Научная статья на тему 'Леса Московской области'

Леса Московской области Текст научной статьи по специальности «Биологические науки»

CC BY
6161
660
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
типы лесных сообществ / карта растительности и легенда / Московская область / распространение / физико-географические провинции / геоботанические округа / редкие виды растений. / types of forest communities / Vegetation cover Map / Legend to the Map / Moscow region / distribution / physical-geographical provinces / geobotanical districts / rare plant species.

Аннотация научной статьи по биологическим наукам, автор научной работы — Е. Г. Суслова

Со времени публикации «Карты растительности Московской области» масштаба 1:200000, «Пояснительного текста и легенды к карте» (Огуреева и др., 1996) прошло более 23 лет с учетом того, что карта отражала состояние растительного покрова на 1991 г. За последние 20лет наших обследований наиболее хорошо сохранившихся лесов Московской области и их короткопроизводных состояний, анализа современных литературных материалов и на основе критического пересмотра легенды к «Карте ...» 1996 г. актуализирован и составлен обновленный перечень типов лесных сообществ области на уровне групп ассоциаций и ассоциаций, дана их подробная характеристика, каждый тип снабжен авторскими фотографиями (212 фото). Сохранен эколого-динамический подход к типологии сообществ. Для удобства в тексте даны ссылки и на номера выделов в легенде к «Карте ...» 1996 г. Перечислены встречающиеся в каждом типе леса виды растений, занесенных в «Красную книгу Московской области» (2018). В некоторых случаях приведены дополнительные комментарии автора или расширенная характеристика объектов, где проводились обследования.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по биологическим наукам , автор научной работы — Е. Г. Суслова

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

FORESTS OF MOSCOW REGION

Twenty three years have passed since the “Map of Moscow Region Vegetation Cover” (scale 1:200000) and “Explanatory Text and Legend to the Map” (Ogureeva, 1996) were published. The map showed the state of plant communities in 1991. For the last 20 years of our researches of the most well-preserved forests of Moscow region and their shortly-growth conditions, analysis of the modern literature materials, on the basis of our critical review of the legend to the “Map ...” of 1996 we actualized and made an updated list of forest communities types of the region on the level of plant associations and groups of associations and gave their detaild characterization, providing every type with original photos. We kept the ecologicaldynamical approach to the communities’ typology. We added the numbers of sites from the legend to the “Map ...” to make the understanding easier. We catalogued the plant species of “Red Data Book of Moscow Region” (2018) for every forest type. At some points we provide author’s commentary or the extra characterization of some researching sites.

Текст научной работы на тему «Леса Московской области»

——= РАСПРОСТРАНЕНИЕ И ОХРАНА ЭКОСИСТЕМ И ИХ КОМПОНЕНТОВ ——

УДК581:630 (470.31)

ЛЕСА МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ1 © 2019 г. Е.Г. Суслова

Московский государственный университ им. М.В. Ломоносова, географический факультет, кафедра биогеографии Россия, 119991, Москва, Ленинские горы, д. 1, стр. 1. E-mail: lena_susl@mail.ru

Поступила в редакцию 31.01.2019. После доработки 10.02.2019. Принята к публикации 12.02.2019.

Со времени публикации «Карты растительности Московской области» масштаба 1:200000, «Пояснительного текста и легенды к карте» (Огуреева и др., 1996) прошло более 23 лет с учетом того, что карта отражала состояние растительного покрова на 1991 г.

За последние 20 лет наших обследований наиболее хорошо сохранившихся лесов Московской области и их короткопроизводных состояний, анализа современных литературных материалов и на основе критического пересмотра легенды к «Карте ...» 1996 г. актуализирован и составлен обновленный перечень типов лесных сообществ области на уровне групп ассоциаций и ассоциаций, дана их подробная характеристика, каждый тип снабжен авторскими фотографиями (212 фото). Сохранен эколого-динамический подход к типологии сообществ. Для удобства в тексте даны ссылки и на номера выделов в легенде к «Карте ...» 1996 г.

Перечислены встречающиеся в каждом типе леса виды растений, занесенных в «Красную книгу Московской области» (2018). В некоторых случаях приведены дополнительные комментарии автора или расширенная характеристика объектов, где проводились обследования.

Ключевые слова: типы лесных сообществ, карта растительности и легенда, Московская область, распространение, физико-географические провинции, геоботанические округа, редкие виды растений.

DOI: 10.24411/2542-2006-2019-10029

Московская область (МО) характеризуется большим разнообразием ландшафтов и их растительных сообществ.

В природных комплексах, имеющих особое природоохранное значение, в том числе на действующих, проектируемых либо планируемых особо охраняемых природных территориях (ООПТ), где минимизировано антропогенное воздействие, можно наиболее продуктивно заниматься изучением биоразнообразия.

По состоянию на начало 2019 года на территории области имеется 4 (три из них крупных) ООПТ федерального значения, 245 - областного значения. Среди них 162 заказника, 80 памятников природы, 2 природно-рекреационных зоны, 1 особо охраняемый водный объект, а в ряде районов созданы местные ООПТ разного размера от небольших до весьма обширных природных территорий.

В течение последних 20 лет автор в составе Природоохранного Фонда (ПФ) «Верховье» (Природоохранный Фонд ..., 2018) детально обследовала более 200 ООПТ, существенно обновила или впервые составила описания охраняемых в них растительных сообществ для актуальных Положений и Паспортов ООПТ. Обследованы также другие разнообразные природные комплексы, имеющие особое природоохранное значение.

1 Сбор всех материалов для статьи осуществлялся автором в течение 20 лет при финансовой поддержке некоммерческой организации Природоохранный фонд «Верховье», работающей по госконтрактам целевых программ Министерства экологии и природопользования Московской области, в том числе Областной целевой программы «Экология Подмосковья».

Анализ собранных материалов (несколько тысяч маршрутных и полных геоботанических описаний) послужил основой для критического пересмотра легенды к единственной имеющейся на сегодняшний день Карте растительности Московской области масштаба 1:200000 (Огуреева и др., 1996).

Материалы и методы

Со времени публикации «Карты растительности Московской области» масштаба 1:200000, «Пояснительного текста и легенды к карте» (Огуреева др., 1996) прошло более 23 лет, при этом карта отражала состояние растительного покрова на 1991 г.

За последние 20 лет автор совместно со специалистами ПФ «Верховье» обследовала большинство действующих и несколько новых, проходящих стадию утверждения документов ООПТ областного значения. В пределах всех обследованных территорий проведены маршрутные описания и фотофиксация растительных сообществ, встречающихся в разных типах местообитаний от повышений на плакорах до речных долин.

На основании материалов этих обследований и анализа работ ряда авторов, в том числе: С.Ф. Курнаева (1968, 1982), Г.Н. Огуреевой с соавторами (1996), Л.Б. Заугольновой и О.В. Морозовой (2004), Л.П. Рысина (2000, 2008), А.А. Маслова (2000), А.Д. Маслова (2010), О.В. Морозовой и Е.В. Тихоновой (2012), пересмотрена, актуализирована и дополнена типология лесных сообществ МО, расширена характеристика выделенных типов и снабжена авторскими фотографиями. Указан характер распространения каждого из типов сообществ, а по некоторым даны специальные комментарии.

Московская область в соответствии с картой (Зоны и типы ..., 1999) находится в подзоне южных бореальных (таежных) лесов, гемибореальных (умеренных) широколиственно-хвойных и неморальных широколиственных лесов. Для подзоны южной тайги характерно распространение хвойных дубравнотравных лесов и сфагновых верховых болот. К важным чертам лесов подзоны относятся такие, как увеличение разнообразия подлеска, хорошее развитие травяно-кустарничкового яруса в хвойных лесах, фрагментарность мохового покрова. Южнотаежные ельники отличаются хорошим развитием травяного яруса, в котором доминирует кислица или участвуют виды неморального комплекса, многие из которых имеют в южной тайге северные границы распространения. Зона гемибореальных широколиственно-хвойных лесов находится здесь в контактной полосе бореальных и широколиственных лесов. Для нее характерно сочетание сложных широколиственно-хвойных лесов с неморальными (широкотравными) видами в травяном покрове с фрагментами широколиственных лесов и бореальных ельников, распространение которых зависит от ландшафтной структуры территории. Водораздельные поверхности в зональных условиях заняты елово-дубовыми и елово-липовыми лесами. Зональные широколиственные леса встречаются в области отдельными массивами, чередуясь на юге области с участками луговых степей.

В наших работах по изучению закономерностей распространения растительных сообществ разного типа в МО мы используем физико-географическое районирование, проведенное авторским коллективом (Анненская и др., 1997) кафедры физической географии и ландшафтоведения географического факультета Московского государственого университета им. М.В. Ломоносова. На территории МО авторы выделили 7 физико-географических провинций: I - Верхне-Волжская, II - Смоленская, III - Московская, IV -Москворецко-Окская, V - Мещёрская, VI - Заокская и VII - Среднерусская (рис. 1).

Север МО расположен в пределах Верхневолжской низменной равнины; значительная часть территории связана со Смоленско-Московской мореной возвышенностью и представлена Клинско-Дмитровской грядой с крутым северным и пологим южным

склонами; юго-западная и южная расположены на Москворецко-Окской моренно-эрозионной равнине, изрезанной оврагами и балками; восточные районы области входят в Мещёрскую зандровую низменную равнину.

Характер растительных сообществ в сильной степени определяется свойствами литогенной основы ландшафта. Она формировалась на разных этапах четвертичного периода. Современные ландшафты области сформировались в результате последней климатической смены, произошедшей в центре Русской равнины в позднем голоцене, а также в результате природного и антропогенного воздействия последних 2000-2500 лет (Анненская и др., 1997).

Рис. 1. Физико-географические провинции МО (Природоохранный Фонд ..., 2018; Анненская и др., 1997). Fig. 1. Physical-geographical provinces of Moscow region (Природоохранный Фонд ..., 2018; Анненская и др., 1997).

Территория Верхневолжской зандровой равнины представлена в основном елово-сосновыми лесами бореальной группы, занимающими весьма различные местообитания - от заболоченных низин до сухих водораздельных пространств древнеледниковых, древнеаллювиальных равнин и моренных островов. Наибольшие площади заняты эпиассоциациями вейниково-черничных, вейниково-чернично-зеленомошных и вейниково-чернично-кисличных сосново-еловых лесов. Менее распространены папоротниково-хвощёво-кисличные сосново-еловые леса, приуроченные к слабоволнистым и плоским древнеаллювиальным водноледниковым равнинам. Еловые леса приурочены к небольшим массивам понижений на более влажных и богатых почвах с участием в древостое чёрной ольхи и развитием в нижних ярусах таёжного комплекса видов с преобладанием хвощей, папоротников, кислицы и зелёных мхов. Сосновые леса представлены вейнико-чернично-сфагновыми и вейниково-сфагновыми эпиассоциациями и приурочены к наиболее олиготрофным местообитаниям. Значительные площади заняты заболоченными берёзовыми и черноольховыми таволговыми, осоково-болотно-разнотравными лесами в сочетании с низинными болотами (Огуреева и др., 1996).

На территории Клинско-Дмитровской гряды распространены широколиственно-еловые леса различного типа, что обусловлено главным образом орографическими факторами -разнообразием форм рельефа и большими колебаниями абсолютных высот (это создаёт большую пестроту температурных условий и почвенного увлажнения). Почвообразующие породы, как отмечал В.В. Петров (1968), почти всюду здесь довольно сходны по механическому составу (суглинки мощностью не менее 2-2.5 м) и не служат главной причиной большой пестроты растительности. На северном склоне Клинско-Дмитровской гряды произрастают субнеморальные еловые и сосново-еловые леса, в травяном покрове присутствуют виды как таежного, так и неморального комплексов.

Основные лесные массивы Смолено-Московской моренной возвышенности представлены дубово-еловыми, еловыми с липой и дубом, реже с участием ясеня, лесами. На южном склоне Клинско-Дмитровской гряды произрастают сложные ельники с участием клёна, липы, дуба с хорошо выраженным многовидовым кустарниковым подлеском и кислично-широкотравным2 травяным покровом. На довольно богатых супесчаных почвах формируются сосново-еловые леса с участием широколиственных пород. Фоновое значение имеют сосново-еловые с участием дуба и липы папоротниковые, кисличные и хвощевые типы лесов широкотравной группы (Огуреева и др., 1996). В условиях повышенного увлажнения, особенно по берегам водохранилищ, распространены еловые, сосново-еловые хвощово-папоротниковые, сфагново-долгомошные леса с участками болот. На плоских водоразделах местами произрастают еловые и сосново-еловые чернично-зеленомошные и долгомошные леса. К речным террасам часто приурочены сосновые леса.

Территория Мещёрской низменной равнины довольно похожа на территорию северовосточной части МО (восточная часть Верхне-Волжской провинции). Для нее характерны сосново-еловые леса с хорошо развитым кустарничковым ярусом черники (чернично-зеленомошные, вейниково-черничные, орляково-вейниково-черничные, в сочетании с сосновыми чернично-зеленомошными, лишайниково-зеленомошными и др. заболоченными лесами и болотами).

На территории Москворецко-Окской моренно-эрозионной равнины преобладают широколиственные липово-дубовые широкотравные, широколиственно-еловые и сосново-еловые леса с участием дуба, липы, клёна или вяза преимущественно кустарниково-широкотравной группы.

В заокской части МО на северных склонах Среднерусской возвышенности леса

2 Многие авторы используют термин «неморальнотравные».

ЭКОСИСТЕМЫ: ЭКОЛОГИЯ И ДИНАМИКА, 2019, том 3, № 1

сохранилось небольшими участками и представлены сосново-широколиственными и широколиственными типами. В этих лесах в основном присутствуют виды дубравного широкотравья, а также южные лугово-лесные и лугово-степные виды (Огуреева и др., 1996).

При лесорастительном районировании МО С.Ф. Курнаев (1982) выделяет две подзоны -смешанных и широколиственных лесов, почти вся территория области, таким образом, находится в южной полосе подзоны смешанных лесов.

В подзоне смешанных лесов различаются сверная и южная полосы. К северной полосе подзоны смешанных лесов С.Ф. Курнаев относит район подножия Клинско-Дмитровской гряды вдоль Верхне-Волжской низины, с лесами различного состава, но с преобладанием среди них бореального типа и значительным распространением заболоченных берёзняков, травяных и верховых болот.

К южной полосе подзоны смешанных лесов относятся нижеприведённые р-ны.

- Юго-западный район Московско-смоленской возвышенности, большая часть которого занята сложными ельниками с липой (70%), значительно меньшая площадь - сложными ельниками с дубом, а также бореальными ельниками, бореальными сосняками с елью и субнеморальными ельниками.

- Район возвышенной полого-холмистой равнины Клинско-Дмитровской гряды с преобладанием лесов зонального типа - сложных ельников с липой и сложных ельников с дубом, а также присутствуют небольшие площади хвойных лесов бореального типа: бореальные субнеморальные ельники, бореальные сосняки с елью. Иногда среди них встречаются сфагновые верховые болота, обычно с сосною.

- Район северо-западной окраины Подмосковной Мещеры с преобладанием сложных ельников зонального типа, реже - сложных сосняков. В связи с преобладанием в этих условиях сглаженных форм рельефа здесь получают развитие сложные ельники зонального типа ельников с липой. Иногда встречаются фрагменты ельников с дубом. С возрастанием мощности водно-ледникового покрова сначала появляются субнеморальные, а затем и бореальные ельники, составляющие в общей сложности также заметную площадь.

- Район Подмосковной Мещеры с преобладанием хвойных лесов бореального типа и значительным распространением заболоченных земель. В составе лесов преобладают бореальные сосняки с елью. Встречаются субнеморальные ельники, сложные ельники с липой, реже - с дубом, сложные сосняки с липой, заболоченные берёзняки, верховые и низинные болота.

- Район центрально-болотной Мещеры с преобладанием хвойных лесов бореального типа и большим количеством озёр и болот.

- Район Егорьевского плато с преобладанием лесов зонального типа - сложных ельников, главным образом с липой. По почвенному плодородию это наиболее богатый р-н Подмосковной Мещеры.

К подзоне теневых широколиственных лесов относятся следующие р-ны.

- Район примоскворецко-окской пониженной равнины с преобладанием экотопов формации липовых лесов, иногда с небольшой примесью дуба, однако встречаются и экотопы дубо-липняков. Всюду в этом р-не характерна единичная примесь ели. Леса сильно нарушены и представлены в основном производными берёзняками, в меньшей мере осинниками и пасторальными дубняками.

- Район приокско-террасной низины с преобладанием экотопов сложных сосняков. Здесь часто господствуют сосняки с участием широколиственных пород дуба и липы. Чистые сосняки встречаются реже. Сухие боры сильно остепнены. По возвышенным участкам надпойменной террасы р. Оки встречаются степные ценозы.

- Район северной части Среднерусской возвышенности с сочетанием экотопов теневых широколиственных лесов - липовых, дубово-липовых и ясенево-липовых лесов. В настоящее

время широколиственные леса в значительной мере сменились производными осинниками, в меньшей мере - берёзняками.

Распространение того или иного типа растительности, по мнению С.Ф. Курнаева (1982), обусловлено гидрографией и подстилающей материнской породой.

Обработка значительного массива описаний лесных сообществ западной части МО (Морозова, Тихонова, 2012) показала, что по положению сообществ в ландшафте подтверждена граница между двумя лесными подзонами в западной части Подольского р-на и на границе Наро-Фоминского и Подольского р-нов Московской области. Именно смена ландшафта моренных и водно-ледниковых равнин ландшафтом эрозионной равнины с хорошо дренированными междуречьями обуславливает пространственное распределение зональных сообществ и переход от неморальнотравных еловых лесов к широколиственным лесам.

При разработке схемы геоботанического районирования МО В.В. Петров (1968) использовал различные работы, касающиеся районирования растительности всей области, но основным материалом были его собственные исследования. На территории области В.В. Петров выделил шесть геоботанических округов: 1 - Лотошинско-Талдомский, 2 -Можайско-Загорский, 3 - Ногинско-Шатурский, 4 - Подольско-Коломенский, 5 - Каширско-Зарайский, 6 - Серебрянопрудский (рис. 2).

Лотошинско-Талдомский округ территориально совпадает в общих чертах с геоморфологическим р-ном Верхне-Волжской низменности и характеризуется господством хвойных лесов без широколиственных деревьев и дубравных элементов, значительным распространением заболоченных лесов и болот. Называть его р-ном лесов и болот не совсем верно, так как сосновые леса здесь не господствуют, и наряду с ними широко распространены ельники, а также сосново-ельники и елово-сосняки (Петров, 1968).

Можайско-Загорский округ занимает почти всю территорию геоморфологического р-на Клинско-Дмитровской гряды. Характерные черты растительности округа - это господство относительно эвтрофных ельников, наличие дубово-еловых и дубовых лесов на повышениях рельефа, незначительное развитие болот, малое распространение сосны.

Ногинско-Шатурский округ занимает территорию геоморфологического р-на Мещёрской

Рис. 2. Геоботанические округа Московской области (Петров, 1968). Условные обозначения:

I - Лотошинско-Талдомский,

II - Можайско-Загорский,

III - Ногинско-Шатурский, IV- Подольско-Коломенский,

V - Каширско-Зарайский, VI - Серебрянопрудский.

Fig. 2. Geobotanical districts of Moscow region (Петров, 1968). Legend:

I - Lotoshinsko-Taldomsky,

II - Mozhaisko-Zagorsky,

III - Noginsko-Shatursky, IV- Podolsko-Kolomensky,

V - Kashirsko-Zaraisky, VI - Serebryanoprudsky.

