Научная статья на тему 'ТРАНСФОРМАЦИЯ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ПРАВА В ЦИФРОВУЮ ЭПОХУ'

ТРАНСФОРМАЦИЯ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ПРАВА В ЦИФРОВУЮ ЭПОХУ Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
96
21
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПРАВОВАЯ СИСТЕМА / МЕХАНИЗМ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ / СИСТЕМА ПРАВА / СИСТЕМА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА / ЦИФРОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ / ТРАНСФОРМАЦИЯ ПРАВА

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Барзилова Инна Сергеевна

В статье рассматриваются проблемы трансформации системы российского права в условиях развития цифровой экономики. Анализируются вопросы, касающиеся основных направлений изменений отраслей права; критериев построения системы права; использования цифровых технологий в механизме правового регулирования.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

TRANSFORMATION OF THE RUSSIAN LAW SYSTEM IN THE DIGITAL EPOCH

The article deals with the problems of transformation of the system of Russian law in the development of the digital economy. The issues concerning the main directions of changes in the branches of law are analyzed; criteria for building a system of law; usage of the digital technologies in the mechanism of legal regulation.

Текст научной работы на тему «ТРАНСФОРМАЦИЯ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ПРАВА В ЦИФРОВУЮ ЭПОХУ»

II. ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ (СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 12.00.00)

6. ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ ПРАВА И ГОСУДАРСТВА; ИСТОРИЯ УЧЕНИЙ О ПРАВЕ И ГОСУДАРСТВЕ (СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 12.00.01)

6.1. ТРАНСФОРМАЦИЯ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ПРАВА

В ЦИФРОВУЮ ЭПОХУ

Барзилова Инна Сергеевна, д-р юрид. наук, профессор, профессор кафедры теории государства и права

Место работы: ФГБОУ ВО «Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)»

advantage80@mail.ru

Аннотация: в статье рассматриваются проблемы трансформации системы российского права в условиях развития цифровой экономики. Анализируются вопросы, касающиеся основных направлений изменений отраслей права; критериев построения системы права; использования цифровых технологий в механизме правового регулирования.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 18-29-16114

Ключевые слова: правовая система, механизм правового регулирования, система права, система законодательства, цифровые технологии, трансформация права.

TRANSFORMATION OF THE RUSSIAN LAW SYSTEM IN THE DIGITAL EPOCH

Barzilova Inna S., Doctor of Law, professor, Professor of the Department of Theory of State and Law Work place: Moscow State Law University named after O.E. Kutafina (MSAL)

advantage80@mail.ru

Annotation: the article deals with the problems of transformation of the system of Russian law in the development of the digital economy. The issues concerning the main directions of changes in the branches of law are analyzed; criteria for building a system of law; usage of the digital technologies in the mechanism of legal regulation.

The reported study was funded by RFBR according to the research project № 18-29-16114 Keywords: legal system, mechanism of legal regulation, system of law, system of legislation, digital technologies, transformation of law.

Развитие информационных технологий ставит перед современной юридической наукой новые задачи. Появление средств, технологий в информационную эпоху выдвигает на первый план исследование фундаментальных вопросов в рамках общей теории государства и права. Использование искусственного интеллекта, цифровой информации, системы «блокчейн» (ЫосксИат) предполагает формирование правовых основ их регулирования, изменение применяемых в механизме правового регулирования юридических средств, приемов, инструментов. Создание огромных баз данных, содержащих сведения различного характера, на повестку дня ставит вопрос их хранения и защиты, особенно если они касаются персональных данных, информации, составляющей государственную или служебную тайны. Современное общество сталкивается с качественно новыми проблемами, «вызовами», которые должны быть решены с помощью права, закрепления в нем механизмов и юридических средств, отвечающих реалиям жизни, связанным с развитием цифровых технологий.

