Научная статья на тему 'Трагедия капитана Бориса Павловича Кареева: орнитолога, востоковеда и эсера'

Трагедия капитана Бориса Павловича Кареева: орнитолога, востоковеда и эсера Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
236
80
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Лухтанов Александр Григорьевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Трагедия капитана Бориса Павловича Кареева: орнитолога, востоковеда и эсера»

ISSN 0869-4362

Русский орнитологический журнал 2014, Том 23, Экспресс-выпуск 980: 889-899

Трагедия капитана Бориса Павловича Кареева: орнитолога, востоковеда и эсера

А.Г.Лухтанов

Александр Григорьевич Лухтанов. Казахстанское отделение Мензбировского орнитологического общества, проспект Аль-Фараби, д. 93, Алматы, 050060, Казахстан

Поступила в редакцию 2 марта 2014

В плеяде зоологов, изучавших фауну Семиречья, среди признанных корифеев особняком стоят имена непрофессионалов -любителей: военных, чиновников, учителей, внёсших свой вклад в биологическую науку. Скромные труженики — самоучки, они не жалели сил, здоровья и своего времени, помогая учёным, и остались в безвестности. Таких энтузиастов было немало в дореволюционных городах Верном, Прже-вальске (Караколе), Джаркенте. Один из них - орнитолог Борис Павлович Кареев (рис. 1).

Рис. 1. Борис Павлович Кареев. Год не известен.

В самом конце XIX века в город Джаркент прибыл на службу молодой офицер из Петербурга. Блестяще образованный, он отличался не только многообразием интересов, но и своей фамилией: Кареев. По

преданию, основателем этого старинного дворянского рода был в XIII веке сын золотоордынца Едигея Гирея (Кирея), принявший православие с именем Андрей*. Впоследствии дворянский род Кареевых прославился большими заслугами перед Русью, а в XIX веке из него вышел выдающийся российский историк, философ и социолог Николай Иванович Кареев (1850-1930), с 1910 года член-корреспондент Петербургской Академии наук, с 1917 — член-корреспондент Российской Академии наук и с 1929 - почётный член АН СССР.

Борис Павлович Кареев окончил кадетское училище в Пскове, затем Артиллерийское училище в Санкт-Петербурге, после чего был направлен на службу в Семиречье, а конкретно — в захолустный городок Джаркент. Деятельного подпоручика не устраивала одна лишь работа в полку. В 1899 году совместно с сослуживцами: С.Дмитриевым, ставшим впоследствии первым гляциологом в Казахстане, и Я.Королько -вым, тоже небезызвестным пржевальским (каракольским) краеведом, он совершил научную экскурсию на одну из вершин Джунгарского Алатау для обследования ледников. Мало этого, увидев в Семиречье оригинальную, отличную от Европы орнитофауну, он продолжил свои наблюдения за птицами. Дело в том, что любительской орнитологией он увлёкся, ещё проживая в Пскове в 1890-х годах, и к этому занятию его пристрастил очень известный в России орнитолог Н.А.Зарудный, с которым у Бориса Павловича завязалась крепкая дружба.

Рис. 2. Город Верный начала 1900-х годов. Магазин купца Габдулвалиева, сохранившийся до сих пор.

Не чурался Кареев и светской жизни города Верного (рис. 2). Здесь, в Семиречье, будучи вхож в семью генерала от инфантерии Михаила

* Интересно, что одним из основателей казахского ханства считается султан, носящий такое же имя: Гирей. Возможно, он был из того же рода или даже потомком.

Ефремовича Ионова — военного губернатора Семиреченской области в 1899-1907 года и наказного атамана Семиреченского казачьего войска (рис. 3), в 1900 году молодой офицер женился на его дочери Наталье и у них родились три сына и дочь, навсегда связавших два дворянских рода тесными узами. До наших дней сохранились фотографии, запечатлевшие семью Ионовых во время отдыха на прекрасном озере Ис-сык в Заилийском Алатау, где у губернатора имелась лодка для прогулок и охоты (рис. 4-6). Несомненно, что именно во время этих семейных выездов в горы Борис Павлович проводил наблюдения и коллек-тирование птиц, пополняя свою орнитологическую коллекцию.

Рис. 3. Михаил Ефремович Ионов в период губернаторства в Верном в 1899-1907 годах.

