Научная статья на тему 'Царь Стефан Душан IV Сильный как отцеубийца и нарушитель заповедей предков: негативное в образе правителя в сербской исторической памяти xiv-xxi вв'

Царь Стефан Душан IV Сильный как отцеубийца и нарушитель заповедей предков: негативное в образе правителя в сербской исторической памяти xiv-xxi вв Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
273
23
Поделиться
Ключевые слова
СТЕФАН ДУШАН СИЛЬНЫЙ / СЕРБСКОЕ ЦАРСТВО / СРЕДНЕВЕКОВЬЕ / АНАФЕМА / СТЕФАН ДЕЧАНСКИЙ / ПАТРИАРХИЯ / STEFAN DUšAN THE MIGHTY / SERBIAN EMPIRE / THE MIDDLE AGES / ANATHEMA / STEFAN DEčANSKI / PATRIARCHATE

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Черных Татьяна Германовна

Стефан Урош IV Душан Сильный один из самых известных героев сербской средневековой истории. Это яркий государственный деятель, завоеватель, законодатель, ктитор и наиболее могущественный представитель святородной династии Неманичей. Он многое сделал для развития православия в стране: возводил церкви, помогал монастырям, основал сербскую патриархию. Несмотря на это, Душан один из немногих Неманичей, не провозглашенный святым. В статье проводится анализ взглядов авторов XIV-XXI вв. на два наиболее спорных и неоднозначных момента его биографии, каждый из которых может представлять собой достаточную причину для сохранения за Стефаном Душаном статуса благоверного царя, без возведения его в ранг святого. В первую очередь это борьба за верховную власть в Сербии между Душаном и его отцом, Стефаном Дечанским, а также скоропостижная смерть последнего в заточении. Второй сюжет заключает в себе установление сербской патриархии и венчание Стефана Душана на царство без одобрения Византийской империи и признания константинопольского патриарха, что получило итог в виде наложения анафемы на все сербское государство и Душана лично, снятой только во времена правления Лазаря Хребеляновича. Автором выделяются различные линии отношения к этим событиям в средневековых источниках и трудах историков и литераторов XVII-XXI вв. и приводятся возможные причины тех или иных оценок царя Стефана Душана и его деяний. В статье делается вывод о неугасающем интересе сербских авторов как к личности средневекового царя, так и к причинам, препятствующим его канонизации, и заключается, что хотя оба рассмотренных события могут служить достаточным основанием для отказа Душану в статусе святого, это никоим образом не уменьшает ни его заслуг как правителя, ни его ценности как символа величия средневековой Сербии.

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Черных Татьяна Германовна,

Tsar Stefan Dušan the Mighty as a patricide and a lawbreaker: negative points in the image of the ruler in Serbian historical memory of the 14th - 21st centuries

Stefan Dušan is one of the most famous heroes of Serbian medieval history. He is brilliant statesman, conqueror, legislator, monastery founder and the most powerful representative of Nemanjich dynasty. He made a lot of effort for the development of Orthodoxy in his state and he established the Serbian Patriarchate. Nevertheless, Dušan turned out to be one of the few from his dynasty who are not canonized. The author of this article analyses views of the authors of the 14th 21st centuries on the two most contradictory moments of Dušan’s biography, and either can be reasonable enough for Dušan to stay as faithful tsar and being not canonized. First moment is his struggle with his father, Stefan Dečanski, for supreme power in the country and sudden death of the latter. Second subject comprises the establishment of the Serbian Patriarchate and Dušan’s imperial coronation without the approval of Byzantine empire and Constantinople Patriarchate. These events eventually resulted in the pronounce an anathema against Dušan and Serbian church in general and in the long breaking between Serbian and Byzantine church which was over only in 1375, twenty years after Dušan’s death. Studying medieval sources and works of historians and literary men of the 17th 21st centuries, the author shows several different ways of looking into both subjects and deals with the reasons of all evaluations of Dušan’s actions. The author comes to the conclusion that Serbian authors still have undying interest in the personality of Serbian tsar as well as in the reasons opposing to his canonization. Apparently, although both moments in question can be crucial for the denial of becoming a saint for Dušan, it does not diminish neither his achievements as a ruler nor his value as a symbol of the greatness of medieval Serbia.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Царь Стефан Душан IV Сильный как отцеубийца и нарушитель заповедей предков: негативное в образе правителя в сербской исторической памяти xiv-xxi вв»

УДК 94(497.1):342; ББК 63.3(4Юго.Сер); DOI 10.21638/11701/spbu19.2017.107

Т. Г. Черных

ЦАРЬ СТЕФАН ДУШАН IV СИЛЬНЫЙ КАК ОТЦЕУБИЙЦА И НАРУШИТЕЛЬ ЗАПОВЕДЕЙ ПРЕДКОВ:

НЕГАТИВНОЕ В ОБРАЗЕ ПРАВИТЕЛЯ В СЕРБСКОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ Х1^-ХХ1 ВВ.

Будущий царь сербов и греков, Стефан Душан, родился около 1308 г. Через шесть лет его отец, Стефан Урош III Дечанский, поднял восстание против своего отца (Стефана Уроша II Милутина), которое было подавлено, а Стефан Дечанский был ослеплен и вместе с семьей сослан в Константинополь. В 1321 г. святогорские монахи во главе с сербским архиепископом Никодимом уговорили Милутина простить сына и разрешить ему вернуться в Сербию, но в том же году Милутин умер. После его смерти началась борьба наследников за престол, в которой победил Стефан Дечанский. В 1322 г. он был коронован вместе со своим сыном Стефаном Душаном, ставшим так называемым «молодым королем» (наследником и соправителем). Но девять лет спустя уже между ними начался конфликт. С января по апрель 1331 г. они вели открытую войну.

Краткое перемирие завершилось в августе того же года, когда Душан возглавил поход против отца, окружил его армию, взял Стефана Дечанского в плен и заключил в крепость Звечан, где через несколько месяцев (11 ноября 1331 г.) тот погиб при невыясненных обстоятельствах. Победитель, Стефан Душан, в том же году был коронован. Находившись во главе сербского государства, он проводил многочисленные завоевательные походы, сильно расширив границы страны присоединением территорий Македонии, Эпира, Фессалии, а также части Фракии. 16 апреля 1346 г. он был провозглашен царем сербов и греков, став первым сербским царем в истории. Незадолго до этого состоялось и учреждение сербской патриархии. При Душане была проведена кодификация сербского законодательства, а в 1349 г. был принят Законник Стефана Душана. © Т. Г. Черных, 2017

Тем не менее, в 1353 г. византийский патриарх Калист наложил на сербского царя, сербских церковных иерархов и всю страну анафему, которая была окончательно снята только в 1375 г., через двадцать лет после смерти Стефана. Умер он неожиданно, в воскресенье 20 декабря 1355 г., точная причина смерти и подробные обстоятельства гибели не известны. После него на престоле оказался сын, Стефан Урош V Слабый, при котором государство постепенно пришло в упадок, распалось на отдельные части, а впоследствии было завоевано пришедшими османами.