низменности и, кроме того, небольшую часть южного склона Клинско-Дмитровской гряды (к северу от Москвы), а также небольшой участок на правом берегу р. Оки (к северу от широты Луховиц). Этот округ характеризуется господством сосняков (нередко с елью) большей частью сравнительно олиготрофных, а также широким распространением болот. По растительности этот округ несколько сходен с Лотошинско-Талдомским, но отличается от него гораздо меньшим распространением ельников и большим распространением широколиственных деревьев и широколиственных лесов.

Подольско-Коломенский округ занимает территорию геоморфологического района Москворецко-Окской равнины. Коренные леса (почти исключительно широколиственные леса: липняки и липо-дубняки) этого округа характерны для северной части подзоны широколиственных лесов: они нередко имеют примесь ели, а более южное дерево, полевой клён, отсутствует. В юго-восточной части округа широколиственные леса совершенно лишены ели. На остальной территории округа ель обычно встречается в виде незначительной примеси.

Каширско-Зарайский округ располагается на северных склонах Среднерусской возвышенности и занимает почти всю ту часть МО, которая лежит к югу от р. Оки. Господствующая коренная растительность междуречий - дубняки, характерные для южной части подзоны широколиственных лесов (с ясенем и полевым клёном, но без ели). Лесов здесь сохранилось очень мало.

Серебрянопрудский округ - это небольшая территория, находящаяся на крайнем юге МО (к югу от р. Осётр). Коренная растительность здесь - лесостепь (чередование участков дубняков и северных степей). В настоящее время эту территорию занимают почти сплошные пашни.

На основании наших обследований наиболее хорошо сохранившихся лесов и их короткопроизводных состояний в различных ООПТ, анализа приведенных выше публикаций, составлен обновленный перечень типов лесных сообществ области и дана их подробная характеристика. Сохранен эколого-динамический подход к типологии сообществ.

Перечислены встречающиеся в каждом типе леса виды растений, занесенных в Красную книгу МО (2018). Каждый тип сообществ снабжен авторскими фотографиями, лишь около десятка из всех 212 фото выполнено коллегами автора, их фамилии приведены в подписях под фотографиями. В некоторых случаях даны дополнительные комментарии или расширенная характеристика объектов, где проводились обследования.

Большинство районов МО в настоящее время стали городскими округами (г.о.), в ближайшее время переименование ожидается, видимо, и для остальных муниципальных районов. Для удобства рядом с порядковыми номерами типов сохранены их номера (зеленый цвет), соответствующие «Легенде к карте растительности МО» масштаба 1:200000 (Огуреева и др., 1996), а в выводах приведена обобщенная таблица с номерами типов сообществ в «старой» и «новой» легенде.

Типы лесных растительных сообществ (эпиассоциации) Московской области3

ХВОЙНЫЕ БОРЕАЛЬНЫЕ

Еловые зеленомошные (1-3)

1. Еловые и берёзово-еловые кустарничково-кислично-зеленомошные (фото 1-2) леса вкраплены в виде небольших участков в другие леса таежного типа и представлены чаще

3 Номера в скобках соответствуют номерам в легенде к «Карте растительности Московской области» (Огуреева и др., 1996). Латинские названия сосудистых растений даны по работе С.К. Черепанова (1995) и приводятся при первом упоминании вида или рода.

всего в северных р-нах МО в Лотошинско-Талдомском геоботаническом округе. Это разновозрастные леса с обильным подростом ели (Picea abies (L.) Karst.) всех возрастов. Из кустарников здесь могут встречаться крушина ломкая (Frangula alnus Mill.) и можжевельник (Juniperus communis L.), единично. Эти леса приурочены к небогатым подзолистым почвам северной половины МО. Для напочвенного покрова еловых зеленомошных лесов типичны кислица (Oxalis acetosella L.), щитовник игольчатый или картузианский (Dryopteris carthusiana (Vill.) H.P. Fuchs), голокучник обыкновенный (Gymnocarpium dryopteris (L.) Newm.), черника (Vaccinium myrtillus L.) и брусника (Vaccinium vitis-idaea L.), ожика волосистая (Luzulapilosa (L.) Willd.), майник двулистный (Maianthemum bifolium (L.) F.W. Schmidt), грушанки (Pyrola rotundifolia L., P. minor L., P. chlorantha Sw.), ортилия однобокая (Orthilia secunda (L.) House), ожика волосистая (Luzula pilosa (L.) Willd.), седмичник европейский (Trientalis europaea L.), зеленые таежные мхи - плеврозиум Шребера (Pleurozium schreberi (Brid.) Mitt.), гилокомиум блестящий (Hylocomium splendens (Hedw.) Bruch et al.), ритидиадельфус трехгранный (Rhytidiadelphus triquetrus (Hedw.) Warnst.), виды дикранума (Dicranum spp.). Среди густого мохового покрова в малонарушенных зеленомошных ельниках можно встретить гудайеру ползучую (Goodyera repens (L.) R. Br.), одноцветку одноцветковую (Moneses uniflora (L.) A. Gray), занесенные в Красную книгу Московской области (2018), а также группы подъельника (Hypopitys monotropa Crantz) и линнею северную (Linnaea borealis L.). Производными на месте таких ельников выступают осиново-берёзовые и берёзовые (Betula pendula Roth, Betula pubescens Ehrh.) с елью мелкотравно-кустарничковые зеленомошные сообщества с золотарником обыкновенным (Solidago virgaurea L.), щучкой дернистой (Deschampsia cespitosa (L.) Beauv.), лапчаткой прямостоячей (Potentilla erecta (L.) Raeusch.), грушанкой круглолистной (Pyrola rotundifolia L.), вейником лесным или тростниковидным (Calamagrostis arundinacea (L.) Roth) и папоротниками.

•й.;¡;¿!fi&М-fяi шг-

Фото 1. Участок елового зеленомошного леса Фото 2. Еловый зеленомошный лес в

с черникой и таежным мелкотравьем в г.о. Клин. Photo 2. Spruce forest with green

г.о. Клин. Photo 1. Spruce forest with green moss mosses cover in Klin district. cover, bilberry and boreal grasses in Klin district.

2. Еловые папоротниково-хвощово-зеленомошные леса с участками низинных болот приурочены к сырым местообитаниях и часто соседствуют с вышеописанными еловыми кислично-зеленомошными лесами в Лотошинско-Талдомском и Можайско-Загорском геоботанических округах (фото 3, 4).

В напочвенном покрове доминируют хвощи - луговой (Equisetum pratense Ehrh.) или лесной (Equisetum sylvaticum L), а также папоротники - в основном кочедыжник женский (Athyrium filix-femina (L.) Roth) и щитовник игольчатый, встречаются щучка дернистая, осока чёрная (Carex nigra (L.) Reichard), ожика волосистая, черника, костяника (Rubus saxatilis L.). Производные осиново-берёзовые с елью папоротниково-хвощово-зеленомошные леса (фото 3, 4) развиваются после рубок сырых ельников, в них обильны хвощи и папоротники, растут скерда болотная (Crepis paludosa (L.) Moench), щучка дернистая, дудник лесной (Angelica sylvestris L.), сивец луговой (Succisa pratensis Moench), на прогалинах - лапчатка прямостоячая. Здесь также обильны зеленые таежные мхи и климациум древовидный (Climacium dendroides (Hedw.) F. Weber. & D. Mohr.), атрих волнистый (Atrichum undulatum (Hedw.) Beauv.), виды плагиомниума (Plagiomnium spp.) и мниума (Mnium spp.). Из редких, охраняемых в области видов здесь по опушками растёт мякотница однолистная (Malaxis monophyllos (L.) Sw.)

Фото 3. Участок елово-берёзового хвощового Фото 4. Хвощово-сфагновый участок леса

леса в г.о. Можайский (фото П.В. Воеводина). в понижении (г.о. Клин). Photo 4. Forest

Photo 3. Spruce-birch forest with horsetail in with horsetail and Sphagnum mosses cover in

Mozhaisk district (photo by P.V. Voevodin). lowland of Klin district.

Еловые сфагново-долгомошные и сфагновые (4)

3. Еловые и берёзово-еловые чернично-долгомошно-сфагновые, хвощово-сфагновые и молиниево-сфагновые с крушиной леса (фото 5-8) развиты по окраинам болот в условиях застойного увлажнения и встречаются чаще всего в северной и восточной частях области в Лотошинско-Талдомском, Можайско-Загорском и Ногинско-Шатурском геоботанических округах. Высота берёз (Betula pubescens Ehrh.) и сосен (Pinus sylvestris L.) в таких лесах зависит от богатства почв, степени заболоченности местообитания. Это сообщества с

«_» «_»*-» *-» / О 7 ■ ■ Т \ «

крушиной ломкой, ивой пепельной (Salix cinerea L.), хвощами луговым и лесным, молинией голубой (Molinia caerulea (L.) Moench), седмичником, черникой, костяникой, осоками шаровидной (Carex globularis L.) и чёрной, фиалкой болотной (Viola palustris L.), щучкой дернистой, вербейником обыкновенным (Lysimachia vulgaris L.). В напочвенном покрове обильны сфагновые мхи (Sphagnum spp.) и политрихум обыкновенный (Polytrichum commune Hedw.). Производными на месте таких сообществ бывают берёзовые с елью чернично-долгомошно-сфагновые, хвощово-сфагновые и молиниево-сфагновые леса.

Еловые травяно-болотные, или приручьевые (5-6)

4. Еловые с ольхой чёрной или серой влажнотравно-папоротниковые и влажнотравно-хвощово-папоротниковые сообщества развиты в ложбинах стока, по лесным балкам (фото 9)

на достаточно плодородном грунте в условиях проточного увлажнения в различных районах области, но чаще в северной ее половине.

Фото 5. Берёзово-еловый чернично-сфагновый лес в Талдомском г.о. Photo 5. Spruce-birch forest with bilberry-Sphagnum mosses cover in Taldom district.

Фото 6. Елово-берёзовый лес чернично-долгомошный в Можайском г.о. (фото П.В. Воеводина). Photo 6. Spruce-birch bilberry forest with Polytricum mosses cover in Mozhaisk district (photo by P.V. Voevodin).

Фото 7. Еловый кустарничково-долго-мошный молодой лес в национальном парке «Завидово». Photo 7. Young spruce forest with shrubs (Vaccinium spp.) and Polytrichum mosses cover in Zavidovo National Park.

Фото 8. Бруснично-долгомошный напочвенный покров. Photo 8. Vaccinium vitis-idaea and Polytrichum commune cover.

B них нередок подрост черёмухи, кустарники представлены малиной (Rubus idaeus L.) и жимолостью лесной (Lonicera xylosteum L.). В травяном покрове участвуют влаголюбивые виды растений: таволга вязолистная (Filipendula ulmaria (L.) Maxim.), крапива двудомная (Urtica dioica L.), кочедыжник женский, гравилат речной (Geum rivale L.), бодяк овощной (Cirsium oleraceum (L.) Scop.), вербейники обыкновенный и монетчатый (Lysimachia nummularia L.), недотрога обыкновенная (Impatiens noli-tangere L.), яснотка крапчатая, или пятнистая (Lamium maculatum (L.) L.), звёздчатка дубравная (Stellaria nemorum L.), будра плющевидная (Glechoma hederacea L.), хвощи луговой, лесной, местами - речной (Equisetum

fluviatile L.), дудник лесной, страусник обыкновенный (Matteuccia struthiopteris (L.) Tod.; фото 10), селезёночник очереднолистный (Chrysosplenium alternifolium L.), чистяк весенний (Ficaria verna Huds.).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Фото 9. Еловый с вязом влажнотравный приручьевой лес в Наро-Фоминском г.о. Photo 9. Spruce forest with elm and wet grasses on the riverbank in Naro-Fominsk district.

Фото 10. Берёзово-еловый лес с ольхой серой влажнотравно-страусниковый в балке (г.о. Клин). Photo 10. Birch-spruce forest with grey alder, wet grasses and ferns on the bottom of the beam in Klin district.

Сосново-еловые и елово-сосновые кустарничково-зеленомошные (7-9)

5. Сосново-еловые чернично-зеленомошные (фото 11) и мелкотравно-зеленомошные с участками долгомошных и сфагновых в понижениях в Лотошинско-Талдомском, Можайско-Загорском и Ногинско-Шатурском геоботанических округах.

■.j JßfcmffitMk

■Sir Wficr

т i

1 ' i-j * I щ

■ Ms

Фото 11. Елово-сосновый кустарничково-зеленомошный лес в г.о. Клин. Photo 11. Pine-spruce forest with shrubs and green mosses cover in Klin district.

Фото 12. Елово-сосновый зеленомошный с черникой и таежным мелкотравьем в г.о. Клин. Photo 12. Pine-spruce forest with Vaccinium myrtillus, green mosses cover and boreal grasses in Klin district.

Почвы под такими лесами небогаты, поэтому здесь встречаются лишь таежные олиго-мезотрофные виды. Изредка встречается можжевельник, крушина ломкая. Характерными

видами напочвенного покрова этих лесов являются черника, брусника, майник двулистный, седмичник европейский, линнея северная, голокучник обыкновенный, ожика волосистая, щитовник игольчатый, ортилия однобокая, грушанки малая и круглолистная, костяника, плауны булавовидный (Lycopodium clavatum L.) и годичный (Lycopodium annotinum L.). Зеленые таежные мхи образуют сплошной покров (фото 12), в понижениях много сфагновых и долгих (Polytrichum commune Hedw.) мхов. Производными на месте этих лесов выступают берёзовые с елью и сосной чернично-папоротниково-зеленомошные сообщества с участками долгомошных и сфагновых в понижениях, местами обилен орляк (Pteridium aquilinum (L.) Kuhn) и вейник тростниковидный.

Сосново-еловые и елово-сосновые папоротниково-кисличные (10-11)

6. Сосново-еловые папоротниково-кисличные и их производные осиново-берёзовые с елью и ольхой серой папоротниково-кисличные и папоротниково-хвощово-кисличные предпочитают более плодородные почвы, чем зеленомошные типы. Распространены в Лотошинско-Талдомском, Можайско-Загорском и Ногинско-Шатурском геоботанических округах. Часто в них развит густой подлесок из малины, рябины, жимолости, нередко здесь встречается бузина красная, или кистистая (Sambucus racemosa L.). Характерны хвощ луговой, ожика волосистая, осока пальчатая (Carex digitata L.), живучка ползучая (Ajuga reptans L.), мицелис стенной (Mycelis muralis (L.) Dumort.), щитовник игольчатый, грушанка круглолистная, местами много двулепестника альпийского (Circaea alpina L.). Типичных таежных мхов здесь немного, встречаются атрихум волнистый, плагиохилла порелловидная (Plagiochilla porelloides Lindb.), эвринхиум узкоклеточный (Eurinchium striatum (Hedw.) Schimp.). Обычно такие леса представляют собой старые лесокультуры сосны и ели, или формируются на месте вырубки старых лесокультур сосны и ели (при этом на месте рубок лесники обычно сохраняют старые сосны (фото 13, 14) по всей северной половине области. Именно для кисличных типов ельников или сосново-еловых насаждений характерно максимальное повреждение короедом-типографом (фото 15, 16).

Фото 13. Старый сосново-еловый папо-ротниково-кисличный лес в Серебря-ноборском лесничестве. Photo 13. Old pine-spruce forest with wood sorrel and fern in Serebryanoborsky forestry.

Фото 14. Сосновые средневозрастные лесокультуры с рябиновым подлеском кисличные: ряд деревьев под пологом леса и старые сосны (г.о. Щелково). Photo 14. Pine middle-growth sour-shrub forest cultures with Sorbus aucuparia canopy and old pines in Schelkovo district.

Сосново-еловые и елово-сосновые вейниково-черничные (12-15)

7. Сосново-еловые и берёзово-сосново-еловые вейниково-черничные (фото 17-19) распространены в основном в Ногинско-Шатурском геоботаническом округе. Типичными видами этих лесов кроме черники и вейника тростниковидного выступают орляк, костяника, майник, ландыш, марьянник луговой (Melampyrum pratense L.), плаун булавовидный, ожика волосистая, брусника, куманика (Rubus nessensis W. Hall). В этих лесах в подросте кроме ели встречаются рябина (Sorbus aucuparia L.) и дуб (Quercus robur L.). На месте вырубок или гарей образуются берёзовые с елью и сосной чернично-вейниково-орляковые производные сообщества (фото 20), широко распространенные на востоке области. В светлых производных лесах много золотарника обыкновенного, марьянника лугового, ландыша (Convallaria majalis L.), земляники обыкновенной, или лесной (Fragaria vesca L.), вейников тростниковидного и наземного (Calamagrostis epigeios (L.) Roth).

Фото 15. Распад елового леса кисличного с единичными старыми соснами и обилием елового валежника в г.о. Клин. Photo 15. Decay of spruce sour forest with single old pines in Klin district.

Фото 16. Вывал елей в кислично-папорот-никовом лесу с единичными старыми соснами в г.о. Истра. Photo 16. Spruce tree falls in sour-fern forest with single old pines in Istra district.

Фото 17. Сосново-еловый вейниково-черничный с марьянником луговым в г.о. Орехово-Зуево. Photo 17. Pine-spruce reed wood-bilberry forest with Melampyrum pratense in Orekhovo-Zuevo district.

Фото 18. Сосновый с крушиной и можжевельником орляково-ландышево-вейнико-вый в г.о. Орехово-Зуево. Photo 18. Pine forest with buckthorn brittle and Convallaria bracken fern-reed in Orekhovo-Zuevo district.

Сосново-еловые и елово-сосновые сфагново-долгомошные и сфагновые (16)

9. Сосново-еловые чернично-долгомошные и серовейниково-черничные долгомошно-сфагновые сообщества (фото 21-24) и их производные берёзовые с елью и сосной серовейниково-черничные долгомошно-сфагновые встречаются в основном в ВерхнеВолжской и Мещёрской, реже - в Смоленской физико-географической провинции. Кустарники в этих лесах представлены обычно крушиной ломкой и ивой пепельной. Такие леса не занимают в МО больших площадей и развиты обычно узкими полосами по окраинам сфагновых болот. Участки с доминированием черники или вейника сероватого (Calamagrostis canescens (Web.) Roth) чередуются с участками долгомошников с седмичником, осокой чёрной, вздутой (Carex rostrata Stokes), шаровидной и понижениями со сфагновыми мхами. Кроме черники, в долгомошно-сфагновых лесах встречаются голубика (Vaccinium uliginosum L.), на приствольных повышениях и кочках растет брусника и виды политриховых мхов (Polytrichum juniperinum Hedw., P. strictum Hedw.).

Фото 19. Берёзово-сосновый с подростом ели чернично-вейниково-ландышевый в г.о. Орехово-Зуево. Photo 19. Birch-pine forest with spruce undergrowth and Convallaria-reedwood-bilberry in Orekhovo-Zuevo district.

Фото 20. Берёзово-сосновый с подростом ели вейниково-орляковый в г.о. Орехово-Зуево. Photo 20. Birch-pine forest with spruce undergrowth and reedwood-bracken fern in Orekhovo-Zuevo district.

Фото 21. Елово-сосновый кустарничково-долгомошно-сфагновый в г.о. Орехово-Зуево. Photo 21. Spruce-pine forest with shrubs, Polytrichum and Sphagnum mosses cover in Orekhovo-Zuevo district.

Фото 22. Сосново-еловый долгомошно-сфагновый в г.о. Шатура. Photo 22. Spruce-pine forest with Polytrichum and Sphagnum mosses cover in Shatura district.

. Елово-сосновые с березой пушистои, ольхой черной и осинои влажнотравно-осоково-сфагновые кочкарные леса (фото 25, 26) окружают обширные болота в древних ложбинах стока и зарастающие торфоразработки на территории Верхне--Волжской провинции (г.о. Талдомский, Клин и Сергиево-Посадский р-н) в Лотошинско-Талдомском геоботаническом округе.

