Научная статья на тему 'Топонимы, образованные от географического термина таш «Камень» и связанный с ним культ камней у башкир'

Топонимы, образованные от географического термина таш «Камень» и связанный с ним культ камней у башкир Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
618
77
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ОНОМАСТИКА / ЭТНОЛИНГВИСТИКА / БАШКИРСКАЯ ТОПОНИМИЯ / ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ТЕРМИН / КУЛЬТ КАМНЕЙ / ЯЗЫЧЕСКИЕ ВЕРОВАНИЯ / ONOMASTICS / ETHNOLINGUISTICS / BASHKIR TOPONOMASTICS / GEOGRAPHICAL TERM / CULT OF STONES / PAGAN BELIEFS

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Бухарова Г.Х.

Изучение местной географической терминологии представляет большой интерес не только в собственно лингвистическом плане, но и в рамках этнолингвистики, решающей проблемы этногенеза и этнической истории, также вопросы связи языка с материальной и духовной культурой народа. Статья посвящена анализу башкирских топонимов, образованных от географического термина «таш» («камень»). Как показывают материалы анализа, в башкирском языке «таш» употребляется в значении «камень», а также «скала, утес; возвышенность, гора». Композит «тау-таш» употребляется в собирательном значении ‘горы’. В составе топонима данный географический термин характеризует природную среду и указывает на особенность рельефа: на гористую, каменистую местность. В составе оронимов «таш» («камень») употребляется в значении ‘гора’, ‘скала’, а в составе гидронимов указывает на особенность реки: каменистая. В южном диалекте башкирского языка (в кизильском, ик-сакмарском говорах) географический термин «таш» участвует в образовании спелеонима: “ташөй”, “ташөң” «пещера». В башкирской топонимии названия с основой -ташсвязаны не только с природной средой, особенностями горного ландшафта и водной сети и хозяйственной деятельностью народа, но и многие из них имеют связь с духовной культурой народа. Автором рассматриваются географические названия, восходящие к культу камней и предков у башкир, к культу их священной земли, имеющей отношение к камню предков, и многочисленные другие древние верования башкир, связанные с камнем.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

TOPONYMS DERIVED FROM THE GEOGRAPHICAL TERM “TASH” (STONE) AND ASSOCIATED CULT OF STONES OF THE BASHKIRS

The study of local geographical terminology is of great interest not only from linguistical perspective but also within ethnolinguistics, which deals with the problems of ethnogenesis and ethnic history as well as with issues of connections between language and material and spiritual culture of people. In the article, Bashkir toponyms derived from the geographical term “tash” (stone) are analyzed. As it is shown by the analysis, “tash” in the Bashkir language is used in the meaning of “stone”, “rock, “hill”, “mountain”. The composite “tau-tash” is used as a collective name “mountains”. As a part of the place name, this geographical term characterizes the environment and specifies features of the terrain as hilly or rocky place. As a part of oronym, “tash” is used in the meaning “mountain”, “rock”. As part of hydronym, it indicates a feature of the river “rocky”. In the southern dialect of the Bashkir language (in Kizilsky, Ik-Sakmarian dialects) the geographical term “tash” is involved in formation of a speleonym: “tashөy”, “tashөң” “cave”. In the Bashkir toponomastics, the names with the basis “tash” are connected not only with the natural environment, the features of a mountain landscape, water networks, and economic activities of the people, but many of them have a connection with the spiritual culture of the people. The author examines place names dating back to the cult of stones and ancestors of the Bashkirs, the cult of their sacred land, and many other ancient beliefs of the Bashkirs associated with stones.

Текст научной работы на тему «Топонимы, образованные от географического термина таш «Камень» и связанный с ним культ камней у башкир»

УДК 81373.211.1

ТОПОНИМЫ, ОБРАЗОВАННЫЕ ОТ ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ТЕРМИНА ТАШ «КАМЕНЬ» И СВЯЗАННЫЙ С НИМ КУЛЬТ КАМНЕЙ У БАШКИР

© Г. Х. Бухарова

Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы

Россия, Республика Башкортостан, 450000 г. Уфа, ул. Октябрьской революции, 3а.

Тел.: +7 (347) 272 58 05.

