Научная статья на тему 'Трансформация правового статуса государства, образованного путем самоопределения народа, в результате присоединения к другому государству: на примере Крыма и Севастополя'

Трансформация правового статуса государства, образованного путем самоопределения народа, в результате присоединения к другому государству: на примере Крыма и Севастополя Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
659
126
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИНТЕГРАЦИЯ / INTEGRATION / ПРАВОВОЙ СТАТУС / LEGAL STATUS / САМООПРЕДЕЛЕНИЕ / НАЦИЯ / NATION / PEOPLE''S SELF

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Барциц А.Л.

В работе определяются пути решения проблематики, касающейся развития правового статуса Республики Крым и города Севастополя, как пример трансформации правового статуса государства. Трансформация правового статуса Республики Крым (Автономной) происходила в данных рамках вследствие самоопределения. Но в отличие от рамочных и конвенциональных документов ООН, национальный состав Крыма не представляет возможным позиционировать население полуострова как отдельную нацию. В то же время историческое значение и превалирование определения Крыма как региона полиэтнического формируют отдельный автономный статус, который и позволил в значительной мере выявить границы самоопределения по территориальному и национальному признаку.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Transformation of the legal status of the state formed by the self-determination of the people, when attached to another State: the example of Crimea and Sevastopol

The paper identifies ways, methods and means of making issues relating to the development of the legal status of the Republic of Crimea and Sevastopol g as a fragment of transformation of the legal status of the state. The transformation of the Republic of Crimea (Autonomous) took place within this framework as a result of self-determination. But unlike the conventional framework and UN documents, the national composition of the Crimea is not possible to position the population of the peninsula as a separate nation. At the same time, historical importance and prevalence of determining the Crimea as a region, multi-ethnic, form a separate autonomous status, which will largely identify the boundaries of self-determination on the territorial and national basis.

Текст научной работы на тему «Трансформация правового статуса государства, образованного путем самоопределения народа, в результате присоединения к другому государству: на примере Крыма и Севастополя»

А.Л. Барциц*

Трансформация правового статуса государства, образованного путем самоопределения народа, в результате присоединения к другому государству: на примере Крыма и Севастополя

Аннотация. В работе определяются пути решения проблематики, касающейся развития правового статуса Республики Крым и города Севастополя, как пример трансформации правового статуса государства. Трансформация правового статуса Республики Крым (Автономной) происходила в данных рамках вследствие самоопределения. Но в отличие от рамочных и конвенциональных документов ООН, национальный состав Крыма не представляет возможным позиционировать население полуострова как отдельную нацию. В то же время историческое значение и превалирование определения Крыма как региона полиэтнического формируют отдельный автономный статус, который и позволил в значительной мере выявить границы самоопределения по территориальному и национальному признаку.

Ключевые слова: интеграция, правовой статус, самоопределение, нация.

Историческое развитие переосмысления территориальных прав и притязаний в современном обществе принимает форму управляемого процесса, которое позволяет в значительной мере задействовать мирные процессы присоединения территорий. Однако в последние 30 лет все подобные процессы носят характер лишь проявления стремления к независимости территории либо приводят к появлению образований с достаточно спорным статусом. Можно выявить три группы спорных территорий с подобными проблемами (табл. 1).

Анализируя различные позиции относительно подобных образований, можно заметить, что предоставление самого статуса государства при желании присоединения не всегда возникает. При этом целевое значение правового статуса подобного государства остается невыясненным по экономическим и политическим мотивам1.

Российская Федерация, являясь крупнейшим приобретателем территории в 2013—2014 гг., преобразовав Республику Крым, опирается в подобной ситуации на прецеденты международного права. Однако в случае с Крымом не было ситуации, когда полуостров позиционировался как отдельное государственное образование. В этом состоит отличие, например, от Республики Косово.

1 См.: Загайнов Л.В. Проблемы переходного периода в

Крыму // Налоговая политика и практика. 2014. № 12 (144). С. 18-22.