В источниках и историографии заслуги Душана не умаляются, но оценки некоторым его действиям даются крайне противоречивые1. Несмотря на то, что он происходил из святородной династии Неманичей, в отличие от большинства своих канонизированных родственников он так и не был канонизирован. Он обладает только статусом благоверного царя.

Всего историография называет четыре причины, по которым Стефан Душан не был провозглашен святым: 1) его связи с римской курией, 2) пребывание на Святой Горе вместе с женой, 3) конфликт с отцом, 4) провозглашение патриархии с последовавшей анафемой от византийской церкви.

Мы хотели бы остановиться на двух последних, наиболее значимых и серьезных, на наш взгляд, и показать их отражение в источниках, начиная от современных Стефану Душану, заканчивая трактовками, появившимися в последнее время.

Конфликт со СТЕФАНОМ ДЕЧАНСКИМ

Обстоятельства прихода Стефана Душана к власти — первый спорный сюжет, к которому мы бы хотели обратиться. Самое общее описание событий, изложенное в большинстве имеющихся источников, отражает следующие факты: в 1331 г. отец и сын вступили в вооруженный конфликт, в результате которого несколько месяцев спустя Душан одержал победу, а Дечанский вскоре после этого погиб в заточении в крепости Звечан. Расходятся во мнениях авторы по нескольким вопросам: они по-разному трактуют причины столкновения, имя его инициатора и главного виновника гибели Стефана Дечанского.

Еще сам Стефан Душан в речи на провозглашение Законника затрагивает этот вопрос, обвиняя нечистую силу в том, что Дечанский рассердился на сына настолько, что не хотел существования ни имени его, ни жизни. Свою победу Душан объясняет божественным вмешательством и защитой, проводя параллель между собой и библейским Иосифом, которого также хранил Господь, несмотря на попытку его братьев, других сыновей Якова, сделать так, чтобы он «не был наследником земель

1 См., например: Благоверни цареви Душан Силни и свети Урош HejaKH. Цетиае, 2016. С. 15-60; Исторща Српског народа. Прва каига. Београд, 1981. С. 508-540; МедаковиН Д. Повестница Србског народа од наjстариjи времена до године 1850. Каига II. Нови Сад, 1852. С. 7-78; Мичета Л. Душан Силни. Биографща првог српског цара. Београд, 2016. С. 51-62, 194-214, 278-282; Оболенский Д. Византийское Содружество Наций. Шесть византийских портретов. М., 1998. С. 270-272, 290, 331; Стано]'евиЬ С. Цар Душан. Београд, 2002. С.10-18, 36-42; Фер]'анчиЬ Б., ЪирковиН С. Стефан Душан крал и цар: 1331-1355. Београд, 2005. С. 13-47, 309-340; Jupe4eK К. Исторща Срба. Прва каига. Београд, 1952. С. 209-210, 218-234; Historija naroda Jugoslavije. Zagreb, 1953. S. 381-389.

отца своего»2. По этой фразе мы можем предположить, что Душан, как отметят позднее и некоторые другие источники, беспокоился о том, будет ли он наследником сербского престола и своего великого деда, Стефана Уроша II Милутина, так как у Стефана Дечанского на тот момент уже родился сын от второго брака, Синиша, который также мог претендовать на королевский трон.

Следующим сербским источником, дающим намного более подробную картину произошедшего, являются свидетельства Продолжателя Даниила. Этот труд представляет собой завершение работы сербского архиепископа Даниила II, занимавшего престол с 1324 по 1337 г. и составившего жития королей Стефана Уроша I, Стефана Драгутина и Стефана Милутина. После его смерти труд продолжили два писца, одним из которых предположительно был ученик Даниила II, хиландарский монах, чье имя осталось неизвестным. Помимо завершения сочинений учителя он написал и три самостоятельных житийных произведения: биографии самого Даниила II, святого Стефана Дечанского и Стефана Душана. Жизнеописание последнего доводит изложение событий только до 1335 г., так как работа велась еще при жизни правителя, завершившись, предположительно, в начале 40-х гг. XIV в.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Считается, что одной из главных причин написания жития Душана и составления всего сборника в целом явилось желание правителя упрочить свое положение во главе страны, оправдать данное ему богом право на власть и укрепить континуитет между ним и основателем династии, Стефаном Неманей3. О конфликте между отцом и сыном Неманичами мы узнаем из жития Стефана Дечанского, из главы с характерным названием «Ненависть Стефана Дечанского к сыну и борьба с ним». Свидетельства Продолжателя Даниила, работавшего над житием при дворе Душана и по его указанию, соответствуют позиции, высказанной последним в своей речи на принятие Законника, возлагая всю ответственность за конфликт на отца и его вспыхнувшую ненависть к сыну, которого он «хотел приговорить к лютой смерти»4. Столь серьезные перемены в прежде богобоязненном и любившем сына Дечанском также объяснены вмешательством нечистой силы и дьявольским наговором.

Стефан Душан, со своей стороны, не хотел идти против родственника и не оставлял попыток примириться с ним, одна из которых увенчалась успехом. Продлилось мирное время недолго, и через несколько месяцев вражда возобновилась — снова по вине отца. Кульминацией столкновения стал момент, когда Стефан Дечанский начал призывать сына к себе, в случае неповиновения обещая ему многие беды. Душан не хотел идти, боясь погибнуть, и призвал свою властелу бежать вместе с ним из страны. Когда те отказались уходить, объяснив, что если и умирать, то хотя бы на родине, сын, не зная, что еще можно сделать, поддался их уговорам и, собрав силы, двинулся на отца.

Одержав победу над ним, Душан созвал совет, на котором было принято, что Дечанский отправится вместе с женой в город Звечан, где и должен будет находиться до тех пор, пока стороны не примирятся. Этому не суждено было случиться, так как через некоторое время, когда никто этого не ожидал, «промыслом Божьим, ибо никто

2 Душанов законик. Београд, 1986. С. 88.

3 Даниловы наставлачи: Данилов Ученик, други наставлачи Даниловог зборника. Београд, 1989. С. 15-23.

4 Данилови наставлачи... С. 61.

не может избежать естественной смерти»5, король Стефан Урош III Дечанский погиб. Житие, написанное Продолжателем Даниила, — единственный средневековый источник, описывающий смерть Дечанского как естественную и вообще не упоминающий в связи с этим Стефана Душана.

