Научная статья на тему 'Царское Село в годы Первой мировой войны: по материалам газеты «Царскосельское дело»'

Царское Село в годы Первой мировой войны: по материалам газеты «Царскосельское дело» Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
495
138
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА / ЦАРСКОЕ СЕЛО / ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ / ПЕРИОДИЧЕСКАЯ ПЕЧАТЬ / ГОРОДСКАЯ ЖИЗНЬ / FIRST WORLD WAR / TSARSKOYE SELO / HISTORICAL SOURCES / PERIODICAL ISSUES / CITY LIFE

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Денисова Мария Павловна

В статье рассматривается периодическая печать Царского Села, один из наиболее информативных источников по истории повседневной жизни города. Первая мировая война отразилась на истории десятков стран и сотен городов. Не стало исключением и Царское Село, город, находившийся далеко от театра военных действий, тем не менее внесший свой вклад в помощь родине. Городская жизнь военного периода освещалась на страницах выходившей тогда газеты «Царскосельское дело». В газетных публикациях нашли отражение ключевые события мировой политики, ход боевых действий (в основном на Восточном фронте), открытие в городе и уезде попечительских и благотворительных организаций, госпиталей и лазаретов, приютов для беженцев, курсов медицинской и допризывной подготовки. Будни города вращались вокруг военных событий, никто не оставался равнодушным от учащихся местных учебных заведений до членов императорской семьи. В газете публиковались поэтические и прозаические произведения, посвященные войне, рассказы очевидцев, раненых солдат, а также их стихи, некрологи жителей города, погибших на фронтах, сведения о прибытии в Царское Село поездов с ранеными, доставке в город, летнюю резиденцию царя, военных трофеев. Газетные публикации позволяют довольно полно восстановить повседневную жизнь города в период Первой мировой войны. Данная статья может быть интересна специалистам, изучающим военную историю, повседневную жизнь русских городов, а также всем, кто интересуется вопросами истории Царского Села.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Денисова Мария Павловна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Tsarskoye Selo during the First World War: on the materials of newspaper «Tsarskoselskoye delo»

The article discusses the periodical print of Tsarskoye Selo, one of the most informative sources in history of in the city’s everyday life during the First World War. The First World War affected on history of dozens of countries and hundreds of cities. Tsarskoye Selo was no exception, as the city that was far from the war theater but still contributing its Homeland. The city life of war period is refl ected on the pages of the newspaper «Tsarskoselskoye delo». In newspaper articles the key events in world politics, the course of combat operations (mostly on the Eastern Front), the discovery of the city and the county social welfare and charitable organizations, hospitals, shelters for refugees, medical courses and pre-conscription training were refl ected. Everyday life of the city revolved around the events of the war, no one remained indifferent from pupils of local schools to members of the imperial family. The newspaper published poetry and prose dedicated to the current war, stories of eyewitnesses, wounded soldiers and their poems, obituaries residents who died at the front. In the pages of “Tsarskoselskoye delo” information about arrival at Tsarskoye Selo trains with the wounded, bringing to the city the spoils of war was published. Newspaper publications allow one to restore fairly complete everyday life of the city during the First World War. This article will be of interesting for specialists who study military history, the daily life of Russian cities, as well as for everyone who is interested in the history of Tsarskoye Selo.

Текст научной работы на тему «Царское Село в годы Первой мировой войны: по материалам газеты «Царскосельское дело»»

ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ В СОВРЕМЕННЫХ ИСТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ. СПб., 2016

М. П.Денисова

ЦАРСКОЕ СЕЛО В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ: ПО МАТЕРИАЛАМ ГАЗЕТЫ «ЦАРСКОСЕЛЬСКОЕ ДЕЛО»

Первая мировая война стала одним из ключевых событий XX в., отразившимся на истории десятков стран и сотен городов. Не стало исключением и Царское Село, город, который находился далеко от театра военных действий, но тем не менее внес свой вклад в помощь родине в столь трудный период.

Одним из наиболее информативных источников по истории повседневной жизни города в рассматриваемый период является периодическая печать. Газеты здесь стали издаваться в 1906 г. Среди них были «Царскосельская газета», выходившая с 1906 по 1907 г., «Царскосельская речь», издание которой началось и завершилось в 1906 г., «Царскосельский предвыборный листок», издававшийся в 1906-1907 гг. и, наконец, «Царскосельское дело», газета, просуществовавшая дольше остальных — с 1906 по 1917 г. Как видим, эти издания начали появляться в период выборов в Государственную думу и затем, выполнив свои агитационные функции, закрывались. Однако газете «Царскосельское дело» удалось продолжить свою историю.

