Научная статья на тему 'Трансформация китча во Времени и Пространстве'

Трансформация китча во Времени и Пространстве Текст научной статьи по специальности «Культура. Культурология»

341
74
Поделиться
Ключевые слова
КИТЧ / КУЛЬТУРА / ТРАНСФОРМАЦИЯ / ВРЕМЯ / ПРОСТРАНСТВО

Аннотация научной статьи по культуре и культурологии, автор научной работы — Поляков Александр Федорович

Статья посвящена проблеме феномена массовой культуры китча. Автор рассматривает развитие его в контексте современности, трансформацию во временном и пространственном аспекте

TRANSFORMATION OF KITSCH IN TIME AND SPACE

The article is devoted to the problem of the phenomenon of mass culture kitsch. The author considers its development in the context of modernity, a transformation in the temporal and spatial aspects.

Текст научной работы на тему «Трансформация китча во Времени и Пространстве»

Литература

1. Абаева Л. Л. Буддийская культура: инновации и традиции в эволюции религиозных верований монгольских народов / Мир буддийской культуры: духовное наследие и современность: Материалы международной конференции, посвященной 195-летию Агинского дацана. 7-8 сентября 2006 г. - Чита - Агинское - Улан -Удэ, 2006.

2. Захаров А. В. Традиционная культура в современном обществе // Социологические исследования. - 2004. №7. - С. 105-115.

3. Костина А.В. Традиционная культура: к проблеме определения понятия. Информационный гуманитарный портал “Знание. Понимание. Умение”/ № 4. 2009. - Культурология . ИМр/^и^^гри.- оигпа1. ги/е-2ри/2009/4.

4. Каргин А. С. Народная художественная культура. -М., 1977. - С. 18.

5. Маркарян Э.С. Узловые проблемы теории культурной традиции // Сов. этнография. - 1982. - № 2.

6. Народная культура в современных условиях. - М., 2000.

7. Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М., 1964. -С. 794.

8. Сарингулян К.С. О регулятивных аспектах культурной традиции // Сов. этнография. - 1981. - № 2. - С. 99.

9. Словарь русского языка: В 4 т. - М, 1988. - Т. 4. -С. 396.

10. Скороходова Т.Г. Традиция в интерпритации мыслителей Бенгальского возрождения / Вопросы философии.

- 2008. - № 12. - С. 144.

11. Соколов К. Б. Субкультурная стратификация и городской фольклор // Традиционная культура. - 2000. - № 1.

- С. 14.

12. Традиция // Новейший философский словарь. -Минск, 1999. - С. 724.

13. Традиция // Философский энциклопедический словарь. - М., 1983. - С. 253.

14. Чистов К. В. Народные традиции и фольклор. Очерки теории. - Л., 1986. - С. 8-9.

15. Чистов К.В. Фольклор // Культурология. XX век. Энциклопедия. В 2-х т. Т. 2. - СПб., 1998. - С. 303.

Будаева Зоригма Аркадьевна - аспирантка Института монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения Российской академии наук, г. Улан-Удэ.

Budaeva Zorigma Arkadievna - a postgraduate student of the Institute of Mongolian, Buddhist and Tibetan studies (Siberian branch of the Russian Academy of sciences.), Ulan-Ude.

УДК 008

А.Ф. Поляков

ТРАНСФОРМАЦИЯ КИТЧА ВО ВРЕМЕНИ И ПРОСТРАНСТВЕ

Статья посвящена проблеме феномена массовой культуры — китча. Автор рассматривает развитие его в контексте современности, трансформацию во временном и пространственном аспекте.

Ключевые слова.'китч, культура, трансформация, время, пространство.

A.F. Polyakov

TRANSFORMATION OF KITSCH IN TIME AND SPACE

The article is devoted to the problem of the phenomenon of mass culture — kitsch. The author considers its development in the context of modernity, a transformation in the temporal and spatial aspects.

Keywords: kitsch, culture, transformation, time,space.

Как любой феномен культуры, китч существует в пространственных и временных границах, взаимообусловленность которых явилась одной из причин формирования основных норм и законов его репродуцирования. С точки зрения историко-культурной ретроспективы, временная составляющая характеризуется наличием китчевых элементов в художественных стилях различных эпох от так называемой низовой литературы античности до современных постмодернистских образцов. То есть черты «псевдоискусства» как антитезы могли угадываться еще в Античном мире, Средневековье, Ренессансе, Новом времени параллельно с художественной культурой высокого уровня, которая служила позднее в качестве своеобразного эталона для разного рода творчества.