Email: buharova_g@mail.ru

Изучение местной географической терминологии представляет большой интерес не только в собственно лингвистическом плане, но и в рамках этнолингвистики, решающей проблемы этногенеза и этнической истории, также вопросы связи языка с материальной и духовной культурой народа.

Статья посвящена анализу башкирских топонимов, образованных от географического термина «таш» («камень»). Как показывают материалы анализа, в башкирском языке «таш» употребляется в значении «камень», а также «скала, утес; возвышенность, гора». Композит «тау-таш» употребляется в собирательном значении 'горы'. В составе топонима данный географический термин характеризует природную среду и указывает на особенность рельефа: на гористую, каменистую местность. В составе оронимов «таш» («камень») употребляется в значении 'гора', 'скала', а в составе гидронимов указывает на особенность реки: каменистая. В южном диалекте башкирского языка (в кизильском, ик-сакмарском говорах) географический термин «таш» участвует в образовании спелеонима: "татей", "ташец" «пещера». В башкирской топонимии названия с основой -таш- связаны не только с природной средой, особенностями горного ландшафта и водной сети и хозяйственной деятельностью народа, но и многие из них имеют связь с духовной культурой народа. Автором рассматриваются географические названия, восходящие к культу камней и предков у башкир, к культу их священной земли, имеющей отношение к камню предков, и многочисленные другие древние верования башкир, связанные с камнем.

Ключевые слова: ономастика, этнолингвистика, башкирская топонимия, географический термин, культ камней, языческие верования.

Географические термины характеризуют природную среду, местный ландшафт, географические объекты и реалии, его род, вид и употребляются для определения конкретного географического понятия или явления. Они активно употребляются в процессе номинации географического объекта (в основе многих топонимов лежит обычный термин) и участвуют в формировании топонимической системы определенного региона. Достижения современной топонимики позволяют утверждать, что взаимосвязь между топонимом и термином есть универсальная закономерность.

Изучение местной географической терминологии представляет большой интерес не только в собственно лингвистическом плане, но и в рамках этнолингвистики, решающей проблемы этногенеза и этнической истории, а также вопросы связи языка с материальной и духовной культурой народа. Выявление, системное их описание и всесторонний анализ способствует решению многих актуальных задач лингвистики. Поэтому местная географии-ческая терминология привлекает внимание исследователей как с точки зрения происхождения, семантической и словообразовательной структуры, так и в плане функционирования в той или иной лингвокультуре.

Предметом данной статьи является рассмотрение в собственно лингвистическом, а также в этнолингвистическом аспекте общетюркского геог-

рафического термина таш в башкирской топонимии и связанные с культом камней древние верования башкир.

В тюркских языках камень употребляется в форме даш, таш, тас: в туркм., азерб., турец., тув. яз. - даш, в башк., татар. - таш в значении 'камень', а также «скала, утес; возвышенность, гора». В казах., хакас. языках тас «камень, скала» якут. тас (таас) «камень», «гора», «скала», «хребет», «всякая возвышенность, сложенная крепкими коренными породами». В тюркском ареале географический термин таш находит отражение в следующих топонимах: Тастых, Артас, г. Тастыгхыр в Хакасии; Тастак в Алма-Атинской обл.; р. Тасты в Куста-найской обл.; Кызылтас в Карагандинской обл. Ташауз, Дашховуз, город, ц. Ташаузской обл., в Туркменистане, Ташкент, столица Узбекистана, Таш-Кумыр, город, в Ошской обл., Киргизия, Таш-тагол, город, р. ц., в Кемеровской обл. и мн. др.

В башкирской топонимии названия с основой таш могут указать прежде всего на особенность рельефа: гористую, каменистую местность. Композит тау-таш употребляется в собирательном значении «горы». В составе оронимов таш употребляется в значении «гора», «скала», например, Ташбаш - г. в Салаватском районе, д. Калмаклар. Вариант назв. Баш-таш. От таш «камень, каменистая» и баш «голова, вершина». Ср.: Ташбаш // Таш башы - гора в Бирском рай-

оне, с. Верхнелачентау; Ташбаш - лес в Туйма-зинском районе, д. Новый Арсланбек; Таш башы

- г. в Гафурийском районе, Ташлыкай - возв. в Альшеевском районе, д. Сурай. От ташлы «каменистое» и аффикса -кай. Таштау - горы в Ба-калинском (с. Карповка), Бирском (с. Верхнелачентау), Дюртюлинском (дд. Куязбаш, Таштау), Мечетлинском (д. Сабанак) районах. От таш «каменная» и тау «гора». Ср.: Таш тауы - гора в Куюргазинском районе, деревня Ямансарово.