Подающего надежды офицера для повышения военного образования вскоре направили в Николаевскую академию Генерального штаба в Петербурге. Теперь молодая семья зиму проводила в столице, на летние каникулы возвращаясь в Верный. И опять Борис Павлович не ограничился занятиями в Академии. Большое впечатление произвели на него рассказы его тестя, известного своими походами на Памир, благодаря которым эта обширная горная страна была присоединена к России. К любительским занятиям орнитологией прибавилось увлечение темой Туркестана. Став деятельным членом Средне-Азиатского отдела общества Востоковедения, он стал завсегдатаем научных биб-

лиотек и петербургских архивов. В результате кропотливых и напряжённых занятий появились его капитальные работы: «Краткий исторический опыт афганской границы» и «Библиография Афганистана», чем заслужил уважение учёных-специалистов и авторитет ориенталиста (востковеда). Не меньшим признанием он пользовался у орнитологов благодаря статье «Орнитологическая фауна Семиреченского края», написанной в 1906 году совместно с Н.А.Зарудным.

Рис. 4. Губернатор М.Е.Ионов с семьёй на озере Иссык в Заилийском Алатау. Фото начала XX века.

Рис. 5. Лодка М.Е.Ионова на озере Иссык. Фото начала XX века.

Перед Кареевым, продолжавшим службу в Семиречье, стояла перспектива блестящей служебной карьеры. В 1907 году он, поручик артиллерии, получил очередное звание капитана с направлением в Хабаровск с должностью начальника крепостной артиллерии.

Рис. 6. Озеро Иссык — любимое место отдыха М.Е.Ионова. Фото начала XX века.

Накануне отъезда, когда уже были уложены чемоданы, к нему пришёл друг с тайным известием, что к нему придут с обыском. Дело в том, что Кареев, как и многие передовые люди того времени, не остался в стороне от революционных идей. Ещё в Петербурге он вступил в партию эсеров. Истоки этого увлечения, ставшего роковым, следует искать в ближайшем окружении молодого офицера. И тут всплывает имя молодого ориенталиста и революционера Сергея Дмитриевича Мстиславского (псевдоним), одного из идеологов левых эсеров, последователя неоромантизма и «горной философии» Ницше. Сын выдающегося военного историка генерала Д.Ф.Масловского, принадлежавший к высшему военно-аристократическому кругу Санкт-Петербурга, он с гимназических и студенческих времён увлёкся востоком, занялся антропологией и этнографией, принимал участие в пяти экспедициях в Среднюю Азию — тогдашний Туркестан, посетив восточную часть Бухарского эмирата и Памир. Его перу принадлежит целый ряд исследовательских работ этнографического и исторического характера. После окончания Петербургского университета он был назначен заведующим библиотекой и музеем при Генеральном штабе, где и познакомился с молодым Кареевым, по складу характера и увлечённости близкого ему самому. Результатом дружбы стало не только активное участие обоих в работе «Среднеазиатского отдела» Общества востоковедения (работа «Библиография Афганистана» написана совместно В.Ф.Гетце, Б.П.Ка-реевым и С.Д.Масловским-Мстиславским), но и то, что Борис Павлович заразился эсеровскими идеями.

Сам Мстиславский в 1904 году полностью отошёл от научной деятельности, сосредоточившись на пропаганде революционной работы

среди офицерства, а Б.П.Кареев вернулся в Верный для командования ротой. А.Е.Снесарев в некрологе «Памяти Б.П.Кареева» об этом периоде написал следующее: «Выбор пункта был подсказан желанием быть

поближе к Средней Азии и продолжать работы по её изучению. Борис Павлович не прерывал связи со своими сочленами по отделу, выписывал через них книги, получал справки и делился своими научными впечатлениями. Насколько можно было судить по его словам, работа у него кипела, он собрал интересный политический и военный материал по Памиру, сгруппировал множество сведений об Афганистане, и собирался приступить к созданию обширного труда об этой малоизвестной стране».