В новейшей историографии России вопрос о правомочности независимости Косово трактуется однозначно не в сторону Приштины, что неудивительно, поскольку Москва противится насаждению на Балканах прозападных порядков. Вместе с тем подобная позиция вызвана к жизни не только холодным политическим расчетом России. Она имеет под собой очень весомые документальные основания. В первую очередь речь идет о столпе послевоенного устройства мира и так называемой Вестфальской системе международных отношений — Уставе ООН. В п. 4 ст. 2 этого документа содержатся свидетельства нарушения принципа территориальной целостности Сербии: «Все Члены ООН воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с Целями Объединенных Наций». В случае с самопровозглашением косовской независимости подобный принцип, несомненно, был нарушен по отношению к члену ООН — Сербии. Свое развитие данный принцип получил в принятой в 1970 г. Декларации о принципах международного права. В действиях государств «ничто не должно истолковываться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или к частичному или полному нарушению территориальной целостности или политического

*

© Барциц А.Л., 2015

Барциц Анри Львович — аспирант кафедры конституционного и муниципального права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА). [anri7779988@gmail.com]

109044, Россия, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, д. 9. DOI: 10.17803/1994-1471.2015.58.9.044-051

Таблица 1

Спорные территории

Территории, требующие полной независимости Территории, входящие в другие государства как отдельные объединения Территории, стремящиеся присоединиться к другому государству

Страна Басков (Испания) Северная Ирландия Фландрия (Бельгия) Техас (США) Квебек (Канада) Курдистан ДНР ЛНР Приднестровье Джамму и Кашмир Бантустан Крым

единства суверенных и независимых государств, соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов». В Декларации также закреплены следующие принципы международного права:

- неприменение силы или угрозы силой;

- мирное разрешение споров;

- невмешательство;

- сотрудничество;

- равноправие и самоопределение народов;

- суверенное равенство государств;

- добросовестное выполнение обязательств по международному праву.

Обращаем особое внимание на принцип, касающийся равноправия и самоопределения народов. Его наличие в одном документе с принципом территориальной целостности привело к противоречивости и неоднозначности этих двух правовых норм. Подобный «конфликт» юридических положений станет роковым для косовского вопроса. Заключительный акт СБСЕ 1975 г. дополнял приведенный перечень ключевых принципов международного права еще двумя: нерушимость границ и уважение прав человека. Согласно принципу нерушимости границ, «государства-участники рассматривают как нерушимые все границы друг друга», что, в частности, включает «признание существующих границ в качестве юридически установленных в соответствии с международным правом». Таким образом, в случае с Косово один из принципов международного права — принцип территориальной целостности — был проигнорирован. Однако ошибочно возлагать вину за это лишь на заинтересованных в решении своих геополитических устремлений ЕС и США. О причинах такого вывода будет сказано ниже.

После окончания Второй мировой войны сформировалась Ялтинско-Потсдамская система международных отношений, знаменовавшая крах колониальной эпохи. Принцип самоопределения был закреплен Уставом ООН и упоминался в этом документе дважды: в ст. 1, где говорится о целях Организации («развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения»2); в

ст. 55, в которой самоопределение народов отнесено к одной из основ мирных и дружественных отношений между нациями, которые сами являются условиями стабильности и благополучия. Из этого следует, что принцип самоопределения не является самостоятельной концепцией в рамках международного права, а реализуется на основе мирных и дружественных отношений между нациями3. Еще одним следствием уставных положений ООН о самоопределении стала идея о взаимном уважении прав самоопределяющейся части населения по отношению к несамоопре-деляющейся, поскольку между ними существует неразрывная взаимосвязь сосуществования. Дальнейшее развитие право на самоопределение получило в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 637 (VII) «Право народов и наций на самоопределение» от 16.12.1952 г. Государствам — членам ООН было рекомендовано признавать и поощрять осуществление права на самоопределение народов. При этом в данном случае речь шла о территориях, не являющихся самоуправляемыми. Следующим важным документом, в котором говорилось о самоопределении государств, стала Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам 1960 г. В ней отразился антиколониальный характер принципа самоопределения. Однако в документе имелась оговорка: «всякая попытка, направленная на то, чтобы частично или полностью нарушить национальное единство или территориальную целостность страны, несовместима с целями и принципами Устава ООН». Помимо этого страны — участницы ООН признавали повышение конфликтного потенциала региона или территории, которой отказывали в реализации права на самоопределение.

В Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН от 1970 г., помимо антиколониальной направленности принципа самоопределения, делался акцент на то, что равноправие и самоопределение народов недопустимо осуществлять в ущерб территориальной целостности

2 Загайнов Л.В. Проблемы переходного периода в Крыму // Налоговая политика и практика. 2014. № 12 (144). С. 18.

3 См.: Сосновский Д.В. Процессы формирования региональной идентичности в Крыму в контексте поляризации украин-

ского общества: дис. ... канд. полит. наук. М., 2014. С. 112.

