Научная статья на тему 'Ценотическое разнообразие и вопросы охраны растительного покрова ландшафтов Талдомского района Московской области'

Ценотическое разнообразие и вопросы охраны растительного покрова ландшафтов Талдомского района Московской области Текст научной статьи по специальности «Биологические науки»

CC BY
444
130
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ТАЛДОМСКИЙ РАЙОН / ЛАНДШАФТЫ / ЭПИАССОЦИАЦИИ / ЦЕНОТИЧЕСКОЕ РАЗНООБРАЗИЕ / КАРТОСХЕМА / РЕДКИЕ И ОХРАНЯЕМЫЕ РАСТЕНИЯ / ОСОБО ОХРАНЯЕМЫЕ ПРИРОДНЫЕ ТЕРРИТОРИИ (ООПТ) / TALDOMSKY DISTRICT / LANDSCAPES / EPIASSOCIATIONS / PHYTOCOENOTIC / MAP SCHEMA / RARE AND PROTECTED PLANTS / NATURE PROTECTION AREAS (NPA)

Аннотация научной статьи по биологическим наукам, автор научной работы — Аристархова Е.А., Суслова Е.Г., Тихонова Е.В.

Работа позволяет ответить на вопрос, все ли ландшафты и растительные формации, требующие охраны, представлены на особо охраняемых природных территориях (ООПТ) и достаточную ли площадь они охватывают для обеспечения сохранности уникальных экосистем Талдомского района. Для выявления и обоснования особенностей ценотического разнообразия Талдомского района и современного состояния растительного покрова данной территории в связи с ландшафтной дифференциацией для его охраны подробно проанализирована ценотическая структура территории района на основании картографических и полевых материалов и литературных источников. Изучена современная структура растительности района в связи с ландшафтной структурой территории, выявлены закономерности в размещении различных эпиассоциаций в пределах местностей и ландшафтов района, оценено соотношение площадей каждой из встречающихся на территории групп эпиассоциаций в занимаемых ими границах местностей и ландшафтов. Проведенный анализ показал, что наиболее разнообразны ландшафты, занимающие значительные площади на северо-востоке Талдомского района Ермолинский и Вьюлковско-Яхромский. В каждом из этих ландшафтов отмечено до 11 эпиассоциаций. Наименьшим разнообразием растительности характеризуются ландшафты южной части исследуемой территории Вербилковский и Рогачевско-Вербилковский (по 6 эпиассоциаций), а также Вельский с лугово-болотной растительностью и заболоченными ивняками у водохранилища. Оценка ценотического разнообразия района позволяет перейти к решению некоторых прикладных задач, в числе которых на первом месте стоит обоснование природоохранной функции экосистем ландшафтов северного и северо-восточного Подмосковья и оценка актуальности размещения современных границ ООПТ на исследуемой территории.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по биологическим наукам , автор научной работы — Аристархова Е.А., Суслова Е.Г., Тихонова Е.В.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The presented article answers the question if every landscape and vegetation formation, requiring protection, are presented in nature protection areas (NPA) and if they cover an area, big enough to ensure the preservation of Taldomsky District unique ecosystems. In order to identify and substantiate the peculiarities of the phytocoenotic diversity of Taldomsky District and the current state of the local vegetation cover in connection with landscape differentiation for the purpose of its protection, the coenotic structure of this territory was analyzed in detail on the basis of cartographic and field materials and literature sources. The current structure of the local vegetation cover was studied in connection with the landscape structure of the territory, the regularities in the location of various epiassociations within the areas and landscapes of the district were revealed, the ratio of the areas of each of the epiassociation groups found in the territory within the boundaries of the terrain and landscapes was estimated. Analysis, compiled by the authors, showed that the most diverse landscapes occupying significant areas in the northeast of Taldomsky District are Ermolinsk and Vyulkovsko-Yakhromsky. In each of these landscapes, up to 11 epiassociations were noted. The least diversity of vegetation is characterized by landscapes of the southern part of the study area Verbilkovsky and Rogachevsko-Verbilkovsky (6 epiassociations), as well as the Velsk landscape with meadow-marsh vegetation and swampy willowy trees near the reservoir. Evaluation of the coenotic diversity of Taldomsky District allows us to proceed to the solution of some applied problems, among which the rationale for the environmental function of the ecosystems of the landscapes of the northern and northeastern suburbs of Moscow and the assessment of the relevance of the location of the modern boundaries of the nature protection areas (NPA) in the study area are on the first place.

Текст научной работы на тему «Ценотическое разнообразие и вопросы охраны растительного покрова ландшафтов Талдомского района Московской области»

=—— РАСПРОСТРАНЕНИЕ И ОХРАНА ЭКОСИСТЕМ И ИХ КОМПОНЕНТОВ ——=

УДК 574.502.58.470

ЦЕНОТИЧЕСКОЕ РАЗНООБРАЗИЕ И ВОПРОСЫ ОХРАНЫ РАСТИТЕЛЬНОГО ПОКРОВА ЛАНДШАФТОВ ТАЛДОМСКОГО РАЙОНА

МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

© 2018 г. Е.А. Аристархова*, Е.Г. Суслова*, Е.В. Тихонова**

*Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова Россия, 119991, г. Москва, Ленинские горы, д. 1.

E-mail: kattariss@yandex.ru, lena_susl@mail.ru **Центр по проблемам экологии и продуктивности лесов РАН Россия, 117485, г. Москва, Профсоюзная ул., д. 84/32. E-mail: tikhonova.cepl@gmail.com

Работа позволяет ответить на вопрос, все ли ландшафты и растительные формации, требующие охраны, представлены на особо охраняемых природных территориях (ООПТ) и достаточную ли площадь они охватывают для обеспечения сохранности уникальных экосистем Талдомского района. Для выявления и обоснования особенностей ценотического разнообразия Талдомского района и современного состояния растительного покрова данной территории в связи с ландшафтной дифференциацией для его охраны подробно проанализирована ценотическая структура территории района на основании картографических и полевых материалов и литературных источников. Изучена современная структура растительности района в связи с ландшафтной структурой территории, выявлены закономерности в размещении различных эпиассоциаций в пределах местностей и ландшафтов района, оценено соотношение площадей каждой из встречающихся на территории групп эпиассоциаций в занимаемых ими границах местностей и ландшафтов. Проведенный анализ показал, что наиболее разнообразны ландшафты, занимающие значительные площади на северо-востоке Талдомского района -Ермолинский и Вьюлковско-Яхромский. В каждом из этих ландшафтов отмечено до 11 эпиассоциаций. Наименьшим разнообразием растительности характеризуются ландшафты южной части исследуемой территории - Вербилковский и Рогачевско-Вербилковский (по 6 эпиассоциаций), а также Вельский с лугово-болотной растительностью и заболоченными ивняками у водохранилища. Оценка ценотического разнообразия района позволяет перейти к решению некоторых прикладных задач, в числе которых на первом месте стоит обоснование природоохранной функции экосистем ландшафтов северного и северо-восточного Подмосковья и оценка актуальности размещения современных границ ООПТ на исследуемой территории. Ключевые слова: Талдомский район, ландшафты, эпиассоциации, ценотическое разнообразие, картосхема, редкие и охраняемые растения; особо охраняемые природные территории (ООПТ). DOI: 10.24411/2542-2006-2017-10006

Леса средней части Русской равнины подверглись особенно сильному воздействию человека. В настоящее время они настолько сильно нарушены, что первоначальную их природу установить крайне сложно (Рысин, 2000). Формируясь в течение долгого времени под определенным и систематическим воздействием человека, некоторые производные насаждения приобрели устойчивость и производят теперь впечатление коренных. Те насаждения, которые по всем своим признакам следует относить к насаждениям коренного типа, особенно в типичных зональных экотопах и близких к ним, встречаются очень небольшими участками и не могут, поэтому, служить полным основанием для решения вопроса о характере доагрикультурной растительности (Курнаев, 1968).