Примером источника, оценивающего события конфликта со стороны, может служить рассказ византийского автора Никифора Григоры. Он сообщает о втором браке Стефана Дечанского и о рождении второго сына, что нагнало на Душана страх в связи с беспокойством о собственном будущем как наследника престола. При этом самую важную роль в разжигании конфликта Григора отдает сербской властеле, которой надоело затянувшееся правление Дечанского. Вся сербская знать и военачальники стали склонять Стефана Душана к восстанию против отца, обещая ему поддержку. Вскоре победа была одержана, а Стефана Дечанского заключили в темницу «против воли и при негодовании сына, который, впрочем, молчал, так как не мог воспротивиться силе большинства, боясь, что и с ним может произойти что-то плохое»6.

Через некоторое время проигравшего удушили, а сына утвердили на престоле. Определенная роль властелы в конфликте несомненна, так как в описании финальной стадии противостояния на нее указывает и Продолжатель Даниила7, но у Григоры знать не только уговорила Душана восстать, но и представляла настолько значительную силу, что молодой король боялся выступить против нее даже в вопросе о заключении и казни своего отца.

Григорий Цамблак, также бывший одним из биографов святого Стефана Дечанского, представляет совершенно иной взгляд на события и не склонен очернять своего героя. Этот книжник некоторое время был игуменом монастыря в Дечанах и знал о существовании предыдущего жития, написанного Продолжателем Даниила, о чем он говорит во вступлении к своей работе. Писал он в другую эпоху и при других обстоятельствах: прошло более семидесяти лет со смерти Стефана Дечанского, сама династия Неманичей прекратила свое существование, поэтому он мог без каких-либо опасений изложить свою точку зрения8.

Согласно Цамблаку, молодой Стефан Душан «много раз был ранен желанием царствовать»9, потому и пошел против отца, который, будучи в свою очередь кротким и добрым, пытался отговорить сына и примириться. Как можно видеть в сравнении с описанием Ученика Даниила, роли меняются на полностью противоположные. После победы Душан отправил отца в Звечан, где через несколько дней «осудил его на наигорчайшую смерть от удавления»10. Цамблак прямо обвиняет Душана в убийстве мученика-отца, не понимая и не принимая того, как его можно было совершить: «Как не помиловал он отеческую утробу, как не смилостивился над родительской старостью?»; осуждая также и приспешников Душана, совершивших казнь по его приказу: «Да и злые слуги злого господина, как смели, решив такое, идти [к Дечанскому] свободно? Как не отсохли их преступные руки? Как не ослепли их глаза?»11

5 Даниловы наставлачи... С. 64-65.

6 Византщски извори за исторщу народа Jугославиjе. Т. VI. Београд, 1986. С. 212-213.

7 Данилови наставлачи... С. 63; Исторща Српског народа. С. 508-509.

8 Цамблак Г. Каижевни рад у Србщи. Београд, 1989. С. 21-23, 49.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9 Цамблак Г. Каижевни рад у Србщи. С. 71.

10 Цамблак Г. Каижевни рад у Србщи. С. 72.

11 Цамблак Г. Каижевни рад у Србщи. С 72.

Составители сербских летописей, создававшихся в ХТУ—ХУП вв., разделяли разные точки зрения на рассматриваемые события. Самая ранняя дошедшая до нас летопись, автор оригинала которой предположительно был современником Стефана Душана12, упоминает мученическую смерть Дечанского «от сына своего», но действиям Душана на престоле дает исключительно положительную оценку: «.великую тишину и благоденствие отечеству своему дал, божественные храмы воздвиг и обновил,

13

отечество свое украсил»13.

В одной из летописей младшей группы мы находим и упоминание роли властелы в убиении Стефана Дечанского: «.наваждением дьявольским злых советников от сына своего примет кончину в граде Звечане»14, а в другой, более поздней, есть четкое указание на причину греха Душана: «царства ради», что продолжено упреками и обвинениями как Душана, так и его приспешников, практически дословно совпадающими с цитатами из сочинения Григория Цамблака15. Вместе с тем многие писцы сообщают, что смерть самого Стефана Душана стала трагедией в сербском царстве: «оставил великую жалость и плач в сербской земле»16, «настигла смерть благочестивого господина сербов царя Стефана, и немалая скорбь была тогда»17.

Самой же интересной оценкой рассматриваемых событий и их последствий в средневековых источниках нам представляется рассказ из «Записок янычара» Константина из Островице. До сих пор остаются спорными вопросы, связанные с авторством и происхождением данного источника, но мы будем придерживаться концепции российского издателя «Записок», Александра Ивановича Рогова, согласно которой этот труд был написан янычаром сербского происхождения Константином Михайловичем в Польше, при дворе Яна Ольбрахта, между 1497 и 1501 гг. Источниками информации для написания разделов о Сербии, по всей видимости, явились народные песни и предания18.

Константин из Островице представляет свою трактовку конфликта Душана и Дечанского. Глава, посвященная истории Сербии в XIV в., называется символично: «О Божией каре за наши грехи — о том, что происходило у сербов или у рацов». Константин особо указывает на то, что отец ничего не замышлял против сына и не гневался на него, хотя тот и убил болгарского царя Михаила, плененного во время битвы при Вельбужде, вопреки воле Дечанского. Тем не менее, сначала Душан, боясь отца, сбежал от него в Албанию, а некоторое время спустя, когда Дечанский находился в крепости Звечан, прокрался в отцовскую спальню и задушил его.

Первые последствия такого поступка проявились почти сразу: Константин пишет, что хоть Стефан и стал таким образом королем сербским и царем болгарским, правление его было очень тревожным. Поэтому Душан стал искать способ принести

12 Сто]ановиЬ Л. Стари српски родослови и летописи. Београд; Сремски Карловци, 1927. С. 24.

13 Сто]ановик Л. Стари српски родослови и летописи. С. 82.

14 Сто]ановик Л. Стари српски родослови и летописи. С. 173.

15 Сто]ановик Л. Стари српски родослови и летописи. С. 183—184.

16 Сто]ановик Л. Стари српски родослови и летописи. С. 82.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

17 Сто]ановик Л. Стари српски родослови и летописи. С. 204.

18 См. подробнее: Записки янычара. Написаны Константином Михайловичем из Остро-вицы. М., 1978. С. 5—34.

покаяние, отправившись для этого в монастырь Дечаны, где был захоронен отец, а также построив многие монастыри и церкви. Несмотря на раскаяние царя, его поступок для Константина имеет далеко идущие последствия, повлиявшие на всю дальнейшую судьбу Сербии. За грех отца Бог отнял у сына Душана, Уроша V, разум, из-за чего молодой царь, придя к власти, оказался неспособным к управлению и в итоге привел страну к упадку.