Первый номер «Царскосельского дела» вышел в свет 16 сентября 1906 г. Первоначально ее редактором был Павел Михайлович Загуляев, затем в этом же году его сменил Иван Николаевич Коковцев. Дольше всех пост редактора занимал Василий Николаевич Латкин — правовед, профессор Петербургского университета. Издание позиционировало себя как печатный орган «Союза 17 октября». На некоторое время газета прекращала свое существование. В № 20 от 10 февраля 1907 г. отмечалось, что «"Царскосельское дело" было основано исключительно в целях предвыборной агитации, и, конечно, оно сыграло роль одного из важных факторов успеха Союза 17 октября на выборах в Государственную Думу в нашем городе. С окончанием выборов газета временно прекращает свое существование. Говорим "временно", так как редакция сохраняет за собой право возобновления газеты в недалеком будущем, но уже на иных основаниях. Газета будет по возможности обслуживать местные нужды, т. е. нужды Царскосельского уезда и городов Царского Села, Павловска, Гатчины и Колпина. Одновременно с этим она по-прежнему явится органом Союза 17 октября и, ввиду возможности роспуска второй думы, <...> будет по-прежнему пропагандировать идеи союза». Новый номер газеты вышел 16 марта 1907 г. В нем говорилось, что поскольку «наши политические противники не преминули поставить в вину нашей газете недостаточное внимание, уделяемое ею вопросам местной жизни», отныне газета посвятит «особое и исключительное внимание» ее вопросам во всех «ее проявлениях»1.

1 Царскосельское дело. 1907. 10 февраля, № 20. С. 1.

© М. П. Денисова, 2016

Издание включало в себя несколько разделов: «За неделю», «Копилка», «Хроника», «Печать», «Театр и музыка», «Беллетристика» и другие. На первой странице обычно публиковались объявления (например, о гастролях театров, концертах, о продаже отдельных номеров газеты, выходе в свет новых книг и т. д.). На второй странице располагалась хроника происшествий, здесь же печатался «Дневник Павловска», новости Колпина, Вырицы. Внизу страницы обычно помещались стихи, рассказы, путевые очерки (это был раздел «Беллетристика»). На третьей странице располагался раздел «Театр и музыка», здесь же, как и на второй странице, могли быть напечатаны рассказы, стихи и хроника происшествий. Наконец, последнюю страницу занимали объявления (об аренде квартир, занятиях с частными преподавателями), еженедельные санитарные бюллетени города, судебная хроника и письма в редакцию. Иногда добавлялись новые разделы или исчезали старые, которые затем появлялись вновь. В целом же за те годы, в течение которых выходила газета, она не претерпела существенных изменений2.

Публикации о начавшейся войне стали появляться уже в середине июля 1914 г. «Грянул гром — и Русь перекрестилась. Но перекрестилась не опасливо, не с мыслью — помилуй, Господи, от беды, а с готовностью бороться с бедой» — так начиналась первая статья, посвященная войне3. В ней прозвучал призыв к каждому жителю страны, находящемуся в тылу, не оставаться только зрителем. Помочь родине может всякий — кто трудом, кто пожертвованиями. Но чтобы каждый знал, кому предложить свой труд и свои деньги, необходимо немедленно повсюду создать соответствующие организации. В статье говорилось: «И, думается, что прежде всего именно Царское Село должно подумать о создании таких организаций. Царскому Селу на долю выпала высокая честь, а кому много дано, с того много и взыщется»4.

Первой организацией, появившейся в Царском Селе, стало Городское попечительство о призрении нижних воинских чинов и их семейств, созданное при Царскосельской городовой ратуше под председательством бургомистра Ильи Клементовича Харченко. В одном из выпусков газеты попечительство приглашало всех желающих принять участие в «обследовании» семейств призванных на военную службу нижних чинов5.

Следом за городским был открыт Приходской попечительный совет при Екатерининском соборе. В «Царскосельском деле» был опубликован список основных направлений его деятельности:

— составление списков семей, нуждающихся в пособии, распределение пособий;

— устройство яслей для детей, матери которых работают в Красном Кресте;

— устройство лазарета для раненых воинов;

— безвозмездное удовлетворение духовенством религиозно-нравственных потребностей в лазарете, яслях и других учреждениях;

— безвозмездная помощь женщин в присмотре за детьми и ведении хозяйства в яслях и лазарете6.

2 Надо отметить, что читать «Царскосельское дело» очень увлекательно, как будто берешь в руки современную утреннюю газету, а не издание столетней давности.

3 Царскосельское дело. 1914. 18 июля, № 29. С. 1.

4 Там же.

5 Там же. 25 июля, № 30. С. 4.

6 Там же. 1 августа, № 31. С. 3.

Средства поступали следующие: пособия от церквей, ежемесячный членский взнос, единовременные пожертвования, приношения вещами. Председателем совета стал протоиерей Афанасий Беляев.

Попечительства публиковали некоторые отчеты о своей деятельности, например, о собранных пожертвованиях или количестве семейств, получавших помощь от них.

В августе стали открываться первые госпитали и лазареты для раненых воинов. Следует отметить, что во второй половине 1914 и начале 1915 г. открытие госпиталей происходило каждую неделю, а иногда за это время открывалось даже несколько госпиталей. Таким образом, к 1916 г. в Царском Селе находилось в общей сложности 79 госпиталей и лазаретов. Открывались они как в частных домах, так и в учебных заведениях. Например, Мария Леонидовна Варшавская открыла в своем доме лазарет для 30 раненых воинов; в 1914 г. были открыты лазареты в реальном училище, частной школе Левицкой, Офицерской артиллерийской школе и т. д. Последний был устроен по инициативе жен офицеров и классных чинов постоянного состава офицерской школы на средства, пожертвованные императрицей Александрой Федоровной. Заведывание и управление лазаретом находились в руках особого дамского комитета под председательством Нияр Ханым Шиклинской, супруги начальника школы, генерал-майора Али-Ага Шиклинского. Лазарет на 300 кроватей был тогда одним из самых больших в Царском Селе. В сентябре 1914 г. открыл свой лазарет и Альфонс Альфонсович Дерингер, председатель Царскосельского автомобильно-спортивного общества, пионер автоспорта в России. Как отмечалось в газете, госпиталь занимал два этажа, имел собственную читальню, у каждой кровати стоял столик с цветами и папиросами7.