Территория Талдомского района, а также соседние, прилегающие к ней с востока участки Сергиево-Посадского района Московской области включают в себя ландшафты с сообществами особой природоохранной ценности, где чередуются наиболее нетронутые,

часто сильно увлажненные или заболоченные лесные массивы с зарастающими водоемами ледникового генезиса, болота с разреженным древостоем, заболоченные и закустаренные долины крупных и малых рек, дренажные каналы и канавы, открытые участки полей и сенокосов. Заболоченные леса и болота имеют важное водоохранное значение, а исследование их современного состояния представляет особый интерес из-за наличия здесь большого числа редких видов, занесенных в Красную книгу Московской области (2GG8).

Талдомский район по лесорастительному районированию С.Ф. Курнаева (1982) относится к северной полосе подзоны смешанных лесов с преобладанием хвойных лесов бореального типа и значительным распространением заболоченных березняков, травяных и верховых болот, а в соответствии с геоботаническим районированием В.В. Петрова (1968) относится к Лотошинско-Талдомскому округу.

Флора района характеризуется наличием редких видов, занесенных в региональную Красную книгу. Среди них представители орхидных (Orchidaceae): венерин башмачок настоящий (Cypripedium calceolus L.)1, мякотница однолистная (Malaxis monophyllos (L.) Sw.), хаммарбия болотная (Hammarbia paludosa (L.) O. Kuntze), пальчатокоренники пятнистый (Dactylorhiza maculata (L.) Soo) и Траунштейнера (Dactylorhiza traunsteineri (Saut.) Soo), а также виды, нетипичные для данных природно-зональных условий, проникающие с севера и повышающие биологическое разнообразие всей Московской области (Сосудистые растения, 2G17). Это такие гипоарктические элементы, как береза приземистая (Betula humilis Schrank), водяника черная, или шикша (Empetrum nigrum L.), морошка приземистая (Rubus chamaemorus L.) и др. Охране подлежат также некоторые представители редких лишайников и грибов, обитающие на территории района.

Для сохранения видового богатства и наиболее ценных с природоохранной точки зрения растительных сообществ Талдомского района на территории в свое время были выделены участки, требующие особого режима охраны, где учреждены особо охраняемые природные территории (ООПТ): заказники и памятники природы областного значения. Существующие охраняемые территории позволят сберечь ценные природные экосистемы, в том числе растительные сообщества, где встречаются редкие виды растений и животных. Однако возникают вопросы, все ли ландшафты и растительные формации, требующие охраны, представлены на заповедных территориях и охватывают ли ООПТ достаточную площадь для того, чтобы обеспечить сохранность уникальных экосистем (рис. 1).

Материалы и методы

Для выявления и обоснования особенностей ценотического разнообразия Талдомского района и современного состояния его растительного покрова в связи с ландшафтной дифференциацией (Анненская и др., 1997) в целях его охраны мы подробно проанализировали ценотическую структуру территории на основании картографических (Огуреева и др., 1996) и полевых материалов, в том числе данных геоботанических описаний, информации Е.В. Тихоновой из базы данных ЦЭПЛ РАН, данных природоохранного фонда «Верховье» и литературных источников.

При изучении лесной растительности в связи с изменениями различного генезиса мы рассматриваем сообщества в концепции эколого-динамического ряда В.Б. Сочавы (1972). Ассоциация - это часть динамической системы, объединяющей коренную структуру и ее переменные состояния, образующиеся в результате спонтанной и антропогенной динамики коренного сообщества, т.е. как часть «эпиассоциации» (ЭА). Существование условно-коренных, коротко производных, относительно- и длительнопроизводных лесов на месте

1 Здесь и далее латинские названия приведены только для травянистых растений. ЭКОСИСТЕМЫ: ЭКОЛОГИЯ И ДИНАМИКА, 2018, том 2, № 1

коренных рассматривается как динамическое целое (Огуреева и др., 1996).

Выделение коренных сообществ отражает потенциальные возможности ландшафтов через природную структуру лесов и их типологическое разнообразие. Степень производности отражает ухудшение качества лесного насаждения с учетом возрастной структуры леса и характера воздействия человека.

Рис. 1. ООПТ Московской области и физико-географические провинции. Fig. 1. Moscow region nature protection areas (NPA) and physiographic provinces.

Данное исследование опирается на картографическое произведение коллектива кафедры биогеографии географического факультета МГУ - карту и легенду растительности Московской области (Огуреева и др., 1996). На территории Талдомского района было выделено 18 растительных эпиассоциаций, которые являются основными единицами

картографирования и отражают структуру и динамику растительности района исследования. На основании карты была создана и проанализирована таблица ценотического разнообразия растительного покрова Талдомского района (табл. 1).

Таблица 1. Классификация растительности Талдомского района по легенде к карте растительности Московской области (Огуреева и др., 1996). Table 1. Taldom District vegetation cover classification, according to the vegetation cover map of Moscow Oblast (Огуреева и др., 1996).

Подтипы растительности Формации лесов и экологические группы лугов и болот Субформации лесов Растительные эпиассоциации (ЭА)

Хвойные бореальные леса СОСНОВО-ЕЛОВЫЕ (Picea abies, Pinus sylvestris) Сосново-еловые кисличные 10, 11

Сосново еловые вейниково-черничные 13, 14

Сосново-еловые долгомошно-сфагновые 16

СОСНОВЫЕ (Pinus sylvestris) Сосновые долгомошно-сфагновые 21

Хвойные субне-моральные леса ЕЛОВЫЕ (Picea abies) Еловые кислично-широкотравные 25

Широколиствен но-хвойные и хвойно-широколиственные леса СОСНОВО-ЕЛОВЫЕ С ДУБОМ И ЛИПОЙ (Picea abies, Pinus sylvestris, Quercus robur, Tilia cordata) Сосново-еловые с дубом и липой вейниково-широкотравные 38, 39

ЕЛОВЫЕ С ЛИПОЙ И ДУБОМ (Picea abies, Tilia cordata, Quercus robur) Еловые с липой и дубом влажнотравные 43

Мелколиственные леса ЧЕРНООЛЬХОВЫЕ (Alnus glutinosa) не подразделяются 56, 57

ПУШИСТОБЕРЕЗОВЫЕ (Betula pubescens) 58, 60

ИВОВЫЕ (Salix fragilis, S. alba, S. caprea) 61

Лесные болота верховые 64

Луга и травяные болота на бедных питательными веществами почвах 68

Сеяные луга (посевы) на довольно богатых почвах 90

Примечания к таблице 1: фон для ЭА здесь и далее подобран в соответствии с цветовой палитрой карты. ЭА и соответствующие им лесные формации и субформации или группы болот и лугов: 10, 11 - сосново-еловые кисличные; 13, 14 - сосново-еловые вейниково-черничные; 16 - сосново-еловые долгомошно-сфагновые; 21 - сосновые долгомошно-сфагновые; 25 - еловые кислично-широкотравные; 38, 39 - сосново-еловые с дубом и липой вейниково-широкотравные; 43 - еловые с липой и дубом влажнотравные; 56, 57 -

черноольховые (мелколиственные); 58, 60 - пушистоберезовые (мелколиственные); 61 -ивовые (мелколиственные); 64 - верховые болота (лесные болота); 68 - луга и травяные болота (на бедных питательными веществами почвах); 90 - посевы на довольно богатых почвах (сеяные луга). Notes to table 1: background colors for epiassociations (EA) were chosen according to the colors of the map. EA and corresponding forest formations and sub-formations or groups of moors and meadows: 10, 11 - pine-spruce with Oxalis; 13, 14 - pine-spruce with Calamagrostis-Vaccinium; 16 - pine-spruce with Polytrichum-Sphagnum; 21 - pine with Polytrichum-Sphagnum; 25 - spruce with Oxalis and broad-leaved grasses; 38, 39 - pine-spruce with oak, Tilia and Calamagrostis with broad-leaved grasses; 43 - spruce with Tilia and oak, damp-grassed; 56, 57 - black alder (parvifoliate); 58, 60 - Betula pubescens (parvifoliate); 61 - willow (parvifoliate); 64 - high moors (forest moors); 68 - meadows and grass moors (poor nutrient soils); 90 - crop meadows (rich nutrient soils).

