Научная статья на тему 'Традиция Фрейда в системе персонажей романа Джанет уинтерсон «Бремя»'

Традиция Фрейда в системе персонажей романа Джанет уинтерсон «Бремя» Текст научной статьи по специальности «Литература. Литературоведение. Устное народное творчество»

CC BY
102
20
Поделиться
Ключевые слова
ПСИХОАНАЛИЗ / PSYCHOANALYSIS / ЗИГМУНД ФРЕЙД / SIGMUND FREUD / "Я" / "ОНО" / "СВЕРХ-Я" / ТВОРЧЕСТВО ДЖАНЕТ УИНТЕРСОН / СИСТЕМА ПЕРСОНАЖЕЙ / ID / EGO / SUPER-EGO / JEANETTE WINTERSON''S WORK / IMAGERY

Аннотация научной статьи по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы — Тега Екатерина Владимировна

В статье проанализировано влияние психоанализа Зигмунда Фрейда на творческий метод Джанет Уинтерсон. Особое внимание при рассмотрении произведения уделяется принципам, лежащим в основе системы персонажей, их художественным функциям и кругу идей, который с ними соотносится. Писатель создает персонажей в романе «Бремя», опираясь на трехкомпонентную модель психики, состоящую из «Я», «Оно» и «Сверх-Я». Уинтерсон использует мифологический сюжет и психологически углубляет изображаемые образы. В образе Геракла воплощено бессознательное начало, его поступками руководит сексуальное влечение и инстинкт смерти. Титану Атласу свойственно рефлексирующее сверхсознание, совесть и чувство долга в нем превыше простых жизненных ценностей. Носителем человеческого сознания, или «Я», является героиня, представляющая собой alterego самой писательницы. В романе повествование ведется от лица разных героев, такой подход позволяет рассмотреть историю с различных точек зрения, при этом ни одна из них не претендует на абсолютную достоверность. Таким образом, соединяя древнегреческую мифологию с элементами психоанализа, Уинтерсон исследует человеческую природу и создает собственную картину мира.

SIGMUND FREUD''S TRADITION IN THE IMAGERY OF THE NOVEL "WEIGHT" BY JEANETT WINTERSON

The article analyzes Sigmund Freud's psychoanalytical effect on the works of Jeanette Winterson. When considering the work of art special focus is made on the principles underlying the system of characters, their artistic functions and the circle of ideas which relate to them. The writer creates characters in the novel "Weight" using the Freud's structural model of the psyche that contains Id, ego and super-ego. Winterson takes mythological sto ry and psychologically deepens its images. An unconscious beginning is embodied in Hercules, he acts by the influence of the sexual desire and the death instinct. Atlas has a reflexive super-consciousness, the sense of duty is more important for him than the simple life values. The heroine who is alter-ego of the writer is a carrier of human consciousness. So there are several narrators in the novel. Such approach allows to consider the story from the different points of view, while none of them claim to absolute authenticity. Thus combining ancient Greek mythology with the elements of psychoanalysis Winrer-son explores human nature and creates her own picture of the world

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Традиция Фрейда в системе персонажей романа Джанет уинтерсон «Бремя»»

УДК 821.111 ББК Ш 3

ТРАДИЦИЯ ФРЕЙДА В СИСТЕМЕ ПЕРСОНАЖЕЙ РОМАНА ДЖАНЕТ УИНТЕРСОН «БРЕМЯ»

| Е.В. Тега

Аннотация. В статье проанализировано влияние психоанализа Зигмунда Фрейда на творческий метод Джанет Уинтерсон. Особое внимание при рассмотрении произведения уделяется принципам, лежащим в основе системы персонажей, их художественным функциям и кругу идей, который с ними соотносится. Писатель создает персонажей в романе «Бремя», опираясь на трехкомпонентную модель психики, состоящую из «Я», «Оно» и «Сверх-Я». Уинтерсон использует мифологический сюжет и психологически углубляет изображаемые образы. В образе Геракла воплощено бессознательное начало, его поступками руководит сексуальное влечение и инстинкт смерти. Титану Атласу свойственно рефлексирующее сверхсознание, совесть и чувство долга в нем превыше простых жизненных ценностей. Носителем человеческого сознания, или «Я», является героиня, представляющая собой аЫег-едо самой писательницы. В романе повествование ведется от лица разных героев, такой подход позволяет рассмотреть историю с различных точек зрения, при этом ни одна из них не претендует на абсолютную достоверность. Таким образом, соединяя древнегреческую мифологию с элементами психоанализа, Уинтерсон исследует человече-378 скую природу и создает собственную картину мира.

