Научная статья на тему 'Трансграничная реализация авторских прав и институт оговорки о публичном порядке'

Трансграничная реализация авторских прав и институт оговорки о публичном порядке Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
561
142
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АВТОРСКОЕ ПРАВО / АМОРАЛЬНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ / РЕАЛИЗАЦИЯ АВТОРСКИХ ПРАВ / ОГРАНИЧЕНИЕ АВТОРСКИХ ПРАВ / ОГОВОРКА О ПУБЛИЧНОМ ПОРЯДКЕ / COPYRIGHT LAW / IMMORAL WORKS / USE OF COPYRIGHT / COPYRIGHT RESTRICTIONS / PUBLIC POLICY CLAUSE

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Мартынюк Сергей Викторович

В представленной работе исследуются вопросы ограничения авторских прав на произведения, содержания которых противоречит публичному порядку государства. Автор анализирует содержание Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений в контексте нахождения правовых оснований для ограничения авторских прав по мотивам публичного порядка. В статье приводятся приемы договорной практики, позволяющие медиа бизнесу минимизировать риски ограничение прав на произведения при трансграничной реализации. Автор высказывает предложения по совершенствованию регулирования исследуемой сферы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Cross-border implementation of author's rights and clause institute about a public order

The present work touches upon issues of copyright restrictions on works the content of which is against public policy. Author analyses Bern Convention on protection of literary and artistic works in the context of grounds for copyright restrictions on the basis of public policy. Article contains contract tools for media business on how to minimize risks of copyright restrictions in case of transnational use of copyright. Author makes proposals on development of regulations in analysed sphere.

Текст научной работы на тему «Трансграничная реализация авторских прав и институт оговорки о публичном порядке»

4.8. ТРАНСГРАНИЧНАЯ РЕАЛИЗАЦИЯ АВТОРСКИХ ПРАВ И ИНСТИТУТ ОГОВОРКИ О ПУБЛИЧНОМ ПОРЯДКЕ

Мартынюк Сергей Викторович, аспирант кафедры международного частного права МГЮА им. О.Е. Кутафина.

legal_serg@mail.ru

Аннотация: В представленной работе исследуются вопросы ограничения авторских прав на произведения, содержания которых противоречит публичному порядку государства. Автор анализирует содержание Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений в контексте нахождения правовых оснований для ограничения авторских прав по мотивам публичного порядка. В статье приводятся приемы договорной практики, позволяющие медиа бизнесу минимизировать риски ограничение прав на произведения при трансграничной реализации. Автор высказывает предложения по совершенствованию регулирования исследуемой сферы.

Ключевые слова: авторское право; аморальные произведения; реализация авторских прав; ограничение авторских прав; оговорка о публичном порядке.

CROSS-BORDER IMPLEMENTATION OF AUTHOR'S RIGHTS AND CLAUSE INSTITUTE ABOUT A PUBLIC ORDER

Artyomova Svetlana Tagirovna, Ph.D., assistant professor of Public and Administrative Law Ulyanovsk State University.

legal_serg@mail.ru

Annotation: The present work touches upon issues of copyright restrictions on works the content of which is against public policy. Author analyses Bern Convention on protection of literary and artistic works in the context of grounds for copyright restrictions on the basis of public policy. Article contains contract tools for media business on how to minimize risks of copyright restrictions in case of transnational use of copyright. Author makes proposals on development of regulations in analysed sphere.

Keywords: copyright law; immoral works; use of copyright; copyright restrictions; public policy clause.

Как известно, в целом система защиты прав интеллектуальной собственности имеет территориальных характер, что в особенности проявляется в отношении охраны изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, товарных знаков, так как защита указанных объектов связана с необходимостью выполнения требований регистрации и соблюдением иных формальностей. «Традиционным основным способом преодоления территориального характера авторских прав ... признавалось заключение международных договоров о взаимном признании и охране прав на произведения.»1.