Открывались в городе не только медицинские учреждения. В июле 1914 г. был открыт склад Ее Императорского Величества Великой Княгини Марии Павловны «для приема пожертвований вещами и деньгами». Великая княгиня приглашала всех лиц, желающих принять участие в шитье одежды. Также была возможность брать работу на дом. В Екатерининском дворце был открыт Царскосельский склад Ее Императорского Высочества Великой княжны Ольги Николаевны для работ по кройке и шитью. Были организованы городской и уездный комитеты по оказанию помощи беженцам. Также в Царском Селе открыли ясли, где работающие женщины могли оставлять своих детей с 7 утра до 7 вечера.

По сообщениям «Царскосельского дела», в Гатчине также была организована помощь беженцам: при проезде через Гатчину они получали на вокзале обеды8. Был открыт польский приют для детей бедных польских семей.

Отозвался на происходившее и Павловск. Там, как писала газета, желание помочь семьям военнослужащих, призванных в действующую армию, преодолело «чисто местную сонную обывательскую косность» и без шума, без рекламы был образован комитет для оказания помощи раненым и семьям призванных на фронт. Комитет был принят под покровительство великой княгини Елизаветы Маврикиевны9. Сразу же были созданы 3 лазарета и склад белья.

Действительно, при прочтении номеров газеты понимаешь, что никто в ту пору не оставался равнодушным — от учащихся местных учебных заведений до членов императорской семьи. Газетные статьи позволяют увидеть, как откликнулось население на

7 Царскосельское дело. 1914. 19 сентября, № 38. С. 3.

8 Там же. 1915. 7 августа, № 32. С. 2.

9 Там же. 1914. 12 сентября, № 37. С. 2.

происходившие события. Жизнь Царского Села изменилась. На фоне патриотического подъема здесь, а также в Гатчине и Павловске прошел ряд манифестаций в поддержку начавшихся боевых действий10. Звучали лозунги: «Да здравствует Россия и ее союзница Франция!», «Да здравствуют славяне!», «Долой лоскутную империю!», «Долой Австрию!». Война воспринималась людьми не как захватническая, а как оборонительная.

Отметим, что появился ряд статей, посвященных немецкой теме. Так, в августе 1914 г. сообщалось о высылке немецких и австро-венгерских подданных из Санкт-Петербургской губернии, в том числе около 100 человек из Царскосельского уезда. Сообщалось, что при задержании с ними обращаются «в высшей степени корректно»11. В одной из передовых статей говорилось, что «культурные» германцы додумались до отрезания носов у пленных, и чем бы ни кончилась война, имя германца навсегда останется позорным. «Немцем быть стыдно», — заявляли даже те немцы, кто жил в России. Подвергалось критике все немецкое, в том числе философия: «С легкой руки сумасшедшего Ницше во все языки вошло слово "сверхчеловек". Но при этом упустили из виду одно: само название "сверхчеловек" неверно, ибо субъект, которому "все позволено" и который усвоил принципы Ницше, будет разве-разве "сверхсвиньей". Вот в этом смысле, пожалуй, немецкий народ может быть признан сверхнародом»12. Здесь же автор говорит, что поскольку война «оторвала от земли много рабочих рук», нужно, чтобы землю обрабатывали еще не высланные немцы или военнопленные. А если они «белоручки», то следует отправить их в Киргизскую степь, где еще сохранились чумные очаги, в качестве дезинфекторов13.

Однако эти негодования по поводу немцев не касались так называемых «русских немцев». В одном из номеров говорилось: «Мы знаем, что много крови русских немцев пролито за нашу общую родину, имена Барклая-де-Толли, Тотлебена, Винценгероде и многих других не умерли в памяти народной. Вы — немцы по происхождению, многие из вас сохранили свой язык, но по чувству — мы знаем — вы русские»14. Далее в статье сообщалось: «у нас, в Царском Селе, эти немцы всеми доступными способами проявляют свое участие в переживаемых Россией событиях...»15. Они собирают пожертвования, организуют госпитали, участвуют в пошиве одежды для семей воинов.

Таким образом, в газете «прошел» целый ряд политических статей.

В этот же период публиковались поэтические произведения, посвященные начавшейся войне:

Пора!

Рукою злобной факел вложен, И вспыхнул яростный пожар, Но вынут правды меч из ножен, Готов карающий удар.

Конец насилью и гордыне, Нам всем свобода дорога. Один в Европе клич отныне: «Долой надменного врага!»

10 Вич В. Отклики // Там же. 18 июля, № 29. С. 1-2.

11 Царскосельское дело. 1914. 8 августа, № 32. С. 3.

12 Там же. 15 августа, № 33. С. 1-2.

13 Там же.

14 Дань справедливости // Там же. 22 августа, № 34. С. 2.

15 Там же.