Фото 23. Сосново-еловый сфагновый лес с берёзой и подростом ели (г.о. Клин). Photo 23. Pine-spruce forest with spruce undergrowth, birch and sphagnum moss cover in Klin district.

Фото 24. Сосново-еловый сфагновый (г.о. Клин). Photo 24. Pine-spruce forest with Sphagnum mosses cover in Klin district.

Фото 25. Сосново-еловый сфагновый лес с Фото 26. Сосново-еловый сфагновый лес с

"I W f W vy ЧУ / Fil ЧУ \

фиалкой болотной в национальном парке черникой и майником (г.о. Талдомский).

«Завидово». Photo 25. Pine-spruce forest with Photo 26. Pine-spruce forest with Sphagnum

Sphagnum mosses cover and Viola palustris in mosses cover, bilberry and Maianthemum

Zavidovo National Park. bifolium in Taldom district.

Они, вероятно, являются стадией восстановления леса после осушения болот. В таких лесах различные древесные породы постоянно чередуются, трудно выделить доминирующие виды. Благодаря разнообразию пород деревьев, наличию понижений и кочек здесь можно одновременно встретить растения разных эколого-ценотических групп. Кустарниковый ярус слагают ива пепельная, крушина ломкая, местами встречается занесенная в Красную книгу области берёза приземистая (Betula humilis Schrank). В понижениях растут таволга вязолистная, камыш лесной (Scirpus sylvaticus L.), вербейник обыкновенный, осоки чёрная,

дернистая (Carex cespitosa L.) и сближенная (Carex appropinquata Schum.), телиптерис болотный (Thelypteris palustris Schott), вейник сероватый, вахта трехлистная (Menyanthes trifoliata L.), щитовник гребенчатый (Dryopteris cristata (L.) A. Gray), хвощ речной, тростник южный (Phragmites australis (Cav.) Trin. Ex Steud.), кочедыжник, дудник лесной, щучка дернистая, лютик длиннолистный (Ranunculus lingua L.), а на повышениях - костяника и охраняемые в МО виды: одноцветка одноцветковая, иногда - морошка приземистая (Rubus chamaemorus L.), пальчатокоренник пятнистый (Dactylorhiza maculata (L.) Soo), редко -княженика (Rubus arcticus L.), баранец обыкновенный (Huperzia selago (L.) Bernh. ex Schrank & C. Mart.).

Сосновые лишайниково-зеленомошные (17-18)

11. Сосновые лишайниково-зеленомошные с таежным мелкотравьем (фото 27, 28) и их производные берёзовые с сосной лишайниково-травяно-зеленомошные представлены, в основном, в Мещёрской, реже в Верхне-Волжской провинциях. Это светлые высокоствольные леса почти без подлеска или с можжевельником, брусникой, вереском (Calluna vulgaris (L.) Hull), охраняемой в МО зимолюбкой зонтичной (Chimaphila umbellata (L.) W. Barton), вероникой лекарственной (Veronica officinalis L.), кошачьей лапкой (Antennaria dioica (L.) Gaertn.), ястребинками зонтичной (Hieracium umbellatum L.) и волосистой (Hieracium pilosella L.), плаунами, белоусом (Nardus stricta L.), овсяницей овечьей (Festuca ovina L.), полевицей тонкой (Agrostis tenuis Sibth ), грушанками и ортилией однобокой. Очень редко в области встречаются сосняки с охраняемой в МО толокнянкой (Arctostaphylos uva-ursi (L.) Spreng.; г. Дубна и окрестности пос. Северная Грива). В напочвенном покрове чередуются пятна зеленых таежных мхов и пятна лишайников: кладонии лесной (Cladonia arbuscula (Wallr.) Flot.), оленьей (Cladonia rangiferina (L.) Weber ex Wigg.) и вильчатой (Cladonia furcata (Hudson) Schrader ssp. furcata), цетрарии исландской (Cetraria islandica (L.) Ach.). Есть участки сосновых лишайниковых сообществ почти без мхов (фото 29, 30).

г •"> i W

Wi ' N. -а V <

r ■ • п .. г

i >. "■•! • i. »' Sfe t. ! * t- -

Ш)1^ ■»"M

*кМ ' ' йт*-5-- I

mj&t

Фото 27. Сосновый лишайниково-зелено-мошный лес на песчаных террасах р. Оки у пос. Белоомут. Photo 27. Pine forest on sand terraœ of Oka river with lichen and green mosses cover near Beloomut settlement.

Фото 28. Сосновый с берёзой вересково-лишайниково-зеленомошный лес в г.о. Шатура. Photo 28. Pine forest with birch, heather, lichen and green mosses cover in Shatura district.

На участках с нарушенным травяно-кустарничковым покровом могут разрастаться колонии бородника шароносного (Jovibarba sobolifera (Sims) Opiz), или молодила, занесенного в Красную книгу МО, здесь также нередки очитники большой (Hylotelephium

maximum (L.) Holub) и пурпурный (Hylotelephium triphyllum (Haw.) Holub), марьянник луговой, золотарник обыкновенный, цмин песчаный (Helichrysum arenarium (L.) Moench).

Фото 29. Сосновый лишайниковый лес с Фото 30. Сосновый лишайниковый лес с

белоусом в г.о. Шатура. Photo 29. Pine forest вереском и злаками в г.о. Шатура.

with Nardus stricta and lichen cover in Shatura Photo 30. Pine forest with heather аnd lichen

district. cover in Shatura district.

12. Сосновые лишайниково-зеленомошные с южнолуговыми видами трав и кустарников и их производные берёзовые с сосной лишайниково-травяно-зеленомошные и злаковые с южнолуговыми видами (фото 31-33) развиты на террасах р. Оки в Серпуховском районе и г.о. Луховицы. В таких светлых сосняках отмечен подрост дуба, сосны, группами растет можжевельник. Дуб иногда формирует особый низкорослый полог, но не способен на бедных песчаный почвах стать деревом.

Фото 31. Участок злаково-лишайникового сосняка на песчаной гриве к востоку от пос. Белоомут. Photo 31. Pine forest with cereals and lichen cover on the sand mane on the east from Beloomut settlement.

Фото 32. Бородник шароносный в светлом сухом сосняке у пос. Белоомут. Photo 32. Jovibarba sobolifera in a light dry pine forest near Beloomut settlement.

Местами очень много ландыша, встречаются охраняемые в МО виды: вероника седая (Veronica incana L.), зимолюбка зонтичная, прострел, или сон-трава (Pulsatilla patens (L.) Mill.), неоттианта клобучковая (Neottianthe cucullata (L.) Schlechter), козелец приземистый (Scorzonera humilis L.), бородник шароносный. Часто встречаются также овсяница овечья,

осока верещатниковая (Carex ericetorum Poll.), келерия сизая (Koeleria glauca (Spreng.) DC.), купена душистая (Polygonatum odoratum (Mill.) Druce), смолевка поникшая (Silene nutans L.), плаун сплюснутый (Diphasiastrum complanatum (L.) Holub), ракитник русский (Chamaecytisus ruthenicus (Fisch. ex Woloszcz.) Klaskova), дрок красильный (Genista tinctoria L.), лерхенфельдия извилистая (Avenella flexusa (L.) Drej.), золотарник обыкновенный.

Фото ЗЗ. Сосновые леса на террас р. Оки с можжевельниками, злаками, ландышем, сон-травой, ракитником и дроком в округе пос. Белоомут. Photo ЗЗ. Pine forests on the terrae of Oka river with Juniperus communis, Convallaria majalis, Pulsatilla patens, Chamaecytisus ruthenicus, Genista and cereals near Beloomut settlement.

На южной границе ПТГПБЗ4 в светлых сухих сосняках произрастают охраняемые в МО келерия высокая (Koeleria grandis Bess. ex Gorski) и бурачок Гмелина (Alyssum gmelinii Jord.), встречается лапчатка холмовая (Potentilla collina Wib.), овсяница Беккера, или полесская (Festuca beckeri (Hack) Trautv. ssp. polesica Zapal), а в окрестностях Белоомута - занесенные в Красную книгу МО гвоздика песчаная (Dianthus arenarius L.), дрок германский (Genista germanica L.) и наголоватка васильковая (Jurinea cyanoides (L.) Reichenb.). В напочвенном покрове этих сосняков также как и в других лишайниково-зеленомошных лесах области чередуются пятна зеленых таежных мхов и пятна лишайников: кладонии лесной, оленьей, вильчатой и др., цетрарии исландской. Очень редко в старых малонарушенных сосняках присутствует и кладония звёздчатая, или альпийская (Cladonia stellaris (Opiz) Brodo), занесенная в Красную книгу Московской области (2018).

В производных сообществах после гарей разрастаются злаки, особенно вейник наземный и тростниковидный, иван-чай (Chamaenerion angustifolium (L.) Scop.), щавель малый (Rumex acetosella L.). В лесокультурах сосны в подобных местообитаниях обычно сохраняется травяно-кустарничковый и моховой покров, свойственный исходным типам леса.

Сосновые зеленомошные и кустарничково-зеленомошные (l9)

13. Сосновые и берёзово-сосновые кустарничково-зеленомошные леса (фото 34, 35) развиты на бедных песчаных почвах грив, террасных останцов и присутствуют, обычно, в Верхне-Волжской и Мещёрской провинциях. Часто они чередуются с лишайниково-зеленомошными на повышениях и сосново-еловыми крушиновыми молиниево-долгомошными - в понижениях.

Ель в этих лесах существует в виде подроста высотой не более 1-3 м. Кустарнички

w w w w т т

представлены черникой и брусникой, реже - линнеей северной. На повышениях

4 ПТГПБЗ - Приокско-Террасный государственный природный биосферный заповедник.

формируются сосняки брусничные, но чаще всего доминирует черника. Характерны можжевельник, куманика, вереск, кошачья лапка двудомная, ястребинки зонтичная и волосистая, ортилия однобокая, грушанки круглолистная, малая, реже - зеленоцветковая (Pyrola chlorantha Sw.) и средняя (Pyrola media Sw.), занесенная в Красную книгу МО, вероника лекарственная, майник двулистный, плаун булавовидный, зимолюбка зонтичная (фото 37). Почва покрыта сплошным покровом зеленых таежных мхов - дикранумом, плеврозиумом Шребера, гилокомиумом блестящим, реже - птилиумом гребенчатым (Ptilium crista-castrensis (Hedw.) De Not.).

Фото 34. Сосновый зеленомошный лес с подростом ели и дуба на песчаных всхолмлениях в г.о. Орехово-Зуево. Photo 34. Pine forest with spruce and oak undergrowth on sandy hills in Orekhovo-Zuevo district.

Фото 35. Сосновый бруснично-зеленомошный лес на песках в г. Дубна. Photo 35. Pine forest with cowberry and green mosses cover on sand terraсe in Dubna city.

На месте сосновых кустарничково-зеленомошных лесов после вырубок или пожаров достаточно быстро восстанавливаются сосновые или берёзовые с сосной кустарничково-зеленомошные сообщества. Многие зеленомошные сосняки по происхождению являются лесокультурами, в которых проводился должный уход за насаждениями, поэтому по структуре и видовому составу они близки к естественным сообществам (фото 36, 38). Такие старовозрастные лесокультуры отличаются одновозрастностью древостоя и отсутствием соснового подроста.

Фото 36. Сосновый чернично-зеленомошный лес в Сергиево-Посадском р-не (видны ряды сосен). Photo 36. Pine forest with bilberry and green mosses cover in Sergiev-Posadsky district (rows of pines are visible).

Фото 37. Зимолюбка зонтичная на густом покрове из зеленых мхов. Photo 37. Chimaphylla umbellata on the green mosses cover.

Фото 38. Сосновый кустарничково-зеленомошный лес на границе Лотошинского и Волоколамского р-нов. Photo 38. Pine forest with shrubs and green mosses cover on the border of Lotoshinsky and Volokolamsky districts.

Сосновые кустарничковые долгомошно-сфагновые и сфагновые (20-23)

14. Сосновые с берёзой пушистой и приземистой (Betula humilis Schrank) ивняковые влажнотравно-осоково-сфагновые местами с редкими, охраняемыми видами: морошкой, венериным башмачком настоящим (Cypripedium calceolus L.), пальчатокоренником пятнистым (фото 39-43), с ивой пепельной, местами с голубикой (Vaccinium uliginosum L.), черникой, багульником (Ledum palustre L.), различными болотными осоками (Carex nigra (L.) Reichard, Carex lasiocarpa Ehrh., Carex globularis L., Carex dioica L.,) характерны для самых северных районов: Талдомского, Клина и Сергиево-Посадского.

Фото 39. Берёза приземистая (а), морошка (б) и пальчатокоренник пятнистый (в) в сфагновых лесах г.о. Талдомский (фото Е.В. Тихоновой). Photo 39. Betula humilis (а), Rubus chamaemorus (б) and Dactylorchiza maculata (в) in Spagnum mosses cover forests of Taldom district.

15. Сосновые и берёзовые с сосной кустарничковые молиниево-долгомошные с участками верховых болот. Такие молиниевые леса (фото 44, 45) характерны в основном для Мещёрской провинции, гораздо реже они встречаются на севере области в Верхне-Волжской провинции. Встречаются и чистые берёзняки крушиновые с аналогичным наземным покровом, как одна из стадий развития леса на месте болота. Кроме молинии голубой,

черники, седмичника, здесь растут щитовник гребенчатый, голубика, осоки шаровидная и чёрная, обильны долгие мхи (Polytrichum commune Hedw.; фото 46).

Молиния - светолюбивый и влаголюбивый злак, поэтому на заболоченных гарях и вырубках, в том числе на ЛЭП, она формирует сплошные заросли (фото 47).

Фото 40. Пушистоберёзово-сосновый лес с елью, берёзой приземистой, морошкой, одноцветкой и редкими орхидными в долине р. Вьюлка поздней осенью (Талдомский г.о.). Photo 40. Birch-pine forest with spruce, Betula humilis, Rubus chamaemorus, Moneses uniflora and rare orchids in river Vjulka valley in late fall, Taldom district.

Фото 41. Сосновый крушиновый с подростом берёзы пушистой багульниково-чернично-сфагновый с морошкой в заказнике «Журавлиная родина» (фото Е. Тихоновой).

Photo 41. Pine forest with Frangula alnus, Ledum palustre, Rubus chamaemorus, biberry and Sphagnum mosses cover.

Фото 42. Листья морошки и брусники среди сфагнового покрова. Photo 42. Rubus chamaemorus and cowberry leaves on the Sphagnum mosses cover.

Фото 43. Багульник болотный в сосновом кустарничково-сфагновом лесу. Photo 43. Ledum palustre in the pine sphagnum mosses cover forest

16. Сосновые кустарничковые долгомошно-сфагновые, пушицево-сфагновые с кустарничками чередуются с переходными и верховыми болотами (фото 48-51). Участки этих лесов встречаются в Лотошинско-Талдомском, Можайско-Загорском и Ногинско-

Шатурском геоботанических округах. Их производные березовые с сосной кустарничковые влажнотравно-долгомошно-сфагновые широко встречаются в области по окраинам болот. В них доминируют черника, мирт болотный (Chamaedaphne calyculata (L.) Moench), пушица многоколосковая (Eriophorum polystachyon L.) и влагалищная (Eriophorum vaginatum L.).

Фото 44. Сосново-берёзовый молниевый лес с крушиной и черникой (г.о. Шатура). Photo 44. Pine-birch forest with Molinia caerulea, Frangula alnus and bilberry in Shatura district.

Фото 45. Берёзово-сосновый молиниево-кустарничковый лес (г.о. Шатура). Photo 45. Birch-pine forest with Molinia and shrubs in Shatura district.

Фото 46. Участок сплошного покрова из политрихума обыкновенного, возобновление сосны, берёзы и ивы пепельной после гари. Photo 46. Dense cover of Polytrichum commune moss; pine, birch and Salix cinerea undergrowth after fire.

Фото 47. Активное разрастание берёзы пушистой и молинии голубой после гарей на месте сосновых лесов (Орехово-Зуевский г.о.). Photo 47. Active growth of birch and Molinia after fires on the site of former pine forest in Orekhovo-Zuevo district.

17. Сосновые влажнотравные и осоково-сфагновые ивняковые, по кочкам с кустарничками заболоченные леса (фото 52) встречаются в тех же районах, где и предыдущий тип, но доминируют в них различные осоки, в первую очередь осока волосистоплодная (Carex lasiocarpa Ehrh.), сероватая, вздутая, пузырчатая (Carex vesicaria L), черная, обильны тростник южный, вейник сероватый, сабельник (Comarum palustre L),

вахта трехлистная, вербейник обыкновенный. Обычно хорошо развит ярус из ивы пепельной, местами - черничной (Salix myrtilloides L), ушастой (S. aurita L), лапландской (S. lapponum L.) (фото 53) и розмаринолистной (S.rosmarinifolia L.).

Фото 48. Сосново-берёзовый пушицево-сфагновый в г.о. Истра. Photo 48. Pine-birch forest with Eriophorum and Sphagnum mosses cover in Istra district.

Фото 49. Сосново-берёзовый пушицево-сфаг-новый лес в г.о. Орехово-Зуево. Photo 49. Pine-birch forest with Eriophorum and Sphagnum mosses cover in Orekhovo-Zuevo district.

Фото 50. Берёзово-сосновый чернично-сфагновый в г.о. Клин. Photo 50. Birch-pine forest with bilberry and Sphagnum mosses cover in Klin district.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Фото 51. Сосновый с берёзой крушиновый кустарничково-сфагновый в г.о. Шатура. Photo 51. Pine forest with birch, Frangula alnus, bilberry and Sphagnum mosses cover in Shatura district.

ХВОЙНЫЕ СУБНЕМОРАЛЬНЫЕ

Субнеморальные хвойные леса развиваются на небогатых дерново-подзолистых почвах с участием неморальных видов в кустарниковом ярусе - лещины (Corylus avellana L.), жимолости, бересклета (Euonymus verrucosa Scop.), волчеягодника (Daphne mezereum L.); травяном покрове - сныти (Aegopodium podagraria L.), зеленчука (Galeobdolon luteum Huds.), копытня (Asarum europaeum L.), звёздчатки жестколистной (Stellaria holostea L.), осоки

волосистой (Carex pilosa Scop.) и подростом широколиственных деревьев - дуба, липы сердцелистной (Tilia cordata Mill.), клёна платановидного (Acer platanoides L), для нормального роста и развития которых условия здесь малопригодны. Моховой покров в субнеморальных лесах образован не таежными зелеными, а нежными неморальными мхами и печёночником - плагиохиллой порелловидной.

Эти леса распространены на покровных суглинках, в основном, на Смоленско-Московской возвышенности и представлены в Можайско-Загорском, реже - в Лотошинско-Талдомском геоботанических округах. При отнесении конкретного сообщества к одному из типов субнеморальных или смешанных лесов необходимо учесть, что некоторые еловые леса с подростом клёна и дуба, реже липы представляют собой чаще всего одну из стадий восстановления широколиственно-хвойных лесов или являются трансформированными старыми лесокультурами.

Формируясь в течение долгого времени под определенным и систематическим воздействием человека (повторные рубки, выпас скота и др.), некоторые производные насаждения приобрели устойчивость и производят теперь впечатления коренных (Курнаев, 1968).

Фото 52. Сосновый ивняковый осоково- Фото 53. Ива лапландская в заболоченном сфагновый лес в Завидово. Photo 52. Pine берёзово-сосновом лесу в НП «Завидово».

forest with Salix myrtilloides, S. lapponum, S. Photo 53. Salix lapponum in birch-pine forest cinerea, Carex lasiocarpa and Sphagnum mosses in Zavidovo National Park. cover in Mozhaisk district.