Правила Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений 1886 года устанавливают принцип, отменяющий требования соблюдения формальностей для защиты и использования объектов авторских прав, предусматривая, что охрана применяется:

- к авторам, которые являются гражданами одной из стран Бернского Союза, в отношении их произведений, вне зависимости от того, опубликованы они или нет;

- к авторам, которые не являются гражданами одной из стран Бернского Союза, в отношении их произведений, впервые опубликованных в одной из этих стран

1 Право интеллектуальной собственности. Учебник под. Ред. И.А. Близнеца М. Изд-во Проспект 2011. - С.654

или одновременно в стране, не входящей в Союз, и в стране Союза;

- к авторам, не являющимися гражданами одной из стран Бернского Союза, но имеющих свое обычное местожительство в одной из таких стран.

Под опубликованными произведениями, согласно положениям Конвенции понимаются произведения, опубликованные с согласия их авторов, вне зависимости от способа изготовления экземпляров, при условии, что количество имеющихся в обращении экземпляров способно удовлетворить разумные потребности публики, принимая во внимание характер произведения. Произведение считается опубликованным одновременно в нескольких странах, если оно было опубликовано в двух или более странах в течение тридцати дней после первой публикации.

В отношении произведений, по которым авторам предоставляется охрана в силу Конвенции, авторы пользуются в странах Бернского Союза, кроме страны происхождения произведения, правами, которые предоставляются законодательством этих стран своим гражданам и конвенционными правами.

Следовательно, помимо установленных Конвенцией положений, объем охраны, равно как и средства защиты, представляемые автору для охраны его прав, регулируются исключительно законодательством страны, в которой истребуется охрана.

В контексте рассматриваемой проблематики необходимо обратить внимание на правила статьи 17 Бернской конвенции («Возможность контроля за распространением, представлением и показом произведений»), устанавливающие, что ни одно из положений данного международного договора не может ни в чем затрагивать право правительства каждой из стран Бернского Союза разрешать, контролировать или запрещать в законодательном или административном порядке распространение, представление, показ любого произведения или постановки, в отношении которых компетентный орган признает необходимым осуществить это право.

Речь идет об отражении возможности принятия любой страной-участницей Бернской конвенции, в том числе «цензурных» законов, ограничивающих возможность использования произведений из-за несоответствующего установленным требованиям содержания. На момент появления рассматриваемого международного договора в европейских странах уже существовали подобные ограничительные законы, и появление в Конвенции данного правила было вполне закономерным явлением. Следует отметить, что норма статьи 17 служит и сейчас для государств, своего рода, основанием для ограничения авторских прав при вводе в национальный гражданский правооборот тех или иных произведений иностранных авторов. Не так давно Всемирная торговая организация (ВТО) при рассмотрении торгового спора, связанного с реализацией прав, предусмотренных Соглашением ТРИПС, официально подтвердила, что правила статьи 17 Бернской конвенции прямо относятся к правомерному применению государством цензуры в целях защиты публичного порядка2. Однако некоторые государства ставят под сомнение необходимость наличия данной нормы в тексте Бернской конвенции. Так, представители правительства Бразилии, направили официальное письмо в

2 WTO Dispute resolution Reports 2009, Vol. V. P. 2095-2532, China -Measures Affecting the Protection and Enforcement of Intellectual Property Rights (WT/DS362). Cambridge University Press, 2011. Р. 2149.

адрес ВОИС, в котором выразили мнение о том, что статью 17 Конвенции нужно вообще исключить, так как вопрос реализации авторских прав должен быть полностью отдан на откуп национальных властей3.

Позиция же Китая, к примеру, заключается в том, что статья 17 Бернской конвенции, напротив, предусматривает важное исключительное суверенное право государства осуществлять цензуру. Законодательство об авторском праве Китайской Народной Республики защищает авторские права граждан Китая и юридических лиц, инкорпорированных на территории Китая. Произведения иностранных авторов охраняются в соответствии с международными договорами с государствами -странами происхождения работ, таким произведениями предоставляется национальный режим. Защита не предоставляется произведениям, производство и распространение которых запрещены в КНР4.