Пора народам сбросить узы, Что им давно сковал Берлин. Вперед, веселые Французы! Отбросьте, Англичане, сплин!

Пора, как и во время оно, В Европе весь подняв народ, На кровожадного Тевтона Крестовый объявить поход16.

Солдатская песня

Пробил час! Соединились Русский витязь и француз, Англичанин и бельгиец, Заключив святой союз!

Рать за ратью выступает, Слышно громкое «Ура!», Верит каждый, что настала Долгожданная пора!

Каждый хочет смять германца, Искрошить его в куски! На зазнавшегося шваба Наши двинулись полки...

Развиваются знамена, Как и прежде, как и встарь, И гремит по всей России: «Славься, Русский Государь!»

Петроград дрожит от кликов. Встрепенулась дружно Русь! Слышен общий, смелый голос: «Дерзких немцев не боюсь!».

Удивлен стоит германец. Мановением руки Раскрошить хотел он — дерзкий — Наши — русские — полки!

Верь, святая Русь, в победу! На врага смелей удар! Славься, славься многи лета Православный Русский Царь!17

В ответ на знаменитое высказывание Вильгельма II «Обед у нас будет в Париже, а ужин в Санкт-Петербурге» было опубликовано стихотворение «Великому гастроному»:

16 Некто. Пора! // Царскосельское дело. 1914. 25 июля, № 30. С. 2.

17 Свирский Алексей. Солдатская песня // Там же. 8 августа, № 32. С. 3.

Где пообедать мне? В Париже иль в Москве? Позавтракать могу я в Варшаве, А ужин закажу на Темзе иль Неве. Распоряжаться я на белом свете вправе.

А мы? Любя свой сытный, русский стол, Мы дома поедим без показной гордыни. А чтоб процесс пищеваренья шел, Мы побывать сумеем и в Берлине18.

В этот же период появляются и первые некрологи царскоселов, погибших на фронтах. Так, одним из первых пал в бою молодой граф Петр Васильевич Гудович, сын Василия Васильевича Гудовича, шталмейстера Высочайшего двора, предводителя дворянства Петербургской губернии19. В 1915 г. у острова Кюно (Кихну) на канонерской лодке «Сивуч II» погиб царскосел мичман Георгий Иванович Погожев, служивший под началом капитана II ранга Петра Черкасова. «Сивуч II» и канонерская лодка «Кореец II» возвращались в Моонзунд после установки мин у Усть-Двинска, когда и приняли бой с германским крейсером «Аугсбург» и 2 миноносцами. В результате 32-минутного боя «Сивуч» потерял ход и был добит подошедшими германскими линкорами «Позен» и «Нассау». За этот бой «Сивуч» назвали Балтийским Варягом20. Погиб во время Первой мировой войны и сын лейб-медика Евгения Сергеевича Боткина, отмечавшего в 1915 г. 25-летие своей медицинской деятельности.

Подобные публикации появлялись практически каждую неделю. Однако не всегда печатались трагические новости. Зачастую публиковались сообщения о награждениях за выдающиеся заслуги. Так, Святейшим Синодом был награжден палицей21 за «отлично ревностную службу и за особые труды, вызванные обстоятельствами текущей войны», протоиерей Феодоровского Государева собора, Собственного Его Императорского Величества конвоя и Сводного пехотного полка отец Николай Андреев, а полковой священник лейб-гвардии 4-го стрелкового полка отец Николай Алитовский был «сопричислен к ордену» св. Анны 3-й степени — за отличие во время военных действий22. Настоятель Екатерининского собора Афанасий Беляев был награжден орденом св. Александра Невского. Как говорилось в газете, лишь немногие из столичного духовенства удостаивались такой награды, тем выше она ценится, будучи полученной представителем сельского духовенства23.

Доктор Кваснецкий, сотрудник газеты, находившийся на театре военных действий, был награжден орденом св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость»24. Другой сотрудник газеты Михаил Гусаров поступил на военную службу в чине прапорщика, за отличие в боях получил четыре Георгиевских креста, ордена св. Анны и св. Станислава и был произведен в подпоручики25.

18 Некто. Великому гастроному // Там же. 17 октября, № 42. С. 2.

19 Там же. 29 августа, № 35. С. 3.

20 Там же. 1915. 21 августа, № 34. С. 3.

21 Палица — часть облачения архиерея, символизирующая духовную силу слова Божия.

22 Царскосельское дело. 27 марта, № 13. С. 3.

23 Там же. 1916. 6 мая, № 18. С. 3.

24 Там же. 1915. 28 августа, № 35. С. 3.

25 Там же. 10 июля, № 28. С. 3.

Сообщали и о женщинах-героинях. В один из царскосельских лазаретов на излечение поступила женщина — доброволец 25-го Донского казачьего полка Мария Николаевна Исаакова, 21 года. Она была вольноопределяющейся, в 1914 г. получила ранение шрапнелью, затем вернулась на фронт, где пострадала от химической атаки, и теперь сожалела, что не сможет вернуться в войска. Была награждена медалью за храбрость 4-й степени на

ленте26.

С началом боевых действий еженедельно в Екатерининском соборе стали проходить молебны «о ниспослании победы русскому оружию». Если же наши войска выигрывали какое-либо сражение, проходил благодарственный молебен.