Заболоченные леса, приуроченные к котловинам древних водоемов (вероятно, сохранившимся ледниковым озерам), занимают наибольшую площадь в растительном покрове территории и представляют особый интерес для исследования их современного состояния в связи с мозаичностью биогеоценозов, слагающих растительность, а также по причине наличия здесь значительного числа редких охраняемых видов, занесенных в Красную книгу Московской области (2008).

В течение нескольких последних лет на территории заказника «Журавлиная Родина» были проведены маршрутные исследования лесов Талдомского района и составлены геоботанические описания, которые впоследствии были внесены в базу данных Turboveg (Hennekens, Schaminee, 2001), используемую в ЦЭПЛ РАН для исследования лесной растительности. В нее включались как сами описания, так и GPS-координаты точек заложения геоботанических площадок, отдельно указывались координаты точек обнаружения редких видов растений, входящих в Красную книгу Московской области (2008) и Красную книгу Российской Федерации (2008). Были использованы геоботанические описания студентов и сотрудников кафедры биогеографии географического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, данные ЦЭПЛ РАН (Hennekens, Schaminee, 2001), сведения Природоохранного Фонда (ПФ) «Верховье».

С помощью программного ГИС-пакета «MapInfo Professional» был осуществлен ряд действий по отображению, редактированию и анализу пространственных данных. В качестве исходного материала была взята среднемасштабная (М 1:200000) карта растительности Московской области (Огуреева и др., 1996) и карта ландшафтов Московской области (М 1:500000; Анненская и др., 1997). Обе карты были преобразованы в вышеуказанной программе, совмещены и приведены к единой проекции и масштабу. Далее путем «наложения слоев» и «выделения» участка в границах Талдомского района Московской области с помощью ряда команд в ГИС-пакете была получена картосхема Талдомского района (М 1:220000), отображающая границы растительных эпиассоциаций в границах местностей и ландшафтов. На картосхеме растительность представлена на уровне формаций, включающих в себя определенный набор эпиассоциаций. Качественный фон соответствующих выделов подобран в соответствии с легендой к карте растительности Московской области (Огуреева и др., 1996). Фрагмент карты растительности на Талдомский район приведен на рисунке 2, обозначения к рисунку - в таблицах 1 и 3. К данной картосхеме прилагаются атрибутивные таблицы (слои), где указаны все картографируемые единицы (ландшафты, местности и эпиассоциации) с их индивидуальными номерами и их площади, также подсчитанные в среде программного пакета ГИС.

На основании полученных результатов в программе «Microsoft Excel» был построен ряд электронных таблиц, наглядно демонстрирующих различия в ценотической структуре

каждого из ландшафтов Талдомского района, в т.ч. на уровне местностей, а также общее ценотическое разнообразие (набор эпиассоциаций) и прочие особенности исследуемой территории, которые удалось выявить. С целью более наглядной демонстрации результатов в электронных таблицах используется цветная шкала, которая разработана на основании ранжирования значений площади для каждой единицы геоботанической или ландшафтной классификации (растительных эпиассоциаций, ландшафтных местностей, ландшафтов).

Проведена оценка современной структуры растительности района в связи с ландшафтной структурой территории, выявлены закономерности в размещении различных эпиассоциаций в пределах местностей и ландшафтов района, оценено соотношение площадей каждой из встречающихся на территории групп эпиассоциаций в занимаемых ими границах местностей и ландшафтов.

Рис. 2. Карта растительности Талдомского района (фрагмент Карты растительности Московской области масштаба 1:200000; Огуреева и др., 1996). Обозначения приведены в таблицах 1 и 3. Fig. 2. Taldom District vegetation cover map (fragment of Moscow Region Vegetation Cover Map, scale 1:200000; Огуреева и др., 1996). Legend is in the tables 1 and 3.

Результаты и обсуждение

Талдомский район целиком лежит в пределах Верхне-Волжской физико-географической провинции (Анненская и др., 1997). На его территории наиболее представлена (по набору

видов) группа водно-ледниковых (зандровых) ландшафтов - 4 вида (суммарная площадь - 254 км2) с общей долей около 30%. Максимальную площадь (более половины от всей площади) занимает группа моренно-водноледниковых и водноледниковых ландшафтов: первое и второе места по доле каждого ландшафта в общей площади занимают соответственно номера 34 (1) - 292.9 км2 (около 35%) и 34 (4) - 183.6 км2 (около 22%). Их общая доля составляет около 57%. На единственный в Талдомском районе ландшафт группы водноледниковых и долинно-зандровых равнин 51 (2) приходится территория в 67.1 км2 (около 8% площади).

На территории Талдомского района выделяют 8 ландшафтов. Наибольшую площадь занимают группы моренно-водноледниковых и водноледниковых, приуроченных к северу и северо-западу района. Их суммарная доля составляет более 50%. Это Ермолинский и Нижнедубнинский ландшафты с номерами 34 (1) и 34 (4) соответственно. Для наглядного представления о количественных показателях, приходящейся на каждый из ландшафтов территории, можно обратиться к цветной шкале, где все 8 ландшафтов, а также участки, отведенные под водохранилища, ранжированы по площадной характеристике (табл. 2).

Таблица 2. Ландшафты Талдомского района (Анненская и др., 1997). Table 2. Taldom District landscapes (Анненская и др., 1997).

№ п/п Номера ландшафтов -«№ вида (индивидуальный №)» Названия ландшафтов Площадь, км2

1 34 (1) Ермолинский 292.9

2 34 (4) Нижне-Дубнинский 183.6

3 45 (6) Вьюлковско-Яхромский 130.9

4 51 (2) Волжский 67.1

5 47 (8) Вербилковский 66.4

6 38 (3) Талдомский 54.4

7 28 (9) Рогачевско-Вербилковский 49.5

8 47 (14) Вельский 2.3

9 Вдхр* - 0.4

Общая площадь 847.5

Примечания к таблице 2: * - территории под водохранилища, затапливаемые участки. Notes to table 2: * - territories for the water reservoirs, flooded areas.

Для характеристики растительности Талдомского района в пределах различных ландшафтов и местностей и оценки их ценотического разнообразия необходимо проанализировать состав и площадную структуру растительных сообществ на уровне эпиассоциаций (Огуреева и др., 1996), названия и суммарная площадь которых приведены ниже (табл. 3).

Наибольшую территорию занимают сосново-еловые с серой и черной ольхой папоротниково-хвощево-кисличные леса (эпиассоциации № 10 и 11). Не уступают им по площади и территории с довольно богатыми почвами, отведенные под посевы (№ 90). Первыми в категории эпиассоциаций с площадью менее 100 км2 расположены сосново-еловые вейниково-орляково-черничные леса (№ 14). Следовательно, можно отметить, что сосново-еловые леса бореального подтипа занимают ведущие позиции среди лесной растительности Талдомского района.

Таблица 3. Растительные эпиассоциации Талдомского района (Огуреева и др., 1996). Table 3. Vegetative epiassociations of Taldom District (Огуреева и др., 1996).