государства. Противоречивость самоопределения и территориальной целостности была выражена в тезисе о том, что «создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом, являются формами осуществления этим народом права на самоопределение». При этом отсутствовал механизм, который бы пояснял, как народ, проживающий в государстве (неколонии), может на основе самоопределения отделиться и создать новый территориально-административный субъект. К 1970-м гг. ситуация в мире начала меняться: оставалось все меньше и меньше колониальных стран, которые могли бы воспользоваться правом на самоопределение4. Однако в международных документах государства по-прежнему выражали приверженность этому принципу. В Заключительном Акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе страны-участницы подтвердили, что каждый народ имеет право распоряжаться своей судьбой, тесно увязав его с сохранением территориальной целостности государств. Итоговый документ Венской встречи 1986 г. представителей государств —участников СБСЕ также отразил верность европейских народов принципу равноправия и права распоряжаться своей судьбой. «Все народы всегда имеют право в условиях полной свободы определять, когда и как они желают, свой внутренний и внешний политический статус без вмешательства извне и осуществлять по своему усмотрению свое политическое, экономическое, социальное и культурное развитие».

Трансформация Республики Крым (Автономной) происходила в данных рамках как следствие самоопределения. Но в отличие от рамочных и конвенциональных документов ООН, национальный состав Крыма не представляет возможным позиционировать население полуострова как отдельную нацию. В то же время историческое значение и превалирование определения Крыма как региона полиэтнического формируют отдельный автономный статус, который и позволил в значительной мере выявить границы самоопределения по территориальному и национальному признаку. Крым всегда был полиэтничным и многоконфессиональным. Ни одна из его этнических групп не является автохтонной. Сложились устойчивые сообщества: русские, украинцы и крымские татары, противоположным образом представляющие свое политическое будущее. Часто менялся политический статус региона. В 1991 г. вследствие референдума провозглашена автономная республика в составе Украины. Началась репатриация репрессированных народов.

В 1992—1995 гг. Крым обладал де-факто статусом субъекта федерации, его конституция объявила русский язык официальным. Президент Республики Крым Ю.А. Мешков ориентировался на Россию, что вызвало острый конфликт с Украиной, завершившийся в 1998 г. сменой конституции Крыма и урезанием автономии. Россия, по межгосударственному договору 1997 г., признала Крым частью Украины, хотя сохраняется конфликт из-за делимитации Керченского пролива и базирования Черноморского флота РФ. Институциональный фактор конфликта заключается в том, что статусы 27 регионов Украины асимметричны и слабы. С 1998 г. Крым разделен на две административные единицы: Автономную Республику Крым (АРК) и город центрального подчинения Севастополь, чтобы ослабить русский ир-редентизм (в Севастополе процент русских выше, чем в АРК). Главы администраций регионов назначаются Президентом Украины и ему лояльны. Импичмент губернатора депутатами Верховного Совета АРК затруднен. Итоги общегосударственных парламентских выборов 2012 г. доказали, что сохраняется преобладание пророссийских партий в Крыму. По всей Украине Партия регионов набрала 30 %, а в АРК — 52,3 % и Севастополе — 46,9 %; Коммунистическая партия Украины — 13,2 % в стране, 19,4 % — в АРК и 29,5 % — в Севастополе. Напротив, партия «Свобода» получила 10,5 % во всей Украине, а в АРК — 1,0 % и Севастополе — 1,4 %. «Батькивщина» набрала по стране 25,6 %, а в Крыму — 13,1 % и Севастополе — 5,9 %. Но партии непоследовательно выражают интересы избирателей, что создает благоприятные условия роста радикальных этнополити-ческих движений. Важный фактор — взаимоусиление этнической и религиозной идентичности. По переписи 2001 г., русские составляли 60,2 % населения АРК и Севастополя, украинцы — 23,9 %, крымские татары — 10,2 %. 97,8 % татар считают себя мусульманами, 85,1 % украинцев и 84,9 % русских — православными. Темпы религиозного «возрождения» в Крыму значительно выше, чем по стране. Если в 1990 г. Крым занимал среди регионов 27-е место по числу религиозных организаций, то в 2007 г. — 8-е. По сведениям Республиканского комитета АРК по делам религий, к 2008 г. зарегистрировано 1339 религиозных организаций, относящих себя к 48 конфессиям. Из них 42,7 % — организации Украинской Православной Церкви (УПЦ). В Крыму УПЦ Московского патриархата имеет 509 организаций, а УПЦ Киевского патриархата — 40. На втором месте мусульманские организации — 28,8 % (по Украине — 4 %)5.