Существование «квазихудожественности» в оппозиции «высокому» искусству всегда было свойственно любой художественной эпохе как результат либо неудачной попытки претворения высоких творческих замыслов вследствие так называемого периода ученичества, либо преднамеренного потакания определенным вкусам потребителей с возникновением секулярного направления в искусстве. (Мы здесь не имеем в виду под развитым художественным вкусом отказ от «всего человеческого» в духе Ортеги-и-Гассета, скорее стремление к изысканности и рафинированности в отражении чувственных проявлений как некой степени совершенства). Особая изощренность, например, в контрапунктической технике строгого письма композиторов прошлого служила не только самоцелью, но

в то же время явилась и показателем непревзойденных образцов полифонического мастерства.

Развитие художественной культуры во Времени, и, соответственно, ее оценка как отражение надлежащего художественного вкуса, проявляется в тех достижениях, которые ведут к наибольшей полноте смыслового отображения реальности, адекватной интерпретации ее творческим субъектом, их сопряженности.

Так, путь искусства живописи отмечен периодами обретения новых выразительных средств, таких, как план, перспектива, трехмерность изображения пространства, особый колорит, манера письма. В театральном искусстве прогресс проявился в динамике развития образа, поиске психологической убедительности и многогранности характеров в противовес предыдущим условностям канона эпохи классицизма относительно всей совокупности средств актерской выразительности. В музыке наиболее значимыми достижениями стали способы изображения нотной записи, исследование и «закрепление» темперированного строя путем создания прелюдий и фуг в творчестве И.С. Баха, Д.Д. Шостаковича, Р.К. Щедрина согласно стилевым особенностям каждого композитора.

Открытие новых выразительных возможностей произошло с появлением «генерал-баса», становлением оперы, развитием сонатно-симфонического цикла и жанра концерта. Наконец, плодотворное влияние философии романтизма на дальнейшую экспрессивность всего музыкального языка стало очередным этапом в процессе его совершенствования как следствие развития во Времени. Не стоит однако забывать и о новых средствах музыкальной выразительности, таких как алеаторика, сонористика, кластер, привнесенных в музыкальное искусство в результате модернистских и постмодернистских экспериментов, которые послужили открытию неведомых ранее возможностей трансляции и восприятия мира звуков.

Игнорирование вполне закономерных завоеваний художественной культуры, отличавшейся высоким мастерством исполнения, прошедшей своеобразную проверку временем в лице многих поколений, как специалистов, так и сведущих любителей, означает приятие в качестве нормы всевозможные «псевдо» и «квази», характерные для сущности искусства невысокого уровня, в том числе и китчевого. Следовательно, только компаративная составляющая обусловливает необходимый критерий оценки, способствует формированию того или иного художественного вкуса, благодаря которому происходит определенная тенденциозность в развитии искусства и

культуры в целом. Установление принципа элитарности в культуре как базисного показателя уровня человеческой цивилизации ни в коей мере не отвергает, на наш взгляд, наличие в ней менее значимых художественных артефактов, востребованных на определенном этапе становления любого индивида как личности в процессе его инкультурации. Поэтому принципиальность в постановке вопроса о приемлемости китча в культуре должна заключаться в общественном признании данного положения. Неслучайно каждый профессионал ревностно охраняет сферу своих прямых интересов от «китчевых посягательств», в то же время охотно потребляя подобного рода продукцию в других областях.

Говоря о трансформации китча во Времени, следует подчеркнуть данный факт как вполне объективный процесс, не нарушающий основного китчевого принципа верности традиции. Суть его заключается с том, что китчем используются только те художественные артефакты, которые уже доказали свою эффективность для публики, и репродукция которых не рискует быть революционным открытием, пусть даже удачным. Поэтому каждый новый нюанс в экспрессии художественной культуры лишь тогда подвержен китчевой креативности, когда приобретает статус заслуженного направления или стиля. В данном случае временная составляющая имеет решающее значение, влияя на продуктивность китча и его трансформацию.