№ ЭА Название эпиассоциации (ЭА) Площадь, 2 км2

lO Сосново-еловые с ольхой серой папоротниково (Dryopteris carthusiana, Athyrium filix-femina) - хвощево (Equisetum pratense, E. sylvaticum) -кисличные (Oxalis acetosella) с таежными видами (Vaccinium myrtillus, Pyrola spp., Lusula pilosa, Trientalis europaea, Calamagrostis arundinacea) и зелеными мхами, по западинкам с долгими и сфагновыми мхами 121.6

ll Сосново-еловые с ольхой черной папоротниково (Dryopteris carthusiana, Athyrium filix-femina) - хвощево (Equisetum sylvaticum) - кисличные (Oxalis acetosella) с таежными и дубравными видами (Asarum europaeum, Stellaria holostea, Galeobdolon luteum), по западинам с долгими и сфагновыми мхами ll2

90 Посевы, засоренные Myosotis arvensis, Viola arvensis, Galeopsis speciosa, Polygonum aviculare, Rumex confertus, Poa annua, Mentha arvensis, на свежих дерново-подзолистых, реже аллювиальных осушенных средне- и легкосуглинистых почвах 104

l4 Сосново-еловые вейниково (Calamagrostis arundinacea) - орляково (Pteridium aquilinum) - черничные (Vaccinium myrtillus) с таежными видами, молинией и зелеными мхами 89.4

39 Сосново-еловые с липой, дубом, иногда кленом, с ольхой черной чернично (Vaccinium myrtillus) - кислично (Oxalis acetosella) - вейниково (Calamagrostis arundinacea) - широкотравные (Galeobdolon luteum, Pulmonaria obscura, Stellaria holostea, Carex pilosa, Rubus saxatilis) 78.2

25 Еловые с ольхой серой папоротниково (Dryopteris carthusiana, D. filix-mas, Athyrium filix-femina) - хвощево (Equisetum pratense, E. sylvaticum) -кислично (Oxalis acetosella) - широкотравные (Galeobdolon luteum, Festuca gigantea, Carex sylvatica, Milium effusum, Asarum europaeum) с неморальными зелеными мхами (Mnium sp., Atrichum undulatum) и печеночниками (Plagiochilla porelloides), местами с рябиной 67.6

38 Сосново-еловые с дубом и липой чернично (Vaccinium myrtillus) -вейниково (Calamagrostis arundinacea) - широкотравные (Asarum europaeum, Stellaria holostea, Galeobdolon luteum) с таежными видами (Oxalis acetosella, Maianthemum bifolium) и папоротниками 62.6

13 Сосново-еловые кислично (Oxalis acetosella) - чернично (Vaccinium myrtillus) - вейниковые (Calamagrostis arundinacea) с таежными видами (Maianthemum bifolium, Pyrola spp., Trientalis europaea, Lusula pilosa, Carex digitata) и зелеными мхами 50.9

Сосново-еловые вейниково (Calamagrostis arundinacea, C. canescens) -чернично (Vaccinium myrtillus) - долгомошные (Polytrichum commune) в сочетании с серовейниково-чернично-сфагновыми (Sphagnum sp.) с фиалками болотной и лысой, хвощем лесным, осокой шаровидной, майником, седмичником, участками пушистоберезовых и сосново-пушистоберезовых серовейниково-сфагновых болот 37.4

Продолжение таблицы 3. Continuation of Table 3.

№ ЭА Название эпиассоциации (ЭА) Площадь, 2 км2

57 Черноольховые с черемухой ивняковые влажнотравные (Filipendula ulmaria, Urtica dioica, Geum rivale, Equisetum fluviatile, Phragmites australis, Comarum palustre, Caltha palustris, Carex acuta, C. riparia, C. cespitosa, Myosotis palustris, Ficaria verna) с папоротниками (Athyrium filix-femina, Matteuccia struthiopteris), местами с хмелем (пойменные) 34.9

58 Пушистоберезовые с сосной и ольхой серой ивняково-крушиновые серовейниково (Calamagrostis arundinacea) - осоково (Carex globularis, C. canescens, C. nigra) - сфагново - долгомошные с болотно-луговыми видами (Violapalustris, Filipendula ulmaria, Lysimachia vulgaris, Phragmites australis, Equisetum pratense, E. fluviatile, Deschampsia cespitosa, Comarum palustre) 22.5

60 Пушистоберезовые с ольхой черной, осиной ивняковые хвощево (Equisetum pratense) - таволгово (Filipendula ulmaria) - щучковые (Deschampsia cespitosa) с долгими и сфагновыми мхами 19.6

56 Черноольховые с черемухой и осиной ивняковые влажнотравно (Filipendula ulmaria, Geum rivale, Cardamine impatiens, Chaerophyllum sp., Impatiens noli-tangere) - широкотравные (Mercurialis perennis, Aegopodium podagraria, Anthriscus sylvestris, Campanula latifolia), местами с хмелем 18.8

21 Сосновые чернично (Vaccinium myrtillus) - осоково (Carex globularis, C. lasiocarpa, C. cinerea) - долгомошные (Polytrichum commune) в сочетании с чернично-сфагновыми (Sphagnum sp.) с молинией и седмичником, с участками верховых сфагновых и переходных осоково -сабельниково-сфагновых болот 10.6

68 Влажные мелкозлаково (Festuca rubra, Anthoxanthum odoratum) -разнотравные с участием крупных злаков сенокосы и пастбища на плоской и пологонаклонной поверхности междуречий и долин; при деградации низкотравно-мелкозлаковые 8.3

43 Еловые с липой и дубом хвощево (Equisetum pratense, E. sylvaticum) -таволговые (Filipendula ulmaria) с таежными (Oxalis acetosella, Athyrium filix-femina), дубравными (Galeobdolon luteum, Milium effusum, Festuca gigantea, Aegopodium podagraria, Pulmonaria obscura) видами и влажнотравьем (Geum urbanum, Cirsium oleraceum, C. heterophyllum, Lysimachia vulgaris) 7.5

64 Осоково (Carex globularis, C. limosa) - пушицево (Eriophorum vaginatum) -сфагновые (виды рода Sphagnum) с сосной 1.2

61 Ивовые с березой пушистой, ольхой серой и черной, местами с дубом, кустарниковые (Salix cinerea, S. viminalis, S. triandra) влажнотравные (Filipendula ulmaria, Urtica dioica, Lamium maculatum, Phragmites australis, Geum rivale, Solanum dulcamare, Carex sp., Lythrum salicaria, Campanula trachelium, Scutellaria galericulata, Galium rivale) с хмелем 0.4

Несколько отстают от них по площади, относящиеся к той же формации сосново-еловые кислично-чернично-вейниковые (№ 13) и сосново-еловые вейниково-чернично-

долгомошные в сочетании с серовейниково-чернично-сфагновыми участками пушистоберезовых и сосново-пушистоберезовых серовейниково-сфагновых болот леса (№ 16). В целом на сосново-еловые леса приходится почти 48.5%, т.е. почти половина всей территории. Примерно одинаковые площади приходятся на ельники с ольхой серой папоротниково-хвощево-кислично-широкотравные (№ 25), а также сосново-еловые с липой, дубом, иногда кленом, с ольхой черной чернично-кислично-вейниково-широкотравные (№ 39) и сосново-еловые с дубом и липой чернично-вейниково-широкотравные леса (№ 38) хвойно-широколиственного подтипа.

Более 10% территории занимают мелколиственные леса: преобладают черноольшаники (№ 56, 57), чуть меньше приходится на пушистоберезовые леса (№ 58, 60). Ивняки же встречаются локально и занимают площадь менее 0.5 км2.

К категории скудных площадей (менее 10 км2) относятся верховые осоково-пушицево-сфагновые с сосной лесные болота (№ 64), занимающие территорию около 1 км2, и влажные мелкозлаково-разнотравные сенокосы и пастбища в районе междуречий и долин (при деградации низкотравно-мелкозлаковые), принадлежащие к растительности лугов и травяных болот (№ 68). Также встречаются в этой категории еловые с липой и дубом хвощево-таволговые леса, имеющие соответственно наименьшую в структуре лесной растительности площадь (№ 43). Несколько большую площадь занимают сосняки чернично-осоково-долгомошные в сочетании с чернично-сфагновыми с участками верховых сфагновых и переходных осоково-сабельниково-сфагновых болот (№ 21). Сосновые леса, таким образом, попадают в категорию средних площадей (от 10 до 100 км2), т.к. территории под ними несколько превышают 10 км2. Суммарная доля сосняков в лесной растительности района при этом составляет лишь чуть более 1%.