Узнав о начале нападений турецких войск, Урош отправился защитить от них Адрианополь, но потерпел сокрушительное поражение и погиб. За несколько дней до этой битвы Урошу приснился вещий сон, в котором ангел взял из его рук саблю и передал ее туркам. За толкованием своего видения царь отправился к пустыннику, объяснив, что «боится отцовского греха». Тот же, не желая устрашать Уроша, силу греха отрицать не стал, но добавил, что он проявит себя не сейчас, а через четыре поколения19. Таким образом, по мнению Константина из Островице, отцеубийство Стефана Душана можно считать одной из причин не только упадка Сербии после его смерти, но и окончательного падения страны под натиском Османской империи.

Мавро Орбини в своем знаменитом «Царстве славян», впервые изданном в 1601 г., поддерживает схожую со свидетельствами Никифора Григоры точку зрения на отрицательную роль властелы, говоря о том, что советники Душана, «мужи злокозненные», склоняли его выступить против отца, чтобы обезопасить себя от брата Синиши. Сам Стефан Душан, по свидетельствам Орбини, был «человеком мягким и доброжелательным по природе», однако он все-таки решился напасть на отца, а затем и приказал нескольким людям, «привычным к такого рода ремеслу», умертвить его в крепости Звечан20. Определенное сходство рассказ Мавро Орбини имеет и с «Записками янычара»: он также поддерживает идею влияния греха Душана на закат династии Неманичей, хотя и уточняет, что непосредственной причиной могло стать предсмертное проклятие Дечанского, павшее на сына и его потомство21.

Сербский патриарх Паисий I Яневац, находившийся на престоле с 1646 по 1648 г., основал культ сына Стефана Душана, Уроша V Слабого, написав в 1642 г. его житие. Он пишет, что хотел бы понять, откуда возникли сербы и почему, — поэтому жизнеописание сопровождается обзором сербской истории. Несмотря на то, что он перепутал имена двух сыновей Дечанского, Душана и Душмана (Душицы, погибшего ребенком в Константинополе), Паисий знает, что второй сын был «непокорен отцу и преступил заповеди родителей своих»22 и что Дечанский «много зла перенес от сына своего, пленение, темницу и страдания»23. Несмотря на это, патриарх Паисий не осуждает Душана за грехи. Более того, его свидетельства являются уникальным источником, так как в них сказано, что «Господь прославил его при жизни и после смерти украшением его мощей»24, которые ко времени написания жития Уроша уже были разнесены по разным местам: «Говорят, что в Призрене голова его и в Грачаницах

19 Записки янычара. С. 47-50.

20 Орбини М. Славянское царство. М., 2010. С. 301.

21 Орбини М. Славянское царство. С. 301.

22 Патри]архПа]си]е. Сабрани списи. Београд, 1993. С. 90.

23 Патри]арх Па]си]е. Сабрани списи. С. 93.

24 Патри]арх Па]си]е. Сабрани списи. С. 90.

две-три части, а где остальные — только Бог знает»25. Считается, что эти слова представляют собой самую первую аллюзию на святость Стефана Душана, и именно они послужили основой неофициального культа святого Душана, возникшего уже в XX в.26

Автором первой изданной истории сербов на сербском языке стал историк, путешественник, воин и дипломат на императорской службе в России Павле Юлинац. Его работа, «Краткое введение в историю происхождения славяно-сербского народа», была издана в Венеции в 1765 г. В предисловии он упоминает использованное им сочинение французского автора Шарля Дюканжа, описавшего историю старого и нового Иллирика, а в основном тексте неоднократно приводит уточняющие цитаты и пересказы свидетельств Дюканжа, указывая, когда они не соответствуют сведениям, предоставляемым самим Юлинцем (в рассказе о Душане он также ссылается и на Никифора Григору)27.

Раздел, посвященный Стефану Дечанскому, Юлинац завершает следующим образом: «Стефан напоследок удавлен сыном своим Стефаном Душаном и погребен в им созданном монастыре Дечаны»28, а в рассказе о самом Душане добавляет, что у Дюканжа нет упоминаний о приказе Душана убить отца, напротив, тот приводит похвалу царю Стефану и говорит о его многочисленных добродетелях.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таким образом, Юлинац осведомлен об убийстве Дечанского, прямым виновником называет Душана, но каких-либо серьезных последствий именно этого поступка не приводит, а распад государства при Уроше V объясняет молодостью нового царя и тем, что Стефан Душан, проводя реформу внутреннего управления, разделил Сербию между удельными властителями29.

Йован Раич, известный сербский историк второй половины XVIII в., в своем труде «История разных славянских народов, преимущественно болгар, хорватов и сербов», первоначально изданном в Вене в 1794—1795 гг., также не склонен оправдывать поступок Стефана Душана и прямолинейно пишет: «Сей сербский Самсон многими еще добродетелями украсил житие свое и можно было бы его с предками своими в число поставить, если бы отцеубийства пороком не осквернил оное»30.

Академик и профессор Белградского университета Станое Станоевич, в 20—30-х гг. XX в. написавший серию кратких биографий представителей династии Неманичей, в труде, посвященном Душану, рассказывает о его полководческих успехах в знаменитой битве при Вельбужде и говорит о том, что Стефан Дечанский, напротив, в течение года после этого события постепенно терял популярность среди подданных. Это облегчило Душану борьбу с отцом, которая, как считает Станоевич, вполне отвечала

25 Патрц'арх najcuje. Сабрани списи. С. 90.

26 Ферjанчиh Б., Ъирковик С. Стефан Душан крал и цар. С. 331.

27 Работа Шарля Дюканжа была издана в Пресбурге в 1746 г., см. подробнее: Caroli Du Fresne domini Du Cange. Illiricum vetus & novum, sive historia regnorum Dalmatiae, Croatiae, Slavoniae, Bosniae, Serviae, atqve Bulgariae. Posonii, 1746.

28 Jy.линац П. Краткое введение в историю происхождения славяно-сербского народа. Венеция, 1765. С. 69.

29 Jyлинац П. Краткое введение. С. 76-78.

30 Pajuh J. История разных славянских народов, наипаче болгар, хорватов и сербов, из тьмы забвения изъятая и во свет исторический произведенная. Будим, 1823. С. 736.

амбициям молодого претендента на престол. Мятежная властела, окружавшая Душана в Зете, которой он управлял на тот момент, также была недовольна верховной властью Дечанского и сыграла свою роль в противостоянии. Побежденный Стефан Дечанский вскоре умер в заточении, вопрос же о причинах и виновниках его смерти Станое Станоевич не затрагивает31.