4 См.: Гомулка К. Польская пресса о российско-украинских отношениях и событиях в Крыму // Историческая и социально-образовательная мысль. 2014. № 2 (24). С. 13-24.

5 См.: Гайдук В.В. Проблема политической устойчивости субъектного состава федеративной России: республика Крым и Севастополь // Вопросы политологии. 2014. № 1 (13). С. 68-79.

Они координируются Духовным управлением мусульман Крыма (ДУМК). С 1997 г. в АРК работает и Всеукраинская Ассоциация общественных организаций «Альраид». Действуют без регистрации свыше 600 исламских объединений. Третье место занимают протестантские организации — 23 % наименований. Малочисленными объединениями представлены иудаизм, Армянская Апостольская Церковь, караимы и др. Ключевым вопросом «повестки дня» конфликта выступает проблема политического статуса АРК и Севастополя. Спектр требований русских организаций — от повышения уровня автономии до федерализации и, в радикальном варианте, присоединения Крыма к России. Напротив, татарские объединения стремятся к государственности «коренного народа», идеализируя опыт Крымского ханства и Крымской АССР. Тактически интересы татарских и украинских организаций совпадают в ослаблении русского движения. Русские этнополитиче-ские движения Крыма, несмотря на массовую социальную базу, мало представлены в правящих элитах. Они ослаблены расколами и мелочными амбициями лидеров. Признаны органами власти РФ: Русская община Крыма, движение «Русское единство», Крымская республиканская общественная организация «Таврический союз», Конгресс русских общин Крыма — Русский фронт Сергея Шувайникова — общественно-политическое движение «Русский Крым», общественная организация «Мы — русские», Русское движение Крыма, Русский блок Крыма, Союз российских землячеств Крыма.

Новым явлением в ответ на самозахват земель татарами стало усиление казачества, ранее слабого в регионе. Действуют Совет атаманов Крыма и Крымский казачий союз, которые самовольно разрушают незаконные постройки татар, охраняют христианские храмы и символы, земельные владения. Совет атаманов Крыма (атаманы С. Палочкин и С. Юрченко) на выборах 2010 г. в местные органы власти поддержал партию «Русское единство». Занимает сепаратистские позиции Народный фронт «Севастополь — Крым — Россия». Он именует органы власти «оккупационными», резко критикует РФ за отсутствие поддержки. Движение «Русский Крым» и организация «Мы — русские» не желают участвовать в коалициях. Самая многочисленная и активная организация — Русская община Крыма не представлена с 2010 г. в Президиуме Крымского Координационного совета организаций российских соотечественников под председательством В. Черкашина.

В Крыму исторически сложилась сложносо-ставная идентичность русских. Ее разделяют не только русские по происхождению, но и многие украинцы, белорусы, евреи, греки, поволжские татары и др. Для них русские исторические символы и язык общения более привлекательны,

чем государственные украинские. По переписи 2001 г., повседневно используют в быту русский язык 97—98 % жителей АРК и Севастополя. Это значительно больше, чем удельный вес русских в населении региона. Половина крымских украинцев имеет те же политические ориентации, что и русские. Доля тех, кто жестко противопоставляет себя «русскому миру», в Крыму мизерна. Этнические размежевания в Крыму не совпадают с политико-идеологическими. Страх в восприятии крымчан вызывает межэтнический конфликт. Об этом свидетельствуют итоги анкетного опроса Центра им. Разумкова. В 2011 г. 4,6 % респондентов в числе наиболее важных проблем отметили напряженные межэтнические отношения (в 2008 г. — 16,4 %). Среди русских в 2011 г. таких 3,1 %, а среди крымских татар — 14,7 %. 76 % опрошенных не ощущали себя защищенными от столкновений на межэтнической почве. В Севастополе наличие страхов признали 88,6 %. Российская Федерация не стремится радикализировать русские движения Крыма, а прагматически использует их для давления на Украину по вопросам участия в Таможенном союзе, цен на энергоносители и т.д. Важный фактор конфликта — выбор языковой политики. Летом 2012 г. принят Закон Украины «Об основах государственной языковой политики», предоставивший языкам статус региональных в местностях, где их носители насчитывают больше 10 % населения. Он одобрен Верховным Советом Крыма и основными политическими акторами. Однако сторонники унитаризма настаивают на монопольном статусе украинского языка как государственного.