Вследствие того, что историческая парадигма стилевого разнообразия художественной культуры обусловлена многими факторами развития социума, элементы будущих норм и законов китчевой эстетики, проявившиеся в то время в ней, можно рассматривать в качестве некой издержки, отнесенной за счет творческого эксперимента в данной области. Вместе с тем, разница между китчевыми элементами в прошлом и непосредственно этим явлением культуры в настоящем состоит в демонстрации искусности для того времени в качестве нечто нового, и искусственности во всех смыслах по отношению к современности. Таким образом, можно сделать вывод, что с течением времени к производству художественной продукции, тем более ее репродуцированию, в аксиологическом аспекте предъявляются более высокие требования с точки зрения элитарности как некоего достигнутого уровня культуры человеческой цивилизацией в данной области. Это однако вовсе не означает, что те или иные признанные художественные произведения прошлого должны быть непременно ниже уровнем. Возможно, что их появле-

ние стало предметом образцовости в рамках того вида экспрессивности.

Существуя параллельно во временной атрибутивной связи, культурный континуум в свою очередь содержит жанровое разнообразие многих видов искусства, которое используется целым комплексом китчевой эстетики в качестве объектов для подражания. Ввиду того, что каждый новый жанр искусства развивается во Времени, пространственная составляющая служит его основанием, формируя саму жанровую природу в любом проявлении художественности. Однако дальнейшее развитие каждого жанра искусства, приобретение им определенных выразительных качеств полностью зависит уже от временных границ.

Мы можем исторически проследить путь становления в живописи, например, жанра пейзажа, портрета или бытового сюжета; в музыке -кантаты, симфонии, песни; в литературе - романа, поэмы, рассказа и т. д. В свою очередь каждый такой жанр из перечисленных видов искусства может содержать немалое количество подвидов, обладающих набором собственных выразительных средств, которые также могут входить в состав экспрессивности китча. Так, песня, охватывая всю полноту человеческого бытия, отражает не только его наиболее значимые жизненные этапы, проявляясь в колыбельных, свадебных, похоронных (плачах-причетах), но включает также и повседневный аспект, проецируясь на трудовые, солдатские, лирические, шуточные, плясовые. Таким образом, понятие культурного Пространства в данном случае характеризуется степенью широты распространения китча в художественной культуре и, в частности, в различных видах искусства от станковой живописи до современных его образцов.

По мере становления и развития художественной культуры, формирования ее новых стилей, трансформирования уже сложившихся в различные «нео», «пост», «измы», происходит и трансформация китча в связи с изменяющимися социокультурными условиями, диктующими иные критерии оценки в восприятии данного феномена. В настоящее время особенно заметно проявление китчевого разнообразия в связи с приобретенным художественным опытом, позволившим путем комбинирования создать новое пространство экспрессии, используя в нем в качестве выразительных элементов последние достижения, казалось бы, далекого от всякой художественности технического прогресса с его уникальными средствами и возможностями. Неслучайно подобная новизна вызывает суждение

о том, что художественная культура уже не ставит проблему противостояния стилей, а открывает возможности их полного взаимодействия, и что в итоге складывается единая художественная среда, в которой нет привычного противостояния элитарного и массового.

По мнению аналитиков, цель современного искусства, получившего весьма определенный статус во Времени и Пространстве - не создание художественных ценностей, а своеобразное заявление, демонстрация, декларация. Артобъек-том здесь выступает уже не столько произведение, сколько сам художник, не столько само искусство в его различных проявлениях, сколько «имидж-мэйкинг» или «пи-ар». Современный художник, с их точки зрения, должен себя «пиарить». Однако «имидж-мэйкинг» сегодня, по мнению Б.Парамонова, не ограничивается «пиаром». Нынешнее искусство в его декларациях и замыслах не понять без помощи профессионального искусствоведа, выступающего нередко в роли «имидж-мейкера», способствующего продвижению его на эстетическом рынке [1].

Данный факт наиболее полно отразился в творчестве Джеффа Кунса, получившего статус короля китча. Его работы в духе концептуализма - квинтэссенция американской массовой культуры. Характерной чертой творческих изысканий этого «китч-мейкера» стало провозглашение эстетики быта в виде созданных скульптур гигантского масштаба, а также откровенный эротический акцент в отображении мира. Так, к наиболее экстравагантным работам Кунса относятся позолоченная скульптура Майкла Джексона в натуральную величину, 13-метровая

скульптура терьера («Щенок»), украшенная цветами, "Висящее сердце", которые входят в число самых дорогих произведений современных художников.

Аналогичный вопрос вызывает тематика картин другого «китч-мейкера», норвежского художника Одда Нердрума, нередко шокирующая зрителя откровенным физиологизмом.