В 2016 г. была издана самая новая на данный момент биография Стефана Душана, автором которой является сербский журналист Лука Мичета. Посвящая книгу 670-летию от венчания Душана на царство и предваряя ее перечислением многочисленных заслуг своего героя, автор представляет свою работу как «повесть об одной колоссальной личности, о наивеличайшем сербском правителе, о славной эпохе средневековой Сербии»32. Мичета старается не оценивать деяния Душана, предоставляя только сведения из средневековых источников. Идею о том, что Дечанский мог охладеть к старшему сыну и собирался сделать престолонаследником Синишу, автор биографии считает не соответствующей исторической истине33. Относительно причин смерти Стефана Дечанского и возможной вины его сына, Лука Мичета рассуждает и оценивает возможность разных версий, при этом не склоняясь ни к одной и делая вывод, что обстоятельства гибели Дечанского так и останутся покрытыми тайной, а единственными достоверными сведениями остаются дата его смерти и место захоронения34.

Таким образом, мы можем выделить несколько основных линий, описывающих вражду Душана и Дечанского и ее последствия. В вопросе об инициаторе конфликта Дечанского называют главным виновником (причем косвенно, так как он был одержим нечистой силой) только Стефан Душан и Продолжатель Даниила, работавший при дворе Душана. Никифор Григора, а вслед за ним и Мавро Орбини считают главным подстрекателем сербскую властелу, Душан же лишь решил последовать их советам из страха за свое будущее или по причине слабохарактерности. То, что сербская знать и военачальники принимали активное участие в конфликте, не должно вызывать особых сомнений: по крайней мере, они должны были сказать свое веское слово, выступив на стороне того или иного правителя. Душан как главный виновник и столкновения с отцом, и убийства Дечанского представлен в сочинениях Григория Цамблака и Константина из Островице.

Сербские летописи, в зависимости от времени их создания и источников, использованных авторами, поддерживают разные взгляды на правление царя Душана, начиная с позиции современника правителя, во многом схожей с Учеником Даниила, и заканчивая обвинениями в убийстве, напоминающими подобные у Григория Цамблака. Более поздние авторы либо не упоминают столкновение, говоря лишь о переходе власти от отца к сыну, либо уверенно отмечают вину Стефана Душана. О последствиях греха отцеубийства, совершенного Стефаном Душаном, пишут Константин из Островице и Мавро Орбини. Оба видят в этом одну из причин заката династии Неманичей и падения Сербии под натиском турецких войск.

31 Стано]евик С. Цар Душан. С. 13-17.

32 Мичета Л. Душан Силни. С. 16.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

33 Мичета Л. Душан Силни. С. 54.

34 Мичета Л. Душан Силни. С. 60-61.

Конфликт с ВИЗАНТИЙСКОЙ ИМПЕРИЕЙ и ЦЕРКОВНЫЙ РАСКОЛ

В большинстве сербских научных и публицистических работ основной причиной отказа от канонизации Стефана Душана называется провозглашение сербской патриархии и сербского царства вместе с последовавшим через несколько лет после этого церковным расколом между Византией и Сербией. Причины этому указываются различные, но неизменным остается тот факт, что около 1353 г. византийский патриарх Калист объявил анафему лично царю Душану и сербской церкви в целом. Примирение между сторонами состоялось только в 1375 г., после смерти второго сербского патриарха, Саввы IV, и Стефан Душан снова был принят в общность православных христиан.

В историографии этот церковный раскол между сербской и константинопольской патриархиями часто оценивается как оказавший негативное влияние не только на возможное сближение сербов и греков, но и на уже достигнутую гомогенность внутри сербского народа35. Эта оценка представляется вполне оправданной, если учесть, насколько противоречивые трактовки событию, его причинам и последствиям дают разные сербские источники.

Стоит сразу отметить, что византийские авторы, Иоанн Кантакузин и Никифор Григора, в своих трудах всегда называют Душана королем сербов, так как царь в их понимании мог быть только один, византийский. Единственное исключение составляет рассказ Григоры о самом событии: «.провозгласил себя царем Ромеев и варварскую жизнь заменил ромейскими обычаями»36.

В речи на провозглашение Законника Стефан Душан объясняет свой переход от королевства к царству божественным вмешательством, снова проводя параллель между собой и библейским Иосифом в Египте, а также представляя себя как легитимного наследника первого христианского царя, Константина Великого. Саму процедуру коронации он описывает следующим образом: «И Богом дарованным царским венцом я венчан был на царство в году 1346 месяца апреля 14 дня, на великий и пресветлый праздник Воскресения Христова, благословением и рукой преосвященного патриарха Иоанникия и всех архиереев собора сербского»37. Вместе с тем Душан понимал, что для признания его титула этого недостаточно, поэтому он постарался заручиться поддержкой весьма влиятельной в Сербии и христианском мире в целом Святой Горы. Также на соборе присутствовали, подтверждая легитимность венчания, болгарский патриарх Симеон с болгарскими архиереями и представители Дубровника38.

Продолжатели Даниила, завершавшие сборник после безымянного Ученика Даниила, дают разные оценки действиям Душана. Житие патриарха Иоанникия, непосредственного участника событий, который был сначала повышен от архиепископа до патриарха (и занимал престол до своей смерти в 1354 г.), а затем венчал Душана царской короной в Скопье, нейтрально отмечает свершившиеся факты: «.король Стефан занял многие греческие земли и города, венчался на царство в городе Скопье и поставил архиепископа Иоанникия патриархом»39. Однако житие следующего

35 Благоjевиh М. Српска државност у среднем веку. Београд, 2011. С. 278.

36 Византщски извори за исторщу народа Jугославиjе. С. 265.

37 Душанов законик. С. 88.

38 Душанов законик. С. 88; Исторща Српског народа. С. 528.

39

Данилови наставлачи. С. 128.

патриарха, Саввы IV, уже жестко осуждает деяния царя, следуя принятой точке зрения Константинопольской патриархии: «.. .этот царь Стефан венчался на царство и избрал себе патриарха сербского не по закону, без благословления царьградского патриарха, как приличествует»40. После анафемы, наложенной патриархом Калистом, Душан пытался добиться примирения, но не преуспел и вскоре умер, «оставив эту злобу непогребенной»41.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Осудил действия Стефана Душана и болгарский книжник Константин Философ, работавший при дворе деспота Стефана Лазаревича и написавший в 1431 г. его житие, также включающее в себя краткое изложение сербской истории и генеалогию династии Неманичей, лежащую в основе многих более поздних родословов. Оценивая становление царства, патриархии и последствия этих событий для сербской церкви, Константин говорит: «А этот Душан преступил наказы отцов своих и стал самовластно царем.», а затем продолжает: «.думаю, что именно от дней царя Стефана, названного Душан, сербская церковь отделилась от соборной церкви и стала погружаться во зло»42, что и происходило до тех пор, пока не появился Лазарь Хребелянович, примиривший церкви. Эта же формула — «Сей Душан преступил пределы отцов своих и поставил себя самовластно царем» — повторяется и в некоторых сербских летописях младшей группы43, хотя в уже процитированной нами ранней летописи, современной царю, описание совсем иное: «Превысокий же и благочестивый Стефан царь первый греческих земель достиг, поставив себя царем в них»44.