Ключевые слова: психоанализ, Зигмунд Фрейд, «Я», «Оно», «Сверх-Я», творчество Джанет Уинтерсон, система персонажей.

SIGMUND FREUD'S TRADITION IN THE IMAGERY OF THE NOVEL "WEIGHT" BY JEANETT WINTERSON

| E.V. Tega

Abstract. The article analyzes Sigmund Freud's psychoanalytical effect on the works of Jeanette Winterson. When considering the work of art special focus is made on the principles underlying the system of characters, their artistic functions and the circle of ideas which relate to them. The writer creates characters in the novel "Weight" using the Freud's structural model of the psyche that contains Id, ego and super-ego. Winterson takes mythological sto-

ry and psychologically deepens its images. An unconscious beginning is embodied in Hercules, he acts by the influence of the sexual desire and the death instinct. Atlas has a reflexive super-consciousness, the sense of duty is more important for him than the simple life values. The heroine who is alter-ego of the writer is a carrier of human consciousness. So there are several narrators in the novel. Such approach allows to consider the story from the different points of view, while none of them claim to absolute authenticity. Thus combining ancient Greek mythology with the elements of psychoanalysis Winrer-son explores human nature and creates her own picture of the world.

Keywords: Sigmund Freud, psychoanalysis, Id, ego, super-ego, Jeanette Winterson's work, imagery.

Идеи известного австрийского психоаналитика З. Фрейда оказали значительное влияние на творчество не одного поколения поэтов и писателей XX в., среди них: Р. Рол-лан, Дж. Джойс, Д.Г. Лоуренс, Г. Гессе, Т. Манн, Ф. Кафка, У. Фолкнер, С. Цвейг, А. Мердок, Й. Макьюэн. Но, пожалуй, еще в большей степени сексуальными неврозами, Эдиповым комплексом и комплексом Электры заинтересовались литературоведы, пытающиеся обнаружить фрейдистские мотивы как в классических, так и в современных произведениях. Значительная часть исследователей сосредоточила внимание на проблеме подавленной сексуальности героев изучаемых произведений и на детских неврозах писателей, повлиявших впоследствии на их творчество. Исследовательница Е.Г. Мюнстер отмечает эту тенденцию в статье «Гессе и психоанализ»: «Творчество писателей и поэтов стали рассматривать с точки зрения присущих им психопатологий, вызванных тяжелым детством или нервными срывами» [1]. Между тем, одним из важнейших достижений З. Фрейда, остающимся по большей части вне поля зрения лите-

ратуроведов, стало открытие трех-компонентной структурной модели психики, состоящей из бессознательного «Оно», разумного «Я» и «Сверх-Я», выступающего в роли внутреннего цензора, совести человека.

Дж. Уинтерсон, одна из самых значительных современных английских писательниц, хорошо знакома с теорией психоанализа З. Фрейда. Об этом свидетельствуют интервью, в которых она неоднократно ссылается на идеи, высказанные австрийским психоаналитиком [2]. Своеобразную интерпре- „.,_ тацию учение З. Фрейда приобретает в творчестве самой Дж. Уинтерсон, в частности, в ее романе «Искусство и ложь» (1994) [3], об этом упоминают и исследователи ее работ: «Ссылаясь на то, что «Эрос и Танатос» являются центральными объектами в исследованиях Фрейда, Хильда Дулитл в «Трилогии» и Уинтерсон в «Искусстве и лжи» представляют мир как арену борьбы Эроса и Танатоса; творческого побуждения и разрушительного импульса» (пер. - Е.Т) [4, с. 96-97].