Географический термин таш в составе гидронимов указывает на особенность реки: каменистая, например, Ташлы йылга - рч, лев. пр. Малого Шишеняка в Белорецком р-не. От ташлы «каменистая» и йылга «речка», Ташболатс - речка приток Селеука в Ишимбайском районе, д. Ахмер. От таш «каменистый» и болак «источник».

В башкирском литературном языке и его диалектах географический термин таш участвует в образовании спелеонима (от греч. «spelaion» -«пещера» и «onyma» - «имя») - названия пещеры. Например, ташвй, ташвц в кизильском, ик-сакмарском говорах башкирского языка употребляется в значениии «пещера», а в современном литературном языке мэмерйэ в том же значении. Таш участвует в образовании спелеонима Шульганташ

- уникального памятника эпохи палеолита -древнекаменного века, который находится в Бур-зянском районе Башкортостана.

Географические названия свидетельствуют о том, что употребление термина таш в башкирской топонимии связано с хозяйственной деятельностью, с материальной культурой башкир, например, Ташкелэт - гора в Мечетлинском районе, д. Новомещерово. От таш «камень, каменная» и келэт «клеть, амбар».

В башкирской топонимии названия с основой таш связаны не только с природной средой, особенностями горного ландшафта и водной сети и хозяйственной деятельностью башкир, но и многие из них имеют отношение к духовной культуре народа. Полезность камней в практической деятельности людей, различные их физические свойства, любопытные формы, величина, даже их цвет играли немаловажную роль при выборе камня как предмета поклонения. Получение огня ударом камней друг о друга, возможно, привело к его почитанию. С камнями связаны множество самых различных легенд у самых разных народов Земли. Имеются «говорящие», «убегающие», «поющие», «плачущие», «висящие», «качающиеся», «растущие», «спящие», «рожающие» камни, даже «камни истины». Предметами культа стали метеориты. Наиболее известным является метеорит Каабы в Мекке, который почитается мусульманами всего мира.

Как и все архаичные народы, башкиры издревле поклонялись камням. Об этом свидетельствуют данные башкирской мифологии, топо-

нимии и археологические сведения. С камнями связаны множество легенд и преданий башкир. В словаре башкирской мифологии Ф. Г. Хисамит-диновой читаем: «По представлениям башкир, камень - нечто живое. Они (камни) растут (таш YP3), отдыхают, спят (таш тыныга), рожают (таш балалай). Ср.: Таш Y93 бит ул. Вак таштар да y$3. Тау да Y93, X3P кеше, ep-hbiy hэйбэт булhа (КЬФ 2008). - Камни растут. И маленькие камушки растут. И гора растет, если у людей и в мире все спокойно; Кистэн агас, таштар тыныга, йоклай, уларды кудгатырга ярамай. Оло гонаh була. - Ночью деревья, камни отдыхают, спят. Их нельзя тревожить - это большой грех; Ташты ла балалай тейлэр, таш житеп китэ, ярылып китэ ул вахытта. - Говорят, и камни рожают: камень созревает и, наконец, раскалывается» [1, с. 328-329].

По всей территории Башкортостана распространены камни культового характера. Как уже отмечалось, самым древним и уникальным памятником является пещера Шульганташ. Воплощенные в камне мысли и идеи, образы имели для башкир огромное смысловое содержание, они были частью духовной культуры народа. С течением времени их постигла разная судьба: некоторые исчезли с лица земли, другие разрушились, а третьи остались жить лишь в воспоминаниях, легендах башкир и в географических названиях. Они представляют большой интерес для археологов, а также языковедов, топонимистов, этнологов, фольклористов. Данные археологии при изучении объектов культово -магического характера и их названий имеют для нас большое значение. При выяснении сущности географического названия неоценимую роль играют данные этнографии и фольклора.