Павле Юлинац разделяет венчание Душана на царство и анафему. Согласно его рассказу, Душан в 1348 г. одержал решающую победу над Византийской империей, и именно эта победа стала причиной его повторной коронации в Скопье, на этот раз в чине императора45. Анафема же была наложена константинопольским патриархом Калистом за то, что Стефан Душан во время собора, посвященного возведению в чин патриарха Саввы IV, «изгнал всех епископов греческих из всей сербской земли и областей своих»46. Такой же позиции придерживается и Йован Раич, дополняя рассказ тем, что Стефан Душан предпринимал попытки примирения, которое было осуществлено уже только князем Лазарем Хребеляновичем47.

Другой сербский автор, Евта Попович, в 30-х гг. XIX в. начал масштабный проект под названием «Всеславие или Пантеон», задача которого состояла в том, чтобы создать галерею великих сербов, книжный монумент, посвященный величайшим героям прошлого. Первая книга Всеславия — о царе Стефане Душане, украшенная и его портретом. Попович фактически не упоминает конфликт отца и сына, говоря лишь о переходе власти от одного к другому, но посвящает значительную часть своего труда описанию взаимоотношений Сербии и Византии, сильно ухудшившихся из-за зависти

40 Даниловы наставлачи. С. 129-131.

41 Данилови наставлачи. С. 129-131.

42 Константин Филозоф. Повест о словима. Сказанще о писменех. Изводи. Житще деспота Стефана Лазаревийа. Београд, 1989. С. 83.

43 Сто]ановик Л. Стари српски родослови и летописи. С. 201.

44 Сто]ановик Л. Стари српски родослови и летописи. С. 82.

45 Зу.линац П. Краткое введение. С. 72-73.

46 Зулинац П. Краткое введение. С. 75.

47 Ра]икЗ. История разных славянских народов. С. 761-762.

византийцев, возникшей при виде величия сербов и многочисленных заслуг самого Душана. О венчании на царство Евта Попович сообщает следующее: «Столькими землями обладая, Душан назвал себя царем римским, словенским и албанским. А когда он царский венец на голову возлагал, благословил его патриарх Иоанникий»48. Анафему этот автор склонен объяснять скорее религиозными мотивами, сообщая, что Душан изгнал всех мятежных греческих священников из царства, вскоре после чего патриарх Калист наслал на Сербию проклятие49.

Современные сербские исследователи, а вместе с ними и представители Сербской православной церкви склоняются к версии о том, что причины наложения анафемы были чисто политическими, хотя непосредственным поводом и послужило учреждение патриархии вместе с назначением сербских священников вместо греческих в захваченных Душаном византийских городах. Византийский император Иоанн Кантаккузин, к началу 1350-х гг. закрепившись у власти внутри страны, решил ослабить своего внешнеполитического противника, для чего заручился поддержкой церкви в лице патриарха Калиста, который и наложил анафему на Душана, Иоанникия и всех сербских церковных иерархов. При этом учитывается, что Иоанн V Палеолог, противник Кантакузина и союзник Душана, стремясь получить помощь последнего, все-таки признал за ним титул царя, ограничив его, впрочем, территорией сербского государства50.

Подводя итог, мы должны отметить, что часть авторов придерживается нейтральных позиций по рассмотренному вопросу о царстве и анафеме. Историки XVIII—XIX вв. (Павле Юлинац, Йован Раич, Евта Попович), будучи осведомленными о факте отлучения и, по всей видимости, зная, что оно состоялось лишь через несколько лет после венчания Душана на царство, объясняют это заменой царем византийских священников сербскими в захваченных им городах, состоявшейся на втором сербском соборе. Тем не менее, современные авторы, отталкиваясь от того факта, что патриарх Калист отлучил сербов только около 1353 г., склонны считать, что раскол имел главным образом политическую подоплеку, а изгнание византийских священников стало лишь поводом для анафемы.

Вопрос о церковном статусе Душана Сильного и сейчас является популярным сюжетом в сербской исторической памяти, находя свое отражение в том числе в современной сербской прессе. Наиболее ярким примером может служить статья в журнале «Политикин забавник». Само издание было основано в 1939 г., имеет культовый статус и даже провозглашено сербским «супербрендом». В 2012 г. в нем была опубликована статья сербского историка Радивоя Радича под названием «Почему Душан Сильный — не святой». Всего читателю предлагаются четыре основные причины. Первая, наиболее привлекательная и загадочная, но наименее убедительная, состоит в том, что Душан однажды нарушил строгие правила Святой Горы, спрятавшись там вместе с женой во время чумы (хотя есть достаточно распространенная версия,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

48 Поповик J. Свеславще или Пантеон. Ка. 1: Душан. Будим, 1831. С. 7.

49 Поповик J. Свеславще или Пантеон. С. 21.

50 Исторща Српског народа. С. 527; Византщски извори за исторщу народа JyroMaBqe. С. 269-270; Поповик Р. Кратак преглед српске цркве кроз исторщу. URL: http://www.spc. rs/sr/kratak_pregled_srpske_crkve_kroz_istoriju_protojerej_dr_radomir_popovic (дата посещения — 15.04.2017).

что Елену на горе носили на руках, таким образом ее нога не ступала на Афон). Вторая причина — загадочные обстоятельства смерти Стефана Дечанского и возможная вина в этом Душана. Третья — связи царя с римским папой. Последней и, по всей вероятности, главной причиной называется церковный раскол с Византией. В завершение статьи Радич добавляет, что и отцеубийство необходимо принимать во внимание, таким образом заключая, что, по всей вероятности, на отсутствие имени Душана среди сербских святителей повлияло переплетение двух причин: смерти Дечанского и анафемы51.

Другая линия сюжетов о Стефане Душане посвящена предложениям по его канонизации и рассуждениям о его возможной святости. Так, статья «Душан Сильный — святой без ореола» указывает на то, что порой останки царя Стефана называют мощами, о чем пишет патриарх Паисие Яневац еще в XVII в. Он также упоминает, что эти мощи после уничтожения монастыря были разнесены по разным местам, то есть, как предполагается автором статьи, им могли приписывать

52

чудодейственную силу52.

Заключение

Оба рассмотренных нами события, безусловно, ни в коей мере не уменьшают значения периода правления царя Стефана Душана для сербского Средневековья и для истории страны в целом. Начиная с эпохи сербского национального возрождения авторы либо оценивают Стефана Душана в целом положительно, либо стараются применять критический подход, искать первопричину событий и не давать однозначных оценок, но в Средние века и раннее Новое время явно существовал определенный раскол между сторонниками и противниками его деяний. Как нам представляется, рассмотренные сюжеты делают образ великого царя Стефана Душана Сильного в сербской исторической памяти ХГУ-ХХ! вв. более сложным и многогранным, предоставляя возможность для дальнейших переоценок и надежд части сербов на возможную церковную реабилитацию.