Еловые кислично-широкотравные и кислично-широкотравно-папоротниковые с зелеными мхами (24, 25)

18. Еловые кислично-широкотравные зеленомошные (фото 54, 55) и осиново-берёзовые с елью кислично-широкотравные короткопроизводные представлены фрагментами среди лесов таежного типа или смешанных лесов. Кустарниковый ярус почти не выражен, встречаются единичные экземпляры жимолости, крушины ломкой, малины, повсеместно присутствует подрост рябины, на участках с более богатыми почвами - единична лещина.

19. Еловые лещиновые кислично-широкотравные, кислично-папоротниково-широкотравные и папоротниково-кисличные с широкотравьем леса (фото 56-60) развиваются на более плодородных почвах, чем леса вышеописанного типа, и отличаются от них хорошо выраженным кустарниковым ярусом из лещины и жимолости и разреженным моховым покровом, в котором присутствуют чаще всего нежные неморальные мхи: атрихум

волнистый, родобриум розочковый (Rhodobrium roseum (Hedw.) Limpr.), виды мниума (Mnium spp.) и плагиомниума (Plagiomnium spp.). В травяном покрове (фото 60) доминирует кислица, пятнами растут зеленчук, копытень, сныть, живучка, звёздчатка жестколистная, встречаются бор развесистый (Milium effusum L), осока волосистая, зеленые мхи (Eurinchium striatum (Hedw.) Schimp.) и плагиохилла, фиалка теневая (Viola selkirkii Pursh ex Goldie), подмаренник трехцветковый (Galium triflorum Michx.), реже - подмаренник, или ясменник душистый (Galium odoratum (L.) Scop.), адокса мускусная (Adoxa moschatellina L.), осоки лесная (Carex sylvatica Huds.) и пальчатая (Carex digitata L.), мицелис стенной, местами -гнездовка (Neottia nidus-avis (L.) Rich.), волчеягодник, коротконожка лесная (Brachypodium sylvaticum (Huds.) Beauv.).

20. Еловые с рябиной и малиной кисличные редкотравные, кустарниковые кислично-широкотравно-папоротниковые и папоротниково-широкотравные леса, широко встречающиеся в МО в Смоленской, Московской, Верхне-Волжской, реже - в Мещерской провинции, в большинстве случаев представляют собой трансформированные старовозрастные лесокультуры 75-90 возраста (фото 61). Древостои этих насаждений обычно одновозрастные, загущенные. В самых тенистых лесах почти отсутствует подрост и подлесок, а в других - обильна рябина, местами создающая густой полог, ель. Кустарниковый ярус образуют лещина, малина, жимолость. Для этих лесов характерно участие в травяном покрове как таежных, так и дубравных видов растений: кислицы, черники, ожики волосистой, майника двулистного, осоки пальчатой, кочедыжника, щитовника игольчатого, звездчатки жестколистной, копытня, медуницы неясной (Pulmonaria obscura Dumort.), овсяницы гигантской (Festuca gigantea (L.) Vill.). Моховой покров разрежен и представлен в основном нежными неморальными мхами (виды мниума, родобриум розочковый, атрихум волнистый, плагиохилла порелловидная) и эвринхиумом узкоклеточным.

Фото 54. Еловый кислично-широкотравно-папоротниковый в

г.о. Клин. Photo 54. Spruce wood sorrel-nemoral grasses-fern forest in Klin district.

Фото 55. Еловый широкотравно-папоротниково-кисличный зеленомошный лес в долине р. Протвы (г.о. Наро-Фоминский). Photo 55. Spruce wood sorrel-nemoral grasses-fern forest in the valley of Protva river in Naro-Fominsky district.

По мнению А.Д. Маслова (2010), в Московской области в результате ограничения или отсутствия лесопользования в лесах особых категорий защитности накопилось значительное количество спелых и перестойных ельников, которые и подверглись наибольшему повреждению ветром, ослаблению засухами, нападению стволовых вредителей и усыханию.

Фото 56. Еловый лещиновый кислично-широкотравный лес на террасе р. Протвы. Photo 56. Spruce wood sorrel-nemoral grasses forest on Protva river terrace.

Фото 57. Еловый лещиновый папоротниково-кисличный лес на террасе р. Москвы. Photo 57. Spruce fern-wood sorrel forest with hazel on Moscow river terrace.

Фото 58. Еловый лещиновый кислично-широкотравно-папоротниковый лес с таёжными видами и зелеными мхами в Можайском г.о. Photo 58. Spruce wood sorrel-nemoral grasses-fern forest with hazel, boreal species and green mosses in Mozhaisk district.

Фото 59. Старый еловый лещиновый кислично-широкотравный лес в долине р. Москвы (Можайский г.о.). Photo 59. Old spruce wood sorrel-nemoral grasses forest in Moskva river valley of Mozhaisk district.

Фото 60. Дубравное широкотравье, кислица, зеленые мхи в напочвенном покрове еловых субнеморальных лесов. Photo 60. Oak forest with nemoral grasses, wood sorrel and green mosses on the cover of spruce subnemoral forests.

Фото 61. Распад поврежденных короедом-типографом еловых древостоев в папоротниково-кисличных старовозрастных еловых лесокультурах (г.о. Истра). Photo 61. Spruce tree decay caused by bark beetle in the old spruce cultures with fern and wood sorrel in Istra district.

21. Еловые с осиной (Populus tremula L.) и ольхой серой (Alnus incana (L.) Moench) лещиновые хвощово-кислично-широкотравно-папоротниковые с влажнотравьем и зелеными мхами сырые леса (фото 62-65) приурочены к неглубоким понижениям с суглинистыми почвами и наличием водоупорного горизонта. Массовыми видами здесь являются различные папоротники и хвощи - луговой или лесной. Из других травянистых растений типичны кислица, скерда болотная (Crepis paludosa (L.) Moench), живучка ползучая, бор развесистый, копытень, зеленчук, медуница неясная, звёздчатка дубравная, овсяница гигантская, осока лесная, а в напочвенном покрове доминируют эвринхиум узкоклеточный, атрихум волнистый и плагиохилла порелловая.

Фото 62. Осиново-еловый кислично-широкотравно-папоротниково-хвощевый лес с неморальными мхами в Наро-Фоминском г.о. Photo 62. Aspen-spruce wood sorrel-fern-horsetail forest with nemoral mosses in Naro-Fominsky district.

Фото 63. Осиново-берёзово-еловый влажнотравный лес в Можайском г.о. Photo 63. Aspen-birch-spruce forest with wet grasses in Mozhaisk district.

Фото 65. Прогалина в осиново-еловом папоротниково-влажнотравном лесу со скердой болотной (г.о. Можайский). Photo 65. Glade in aspen-spruce fern-wet grasses forest with Crepis paludosa in Mozhaisk district.

Фото 64. Производный лес с ольхой серой лещиновый кислично-широкотравно-

папоротниково-хвощевый в г.о. Истра. Photo 64. Secondary forest growth with grey alder, hazel, wood sorrel, nemoral grasses and horsetail in Istra district.

Производные осиново-берёзовые и берёзово-осиновые с ольхой и подростом ели лещиновые кислично-хвощово-широкотравно-папоротниковые и папоротниково-хвощово-влажнотравные леса образуются после рубок еловых древостоев. Местами в них много порослевой ольхи серой и рябины. Эти леса отличаются еще большим числом влаголюбивых видов растений, в них активно разрастаются малина, кочедыжник женский, хвощи, а на прогалинах обильны купальница (Trollius europaeus L.), лютик ползучий (Ranunculus repens L.), гравилат речной (Geum rivale L.), осока мохнатая (Carex hirta L.), дудник лесной, таволга вязолистная, щучка дернистая, характерны пальчатокоренник Фукса (Dactylorhiza fuchsii (Druce) Soo), бодяк разнолистный (Cirsium heterophyllum (L.) Hill), василистник водосборолистный (Thalictrum aquilegifolium L.), сивец луговой, вербейники обыкновенный и монетчатый, герань болотная (Geranium palustre L.). В моховом покрове доминируют виды мниума и плагиомниума.

Сосново-еловые кислично-широкотравно-папоротниковые (26)

22. Сосново-еловые осиново-берёзовые с сосной и елью кустарниковые кислично-зеленчуково-папоротниковые и кислично-папоротниково-зеленомошные леса (фото 66, 67) встречаются узкими полосами на террасах реки Москвы и некоторых ее притоков.

\

BäSSH

Фото 66. Сосново-еловые лещиновые леса кислично-папоротнико-широкотравные на террасе р. Москвы в г.о. Можайский. Photo 66. Pine-spruce forests with hazel, wood sorrel-fern-nemoral grasses on Mockva river terraces in Mozhaisk district.

Фото 67. Старовозрастный лещиновый зеленчуково-кисличный ельник с очень старыми соснами на террасе р. Истра. Photo 67. Old spruce forest with hazel, Galeobdolon luteum, Oxalis acetosella and very old pine trees on Istra river terrace.

Эти леса разновозрастны, в травяном покрове сочетаются дубравные и таежные виды растений и мхов. Подроста сосны в этих сомкнутых лесах практически нет, поэтому их будущее без вмешательства человека неясно.

23. Большинство сосново-еловых кислично-зеленчуково-папоротниковых и кислично-зеленчуковых насаждений иных местообитаний представляют, скорее всего, трансформированные старые лесокультуры, в которых в результате спонтанного изреживания структура древостоя начинает напоминать структуру естественных сообществ. Эти леса загущены, встречаются единичные старые сосны с диаметром стволов до 60-70 см. Здесь много подроста рябины, после распада древостоя разрастается лещина. Обширные участки старовозрастных культур сосны и ели после эпидемии короеда-типографа почти полностью оказались распавшимися (фото 68) или сильно изрежены и завалены погибшими елями (фото 69). Максимальные повреждения такого типа можно наблюдать в г.о. Истра, Балашиха и Одинцово.

Фото 68. Единичные сохранившиеся сосны Фото 69. Распад елового древостоя в

после распада старого сосново-елового леса еловых лесах со старыми соснами.

(лесокультур) у г. Балашиха. Photo 69. Spruce stand decay in spruce forests

Photo 68. Single pine trees survived the old with old pines in Klin district. pine-spruce forest decay near Balashikha city.

Часто в этих лесах можно увидеть и «продолжение» работы лесников - участки лесокультур под пологом старых насаждений (фото 70). Культуры сосны и ели разного возраста с обильным подростом рябины, бузиной и малиной очень широко распространены по области, особенно в центральной ее части (фото 71). В травяном ярусе доминирует кислица, различные папоротники, немало зеленчука, осоки пальчатой, копытня, мицелиса, вейника тростниковидного, живучки, гравилата городского (Geum urbanum L), чистотела (Chelidonium majus L.), недотроги мелкоцветковой (Impatiensparviflora DC.), есть участки со снытью или осокой волосистой, под елями группами растет черника. Мхи встречаются пятнами и представлены в основном такими как: эвринхиум узкоклеточный, атрихум волнистый и плагиохилла порелловидная.

ШИРОКОЛИСТВЕННО-ХВОЙНЫЕ, или СМЕШАННЫЕ

При выделении типов смешанных, или хвойно-широколиственных, лесов часто возникают большие проблемы из-за того, что большинство сообществ представляют собой разные стадии восстановления после вырубок разного типа и характера ухода за лесами. На одних участках при рубках сохраняли часть старых или средневозрастных деревьев коренных пород (дуба, липы, ели, клёна) или старых сосен, на других участках сажали ель, при этом ее на относительно богатых почвах в первые же годы «забивали» густой подрост лещины, липы, ольхи серой, рябины и осины, не давая возможности быстро вырасти. Местами в хвойных лесах небольшими полосами или рядами старательно подсаживали липу, вяз или клён. В широколиственных лесах Подольско-Коломенского геоботанического округа, например, встречаются участки загущенных монокультур ели или сосны. Не везде и не так часто, как положено, проводилось своевременное прореживание лесокультур. В некоторых приспевающих смешанных лесах широко распространены лесокультуры ели, липы, реже клёна или вяза под пологом приспевающих насаждений. В лесах ряда лесничеств проводились расчистки - удалялся подрост и подлесок, а в других - не было никакого ухода в течение 20-летнего периода «перестройки» лесного хозяйства в МО.

Фото 70. Лесокультуры ели под пологом в лесах г.о. Можайский. Photo 70. Spruce tree cultures under the tree layer in Mozhaisk district.

Фото 71. Типичный пример средневозрастных лесокультур ели и сосны кустарниковых кислично-зеленчуковых с сорнотравьем (г.о. Истра). Photo 71. Typical example of middle-growth pine and spruce cultures with wood sorrel, Galeobdolon luteum and forest weeds in Istra district.

В старовозрастных сосновых лесокультурах лесопаркового пояса г. Москвы за последние несколько десятилетий сформировался густой полог из рябины, липы, подрост сосны отсутствует, идет восстановление хвойно-широколиственных лесов зонального типа. При этом давно уже стало ясно, что сохранить сложные сосняки можно только с помощью хозяйственной деятельности (Рысин, 2010).

Все это привело к огромному разнообразию вторичных короткопроизводных сообществ, образованию сложной мозаики лесов, когда в пределах одного квартала можно встретить и почти чистые липняки, и сосновые насаждения, и старые лесокультуры ели. Поэтому в ряде сообществ кроме типичных видов деревьев мы видим и старые сосны среди чистого липняка, и подрост ели в широколиственном лесу, и обильный подрост липы и клёна в сосново-еловом лесу.

Липово-еловые и елово-липовые папоротниково-широкотравные (41, 42)

24. Липово-еловые широкотравные и папоротниково-широкотравные с берёзой и осиной, подростом клёна, лютиком кашубским, снытью, осокой волосистой, щитовником мужским, кислицей, чиной весенней (ЬШкугш увгпш (Ь.) БетИ.), звёздчаткой жестколистной, копытнем, зеленчуком, леса характерны для Смоленской, реже Московской провинций, Можайско-Загорского геоботанического округа (фото 72, 73). По мнению П.Ф. Курнаева (1982), именно такие «липо-ельники» являются одним из зональных типов смешанных лесов Московской области.

Фото 72. Елово-липовый снытьево-волосисто-осоковый лес у Нарских прудов. Photo 72. Spruce-linden hairy sedge forest with Aegopodium podagraria near Narsky ponds.

Фото 73. Липово-еловый с берёзой и осиной широкотравно-волосистоосоковый лес с ветреницей дубравной (г.о. Можайск). Photo 73. Linden-spruce forest with birch, aspen, nemoral grasses, hairy sedge and Anemone nemorosa in Mozhaisk district.

В этих лесах чередуются участки с елово-липовым, липовым и еловым древостоем. Кустарниковый ярус из лещины, жимолости и бересклета развит местами, обилен подрост липы разного возраста. В травяном ярусе наиболее часто встречается осока волосистая, местами довольно много сныти. Из таежных видов группами под елями растут майник, ожика волосистая, черника, щитовник игольчатый. Изредка встречаются подмаренник душистый, волчеягодник, пролесник многолетний (Mercurialis perennis L), подлесник европейский (Sanícula europaea L.), есть участки с ветреницей дубравной (Anemonoides nemorosa (L.) Holub.) - последние два вида охраняются в МО.

Эти типы нередко можно встретить на моренных равнинах г.о. Можайский, Наро-Фоминский, Рузский и Одинцово. Фрагменты елово-липовых лесов (фото 74, 75) встречаются иногда и других р-нах области, например, в опытных лесничествах г.о. Щелково (Никольская лесная дача).

25. Елово-липовые и липовые с елью широкотравные леса (фото 76-78) склонов оврагов и долин малых рек встречаются в различных р-нах области, в том числе в Можайско-Загорском и Подольско-Коломенском геоботанических округах. Везде они довольно схожи между собой по видовому составу. Они образованы в основном липой, единично встречаются ель, реже - клён и дуб. Ель редко выходит в первый ярус, она имеет поверхностную корневую систему и тяжелую крону, поэтому легко выворачивается с корнем на крутых склонах с активным развитием оползневых процессов. Кустарники редко образуют в тенистых липняках свой ярус, типичны жимолость, бересклет, реже - лещина. В травяном ярусе сочетаются кислица, осока пальчатая, папоротники и разнообразные представители дубравного широкотравья, в том числе фиалка удивительная (Viola mirabilis L), чина весенняя, различные эфемероиды (Gagea lutea (L.) Ker-Gawl., Corydalis solida (L.) Clairv., Anemonoides ranunculoides (L.) Holub).

« . 4 § iff r v-V ' fi? *

i щ s L «au

f vi- ^ Z •tí f • '

¡ № i i*

-

* Ífi? г ■

Фото 74. Елово-липовый с берёзой и подростом клёна волосистоосоково-широкотравный лес в г.о. Щелково. Photo 74. Spruce-linden with birch and maple undergrowth forest hair sedge-nemoral grasses forest in Schelkovо district.

Фото 75. Липово-берёзовый с елью широкотравно-волосистоосоковый лес в г.о. Щелково. Photo 75. Linden-birch with spruce nemoral grasses-hair sedge forest in Schelkovо district.

Фото 76. Липово-еловый лещиновый волосистоосоковый склоновый лес на берегу р. Лопасни. Photo 76. Linden-spruce forest with hazel and hair sedge near Lopasnya river.

Фото 77. Елово-липовый широкотравный Фото 78. Липовый широкотравно-воло-лес на склоне долины р. Истры. Photo 77. систо-осоковый лес на склоне долины Spruce-linden nemoral grasses forest on the р. Истры. Photo 78. Linden nemoral grassesslope of Istra river. hair sedge forest on the slope of Istra river.

Доминируют обычно осока волосистая, сныть и пролесник многолетний. Часто здесь растут адокса мускусная, колокольчик широколистный (Campanula latifolia L.), воронец колосистый (Actaea spicata L.). В таких лесах можно встретить редкие охраняемые в области виды растений: хохлатку полую (Corydalis cava (L.) Schweigg. & Koerte), многорядник Брауна (Polystichum braunii (Spenn.) Feё), шалфей клейкий (Salvia glutinosa L.).

26. Липово-еловые с берёзой и ольхой черной, местами с клёном и вязом кислично-хвощово-широкотравные леса встречаются в северных р-нах, например, в г.о. Талдомский (фото 79, 80). Как правило, эти сообщества приурочены к сырым и влажным почвам с относительно богатыми почвами из-за содержания карбонатов в подстилающих пески моренных отложениях. Травяной покров в лесах с доминированием или участием широколиственных пород неморальнотравный (широкотравный) с участием видов хвойных лесов и влажнотравья (бодяк разнолистный, скерда болотная, гравилат речной). Наиболее часто здесь встречаются копытень европейский, медуница неясная, сныть, зеленчук желтый, звёздчатка жестколистная, чина весенняя, лютик кашубский (Ranunculus cassubicus L.), бор развесистый, ландыш майский. Таежные виды представлены ожикой волосистой, майником двулистным, осокой пальчатой, ортилией однобокой, черникой и костяникой. В редком моховом ярусе доминируют неморальные мхи, в том числе атрихум волнистый.

27. Елово-липовые и липово-еловые с ольхой серой или чёрной склоновые кислично-широкотравно-влажнотравные, хвощово-влажнотравные встречаются в различных р-нах области (чаще в Можайско-Загорском геоботаническом округе) небольшими участками в нижних частях склонов, в местах подсклоновых сочений (фото 81-84). Для них обычны сныть, пролесник многолетний, кислица, хвощ зимующий (Equisetum hyemale L.), колокольчик широколистный, копытень, звёздчатка дубравная, пузырник ломкий (Cystopteris fragilis (L.) Bernh.), яснотка крапчатая, чистец лесной (Stachys sylvatica L.), кочедыжник женский и щитовник мужской, влаголюбивые неморальные мхи, на упавших стволах обильны крупные слоевища пельтигеры (Peltigera spp.; фото 82).

Фото 79. Елово-липовый широкотравный участок леса к северу от пос. Темпы (фото В. Землянского). Photo 79. Spruce-linden nemoral herb grasses near Tempy village (photo by V. Zemlyansky).