Более поздний роман «Бремя» (2005) содержит немало сходных черт с романом «Искусство и ложь»: в центре повествования находятся три

героя, чьи судьбы оказываются связанными между собой, несмотря на различный пространственно-временной контекст. У героев «Искусства и лжи» отчетливо определяются исторические прототипы: это музыкант Гендель, древнегреческая поэтесса Сапфо и художник Пикассо. В романе «Бремя» автор также использует знакомые, узнаваемые образы, переплетая сюжетные линии героев древнегреческих мифов — Атласа и Геракла. Помимо этого в повествование врываются отступления героини, образ которой имеет очевидную автобиографическую основу.

Писательница следует за мифом, когда рассказывает о приключениях Геракла или приводит жизнеописание Атласа, однако она наполняет мифологический сюжет емкими деталями, призванными психологически углубить изображаемые образы. Геракла, признанного героя античности, Дж. Уинтерсон рисует, предельно заостряя его маскулинность: он представляет собой типичного воина-любовни-„__ ка в львиной шкуре и с палицей из 380 оливкового ствола. Опираясь на классификацию З. Фрейда, Геракла в большей степени можно охарактеризовать как персонифицированное воплощение «Оно», которому свойственно два первичных позыва: сексуальные инстинкты и садизм. Как отмечает сам психоаналитик: «...мы предположили наличие инстинкта смерти, задачей которого является приводить все органически живущее к состоянию безжизненности; в то же время Эрос имеет целью осложнять жизнь все более широким объединением рассеянных частиц живой субстанции — конечно, с целью сохранить при этом жизнь» [5]. Эрос и Танатос сливаются в образе Ге-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ракла воедино: натуралистично описываются как сексуальные сцены, так и сцены убийства с участием героя, при этом сам он постоянно балансирует на грани между похотью и стремлением к разрушению. Наглядно сосуществование в нем либидо и мортидо продемонстрировано в эпизоде преследования Гераклом амазонки Ипполиты. Догнав свою жертву, герой чувствует к ней жалость, его даже посещает желание жениться на девушке, однако после ее отказа без долгих колебаний Геракл «сшибает» амазонке голову. Столь же быстрый переход от воинственности к сексуальному акту происходит в сценах расправы с семьей Иолы и убийства кентавра Несса. Вместе с тем в образе героя присутствует не только бессознательное разрушительное начало: даже такой грубый и недалекий полубог, получеловек, как Геракл, в определенный момент задумывается о своей судьбе: «И тогда в первый раз в жизни он подумал, что несет свое собственное иго и ничье больше» [6, с. 57]. Над героем довлеет бремя собственной маскулинности, он верит в силу рока, сделавшего его непобедимым героем, поэтому он не в силах сойти с предписанного богами пути. Гера предрекает Гераклу смерть от собственной руки, поскольку разрушительное начало содержится в нем самом: «Тебя сокрушит не то, что ты встретишь на своем пути, а то, что ты есть, Геракл» [там же, с. 54]. Необузданная сексуальность героя и становится в конечном итоге косвенной причиной его гибели. В этом видится замысел автора: финалом истории писательница считает конец любви, поэтому Геракл, неспособный на глубокое чувство, умирает на фоне заката античного мира с его культом телесно-

сти, столь близкой герою. Подобную концепцию истории можно отметить и в романе Дж. Барнса «История мира в 10 с S главах», где в главе «Сон» изображен антиутопичный рай, в котором не осталось места для подлинных чувств. Однако в отличие от Дж. Барн-са, Дж. Уинтерсон предлагает иной вариант развития событий, связанный с двумя другими героями романа.