Юридическая наука не сможет самостоятельно, без исследований, проводимых в рамках других гуманитарных,

естественных и технических наук справиться с поставленными перед ней задачами, именно поэтому особую значимость приобретают на современном этапе исследования, имеющие междисциплинарный характер. Для того, чтобы давать рекомендации в плане правового регулирования цифровых технологий, ученые-правоведы должны осваивать знания из сферы естественных и технических наук. Активное проникновение цифровых технологий в общественную жизнь, повседневное их использование, «цифро-визация» экономики предполагают формирование и закрепление навыков и умений, касающихся поведения человека в данной среде. В связи с чем, ученые-правоведы должны правильно определить

- сферы правового регулирования;

- общественные отношения, нуждающиеся в правовом опосредовании;

- используемые методы, приемы и способы правового регулирования;

- типы правового регулирования, применяемые для регулирования общественных отношений, касающихся цифровых технологий;

- правовой статус субъектов правовых отношений в цифровую эпоху и т. п.

Это весьма сложная, непростая задача.

Осложняется эта проблема и тем, что ученые в рамках технических и естественных наук, пока не ответили на многие вопросы, касающиеся использования цифровых технологий, их влияния на человека, его биологическую и генетическую безопасность, окружающую среду, социальные процессы. Многие заключения и выводы пока не верифицированы. И это тоже ставит юристов в затруднительную ситуацию. Ученые-правоведы должны знать последствия использования цифровых технологий, возникающие риски, «сильные» и «слабые» стороны процессов в цифровую эпоху. Пока же наблюдается ситуация «блуждания во тьме», связанная с выработкой рекомендаций в плане правового регулирования «цифровых» отношений в отсутствие верифицированных результатов, полученных в рамках естественных и технических наук. И все же юридическая наука не может стоять в стороне от тех процессов, которые происходят в современном российском обществе, она должна «быть на передовой», чутко и своевременно реагируя на вызовы социальной практики.

В настоящее время пока наблюдается ситуация накопления эмпирического материала, формирования практики использования цифровых технологий, теория же в значительной степени отстает от реальной действительности. Ранее выработанные теоретические конструкции в цифровую эпоху уже не всегда эффективно «работают», а новых моделей правового регулирования пока нет. Осложняется эта проблема еще и тем, что «старые» механизмы, инструменты правового регулирования «традиционных» отношений тоже далеки от совершенства. Не решены задачи повышения результативности использования средств и приемов юридической техники, ликвидации существующих пробелов и коллизий в российском законодательстве, формирования единого, согласованного категориального аппарата. Далеко не всегда учитываются традиции, характерные для российской правовой системы. Искусственное же, непродуманное заимствование чужих, «инородных» правовых инструментов и механизмов приводит к тому, что они в рамках отечественной правовой системы оказываются неэффективными.

«Цифровая» революция ставит перед юридической наукой все новые задачи, которые ученые-правоведы не смогут игнорировать. Они должны выработать свою позицию, отношение к происходящим процессам, представить свой взгляд, свое видение возникающих проблем. Особую роль в этом плане играет общая теория права, в том числе в контексте изучения вопросов, касающихся изменения системы права в условиях развития цифровых технологий.

Юристы должны прекрасно понимать, какое место занимает четвертая промышленная революция в рамках эволюционного развития человечества в целом и Российской Федерации в частности. Цифровые технологии должны быть использованы «во благо», для развития российского общества в позитивном направлении, для защиты и охраны положительного опыта, накопленного за тысячелетнюю историю развития человеческой цивилизации. Цифровые технологии содержат в себе мощнейший потенциал, позволяющий выйти науке на новые рубежи, качественно изменить общественные отношения, облегчить, усовершенствовать положение индивида в обществе; повысить эффективность многих юридических процедур и т.п. Цифровые технологии при умелом их использовании помогут избежать «рутины»,

«зарегулированности» процесса применения права; повысить скорость, результативность использования нормативного материала; сформировать систему более дифференцированного, «точечного» правового регулирования общественных отношений. Цифровые технологии позволят усовершенствовать и механизм реализации субъективных прав и юридических обязанностей, повысить действенность принципа неотвратимости юридической ответственности. Например, появление так называемых смарт-контрактов, предусматривающих механизм самоисполнения, позволил минимизировать транзакционные издержки субъектов гражданско-правовых отношений. Используемая при этом технология блокчейн позволяет оперативно фиксировать юридические факты, связанные с возникновением, изменением и прекращением правовых отношений.