В первую очередь, важно отметить, что фоновое значение для территории Талдомского района имеют формации сосново-еловых лесов бореальной группы, довольно разнообразные в типологическом отношении (№ 10, 11, 13, 14, 16 в легенде). Они встречаются во всех ландшафтах, за исключением окрестностей каналов и водохранилищ, а также небольшого по площади, развитого в понижениях коренного рельефа Вельского ландшафта - 47 (14), полностью занятого луговой растительностью и травяными болотами, о которых речь пойдет ниже. Наибольшие площади заняты, как уже отмечалось, эпиассоциациями папоротниково-хвощево-кисличных сосново-еловых лесов (№ 10, 11), которые, как правило, тяготеют к приподнятым территориям плоских и слабоволнистых моренно-водноледниковых и водноледниковых равнин. Оказалось, что наибольшую долю (около половины территории ландшафта) данные леса занимают в самом крупном по площади Ермолинском ландшафте -34 (1), а также в Рогачевско-Вербилковском - 28 (9). Оба ландшафта сформированы на относительно приподнятых участках коренного рельефа. Довольно широко распространены и вейниково-черничные сосново-еловые леса (№ 13, 14). Они также занимают до 50% и более территории в двух других ландшафтах: Нижне-Дубнинском - 34 (4) и Вербилковском -47 (8). Таким образом, данные сообщества, вероятно, могут занимать и участки более низких гипсометрических уровней, т.к. Вербилковский ландшафт приурочен к относительно пониженной поверхности водноледниковых и древнеаллювиально-водноледниковых плоских равнин, часто заболоченных. Единственная эпиассоциация долгомошно-сфагновых сосново-еловых лесов (№ 16) также встречается почти по всему исследуемому району, но на ее долю в каждом из ландшафтов приходится незначительная площадь. Наиболее крупный по площади и занимаемой доле (13% территории ландшафта) участок долгомошно-сфагновые сосново-еловые леса образуют в Нижне-Дубнинском ландшафте - 34 (4), территории которого всегда были значительно залесены (Анненская и др., 1997). Вейниково-широкотравные сосново-еловые леса с примесью широколиственных пород (№ 38, 39) также участвуют в структуре лесной растительности всех ландшафтов, занимая в каждом из них

значительную долю. В относительно небольшом по площади Рогачевско -Вербилковском ландшафте - 28 (9) данные леса имеют максимальную долю в растительном покрове, т.е. занимают до 30% территории. Благодаря повышенному положению ландшафта и наличию богатых супесчаных почв, подстилаемых супесями, местами с прослоями суглинков, здесь создается оптимальный режим увлажнения и складываются благоприятные условия для формирования подобной растительности (южная часть Талдомского района).

Еловые леса, представленные эпиассоциацией широкотравной группы, кислично-широкотравными ельниками (№ 25), встречаются отдельными массивами в трех ландшафтах различного генезиса и занимают местообитания с наиболее богатыми почвами с достаточным увлажнением. В составе древостоев часто участвует черная ольха, а в нижних ярусах обилен покров из хвощей, папоротников, кислицы и зеленых мхов. Самый большой участок кислично-широкотравных еловых лесов расположен в крупнейшем ландшафте Талдомского района, Ермолинском - 34 (1). Это единственный ландшафт, где встречаются также влажнотравные ельники с участием широколиственных пород - дуба и липы (№ 47), формирующиеся, на довольно богатых и влажных почвах.

Сосновые леса связаны с наиболее олиготрофными биотопами в пределах моренно-водноледниковых и водноледниковых равнин и распространены в трех наиболее крупных по площади ландшафтах, где они представлены небольшими фрагментами лесов долгомошно-сфагновой ЭА (№ 25). Речь о них еще пойдет ниже.

Широко распространены на территории Талдомского района мелколиственные черноольховые ивняковые леса с черемухой (№ 56, 57). Данные формации хотя в целом занимают небольшую суммарную площадь, но, как и сосново-еловые леса, встречаются практически во всех ландшафтах, за исключением Рогачевско-Вербилковского - 28 (9) и полностью занятой ивняками (№ 61) территории вокруг водохранилищ. Ландшафт 28 (9) окаймляет с севера Смоленско-Московскую возвышенность (южная часть района) и характеризуется наибольшими высотами среди прочих ландшафтов, поэтому черноольшаники, тяготеющие к понижениям, здесь не встречаются. Здесь также широко распространены сложные сосново-еловые леса, где к хвойным породам примешиваются дуб и липа. Данные сообщества представляют формацию хвойно-широколиственных лесов.

На территории Талдомского района встречаются и условнокоренные мелколиственные леса, которые образованы в основном березой пушистой (№ 58) и обычно заболочены. Сразу же стоит отметить, что пушистоберезовые леса (№ 58, 60) в отличие от черноольховых встречаются только в половине всех ландшафтов района. В основном они также занимают небольшую долю, но есть исключения: во Вьюлковско-Яхромском ландшафте - 45 (6) на пушистоберезовые леса наряду с черноольшаниками, которые имеют в нем максимальную площадь, приходится более 1/3 территории. Скорее всего, это связано с тем, что данный ландшафт плоских водноледниковых равнин сформировался на участках, где коренной рельеф понижен (Анненская др., 1997). Таким образом, для данных территорий характерно повышенное увлажнение, часто заболачивание. Также характерно наличие древнеозерных котловин и западин, заполненных водой, обычно на различных стадиях зарастания, к окраинам которых довольно часто тяготеют мелколиственные леса. Фитоценотическая структура данной, относительно пониженной части района в границах ландшафта 45 (6) в сравнении с соседними природными комплексами наиболее сложна и разнообразна. Помимо мелколиственных лесов здесь распространены сосново-еловые бореальные и сосново-еловые с дубом и липой широколиственно-хвойные леса. Данные формации занимают в ландшафте примерно по четверти от общей площади, а ЭА № 39 из группы сосново-еловых лесов с дубом и липой имеет здесь максимальную долю. Также на данной территории в связи с вышеописанными экологическими условиями развивается болотная растительность, представленная верховыми болотами подтипа лесных болот и единственной эпиассоциацией

(№ 64). Данная ЭА (№ 64) имеется только в понижениях водноледниковых равнин Вьюлковско-Яхромского ландшафта. Встречаются на территории и сосняки (№ 21), площадь которых невелика во всех трех ландшафтах, где они произрастают, однако в данном ландшафте, в отличие от двух других, на сосновые леса приходится наибольшая доля в структуре растительности (чуть более 3%). На территории данного ландшафта, как и почти по всей территории Талдомского района, распространены пахотные земли (около 9% территории ландшафта), представленные на карте (Огуреева и др., 1996) растительностью сеяных лугов (№ 90) и занимающие суммарно в Талдомском районе площадь более 100 км2.

Мы составили картосхему Талдомского района, на которой нашли отражение как ландшафтная структура территории, так и лесные формации, луга и болота, представленные в пределах различных ландшафтов (рис. 3). Анализ карты показал, что наиболее разнообразны ландшафты, занимающие значительные площади и тяготеющие к северо-востоку Талдомского района - Ермолинский и Вьюлковско-Яхромский. В каждом из них отмечено до 11 ЭА. Наименьшим разнообразием растительности характеризуются ландшафты южной части исследуемой территории - Вербилковский и Рогачевско-Вербилковский (по 6 эпиассоциаций), а также Вельский ландшафт с лугово-болотной растительностью и заболоченными ивняками у водохранилища.

Широко распространены местности плоских зандровых равнин с елово-сосновыми, еловыми и мелколиственными заболоченными лесами. Здесь же расположены одни из самых ценных природных объектов района: озера, сплавины вокруг озер и переходные болота с большим числом редких растений. На территории древнеаллювиально-водноледниковых равнин в понижениях коренного рельефа также представлены подобные ценные экосистемы.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Мелколиственные леса встречаются почти всюду, но максимальные площади занимают во влажных плоских понижениях водноледниковых равнин. Данные формации являются наиболее ценными экосистемами, выполняющими важнейшие природоохранные функции, связанные с размещением и сохранением орнитофауны. Наиболее широко распространены влажнотравные черноольшаники и заболоченные пушистоберезовые леса - ценные водно-болотные угодья с участием охраняемых редких видов растений и животных. Отдельное внимание следует уделить охране прирусловых ивовых зарослей - крупнейших участков местообитаний птиц.