Как говорят легенды и мифы, башкиры считали место своего рождения, место обитания народа «священным». «Священность» места обитания, Родины они связывали прежде всего с камнем предков. Камень считался символом места рождения их потомков. Об этом говорит сохранившееся в башкирском языке слово атайсал, букв. «камень предков», в широком смысле слова - «родина предков». Чтобы сохранить память о предках, поклониться камню предков, древние башкирские роды (бурзяне, кыпчаки, тангаурцы, юрматынцы, тамъяне, катайцы, усергяне) несмотря ни на что (даже в голодные годы) раз в год собирались на праздник Атайсал йыйыны, который проводился на поляне Атайсал в Бурзянском районе [2, 207-208]. В том же районе протекает речка Атайсал, правый приток Белой, имеется гора Атайсал тауы. Авторы «Словаря топонимов Башкортостана» [3] считают, что топоним образован от антропонима «Атайсал». Действительно, в шежере рода Бурзян имеются сведения о человеке Атайсал. Однако известно, что чаще топоним древнее антропонима и может участвовать в образовании антропонима. Напрмер, г. Урал (топоним) - Урал (антропоним), Яик (гид-

роним) - Яйьгкбай (антропоним). Поэтому, вполне возможно, что топоним Атайсал более древен. Очевидно, своим происхождением он связан с доисламскими верованиями башкир и восходит к существующему в прошлом культу камней и предков. Для обозначения камня, скалы в башкирском языке существует несколько слов: таш, кая. В булгарское время, очевидно, употреблялось и слово сал «камень», которое сохранилось только в топонимии. На территории Башкортостана топонимы с корнем сал распространены в Бураевском и Караидельском районах: деревни Салкак и Салтоба. Топонимы с элементом сал встречаются и в Республике Татарстан: гор. Саллы, Яр Саллы (Набережные Челны), реки Саллы. Г. Ф. Саттаров топоним Яр Чаллы «Набережные Челны» объясняет от названия р. Чаллы, которое образовано от волжско-булгарского чал «камень» и афф. обладания -лы, и сравнивает с чув. чул, монг. чулуу(н), бурят. шу-луу(н), калм. чолун «камень» [4, с. 79]. Таким образом, топонимы с элементом сал - общеалтайское достояние.

В современном башкирском языке, как уже отмечалось, слово сал в значении «камень» не употребляется, оно лишь сохранилось в составе сложного слова, означающего местность, рельеф: салкак - сал «камень» и как «голый», значит «голая, каменистая местность». Слово сал имеется в современном чувашском языке: чол, чул «камень», в азербайдж. чал «каменистое место». Следует отметить, что венгерский тюрколог Йожеф Буденц, учитывая звуковые изменения в чувашском и др. -тюркских языках, доказал, что слова чол, чул и таш восходят к одной праформе: *Ш, (*М, *1оИ) [5, с. 17-18]. Исходя из вышеизложенного, топоним Атайсал можно объяснить как камень отца-предка и предположить, что объект имел когда-то культовое значение. В современном башкирском языке в широком значении атайсал употребляется в значении «Родина».

Как показывают наши наблюдения, места, связанные с камнем и поклонением ему, обычно в языке выражены словом, имеющем в составе названия слово таш. Но не всегда названия, имеющие элемент таш, связаны с поклонением камню. Как уже отмечалось, названия с таш могут указать на особенность рельефа, гористую, каменистую местность. Часто таш «камень» употребляется в значении «гора».

В составе «священных» объектов и их названий можно рассмотреть камни культово-магического характера: Атайташ, букв. «отец-камень», Инэйташ, букв. «мать-камень», Балаташ, букв. «ребенок-камень» Олэсэйташ, букв. «бабушка-камень», Олатай таш, букв. «дедушка-камень», Бабайташ, букв. «старик-камень», Эбей ташы, букв. «старушка-камень», Ка^анлы таштар, букв. «камни с котлом», hынташ, букв. «изваяние-камень», Ыйык таш, букв. «священный камень»,

Толпарбадкан таш, букв. «камень, куда наступил Тулпар», Я^маташ, букв. «камни с письменами», Тамгалыташ, букв. «камень с тамгами», ЭYлиэ ташы, букв. «камень Авлии» Пэйгэмбэр ташы, букв. «камень пророка», Азанкыскырган таш, букв. «камень, где призывали на азан» и т.д. Как видно из примеров, сами названия говорят о различном характере верований, связанных с камнями.