Одновременно Кареев продолжил сотрудничество с местной эсеровской организацией, что стало известно полиции. К этому времени его тесть — М.Е.Ионов — ушёл в отставку, а на его место 28 июля 1907 года пришёл новый военный губернатор — Василий Иванович Покотило, генерал от кавалерии, известный своим крутым нравом и нетерпимостью к инакомыслящим. Причины для беспокойства у властей были и очень серьёзные. В Верном активизировалась революционно настроенная молодёжь, появилась профсоюзная организация, начали действовать ячейки РСДРП и эсеров, проводились митинги, демонстрации, произошла забастовка рабочих предприятий. Толчком для принятия решительных мер стали революционные социалисты, которые в 1907 году, достав типографское оборудование, начали издавать нелегальную газету «Обстрел», печатавшую крамольные статьи с призывами к революционным действиям и даже террору. В конце августа последовали обыски и аресты членов этой группы, началось следствие и судебные разбирательства. При вступлении в должность, новый губер -натор произнёс речь, в которой были такие слова: «Беззаконник, кто бы он ни был, не встретит во мне защитника и покровителя потому только, что у него семь детей. Пусть он сам бережёт своих семерых детей». Намёк был очевиден: у Кареева было трое детей и жена, беременная четвёртым. 11 ноября 1907 года выстрелом из «Браунинга» Кареев покончил с собой (Семиреченские областные ведомости 1907; Кривков 2008). Что заставило его пойти на этот шаг: кодекс чести русского офицера, стыд перед предстоящим судилищем или горечь от рухнувших надежд — неясно. Видимо, сказались эмоциональность и восприимчивость тонкой натуры. В итоге на взлёте оборвалась жизнь блестящего офицера и учёного!

В последний путь Кареева провожал едва ли не весь город и ему были отданы все почести, какие полагались офицеру (рис. 7). Скорбили все, от людей высшего света и офицеров до простых солдат, любящих своего командира. Его друг Андрей Павлович Зенков (1863-1936) - известный семиреченский зодчий, строитель Кафедрального собора в

Верном, украшающего Алматы и поныне, написал трогательное стихотворение, где были такие строки:

Ты с жизнью покончил нежданно,

Но жить будешь в наших сердцах,

И память друзей постоянно Оплакивать будет твой прах!

Н.Б.Родионова — дочь Б.П.Кареева — вспоминала: «И ещё одна маленькая, но трогательная деталь. У меня хранится небольшой брелок — серебряный погон с надписью: «от стрелков 1 роты 23 С (стрелкового полка) 1905-1907 гг.». Погончик этот стрелки подарили отцу на память перед его предполагавшимся отъездом в Хабаровск. Подумайте только, на копеечное солдатское жалование сделать такой подарок кое-что значило!»

Рис. 7. Похороны Бориса Павловича Кареева в Верном на Алматинской улице (ныне Абдуллиных). Ноябрь 1907 года.

Покотило после этого случая получил нелицеприятное прозвище «Хан-генерал» и в должности губернатора прослужил недолго: всего год с небольшим, после чего был направлен в другое место. К слову сказать, после раскрытия и ареста верненской подпольной революционной организации никто из участников не получил тюремного срока (а ведь там были списки высших чинов Верного, приговорённых к убийству!). Всех опустили после судебного процесса (не сказалась ли на решении суда трагедия с Б.П.Кареевым?).

Примечательно, что все эти годы орнитологи Казахстана, до сих пор использующие работы Кареева, оставались в неведении о настоя-

щих обстоятельствах и месте его смерти, так как в некрологе Зарудный в духе христианской морали написал: «погиб в стычке с бандитами». С другой стороны, его прямые потомки не знали о том, что Борис Павлович увлекался изучением птиц и внёс значительный вклад в орнитологию Казахстана. Его правнучка Наталья Дмитриевна Кареева, ныне сотрудница Русского музея в Санкт-Петербурге, призналась: «А мы никак не могли понять, почему в числе семейных реликвий хранятся картинки с изображением птиц».

Рис. 8. Бывший губернатор М.Е.Ионов с женой, дочерью Натальей Михайловной и внуками (детьми Б.П.Кареева) в Швейцарии. (1911-1915 год).

Интересен и такой факт. Известно, что жена Кареева Наталья Михайловна с детьми и отцом (напомним, что это был бывший военный губернатор Семиреченской области М.Е.Ионов) уехали в Швейцарию и жили там в 1911-1915 годах (рис. 8). Когда после революции они вернулись в Верный из Петрограда, то советские власти не только не тронули их, хотя проводились массовые расстрелы «бывших», но и вернули вещи (даже личное оружие!), до этого принадлежавшие им, а также разрешили жить в принадлежавшей когда-то отцу даче на речке Малой Алматинке (рис. 9-11).

В Верном, ставшим Алма-Атой, до сих пор уважали (совершенно поразительное по тем временам дело!) бывшего губернатора, помнили и любили Бориса Павловича Кареева. Видимо, немаловажным было и

Рис. 9. Верный. Улица Губернаторская у здания женской гимназии. 1920-е годы.

Рис. 10. Дочь и внуки бывшего губернатора М.Е.Ионова на даче по речке Малой Алматинке. Фото 1920-х годов.