Ввиду широкого распространения китча в культуре появились его различные классификации, отражающие наиболее существенные этапы его трансформации во Времени и Пространстве. Так, А.Яцковский выделяет исторический, сувенирный и ярмарочный китч. А.Моль делит развитие китча на два периода: исторический, когда китч был искусством жизненного окружения, и современный (неокитч, середина XX века) -стилизация под старину [2]. Е.Карцева указывает на характерные особенности так называемого неокитча, включающего в себя дизайн-китч и

гаджет-китч (различного рода сувениры, отличающиеся поражающей нелепостью), в то же время разделяя неокитч на модерн, ретро и кэмп, считая, что кемпмен сознательно вводит моду на пошлость, пытаясь подкрасить это иронией. Кэмп, с ее точки зрения, это своеобразный китч в кавычках, эстетизация плохого вкуса. Суть кэмпа, пристрастие ко всему неестественному, искусственному, чрезмерному [3].

Н.Дмитриева в современном китче выделяет китч-универсум, в котором происходит смешение разноуровневых предметов, китч-рекламу, выражающую потребность в идеалах массовой культуры, и китч, близкий поп-культуре [4]. Весьма разнообразно классифицирует китч в музыке В.Рожновский, представляя его как «китч - эрозию» и «китч - косметику», которые «упрощают» шедевр, делая его широкодоступным, низводя до уровня рыночной вещи [5]. Аутентичный, сатирический, ностальгический,

китч - мистификация - вот неполный перечень широкого понимания автором этого явления культуры.

С.Бойм выделяет две группы китча: «демократический», понимаемый как культ буржуазного уюта, домашнего очага или предметов прикладного искусства, и «тоталитарный», принимающий формы веселого массового действа марша или танца [6]. Иногда китчу дают и «вкусовые» характеристики. Н.Конрадова приводит в пример такие, как «сладкий китч», пробуждающий прекрасные иллюзии и умиления, а также «кислый китч», приспосабливающийся с мнимой глубиной к вкусам времени [7].

Некоторые исследователи также подразделяют китч на две группы, но в несколько ином ракурсе. Так, наиболее востребованными являются китч- развлечение, который представляет произведения, требующие от потребителя сюжетной заинтересованности и досуга, и китч-дизайн, подразумевающий статическое искусство: картины, сувениры, предметы быта и одежду.

Китч-дизайн является самым распространенным направлением данного феномена культуры. По мнению В. Шимко, «китч - это тоже искусство, т.е. форма общественного сознания, и, может быть, самая демократичная его разновидность, своего рода эстетическая «самодеятельность», намного превышающая дозволенные искусствоведами рамки художественного освоения действительности... Видимо, рассматривать проблему «китч» надо, отбросив привычные искусствоведческие амбиции и установки» [8]. Далее он дает характеристику дизайна как искусства удовлетворения индивидуальных человеческих

потребностей средствами «технической» эстетики, которых, по его словам, не перечесть, а значит и средств у искусства, приемов, способов, направлений - должно быть много.

В.Шимко делит дизайн на три потока: рафинированный артдизайн музеев и региональных студий, практический и практичный «индустриал» не всегда безупречного, но всем нужного магистрального направления по совершенствованию телевизоров и сковородок, и вульгарно раскрашенный «мир Барби», олицетворяющий множество вещей, устройств, вкусов и мнений.

В каждом направлении существует свой китч. Например, элитный, по его мнению, - обслуживает извращенные вкусы тех, кто может купить все, но предпочитает все уродливое. Концептуальный китч подыгрывает любителям всего интеллектуального. В сфере дизайна существует еще китч иронический, экологический, под классику, артистический, «для населения». Наличие некой «феньки» как приманки, играющей на струнах души потенциального покупателя, безусловно, привносит в китчевую продукцию долю юмора, однако не затрагивает его сущности. Для дизайн-китча (профессионального) характерны такие определяющие критерии как согласованность с контекстом, намеренная небрежность фактической реализации, разборчивость при выборе тиражируемых образцов визуальной культуры.

Автор диссертации «Китч как концепция в графическом дизайне» Р.Ю. Овчинникова раскрывает следующие формы трансформации китча во Времени и Пространстве, отражающие его современное направление, характеризующееся минимальной степенью условности, конкретностью изображения, избыточностью образного языка, установкой на аттракцию и т.д. С ее точки зрения, «эпатирующий китч» использует аффектацию как механизм воздействия; «натуралистичный» создает внешнее правдоподобие, в рамках которого проявляется степень его гиперреалистичности и чувственности; «аристократический» символизирует престиж, социальный и финансовый статус; «национально-географический» олицетворяет национально-культурную традицию, создает иллюзию народности; «фольклорный» ассоциируется с образами ярмарки, лубка, народного промысла; «семейно-детский» вызывает чувство нежности и умиления [9].