Право как весьма действенное средство социального регулирования находится на рубеже всех трансформаций, происходящих в общественном развитии. «Цифровизация» экономики и общественной жизни ставит перед правом задачи, с которыми оно раньше не сталкивалось. Наиболее активно реагируют на происходящие преобразования именно отраслевые юридические науки. Здесь наиболее активно используются цифровые средства (цифровые следы как электронные доказательства, электронный документооборот, электронное дело, электронные копии материалов дел и др).

В сфере частного права можно встретить различный спектр мнений, касающихся использования юридических средств в цифровую эпоху. Именно частно-правовые отрасли предлагают порой самые радикальные решения в плане правового регулирования общественных отношений. Можно довольно часто встретить мнения, касающиеся коренного слома существующих в настоящее время системы права и системы законодательства. В сфере публичного же права высказываются более осторожные суждения, особенно в отраслях уголовного и административного права.

Общая теория права пока со всех определенностью не обозначила позиций, связанных с трансформацией системы права и системы законодательства в цифровую эпоху. Консерватизм теории права вполне объясним и оправдан. Перед тем как делать какие-либо выводы и давать рекомендации и предложения, общая теория права должна обобщить данные отраслевых юридических наук. Междисциплинарный характер проблем в цифровую эпоху ставит перед общей теорией права проблемы обобщения и систематизации эмпирических и теоретических данных естественных и технических наук, касающихся в той или иной степени функционирования права.

В настоящее время вполне очевидна задача поиска новых методологических подходов к исследованию правовых явлений, расширения сферы применение методов познания, использующихся в рамках естественных и технических наук. Юридическая наука на протяжении длительного времени весьма осторожно относилась к использованию методов естественных и технических наук для изучения государственно-правовых явлений. Сегодня же важно в определенной степени преодолеть данный барьер. Математический, кибернетический, статистический методы приобретают все более важное значение при проведение исследований рамках общей теории права. Инструментальный аспект действия права в современный период выходит на первый план. Средства, используемые в современном механизме

правового регулирования, все больше приобретают не только правовую, но и «техническую» окраску. Использование понятий «цифровая среда», «цифровое регулирование», «режим цифрового регулирования», «правовые технологии», «цифровое право» свидетельствует о том, что право должно быть частью единого процесса, в котором сфера юридического, технического и естественного тесным образом переплетены.

Вместе с тем, все достижения естественных и технических наук в цифровую эпоху без права, его средств и механизмов развиваться и существовать не смогут. Для оценки же нововведений в сфере цифровых технологий, применяются уже устоявшиеся правовые технологии, использование понятий «правовой эксперимент», «правовой мониторинг», «оценка регулирующего воздействия» и т.п. в сфере цифровой экономики со всей очевидностью подтверждает подобный факт. Думается, коренным образом отходить от традиционного подхода к пониманию процесса правового регулирования все же нельзя, так как он касается, прежде всего, людей, учитывает их социальную и биологическую природу.

Вместе с тем, у человека на современном этапе появились так называемые цифровые права, отличающиеся от прав, существовавших в рамках традиционного общества. В цифровой среде индивид получает большую свободу, с одной стороны, с другой - подвержен в значительной степени непрогнозируемым рискам. Существование цифровых прав предполагает создание новых механизмов их реализации и обеспечения, а также мер юридической ответственности для правообязанных субъектов. Возникают и проблемы законодательного урегулирования вопросов злоупотребления цифровыми правами, защиты персональных данных в сети Интернет, электронной идентификации личности, использования электронной (цифровой) подписи, использования криптографических средств передачи информации и т.п.

В принятой 22 июля 2000 г. в Окинаве Хартии глобального информационного общества отмечается, что «информационно-коммуникационные технологии (ИТ) являются одним из наиболее важных факторов, влияющих на формирование общества двадцать первого века. Их революционное воздействие касается образа жизни людей, их образования и работы, а также взаимодействия правительства и гражданского общества»1.