В названиях Изге таш, Акташ, Майташ, Ыйык таш определения изге, ак, май (от бай), ыйык прямо указывают на священность географического объекта - камня, поскольку определения изге, ак, май//бай, ыйык имеют значение «священный».

Почитались башкирами камни с письменами (языу - письмо), с тамгами (тамга - клеймо, знак), что находит отражение в названиях Я^ыулыташ, Я^ма таш, Тамгалыташ.

Некоторые камни культово-магического характера связаны с языческими и мусульманскими обрядами. Например, у Ка^анлы таштар, букв. «камни с котлом», совершались жертвоприношения божеству Солнца, котел исполнял роль жертвенного сосуда. У А^ан ташы проводился призыв на мусульманскую молитву. С местом призыва к молитве связаны камни Азан ташы/М.занташ//Азанкыскырган таш - камни в Белорецком, Кугарчинском р-нах. Как свидетельствуют сами названия, имеющие связь с а§ан, призыв к молитве и само моление совершалось на берегах рек, где имелись камни.

Широко распространенны по всему Башкортостану камни святого Авлии - ЭYлиэ ташы «камень святого».

Названия ^тташ/^енташ, hынны, Колон-таш/Колокай таш, Эбей ташы свидетельствуют о том, что башкиры поклонялись антропоморфным и зооморфным каменным изваяниям, фигурам, каменным балбалам, идолам. В основном, такие названия носят горные объекты, например, hынташтау - г. в Куюргазинском районе, hынташ тауы - г. в Чишминском районе, hен-таш^ынташ - камень в Баймакском районе, hынташ - скала в Буздякском районе. Имеются речки и броды: hынташ - речка в Благоварском районе, hынташ кисеYе - брод в Зилаирском районе, а деревни и села с таким названием встречаются в Благоварском, Зилаирском, Баймакском, Федоровском районах. Как повествует легенда 'Ъынташ", изваяние напоминало фигуру человека, имелась также роспись в виде знаков, тамг, и местные жители считали это каменное изваяние священным [БХИ, 1980, с. 130]. Возможно, это было родовое божество в образе мифической женщины, судя по географическим названиям Инэйташ «Камень матери» или «Мать-Камень», Киленташ «Невесткин камень», Инсебикэ ташы «Камень Ин-себики», влэсэйташ «Бабушка-камень», можно предположить, что башкиры особо почитали извая-

ния, напоминающие женскую фигуру. Названия Сынтас, Сын-Таш имеются в Казахстане и в Северной Киргизии. Казахи, киргизы сынтасами называют надмогильные камни [6, с. 199; 7, с. 90].

Названия Колонташ//Колокай таш, букв. «Камень-Жеребенок» говорят о том, что этот камень напоминал образ коня, и, возможно, это было божество плодородия природы. Об этом свидетельствуют этнографические данные и даже вариант названия Йэй ташы, букв. «Летний камень». Но, по нашему мнению, Йэй ташы это камень божества Йэй в образе коня. Башкиры преклонялись перед ним, совершали ему жертвоприношения, молились, желая хорошей погоды, смазывали каменное изваяние маслом. Масло, жир олицетворяли богатство, изобилие, плодородие почвы, приплод скота и т.п. Интересно отметить, что когда стояла засуха, Колонташ, Йэй ташы наказывали плетью. Однако самим башкирам было запрещено делать это. Они боялись, что божество «накажет» их самих. Поэтому башкиры разными способами заставляли делать это пришлых людей. У Йэй ташы (Колокай таш//Колонташ), по мнению окрестных жителей, находится «Пуп Земли». Это верование еще раз свидетельствует нам о том, что у башкир было божество лета Йэй. По верованиям народа, где расположен «Пуп Земли», там открывается возможность общения с высшими божествами. Йэй ташы, в отличие от Ямгыр ташы «камень, который вызывает дождь» или Йэйгор ташы «камень, по окраске напоминающий радугу» или яда таш «камень яда», при помощи которого башкиры проводили обряд вызывания дождя - Ямгыр телэY, не просто служит средством для вызывания дождя или его остановки, не только предмет, средство магии, но и является объектом поклонения. Здесь в далеком прошлом народ устраивал религиозные праздники, жертвоприношения в честь священного Холодай таш. Каменное изваяние, напоминающее жеребенка, смазывали маслом, жиром. Жир олицетворял богатство, приплод скота. Поэтому можно предположить, что божество лета Йэй башкиры представляли в образе жеребенка.

