierki R. P. The role of neuroinflammation and neuroimmune activation in persistent pain. Pain, 2001, vol. 90, pp. 1-6.

28. Lee B. S., Jun I. G., Kim S. H., Park J. Y. Intrathecal gabapentin increases interleukin-10 expression and inhibits pro-inflammatory cytokine in a rat model of neuropathic pain. J. Korean Med. Sci., 2013, vol. 28, no. 2, pp. 308-314.

29. Kukushkin M. L., Igon'kina S. I. Znachenie GAMK v patogeneze bolevykh sindromov [The value of GABA in the pathogenesis of pain syndromes]. Patol. fiziol. i eksperim. terapiia [Pathologicalphysiology and experimental therapy], 2014, no. 1, pp. 68-78. (In Russian)

Статья поступила в редакцию 28 мая 2015 г.

Контактная информация

Горбунова Надежда Ионасовна — ассистент кафедры неврологии и нейрохирургии с курсом неврологии ирефлексотерпии; nadja145@mail.ru

Тибекина Людмила Михайловна — доктор медицинских наук, профессор кафедры нейрохирургии и неврологии; lmtibekina@mail.ru

Gorbunova Nadesda I. — assistant professor of neurology and neurosurgery with a course of reflexology FPC and PPP; nadja145@mail.ru

Tibekina Lyudmila M. — Professor, Doctor of Medical Sciences, Department of Neurosurgery and Neurology, Faculty of Medicine; lmtibekina@mail.ru