З. Фрейд в своей концепции личности обращается не только к бессознательному началу, он обнаруживает в человеке «высшее существо», которое называет «Сверх-Я». Психоаналитик уточняет: «.. .Сверх-Я будет позже "царить над "Я" как совесть, может быть, как бессознательное чувство вины» [5]. Подобно тому, как в структуре личности «Оно» противопоставлено «Сверх-Я», в повествовательной канве романа «Бремя» Гераклу противопоставлен могучий титан Атлас. Геракл упивается свободой «любить» и убивать, он живет, повинуясь своим желаниям, по большей части бессознательно: «Его жизнь была проста. Он был совершенно простым парнем» [6, с.72]. Атлас скован ограничениями, он не способен сойти с предначертанного ему пути, однако он пытается познать свою сущность, выйдя за пределы собственного «Я». Его бремя, в отличие от Геракла, - не бремя собственной похоти, а бремя мира; его удел - вечно держать на себе небесный свод. И, несмотря на жгучее желание свалить с себя ношу, он не может себе этого позволить, поскольку совесть и чувство долга в нем превыше простых жизненных ценностей. Его не волнуют плотские удовольствия, в романе ничего не говорится о его жене, вопреки могучей физической оболочке Атлант практически

лишен сексуальной идентификации. Он предстает неким бесполым рефлексирующим сверхсознанием, выполняющим свой долг.

Размышления Геракла и Атласа о судьбе и о бремени продолжает рассказчица, чья история отчетливо напоминает историю самого автора, перечисляются те же жизненные этапы: сиротский приют, приемная семья, побег из дома, однополая любовь. Через призму сознания героини и проходит история о Геракле и Атласе, приобретая специфические черты, обусловленные особенностью ее мировосприятия. Наблюдается своеобразная рефлексия: выявляются комплексы героини (комплекс Атласа), вспоминаются вещи из детства, связанные, с одной стороны, с образом Атланта (ночник в виде глобуса, большая люстра в виде шара), с другой стороны, - с неким лучшим миром. Несмотря на отождествление себя с древнегреческим героем, рассказчице удается осознать то, что оказывается недоступным Атласу: прошлое и будущее влияют на настоящее, имеют свой вес так же, как и книги, дома, возлюбленные. Ставя перед собой задачу закончить историю о титане, героиня взваливает на себя еще одно бремя -бремя творческих исканий. Она создает свой мир, отличный от мира ее отца и матери, мотивируя это тем, что «продолжая верить в фантастику ваших родителей, вы никогда не сможете придумать свою собственную историю» [6, с. 139], другими словами, вы не сможете прожить самостоятельную жизнь. Героиня с помощью мифа пытается раскрыть феномен творчества: созданный ею мир обретает существование, начинает жить собственной жизнью, разрастается настолько, что она больше не в силах его удержать.

381

ВЕК

382

Рассказчица задается тем же вопросом, что и Атлас: «Где мое место в мире, который я создала?» Ответ на этот вопрос заключается в финальных главах книги: после того, как автор обрел свое бытие во вновь созданном мире, он должен отпустить этот мир, должен отказаться от этого бремени, чтобы иметь возможность пускаться в новые творческие поиски, рассказывать историю заново. Атлас в конце повествования выбирает такой же путь, предпочитая опустить земной шар, начать новую историю с любимым существом. Высшее духовное чувство, которое испытывает титан, позволяет ему обрести бессмертие и беспредельность в космическом пространстве.

Очевидно, что если Гераклу и Атласу соответствуют «Оно» и «Сверх-Я» в концепции З. Фрейда, то героиня является воплощением человеческого сознания, или «Я», представляя собой alter-ego самой писательницы. З. Фрейд говорит о том, что «Я» находится под особым влиянием восприятий, которые для него имеют такое же значение, как инстинкты для «Оно». Однако психоаналитик добавляет: «При этом "Я" подчиняется действию инстинктов так же, как "Оно"» [5]. Героиня, как воплощение «Я», оказывается под натиском «Оно», представляющим собой открывшуюся в ней гомосексуальность, и «Сверх-Я» в лице ее матери, не принявшей нетрадиционную ориентацию дочери. С другой стороны, она пытается понять себя, свое предназначение, свое бремя, каким является ее творчество.