На страницах «Царскосельского дела» появлялись сообщения о домашних спектаклях со сбором пожертвований. Трогательная история была опубликована в конце сентября 1914 г. Корреспондент газеты сообщал, что на днях к директору реального училища явился ученик приготовительного класса Михаил (фамилия не называлась), восьми лет, и передал ему 450 руб. серебряными пятачками, которые собирал в течение трех лет. Юный патриот просил директора передать деньги на нужды воинов, сражающихся за честь родины. Растроганный директор расцеловал своего ученика и обещал исполнить его желание27.

В начале 1915 г. в городе прошел так называемый «Сербский день» — однодневный кружечный сбор пользу сербов. Была организована продажа значков с гербом страны и надписью «Бог хранит Сербию» на русском и сербском языках28.

С 22 февраля по 1 марта проходил сбор пожертвований для отправки пасхальных подарков на фронт. Было собрано: от продажи открыток и марок — 301 р. 70 коп., из кружек — 183 р. 65 коп., 1185 вещей (рубах, носков, кисетов и т. д.), кроме того, чай, сахар, табак, папиросы29. Также в приходское попечительство было доставлено 90 кисетов, предназначавшихся воинам и изготовленных учащимися земской школы в с. Кузьмино.

Известные кондитерские компании, такие как Жорж Борман, Конради, Абрикосов, присылали в госпитали «сладкие подарки».

Любопытный рассказ извозчика Федора Таскина был опубликован после празднования Пасхи. Таскин был грамотным и читал другим извозчикам газеты в чайной. Когда зимой 1914 г. они узнали о победе англичан в Фолклендском бою, решили поздравить с ней посла Джорджа Бьюкенена. Собрали деньги и послали в Петроград телеграмму. Через 3-4 дня пришел ответ с благодарностью. Перечитывали его несколько раз. Спустя некоторое время Федора Таскина вызвали в полицию. Он встревожился, подумав, что его арестуют за такое самоуправство, но оказалось, что по поручению Бьюкенена полиция хотела установить имена и фамилии всех подписавшихся извозчиков. Позже, в день Пасхи, от посла приехал человек и каждому извозчику подарил по фарфоровому яйцу, на котором были изображены скрещенные флаги двух держав, а внутрь вложена трехрублевая ассигнация30.

Возвращаясь к вопросу о деятельности местных жителей и событиях в Царском Селе, следует отметить, что на волне патриотического подъема произошел ряд переименований названий местностей. Так, например, в 1914 г. Вырица была переименована в Царский бор, Ковшовка — в Сусанино, а в 1915 г. на заседании Петроградского губернского присутствия постановили переименовать и некоторые другие местности, носящие немецкие названия.

26 Царскосельское дело. 1916. 18 марта, № 11. С. 4.

27 Там же. 1914. 26 сентября, № 39. С. 4.

28 Там же. 1915. 30 января, № 5. С. 3.

29 Там же. 13 марта, № 11. С. 3.

30 Там же. 1 мая, № 18. С. 2.

Что касается Царскосельского уезда, то здесь селение Буксгевдено было переименовано в поселок Лиговка, а Дудергофская волость — в Дударьгорскую31.

В декабре 1915 г. была опубликована заметка «Пример, достойный подражания»32. В четверг, 6 декабря 1915 г., на вокзале на себя обращали внимание два мальчика-сборщика, продававшие жетоны с изображением св. Георгия в пользу семейств военнослужащих запаса — «запасных» Царского Села, причем один из мальчиков был в костюме бойскаута, второй — в форме рядового с Георгиевской медалью и Георгиевским крестом 4-й степени на груди. «Публика охотно разбирала бумажные медали с Георгием Победоносцем из рук малолетнего Георгиевского кавалера <.> и расспрашивала юного героя, за что он награжден знаками отличия». Героем оказался 15-летний разведчик из пулеметной команды одного из пехотных полков Михаил Сергеев, а знаки отличия он получил за «лихие разведки». По ночам он пробирался к германским окопам и перерезал колючую проволоку. Однажды был ранен и отправлен в Петроград, где вылечился, и теперь снова возвращался на фронт.

Организовывались кружечные сборы в дни тезоименитства членов императорской фамилии. Так, в день тезоименитства великой княжны Татьяны Николаевны в январе 1916 г. было собрано 582 р. 34 коп.

Особо были отмечены в газете пожертвования от чинов телефонной и почтово-теле-графной конторы на содержание 4 кроватей в одном из лазаретов. Они ежемесячно присылали 104 р. 13 коп. «Если принять во внимание небольшое число служащих в этих учреждениях и крайне ограниченное получаемое ими содержание, то нельзя не приветствовать столь щедрое пожертвование помянутых лиц и не пожелать от души, чтобы этот добрый пример нашел возможно больше подражаний.»33.

Таких примеров было множество. Пасторы лютеранских приходов ежемесячно присылали пожертвования в лазареты, домовладельцы путем 30-процентного самообложения направляли суммы в пользу Царскосельского городского попечительства и т. д.