Формирование информационного общества предполагает работу в следующих направлениях:

- «рациональное управление макроэкономикой, способствующее более точному планированию со стороны деловых кругов и потребителей и использование преимуществ новых информационных технологий;

- разработка информационных сетей, обеспечивающих быстрый, надежный, безопасный и экономичный доступ с помощью конкурентных рыночных условий и соответствующих нововведений к сетевым технологиям, их обслуживанию и применению;

- развитие людских ресурсов, способных отвечать требованиям века информации, посредством образования и пожизненного обучения и удовлетворение растущего спроса на специалистов в области ИТ во многих секторах нашей экономики;

- активное использование ИТ в государственном секторе и содействие предоставлению в режиме реального времени услуг, необходимых для повышения уровня доступности власти для всех граждан»2.

1 См.: Дипломатический вестник. 2000. N 8. С. 51 - 56.

2 См.: Дипломатический вестник. 2000. N 8. С. 51 - 56.

Цифровые технологии меняют облик современного права, ставят вопрос о внесении корректив в его систему, систему законодательства. На современном этапе отрасли законодательства все больше приобретают комплексный характер, значительно увеличивается объем технико-юридических норм. Появления таких отраслей законодательства как медицинское право, информационное право, космическое право и т.п. яркий тому пример. Предложение же некоторых специалистов «упаковать» все российское законодательство в цифровой код ставит под вопрос само существование системы законодательства.

Анализ комплексных отраслей законодательства все больше акцентирует внимание на использование субъектного подхода в правовом регулировании общественных отношений, дополняющего уже существующие. Комплексные отрасли законодательства в цифровую эпоху будут оказывать воздействие и на саму систему права, которая будет трансформироваться с учетом реалий современной жизни. В данном плане высказываемые прогнозы весьма противоречивы. Необходимо учитывать и факт существования особых правовых комплексов, массивов, включающих международные договоры и внутригосударственное законодательство, фактически объединяющих два уровня правового регулирования.

Цифровая эпоха выдвигает проблему, связанную с институтами права. Некоторые правовые институты настолько объемны, что приближаются к статусу подотрасли права. Комплексный, межотраслевой характер данных институтов ставит вопрос об их месте в системе существующего права. Данные институты являются своего рода базовыми для отраслей права и могут во многих случаях предопределять развитие целой отрасли.

Весьма противоречивым представляется вопрос, касающийся определения объекта правового регулирования и субъекта права. Появление в цифровой среде явлений, обозначаемых понятиями «цифровая сущность», «искусственный интеллект» ставит на повестку дня вопрос и соотношении субъекта и объекта правового регулирования. Возникновения подобных промежуточных субъектно-объектных явлений касается и структурирования системы права и системы законодательства. Перед юристами со всей очевидностью встает вопрос признания или отрицания в качестве субъектов права, например, роботов и искусственного интеллекта.

Цифровая эпоха ставит на повестку дня проблему изменения сферы правового регулирования, пределов и интенсивности регулирующего воздействия права, трансформации информационно-психологического и инструментального аспектов действия права. Существование виртуального пространства, виртуальных сетевых сообществ предопределяет применение новых правовых средств и механизмов их регулирования. Не решен правовой точки зрения вопрос о длительности правовых отношений в сети Интернет, регулирования права на забвение, длительности хранения цифровой информации и т.п.

Думается, к направлениям трансформации системы законодательства в условиях развития цифровых технологий можно отнести следующие:

- более активное использование подзаконных нормативных правовых актов, регулирующих общественные отношения с использованием цифровых технологий;

- законы федерального и регионального уровней должны носить преимущественно рамочный характер;

- расширение сферы применения нормативных правовых актов рекомендательного характера;

- комплексные отрасли законодательства должны формироваться и развиваться в соответствии с разработанными концепциями и программными положениями, практика использования которых в праворегулирующем процессе должна быть расширена;

- при формировании комплексных отраслей законодательства необходимо внедрение субъектного подхода, предполагающего формирование данных правовых массивов в зависимости от особенностей объектов правового регулирования и участников правовых отношений (физических лиц и роботов; физических лиц и искусственного интеллекта; физических, юридических лиц и цифровых сущностей и т.п.);

- формирование специальной комплексной отрасли законодательства (так называемого коллизионного права), содержащей нормативные правовые акты по разрешению юридических коллизий, возникающих в сферах частного и публичного права;

- формирование комплексной отрасли законодательства, касающейся вопросов цифровых процессуальных действий и операций (цифровое процессуальное право);

- создание так называемых гибридных отраслей законодательства, содержащих положения, регулирующие совместное использование программных кодов и юридических норм;

- создание комплексных правовых глоссариев, включающих определения правовых явлений и средств, используемых в рамках цифровых технологий.