Священными местами на территории Башкортостана являются скалы с тамгами, рисунками, горы с письменами. Например, почитается сопка Ядматаш//Ядыулыташ, которая находится в Туй-мазинском районе. Ороним образован от языулы «с письменами» и тау «гора». Археологами установлено, что это место являлось культовым. На склоне скалы с тамгами ими обнаружено глубокое углубление, напоминающее котел. По мнению Р. Б. Ах-мерова, это, вероятно, жертвенно-обрядовый котел [8, с. 16-18].

Камни культового характера имеются на берегу озера Аслыкуль. Они называются Каданлы та-штар//Каданташ, ЗаятYлэк ташы, букв. «камень с котлом», «каменный котел», «камень Заятуляка». Вот как описывает Каданташ археолог

Р. Б. Ахмеров: «На одном из этих камней с выглаженной и чуть округленной поверхностью сделаны два углубления в виде яйцеобразных, круглодон-ных горшков. Оба они одинакового размера, с ровной, гладкой поверхностью изнутри и с правильным очертанием в форме горшка». Он также отмечает, что на дне в одном из углублений находились современные монеты. Данный факт говорит о том, что местные жители все еще почитают Каданташ. Как говорит само название Каданташ, казан, возможно, играл роль жертвенного сосуда.

Памятником культового характера является скала с тамгами Ташморон, букв. «Каменный мыс», который находится в Давлекановском районе у деревни Сапаево. Эта скала состоит из огромных глыб камней с большими расщелинами между ними, ниже Ташморона есть выступ в виде толстого столба. По мнению Р. Б. Ахмерова, каменный столб служил жертвенным объектом или же связан с культом фаллоса [8, с. 35].

В топонимии Башкортостана наблюдаются географические объекты, связанные с чисто человеческими семейно-родовыми отношениями. Таковыми являются священные камни Ататаш, Инэташ, Балаташ, находящиеся в Гафурийском районе, д. Яугилде. Существует вариант названия Аркаташ, букв. «Спина-камень», потому что эти камни лежат в середине поля на хребте. Эта местность почитается местными жителями. По их мнению, здесь находится «Пуп Земли». Во время засухи старики смазывают эти камни маслом, опрыскивают водой, просят дождя, молятся.

Среди названий, связанных с культом камней преобладают «женские» камни: Килен ташы, букв. «Невесткин камень», Инсебикэ ташы - «Камень Инсебики», Киленсэкташ - «Невестушка-камень», Эбей ташы - «Камень старухи», влэсэйташ -«Камень-бабушка», hарыбашташ//Ерэнбаш -«Камень светловолосой девочки»/«Камень рыжеволосой девочки» (в легенде связывается с низаконнорожденной рыжеволосой девочкой, превратившейся в камень [9, с. 118], Кыддар ташы - «Камень девушек».

Камень, находящийся в окрестностях деревни Старо-Сибаево (Идке Сибай), на горе Бабай называется Эбей таш //Олэсэйташ. Обраовано от эбей «старуха» и таш «камень» от олэсэй «бабушка» и таш «камень». Название связано с языческими верованиями башкир - с почитанием каменных баб. Согласно легенде, это было каменное изваяние, напоминающее женскую фигуру. Гора Бабай была местом поломничества окрестных жителей, у Олэсэй таш//Эбей таш, преклоняясь перед ней, совершали жертвоприношения, молились, кормили каменную бабу. Возможно, названия связаны с кулътом предков, божествами башкир Эбей и Бабай, которые олицетворяли священных пар, зачинателей зарождения.