Оценка ценотического разнообразия Талдомского района позволяет перейти к решению некоторых прикладных задач, в числе которых на первом месте стоит обоснование природоохранной функции экосистем ландшафтов северного и северо-восточного Подмосковья и оценка актуальности размещения современных границ ООПТ на исследуемой территории.

Система заказников северного Подмосковья сосредоточена в основном на востоке Талдомского района и плавно переходит на территорию соседнего Сергиево-Посадского района, многие ООПТ непосредственно прилегают к его административной границе. Самыми крупными по занимаемой площади среди ООПТ Талдомского района являются три заказника: «Маклаковский заказник», «Журавлиная родина», «Озеро Золотая Вешка и прилегающие леса». На территории этих заказников, а также памятника природы «Мельдинская колония сизых чаек» охраняются различные природные экосистемы района.

В качестве фоновой растительности в Талдомском районе выступают сосново-еловые леса, часто с участием ольхи серой или черной, занимающие территории различного гипсометрического уровня и генезиса, основная их доля приходится на водораздельные поверхности водноледниковых (зандровых) равнин. Эти сообщества обладают различной степенью нарушенности и находятся на различных стадиях восстановления. Существуют и практически ненарушенные участки, сохранившиеся, главным образом, в ООПТ.

Составитель: Е.А. Аристархова, 2017 Условные обозначения

СОСНОВО-ЕП ОВЫЕ ЛЕСА СОСНОВЫЕ ЛЕСА

ЕПОВЫЕ ЛЕСА

СОСНОВО-ЕПОВЫЕ С ДУЕОМ Н ЛИПОЙ

ЕПОВЫЕ С ЛИПОЙ Н ДУБОМ

ЧЕРНООЛЬХОВЫЕ

ПУШИСТОЕ ЕР ЕЗОВЫЕ

ИВОВЫЕ

ЛЕСНЫЕ БОЛОТА

ЛУГА И ТРАВЯНЫЕ БОЛОТА

СЕЯНЫЕ ЛУГА

Прочие земли [не леса)

135

jgj Л Е СН ЫЕ кул tiTyР Ы (с □ СН э) Лесные кул tiTy р ы (е л г Нэселенные пункты ИндексмЕстнастЕЙ

Границы:

Местностей Ландшафтов Талдомского района

Реки и оэЕрэ

Рис. 3. Ценотическое разнообразие ландшафтов Талдомского района. Fig. 3. Phytocoenosis diversity in Taldom District landscapes.

Субнеморальные ельники и бореальные сосняки занимают небольшую суммарную площадь. Охраняются лишь их небольшие фрагменты, поэтому мало нарушенные леса такого типа требуют большего внимания и расширения площадей, входящих в зону ООПТ.

Еловые леса сохранились в основном по водоразделам на возвышенных участках с довольно богатыми и влажными почвами. В древостое этих лесов принимают участие береза пушистая, ольха черная и ива козья. Именно в таких лесах обитают различные редкие орхидные - в частности венерин башмачок настоящий. Рекомендуется расширить охраняемые территории под ельниками таежного и субнеморального типа.

Чистые сосняки встречаются редко и приурочены в основном к олиготрофным местообитаниям - верховым и переходным болотам и их окраинам. Такие леса характеризуются наличием редких охраняемых и уязвимых видов растений, лишайников и представителей фауны.

Широко распространены в районе местности плоских водноледниковых (зандровых) равнин с елово-сосновыми, еловыми и мелколиственными заболоченными лесами. Именно в этих лесах сосредоточено максимальное количество редких видов растений, требующих охраны.

В пределах этих местностей сосредоточены озера, сплавины вокруг озер и переходные болота с большим числом редких охраняемых растений. Они являются одними из наиболее ценных природных объектов района. Так на болотах, сплавинах и окружающих озера и болота лесах заказника «Маклаковский заказник» (фото 1-6) охраняются ценные природные экосистемы: субнеморальные елово-мелколиственные, мелколиственно-еловые и мелколиственные леса с вкраплениями участков таежных и субнеморальных еловых и сосново-еловых лесов и елово-широколиственных лесов, черноольшаники влажнотравно-крупнотравные, переходные и верховые болота, озера с участками сплавин и окружающих их заболоченных сфагновых лесов.

Фото 1. Черноольшаник тростниково-влаж- Фото 2. Участки ивняковых влажнотравных нотравный (здесь и далее фото Е.Г. Сус- болот среди черноольшаников. ловой). Photo 1. Sticky alder damp forest with Photo 2. Swamps with Salix cinerea in black Phragmites australis (here and below photos by alder forests. E.G. Suslova).

Здесь встречается большое число охраняемых в Московской области видов растений, в том числе: пальчатокоренник Траунштейнера, башмачок настоящий, шейхцерия болотная (Scheuchzeria palustris L.), морошка приземистая, пальчатокоренник пятнистый, ладьян

трехраздельный (Corallorhiza trífida Chatel.), росянка английская (Drosera anglica Huds.), одноцветка одноцветковая (Moneses uniflora (L.) A. Gray), баранец обыкновенный (Huperzia selago (L.) Bernh. ex Schrank & C. Mart.), осоки малоцветковая (Carex pauciflora Lightf.), двудомная (Carex dioica L.) и вздутоносая (Carex rhynchophysa C. A. Mey.), цинна широколистная (Cinna latifolia (Trev.) Griseb.), пузырчатка промежуточная (Utricularia intermedia Hayne). На территории древнеаллювиально-водноледниковых равнин также представлены подобные ценные экосистемы.

Фото 3. Заболоченная окраина оз. Сальковское в Маклаковском заказнике. Photo 3. Bogged-out swamp of Salkovskoe Lake border in Maklakovsky natural reserve.

Фото 4. Переходная часть осоково-сфагнового болота у оз. Сальковское с низкорослой сосной. Photo 4. Transitional part of a sedge-sphagnum bog near Salkovskoe Lake with stunted pine.

Фото 5. Тростниковые заросли по берегам оз. Сальковское в Маклаковском заказнике. Photo 5. Reeds on the banks of Salkovskoe Lake in Maklakovsky natural reserve.

Фото 6. Кувшинка (Nymphaea candida J. Prest.), водокрас (Hydrocharis morsus-ranae L.) и телиптерис (Thelypteris palustris Schott) в прибрежной части оз. Сальковское. Photo 6. Nymphaea candida, Hydrocharis morsus-ranae and Thelypteris palustris on the coasts of Salkovskoe Lake.

Фото 7. Шейхцерия (Scheuchzeria palustris L.) и клюква болотная (Oxycoccus palustris Pers.) на сплавине оз. Глебовское. Photo 7. Scheuchzeria palustris and Oxycoccus palustris on the bogged fusion along the edge of Glebovskoe Lake.

Фото 8. Озеро Глебовское в Маклаковском заказнике. Photo 8. Glebovskoe Lake in Maklakovsky natural reserve.

На территории сравнительно небольшого по площади (около 600 га) заказника «Озеро Золотая Вешка и прилегающие леса», находящегося на территории Ермолинского ландшафта, ценные природные экосистемы представлены березово-еловыми папоротниково-широкотравно-кисличными лесами с дубом и липой с участками мелкотравно-зеленомошных, кисличных и редкотравных; фрагментами смешанных с елью, березой и липой лесов папоротниково-широкотравных с пятнами мхов; сосняками с елью и березово-еловыми черничными лесами с таежными видами мелкотравья и зелеными мхами; березово-черноольховыми и черноольховыми крупнотравными и влажнотравно-крапивными лесами; сосняками долгомошными и сфагновыми с единичной березой; сосново-березовыми с

ольхой черной заболоченными и сырыми лесами (фото 9). Здесь растут редкие охраняемые в области растения: венерин башмачок настоящий, морошка приземистая (фото 10), осока малоцветковая, пальчатокоренник пятнистый.

Фото 9. Сосново-березовый сфагновый лес в окрестностях оз. Золотая Вешка (фото 9 и 10 Е.В. Тихоновой). Photo 9. Pine-birch sphagnum forest near Golden Veshka Lake (photo 9 and 10 by E.V. Tikhonova).