Сведения Министерства образования и науки Украины за 2010/2011 учебный год показывают преобладание русского языка в Крыму на всех уровнях обучения. На уровне дошкольного образования русский язык в АРК изучали 46934 ребенка, а украинский — 1693. В средних школах учились на русском языке как основном 148452 школьника, на украинском — 13609. В вузах на русском языке обучались 47 тыс. студентов, а на украинском — 8515. Крымско-татарский язык изучается только студентами — востоковедами, теологами и историками Таврического национального университета, слушателями исламских учебных заведений. Важны материалы исследований, проведенных Институтом ПАТРИР в 2010—2011 гг. Интервью редакторов СМИ (телеканалов, газет, Интернет-ресурсов, информационных агентств) показали различие позиций полиэтничных и моноэтничных СМИ. Руководители полиэтничных медиа поддерживают трилингвизм и воспринимают проблему как техническую. Напротив, редакторы моноэтничных медиа воспринимают трехъязычие политически. Наиболее критично настроены руководители русской прессы, видящие в реформе попытку ослабления своего влияния.

11.03.2014 г. крымчане воспользовались своим правом на национальное самоопределение и провозгласили Декларацию независимости от Украины, как это сделала УССР в 1991 г., объявив о своем выходе из состава Советского Союза. В Декларации депутаты Верховного Совета Автономной Республики Крым и Севастопольского городского совета ссылались на Устав ООН; другие международные документы, закрепляющие право народов на самоопределение; решение Международного суда ООН в отношении Косово от 22.07.2010 г. о том, что одностороннее провозглашение независимости частью государства не нарушает какие-либо нормы международного права. Декларация провозгласила, что в случае принятия народом решения о вхождении Автономной Республики Крым и города Севастополь в состав России эта территория будет объявлена независимым и суверенным государством с республиканской формой правления. В Декларации также было зафиксировано право Республики Крым как независимого и суверенного государства обратиться с предложением о принятии в состав России в качестве нового субъекта. Референдум по вопросу о воссоединении с Российской Федерацией на правах ее субъекта был проведен 16.03.2014 г. На нем подавляющее число граждан поддержало решение о вхождении Крыма в состав России. После официального объявления результатов референдума на политической карте мира ненадолго появился новый субъект международного права, и уже 18.03.2014 г. состоялась процедура подписания Договора между РФ и Республикой Крым о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе РФ новых субъектов6. Республика Крым и Севастополь считаются принятыми в Российскую Федерацию со дня подписания этого Договора. Таким образом, в настоящее время, согласно Конституции РФ, в состав нашего государства входят 85 субъектов, в том числе 22 республики и 3 города федерального значения (ст. 65). При присоединении Крыма последний выступал как объект международного права, так как соответствовал четырем признакам государства как субъекта международного права, закрепленным в Конвенции Монтевидео 1933 г.:

- постоянное население;

- определенная территория;

- собственное правительство;

- способность к вступлению в отношения с

другими государствами.

Как представляется автору, данный юридический факт следует именовать «крымский прецедент», в качестве ассиметричного ответа на

6 См.: Рогов И.И. Украинский кризис: предварительные

замечания по интеграции АР Крым в состав Российской Федерации // Электронный вестник Ростовского социально-экономического института. 2014. № 1. С. 28-32.

«косовский прецедент», открывший новую веху в международном праве. Поэтому «крымский прецедент» заслуживает всестороннего изучения, в том числе актуальных проблем конституционно-правового статуса новых субъектов РФ, чему посвящена настоящая статья. Итак, Республика Крым и город с особым статусом Севастополь были приняты в состав РФ на основе Конституции РФ и Федерального конституционного закона от 17.12.2001 № 6-ФКЗ «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта РФ» (ст. 4). Основаниями принятия в Российскую Федерацию стали:

- результаты общекрымского референдума от 16.03.2014 г.;

- Декларация о независимости Автономной Республики Крым и города Севастополя, принятая 11.03.2014 г. Верховным советом Автономной Республики Крым и Севастопольским городским советом;

- предложения Республики Крым и города с особым статусом Севастополя о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым, включая город с особым статусом Севастополь;

- Договор между РФ и Республикой Крым о принятии в Российскую Федерацию и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов от 18.03.2014 г.;

- Федеральный конституционный закон от 21.03.2014 г. № 6-ФКЗ «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе РФ новых субъектов — Республики Крым и города федерального значения Севастополя».