Вполне очевидно, что исключение, предусмотренное статьей 17 Бернской конвенции означает, что авторское право не может быть использовано в нарушение публичного порядка того или иного государства .

В силу положений статьи 17 Конвенции, государство-участник Конвенции может вовсе не признавать и не предоставлять защиту произведений иностранных авторов и правообладателей ввиду аморального содержания этих произведений. При этом, следует иметь ввиду, что в стране, в которой автор создал такое произведение, или в любой другой стране-участнице Бернского Союза подобный объект может защищаться и использоваться.

В мировой практике имеются случаи, когда государство отказывалось признавать авторское право на произведение или запрещало распространение произведения из-за негативного морально-нравственного содержания результата творческой деятельности автора.

Одним из примеров является дело Otto-preminger-institut v. Austria, рассмотренное Европейским судом по правам человека в 1994 году. Институт Отто-премингер представлял собой некоммерческую организацию, целью которой являлось создание развлекательных аудиовизуальных произведений, а также поддержка творческих инициатив в сфере кинопроизводства. Организацией было создано несколько фильмов под общим названием «Небесный Совет» (Liebeskonzil), режиссером которых выступил немец Вернер Шротер. Фильмы основывались на пьесе, созданной и опубликованной Оскаром Паницей еще в 1894 году. В 1895 указанная пьеса была запрещена на территории Германии, так как ее автор был обвинен в преступлениях против религиозных свобод. В пьесе Бог-отец был представлен как старый никчемный человечек, Иисус Христос изображался как «маменькин сыночек» («mummy's boy»), а Дева Мария представлялась в виде образа женщины легкого поведения. Согласно сюжету, герои вместе решают наказать человечество за его аморальность, но не найдя никакой подходящей меры наказания, приглашают дьявола для расправы с людьми. Дьявол вместе с Саломеей (дочерью царицы Иродиады) предложил уничтожить людей путем распространения половой инфекции.

3 Официальные документы ВОИС.иК!.:

http://www.wipo.int/copyright/en/sccr_s1/sccr_s1_www_br.pdf (дата последнего посещения: 9.05.2011).

4 OECD INVESTMENT Policy Reviews China: Progress and Reform Challenges. OECD publishing, 2003.

5 Burrell R. and Coleman A. Copyright Exceptions: the digital impact. Press

Sindicate of the University of Cambridge, 2005. - P.106

Фильм, произведенный Иститутом Отто-Премингер, во многом повторял содержание пьесы Паници. После выпуска в свет, указанный фильм был запрещен австрийскими властями как унижающий достоинство верующих людей, а также создающий неправильные представления о религии. Решение властей Австрии было поддержано Европейским судом по правам человека. При этом суд указал, что в действиях государства нет признаков нарушений статьи 10 Европейской конвенции о правах человека, так как в обязанность любой публичной власти входит защита публичного порядка, в том числе прав и свобод религиозных групп населения6.

Необходимо отметить, что на частно-правовом уровне при трансграничной реализации авторских прав правообладатели научились учитывать возможные случаи запрета или ограничения распространения произведения со стороны государства. В частности, в лицензионных договорах, связанных с трансграничной передачей исключительного права на использование аудиовизуальных произведений на территории зарубежных стран, зачастую содержится полномочие лицензиата (лица, которому передается исключительное право) исключать из произведения сцены, пропагандирующие порнографию, культ насилия или жестокости, разжигающие национальную, классовую, социальную, религиозную нетерпимость; сцены, противоречащие нормам морали и нравственности, включая сцены эротического характера и/или непристойного характера, в т.ч. сцены, содержащие нецензурные, грубые и/или бранные выражения; сведения о способах, методах разработки, изготовления и использования, местах приобретения наркотических средств; другие сцены и сведения, запрещенные законодательством государства использования произведения.