Фото 80. Липовый лес с елью, ольхой чёрной, осиной и сосной кустарниковый широкотравный на севере г.о. Талдомский (фото Е. Тихоновой). Photo 80. Linden forest with spruce, black alder, aspen and pine bush-nemoral grasses in the north of Taldom district (photo by E. Tikhonova).

Фото 81. Склоновый еловый кислично-широкотравно-влажнотравный с папоротниками и зелеными мхами лес (долита р. Москва). Photo 81. Spruce forest with wood sorrel, nemoral grasses-wet grasses, ferns and green mosses on the slope of Moskva river valley.

Фото 82. Елово-липовый лещиновый кислично-широкотравно-папоротниковый склоновый лес с влажнотравьем в долине р. Москвы. Photo 82. Spruce-linden forest with hazel, wood sorrel, nemoral grasses and fern on the slope of Moskva river valley.

Фото 83. Обилие пролесника и хвоща зимующего в напочвенном покрове. Photo 83. Abundance ofMercurialis perennis and Equisetum hiemale on the cover of spruce-linden forest.

Дубово-еловые травяно-папоротниковые (27, 2S)

2B. Дубово-еловые кустарниковые широкотравно-папоротниковые с зелеными мхами довольно широко распространены в Московской и Смоленской провинциях, т.е. в Можайско-Загорском геоботаническом округе (фото 85, 86). В древесном ярусе условно-коренных сообществ кроме дуба и ели, местами много осины и берёзы. Есть участки почти чистых еловых или дубовых с осиной и берёзой участков. Кустарниковый ярус густой и образован лещиной, жимолостью и бересклетом. В травяном покрове участвуют виды дубравного широкотравья - медуница, копытень, сныть, лютик кашубский, звёздчатка жестколистная, осока волосистая, герань лесная (Geranium sylvaticum L.), фиалка удивительная, а также папоротники - щитовники мужской и игольчатый и кочедыжник женский. Весной в этих лесах обильны эфемероиды - хохлатка плотная (Corydalis solida (L.) Clairv.), ветреница лютиковая, гусиный лук (Gagea lutea (L.) Ker-Gawl.). В г.о. Можайск и Руза в таких лесах обильна и ветреница дубравная. Мхи представлены эуринхиумом узкоклеточным и нежными неморальными мхами.

Фото 84. Елово-липовые кислично-влажнотравно-широкотравные склонов оврагов (г.о. Истра). Photo 84. Spruce-linden with wood sorrel-wet grasses-nemoral grasses forests in the ravine of Istra district.

После вырубок на месте дубово-еловых лесов восстанавливаются короткопроизводные берёзово-осиновые леса с подростом дуба и ели лещиновые широкотравно-папоротниковые с участием влажнотравья и широкотравья с зелеными мхами, костяникой, дудником, скердой болотной, бодяком разнолистным, геранью болотной (Geranium palustre L.). Местами встречаются щитовник распростёртый (Dryopteris expansa (C. Presl) Fraser-Jenkins & Jermy), подлесник европейский, подмаренник душистый.

Фото 85. Дубово-еловый лес с осиной и берёзой лещиновый папоротниково-широкотравный в г.о. Истра. Photo 85. Oak-spruce forest with aspen, birch, hazel fern and nemoral grasses in Istra district.

Фото 86. Щитовник распростёртый, копытень, кислица, зеленчук в дубово-еловом лещиновом лесу (г.о. Истра). Photo 86. Dryopteris expansa, Asarum europaeum, Oxalis acetosella and Galeobdolon luteum in oak-spruce forest with hazel in Istra district.

Дубово-сосновые травяно-зеленомошные (29)

29. Дубово-сосновые бересклетовые вейниково-зеленомошные, сосновые и берёзовые с сосной ландышево-вейниково-зеленомошные производные сообщества характерны для склонов долин южной экспозиции, террас рек южной половины области - Оки, Москвы, Истры, Нары, Протвы и др. (фото 87-90). В условиях антропогенного нарушения, в основном рекреационного воздействия на берегах рек и склонах речных долин, на их месте образуются даже чистые сосняки (фото 90) или дубравы с густым подлеском или без него. Обычно хорошо развит травяной покров со злаками, таежными, дубравными и южно-луговыми видами: ландышем, снытью, зеленчуком, осокой волосистой, геранью кроваво-красной (Geranium sanguineum L), прозанником крапчатым (Trommsdorfia maculata (L.) Bernh.), подорожником средним (Plantago media L.), костяникой, вейником тростниковидным, купеной лекарственной, майником, брусникой, чиной весенней, подмаренником средним (Galium intermedium Schult.), охраняемым в МО змееголовником Рюйша (Dracocephalum ruyschiana L.), ежой сборной (Dactylis glomerata L.), клевером средним (Trifolium medium L.), земляникой лесной.

Фото 87. Сосновый с подростом дуба и липы вейниково-зеленомошный лес с широкотравьем в Серпуховском р-не. Photo 87. Pine with oak and linden undergrowth reed wood-green mosses and nemoral grasses forest in Serpukhov district.

Фото 88. Сосновый с подростом липы бересклетовый вейниково-зеленомошный лес с широкотравьем в Серпуховском р-не. Photo 88. Pine with linden undergrowth, warty euonymus-reed wood-green mosses forest with nemoral grasses in Serpukhov district.

Дубово-сосновые и дубово-липово-сосновые кустарниковые широкотравные и разнотравно-широкотравные (30-34)

30. Дубово-липово-сосновые с елью кустарниковые папоротниково-кислично-широкотравные, папоротниково-волосистоосоковые и их производные сосновые и осиново-берёзовые с сосной, дубом, липой, рябиной кустарниковые кислично-широкотравно-папоротниковые с сорнотравьем леса развиваются на террасах рек южной половины области и их склонах. Примерами таких сообществ являются старовозрастные леса Серебряноборского лесничества (фото 91-93) и леса террас р. Оки (фото 94). В этих лесах со сложной вертикальной и горизонтальной структурой сообществ богаты видами все ярусы, представлены растения как широколиственных, так и хвойных лесов. Выражен полог из липы, рябины, дуба, местами черёмухи (Padus avium Mill.). В травяном покрове доминируют сныть, осока волосистая, зеленчук, много копытня, пролесника, медуницы, встречаются вейник тростниковидный, ландыш, черника, ожика волосистая, кислица, чина весенняя,

костяника, подмаренник средний, горошек лесной (Vicia sylvatica L.). В производных лесах кроме этих видов много марьянника дубравного (Melampyrum nemorosum L.), злаков, клевера среднего, ландыша, костяники. Есть участки чернично-волосистоосоковых, широкотравно-волосистоосоковых, пролесниковых лесов и производных вариантов этих сложных сосняков - берёзовых широкотравно-разнотравных.

Фото 89. Сосновый с низкорослым дубом и подростом липы бересклетово-можжевеловый травяный в Серпуховском р-не. Photo 89. Pine with short oak and linden undergrowth with warty euonymus and Juniperus communis and grasses forest in Serpukhov district.

Фото 90. Сосновые с густым подростом дуба, рябины, берёзы, черёмухи бересклетовый вейниково-разнотравно-широкотравные на склоне долины р. Москвы. Photo 90. Pine forest with oak, rowan and bird cherry dense undergrowth with warty euonymus, reed wood, nemoral and mixed grasses on the Moskva river bank.

Фото 91. Липово-сосновый широкотравно-разнотравно-волосистоосоковый с ландышем и кислицей лес (фото П. Воеводина). Photo 91. Linden-pine nemoral grasses -hair sedge forest with Convallaria majalis, wood sorrel and grasses (photo by P. Voevodin).

Фото 92. Липово-сосновый лещиновый кислично-широкотравный лес в Серебря-ноборском лесничестве (фото П. Воеводина). Photo 92. Linden-pine with hazel wood sorrel-nemoral grasses forest in Serebryanoborsky forestry (photo by P. Voevodin).

31. Дубово-липово-сосновые с берёзой кустарниковые вейниково-разнотравно-широкотравные и производные сосновые, дубовые, берёзовые с сосной, дубом и липой кустарниковые вейниково-широкотравно-разнотравные леса крутых склонов долины реки

Москвы и ее притоков в южной половине области отличаются высоким фиторазнообразием. Здесь к поверхности близко подходят коренные породы - известняки. Так, в окрестностях д. Ревякино (фото 95-99) в Наро-Фоминском г.о. богатство флоры склоновых лесов заказника объясняется необычным строением кровли пород фундамента: они представлены глинами с маломощными прослоями известняков верейского яруса, которые подстилаются снизу песками и песчаниками, а также доломитами и известняками каширского яруса с прослоями пестроцветных глин и мергелей (фото 96). Четвертичные отложения здесь образованы водноледниковыми песками, глинами и суглинками.

Фото 93. Старые сосны в липовом Фото 94. Старые сосны в липовом

лещиновом волосистоосоковом лесу широкотравном лесу в охранной зоне

Серебряноборского лесничества (фото ПТГПБЗ. Photo 94. Old pine trees in linden

П. Воеводина). Photo 93. Old pine-trees in nemoral grasses forest near Prioksko-Terrasny

linden hair sedge forest in Serebryanoborsky Biosphere Reserve. forestry (photo by P. Voevodin).

Фото 95. Подрост сосны, рябины и ели в разнотравно-злаковом сосняке на склоне долины р. Протвы. Photo 95. Pine, rowan and spruce undergrowth in mixed grasses with cereals forest on the Protva river valley slopes.

Фото 96. Сложное строение грунтов под лесами склонов долины р. Протвы у д. Ревякино. Photo 96. Complex bedrocks structure of the Protva river valley forested slopes near Reviakino village.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Фото 97. Склоновый сосняк с подростом сосны в долине р. Протвы у д. Ревякино. Photo 97. Pine forest with pine undergrowth on Protva river valley slopes near Reviakino village.

_

Фото 98. Леса склонов долины р. Протвы у д. Ревякино. Photo 98. Protva river valley slope forests near Reviakino village.

Фото 99. Участок злаково-зеленомошного сосняка, производного от дубово-липово-соснового на склоне р. Протвы. Photo 99. Pine forest cereal-green mosses area on the Protva river slopes.

В зависимости от степени трансформации (рубка, рекреационное воздействие, палы) на склонах рек могут быть почти чистые сосновые (фото 99), берёзовые или дубовые рощи, по ложбинам и малонарушенным участками склонов отмечена ель. По опушкам идет возобновление сосны. Кустарники представлены чаще всего бересклетом бородавчатым и лещиной, нередко здесь можно встретить калину (Viburnum opulus L), жимолость лесную, шиповник майский (Rosa majalis Herrm.), иногда - можжевельник.

В производных светлых лесах этого типа встречается особенно много видов растений, в том числе злаков и разнотравья. Здесь обчно растут мятлик дубравный (Poa nemoralis L), вейник тростниковидный, перловник поникший (Melica nutans L.), осоки пальчатая, корневищная (Carex rhizina Blytt ex Lindbl.), горная (C montana L.), соседняя (C. contigua Hoppe), колючковатая (C. muricata L.), мохнатая, волосистая, ландыш, коротконожка перистая (Brachypodium pinnatum (L.) Beauv.), колокольчики персиколистный (Campanula

persicifolia L.), рапунцелевидный (Campanula rapunculoides L.) и крапиволистный (Campanula trachelium L.), сныть, купырь (Anthriscus sylvestris (L.) Hoffm.), кульбаба шершавоволосистая (Leontodon hispidus L.), зверобой продырявленный (Hypericum perforatum L.), репешок (Agrimonia eupatoria L.), буквица лекарственная (Stachys officinalis (L.) Trevis.), вероника широколистная (Veronica teucrium L.), земляника лесная и зеленая (Fragaria viridis (Duch.) Weston), подмаренники средний (Galium intermedium Schult.) и мягкий (Galium mollugo L.), девясил иволистный (Inula salicina L.), душица (Origanum vulgare L.) и пахучка (Clinopodium vulgare L), ластовень ласточкин (Vincetoxicum hirundinaria Medik.), марьянник дубравный, прозанник крапчатый (Trommsdorffia maculata (L.) Bernh.), василек шероховатый (Centaurea scabiosa L.), смолевка поникшая, смолка липкая (Steris viscaria (L.) Rafin.), лапчатка семилисточковая (Potentilla heptaphylla L.), астрагал солодколистный (Astragalus glycyphyllos L.), чина лесная (Lathyrus sylvestris L.) и многие другие. Редко встречаются охраняемые виды растений: чина чёрная (Lathyrus niger (L.) Bernh.), ветреница лесная (Anemone sylvestris L.), козелец приземистый (Scorzonera humilis L.) и мытник Кауфмана (Pedicularis kaufmannii Pinzg.).

32. Сосновые с липой и дубом чернично-вейниково-широкотравные с рябиной и берёзой (фото 100-103) встречаются на песчаных надпойменных террасах р. Москвы в лесопарковом поясе, в частности в Серебряноборском лесничестве. Для этих старовозрастных лесов характерен густой полог из липы, рябины, дуба, местами черёмухи. Подрост сосны имеется лишь на полянах, прогалинах, опушках. Много кустарников - бересклета, жимолости и лещины. В травяном покрове светлых участков леса и рекреационных лесах здесь сочетаются виды широкотравья, боровые и лугово-лесные виды: купена душистая, ландыш, перловник поникший, вейник тростниковидный, костяника, пахучка, золотарник обыкновенный, вероника лекарственная, ожика волосистая, майник, овсяница овечья, осока верещатниковая, брусника, черника, кислица, ожика волосистая, ястребинка зонтичная, фиалки Ривиниуса (Viola riviniana Reichenb.) и песчаная (Viola rupestris F. W. Schmidt), орляк, а почву покрывают зеленые мхи. При загущенном втором древесном ярусе и обилии кустарников доминируют виды широкотравья - осока волосистая и сныть, довольно много вейника тростниковидного.

Фото 100. Старовозрастные сосновые леса на песчаных надпойменных террасах р. Москвы с подростом липы, рябины и дуба в Серебряноборском лесничестве. Photo 100. Old growth pine forests with linden, rowan and oar undergrowth on the Moskva river sand terraces in Serebryanoborsky forestry.

Фото 101. Напочвенный покров светлых участков сосняков у д. Раздоры - черника, брусника, ландыш, земляника, овсяница овечья. Photo 101. Bilberry, cowberry, Convallaria majalis, wild strawberry, Festuca ovina in light pine forests near Razdory village.

Фото 102. Нарушенные рекреационным воздействием и низовыми пожарами (палами) злаково-разнотравные сосновые леса с шиповником у д. Раздоры. Photo 102. Disturbed recreational pine forests parts with traces of fire near Razdory village.

Сосново-еловые с дубом и липой кислично-широкотравные и кислично-вейниково-широкотравные (35-37)

33. Сосново-еловые с дубом и липой кустарниковые кислично-широкотравные и производные осиново-берёзовые с сосной, елью, дубом, липой, кустарниковые кислично-широкотравные с вейником и орляком встречаются на террасах рек центральной и южной частей области (фото 103-105). Для них характерны бересклет, лещина, жимолость, травяной покров составляют типичные виды широкотравья (сныть, пролесник, медуница, копытень, зеленчук, осока волосистая, звёздчатка жестколистная), присутствуют таежные и боровые виды (костяника, вейник тростниковидный, орляк, черника, кислица, майник двулистный, осока пальчатая, ожика волосистая), в производных лесах много лугово-лесных видов растений. Здесь часто встречаются подмаренники душистый и средний, щитовник мужской, ландыш, колокольчик персиколистный. В производных сообществах много рябины, малины, живучки ползучей.

Фото 103. Сосново-еловые с дубом и липой кислично-папоротниково-широкотравные в окрестностях д. Никифорово. Photo 103. Pine-spruce with oak and linden wood sorrel-fern-nemoral grasses forest near Nikiforovo village.

34. Сосново-еловые с дубом и липой кустарниковые кислично-хвощово-папоротниково-широкотравные леса (фото 104, 105) приурочены к сырым и влажным участкам террас рек в южной половине области. Их производные - осиново-берёзовые и осиновые с сосной, елью, дубом, липой, ольхой, рябиной кустарниковые кислично-хвощово-широкотравно-папоротниковые леса отличаются обилием рябины, малины, крушины ломкой, хвощей, сныти, щучки дернистой, живучки ползучей, щитовника игольчатого и мужского. Ольха серая местами образует небольшие группы. В понижениях растут бодяк разнолистный, гравилат речной, таволга вязолистная.

к >! » f

• I

• ? 1

f t >{

» Г W J ¿'it Гта - . ~ » iZ

Hi ЁШтш

___л, ¡ГШ

f Щ'ЩШ

ш ч 1:, щщш щ v - т*.

%

Ш -.у

\ \ f^Stt-'

Фото 104. Участок смешанного леса со старыми соснами, более молодыми липами, дубом, елью и ольхой серой в окрестностях д. Никифорово. Photo 104. Mixed forest with old pine, young linden, oak, spruce and grey alder near Nikiforovo villdge.

Фото 105. Хвощ лесной, сныть, подмаренник средний и подрост дуба в лесах на террасах р. Оки. Photo 105. Equisetum sylvaticum, Aegopodium podagraria, Galium intermedium and oak undergrowth on Oka river terraces.

Сосново-еловые и еловые с сосной, дубом, липой, клёном, местами с ольхой чёрной или серой вейниково-широкотравные (38, 39)

35. Еловые с сосной, дубом, липой и клёном кустарниковые вейниково-широкотравные и

их производные еловые, осиново-берёзовые и сосновые широкотравно-разнотравно-вейниковые леса встречаются в Мещёрской провинции в моренно-водноледниковых ландшафтах. На водораздельных участках, например, на Егорьевском плато (фото 106, 107) в смешанных лесах сочетаются различные хвойные и лиственные древесные породы, развит густой кустарниковый ярус из лещины, жимолости, бересклета, обилен подрост липы и клёна. В травяном покрове группами растут вейник тростниковидный, ландыш, костяника, кислица, черника, осоки волосистая и пальчатаая, пролесник многолетний, сныть, зеленчук, медуница неясная, чина весенняя, ветреница лютиковая, фиалка удивительная, бор развесистый, голокучник обыкновенный. Очень редко здесь встречаются занесенные в Красную книгу МО ветреница дубравная и рябчик шахматный (ЕгШПапа те1еа^1я Ь).

I ' ' ' г гг . - " . ■ -

--f- -'''¿i.

** ч. .-т /

■ - - 7 ♦ ¿V ¡-

•i" J ■ \ у ■ •

■: -С * , . . ñm

Фото 106. Еловый с липой, клёном, дубом, вязом и сосной кустарниковый чернично-кислично-вейниково-широкотравный в г.о. Егорьевск. Photo 106. Spruce with linden, maple, elm, pine, bushes, bilberry-reed wood-nemoral grasses forest in Yegoryevsky district.

Фото 107. Елово-берёзовый с липой, дубом, осиной и сосной волосистоосоково-широкотравный с рябчиком шахматным в г.о. Егорьевск. Photo 107. Spruce-birch with linden, oak, aspen, pine hair sedge-nemoral grasses forest with Fritillaria meleagris in Yegoryevsky district.

36. Сосново-еловые с дубом, липой, местами с клёном и ольхой чёрной, кустарниковые чернично-кислично-вейниково-широкотравные и осиново-берёзовые с сосной, подростом дубы и липы, с ольхой чёрной производные леса чередуются с заболоченными понижениями с ольхой чёрной или клейкой (Alnus glutinosa (L.) Gaertn.) и повышениями с хвойными и широколиственно-хвойными сообществами в Мещёрской провинции (фото 108-111). На повышениях мезорельефа в этих лесах растут хвойные и широколиственные породы, доминируют виды сосновых и еловых лесов (черника, костяника, вейник тростниковидный), дубравного широкотравья, а в понижениях - присутствуют ольха чёрная и виды влажнотравья - таволга вязолистная, гравилат речной, хвощи луговой или лесной, дудник лесной.