В настоящее время Республика Крым является равноправным субъектом РФ. Ведь общеизвестно, что все республики, входящие в состав России, существенно отличаются друг от друга по размеру территории, численности населения и т.д., но имеющиеся различия не влияют на их место в составе государства, на объем полномочий, правовое положение. Статус любой из них определяется Конституцией РФ и конституцией республики, в данном случае Конституцией Республики Крым, принятой Государственным Советом Республики Крым 11.04.2014 г. Основной закон включает преамбулу и 10 глав. Наименования глав и их содержание в целом схожи с Конституцией РФ и ей соответствуют. В отечественной юридической практике преамбула Конституции традиционно не имеет правовой силы, носит декларативный характер. В то же время авторы Конституции Республики Крым сочли необходимым закрепить в преамбуле ряд политических принципов, на основе которых строится концепция современной российской цивилизации. Достижением крымской Конституции является сформулированная в Преамбуле цель сохранения многообразия и самобытности национальных

культур, исторически сложившихся на территории Республики, обеспечение их равноправия и защиты, а также подчеркивается многовековая общая история крымчан с народами РФ.

Конституционно-правовой статус Республики Крым характеризуется прежде всего тем, что она, как и иные республики в составе РФ, является «государством» в составе РФ, обладающим всей полнотой государственной власти (законодательной, исполнительной, судебной), кроме тех полномочий, которые находятся в ведении федеральных органов государственной власти и совместном ведении РФ и субъектов РФ. Ее статус определяется ранее упомянутым Договором между РФ и Республикой Крым о принятии в Российскую Федерацию, Конституцией РФ, Федеральным конституционным законом «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе РФ новых субъектов — Республики Крым и города федерального значения Севастополя», Конституцией Республики Крым. Изменения в статусе допускаются лишь по взаимному согласию РФ и Республики Крым и только в соответствии с Федеральным конституционным законом7.

Конституционно-правовой статус любой республики в составе РФ также характеризуется тем, что каждая из них имеет свою территорию. В этой связи Конституция Республики Крым устанавливает, что ее территория является единой и неделимой, составляет неотъемлемую часть территории РФ (ч. 3 ст. 1). Республика обладает территориальным верховенством, а ее территория является пространственным пределом распространения власти. Органы государственной власти Республики распространяют свою власть на всю ее территорию (без изъятий).

В соответствии с ч. 1 ст. 56 Конституции Республики Крым, ее территория определяется границей, существовавшей на день принятия в Российскую Федерацию и образования новых субъектов федерации. Граница Республики Крым на суше, сопряженная с территорией Украины, является государственной границей РФ. Разграничение морских пространств Черного и Азовского морей осуществляется на основе международных договоров РФ, норм и принципов международного права (ч. 1, 2 ст. 3).

Согласно Конституции РФ, республики вправе устанавливать свои государственные языки (ст. 68). Конституцией Республики Крым статус государственных предоставлен русскому, украинскому и крымско-татарскому языкам. В этой связи можно вспомнить, что ранее на территории АРК, входившей в состав Украины, государственным языком являлся только украинский. Однако

еще в 1998 г. Государственная Дума РФ обращалась к властям Украины с заявлением о необходимости закрепления в качестве государственного языка на ее территории еще и русского. Основанием для этого выдвигалась языковая и культурная близость, прочные исторические связи близкородственных славянских народов. Кроме того, по состоянию на начало 2001 г. население Крыма составляло 2,4 млн жителей, среди которых более 60 % составляли русские, 24 % — украинцы, 10 % — крымские татары, около 6 % —представители прочих национальностей8.