При структурировании современных российских системы права и системы законодательства важно учитывать высокую динамику отношений в сфере цифровых технологий. Поэтому, думается, необходимо предусмотреть механизмы, позволяющие сочетать цифровые коды с правовыми средствами. В этой связи система права и система законодательства должны рассматриваться как сложные самоорганизующиеся системы, структурируемые с учетом генетических, функциональных, предметных и иных связей, возникающих между их компонентами, что предопределяет более широкое использование синергетического подхода при их структурировании3.

Использование синергетического подхода позволяет включать в данные системы иные сложные подсистемы, которые по своей природе относятся к цифровой сфере и не являются правовыми. Эти цифровые подсистемы входящие, например, в систему законодательства, могут содержать цифровые коды, позволяющие совершать юридически значимые процессуальные действия в виртуальной среде, являющиеся альтернативной моделью решения правовых вопросов.

Возможно формирование в современной системе законодательства двух массивов:

1. Так называемого традиционного права, содержащего материальные и процессуальные нормы, с помощью которых «классическим» образом регулируются общественные отношения, разрешаются юридические споры;

2. Цифровое право, включающее цифровые коды, позволяющие в виртуальном пространстве регулировать отношения без использования юридических средств. В последнем случае для легализации результатов применения цифровых кодов необходимо в законодательстве предусмотреть соответствующие механизмы и процедуры (например, нотари-

3 См., например, Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. - М., 1989; Василькова В. В. Порядок и хаос в развитии социальных систем (Синергетика и теория социальной самоорганизации). - СПб. 1999.

альное подтверждение сделки, совершенное с использованием цифровых кодов и т.п.).

Использование цифровых кодов при регулировании общественных отношений позволит решить проблему существования коллизий и пробелов в российском праве.

Применение синергетического подхода при структурировании системы права и системы законодательства означает, что они рассматриваются как открытые, нелинейно развивающиеся системы, для которых в большей степени характерна поливариантность в их развитии. В таком случае в рамках системы права и системы законодательства должны быть сформированы внутренние механизмы, выступающие источниками их самоорганизации и саморазвития. Это и могут быть, например, альтернативные модели регулирования общественных отношений с использованием цифровых кодов. Регулирование отношений с использованием цифровых кодов может значительно упростить многие юридические процедуры, позволить более оперативно разрешать правовые вопросы; проверять на практике правильность самой модели регулирования отношений, которая в дальнейшем может быть закреплена в законодательстве. Использование синергетического подхода при структурировании системы права и системы законодательства позволит ускорить темп их внутренних изменений с учетом внешних «вызовов», обусловленных использованием цифровых технологий, формирование в их структуре новых правовых общностей, подсистем.

Однако, виртуальная реальность, цифровые технологии выдвигают на повестку дня перед современной юридической наукой ряд проблем.

Во-первых, в виртуальных правоотношениях субъект может выступать в нескольких ипостасях, обозначаются своего рода составляющие человека. В виртуальные взаимодействия может вступать непосредственно не сам человек, а его цифровая копия, содержащая его персональные данные; персонификация лица осуществляется по 1Р-адресу принадлежащего ему компьютера; идентификация человека осуществляется по его цифровой подписи, по коду, пришедшему на его телефон по смс-сообщению и т.п. Во многих случаях в самих виртуальных отношениях субъект должен подтвердить, что он живой человек, а не робот (например, при входе на некоторые сайты). Таким образом, выделяются несколько составляющих в современном понимании «индивидуальный субъект правовых отношений». Решение проблемы идентификации субъекта правовых отношений представляется во многих случаях довольно затруднительной, что предопределено использованием в виртуальных отношениях алгоритмов шифрования, криптографических средств передачи информации. В связи с чем, правонарушения, совершенные с использованием цифровых технологий, довольно часто остаются не раскрытыми.