При этом, такое полномочие лицензиата, по взаимному согласию сторон, не может быть расценено как нарушение неимущественного права автора на целостность произведения. Подобные договорные правила могут применяется при трансграничной реализации авторских прав по отношению к различного рода произведениям.

В современной медиа-индустрии, а также в иных областях экономики получило развитие новое направление менеджерско-юридической практики под названием «комплаенс». Под комплаенсом понимается функция идентификации соответствующих юридических, регуляторных и сложившихся в деловой практике требований, имплементация всех необходимых процедур и проведение организационных мероприятий с целью обеспечения соответствия деятельности компании всем указанным требованиям7. Различные медиаорганизации при начале работы с теми или иными контрагентами по вопросу размещения и дальнейшего распространения произведений, анализируют содержание произведений на предмет наличия аморальности. С апреля 2003 года Федерацией Интерактивных программ (1БРЕ), группой производителей игровых приставок, разработчиков и поставщиков интерактивных игр была введена пан-европейская система информации о компьютерных играх на территории Европы. Указанная система включает в себя два элемента: возрастную классификацию и описание контента. В

6 Полный текст решения Европейского суда по правам человека доступен на официальном сайте суда URL: http://www.echr.coe.int.

7 Mills A. Essential Strategies for Financial Services Compliance. John Wiley

& Sons, Ltd, 2008. - P.18

Великобритании имеется дополнительная процедура для присвоения определителей контента по данной системе. В частности, заявителю необходимо ответить на специальные вопросы в отношении видеоигры, которая может быть передана на экспертизу Британского комитета классификации фильмов. Недостоверные ответы заявителя могут являться основанием для привлечения к уголовной ответственности, как поставщиков, так и отдельных розничных продавцов8.

Еще одним примером комплаенса может служить практика интернет-ресурсов по использованию открытых лицензий на объекты авторских прав «Templaterover» и «Vcskicks». В соответствии с условиями лицензионных соглашений, предлагаемых данными ресурсами, запрещается размещать аморальные и оскорбительные работы, а также осуществлять переработку скаченных по лицензии работ с целью создания аморальных произведений9. Опытные профессиональные администраторы подобных ресурсов проводят регулярный мониторинг лицензионных произведений с целью выявления контента, не соответствующего «морали на слуху» (sound morals)10

В литературе высказывается мнение о том, что, к примеру, создатели фильмов могут совершать или провоцировать совершение различных противоправных действий и при этом пользоваться защитой авторского права, точно также как корпорации могут запатентовать наркотики, разработанные с помощью украденных материалов или посредством незаконных опытов над человеком. Для предотвращения подобных ситуаций предлагается на государственном уровне введение «системы комплаенс» (compliance conditions) для регистрации авторских прав11. Вполне вероятно, что применение аналогии с патентным правом в авторском праве вряд ли будет допустимо в ввиду различия самих систем охраны данных объектов интеллектуальной собственности, тем не менее, как указывалось ранее, статья 17 Бернской конвенции, позволяет вводить государствам меры, ограничивающие или запрещающие оборот произведений, противоречащих публичному порядку и нравственности, что государства на сегодняшний день практикуют.

Таким образом, содержание произведения является неотъемлемым элементом продукта творческой деятельности. При использовании произведение, как уже указывалось ранее, входит в информационное взаимодействие с публикой, неся определенный информационный посыл, воздействуя на правоотношения по защите здоровья, чести и достоинства человека, свободы совести и вероисповедания и т.п. Зачастую органы государственной власти хотят предотвратить получение негативного контента даже не из-за того, что он сам по себе может принести вред публике, а по причине того, что аморальное содержание произведения с большой долью вероятности станет в дальнейшем для

8 Ефимова Л.Л. Зарубежный опыт классификации аудиовизуального контента в целях защиты детей от информации, наносящей вред их физическому и психическому здоровью и нормальному развитию // Российская юстиция. 2006. № 5. - C. 72

9 Template Rover // URL: http://www.templaterover.com/template-license-agreement.php ; http://www.vcskicks.com/license.php (дата последнего посещения: 15.12.2010).