Фото 10. Морошка (Rubus chamaemorus L.) с плодами на оз. Золотая Вешка.

Photo 10. Rubus chamaemorus with berries near Golden Veshka Lake.

Столь высокое ценотическое разнообразие в пределах небольшой площади довольно сложно сохранить, это требует значительных усилий по организации серьезного режима охраны. Без создания дополнительной буферной зоны этот заказник может подвергаться усиленному антропогенному воздействию. В связи с загрязнением может пострадать и уникальный водный объект, одно из наиболее чистых и ненарушенных озер северного Подмосковья, являющееся ядром заказника и служащее местом обитания многих видов птиц

и произрастания редких и уязвимых видов растений.

В заказнике «Журавлиная родина» (площадь около 11974 га), который находится на северо-востоке московской части Верхне-Волжской низменности в зоне распространения плоских и слабоволнистых водноледниковых, моренно-водноледниковых и древнеаллювиально-водноледниковых замедленно дренируемых равнин, к наиболее ценным природным экосистемам относятся переходные и верховые болота и заболоченные лесные массивы, мелколиственно-еловые и елово-мелколиственные леса с дубом лещиновые широкотравные и папоротниково-широкотравные; сероольшанники, черноольшаники с березой и березняки влажнотравные; участки пойменных лугов с группами деревьев и кустарников. В настоящее время на территории заказника под охраной находятся местообитания нескольких редких видов растений, занесенных в Красную книгу Московской области (2008): венерин башмачок настоящий, морошка приземистая (фото 11), гудайера ползучая (Goodyera repens (L.) R. Br.), водяника черная, или вороника, или шикша (фото 12), пальчатокоренник пятнистый, береза приземистая, княженика (Rubus arcticus L.), хаммарбия болотная, мякотница однолистная, или стагачка, шейхцерия болотная, пузырчатка промежуточная.

Фото 11. Морошка в цвете. Photo 11. Blooming Rubus chamaemorus.

Памятник природы «Мельдинская колония серых цапель» представляет собой зарастающий обводненный торфяной карьер (фото 13-14) в квартале 15 Темповского лесничества общей площадью около 10 га. Памятник природы был создан для сохранения колонии сизых чаек и располагается в Нижне-Дубнинском ландшафте моренно-водноледниковых и водноледниковых плоских, замедленно дренируемых равнин. Наиболее ценными растительными сообществами памятника природы и окружающей территории являются: ельники с осиной и березой кислично-папоротниково-широкотравные, верховые пушицево-кустарничковые сфагновые болота с сосной в сочетании с водоемами зарастающих торфяных карьеров, березово-сосновые бруснично-чернично-зеленомошные и чернично-долгомошные леса, липово-еловые кислично-хвощево-широкотравные леса с березой и черной ольхой, черноольшаники влажнотравные с участием березы пушистой, ели и черемухи. Среди охраняемых растений этого небольшого памятника природы - венерин

башмачок настоящий, баранец обыкновенный, турча болотная (Hottonia palustris L.), цинна широколистная, мякотница однолистная, или стагачка, гудайера ползучая и морошка (занесены в Красную книгу Московской области, 2008). В непосредственной близости на территории охранной зоны растут также другие охраняемые виды: дремлик болотный (Epipactis palustris (L.) Crantz), ужовник обыкновенный (Ophioglossum vulgatum L.), пальчатокоренники Траунштейнера и пятнистый, осока волосовидная (Carex capillaris L.).

Фото 12. Вороника или водяника (Empetrum nigrum L.). Photo 12. Empetrum nigrum.

Фото 13. Озеро Мельдино, где охраняется колония сизых чаек. Photo 13. Meldino Lake where it is protected the gray gulls colony.

Фото 14. Зарастающие мелиоративные каналы. Photo 14. Overgrowing ameliorative canals.

Некоторые группы смешанных лесов и болотные угодья, относящиеся к уникальным экосистемам, хорошо представлены в различных ООПТ района, но требуют более тщательного соблюдения режима охраны, многочисленные тропы рекреантов и рыболовов ведут к лесным озерам (фото 15). Окрестности водно-болотных угодий и некоторых реликтовых озер нуждаются в расчистке от мусора и контроле попадания загрязненных вод с сельхозугодий и из селитебных зон. Часть еловых субнеморальных лесов района пострадала от короеда-типографа (фото 16).

Фото 15. Санитарная сплошная рубка на месте уничтоженного короедом-типографом елового леса (фото Е.В. Тихоновой). Photo 15. Sanitary clear cutting in the area of the spruce forest, destroyed by the bark beetle (photo by E.V. Tikhonova).

Фото 16. Самодельный указатель в лесу (фото Е.Г. Сусловой). Photo 16. A handmade signpost in a forest (photo by E.G. Suslova).

Таким образом, особо охраняемые территории исследуемого района охватывают почти все ценные экосистемы, за исключением сильно нарушенных сообществ долинного комплекса Волги и ивняков, где обитают многие виды птиц, вдоль средних и малых рек.

Несмотря на кажущуюся благополучность состояния большинства экосистем имеющихся на ООПТ, необходимо отметить, что охраной недостаточно охвачены заболоченные леса, болота и прибрежные сообщества озер, как наиболее богатые редкими видами растений. Три из шести заказников района имеют весьма небольшие размеры («Вязовники в долине Дубны в окрестностях д. Троица-Вязники», «Дубненская колония серых цапель», «Мельдинская колония сизых чаек». Некоторые ООПТ района являются кластерными («Журавлиная родина»), на озерах (Глебовское, Золотая Вешка) не прекращается рекреационная деятельность. К сожалению, пока не охраняются участки лесов и болот в окрестности пос. Темпы (здесь планируется организовать заказник «Темповский), не взяты под охрану уникальные сосняки на песках и болота в окрестностях и на территории г. Дубна.

В целом, на территории Талдомского района наблюдается положительная тенденция к расширению сети ООПТ: в частности, давно планируется включение «Журавлиной родины» в ООПТ нового ранга - трансграничный природный парк «Журавлиный край», расположенный в Талдомском и Сергиево-Посадском районах. Данная территория должна будет объединить крупнейшие в Московской области болотные массивы и водно-болотные угодья равнин Верхневолжской низменности, находящиеся в близком к естественному состоянии.

Необходимо в ближайшее время продолжить работы по укрупнению и объединению ряда существующих ООПТ и созданию крупного природного парка «Журавлиный край».

Заключение

На основе анализа различных использованных фондовых и полевых материалов удалось выявить, что в качестве фоновой растительности выступают сосново-еловые леса, занимающие территории различной высоты и генезиса. При этом основная их доля приходится на водораздельные поверхности водноледниковых (зандровых) равнин. Эти сообщества обладают различной степенью нарушенности и почти все находятся на различных стадиях восстановления, но существуют и практически ненарушенные участки, сохранившиеся, главным образом, в ООПТ. Наиболее распространены сосново-еловые свежие леса с участием ольхи серой или ольхи черной.

Мелколиственные леса также характеризуются высокой степенью участия в растительном покрове Талдомского района. Они встречаются всюду, но максимальные площади занимают во влажных плоских понижениях водноледниковых равнин. Данные формации являются наиболее ценными экосистемами, выполняющими важнейшие природоохранные функции, связанные с размещением и сохранением животного населения (главным образом, орнитофауны), практически во всех ООПТ Талдомского района.

Из мелколиственных лесов наиболее широко распространены влажнотравные черноольшаники и пушистоберезовые леса, являющиеся ценными природными сообществами заболоченных понижений, требующими охраны. Эти фитоценозы развиты на водоохранных территориях (водно-болотные угодья) и характеризуются наличием ряда охраняемых редких видов растений и животных.

Фото 17. Сосновый лес рядом с оз. Золотая Вешка (все 3 фото Е.В. Тихоновой). Photo 17. Pine forest near Golden Veshka Lake (all three photos by E.V. Tikhonova).

Фото 18. Черноольшаник

влажнотравно-папоротниковый в урочище «Двухквартальный лес» заказника «Журавлиная родина». Photo 18. Black alder damp forest with ferns in the natural boundary "Two-Quarter Forest" of the "Crane Land" nature reserve.