В городе были организованы различные курсы для всех желающих. Так, в 1914 г. открылись занятия на курсах по уходу за больными и ранеными, организованных Обществом царскосельских врачей совместно с дамами благотворительного царскосельского общества и инспектором реального училища. Также открылись курсы допризывной подготовки для всех желающих при Царскосельском кружке любителей спорта. Здесь занимались гимнастикой, легкой атлетикой, военным строем, упражнениями в стрельбе и т. д. Занятия были бесплатными и проходили три раза в неделю. На них приглашались лица мужского пола от 16 до 40 лет.

Обратимся теперь к тому, как проходил досуг раненых, находившихся на лечении в местных госпиталях.

Первый санитарный поезд с ранеными прибыл в Царское Село 17 августа. Как сообщало «Царскосельское дело», настроение у раненых было бодрое, рассказывали, что немцы боятся штыковых атак и кучка наших солдат может обратить в бегство роту немцев; жителей в деревнях почти нигде нет, они оставляют свои дома и скот. Выгрузкой и перевязкой раненых руководил полковник Сергей Николаевич Вильчковский, главный уполномоченный Красного Креста по всем учреждением Царского Села, Павловска и окрестностей34.

31 Там же. 17 июля, № 29. С. 3.

32 Там же. 11 декабря, № 50. С. 3.

33 Там же. 1916. 8 января, № 1. С. 3.

34 Там же. 1914. 22 августа, № 34. С. 2.

11 сентября в Царское Село прибыл санитарный тыловой поезд великой княгини Ксении Александровны, состоявший из 25 вагонов. В Царское Село этим поездом было доставлено 7 офицеров и несколько нижних чинов. На вокзале их встречали уполномоченный от общества Красного Креста полковник С. Н. Вильчковский и врачи тех лазаретов, куда поступали раненые. Публика подносила приехавшим цветы, а также папиросы и лакомства. Им дали возможность поговорить с родственниками и решить, куда они хотят отправиться — в госпиталь или домой. Затем их отвезли на автомобилях в лазарет, устроенный в доме А. В. Кокорева на Московской улице. В этом «дворце-лазарете» находилось 100 кроватей, из них 25 кроватей для офицеров, летний и зимний сады, а также 75 кроватей для нижних чинов, в распоряжении которых был сад, имевшийся при доме.

В августе «Царскосельское дело» писало, что «группа лиц, воодушевленных стремлением в эти дни испытания, ниспосланного нашей Родине, — посильно служить Царю и Отечеству, задалась целью помочь воинам, пострадавшим в бою, путем облегчения их доставки из вагонов в места лечения. С этой целью группа предоставляет свои автомобили и экипажи для перевозки больных и раненых»35. Полагая, что многие жители Царского Села и Павловска пожелают присоединиться, инициаторы просили сообщать о своем желании в письме Альфонсу Альфонсовичу Дерингеру или Павлу Михайловичу Загуляеву.

Публиковались в газете и различные призывы о помощи и воззвания. От Российского общества Красного Креста поступил призыв «всех русских людей объединиться под его флагом, как символом любви, милосердия и сострадания, и принести, кто сколько может»36. Особенно нуждались учреждения Красного Креста военного времени в следующих вещах, по возможности новых: мужское белье, одеяла, фуфайки, теплое платье, валенки, башлыки. Из пищевых продуктов принимали чай, кофе, сахар, крепкое вино (коньяк, мадера, херес), консервы, галеты, сгущенное молоко, какао, шоколад, кроме того, мыло, табак и папиросы.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Было опубликовано обращение великого князя Александра Михайловича с просьбой помочь особому комитету, который занимался постройкой самолетов и подготовкой военных летчиков37. Наконец, был опубликован призыв самой редакции, в котором говорилось, что в Царском Селе сейчас на излечении находятся около 2600 воинов, некоторые лежат в госпиталях по несколько месяцев, поэтому несказанно рады, если их кто-то навещает или присылает сигареты, сласти. Многие очень рады книгам и газетам. В Царском Селе сейчас вместе с дачниками около 40 тыс. человек, и если только 15 % из них выписывают газеты, такое количество прочитанных газет, переданных в госпитали, поддержало бы раненых.

Ежегодно в лазаретах устраивались елки, и все раненые, а также медицинский персонал получали подарки. Например, в 1915 г. врачам и сестрам милосердия вручили шейный образок Покрова Пресвятой Богородицы, карманное издание Евангелия, «фотографическую группу Царской Семьи», а также отрывной календарь с изображением разгрома немцев Александром Невским в 1242 г.38 Каждый из раненых получил серебряную столовую ложку либо две серебряные чайные; серебряную чарку либо серебряную монетницу; либо серебряную цепочку с медальоном, на котором был изображен государственный герб, и т. п. — по жребию

В госпиталях устраивались спектакли. Выступить перед ранеными приезжали как профессиональные артисты (например, из Мариинского театра), так и любители. В городе

35 Царскосельское дело. 1914. 8 августа, № 32. С. 3.

36 Там же. 1 августа, № 31. С. 4.

37 Там же. 8 августа, № 32. С. 3.

38 Там же. 1915. 3 января, № 1. С. 3.

проходили благотворительные концерты. Состоялся концерт Марии Ивановны Долиной — 25 марта 1915 г. в гарнизонном манеже, благодаря которому было собрано 2011 р. в пользу Царскосельского городского попечительства о семьях нижних чинов, призванных в действующую армию39. Проходили вечера в ратуше, где могли быть организованы благотворительные сборы, например для покупки и отправки на фронт сапог.