Данные о статье

Статья подготовлена при поддержке Российского научного фонда, проект № 16-18-10080 «Мобилизованное Средневековье»: обращение к средневековым образам в дискурсах национального и государственного строительства в России и странах Центрально-Восточной Европы и Балкан в Новое и Новейшее время.

Автор: Черных, Татьяна Германовна — младший научный сотрудник, Санкт-Петербургский государственный университет, Санкт-Петербург, Россия, t.chernykh@spbu.ru

Заголовок: Царь Стефан Душан IV Сильный как отцеубийца и нарушитель заповедей предков: негативное в образе правителя в сербской исторической памяти ХИ^-ХХ! вв.

Резюме: Стефан Урош IV Душан Сильный — один из самых известных героев сербской средневековой истории. Это яркий государственный деятель, завоеватель, законодатель, ктитор и наиболее могущественный представитель святородной династии Неманичей. Он многое сделал

51 Забавник — журнал, альманах легкого содержания. Радивоj Р. Зашто Душан Силни нще и Свети? // Политикин забавник. 2012. URL: http://politikin-zabavnik.co.rs/pz/tekstovi/uzvisi-se (дата посещения — 16.04.2017).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

52 Dusan Silni svetac bez oreola // Вечерн>е новости. 2013. URL: http://www.novosti.rs/vesti/naslov-na/reportaze/aktuelno.293.html:468831-Dusan-Silni-svetac-bez-oreola (дата посещения — 16.04.2017).

для развития православия в стране: возводил церкви, помогал монастырям, основал сербскую патриархию. Несмотря на это, Душан — один из немногих Неманичей, не провозглашенный святым. В статье проводится анализ взглядов авторов XIV-XXI вв. на два наиболее спорных и неоднозначных момента его биографии, каждый из которых может представлять собой достаточную причину для сохранения за Стефаном Душаном статуса благоверного царя, без возведения его в ранг святого. В первую очередь это борьба за верховную власть в Сербии между Душаном и его отцом, Стефаном Дечанским, а также скоропостижная смерть последнего в заточении. Второй сюжет заключает в себе установление сербской патриархии и венчание Стефана Душана на царство без одобрения Византийской империи и признания константинопольского патриарха, что получило итог в виде наложения анафемы на все сербское государство и Душана лично, снятой только во времена правления Лазаря Хребеляновича. Автором выделяются различные линии отношения к этим событиям в средневековых источниках и трудах историков и литераторов XVII-XXI вв. и приводятся возможные причины тех или иных оценок царя Стефана Душана и его деяний. В статье делается вывод о неугасающем интересе сербских авторов как к личности средневекового царя, так и к причинам, препятствующим его канонизации, и заключается, что хотя оба рассмотренных события могут служить достаточным основанием для отказа Душану в статусе святого, это никоим образом не уменьшает ни его заслуг как правителя, ни его ценности как символа величия средневековой Сербии. Ключевые слова: Стефан Душан Сильный, сербское царство, Средневековье, анафема, Стефан Дечанский, патриархия

Литература, использованная в статье Благо]'евик, Милош. Српска државност у среднем веку. Београд: Српска каижевна задруга, 2011. 428 с. Византи|ски извори за исторщу народа Jугославиjе. Т. VI. Београд: Византолошки институт САНУ, 1986. 675 с.

Данилови наставл>ачи: Данилов Ученик, други наставл>ачи Даниловог зборника. Београд: Просвета, 1989. 178 с.

Душанов законик. Београд: Просвета, 1986. 135 с.

Записки янычара. Написаны Константином Михайловичем из Островицы. Москва: Наука, 1978. 136 с.

Исторща Српског народа. Прва каига. Београд: Српска каижевна задруга, 1981. 701 с.

Jyлинац, Павле. Краткое введение в историю происхождения славяно-сербского народа. Венеция,

1765. 176 с.

Константин Филозоф. Повест о словима. Сказанще о писменех. Изводи. Житще деспота Стефана Лазаревипа. Београд: Просвета, 1989. 160 с.

Мичета, Лука. Душан Силни. Биографща првог српског цара. Београд: Лагуна, 2016. 310 с. Орбини, Мавро. Славянское царство. Москва: «ОЛМА Медиа Групп», 2010. 528 с. Патрщ'архПа]'си]'е. Сабрани списи. Београд: Просвета, 1993. 166 с.

Поповик, Jевта. Свеславще или Пантеон. Ка. 1: Душан. Будим: Печашаа университета Пештанског, 1831. 78 с.

Поповик, Радомир. Кратак преглед српске цркве кроз исторщу. URL: http://www.spc.rs/sr/kratak_ pregled_srpske_crkve_kroz_istoriju_protojerej_dr_radomir_popovic

Радик, Радиво]. Зашто Душан Силни нще и Свети? // Политикин забавник. 2012. URL: http://politikin-zabavnik.co.rs/pz/tekstovi/uzvisi-se

Ра]'ик, Jован. История разных славянских народов, наипаче болгар, хорватов и сербов, из тьмы забвения изъятая и во свет исторический произведенная. Будим, 1823. 848 с. Стано]'евик, Стано]'е. Цар Душан. Београд: : Свет каиге, 2002. 62 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Сто]'ановик, Лубомир. Стари српски родослови и летописи. Београд; Сремски Карловци: Српска манастирска штампарща, 1927. 382 с.

Фер]'анчик, Божидар; ЪирковиЬ, Сима. Стефан Душан крал и цар: 1331-1355. Београд: Завод за уцбенике и наставна средства, 2005. 367 с.

Цамблак, Григори]'е. Каижевни рад у Србщи. Београд: Просвета, 1989. 174 с.

Caroli Du Fresne domini Du Cange. Illiricum vetus & novum, sive historia regnorum Dalmatiae, Croatiae, Slavoniae, Bosniae, Serviae, atqve Bulgariae. Posonii, 1746. 245 p.