Еловые с липой и дубом волосистоосоковые (40,41)

37. Еловые с липой и дубом, местами клёном и вязом шершавым, или гладким (Ulmus glabra Huds.) широкотравно-волосистоосоковые кустарниковые со снытью, зеленчуком, пролесником, кислицей, щитовниками мужским и игольчатым, ветреницей дубравной, осокой волосистой, копытнем, овсяницей гигантской, медуницей, подмаренником душистым, кострецом Бенекена (Bromopsis benekenii (Lange) Holub), чиной

весенней, звёздчаткой жестколистной, лютиком кашубским, майником, нежными дубравными мхами и их производные берёзово-осиновые с елью, липой, дубом лещиновые широкотравно-волосистоосоковые с подростом клёна леса характерны в основном для Смоленской и запада Московской провинции (фото 112-114). Местами в этих лесах встречаются очень старые дубы, развит густой кустарниковый ярус из лещины.

Фото 108. Ольха чёрная в понижении среди елово-сосново-широколиственного леса в г.о. Егорьевск. Photo 108. Black alder in lowering among pine-broadleaved forest in Yegoryevsky district.

Фото 110. Производный сосново-берёзовый лес с подростом дуба, ели, липы чернично-кислично-вейниково-широкотравный в

г.о. Орехово-Зуево. Photo 110. Secondary pine-birch forest with oak, spruce, linden undergrowth bilberry-wood sorrel-reed wood-nemoral grasses in Orekhovo-Zuevo district.

Фото 109. Еловый лес с осиной, липой, дубом, сосной, клёном, ольхой чёрной чернично-кислично-вейниково-широкотрав-ный в г.о. Егорьевск. Photo 109. Spruce with aspen, linden, oak, pine, maple and black alder bilberry-wood sorrel-reed wood-nemoral grasses forest In Yegoryevsky district.

Фото 111. Ель, сосна, липа, осина и ольха чёрная, подрост клёна и дуба в лесах г.о. Егорьевск. Photo 111. Spruce, pine, linden, aspen, black alder and maple, oak undergrowth in Yegoryevsky district forests.

. - у- s^w; . ч

' - • ^ i ft ЦМ

Ш >•» -Г-'.

%

s-i

5*1 Г.

.'i si fc-'

.3« - -

' л ^

ЧШ

КЙГ-1-

>

t*:Sg J

¿авК

■BE?--

ЧЙ'.. :-

Фото 112. Еловый с липой и дубом лещиновый широкотравно-волосисто-

осоковый в г.о. Истра. Photo 112. Spruce with linden, oak, hazel nemoral grasses-hair sedge forest in Istra district.

Фото 113. Еловый с липой и дубом лещиновый широкотравный с

пролесником и снытью в г.о. Истра. Photo 113. Spruce with linden, oak, hazel, nemoral grasses cover with Mercurialis perennis and Aegopodium podagraria forest in Istra district.)

Фото 114. Дубово-еловый с липой лещиновый широкотравно-волосистоосоковый с ветреницей дубравной в г.о. Можайский. Photo 114. Oak-spruce with linden and hazel nemoral grasses-hair sedge forest with Anemone nemorosa in Mozhaisk district.

Еловые с липой, дубом и клёном кислично-широкотравные (44)

38. Еловые с липой и дубом, местами клёном и вязом кустарниковые кислично-папоротниково-широкотравные леса распространены в области достаточно широко в Московской провинции на моренных равнинах и их склонах. Местами в них сохранились старовозрастные деревья с диаметрами стволов до 60-80 см. Кустарники представлены лещиной, жимолостью и бересклетом. В травяном покрове доминирует зеленчук, чередуются пятна сныти, осоки волосистой, папоротников, пролесника, кислицы, подмаренника душистого, копытня и медуницы, встречаются бор развесистый, подлесник европейский, звёздчатка жестколистная, чина весенняя, лютик кашубский. Там, где близко залегают известняки, в лесах встречается шалфей клейкий (фото 115). В старовозрастных лесах склонов долин небольших рек или оврагов травяной покров несколько изрежен из-за

высокой сомкнутости сообществ данного типа. Именно на таких участках сохранились самые старые еловые древостои (фото 116), а по бровкам балок отмечены дубы с диаметром стволов до 1 м. В производных осиново-берёзовых с елью, липой, дубом папоротниково-зеленчуковых лесах много папоротников, живучки ползучей, сныти, медуницы.

Фото 115. Елово-широколиственный с дубом, липой, клёном и вязом кустарниковый папоротниково-широкотравный (а) с подлесником и шалфеем клейким (б) в г.о. Руза. Photo 115. Spruce-broadleaved with oak, linden, maple, bushes, fern-nemoral grasses forest with Sanícula europaea and Salvia glutinosa (Ruza district).

Фото 116. Старый еловый лес с дубом и подростом клёна кислично-папоротниково-широкотравный на склоне долины р. Протвы. Photo 116. Old growth spruce witn oak and maple undergrowth wood sorrel-fern-nemoral herb forest on Protva river valley slopes.

Еловые с липой, дубом и клёном кустарниковые кислично-хвощово-папоротниково-широкотравные (45, 46)

39. Еловые с липой и дубом лещиновые кислично-папоротниково-широкотравные с хвощами и влажнотравьем леса (фото 117-119) обычно распространены среди других смешанных лесов в Московской и Смоленской провинциях на сырых и влажных почвах моренных равнин. Травяной покров образуют хвощи лесной или луговой, кочедыжник женский, щитовники мужской и игольчатый, сныть, зеленчук, кислица, медуница, копытень,

осока лесная, скерда болотная, овсяница гигантская, местами встречается щитовник распростёртый, борец высокий, или северный (Aconitum septentrionale Koelle). Моховой покров образован нежными неморальными мхами и печёночниками. В производных осиново-берёзовых с ольхой серой, елью, липой, дубом и лещиновых кислично-широкотравно-хвощово-папоротниковых лесах много кочедыжника, щучки дернистой, живучки ползучей, в понижениях растут таволга вязолистная, купальница, вербейники обыкновенный и монетчатый, дудник лесной, звёздчатка дубравная, лютик ползучий, герань болотная, бодяк разнолистный.

ъ- ч

у • V 1

1» - < *

-»"Г • Шм

%. л я л

и щм*

.* !к 11И в да «

¿ft...

Фото 117. Еловые с дубом и липой кустарниковые леса кислично-хвощово-папоротниково-широкотравные в г.о. Истра. Photo 117. Spruce with oak, linden, hazel wood sorrel-fern-nemoral grasses forests in Istra district.

Фото 118. Травяной покров производных берёзово-осиновых лесов с дубом, елью и липой кислично-хвощово-папоротниково-широкотравных в г.о. Истра. Photo 118. Herb layer in secondary birch-aspen with oak, spruce and linden wood sorrel-fern-nemoral grasses forests in Istra district.

Фото 119. Заросли лещины в производных берёзово-осиновых с подростом дуба, липы и ели лесах сырых лесах в г.о. Истра. Photo 119. Hazel thickets in secondary birch-aspen with oak, spruce and linden undergrowth raw forests in Istra district.

Еловые с дубом, липой, клёном и ясенем кустарниковые кислично-широкотравные (47)

40. Еловые с дубом, липой, ясенем и клёном кустарниковые кислично-широкотравные леса встречаются локально на приподнятых участках моренных равнин Клинско-Дмитровской гряды в г.о. Клин, Истра, Волоколамск, Сергиево-Посадском районе. Ясень (Fraxinus excelsior L.) в них встречается единично, отмечено его усыхание, повреждение морозами (фото 120), есть разновозрастный подрост высотой до 3-10 м. В кустарниковом ярусе кроме лещины, жимолости и бересклета участвуют волчеягодник и калина. Травяной покров образован всеми типичными неморальными видами, здесь широко распространён подмаренник душистый, сныть, пролесник многолетний, костяника, зеленчук, копытень, медуница, лютик кашубский, щитовники мужской и распростёртый, кислица, майник, борец северный, чина весенняя, встречается кострец Бенекена. В производных осиново-берёзовых с елью, дубом, липой кустарниковых кислично-папоротниково-широкотравных лесах обильны папоротники и широкотравье.

Фото 120. Ясень в древостое смешанного кустарникового кислично-широкотравного леса в г.о. Истра. Photo 120. Ash in mixed tree stand with hazel, wood sorrel, nemoral grasses cover in Istra district.

ШИРОКОЛИСТВЕННЫЕ

Широколиственные широкотравные (50, 51)

41. Дубовые и дубово-липовые с клёном платановидным, вязом гладким и голым (Ulmus laevis Pall.) кустарниковые широкотравные (склоновые) и их производные осиново-берёзовые с дубом, липой, клёном разнотравно-широкотравные представлены на богатых почвах склонов долин рек, балок и оврагов в Смоленской, Московской, Москворецко-Окской и Заокской и Среднерусской провинциях (фото 121-126). Кустарники образуют ярус в наиболее светлых участках этих сообществ - это лещина, бересклет, жимолость лесная и калина. Для них характерны мятлик дубравный, осока волосистая, сныть, чина весенняя, коротконожка перистая, бор развесистый, перловник поникший, медуница неясная, хохлатка плотная, копытень, зеленчук, пролесник многолетний, щитовник мужской, колокольчик крапиволистный, воронец колосистый, кострец Бенекена, фиалка удивительная, осока корневищная, подмаренники душистый и средний, лютик кашубский. Травостой часто пятнистый - местами доминирует сныть, местами - осока волосистая, в нижних частях склонов обилен пролесник. В условиях близкого залегания известняков на склонах долины р. Москвы в этих лесах встречаются шалфей клейкий, хвощ зимующий.

42. Липовые с клёном, дубом, местами вязом широкотравные склоновые и овражно-балочные леса развиты на крутых склонах оврагов, долин рек южной половины области (фото 127-130), где почвы отличаются высоким богатством и повышенной влажностью. Примерами являются леса склонов долин Оки, Лопасни, Нары, Каширки, Мордвеса, Осётра, а севернее они отмечены по р. Истре, Протве и др. Часто здесь к поверхности выходят известняки. Эти сообщества отличаются значительным участием клёна в древостое, а старые дубы - единичны. В травяном покрове обильны виды дубравного широкотравья, в том числе подмаренника душистого, фиалки удивительной, весной много эфемероидов, редко встречаются охраняемые в области хохлатка полая, венерин башмачок настоящий, скерда сибирская (Стер1$ sibirica Ь), шалфей клейкий. На стволах деревьев и выходах известняков отмечены редкие в области мхи - аномодоны (Лпотоёоп врр.).

Фото 123. Липово-дубовый с вязом и клёном кустарниковый широкотравный на склоне долины р. Москвы. Photo 123. Linden-oak with elm, maple and bushes, nemoral grasses cover forest on the Moskva river valley slope.

Фото 124. Дубово-липовый с клёном и вязом широкотравно-волосистоосоковый лес на склоне долины р. Протвы. Photo 124. Oak-linden with maple and elm nemoral grasses-hair sedge forest on the Protva river valley slope.

Фото 121. Липово-дубовый с клёном Фото 122. Дубово-липовый с клёном и вязом

кустарниковый широкотравный лес на кустарниковый широкотравный лес на склоне долины

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

склоне долины р. Истры. Photo 121. Linden- р. Лопасни (г.о. Ступино). Photo 122. Oak-linden with

oak with maple and bushes nemorah grasses maple, elm and bushes nemoral grasses cover forest on

cover forest on the Istra river valley slope. the Lopasnya river valley (Stupino district).

Фото 125. Липовый с дубом широкотравно-волосистоосоковый лес в долине р. Мордвес (г.о. Серебряные Пруды). Photo 125. Linden with oak nemoral grasses-hair sedge forest in the Mordves river valley (Serebryanye Prudi district).

Фото 126. Липовый снытьево-пролесниковый лес в г.о. Серебряные Пруды. Photo 126. Linden nemoral grasses forest with Aegopodium podagraria and Mercurialis perennis in Serebryanye Prudi district.

Фото 127. Липовый с дубом, клёном широкотравно-волосистоосоковый на

склоне долины р. Лопасни (г.о. Ступино). Photo 127. Linden with oak, maple nemoral grasses-hair sedge forest on the Lopasnya river valley (Stupino district).

Фото 128. Широколиственный широкотравный лес на склоне долины р. Мордвес с клёном полевым. Photo 128. Broadleaved nemoral grasses cover forest with Acer campestre in the Mordves river valley.

43. Липовые с вязом, клёном, дубом, черёмухой, ольхой чёрной кустарниковые широкотравно-папоротниково-влажнотравные сообщества приурочены к крутым склонам с высачиванием карбонатных вод (фото 131, 132). В них присутствуют виды дубравного широкотравья, щитовник мужской, группы страусника, местами - пузырник ломкий, хвощи зимующий, реже речной, кочедыжник женский, звёздчатка дубравная, сердечники горький (Cardamine amara L.) и недотроговый (C impatiens L.), яснотка крапчатая, двулепестник парижский (Circaea lutetiana L.), пролесник многолетний, таволга вязолистная, чистец болотный (Stachys palustris L.), манник дубравный (Glyceria nemoralis (Uechtr.) Uechtr. &

Koern.), будра плющевидная, кипрей розовый (Epilobium roseum Schreb.) и жилковатый (E. nervosum Boiss. & Buhse), резуха стреловидная (Arabis sagittata (Bertol.) DC.), чесночница черешковая (Alliaria petiolata (Bieb.) Cavara & Grande), чистотел, незабудка болотная (Myosotis palustris (L.) L.), недотрога обыкновенная, редко - охраняемые в МО виды: многорядник Брауна, резуха повислая (Arabis pendula L.), норичник крылатый, или теневой (Scrophularia umbrosa Dumort.). На глыбах известняков и стволах деревьев встречаются редкие мхи - аномодоны (Anomodon spp.). Такие сообщества охраняются, например, в г.о. Луховицы, Зарайск, Ступино, Наро-Фоминский и др.

Фото 129. Липовый с дубом и вязом Фото 130. Липовый лес с клёном, дубом и

широкотравно-волосистоосоковый лес на вязом влажнотравно-широкотравный на

склоне долины р. Осётр. Photo 129. Linden склоне долины р. Истры. Photo 130. Linden

with oak and elm nemoral grasses -hair sedge with maple, oak and elm wet grass-nemoral

forest on the Osetr river valley slope. grasses forest on the Istra river valley slope.

Фото 132. Липовый с клёном и вязом папоротниково-влажнотравный лес в г.о. Зарайск. Photo 132. Linden with maple and elm fern-wet grasses forest in Zaraysk district.

Фото 131. Липовый с ольхой чёрной, дубом и вязом папоротниково-широкотравно-

влажнотравный лес на склоне у оз. Сосна (пос. Белоомут). Photo 131. Linden with black alder, oak and elm grasses-nemoral herb-wet grass forest on Sosna lake slope near Beloomut settlement.

44. Вязовые леса с черёмухой, липой клёном влажнотравно-широкотравные нижних частей склонов с сочениями (фото 133, 134) имеют весьма локальное распространение, но крайне интересны из-за наличия в них ряда специфических видов растений. Здесь отмечены смородина чёрная (Ribes nigrum L), пузырник ломкий, хвощи зимующий, речной, кочедыжник женский, звёздчатка дубравная, сердечники горький и недотроговый, яснотка крапчатая, таволга вязолистная, чистец болотный, манник дубравный, будра плющевидная, кипрей розовый и волосистый (Epilobium hirsutum L.), незабудка болотная, посконник коноплевый (Eupatorium cannabinum L.), борец северный, селезёночник, чесночница черешковая, герань Роберта (Geranium robertianum L.), бодяк овощной, губастик крапчатый (Mimulus guttatus DC.), чистотел, смородина чёрная, недотрога обыкновенная, пырейник собачий (Elymus caninus (L.) L.), обильны виды плагиомниума (Plagiomnium spp.), маршанция многообразная (Marchantia polymorpha L.). Вязовники влажнотравные охраняются в заказниках на р. Москве, Истре, Протве и некоторых других реках.

Фото 133. Липово-вязовый лес с клёном в условиях интенсивных сочений в долине р. Истра. Photo 133. Linden-elm with maple forest at slope groundwater flow in the Istra valley river.

Фото 134. Вязовник с ольхой чёрной на склоне с сочениями в долине р. Протвы. Photo 134. Elm forest with black alder at slope groundwater flow in the Protva valley river.

45. Дубовые и дубово-липовые с клёном платановидным кустарниковые широкотравные и их производные осиново-берёзовые с дубом, липой широкотравные леса водораздельных участков распространены с Москворецко-Окской провинции в Подольско-Коломенском и Каширско-Зарайском геоботаническом округах (фото 135-138). В лесах этого типа чередуются участки с большим или меньшим участием дуба или липы в древостое. Клён присутствует в виде примеси, но подрост его весьма обилен. Кустарниковый ярус из лещины, жимолости и бересклета выражен чаще в дубовых лесах, а в липовых может почти отсутствовать. В травяном покрове участвуют все типичные виды дубравного широкотравья и эфемероиды - хохлатка плотная, ветреница лютиковая и гусиные луки - желтый и малый (Gagea minima (L.) Ker-Gawl.). Весной обилен также чистяк весенний.

46. Липово-дубовые и дубово-липовые с клёном и вязом голым и гладким широкотравные леса изредка встречаются и на юге Ногинско-Шатурского геоботанического округа на повышениях рельефа (террасных останцах) среди высокой поймы р. Оки (фото 139, 140). Такие леса в урочище Верёвкин бугор в Луховицком г.о. сохранились здесь в условиях заказника и представляют собой старовозрастные сообщества, в которых деревья

дуба, липы и вяза имеют диаметр стволов до 1 м. Вязы и клёны составляют значительную часть древостоя. Кустарниковый ярус развит слабо из-за высокой сомкнутости крон древостоя. В травяном ярусе (проективное покрытие 10-40%) обычны сныть, осока волосистая, редко встречаются копытень, коротконожка перистая, медуница неясная, ландыш, герани лесная и Роберта. На стволах деревьев обильны редкие, охраняемые в области виды мхов (Anomodon attenuatus (Hedw.) Hueb., Anomodon viticulosus (Hedw.) Hook. et Tayl., Anomodon longifolius (Brid.) Hartm.) и лишайников (Ramalina pollinaria Ach., Ramalina farinacea (L.) Ach), занесенных в Красную книгу МО.

Фото 135. Дубрава с клёном, липой и Фото 136. Липовый с дубом и клёном

вязом широкотравная в Зарайском г.о. волосистоосоково-широкотравный лес в

Photo 135. Oak forest with maple, linden Зарайском г.о. Photo 136. Linden with oak

and elm nemoral grasses cover in Zaraysk and maple hair sedge-nemoral grasses forest in

district. Zaraysk district.

Фото 137. Дубово-липовый широкотравный лес под г. Подольск в мае. Photo 137. Oak-linden nemoral grasses cover forest near Podolsk in may.

Фото 138. Дубово-липовый волосисто-осоково-широкотравный лес в Серпуховском р-не. Photo 138. Oak-linden hair sedge-nemoral grasses cover forest in Serpukhov district.

Широколиственные широкотравно-разнотравные с южнолуговыми видами (52, 53)

47. Дубовые и липово-дубовые с клёном платановидным кустарниковые широкотравные и их производные осиново-берёзовые и берёзовые с дубом и клёном разнотравно-широкотравные с дубравными и южнолуговыми видами леса развиты на склонах долин в Серебрянопрудском и Каширско-Зарайском геоботанических округах (фото 141, 142).