Проблема творчества неразрывно связана в романе с концепцией истории. Исторический процесс автор сравнивает с формированием осадоч-

ных пород, в каждой из которых хранится информация о прошлом. Рассказывать историю, по мнению Дж. Уинтерсон, - значит возвращаться к тому или иному периоду, к тому или иному слою, чтобы раскапывать окаменелости и рассматривать их в новом свете. Подобные рассуждения перекликаются и с взглядами австрийского психоаналитика, на которые ссылается писательница в одном из интервью: «Фрейд, один из величайших мастеров строить повествование, знал, что прошлое не остается незыблемым, как предполагает линейное время. Мы можем вернуться. Мы можем поднять то, что мы уронили. Мы можем исправить то, что сломали другие. Мы можем поговорить с мертвыми» (пер. — Е.Т.) [7]. Вместе с тем героиня романа утверждает, что не является фрейдистской. По ее мнению, невозможно увидеть горную породу в первоначальном виде, поскольку эрозии, ледниковые периоды и метеориты изменили ее структуру. А это значит, что нельзя вернуться в уже пережитый момент прошлого, оставаясь самим собой, как невозможно рассказать одинаково одну и ту же историю. Сама же Дж. Уинтерсон солидарна с З. Фрейдом в том, что настоящее влияет не только на будущее, но и на прошлое: «Фрейд знал, что прошлое может изменяться, поскольку мы по-разному интерпретируем его в разное время нашей жизни» (пер. — Е.Т.) [8]. Художественное творчество, в таком случае, заключается в переписывании знакомых историй. Оно позволяет погружаться в пучину бессознательного не только для того, чтобы избавиться от неврозов, но и чтобы переосмыслить события прошлого, исходя из новых взглядов на жизнь.

Для того чтобы ответить на вопрос, как связана фрейдистская концепция с общим замыслом романа, необходимо обратить внимание на его композицию. Все три истории распределены по чередующимся друг с другом главам. Главы, в которых фигурирует Геракл и отчасти Атлас, охватывают эпоху Античности, с момента рождения Атланта и титаномахии до гибели Геракла. Время действия героини — вторая половина XX века, об этом свидетельствуют исторические события (Вторая мировая война), детали (ночник в виде глобуса, трамвай), а также уровень научных знаний, привлекаемых рассказчицей для своих рассуждений. Однако помимо мифологического и реально-автобиографического пласта в романе присутствуют главы, описывающие вневременное и вне-пространственное пребывание Атласа в черной дыре. Только два раза его мир соприкасается с миром земным, оба случая связаны с важными историческими событиями. В 1957 г. СССР запустил в космос первое живое существо — собаку Лайку. Автор мифологизирует этот эпизод, заставляя Атласа похитить собаку из космического аппарата и тем самым спасти ее от неминуемой гибели. В 1969 г. Атлас и Лайка видели, как первый человек высадился на Луну, тогда же титан в последний раз наблюдал за человеком и за его планетой, вслед да этим он принял решение опустить земной шар. Роман заканчивается рассуждениями о природе темной материи, которая может быть строительным материалом как для маленьких звезд, так

и для черных дыр. Этим замечанием Дж. Уинтерсон подчеркивает тотальную относительность всего, что есть во вселенной. Исходя из подобного видения, история Атласа не может иметь определенного завершения, что и демонстрирует автор, предлагая два альтернативных варианта: судьба титана могла сложиться так, как описано в книге, и тогда он обрел долгожданную свободу, а могла обернуться иначе — и тогда могучий Атлант вынужден держать вселенную до конца ее существования. Столь необычный финал, характерный для эстетики постмодернизма, в некоторой степени обусловлен начальными главами произведения. Сначала Дж. Уинтерсон рассказывает о рождении вселенной с точки зрения современной Теории Большого взрыва, при этом включает в повествование мифологические ал-люзии1, затем она предлагает другой взгляд на мировую историю, в которой героями становятся персонажи античной мифологии. Писательница выбирает Землю и Посейдона в качестве родителей Атласа, поскольку земля и вода являются основными первоначалами творения согласно большинству космогонических мифов. Сам Атлант привлекает внимание автора, поскольку его история напоминает ветхозаветный миф об утраченном рае: Атлантида предстает Эдемом, волшебный сад Геры сопоставим с райским садом, золотую яблоню можно сравнить с древом познания добра и зла, которое обвивает библейский змий или сторожит мифологический дракон Ладон. Сам же титан подобно

383

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1 Название Гадейского периода, периода до начала жизни, когда атмосфера была накалена после Большого взрыва, происходит от слова «Гадес», или «Аид». В этом автор находит почву для своеобразной игры, уточняя, что в то время было, действительно, «жарко, как в аду».