Dusan Silni svetac bez oreola // Вечерае новости. 2013. URL: http://www.novosti.rs/vesti/naslovna/reportaze/ aktuelno.293.html:468831-Dusan-Silni-svetac-bez-oreola

Information about the article

This article was prepared with the support of the Russian Science Foundation, project № 16-18-10080 «MobilizedMiddle Ages»: appealing to medieval images in discourses of nation-building and state-building in Russia and the Central-Eastern Europe and Balkan countries in Modern and Contemporary time. Author: Chernykh, Tatyana Germanovna — Junior Researcher, St. Petersburg State University, St. Petersburg, Russia, t.chernykh@spbu.ru

Title: Tsar Stefan Dusan the Mighty as a patricide and a lawbreaker: negative points in the image of the ruler in Serbian historical memory of the 14th - 21st centuries

Summary: Stefan Dusan is one of the most famous heroes of Serbian medieval history. He is brilliant statesman, conqueror, legislator, monastery founder and the most powerful representative of Nemanjich dynasty. He made a lot of effort for the development of Orthodoxy in his state and he established the Serbian Patriarchate. Nevertheless, Dusan turned out to be one of the few from his dynasty who are not canonized. The author of this article analyses views of the authors of the 14th - 21st centuries on the two most contradictory moments of Dusan's biography, and either can be reasonable enough for Dusan to stay as faithful tsar and being not canonized. First moment is his struggle with his father, Stefan Decanski, for supreme power in the country and sudden death of the latter. Second subject comprises the establishment of the Serbian Patriarchate and Dusan's imperial coronation without the approval of Byzantine empire and Constantinople Patriarchate. These events eventually resulted in the pronounce an anathema against Dusan and Serbian church in general and in the long breaking between Serbian and Byzantine church which was over only in 1375, twenty years after Dusan's death. Studying medieval sources and works of historians and literary men of the 17th - 21st centuries, the author shows several different ways of looking into both subjects and deals with the reasons of all evaluations of Dusan's actions. The author comes to the conclusion that Serbian authors still have undying interest in the personality of Serbian tsar as well as in the reasons opposing to his canonization. Apparently, although both moments in question can be crucial for the denial of becoming a saint for Dusan, it does not diminish neither his achievements as a ruler nor his value as a symbol of the greatness of medieval Serbia.

Keywords: Stefan Dusan the Mighty, Serbian empire, the Middle Ages, anathema, Stefan Decanski, patriarchate

References

Blagojevic, Milos. Srpska drzhavnost u srednjem veku [Serbian statehood in Middle Ages]. Beograd: Srpska knjizhevna zadruga Publ., 2011. 428 p. (in Serbian).

Camblak, Grigorije. Knjizhevni rad u Srbiji [Literary work in Serbia]. Beograd: Prosveta Publ., 1989. 174 p. (in Serbian).

Caroli Du Fresne domini Du Cange. Illiricum vetus & novum, sive historia regnorum Dalmatiae, Croatiae, Slavoniae, Bosniae, Serviae, atqve Bulgariae. Posonii, 1746. 245 p. (in Latin).

Danilovi nastavljaci: Danilov Ucenik, drugi nastavljaciDanilovogzbornika [,Daniel's continuators: Danial's disciple, other continuators of Daniel's collection]. Beograd: Prosveta Publ., 1989. 178 p. (in Serbian). Dusan Silni svetac bez oreola [Dushan the Mighty — saint without halo] , in Vecernje novosti. 2013. URL: http://www.novosti.rs/vesti/naslovna/reportaze/aktuelno.293.html:468831-Dusan-Silni-svetac-bez-oreola (in Serbian).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Dusanov zakonik [Dusan's Code]. Beograd: Prosveta Publ., 1986. 135 p. (in Serbian). Ferjancic, Bozhidar; Cirkovic, Sima. Stefan Dusan kralj i car: 1331-1355 [Stefan Dushan — king and tsar: 1331-1355]. Beograd: Zavod za udzbenike i nastavna sredstva Publ., 2005. 367 p. (in Serbian). Istorija Srpskog naroda [History of Serbian nation]. Prva knjiga. Beograd: Srpska knjizhevna zadruga Publ., 1981. 701 p. (in Serbian).

Julinac, Pavle. Kratkoe vvedenie v istoriyu proishozhdeniya slavyano-serbskogo naroda [Short introduction into history of origins of Slavic-Serbian nation]. Venecija, 1765. 176 p. (in Church Slavonic). Konstantin Filozof. Povest o slovima. Skazanije o pismeneh. Izvodi. Zhitije despota Stefana Lazarevica [Story of words. Legend about letters. Extractions. Hagiography of despot Stefan Lazarevich]. Beograd: Prosveta Publ., 1989. 160 p. (in Serbian).

Miceta, Luka. Dusan Silni. Biografija prvog srpskog cara [Dushan the Mighty. Biography of the first Serbian tsar]. Beograd: Laguna Publ., 2016. 310 p. (in Serbian).

Orbini, Mavro. Slavyanskoe tsarstvo [The realm of the Slavs]. Moscow: «OLMA Media Grupp» Publ., 2010. 528 p. (in Russian).

Patrijarh Pajsije. Sabrani spisi [Collected works]. Beograd: Prosveta Publ., 1993. 166 p. (in Serbian).

Popovic, Jevta. Sveslavije ili Panteon [Pantheon]. Knj. 1: Dushan. Budim: Pechashnja universiteta Peshtanskog Publ., 1831. 78 p. (in Serbian).

Popovic, Radomir. Kratak pregled srpske crkve kroz istoriju [Short review of the history of Serbian church]. URL: http://www.spc.rs/sr/kratak_pregled_srpske_crkve_kroz_istoriju_protojerej_dr_radomir_ popovic (in Serbian).

Radic, Radivoj. Zasto Dusan Silni nije i Sveti? [Why Dushan the Mighty is not a saint?], in Politikin zabavnik. 2012. URL: http://politikin-zabavnik.co.rs/pz/tekstovi/uzvisi-se (in Serbian). Rajic, Jovan. Istoriya raznyh slavyanskih narodov, naipache bolgar, horvatov i serbov, iz t'my zabveniya izyataya i vo svet istoricheskiy proizvedennaya [History of various Slavic nations, especially Bulgarians, Croatians and Serbs, brought from darkness of oblivion into the historical light]. Budim, 1823. 848 p. (in Church Slavonic).

Stanojevic, Stanoje. Car Dusan [Tsar Dushan]. Beograd: Svet knjige Publ., 2002. 62 p. (in Serbian). Stojanovic, Ljubomir. Stari srpski rodoslovi i letopisi [The old Serbian genealogy and annals]. Beograd; Sremski Karlovci: Srpska manastirska shtamparija Publ., 1927. 382 p. (in Church Slavonic and Serbian). Vizantijski izvori za istoriju naroda Jugoslavije [Byzantium sources about history of Yugoslavian nation]. Vol. VI. Beograd: Vizantoloshki institut SANU Publ., 1986. 675 p. (in Serbian).

Zapiski yanychara. Napisany Konstantinom Mihaylovichem iz Ostrovicy [Janissary's notes. Written by Konstantin Mihaylovich from Ostrovica]. Moscow: Nauka Publ., 1978. 136 p. (in Russian).

о л

л

n n er