В лазаретах устраивались чтения, специально приезжали агрономы и рассказывали о животноводстве и растениеводстве. Такие занятия пользовались большой популярностью, поскольку многие солдаты до войны были крестьянами. Организовывали в лазаретах и обучение грамоте. Так, Варвара Викторовна Дидрих на собственные деньги покупала буквари и письменные принадлежности и еженедельно давала уроки в госпиталях40. Во многих лазаретах были устроены мастерские: сапожная, портновская, столярная, мебельная, где раненые могли работать и продавать товар. В 1916 г. по примеру Москвы в Царском Селе была открыта выставка изделий раненых. Как сообщалось в «Царскосельском деле», эта выставка, открытая в Камероновой галерее, проходила весьма успешно, и товары быстро распродавались41.

Некоторые раненые занимались творчеством, их произведения публиковались в газете. Конечно, отмечалось в «Царскосельском деле», эти произведения не были профессиональными, но они отражали взгляды и душевные переживания русских солдат42. Один солдат, например, так описывал бой в Августовских лесах:

Жалко мне леса и больно до слез, Сколько там было кудрявых берез!.. Но вот поселился в лесу соловей, Разбойник-германец, страшный злодей. Нарыл он окопов, опутал весь лес, Наставил орудия, что Геркулес. Собрал рать, силу грозную, Точно звезд в ночь морозную.

По шоссейным дорогам лес навалил, И русскому войску путь преградил. Не пройти, не проехать ни ночью, ни днем Из жарких орудий стал сыпать огнем. Аэропланы свои на разведку пустил И соседних евреев деньгами купил. Но вдруг мужики с топорами явились, Лес зашумел, загремел, застонал. Германец послушал и вон побежал.

Шли на врага мы с криком «ура», Выбить злодея настала пора. Изрезали сети, изрыли кусты, Тяжелым орудьем взрыли мосты. Погнали злодея вон из лесов, Штыками отличных русских стрелков. Сильная армия русской земли Летела вперед как орлы.

39 Там же. 1916. 17 апреля, № 16. С. 4.

40 Там же. 1916. 8 апреля, № 14. С. 4.

41 Там же. 10 июня, № 23. С. 3.

42 Там же. 1915. 1 мая, № 18. С. 2.

И бросил орудия наш соловей, Штыков испугался, как диких зверей. Теперь в тех лесах злодей не поет, А русский солдат в Августове живет43.

Начиная с сентября 1914 г. в газете практически еженедельно публиковались рассказы раненых, записанные корреспондентами «Царскосельского дела», посещавшими их в госпиталях. Как говорилось в одной из статей, «продолжая встречаться с ранеными, мы слышим почти ежедневно их простые рассказы, и, слушая, хочется, чтобы все слышали их»44. Корреспонденты пытались сохранить язык рассказчиков, называвших Георгиевский крест «Егорием», тяжелый артиллерийский снаряд — «чемоданом» и т. д. Тем интереснее читать эти воспоминания, свидетельствующие о храбрости, смекалке и чувстве юмора русских солдат.

Что касается непосредственно военных событий, то о них писали кратко. Почти сразу после начала войны редакция сообщала: «Теперь публика предъявляет к газете повышенные требования, и самый спрос газеты возрос неимоверно. <...> И в это время газета должна быть во многих вопросах немой. <...> Военная цензура, слава Богу, введена, и положен конец тому безобразному положению вещей, которое существовало в Японскую войну, когда враги наши из наших же газет узнавали все, что хотели о передвижении наших войск, о наших планах и целях. Теперь это невозможно, но невозможность эта покупается ценой неосведомленности населения о том, что так хотелось бы знать. <...> Пусть же не посетуют читатели на немоту газетную в некоторых вопросах»45. Поэтому в сообщениях в основном проводились исторические параллели, вспоминали Суворова и других прославленных полководцев.

Интересными были публикации о военных трофеях, которые привозили в Царское Село. Так, 17 сентября 1914 г. в 5 часов вечера в Царское Село было доставлено знамя 2-го Австрийского Тирольского полка, захваченное в сражении между Львовом и Равой-Русской. Знамя под конвоем прибывших с войны героев на глазах собравшейся публики торжественно вынесли из вагона 1-го класса и, пронеся через царские комнаты вокзала, поместили в приготовленный придворный экипаж для отправки в Александровский дворец. Сотруднику газеты удалось побеседовать с «виновником» захвата знамени, рядовым 41-го Селингинского полка Ефимом Черным-Ковальчуком, и вот что он рассказал: «Бой начался 25-го августа и продолжался четыре дня. Мы поспешно двигались вперед, осыпая перекидным огнем неприятеля. Когда последний приблизился настолько, что можно было уже идти в штыки, с противной стороны было дано приказание отступать. Неприятель ненавидит штыкового боя и, при малейшей нашей попытке пойти на схватку, обращается в бегство. Отступая, неприятель продолжал перестрелку. Огонь сверкал со всех сторон, и отовсюду сыпались гранаты. Вдруг там, где больше всего было огня, я заметил знаменщика. Перекрестившись, я кинулся в огонь, застрелил знаменщика, застрелил одного ассистента и, тяжело ранив другого, вырвал у последнего знамя и невредимо выбрался к своим. Взятое знамя принадлежит одному из лучших австрийских полков»46.