Фото 19. Липово-осиновый лес к югу от оз. Золотая Вешка. Photo 19. Linden-aspen forest south of Golden Veshka Lake.

Отдельное внимание следует уделить охране прирусловых ивовых зарослей (крупнейшие участки - местообитания птиц, которые не входят в ООПТ района).

Субнеморальные ельники и бореальные сосняки занимают небольшую суммарную площадь. Охраняются лишь их небольшие фрагменты, поэтому данные мало нарушенные леса требуют большего внимания и расширения площадей, входящих в зону ООПТ.

Еловые леса сохранились в основном по водоразделам на наиболее возвышенных участках с довольно богатыми и влажными почвами. В древостое этих лесов принимают участие береза пушистая, ольха черная, часто обилен подрост ивы козьей. Именно в таких лесах обитают различные редкие орхидные - в частности башмачок настоящий. Рекомендуется расширить охраняемые территории под малонарушенными ельниками таежного и субнеморального типа.

Чистые сосняки встречаются реже и приурочены в основном к олиготрофным местообитаниям - верховым и переходным болотам и их окраинам. Такие леса характеризуются наличием большого числа редких охраняемых и уязвимых видов растений, лишайников и представителей фауны.

Наиболее распространены в районе местности плоских водноледниковых (зандровых) равнин с елово-сосновыми, еловыми и мелколиственными заболоченными лесами. В пределах этих местностей сосредоточены также озера, сплавины вокруг озер и переходные болота, отличающиеся значительным числом редких охраняемых растений. Они являются одними из наиболее ценных природных объектов района.

На территории древнеаллювиально-водноледниковых равнин также представлены подобные ценные экосистемы.

Некоторые группы смешанных лесов и болотные угодья, относящиеся к уникальным экосистемам, хорошо представлены в ООПТ, но требуют более тщательного соблюдения режима охраны. Например, окрестности водно-болотных угодий и, в частности, реликтовых озер нуждаются в расчистке от мусора и контроле попадания загрязненных вод с сельхозугодий и из селитебных зон (фото 20).

Фото 20. Самодельный плакат в лесу. Photo 20. A hand-made poster in a forest.

Охраняемые территории исследуемого района охватывают почти все уникальные экосистемы, за исключением сильно нарушенных сообществ долинного комплекса Волги и

ивняков, вдоль средних и малых рек, где обитают многие виды птиц. В целом, на территории Талдомского района наблюдается положительная тенденция к расширению сети ООПТ, но выборочное укрупнение одних охраняемых территорий и отчуждение других маленьких ООПТ (памятники природы с ничтожной площадью), может дать позитивный эффект лишь на бумаге.

Необходимо проводить на территории северного и северо-восточного Подмосковья больше исследований, постоянно поддерживать необходимый режим охраны и совершенствовать систему мониторинга, а главное, сформировать при Министерстве экологии и природопользования Московской области административный аппарат и дирекцию, заинтересованную в сохранении уникальной природы Подмосковья, и, в частности, ее северо-восточной части и выведении системы организации и функционирования ООПТ на качественно новый уровень.

Необходимо в ближайшее время продолжить работы по созданию Природного парка «Журавлиный край».

Авторы выражают глубокую благодарность ПФ «Верховье» за предоставление материалов по характеристике растительности ООПТ Московской области, полученных во время работ по реализации ряда областных целевых и ведомственных программ Московской области, в том числе: «Комплексное экологическое обследование государственных природных заказников и памятников природы для подготовки материалов по их реорганизации».

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Анненская Г.Н., Жучкова В.К., Калинина В.Р., Мамай И.И., Низовцев В.А., ХрусталеваМ.А., Цесельчук Ю.Н. 1997. Ландшафты Московской области и их современное состояние. Смоленск: СГУ. 296 с.

Красная книга Московской области. Издание 2-ое. 2008 / Ред. Т.И. Варлыгина, В. А. Зубакин,

Н.А. Соболев. М.: Товарищество научных изданий КМК. 4+828с. Красная книга Российской Федерации: Растения и грибы. 2008. М.: КМК. 855с. Курнаев С.Ф. 1982. Дробное лесорастительное районирование нечерноземного центра. М.: Наука. 118 с.

Курнаев С.Ф. 1968. Основные типы леса средней части Русской равнины. М.: Наука. 355 с. Огуреева Г.Н., Микляева И.М., Суслова Е.Г., Швергунова Л.Г. 1996. Растительность Московской области. Карта растительности. Масштаб 1:200000. Пояснительный текст и легенда к карте. М.: ЭКОР. 45 с. Официальный сайт Природоохранного Фонда «Верховье» [Электронный ресурс

http://verhovye.ru (дата обращения 12.12.17)]. Петров В.В. 1968. Новая схема геоботанического районирования Московской области //

Вестник МГУ. Серия биологическая. № 5. С. 44-50. Рысин Л.П. 2000. Динамика хвойных лесов Подмосковья. М.: Наука. 221 с. Сосудистые растения «Журавлиной родины». 2017 / Ред. А.В. Щербаков, Н.В. Любезнова,

Ю.А. Насимович, К.Ю. Теплов, Е.В. Тихонова. М.: Галлея-Принт. 222 с. Сочава В.Б. 1972. Классификация растительности как иерархия динамических систем //

Геоботаническое картографирование. С. 3-18. Hennekens S.M., Schaminee J.H.J. 2001. TURBOVEG, a comprehensive data base management system for vegetation data // Journal of Vegetation Science. Vol. 12. P. 589-591.

PHYTOCOENOTIC DIVERSITY AND NATURE PROTECTION IN TALDOMSKY DISTRICT OF MOSCOW REGION LANDSCAPES

© 2018. E.A. Aristarkhova*, E.G. Suslova*, E.V. Tikhonova**

*M. V. Lomonosov Moscow State University Russia, 119991, Moscow, Leninskiye Gory, 1. E-mail: kattariss@yandex.ru, lena_susl@mail.ru **Center for Forest Ecology and Productivity of RAS Russia, 117997, Moscow, Profsoyuznaya Str., 84/32. E-mail: tikhonova.cepl@gmail.com

The presented article answers the question if every landscape and vegetation formation, requiring protection, are presented in nature protection areas (NPA) and if they cover an area, big enough to ensure the preservation of Taldomsky District unique ecosystems. In order to identify and substantiate the peculiarities of the phytocoenotic diversity of Taldomsky District and the current state of the local vegetation cover in connection with landscape differentiation for the purpose of its protection, the coenotic structure of this territory was analyzed in detail on the basis of cartographic and field materials and literature sources. The current structure of the local vegetation cover was studied in connection with the landscape structure of the territory, the regularities in the location of various epiassociations within the areas and landscapes of the district were revealed, the ratio of the areas of each of the epiassociation groups found in the territory within the boundaries of the terrain and landscapes was estimated. Analysis, compiled by the authors, showed that the most diverse landscapes occupying significant areas in the northeast of Taldomsky District are Ermolinsk and Vyulkovsko-Yakhromsky. In each of these landscapes, up to 11 epiassociations were noted. The least diversity of vegetation is characterized by landscapes of the southern part of the study area - Verbilkovsky and Rogachevsko-Verbilkovsky (6 epiassociations), as well as the Velsk landscape with meadow-marsh vegetation and swampy willowy trees near the reservoir. Evaluation of the coenotic diversity of Taldomsky District allows us to proceed to the solution of some applied problems, among which the rationale for the environmental function of the ecosystems of the landscapes of the northern and northeastern suburbs of Moscow and the assessment of the relevance of the location of the modern boundaries of the nature protection areas (NPA) in the study area are on the first place. Keywords: Taldomsky District, landscapes, epiassociations, phytocoenotic diversity, map schema, rare and protected plants; nature protection areas (NPA). DOI: 10.24411/2542-2006-2017-10006

ЭКОСHСТЕМBI: ЭКОПОГHM H AHHAMHKA, 2018, tom 2, № 1

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.