то обстоятельство, что М.Е.Ионов, будучи губернатором, покровительствовал вдове врача Василия Фрунзе, оказывая финансовую поддержку, благодаря которой дети Фрунзе (в том числе Михаил, будущий командарм Красной Армии) смогли получить высшее образование в Петербурге. Кроме того, один из сыновей М.Е.Ионова служил командиром в частях Красной Армии, действовавших в Средней Азии, то есть

под командованием М.В.Фрунзе. Переписчицей служила в туркестанских частях Красной Армии в 1920-е годы и дочь Б.П.Кареева — Наталья Борисовна, тогда же в восемнадцать лет вступившая в комсомол. Михаил Ефремович Ионов умер 16 января 1924 года и был похоронен на своей даче в ущелье речки Малой Алматинки (рис. 12).

Рис. 11. Наталья Михайловна Кареева и её сыновья. Фото 1920-х годов.

Рис. 12. Похороны Михаила Ефремовича Ионова на его даче по речке Малой Алматинке

(умер 16 января 1924 года).

Автор выражает признательность Н.Д.Кареевой за предоставленные фотографии и сведения о её предках, оставивших добрый след в истории Семиреченского края, а также орнитологу Н.Н.Березовикову (Алматы) за консультации и помощь в подготовке к печати этой статьи.

Воспоминания Н.Б.Родионовой об её отце - Б.П.Карееве. Рукопись (архив А.Г.Лухтанова). Воспоминания Н.Д.Кареевой, правнучки Б.П.Кареева. Рукопись (архив А.Г.Лухтанова). Гетце В.Ф., Кареев Б.П., Масловский С.Д. 1908. Библиография Афганистана / С.Д.Мас-ловский (ред.), СПб., 16: 1-123 (Сб. Среднеазитского отдела Общества востоковедения. Вып. 2).

Зарудный Н.А., Кореев Б.П. 1906. Орнитологическая фауна Семиреченского края // Материалы к познанию фауны и флоры Российской империи. Отд. зоол. 7: 146-247. Кривков А. 2008. Нелегальная газета «Выстрел» в городе Верном // Вестник архивной службы.

Лухтанов А.Г. 2011. Город Верный и Семиреченская область. Алматы: 1-324.

Лухтанов А.Г. 2013. Борис Павлович Кареев // Номад 3/4: 44-47.

Лухтанов А.Г. 2013. Потомок хана. Трагедия семиреченского краеведа // Аргументы и факты. Казахстан,. № 46 (13-19 ноября 2013): 20.

Мстиславский С.Д. 2006. Воспоминания С.Мстиславского // История [Издательский дом "Первое сентября"] № 16.

Семиреченские областные ведомости, 1907: № 92.

ю ^

ISSN 0869-4362

Русский орнитологический журнал 2014, Том 23, Экспресс-выпуск 980: 899-902

Зимовка серой утки Anas strepera на сточных водоёмах-отстойниках в городе Талдыкорган (Юго-Восточный Казахстан)

А.И.Беляев, Н.Н.Березовиков, А.Б.Есжанов

Николай Николаевич Березовиков. Лаборатория орнитологии и герпетологии, Институт зоологии, Министерство образования и науки, проспект Аль-Фараби, 93, Алматы, 050060, Казахстан.

E-mail: berezovikov_n@mail.ru Александр Иванович Беляев. Лаборатория эпизоотологии и профилактики, Талдыкорганская противочумная станция Министерства здравоохранения, ул. Таулсыздык, д. 104, г.Талдыкорган 040000, Казахстан Айдын Бауржанович Есжанов. Казахский научный центр карантинных и зоонозных инфекций им. М. Айкимбаева, улица Капальская, 14, г. Алматы, Казахстан.

E-mail: aidyn.eszhanov@gmail.com

Поступила в редакцию 17 февраля 2014

Область зимовки серой утки Anas strepera на юге и юго-востоке Казахстана за последние три десятилетия расширилась от Сырдарьи до долины реки Или, где она стала оставаться на зиму озёрах-отстойниках Сорбулак и Жаманкум в 70 км севернее Алматы (Ерохов 1986; Белялов, Карпов 2012; Березовиков 2007). Северо-восточнее, вплоть до Алаколь-Сасыккольской системы озёр, лежащих между Джунгарским Алатау и Тарбагатаем, случаи зимовок исключительно редки, хотя в последнем десятилетии участились задержки осеннего отлёта до конца

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.