Во-вторых, предоставляя в виртуальных отношениях свои персональные данные, субъект не может быть полностью застрахован он их несанкционированной передачи и использования третьими лицами. Внедрение цифровых технологий, позволяющих «разложить» субъекта на отдельные составляющие, повышает риск участия в виртуальных правовых отношениях «ненадлежащей» стороны, причинения имущественного ущерба управомоченным субъектам и т.п.

Возникает вопрос и о самих участниках правовых отношений в виртуальной сфере. Может быть ими только живой

человек или возможно участие и роботов, «цифровых личностей», искусственного интеллекта? Это не только правовая, но и морально-этическая проблема.

Кроме того, предоставление персональных данных, их обозначение в виртуальных отношениях делает в дальнейшем невозможным их сокрытие, соблюдение тайны частной информации. Персональные данные фактически есть всегда «в доступе», нет понятия «цифровое забвение».

В-третьих, необходимо урегулировать вопросы цифровых прав субъектов, их передачи другим лицам; формирования механизма защиты данных прав, средств обеспечения их реализации и т.д. В виртуальных отношениях возникает проблема несанкционированной передачи цифровых прав ненадлежащему субъекту, произошедшей в результате, например, «сбоя» в программе.

В-четвертых, цифровая эпоха на повестку дня ставит вопросы об изменении сферы правового регулирования, а именно:

- какие виртуальные отношения должны быть урегулированы именно правом;

- насколько детально они должны быть урегулированы;

- какие средства (запреты, ограничения, дозволения) необходимо использовать в механизме правового регулирования отношений с использованием цифровых технологий;

- каким образом возможно сочетать правовые средства с цифровыми кодами;

- каким образом необходимо легализовать действия, совершенные с применением цифровых кодов и т.п.

Виртуальный мир на протяжении времени своего существования далеко не всегда регулировался правом, но в силу повышения его значимости и роли в социальной жизни эти проблема должна быть решена.

В-пятых, не обходимо решить проблему регулирования «цифровых юридических фактов», являющихся основанием возникновения, изменения, прекращения правовых отношений. Актуальным остается вопрос закрепления процессуальных отношений с использованием цифровых технологий (подача документов в электронном виде, подтверждение действий с помощью электронной подписи, возможность виртуального участия сторон в гражданском судопроизводстве, предоставление доказательств в электронном виде, доступ к виртуальным государственным услугам на основании персонального логина и пароля и т.д.).

Кроме того, появляются новые объекты правового регулирования, существующие исключительно в виртуальной среде (криптовалюты, компьютерные программы, средства криптографии, графическое представление пользователя компьютера (аватар) и т.д.). Это предметы нематериального мира, возникающие в результате работы компьютера, взаимодействия пользователей. Моральный и материальный вред, причиненный в виртуальной сфере, необходимо регулировать правовыми средствами материального мира, что должно учитываться при структурировании современных системы права и системы законодательства.

Использование дополнительного субъектного подхода, думается, позволит более дифференцированного подойти к проблеме правового регулирования отношений с использованием цифровых технологий. Этому будет способствовать и установление системы режимного регулирования цифровых правовых отношений в зависимости от участников.

В-шестых, формирование правовых отношений с использованием цифровых технологий оказывает влияние на свя-

зи, возникающие между их участниками, объем их субъективных прав и юридических обязанностей, юридическую ответственность, их правовой статус, формы реализации права.

В цифровой среде лица должны соблюдать не только запреты правового характера, но и различного рода технические (технологические) ограничения. Не только незнание закона, но и незнание правил пользования техникой (цифровыми технологиями) не освобождают от юридической ответственности. Человек может оказаться в «зоне риска», где в виртуальном мире многие действия совершаются помимо его воли. Поэтому в законодательстве важно закрепить механизмы легализации действий человека в цифровой среде, сформировать особую интеграционному отрасль коллизионного права.