Конституционно-правовой статус Республики Крым также характеризуется наличием своей конституционно-правовой системы. Исходя их того, что Конституция Республики Крым была разработана и принята Государственным Советом самостоятельно, вступила в силу со дня ее официального опубликования без последующего утверждения органами государственной власти РФ, то также самостоятельно Республика Крым решает вопрос о внесении изменений в свою Конституцию. Помимо последней, конституционно-правовую систему данного субъекта РФ формируют законы и иные нормативные правовые акты Республики Крым, договоры и соглашения Республики с Российской Федерацией, а также другими субъектами РФ. По состоянию на 01.06.2014 г. уже вступили в силу 10 законов Республики Крым, с содержанием которых можно ознакомиться на официальном сайте Государственного Совета Республики Крым. Между тем следует напомнить, что ранее упоминавшийся Федеральный конституционный закон от 21.03.2014 № 6-ФКЗ содержит положение о переходном периоде, который действует со дня принятия в Российскую Федерацию Республики Крым и до 01.01.2016 г. В целях скорейшей интеграции Республики Крым в экономическую, финансовую, кредитную и правовую систему РФ до момента принятия профильных нормативных правовых актов Республики Крым на ее территории применяется Конституция Республики Крым с учетом ранее упомянутого Договора от 18.03.2014 г., а также некоторых федеральных нормативных правовых актов.

Среди таких актов целый ряд федеральных законов РФ: «О применении положений Уголовного кодекса РФ и Уголовно-процессуального кодекса РФ на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя» от 05.05.2014, «Об особенностях правового регулирования отношений в сфере образования в связи с принятием в Российскую Федерацию Республики Крым и образованием в составе РФ новых субъектов — Республики Крым и города федерального

7 См.: Москаленко В.В. Крым в системе показателей человеческого развития // Крымский экономический вестник. 2014. № 1-2 (08). С. 92-96.

8 См.: Евдокимов В.Б., Тухватуллин Т.А. Принятие республики Крым и города Севастополя в состав Российской Федерации // Государственная власть и местное самоуправление. 2014. № 5. С. 37-42.

значения Севастополя и о внесении изменений в Федеральный закон "Об образовании в Российской Федерации"» от 05.05.2014, «Об особенностях функционирования финансовой системы Республики Крым и города федерального значения Севастополя на переходный период» от 02.04.2014, «О защите интересов физических лиц, имеющих вклады в банках и обособленных структурных подразделениях банков, зарегистрированных и (или) действующих на территории Республики Крым и на территории города федерального значения Севастополя» от 02.04.2014, многочисленные указы Президента РФ, во многом касающиеся вопросов социального характера и поступления на службу в правоохранительные органы.

В то же время вполне ожидаемо, что конституционно-правовая система Республики Крым входит в состав конституционно-правовой системы РФ. Поэтому в Конституции Республики Крым определена невозможность противоречия законов и иных нормативных правовых актов Республики Крым федеральным законам, принятым по предметам ведения РФ и совместного ведения РФ и ее субъектов (ст. 57). Также установлено, что в случае противоречия между федеральным законом, принятым вне пределов ведения РФ, и нормативным правовым актом Республики Крым должен действовать нормативный правовой акт Республики Крым. Далее научно-практический интерес представляет юридическая норма, согласно которой на территории Республики Крым и города федерального значения Севастополя до окончания переходного периода действуют нормативные акты АРК и города Севастополя, а также Республики Крым и города с особым статусом Севастополя. Однако при этом нормативные правовые акты АРК и города Севастополя, Республики Крым и города с особым статусом Севастополя, противоречащие Конституции РФ, не применяются.

Конституционно-правовое положение Республики Крым также детерминируется тем, что, в соответствии с основами конституционного строя, общими принципами организации представительных и исполнительных органов государственной власти в Российской Федерации и законодательством Республики она самостоятельно определяет систему своих органов государственной власти: Глава Республики — глава

Библиография:

исполнительной власти; законодательный (представительный) орган государственной власти — Государственный Совет Республики Крым — Парламент; Совет Министров — правительство; органы судебной власти и прокуратуры. Впрочем, для скорейшего обеспечения интеграционных процессов одновременно с формированием республиканских органов власти осуществляется формирование федеральных властных структур. Так, например, Республика Крым и город федерального значения Севастополь вошли в состав вновь образованного Крымского федерального округа (9-й по счету). Кроме того, в составе Правительства РФ учреждено Министерство РФ по делам Крыма. Помимо формирования центрального аппарата, для интеграции и развития Республики на ее территории осуществляется формирование региональных подразделений профильных министерств и ведомств РФ, личный состав которых комплектуется преимущественно крым-чанами и севастопольцами, соответствующими по личностным и профессиональным качествам требованиям российской государственной службы. Конституционно-правовой статус Республики Крым также характеризуется наличием республиканской собственности. В этом субъекте РФ признаются и равным образом защищаются частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности. Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются, так как они составляют основу жизни и деятельности народов, проживающих на территории Крыма. Данные объекты должны использоваться для обеспечения материальных и духовных потребностей народа.