Кроме того, «эпатирующий» китч представляет собой группу образов, относящихся к его так называемой модернизации. Это, прежде всего, «шлок» - визуализация субъективной бессмысленности и глупости, где образы отличают-

ся нарочитой небрежностью графического решения; «арт-порно» - иллюстрация образов эротики и порно, стирающая между ними всякие границы; «фэнтези» - отличается совмещением абсолютного вымысла и реальности, способ его конструирования в рамках графического дизайна осуществляется за счет механического соединения, например, разных частей тела животных с целью антуража; «трэш» - отражает тематику сексуальных извращений, иллюстрирует разные виды патологии человеческого тела.

На основе приведенных примеров становится ясным, что классификация китча отражает не только конкретные виды искусства как источник его формообразования: литературу, живопись, театр, прикладные искусства, архитектуру (интерьер), музыку, но и те выражения чувств, приобретаемые в результате их восприятия: умиление, иронию, ностальгию. Кроме того, в характеристике китча проявляется как временное начало: исторический, современный, так и его стилистическое отражение: ретро, модерн, неокитч. Немалое место в данной классификации занимает социальная тема, воплощенная в семейно-детской, национальной, фольклорной тематике, что свидетельствует также о широком распространении китча в художественном пространстве обыденной культуры.

Рассматривая это явление культуры в контексте купли-продажи, авторами допускаются его дефиниции, как ярмарочный, сувенирный, рекламный и т.п. Показателем всеобщей распространенности китча служат также выражения, не затрагивающие однако его художественную сторону: экологический, тоталитарный. Таким образом, можно констатировать, что подобная классификация китча возникла в результате теоретического осмысления данного феномена культуры как следствие его трансформации во Времени и Пространстве.

Вместе с тем, следует отметить, что оценка китча, отношение к нему «представителей от дизайна» заметно отличается своим положительным подходом. Данный факт проявляется в следующих его характеристиках: китч - это стиль богатый на выдумку, причем выдумку смелую и дерзкую, но именно эта необычность стиля позволяет китчу стать одним из оригинальных направлений в дизайне, где динамика линий завораживает, и остается только догадываться, какой "дизайнерский выверт" скрывается за изящно изогнутыми элементами того или иного интерьера; само время требует всепроникающего китча, который, конечно, не насмешка, не хаос, а высокий вкус и гармония; при всей

кажущейся простоте китч — самый сложный жанр, потому что он - это отсутствие чистоты жанра; потребность в вещах необычных и запоминающихся достигается сочетанием элементов роскоши со свободой желаний, что освобождает от бремени многих условностей.

По мнению автора, это объясняется относительной новизной сферы современного дизайна, становления его во Времени, как необходимого условия приобретения им должного статуса, несмотря на, казалось бы, довольно длительный исторический путь развития той же эстетики интерьера. Дело в том, что экспрессивность дизайна в наши дни нередко обусловлена достижениями технического прогресса с его новыми возможностями использования нестандартных материалов. Область их применения еще не получила достаточного теоретического обоснования с точки зрения эстетической целесообразности и способов применения того или иного декора. Поэтому и поощряется восприятие художественной культуры как единой среды без противостояния стилей, а с их полным взаимодействием. Однако подобный подход ведет лишь к всеобщей массовости, нарушающей основной принцип аксиологии культуры, который, по нашему убеждению, существует повсеместно в реальности, основополагаясь на законах компа-ративности и иерархии. Процесс становления новой креативности, в частности, в художественной культуре, всегда достаточно длительный, и только во Времени и Пространстве происходит своего рода определение и констатация ее элитарных качеств.

Известно также об устоявшейся, достаточно критической точке зрения на феномен китча, относящейся к той же сфере дизайна. По мнению критиков, китч - стиль нового времени, это игра в антидизайн, возникшая как протестное течение в интерьерной моде для тех, кто готов относится к среде своего обитания не слишком серьезно; одна из ярких тенденций последних лет, граничащая с экзотикой, когда откровенная безвкусица становится принципом выбора, а бьющая в глаза несочетаемость цветов и предметов интерьера находит спрос у людей, стремящихся проявить свою неординарность; грань между классикой и китчем почти совсем не видна, так как нынешний китч "самой высокой и лучшей марки", демонстрирующий достижения технического прогресса в создании псевдоисторической архитектуры и интерьеров.