Фото 139. Клёново-липово-дубовый с вязом редкотравный лес в г.о. Луховицы. Photo 139. Maple-linden-oak with elm forest in Lukhovitsy district.

Фото 140. Широколиственный лес в осеннем наряде в г.о. Луховицы. Photo 140. Broadleaved forest in autumn dress in Lukhovitsy district.

Фото 141. Склоновые дубравы кустарниковые разнотравно-широкотравные с вишней, тёрном, чиной чёрной, весенней и гороховидной, серпухой разнолистной и мятликом дубравным в Серебряно-Прудском г.о. Photo 141. Oak forests with bush, meadow and nemoral grasses, Cerasus fruticosa, Prunus spinosa, Lathyrus niger, L. vernus, L. pisiformis, Serratula inermis, Poa nemoralis on the Polosnya river valley slopes. Serebryanye Prudi district.

Это леса с бересклетом, жимолостью, жестёром (Rhamnus catharctica L.), вишней кустарниковой (Cerasus fruticosa Pall.), сливой колючей, или тёрном (Prunus spinosa L.), лещина чаще приурочена к тенистым участкам. В травяном покрове кроме дубравных неморальных видов (сныти, зеленчука, чины весенней, лютика кашубского) широко

встречаются ветреница лесная, медуница узколистная (Pulmonaria angustifolia L.), чина чёрная, лапчатка белая (Potentilla alba L.), пиретрум щитковый (Pyrethrum corymbosum (L.) Scop.) и другие охраняемые в МО наряду с вишней кустарниковой редкие южные виды растений. В производных лесах много злаков, герани кроваво-красной, ластовня ласточкиного, серпухи разнолистной, или красильной (Serratula tinctoria L.), чины гороховидной (Lathyrus pisiformis L.), мятлика дубравного, осоки горной, фиалки холмовой (Viola collina Bess.), горошка лесного (Vicia sylvatica L.).

Фото 142. Склоновая дубрава разнотравно-злаковая с южнолуговыми видами в г.о. Зарайск. Photo 142. Oak mixed grasses-cereals cover forests with meadow-steppe species in Zaraysk district.

48. Липово-дубовые с клёном платановидным и полевым (равнинным), ясенем, вязом кустарниковые широкотравные (фото 143-146) и их производные осиново-берёзовые и осиновые с липой, дубом, клёном кустарниковые разнотравно-широкотравные леса встречаются только в Серебряно-Прудском геоботаническом округе (Среднерусская лесостепная провинция) и охраняются в ряде заказников.

Фото 143. Липовый с дубом и клёном Фото 144. Клён полевой (равнинный) в широкотравный лес в долине р. Мордвес. подлеске широколиственных лесов. Photo 143. Linden with oak and maple nemoral Photo 144. Acer campestris (field maple) in grasses cover forest in the Mordves valley. broadleaved forest bush layer. Serebryanye Prudi district.

В древостое этих лесов кроме дуба, липы, вяза и клёна платановидного, принимают участие такие породы, как высокоствольный ясень высокий и клён полевой (Acer campestre L), который чаще образует второй ярус и обилен в подросте. Кроме полного набора видов дубравного широкотравья здесь встречаются хохлатка Маршалла (Corydalis marschalliana (Pall. ex Willd.) Pers.), зубянка пятилистная (Dentaria quinquefolia Bieb.), медвежий лук, или черемша (Allium ursinum L.), также как и клён полевой, занесенные в Красную книгу МО.

Фото 145. Широколиственный лес с Фото 146. Весной здесь обильны лук медвежий, дубом, липой, видами клёнов, ясенем или черемша, хохлатка Маршалла (справа), и вязом гладким лещиновый местами растет зубянка пятилисточковая широкотравный в г.о. Серебряные (внизу). Photo 146. Allium ursinum, Corydalis Пруды. Photo 145. Broadleaved with marschalliana, Dentaria quinquefolia abundant

oak, linden, maple, ash, elm and hazel here in spring. nemoral grasses cover forest in Serebryanye Prudi district.

Широколиственные широкотравно-влажнотравные или пойменные (48, 49)

49. Дубовые с вязом, ольхой чёрной и черёмухой кустарниковые широкотравно-влажнотравные (пойменные) и их производные черёмухово-ольховые с широколиственными породами кустарниковые широкотравно-влажнотравные леса встречаются в пойме р. Оки в Луховицком г.о. у д. Белоомут и в Серпуховском р-не у д. Никифорово (фото 147, 148). Эти леса заливаются в половодье, что накладывает отпечаток на их видовой состав. Здесь в травяном покрове представлены как виды неморального широкотравья, так и растения речных долин, в том числе влажнотравье и разнотравье (ластовень ласточкин, подмаренник средний). Кустарники растут группами, это крушина ломкая, жестёр, ива пепельная, шиповник майский, жимолость лесная, калина и малина, редко лещина. Обилен подрост черёмухи, много хмеля (Humulus lupulus L.) и эхиноцистиса лопастного (Echinocystis lobata (Michx.) Torr. & Gray). В травяном покрове чередуются пятна широкотравья, осок -дернистой (Carex cespitosa L.), сближенной, заостренной (Carex acutiformis Ehrh.) и омской (Carex omskiana Meinsh.), хвощей, кирказона (Aristolochia clematitis L.), крапивы, будры плющевидной, герани Роберта. Здесь встречаются дягиль, или дудник лекарственный (Angelica archangelica L.), тысячелистник хрящеватый (Ptarmica cartilaginea (Ledeb. ex Reicheb.) Ledeb., валериана (Valeriana officinalis L.), подмаренник мареновидный (Galium rubioides L.), вероника длиннолистная (Veronica longifolia L.), ирис аировидный (Iris

pseudacorus L.), чистец болотный, окопник лекарственный (Symphytum officinale L.), норичник шишковатый (Scrophularia nodosa L.), зюзник высокий (Lycopus exaltatus L. fil.), шлемник обыкновенный.

У д. Никифорово в таких сообществах растут охраняемые виды растений: ирис сибирский (Iris sibirica L.), рябчик русский (Fritillaria ruthenica Wikstr.), пупочник, или омфалодес завитой (Omphalodes scorpioides (Haenke) Schrank), серпуха венценосная (Serratula coronata L.), ломонос прямой (Clematis recta L.), перловники высокий (Melica altissima L.) и пестрый (Melicapicta C. Koch) и др.

Фото 147. Пойменные леса с дубом, липой, вязом и клёном влажнотравно-широкотравные с кирказоном на повышениях и с осиной, черёмухой, кустарниковыми ивами, крушиной, осоками и хвощами в понижениях (окр. пос. Белоомут). Photo 147. Floodplain forests with oak, linden, elm and maple, wet grasses-nemoral grasses with Aristolochia on the uplands and with aspen, bird cherry, bushes of willow, buckthorn, sedges and Equisetum in the lowlands near Beloomut settlement.

Фото 148. Пойменная дубрава с черёмухой и вязом крапивно-влажнотравная с хмелем, кирказоном, омфалодесом, рябчиком русским у д. Никифорово. Photo 148. Floodplain oak forest with bird cherry and elm, nettle and wet grasses with curly hops, Aristolochia clematitis, Omphalodes scorpioides, Fritillaria ruthenica near Nikiforovo village.

МЕЛКОЛИСТВЕННЫЕ ПОЙМЕННЫЕ и ЗАБОЛОЧЕННЫЕ Осиновые влажнотравные

50. Осинники влажнотравные с черёмухой, берёзой пушистой, местами ольхой серой или чёрной, реже липой или дубом влажнотравно-хвощевые и влажнотравные разреженные (фото 149, 150), часто старовозрастные (диаметр стволов до 40-45 см), имеют небольшую площадь и вкраплены в другие леса в разных частях области к северу от долины р. Оки. Они приурочены к замкнутым понижениям с застойным увлажнением. Кустарниковый ярус может отсутствовать, или разрежен и образован крушиной ломкой, ивой пепельной, местами растет малина. В травяном покрове обильны гравилат речной, хвощи, сныть, костяника, бодяк разнолистный, щучка дернистая, осоки мохнатая или пузырчатая, вейник сероватый, кочедыжник женский, купальница, дудник лесной, скерда болотная. На почве развиты зеленые мхи - виды каллиергона (Calliergon spp.), дрепанокладуса (Drepanocladus spp.), плагиомниума (Plagiomnium spp.) и мниума (Mnium spp.), а местами - сфагновые (Sphagnum spp.) и долгие (Polytrichum spp.).

Фото 149. Пушистоберёзово-осиновый лес Фото 150. Разреженный осинник среди

с подростом ели ивово-крушиновый елового леса в Дровнинском лесничестве

влажнотравно-серовейниково-осоковый в г.о. Можайска. Photo 150. Sparse aspen forest

г.о. Щелково. Photo 149. Birch-aspen forest in the spruce forest in Drovnino forestry of

with spruce undergrowth, willow and Mozhaisk district. Frangula alnus, wet grasses with gray reed and Salixs spp. in Shchelkovо district.

Черноольховые

На территории МО черноольховые леса распространены достаточно широко и весьма разнообразны. Некоторые черноольшаники залиты водой лишь в конце весны - начале лета после снеготаяния, другие - заливаются в половодье, третьи - остаются большую часть вегетационного периода топкими. Крупные приствольные повышения характерны обычно для пойменных черноольшаников. Встречаются как чистые черноольшаники, так и смешанные насаждения, где вместе с ольхой чёрной растут берёза пушистая, черёмуха, осина, ель, сосна, а также широколиственные породы - чаще всего липа и вяз, а на повышениях среди черноольшаников могут расти также дуб и клён. Как правило, это старовозрастные насаждения, диаметры стволов ольхи составляют в среднем 40 см, есть экземпляры с диаметрами до 45-50 см. Для большинства черноольшаников характерен хмель, а из кустарников - малина, ива пепельная и крушина ломкая. Видовой состав

черноольховых лесов зависит не только от характера обводненности, а еще и от минерального состава и богатства почв, глубины корнеобитаемого слоя, подстилающих отложений.

Черноольховые влажнотравные (56, 57)

51. Черноольховые с осиной осоково-таволговые сообщества слабо заболочены, они встречаются среди водораздельных хвойных лесов в понижениях на относительно небогатых кислых почвах (фото 151-154) в разных р-нах области. Для них характерны ива пепельная, осоки пузырчатая, заостренная и сероватая, таволга вязолистная, бодяк овощной, вербейники обыкновенный и монетчатый, незабудка болотная, кочедыжник женский, гравилат речной, хвощ луговой. Есть участки со страусником обыкновенным, местами обильна крапива, единичны смородина чёрная и подрост черёмухи.

Фото 151. Черноольховый таволговый с Фото 152. Черноольховый лес с елью

осоками и влажнотравьем в Можайском г.о. крапивно-таволговый в г.о. Клин.

Photo 151. Black alder meadowsweet forest with Photo 152. Black alder forest with spruce

sedges and wet grasses in Mozhaisk district. nettle-meadowsweet in Klin district.

Фото 153. Черноольшаник влажнотравный в окр. пос. Кратово. Photo 153. Black alder forest with wet grasses near Kratovo village.

Фото 154. Берёзово-черноольховый тавол-говый лес в Серпуховском р-не. Photo 154. Birch and black alder meadowsweet forest in Serpukhovsky district.

52. Черноольховые с елью, берёзой пушистой и черёмухой осоково-папоротниково-влажнотравные с ивой пепельной, смородиной чёрной, крапивой, ирисом аировидным, страусником, телиптерисом болотным (Thelypteris palustris Schott), осоками сближенной и пузырчатой, калужницей болотной (Caltha palustris L), щавелем водным (Rumex aquaticus L.), сабельником болотным, зюзником европейским (Lycopus europaeus L), шлемником обыкновенным, бодяком овощным, вербейником обыкновенным, тростником, гравилатом речным обводненные леса с мочажинами встречаются в долинах рек и озёр и в понижениях надпойменных террас в Лотошинско-Талдомском геоботаническом округе в окрестностях г. Дубна, окружают Туголянские озера в Сергиево-Посадском р-не, распространены в г.о. Талдомский и Клин (фото 155, 156). Очень редко в них на приствольных повышениях растет княженика арктическая.

Фото 155. Черноольховый с единичным Фото 156. Берёзово-черноольховый влажно-участием ели папоротниково-влажнотравный травный лес (г. Дубна). Photo 156. Birch-(Сергиево-Посадский р-н). Photo 155. Black black alder wet grasses forest in Dubna city. alder with single spruse fern-wet grasses forest in Sergievo-Posadsky district.

53. Черноольховые леса с елью, берёзой, осиной и липой влажнотравные с залитыми водой мочажинами чередуются с еловыми, елово-сосновыми и липовыми сообществами на бывших (торфодобыча прекращена 50 лет назад) зарастающих лесом торфоразработках в г.о. Клин (фото 157, i58).

В этих местах после выборки торфа близко к поверхности оказались подстилающие песчаные отложения. Здесь встречаются смородина чёрная, лютик ползучий, гравилат речной, таволга, осока сближенная, камыш лесной, калужница, вербейники, белокрыльник (Callapalustris L.), сердечник горький, фиалка лысая, или сверхуголая (Viola epipsila Ledeb.). Похожие леса распространены и в Сергиево-Посадском районе, и в Талдомском г.о.

54. Черноольховые с участием ели, берёзы, кустарниковых ив, ольхи серой влажнотравно-осоково-тростниковые сфагновые (фото 159-162) развиты по окраинам переходных болот и берегам озер. Кустарниковый ярус разрежен, присутствуют смородина чёрная, ива пепельная, крушина ломкая.

В густом травяном ярусе доминируют таволга вязолистная, кочедыжник женский, белокрыльник болотный, камыш лесной, осоки острая и сближенная, телиптерис болотный, часто встречаются зюзник европейский, вербейник обыкновенный, подмаренник болотный (Galium palustre L.), паслен сладко-горький (Solanum dulcamara L.), вейник сероватый, осоки

дернистая, пузырчатая и заостренная, калужница болотная, фиалка болотная, щитовники картузианский и гребенчатый, лютик длиннолистный, вех ядовитый (Cicuta virosa L), тиселинум болотный (Thyselium palustre (L.) Rafin.), кизляк кистецветный (Naumburgia thyrsiflora (L.) Reichenb.), вахта трехлистная, хвощ речной. Такие сообщества отмечены, в частности, в г.о. Шатура, Щелково, Раменском, Сергиево-Посадском р-не области.

Фото 157. Черноольховый лес с берёзой, елью, липой, осиной папоротниково-влажнотравный в г.о. Клин. Photo 157. Black alder with birch, spruce, linden and aspen fern-wet grasses forest in Klin district.

Фото 158. Черноольшаник с елью, липой и берёзой крапивно-влажнотравный в Сергиево-Посадском р-не. Photo 158. Black alder with spruce, linden and birch nettle-wet grasses forest in Sergievo-Posadsky district.

Фото 159. Старый черноольшаник влажно- Фото 160. Берёзово-черноольховый с травно-крапивный с папоротниками в тростником, белокрыльником, осоками и г.о. Шатура. Photo 159. Oldgrowth black сфагновыми мхами в Сергиево-Посадском р-alder wet grasses-nettle with ferns forest in не. Photo 160. Birch-black alder forest with Shatura district. Phragmites australis, Calla palustris, sedges and

Sphagnum mosses in Sergievo-Posadsky district.

55. Черноольховые пойменные с черёмухой, вязом, местами клёном, дубом и древесных ив хмелевые кустарниковые крапивно-влажнотравные характерны для пойм рек и

заливаются в половодье (фото 163, 164), довольно разрежены, диаметр стволов деревьев ольхи и вязов составляет 30-45 см, стволы высокие - 22-25 м. Кроме ольхи здесь растут вяз гладкий, реже - голый, по небольшим повышениям в восточной части заказника - клён, дуб, осина и берёза пушистая. Между группами деревьев развиты заросли черёмухи, хмеля, чёрной смородины, ивы пепельной и пятитычинковой (Salix pentandra L.), местами - малины и ежевики (Rubus caesius L.). Встречаются старые ива ломкая (Salix fragilis L.) и белая (Salix alba L.) и их обильный подрост.

''■'Ш'Л

t JL ,

Лш Ш '' г' /

w\

\ I ,

v \

Фото 161. Берёзово-черноольховый кочкар-ный заболоченный лес с тростником и белокрыльником в Талдомском г.о. Photo 161. Birch-black alder swamp forest with reed (Phragmites australis) and Calla palustris in Taldom district.

Фото 162. Черноольховый осоково-хвощевый с тростником лес в долине р. Сетовки (Раменский р-н). Photo 162. Black alder sedge-horsetail with reed forest in Setovka river valley (Ramensky district).

Фото 163. Пойменный черноольшаник с вязом и черёмухой в окрестностях пос. Белоомут. Photo 163. Floodplain black alder forest with elm and bird cherry in the vicinity of Beloomut settlement.

Фото 164. Пойменный черноольшаник с черёмухой, вязом, клёном, хмелем, смородиной крапивно-влажнотравный в г.о. Луховицы. Photo 164. Floodplain black alder forest with bird cherry, elm, maple, black current and curly hops nettle-wet grasses in Lukhovitsy district.

Чередуются влажнотравные и болотнотравные сообщества. Характерны крапива двудомная (обильна), будра плющевидная (обильна), вербейники обыкновенный и монетчатый, лютик ползучий, ирис аировидный, страусник, недотрога обыкновенная, зюзник высокий, таволга вязолистная, шлемник обыкновенный, жерушник земноводный (Rorippa amphibia (L.) Bess.), вейник сероватый, щитовник игольчатый, кочедыжник женский, герань Роберта, подмаренник болотный, чистец болотный, мята полевая (Mentha arvensis L.), недотрога обыкновенная, хвощ лесной, норичник шишковатый, повой заборный (Calystegia sepium (L.) R. Br.), горец развесистый (Polygonum lapathifolium L.), осоки сближенная и дернистая, незабудка болотная. Изредка встречается дягиль лекарственный. На упавших стволах деревьев обильны виды мниума и плагиомниума.

56. Черноольховые топкие леса с черёмухой, вязом с белокрыльником, осоками, таволгой, вербейником обыкновенным, фиалкой болотной, хмелем нередко можно встретить в различных р-нах области (фото 165-167). Обводненные участки этих ольшаников отличаются обилием хвоща речного, ириса аировидного, манника большого (Glyceria maxima (C. Hartm.) Holmb.), осок пузырчатой, дернистой, сближенной и заостренной, камыша лесного, присутствием дербенника иволистного (Lythrum salicaria L.), рогоза широколистного (Typha latifolia L.), тростника южного, паслена сладко-горького. В мочажинах растут омежник водный (Oenanthe aquatica (L.) Poir.), сабельник болотный, виды болотника (Callitriche spp.), калужница болотная и охраняемая в МО турча болотная (Hottonia palustris L.). Такие сообщества встречаются, в том числе вокруг крупных озер -Тростенского, Глубокого, Нарских прудов, а также в подтопленных пойменных участках долин рек и в понижениях плакорной поверхности в р-нах зарастающих карьеров предприятий торфодобычи в г.о. Шатура, Орехово-Зуево, Клин и др.

Фото 165. Топкий черноольшаник с вязом с Фото 166. Топкий черноольшаник

осоками, турчой болотной в г.о. Люберцы влажнотравно-тростниковый в г.о. Шатура.

(п. Островцы). Photo 165. Swampy black Photo 166. Swampy black alder wet grasses-reed

alder forest with elm, sedges, Hottonia forest in Shatura district. palustris in Lyubertsy city (Ostrovtsy village).

57. Черноольховые влажнотравно-осоковые и камышовые с калужницей, вехом, лютиком длиннолистным, телиптерисом болотным, кочедыжником и старусником, крапивой, пасленом сладко-горьким, местами топкие отмечены на заболоченных поймах рек в Мещёрской провинции (фото 168, 169). В окрестностях д. Красные луга и Дмитровский

Погост (г.о. Шатура) в составе травостоя черноольшаников в поймах р. Поли и Ялмы участвует охраняемая в МО фиалка топяная (Viola uliginosa Bess.).