Учитывая положения по укреплению статуса Республики Крым уже в составе РФ, стоит заметить, что итогом трансформации статуса является то, что нерушимость границ не остается фиксированным событием. В то же время интеграция при присоединении порождает массу дополнительных вопросов и согласований, которое позволяет обозначить субъект другого государства или отдельное государство при присоединении к другому государственному образованию как территорию с адаптационным и интеграционным потенциалом, который стоит учитывать при прогнозировании процесса интеграции.

1. Гайдук В.В. Проблема политической устойчивости субъектного состава федеративной России: республика Крым и Севастополь // Вопросы политологии. 2014. № 1 (13). С. 68—79.

2. Гомулка К. Польская пресса о российско-украинских отношениях и событиях в Крыму // Историческая и социально-образовательная мысль. 2014. № 2 (24). С. 13—24.

3. Евдокимов В.Б., Тухватуллин Т.А. Принятие республики Крым и города Севастополя в состав Российской Федерации // Государственная власть и местное самоуправление. 2014. № 5. С. 37—42.

4. Загайнов Л.В. Проблемы переходного периода в Крыму // Налоговая политика и практика. 2014. № 12 (144). С. 18-22.

5. Москаленко В.В. Крым в системе показателей человеческого развития // Крымский экономический вестник. 2014. № 1-2 (08). С. 92-96.

6. Рогов И.И. Украинский кризис: предварительные замечания по интеграции АР Крым в состав Российской Федерации // Электронный вестник Ростовского социально-экономического института. 2014. № 1. С. 28—32.

7. Сосновский Д.В. Процессы формирования региональной идентичности в Крыму в контексте поляризации украинского общества: дис. ... канд. полит. наук. М., 2014. 224 с.

References (transliteration):

1. Gajduk V.V. Problema politicheskoj ustojchivosti sub'ektnogo sostava federativnoj Rossii: respublika Krym i Sevastopol' // Voprosy politologii. 2014. № 1 (13). S. 68-79.

2. Gomulka K. Pol'skaja pressa o rossijsko-ukrainskih otnoshenijah i sobytijah v Krymu // Istoricheskaja i social'no-obrazovatel'naja mysl'. 2014. № 2 (24). S. 13-24.

3. Evdokimov V.B., Tuhvatullin TA. Prinjatie respubliki Krym i goroda Sevastopolja v sostav Rossijskoj Federacii // Gosu-darstvennaja vlast' i mestnoe samoupravlenie. 2014. № 5. S. 37-42.

4. Zagajnov L.V. Problemy perehodnogo perioda v Krymu // Nalogovaja politika i praktika. 2014. № 12 (144). S. 18-22.

5. Moskalenko V.V. Krym v sisteme pokazatelej chelovecheskogo razvitija // Krymskij jekonomicheskij vestnik. 2014. № 1-2 (08). S. 92-96.

6. Rogov I.I. Ukrainskij krizis: predvaritel'nye zamechanija po integracii AR Krym v sostav Rossijskoj Federacii // Jelek-tronnyj vestnik Rostovskogo social'no-jekonomicheskogo instituta. 2014. № 1. S. 28-32.

7. Sosnovskij D.V. Processy formirovanija regional'noj identichnosti v Krymu v kontekste poljarizacii ukrainskogo obsh-hestva: dis. ... kand. polit. nauk. M., 2014. 224 s.

Материал поступил в редакцию 12 марта 2015 г.

Transformation of the legal status of the state formed by the self-determination of the people, when attached to another State: the example of Crimea and Sevastopol

BARTSITS, Anri Lvovich — postgraduate student of the Department of Constitutional and Municipal Law of the

Kutafin Moscow State Law University.

[anri7779988@gmail.com]

109044, Russia, Moskva, ul. Melnikova, 23, kv. 31.

Abstract. The paper identifies ways, methods and means of making issues relating to the development of the legal status of the Republic of Crimea and Sevastopol g as a fragment of transformation of the legal status of the state. The transformation of the Republic of Crimea (Autonomous) took place within this framework as a result of self-determination. But unlike the conventional framework and UN documents, the national composition of the Crimea is not possible to position the population of the peninsula as a separate nation. At the same time, historical importance and prevalence of determining the Crimea as a region, multi-ethnic, form a separate autonomous status, which will largely identify the boundaries of self-determination on the territorial and national basis. Keywords: integration, legal status, people's self, nation.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.