Адаму, восстает против установлений бога, и в качестве наказания не только лишается Атлантиды, но и взваливает бремя земного шара на свои плечи. В контексте общей картины мироздания за счет сходства с библейским мифом грехопадения судьба Атласа приобретает универсальное общечеловеческое значение. Финал романа, в таком случае, выглядит, как попытка автора спрогнозировать будущее человечества: либо человек сможет освободиться от бремени и обрести долго -жданный покой, либо он будет вынужден вечно нести свое наказание.

Таким образом, в романе выявляются целые повествовательные пласты, в которых мир описывается с различных точек зрения: научной, мифологической, субъективно-автобиографической, при этом ни одна из них не претендует на абсолютную достоверность. Частные истории Атласа, Геракла, автобиографическая история героини вплетаются в общую универсальную историю мира, начинающуюся с момента Большого взрыва и заканчивающуюся гибелью 384 Солнца. Автор показывает некий путь, который проходит человечество в своем развитии, при этом важным оказывается не эволюционный путь, а путь духовных исканий универсального обобщенного человека. Использование элементов психоанализа позволяет глубже исследовать человеческую природу, «по-новому подойти к сравнительно-историческому изучению культурных особенностей человека» [9]. Взяв за основу сущностное разделение личности на сознательное, бессознательное и Сверх-Я, писательница создает образы, в которых каждое из этих начал представлено наиболее концентриро-

вано, при этом автор придерживается основного постулата З. Фрейда относительно морали: «Оно» совершенно аморально, «Я» старается быть моральным, «Сверх-Я» может стать гиперморальным и тогда столь жестоким, каким может только быть «Оно» [3]. В образе Геракла сосредоточено неосознанное животное начало, сексуальное желание и стремление к разрушению, Атлас представляет собой воплощение человеческого долга и совести, однако и он способен на бунт, в героине же подчеркивается начало созидающее, уравновешивающее, при этом она наиболее тесным образом связана с реальным внешним миром, в отличие от архаичных героев. Дж. Уинтерсон удается создать в своем произведении плюралистическую картину мира, которая отвечает требованиям современной науки, сохраняет связь с традициями Античной культуры и показывает сосуществование различных пространственно-временных континуумов.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Мюнстер, Е.Г. Гессе и психоанализ // Hermann Hesse [Электронный ресурс] / Е.Г. Мюнстер. - URL: http://www.hesse.ru/ articles/muenster/read/?ar=psh (дата обращения: 19.11.14).

2. Winterson, Jeanette. Discusses Her Memoir "Why Be Happy When You Could Be Normal?" [Electronic Resource]. - URL: http:// www.huffingtonpost.com/debra-ollivier/jea-nette-winterson-why-be-happy-when-you-could-be-normal_b_1311525.html; http:// www.vogue.com/873572/the-long-view-an-interview-with-writer-jeanette-winterson/ (дата обращения: 10.11.14).

3. Уинтерсон, Дж. Пьеса для трех голосов и сводни. Искусство и ложь / Дж. Уинтерсон. - М.: Эксмо, 2003.

4. Karen, L.M. The wisest Sappho: Thoughts and visions of H.D. // Jeanett Winterson's Art & Lies: PhD dissertation (Philology) [Text] / L.M. Karen. - Florida: The Florida State University, College of Arts and Science, 2006.