Соблюдение правовых и «цифровых» запретов возможно как в правовых отношениях, так и за их рамками. Возникающие между пользователями компьютеров отношения в виртуальном мире предполагают, что одна их часть может регулироваться правом, а другая - техническими нормами (формируется двойственная система регулирования с помощью юридических норм и цифровых кодов). В качестве примера можно привести установление ответственности за репост в социальных сетях. Возникновение охранительных отношений (привлечение пользователя к уголовной или административной ответственности) возможно после анализа всех его данных, закрепленных с использованием цифровых технологий (контента профиля пользователя, постов, фотографий, аудиозаписей, ответов к постам в социальных сетях и т.д.).

В-седьмых, право должно оказывать превентивное воздействие на возникновение цифровых отношений, которые не должны формироваться стихийно, а основываться на механизмах, уже закрепленных в юридических нормах. Право должно обозначать своего рода направления применения цифровых средств, используя дифференцированные средства регулирования. В большой степени это применимо к «цифровизации» правовых процедур, облегчающей реализацию субъективных прав и юридических обязанностей участниками юридических процессов.

Цифровые технологии позволят усовершенствовать и юридическую практику, анализ показателей в правоприменительной деятельности, усилить в данном направлении контроль. Так, упрощение с помощью цифровых технологий гражданского и арбитражного судопроизводств позволит, думается, унифицировать многие юридические процедуры в данных сферах.

Однако, цифровые технологии делают возможным взаимодействие субъектов и без применения юридических норм, что приводит многих исследователей к предположению о возможном дальнейшем сужении сферы правового регулирования, использовании исключительно цифровых кодов в виртуальных отношениях. В сети Интернет пользователи во многих случаях устанавливают, минуя право, собственные правила поведения, основываются на системах саморегуляции. В подобных случаях возникает уже три системы регулирования отношений (правовые нормы; технические нормы и цифровые коды; правила, установленные пользователями сети Интернет).

Развитие цифровых технологий оказывает существенное влияние на трансформацию существующих в России систему права и систему законодательства. Со всей очевидно-

стью следует отметить, что необходимо сохранить лучшие традиции, характерные для отечественной правовой системы, с одной стороны, с другой - важно учитывать, своевременно и адекватно закреплять в законодательстве происходящие изменения в общественных отношениях. Право не должно уходить в сторону, «прятаться» от цифровой реальности, в противном случае последняя подменит собой всю устоявшуюся систему правового регулирования, а, наоборот, активно взаимодействовать с виртуальным миром. Только умелое сочетание правовых и цифровых средств, создание продуманных механизмов стимулирования и ограничения, поощрения и наказания позволят выстроить правовые отношения в цифровую эпоху. Право должно активно «входить» в виртуальный мир, создавать в нем свои механизмы регулирования, так как Интернет стал новой реальностью в нашей современной действительности. Цифровые отношения не должны быть чем-то иллюзорным, выходящими за грани реальности, а упорядочиваться теми регуляторами, которые приняты в современном российском обществе (правом и моралью).

В тоже время право должно применять потенциал, которым обладают цифровые технологии. Упрощение с помощью «цифры» юридических процедур, механизмов, обеспечивающих эффективное использование субъективных прав и исполнение юридических обязанностей, повысит

качество правореализационного процесса в целом. Российская правовая система находится на этапе перемен, поэтому юристы должны выработать подходы, позиции в отношении изменения системы права и системы законодательства в цифровую эпоху.

Статья проверена программой «Антиплагиат». Оригинальность 93,15%.

Список литературы:

1.Бачило И.Л. Государство и право XXI века. Реальное и виртуальное. М., 2012. 280 с.

2. Инюшкин А.А. Информация в системе объектов гражданских прав и ее взаимосвязь с интеллектуальной собственностью на примере баз данных // Информационное право. 2016. N 4. С. 4 - 7.

3. Понкин И.В., Редькина А.И. Искусственный интеллект с точки зрения права//Вестник РУДН. Сер. Юрид.науки. 2018. Т.22. №1. С.91-109.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Радько Т.Н., Головина А.А. Современна системно-правовая теория: новый этап развития или методологический кризис/Государство и право. 2017. №2. С. 34-40.

5. Тихомиров Ю.А. Право в современном мире: векторы развития/Государство и право. 2017. №5. С.5-10.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.