10 Gardner Esq D. Institutes of International law, public and private, as settled by the supreme Court of the United states, and by our republic with references to juducial decisions. New-York : John S. Voorhies, Law Bookseller and publisher, 1860. P.306

11 Can intellectual property law regulate behavior? A «Modest proposal» for

weakening Unclean Hands // Harvard Law Review. 2000. Vol. 113. No. 6.

P.1503

публики оправданием собственного непристойного поведения12.

Совершено очевидно, что международный медиабизнес, участники которого осуществляют распространение собственных продуктов по всему миру, совершенно не заинтересован в том, чтобы при трансграничной реализации собственных интеллектуальных прав, возникали трудности, связанные с непристойным или неугодным содержанием произведений, так как данное обстоятельство существенно повлияет на репутацию компании, ее престиж на рынке, а также на объемы полученной от лицензионной торговли прибыли. В этой связи, запрещение или изменение произведений ввиду их аморального или противоправного содержания является адекватной практикой, соответствующей потребностям рынка и регулирования общественных отношений в данной сфере. Но следует подчеркнуть, что на данный момент подобную «инициативу» медиа-бизнеса зачастую оставляют без внимания и государства, и ВОИС. Возможно, для закрепления подобной практики было бы целесообразным принятие Всемирной организацией интеллектуальной собственности рекомендаций, касающихся применения статьи 17 Бернской конвенции, а также рассмотренной выше договорной практики медиабизнеса. Подобные рекомендации смогут стать прозрачными и понятными началами «мягкого» регулирования в данной сфере отношений, как для бизнеса, так и для государств. При определении факта нарушения свободы творчества всегда необходимо сопоставить значение государственного интереса в обеспечении благополучия населения и интереса свободного самовыражения13. Думается, что подобная реакция со стороны международных правительственных организаций позволила бы закрепить уже сложившуюся логику регулирования рассматриваемых правоотношений и позволила бы определить баланс публичных и частных интересов.

Список литературы:

1. Ефимова Л.Л. Зарубежный опыт классификации аудиовизуального контента в целях защиты детей от информации, наносящей вред их физическому и психическому здоровью и нормальному развитию // Российская юстиция. 2006. № 5.

2. Официальные документы ВОИС.URL:

http://www.wipo.int/copyright/en/sccr_s1/sccr_s1_www_br.p df (дата последнего посещения: 9.05.2011).

3. Полный текст решения Европейского суда по правам человека доступен на официальном сайте суда URL: http://www.echr.coe.int.

4. Право интеллектуальной собственности. Учебник под. Ред. И.А. Близнеца М. Изд-во Проспект 2011

5. Burrell R. and Coleman A. Copyright Exceptions: the digital impact. Press Sindicate of the University of Cambridge, 2005.

6. Can intellectual property law regulate behavior? A «Modest proposal» for weakening Unclean Hands // Harvard Law Review. 2000. Vol. 113. No. 6.

7. Gardner Esq D. Institutes of International law, public and private, as settled by the supreme Court of the United states, and by our republic with references to juducial decisions. New-York : John S. Voorhies, Law Bookseller and publisher, 1860.

12 Larry A.Alexander. Freedom of expression as a human right. Public law and legal theory : working paper. University of San Diego, 23 Winter 20002001. P.51

13 Larry A.Alexander. Freedom of expression as a human right. Public law and legal theory : working paper. University of San Diego, 23 Winter 20002001. P.48

8. Larry A.Alexander. Freedom of expression as a human right. Public law and legal theory : working paper. University of San Diego, 23 Winter 2000-2001.