5. Фрейд, З. Я и Оно. - Тбилиси: Мерани, 1991 [Электронный ресурс] / З. Фрейд. -URL: http://bookz.ru/authors/zigmund-freid/ a-i-ono_241/1-a-i-ono_241.html (дата обращения: 20.11.14).

6. Уинтерсон, Дж. Бремя [Текст] / Дж. Уинтерсон. - М.: Эксмо, 2011.

7. The Long View: A Q &A with Writer Jeanette Winterson // Vogue [Электронный ресурс]. - URL: http://www.vogue.com/87 3572/the-long-view-an-interview-with-writer-jeanette-winterson/ (дата обращения: 19. 11.14).

8. Ollivier, D. Jeanette Winterson Discusses Her Memoir "Why Be Happy When You Could Be Normal?" // The Blog [Электронный ресурс] / D. Ollivier. - URL: http:// www.huffingtonpost.com/debra-ollivier/jea-nette-winterson-why-be-happy-when-you-could-be-normal_b_1311525.html (дата обращения: 20.11.14).

9. Евласьев, А.П. Психоаналитическая концепция Зигмунда Фрейда и творчество Стефана Цвейга: автореф. дис. ... канд. филос. наук. - М.: Московский ордена дружбы народов государственный лингвистический университет, 2002 [Электронный ресурс] / А.П. Евласьев. - URL: http://www.dissercat.com/content/psikhoana liticheskaya-kontseptsiya-zigmunda-freida-i-tvorchestvo-stefana-tsveiga (дата обращения: 20.11.14).

REFERENCES

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Evlasev A.P., Psikhoanaliticheskaya Sigmund Freuds kontseptsiya i Stefan Zweigs tvorchestvo, Extended abstract of PhD dissertation (Philosophy), Moscow, 2002 [Electronic Resource], available at: http://www.

dissercat.com/content/psikhoanaliticheska-ya-kontseptsiya-zigmunda-freida-i-tvorchest vo-stefana-tsveiga (accessed 20.11.14). (in Russian)

2. Freud S., Ya i Ono, Tbilisi, Merani, 1991 [Electronic resource], available at: http://bookz.ru/ authors/zigmund-freid/a-i-ono_241 /1 -a-i-ono_ 241.html (accessed: 20.11.14). (in Russian)

3. Karen L.M., "The wisest Sappho: Thoughts and visions of H.D.", in: Jeanett Winterson's Art & Lies, PhD dissertation (Philology), Florida, 2006.

4. Myunster E.G., "Hesse i psikhoanaliz", in: Hermann Hesse [Electronic Resource], available at: URL: http://www.hesse.ru/articles/ muenster/read/?ar=psh (accessed: 19.11.14). (in Russian)

5. Ollivier D., Jeanette Winterson Discusses Her Memoir "Why Be Happy When You Could Be Normal?" [Electronic resource], available at: URL: http://www.huffington-post.com/debra-ollivier/jeanette-winterson-why-be-happy-when-you-could-be-normal_ b_1311525.html (accessed: 20.11.14).

6. The Long View: A Q &A with Writer Jeanette Winterson [Electronic resource], available at: http://www.vogue.com/873572/the-long-view-an-interview-with-writer-jeanette-win-terson/ (accessed: 19.11.14).

7. Winterson J., Bremya, Moscow, 2011. (in Russian)

8. Winterson J., Discusses Her Memoir "Why ППЕ Be Happy When You Could Be Normal?" [Electronic Resource], available at: http:// www.huffingtonpost.com/debra-ollivier/jea-nette-winterson-why-be-happy-when-you-could-be-normal_b_1311525.html; http:// www.vogue.com/873572/the-long-view-an-interview-with-writer-jeanette-winterson/ (accessed: 10.11.14).

9. Winterson, Dzh., Pesa dlya trekh golosov i svodni. Iskusstvo i lozh, Moscow, 2003. (in Russian)

Тега Екатерина Владимировна, аспирантка, кафедра всемирной литературы, Московский

педагогический государственный университет, katiatega@mail.ru Tega E.V., Post-graduate Student, Department of World Literature, Moscow State Pedagogical University, katiatega@mail.ru