Аналогичную позицию, но уже по отношению к эстрадному китчу занимает Л.Мархасев. В своей статье «Пир пошлости» он пишет о со-

временном проявлении китчевой эстетики в масс-медиа. «Безвкусица, возведенная в ранг искусства, легла в основу того, что мы называем модным сегодня словом «китч».<...> На авансцене новой эстрады воцарился телесный низ — что в словесных жанрах, что в вокальных .<...> В конце века дивы разделись почти догола! А телевидение многократно и каждодневно размножает эту хрипящую, визжащую и пританцовывающую голизну по всем каналам (за исключением одного-единственного “Культура”; тем самым остальные как бы предупреждают: “А мы с культурой ничего общего не имеем”)» [10].

Данное меткое замечание вполне обоснованно характеризует состояние современной эстрады, ее китчевой облик. Наглядным примером может служить творческая жизнь известной российской «поп-дивы» А.Пугачевой. Прежние ее выступления в соответствии с эстрадными нормами того времени отличались внутренним содержанием певческого материала вследствие определенного качества и авторского профессионализма. Музыкальные «моноспектакли», лишенные часто внешней аттрактивности, тем не менее вызывали у слушателей неподдельный интерес своей выразительностью, непосредственностью проявления чувств. Сегодня выступления этой певицы не обходятся без внешнего антуража, типичных в своей бессмысленности текстов, примитивного мелодического оформления и все той же «пританцовывающей голиз-ны». Таков нам предстает китч в результате собственной трансформации во Времени и Пространстве.

Одним из главных свойств китча, по мнению многих аналитиков, является его тотальная мар-гинальность. Это свойство настолько всеобъемлющее, что можно полагать его в качестве определяющего среди всех остальных признаков, с которыми может соотноситься понятие «марги-нальность»: сентиментальность, красота, мимесис и т.п. Маргинальная красота необходима китчу. Без нее он теряет одно из главных своих качеств - популярность и коммерческую привлекательность. Представленная без чувства меры и зачастую построенная на экзотике, подобная красота при тождестве изображения позволяет без ошибки отделить китч от реализма, который изображает обыденное в реальных обстоятельствах.

Следует уточнить, что «маргинальность» в данном контексте - культурологический термин, обозначающий изолированность человека или объекта от его естественного окружения и помещённого в новую среду, однако с попыткой

сохранения культурной самоидентификации. Как способ, содержащий некую долю инновационности, он не лишен все же определенной степени креативности, но искусственная, порой откровенно надуманная манипуляция с художественным объектом, приводящая к изменению пространственной и временной парадигмы, как показателя принадлежности к конкретной эпохе, порождает эклектику стиля, способствует позиционированию новой китчевой репродуктивности. Действительно, маргинальная культура захлестнула страницы журналов, газет, проникла в телепередачи, эстрадные шоу. Распространяясь с неимоверной скоростью, она пытается убедить общество в собственной самоценности и абсолютности, навязываясь без всякого стеснения, пуская нередко в оборот лексику тюремного жаргона.

В последнее время наблюдается тенденция проникновения подобной тактики китча в сферу режиссуры. Так, оперные и театральные постановки подвергаются модернизации с помощью перемещения сюжетной линии в несвойственные ей временные границы с чуждыми декорациями либо полным отсутствием последних, что нарушает целостность авторского замысла, общую культурную панораму определенной эпохи, как правило, вызывающей непосредственный интерес реципиента. Особенно это распространено в зарубежных интерпретациях некоторых произведений, в частности, русской классики, опер «Евгений Онегин» и «Пиковая дама» П.И.Чайковского. Попытка так называемого обновления широко известных спектаклей нередко приводит к вульгаризации сценического действия и негативно сказывается в целом на драматургии. Например, «историческая» дуэль Ленского с Онегиным в контексте пушкинской эпохи заменяется бытовой «разборкой» при помощи охотничьего ружья. «Экономия» на декорациях приводит к схематичности оперных сцен, обедняя музыкальное исполнение отсутствием визуальной экспрессивности. Китчевое прочтение классики, на наш взгляд, это всего лишь сублимативный способ самоутверждения незадачливого режиссера. Следовательно, такая режиссура являет собой еще один образец подтверждения маргинальности китча в области театральных постановок. (Подобные метаморфозы происходят также в драматических и балетных спектаклях, информацию о которых услужливо предоставляет телевидение).