Фото 167. Топкий черноольшаник хвощово-осоковый с манником большим, таволгой, кустарниковыми ивами в Раменском р-не. Photo 167. Swampy black alder horsetail-sedge forest with Glyceria maxima, meadowsweet, Salix cinerea, in Ramensky district.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Фото 168. Черноольшаник крапивно-влажнотравно-папоротниковый с фиалкой топяной и осоками в г.о. Шатура. Photo 168. Black alder nettle-wet grasses-fern forest with Viola uliginosa and sedges in Shatura district.

Фото 169. Приствольные повышения у ольхи чёрной в долине р. Поли (г.о. Шатура). Photo 169. Blach alder tree trunk knolls in Polya river valley (Shatura district).

58. Черноольховые влажнотравно-телиптерисовые (фото 170, 171) с ивой пепельной, ушастой (Salix aurita L), осоками, тростником, белокрыльником, местами рогозом заболоченные с мочажинами сообщества отмечены в Ногинско-Шатурском и Лотошинско-Талдомском, а также в котловинах по окраинам оз. Тростенское, Палецкое и Глубокое в Можайско-Загорском геоботанических округах. Телиптерис образует сплошные заросли вместе с различными осоками, сабельником, сфагновыми и другими болотными мхами. Изредка здесь встречаются берёза приземистая, мякотница однолистная (Malaxis monophyllos

(L.) Sw.), хаммарбия болотная (Hammarbia paludosa (L.) O. Kuntze), пальчатокоренник пятнистый, охраняемые в области.

Фото 170. Участок черноольшаника с Фото 171. Тростниково-белокрыльниково-телиптерисом в Сергиево-Посадском р-не. телиптерисовый с осоками берёзово-Photo 170. The place in black alder forest with черноольховый лес г.о. Одинцово. Photo 171. Thelypterispalustris in Sergiev-Posadsky district. Birch-black alder reed-calla-thelypteris forest

with sedges in Odintsovo district.

Черёмухово-сероольховые влажнотравные (54, 55)

59. Черёмухово-сероольховые с берёзой, осиной, папоротниково-влажнотравные с малиной, снытью, колокольчиком широколистным, звёздчаткой дубравной, чистецом лесным, бодяком овощным, борцом северным, пырейником собачьим, недотрогой обыкновенной, крапивой, ежевикой, дремой двудомной (Melandrium dioicum (L.) Coss. & Germ.) и хмелем развиты обычно в долинах ручьев и балок в Можайско-Загорском и Подольско-Коломенском округах (фото 172-175). В этих сероольшаниках местами произрастают также лунник оживающий (Lunaria rediviva L.), гирчовник татарский (Conioselinum tataricum Hoffm.), занесенные в Красную книгу области.

i5 ' \Г . i ...

fa Г d%

ymé ш w

Фото 172. Черёмухово-сероольховый

влажно-травный приручьевой лес с хмелем и колокольчиком широколистным в г.о. Руза. Photo 172. Bird cherry-grey alder wet grasses forest with curly hops and Campanula latifolia in brook valley (Ruza district).

Фото 173. Прирусловой сероольшаник влажнотравно-страусниковый с колокольчиком широколистным, снытью и лунником в г.о. Руза. Photo 173. Grey alder wet grasses-fern forest with Campanula latifolia, Aegopodium podagraria and Lunaria rediviva in streem bed (Ruza district).

Фото 174. Сероольшаник с черёмухой влажнотравный с лунником оживающим (г.о. Одинцово). Photo 174. Grey alder with bird cherry wet grasses forest with Lunaria rediviva in Odintsovo district.

Фото 175. Сероольшаник с черёмухой и хмелем крапивно-влажнотравный с таволгой и страусником в пойме р. Протвы. Photo 175. Grey alder with bird cherry nettle-wet grasses forest with curly hops, meadowsweet and Matteuccia struthiopteris in Protva river valley.

Пушистоберёзовые влажнотравные (59)

60. Пушистоберёзовые с ольхой серой крушиновые хвощово-крапивно-таволговые с ивой пепельной, тиселинумом болотным, сабельником болотным, осокой пузырчатой, тростником, мятой полевой, таволгой вязолистной, кочедыжником женским, хвощами луговым, лесным или речным, вербейником обыкновенным, щучкой дернистой, камышом лесным, шлемником обыкновенным, вейником сероватым, (фото 176, 177) сообщества занимают небольшие участки в понижениях с застойным увлажнением или окружают лесные болота. Они встречаются в основном в северной половине области.

Фото 176. Пушистоберёзовый таволговый Фото 177. Берёзовый с ольхой серой

лес в ложбине в г.о. Клин. Photo 176. Birch влажнотравно-осоково-тростниковый

meadowsweet cover forest in lowing (Klin (г.о. Истра). Photo 177. Birch with grey alder

district). wet grasses-sedge-reed forest (Istra district).

Пушистоберёзовые влажнотравные сфагново-долгомошные, серовейниковые и осоковые долгомошно-сфагновые (58, 60)

61. Пушистоберёзовые с сосной, ольхой серой, местами чёрной и осиной ивняково-крушиновые серовейниково-осоково-сфагново-долгомошные, щучково-хвощово-таволговые сфагново-долгомошные и пушистоберёзовые ивняковые серовейниково-тростниково-осоковые леса окружают переходные и верховые болота в различных р-нах области (фото 178-181). Ива пепельная, местами - ушастая, формируют четко выраженный подлесок.

Пушистоберёзовый с серовейниковый по

ивой краю

Фото 178.

пепельной

болотной котловины г.о. Щелково. Photo 178. Birch with salix cinerea greyish reed forest on the edge of swamp basin in Schelkovo district.

Фото 179. Пушистоберёзовый осоково-сфагновый с долгими мхами (г.о. Шатура). Photo 179. Birch sedge-sphagnum with Polytrichum mosses forest in Shatura district.

Фото 180. Берёзняк с подростом ели крушиновый папоротниково-хвощово-

сфагновый (г.о. Истра). Photo 180. Birch with spruce undergrowth and Frangula alnus fern-horsetail-sphagnum forest in Istra district.

Фото 181. Берёзняк с подростом ели тростниково-сфагновый (г.о. Истра). Photo 181. Birch with spruce undergrowth reed-sphagnum forest in Istra district.

Здесь кроме вейника сероватого много осок - пузырчатой, волосистоплодной, мохнатой, чёрной, дернистой, вахты трехлистной, сабельника болотного, хвощей, белокрыльника, щитовника игольчатого, тиселинума болотного, вербейника обыкновенного, щучки дернистой, таволги вязолистной, фиалки болотной. Местами растут черника и брусника, щитовник гребенчатый, пальчатокоренник пятнистый. Моховой покров образован сфагновыми мхами с пятнами долгих.

Ивовые влажнотравные пойменные (61)

62. Ивовые с берёзой, ольхой серой или чёрной, черёмухой кустарниковые разнотравно-кострецово-влажнотравные и крапивно-кострецово-влажнотравные с хмелем (пойменные) сообщества тянутся довольно узкими полосами вдоль многих рек почти по всей области, чаще в ее южной половине. Эти сообщества образованы древесными ивами: ломкой, или ракитой, и белой, или ветлой. Кроме них здесь обычны ива пятитычинковая, черёмуха, ольха серая, реже клён, вяз и ольха чёрная. На деревьях и кустарниках много хмеля, повоя заборного и эхиноцистиса лопастного (фото 182-185). Травяной ярус высокий, густой, в нем доминируют кострец безостый (Bromopsis inermis (Leyss.) Holub), крапива, сныть, яснотка крапчатая, купырь лесной, двукисточник тростниковидный (Phalaroides arundinacea (L.) Rauschert). Часто встречаются, василистники простой (Thalictrum simplex L.), светлый (Thalictrum lucidum L.), водосборолистный, вероника длиннолистная (Veronica longifolia L.), подмаренник приручейный (Galium rivale (Sibth. & Smith) Griseb.), бутень Прескотта (Chaerophyllum prescotii DC.) и б. ароматный (Ch. aromaticum L.), дербенник иволистный, таволга вязолистная, чистец болотный, дягиль, хвощ речной, кипрей волосистый. Местами заросли образуют крестовник приречный (Senecio fluviatilis Wallr.).

Фото 182. Пойменный ивняк разнотравно-кострецовый с крапивой и эхиноцистисом в долине р. Осётрик в г.о. Зарайск. Photo 182. Floodplain willow meadow grasses-bromopsis with nettle and Echinocystis lobata forest in Osetrik river valley in Zaraysk district.

Фото 183. Пойменный ивняк хвощово влажнотравный в долине р. Сетовка в Раменском р-не. Photo 183. Floodplain willow horsetail-wet grasses forest in Setovka river valley in Ramensky district.

Есть песчаные прибрежные участки пойм среди ивняков, где доминируют полынь равнинная (Artemisia campestris L.), полынь венечная (Artemisia scoparia Waldst. & Kit.), ослинник двулетний, виды красочного разнотравья, в том числе мыльнянка лекарственная, гвоздика Фишера и др. Некоторые пойменные ивняки в последние годы сильно засорены

инвазионными агрессивными видами деревьев и трав - кленом ясенелистным (Acer negundo L), недотрогой железистой (Impatiens glandulifera Royle), борщевиком Сосновского (Heracleum sosnowskyi Manden.), эхиноцистисом.

Фото 184. Ивовый с черёмухой высокотравно- Фото 185. Ивовый влажнотравно-кострецово-крапивный с хмелем, дягилем, крапивно-кострецовый в Серебряно-повоем, подмаренником приручейным, борском лесничестве (фото

кострецом в пойме р. Осётр. Photo 184. Willow П. Воеводина). Photo 185. Willow wet with bird cherry tall grasses-bromopsis-nettle grasses-nettle bromopsis forest in forest with curly hops, Angelica officinalis, Serebryanoborsky forestry (photo by Galium rivale, Bromopsis inermis in Osetr river P. Voevodin). valley.

Выводы

На основании наших многолетних обследований наиболее хорошо сохранившихся лесов и их короткопроизводных состояний в различных частях МО, а также анализа ряда современных публикаций, критически пересмотрено содержание «Легенды к Карте растительности МО» 1996 г. (Огуреева и др., 1996). Изменения в «Легенде» основаны на анализе большого массива данных обследований различных растительных сообществ МО.

Составлен обновленный перечень основных типов лесных сообществ МО области (табл.) и дана их подробная характеристика, включающая анализ распространения в пределах области по физико-географическим провинциям или геоботаническим округам. Перечислены доминирующие и харакетрные виды растений для каждого типа лесных сообществ.

Сохранен эколого-динамический подход к типологии сообществ, на основании которого была составлена и легенда к Карте 1996 г.

Выделено 62 типа лесных сообществ в ранге ассоциаций (эпиассоциаций). Приведены примеры короткопроизводных типов в пределах этих эпиассоциаций.

Некоторые типы лесных еловых и сосново-еловых кисличных сообществ признаны автором старовозрастными трансформированными лесокультурами, а не естественными лесами.

Несколько сходных эпиассоциаций смешанных лесов с участием ели, сосны и широколиственных пород объединены, число этих эпиассоциаций уменьшилось по сравнению с их количеством в «Легенде» 1996 г. Это связано, в том числе, с большим разнообразием производных лесов этих типов, трудностями идентификации их производных состояний и отнесению к определенной эпиассоциации.

Таблица. Обновленный перечень основных типов лесных сообществ МО области по сравнению с «Легендой к Карте растительности МО» 1996 г. (Огуреева и др., 1996). Table. An updated list of the Moscow region main forest communities types compared to the «Legend to the MR Vegetation cover Map» 1996 (Огуреева и др., 1996).

№ Название группы ассоциаций Номера в «Легенде к карте» (Огуреева и др., 1996) Актуальные номера

1 Еловые зеленомошные 1-3 1, 2

2 Еловые сфагново-долгомошные и сфагновые 4 3

3 Еловые травяно-болотные, или приручьевые 5, 6 4

4 Сосново-еловые и елово-сосновые кустарничково-зеленомошные 7, 9 5

5 Еловые сфагново-долгомошные и сфагновые 10, 11 6

6 Сосново-еловые и елово-сосновые вейниково-черничные 12-15 7

7 Сосново-еловые и елово-сосновые сфагново-долгомошные и сфагновые 16 9, 10

8 Сосновые лишайниково-зеленомошные 17, 18 11, 12

9 Сосновые зеленомошные и кустарничково-зеленомошные 19 13

10 Сосновые кустарничковые долгомошно-сфагновые и сфагновые 20-23 14-17

11 Еловые кислично-широкотравные и кислично-широкотравно-папоротниковые с зелеными мхами 24, 25 18-21

12 Сосново-еловые кислично-широкотравно-папоротниковые 26 22, 23

13 Липово-еловые и елово-липовые папоротниково-широкотравные 41, 42 24-27

14 Дубово-еловые травяно-папоротниковые 27, 28 28

15 Дубово-сосновые травяно-зеленомошные 29 29

16 Дубово-сосновые и дубово-липово-сосновые кустарниковые широкотравные и разнотравно-широкотравные 30-34 30-32

17 Сосново-еловые с дубом и липой кислично-широкотравные и кислично-вейниково-широкотравные 35-37 33-36

18 Еловые с липой и дубом волосистоосоковые 40, 41 37

19 Еловые с липой, дубом и клёном кислично-широкотравные 44 38

20 Еловые с липой, дубом и клёном кустарниковые кислично-хвощово-папоротниково-широкотравные 45, 46 39

21 Еловые с дубом, липой, клёном и ясенем кустарниковые кислично-широкотравные 47 40

22 Широколиственные широкотравные 50, 51 41-46

23 Широколиственные широкотравно-разнотравные с южнолуговыми видами 52, 53 47, 48

24 Широколиственные широкотравно-влажнотравные или пойменные 48, 49 49

25 Осиновые влажнотравные 50

26 Черноольховые влажнотравные 56, 57 51-58

27 Черёмухово-сероольховые влажнотравные 54, 55 59

28 Пушистоберёзовые влажнотравные 59 60

29 Пушистоберёзовые влажнотравные сфагново-долгомошные, серовейниковые и осоковые долгомошно-сфагновые 58, 60 61

30 Ивовые влажнотравные 61 62

Дополнительно выделено несколько типов сообществ (эпиассоциаций) черноольховых лесов вместо всего двух в прежней «Легенде» и эпиассоциация осиновых влажнотравных лесов, которой ранее не было в «Легенде».

Составлена справочная таблица для сопоставления номеров «старой» и «новой» легенд. Перечислены встречающиеся в каждом типе леса (эпиассоциации) редкие виды растений, занесенные в Красную книгу Московской области (2018).

Приведены комментарии автора для ряда типов лесных сообществ.

Дана расширенная характеристика различных ярусов некоторых лесов, где проводились детальные обследования.

Каждый тип лесных сообществ снабжен авторскими фотографиями, отражающими структуру характеризуемых типов лесных сообществ, лишь около десятка фотографий выполнено коллегами автора, их фамилии приведены в подписях.

Объем статьи не позволил в настоящее время привести более детальные сведения о почвах, подстилающих породах и характере увлажнения в местообитаниях, где развиваются данные типы сообществ.

Благодарности. Автор выражает глубокую и искреннюю благодарность Природоохранному Фонду «Верховье» за многолетнее сотрудничество и предоставленные данные.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Анненская Г.Н., Жучкова В.К., Калинина В.Р., Мамай И.И., Низовцев В.А. ХрусталеваМ.А., Цесельчук Ю.Н. 1997. Ландшафты МО и их современное состояние. Смоленск: СГУ. 296 с.

Заугольнова Л.Б., Морозова О.В. 2004. Распространение и классификация неморально-бореальных лесов // Восточноевропейские широколиственные леса: история вголоцене и современность. М.: Наука. Кн. 2. С. 11-62. Зоны и типы поясности растительности России и сопредельных территорий. 1999. Карта и

пояснительный текст / Ред. Г.Н. Огуреева. М.: Экор. 2 с. Карта растительности Московской области. 1996. Масштаб 1:200000 / Ред. Г.Н. Огуреева. 4 л.

Курнаев С.Ф. 1968. Основные типы леса средней части Русской равнины. М.: Наука. 355 с. Курнаев С.Ф. 1982. Дробное растительное районирование нечерноземного центра. М.: Наука. 118 с.

Красная книга Московской области. 2018. Изд. 3-е, доп. и перераб. / Ред. Т.И. Варлыгина,

В.А. Зубакин, Н.Б. Никитский, А.В. Свиридов. М.О.: ПФ «Верховье». 810 с. Маслов А.А. 2000. Динамика сосняков и ельников на территории заповедных лесных

участков // Динамика хвойных лесов Подмосковья. М.: Наука. С. 67-85. Маслов А.Д. 2010. Короед-типограф и усыхание еловых лесов. М.: ВНИИЛМ (Пушкино). 138 с.

Огуреева Г.Н., Микляева И.М., Суслова Е.Г., Швергунова Л.В. 1996. Растительность Московской области. Пояснительный текст и легенда к карте. Масштаб 1:200000 / Ред. Г.Н. Огуреева, Т.В. Котова. М.: Экор. 45 с. Огуреева Г.Н., Микляева И.М., Суслова Е.Г., Швергунова Л.В. 2000. Опыт картографирования

экологического состояния растительного покрова // Экология. № 5. С. 349-354. Петров В.В. 1968. Новая схема геоботанического районирования Московской

области // Вестник МГУ. № 5. Серия биологическая. С. 44-50. Природоохранный Фонд «Верховье». 2018. [Электронный ресурс www.verhovye.ru (дата

обращения 25.12.2018)].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Рысин Л.П., Савельева Л.И. 2008. Сосновые леса России. М.: Товарищество научных изданий КМК. 289 с.

Рысин Л.П. 2010. Стационарные ботанические исследования // Серебряноборское опытное лесничество: 65 лет лесного мониторинга. М.: Товарищество научных изданий КМК. С. 60-72.

Савельева Л.И. 2000. Типы хвойных лесов Подмосковья // Динамика хвойных лесов Подмосковья. М.: Наука. С. 33-66.

Черепанов С.К. 1995. Сосудистые растения России и сопредельных государств (в пределах бывшего СССР). СПб: Мир и семья. 992 с.

FORESTS OF MOSCOW REGION

© 2019. E.G. Suslova

M.V. Lomonosov Moscow State University, Geography Department, Biogeography Faculty Russia, 119991, Moscow, Leninsky Gory, 1, Building 1. E-mail: lena_susl@mail.ru

Recieved January 31, 2019. After revision February 10, 2019. Accepted February 12, 2019.

Twenty three years have passed since the "Map of Moscow Region Vegetation Cover" (scale 1:200000) and "Explanatory Text and Legend to the Map" (Ogureeva, 1996) were published. The map showed the state of plant communities in 1991.

For the last 20 years of our researches of the most well-preserved forests of Moscow region and their shortly-growth conditions, analysis of the modern literature materials, on the basis of our critical review of the legend to the "Map ..." of 1996 we actualized and made an updated list of forest communities types of the region on the level of plant associations and groups of associations and gave their detaild characterization, providing every type with original photos. We kept the ecological-dynamical approach to the communities' typology. We added the numbers of sites from the legend to the "Map ..." to make the understanding easier.

We catalogued the plant species of "Red Data Book of Moscow Region" (2018) for every forest type. At some points we provide author's commentary or the extra characterization of some researching sites.

Keywords: types of forest communities, Vegetation cover Map, Legend to the Map, Moscow region, distribution, physical-geographical provinces, geobotanical districts, rare plant species. DOI: 10.24411/2542-2006-2019-10029

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.