9. Mills A. Essential Strategies for Financial Services Compliance. John Wiley & Sons, Ltd, 2008.

10. OECD INVESTMENT Policy Reviews China: Progress and Reform Challenges. OECD publishing, 2003.

11. Template Rover // URL:

http://www.templaterover.com/template-license-agreement.php ; http://www.vcskicks.com/license.php (дата последнего посещения: 15.12.2010).

12. WTO Dispute resolution Reports 2009, Vol. V. P. 20952532, China - Measures Affecting the Protection and Enforcement of Intellectual Property Rights (WT/DS362). Cambridge University Press, 2011. Р. 2149.

Reference list:

1. Efimova L.L. Foreign experience of the classification of audiovisual content in order to protect children from information that is harmful to their physical and mental health and normal development / / Russian justice. In 2006. Number 5.

2. Official documents VOIS.URL:

http://www.wipo.int/copyright/en/sccr_s1/sccr_s1_www_br.p df (date of last visit: 09.05.2011).

3. Full text of the decision of the European Court of Human Rights is available on the official website of the Court URL: http://www.echr.coe.int.

4. Intellectual property law. Textbook. Ed. IA Gemini MM Univ Prospectus 2011

5. Burrell R. and Coleman A. Copyright Exceptions: the digital impact. Press Sindicate of the University of Cambridge, 2005.

6. Can intellectual property law regulate behavior? A «Modest proposal» for weakening Unclean Hands / / Harvard Law Review. In 2000. Vol. 113. No. 6.

7. Gardner Esq D. Institutes of International law, public and private, as settled by the supreme Court of the United states, and by our republic with references to juducial decisions. New-York: John S. Voorhies, Law Bookseller and publisher, 1860.

8. Larry A.Alexander. Freedom of expression as a human right. Public law and legal theory: working paper. University of San Diego, 23 Winter 2000-2001.

9. Mills A. Essential Strategies for Financial Services Compliance. John Wiley & Sons, Ltd, 2008.

10. OECD INVESTMENT Policy Reviews China: Progress and Reform Challenges. OECD publishing, 2003.

11. Template Rover / / URL:

http://www.templaterover.com/template-license-agreement.php; http://www.vcskicks.com/license.php (date of last visit: 15.12.2010).

12. WTO Dispute resolution Reports 2009, Vol. V. P. 20952532, China - Measures Affecting the Protection and Enforcement of Intellectual Property Rights (WT/DS362). Cambridge University Press, 2011. R. 2149.

Рецензия

на статын Мартынюк Сергея Викторовича на тему; «Трансі раничиая реализация авторских нрав и институт оговорки о публичном порядке»

В рецензируемой статье автор вполне обоснованно уделяет пристальное внимание исследованию проблем ограничения авторских прав на произведения, содержания которых противоречит публичному порядку государства, что более чем акутально дли современной России. Автор, достаточно детально анализирует содержание Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений н контексте нахождения правовых оснований дня ограничения авторских прав по мотивам публичного порядка, а также выявляет существующие приемы договорной практики, низки, инощие медиа бизнесу минимизировать риски ограничение нрак на произведения при трансграничной реализации.

В качестве позитивной стороны работы следует отметить, что автор не ограничивается, как большинство его коллег, констатированием существующих в исследуемой нм тематике проблем и недостатков, но и высказывает вполне обоснованные и мотивированные предложения по совершенствованию регулирования исследуемой сферы.

Работа отличается авторской позицией и наличием собсгиенною мнения, говорящим о наличии элементов новизны.

Статья может быть рекомендована к публикации в журналах включенных в перечень ВАХ России.

кло.и., доцент,

доцент кафедры гражданского и предпринимателі^ского нрава

а права ФГЬОУ ВІЮ «Тамбовский нный университет Державина

Р.В. Пузиков

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.