Причины подобных действий вполне объяснимы. Одной из характерных черт массовой культуры и, в частности, китча, является предельная эксплуатация темы в коммерческом

плане. Многократное использование хотя бы и ярких по выразительности художественных произведений со временем вызывает естественное отчуждение, которое компенсируется за счет применения способов аттрактивного свойства, вновь повышающих заинтересованность потребителя. К ним, в основном, и относятся многие методы китчевой репродукции, такие как нарочитая драматизации в русле развлекательности, эклектичность, ретроспективность в контексте современности и многие другие. Подобную ситуацию мы можем наблюдать в трансляции телеканалами возможно и неплохих постановок с участием отечественных артистов. Между тем, чрезмерное количество их показов нередко вызывает нарекание, как со стороны телезрителей, так и самих исполнителей.

Таким образом, можно отметить, что трансформация китча во Времени прямо пропорциональна его распространению в Пространстве за счет вовлечения в свою орбиту не только новых художественных направлений, но и способов собственного репродуцирования.

Исключительно важную роль в распространении современного китча играет художественная культура города с ее развитой инфраструктурой и средствами массовой информации, которые в последнее время приобрели часто неуправляемый характер по причине полной самостоятельности либо доступности (Интернет). Из этого следует, что городская культура в большей степени ориентирована на постепенное удовлетворение растущих потребностей человека, его вожделений, жажде удовольствий и развлечений.

Яркую характеристику массовой культуры столичного города дает Э.А. Поздняков: «Живя в столице, можно порой подумать, что в жизни кроме искусства и его наиболее зрелищной части - шоу бизнеса - ничего больше и не существует. Оно заполнило все, оно гремит, поет, свистит, кричит, кривляется, паясничает по всем радио и телеканалам практически без перерыва сутки напролет. Оно в лице «деятелей культуры», кажется, абсолютно уверено в том, что у людей нет никаких других занятий и забот, как только слушать их, смотреть их пошлые спектакли, фильмы, шоу и прочие творения ничем не обремененных умов, восхвалять их, льстить им и щедро оплачивать их труд. Жизнь больших городов насквозь пропиталась этим искусст-вом»[11, с. 409]. Скорее всего, под таким искусством Э.Поздняков имеет в виду феномен китча с его способностью к мимикрии, попыткой отождествления себя с высокой художественной культурой того же города.

Исследуя трансформацию китча во Времени и Пространстве, автор приходит к таким выводам: во-первых, она всегда осуществлялась в рамках городской культуры в разные исторические эпохи. Это связано, прежде всего, с изначальной ролью городов в качестве образовательных и культурных центров, где испокон веков «царствовали» науки и искусства, в которых позднее обнаружились истоки генезиса и развития такого феномена культуры как китч.

Во-вторых, качественное изменение жизни городов во всех ее проявлениях, в том числе и художественном, естественно повлияло на эстетические взгляды новых поколений. Несмотря на успешное сохранение лучших традиций художественной культуры высокого уровня, мы можем заметить в ней существенные отличия в способах выражения, адекватные реалиям конкретной исторической эпохи. Наш современный художественный опыт обогащен целым рядом культурных достижений, которые соответствовали эстетическим потребностям социума в свое время. Вместе с тем, будущие китчевые элементы, содержащиеся в художественных образцах прошлого, претерпевали определенные изменения в сторону все большего увеличения так называемой экспрессии китча.

В-третьих, аксиологическая доминанта восприятия китча, имеет тенденцию к устойчивому развитию ввиду определенного технического прогресса современного города, который в целом влияет не только на социокультурную, но и художественную сферу. В результате этих изменений происходит все большая динамичность общественных процессов, сокращается время для постижения художественных артефактов высокого уровня, часто требующих неспешной, скрупулезной рецепции. Ценностным основанием любой художественности в таком случае выступает китчевая культура, отличающаяся поверхностной содержательностью, неглубоким смыслом и знаковой обусловленностью.

В-четвертых, историко-ретроспективный

взгляд на общую культурную панораму позволяет обнаружить наличие признаков китча в художественных стилях прошедших эпох. В совокупности выразительных средств каждой художественной эпохи путем их трансформации во Времени в целом определились нормы и законы китчевой эстетики, ее негативные и позитивные стороны, ее приятие и неприятие.