43 Царскосельское дело. 1915. 1 мая, № 18. С. 2.

44 Там же. 1914. 17 октября, № 42. С. 2-3.

45 Там же. 8 августа, № 32. С. 2.

46 Там же. 19 сентября, № 38. С. 3.

29 февраля 1916 г. днем в Царское Село прибыла депутация от войск Кавказской армии, командированная августейшим наместником его императорского величества на Кавказе для представления государю захваченных при штурме крепости Эрзрум знамен войсковых частей гарнизона крепости и ключей от города Эрзрум, поднесенных наместнику представителями плененного населения в знак покорности. Депутация торжественно проследовала к Александровскому дворцу47.

Иногда местные жители просто собирались на вокзале, чтобы побеседовать с ранеными и увидеть их трофеи. Как писало «Царскосельское дело», однажды с интересом слушали «бесхитростное повествование прибывшего с войны солдатика и рассматривали немецкое ружье со знаменитым нарезным штыком. По адресу немцев неслись нельзя сказать, чтобы очень лестные отзывы, в особенности, когда солдатик передал, что он сам был свидетелем того, как немцы добивают наших раненых и мучают попавших к ним в плен солдат и в особенности казаков»48.

Так жил город в те годы. Его будни вращались вокруг военных событий, люди помогали друг другу, и общая беда их сплотила. Многое было сделано для страны, для ее храбрых солдат. Завершая свой рассказ, хочется вспомнить фразу из статьи, посвященной рассказам раненых: «Война родит героев. И подтверждением этой старой истины являются наши солдаты. Их много в Царском Селе!»49.

Информация о статье

ББК 63.3(2)523 УДК 94(47)083

Автор: Денисова Мария Павловна — кандидат исторических наук, младший научный сотрудник Государственного музея-заповедника «Царское Село», mdenisova88@mail.ru

Название: Царское Село в годы Первой мировой войны: по материалам газеты «Царскосельское дело». Аннотация: В статье рассматривается периодическая печать Царского Села, один из наиболее информативных источников по истории повседневной жизни города. Первая мировая война отразилась на истории десятков стран и сотен городов. Не стало исключением и Царское Село, город, находившийся далеко от театра военных действий, тем не менее внесший свой вклад в помощь родине. Городская жизнь военного периода освещалась на страницах выходившей тогда газеты «Царскосельское дело». В газетных публикациях нашли отражение ключевые события мировой политики, ход боевых действий (в основном на Восточном фронте), открытие в городе и уезде попечительских и благотворительных организаций, госпиталей и лазаретов, приютов для беженцев, курсов медицинской и допризывной подготовки. Будни города вращались вокруг военных событий, никто не оставался равнодушным — от учащихся местных учебных заведений до членов императорской семьи. В газете публиковались поэтические и прозаические произведения, посвященные войне, рассказы очевидцев, раненых солдат, а также их стихи, некрологи жителей города, погибших на фронтах, сведения о прибытии в Царское Село поездов с ранеными, доставке в город, летнюю резиденцию царя, военных трофеев. Газетные публикации позволяют довольно полно восстановить повседневную жизнь города в период Первой мировой войны. Данная статья может быть интересна специалистам, изучающим военную историю, повседневную жизнь русских городов, а также всем, кто интересуется вопросами истории Царского Села. Ключевые слова: Первая мировая война, Царское Село, исторические источники, периодическая печать, городская жизнь.

Information about the article

Author: Denisova Maria Pavlovna — Ph.D, Jun. Research. Of the State Museum-Reserve «Tsarskoye Selo», mdenisova88@mail.ru

Title: Tsarskoye Selo during the First World War: on the materials of newspaper «Tsarskoselskoye delo».

47 Там же. 1916. 4 марта, № 9. С. 3.

48 Там же. 1914. 3 октября, № 40. С. 3.

49 Там же. 26 сентября, № 39. С. 3.

Summary: The article discusses the periodical print of Tsarskoye Selo, one of the most informative sources in history of in the city's everyday life during the First World War. The First World War affected on history of dozens of countries and hundreds of cities. Tsarskoye Selo was no exception, as the city that was far from the war theater but still contributing its Homeland. The city life of war period is reflected on the pages of the newspaper «Tsarskoselskoye delo». In newspaper articles the key events in world politics, the course of combat operations (mostly on the Eastern Front), the discovery of the city and the county social welfare and charitable organizations, hospitals, shelters for refugees, medical courses and pre-conscription training were reflected. Everyday life of the city revolved around the events of the war, no one remained indifferent from pupils of local schools to members of the imperial family. The newspaper published poetry and prose dedicated to the current war, stories of eyewitnesses, wounded soldiers and their poems, obituaries residents who died at the front. In the pages of "Tsarskoselskoye delo" information about arrival at Tsarskoye Selo trains with the wounded, bringing to the city the spoils of war was published. Newspaper publications allow one to restore fairly complete everyday life of the city during the First World War. This article will be of interesting for specialists who study military history, the daily life of Russian cities, as well as for everyone who is interested in the history of Tsarskoye Selo.

Keywords: First World War, Tsarskoye Selo, historical sources, periodical issues, city life.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.