Пространственная парадигма отразилась в широком распространении и жанровом разнообразии всего художественного наследия китча согласно невзыскательным притязаниям массового вкуса.

Из этого следует, что, несмотря на, казалось бы, устоявшиеся эстетические нормы и законы репродуктивности китча, постоянное изменение культурного континуума в его художественном преломлении под влиянием современных инновационных процессов существенно влияет на дальнейшую трансформацию данного феномена во Времени и Пространстве, способствуя становлению его в качестве универсального символа современной эпохи.

Литература

1. Парамонов Б. Гигантомания китча. Выставка Джеффа Кунса в Версале 6.10.2008. [Электронный ресурс]

- www.svobodanews.ru.

2. Махлина С.Т. Семиотика культуры и искусства / Опыт энциклопедического словаря. - СПб., 2000. Ч.1. -255с.

3. Карцева Е.Н. Китч или торжество пошлости. - М.: Иск-во, 1977. - 159 с.

4. Дмитриева Н. А. Китч / Искусство и массы в современном буржуазном обществе. - М.,1979. - С.45- 57.

5. Рожновский В. Китч - низкопробный или возвышающий? / Муз. Академия. - 1993. - №1. - С.93-99.

6. Бойм С. Китч и социалистический реализм. - М.: НЛО., 1997. - №15, - С.54-65.

7. Конрадова Н.А. Китч: не-искусство не-элиты / Общественные науки и современность. - М.: РАН., 2000. -№5. - С. 181-191.

8. Шимко В. Китч в дизайне как зона общественного сознания /Художественный совет. - 2003. - №3. - С. 36-41.

9. Овчинникова Р.Ю. Кич как концепция в графическом дизайне / Дисс. ... канд. искусств. - Екатеринбург, 2007.

10. Мархасёв Л. Пир пошлости. - [Электронный ресурс] Режим доступа: magazines.russ.ru.

11. Поздняков Э.А. Философия культуры. - М.: Интур-реклама, 1999. - 574 с.

Поляков Александр Федорович - кандидат культурологии, доцент кафедры методики преподавания гуманитарных дисциплин Педагогического института Бурятского государственного университета, г. Улан-Удэ, email: pafives@rambler.ru.

Polyakov Aleksander Fyodorovich - candidate of cultural studies, associate professor of department of teaching methods of humanities at Buryat State University, e-mail: pafives@rambler.ru.

УДК 008 (091)

Т.В. Иванова

ТРАДИЦИИ И НОВАЦИИ В МЕТОДИКЕ ИССЛЕДОВАНИЯ КОЧЕВОЙ КУЛЬТУРЫ

К настоящему времени собрано довольно много сведений о кочевых обществах, истории их возникновения и дальнейшего развития посвящено большое количество научной литературы. Формационная и цивилизационная методолология не смогли дать полной адекватной оценки кочевничества как типа культуры. Использования методов синергетики позволяют наиболее полно раскрыть особенности кочевой культуры, изучить ее наследие, определить ее вклад в мировую цивилизацию.

Ключевые слова: кочевники, кочевая культура, формационный и цивилизационный подходы.

T.V. Ivanova

TRADITIONS AND NOVATIONS IN THE NOMADIC CULTURE RESEARCH METHODOLOGY

A lot of data about nomadic societies have been collected to date, significant scholarly literature has been written about the history of its emergence and further development. Formational and civilizational have not been able to create a complete assessment of nomadism as a culture type. The current interest to nomadism is illustrative of modern human sciences ’ intention to overcome cliches of the soviet history school. Use of synergetics methods enables full discovery of nomadic culture peculiarities, study of its heritage and determination of its input into the global civilization.

Keywords: nomadism, traditions and novation in methodology, nomadic culture, formational approach, civilization.

История кочевого мира охватывает около трех тысячелетий, но вплоть до начала ХХ века мир кочевых народов представлял весьма сложный и мало притягательный для науки объект. С легкой руки известного историка А.Тойнби, кочевники на долгое время были отнесены к «тупиковой ветви развития человечества». Это глубоко укоренившееся в сознании европейцев

оценка долгое время определяла негативное или, в лучшем случае, снисходительное отношение к кочевым народам.

На рубеже 80-90 годов ХХ века в гуманитарной науке значительно возрос интерес к кочевничеству с позиций активно применяемого цивилизационного подхода. Напомним, что цивилизационный подход стал активно внедряться в