Как видно из примеров, названия скифских божеств Апи и Папай, которые названы еще Геродотом, находят параллель в башкирской мифологии, в частности, в топонимии. В состав скифского пантеона, по данным Геродота, входило семь божеств. Табити находится на высшей ступени иерархии. На средней ступени иерархии находятся Папай и Апи, а на низшей - Ойтосир (Гойтосир), Аргимпаса (артимпаса) и два божества, скифские имена которых Геродотом не названы [10, с. 446]. Как пишет Д. С. Раевский, «... имя Папай большинством исследователей трактуется как «отец», т.е. соответсвует той роли прародителя, которую этот персонаж играет в мифической генеалогии ... Апи, супруга Папая, ... связана с водой, (ее имя возводится к иранскому корню со значением "вода"), и землей» [10, с. 447]. Эти божества также олицетворяют брак неба с землей, соединение двух начал мужского и женского.

В топонимической системе Башкортостана широко представлены названия со словами эбей «старуха» и бабай «старик». Ср.: Эбейоскан «скала, с которой слетела, упала старуха», Бабайташ «старик-камень». Появление таких названий, по мнению А. К. Матвеева, связано с представлением о скалах, горах, как об окаменевших древних людях - стариках и старухах.

С мифологическими представлениями башкир связаны камни Тораташ - гг. в Абзелиловском, Баймакском, Учалинском р-нах, в Кувандыкском районе Оренбургской области. Р. 3. Шакуров названия данных объектов связывает с древними мифологическими воззрениями башкир и приводит легенду о том, что свекровь проклинает непослушную невесту, и она превращается в камень [11, с. 177]. Имеются сказания и легенды многих народов, где речь идет о подобных случаях превращения в камень. Интересно отметить, что в легендах в камень превращаются непослушные, ревнивые, нехорошие, злые люди. Подобный мотив наблюдается в башкирской легенде: за хвастовство батыр был наказан - хозяин горы посылает навстречу батыру медведя. Начинается схватка - оба превращаются в камень. Согласно народной философии башкир, превратить в камень, значит, остановить зло, заблуждения людей.

Название горы Тораташ, возможно, связано с языческими верованиями башкир и означает истуканов, идолов или же первоначально в языке слово тора//тура означало «бога». Как отмечает историк-этнограф Р. Г. Кузеев, ороним Туратау (То-ратау//Тратау) является булгарским по происхождению и объясняет «Бог-гора» [12, с. 125]. Действительно, тура может означать бога. Гора То-ратау считается священной горой башкир. Слово тура, соответствующее др.-тюрк. тэцре, сохранилось в чув. языке: Султи-тура, Чун суратакан тура, Перекет тура, Уйах-тура и мн.др.

С именем мифического крылатого коня Тул-пара связан камень Толпарбадкан таш, букв. «Тул-пар наступил», который находится в деревне Кужа-ево Учалинского района. Этот объект, появившийся, по народным верованиям, в результате действия священного мифического коня тулпара, воспринимался башкирами как священный камень. Этот камень почитается местным населением и поныне: на этом камне лежат современные монеты.

Известно, что отпечатки стоп символизируют путь богов, святых или демонических духов. Отпечатки стоп Будды и Вишну находят по всей Индии. Почитаются отпечатки стоп Девы Марии и Христа, Авлии и его коня Дульдуля, а в мифологии башкир - мифического коня Тулпара, священного волка и т.д. В Башкортостане имеется гора, которая носит название Шайтанбадкан тау «гора, куда наступил Шайтан», встречаются местности, которые называются Бесэйбадкан «местность, куда наступил кот». Камень Пэйгэмбэр ташы в Хайбул-линском р-не, который образован от пэйгэмбэр «пророк» и таш «камень» с афф. -ы, букв. «камень Пророка» связан с исламом и почитанием стоп пророка Нуха. По преданию, на этом камне отдыхал пророк Нух. По представлениям окрестных жителей, следы, имеющиеся на камне, - это следы стоп Пророка Нуха. Алыпбадкан - местн. в Зилаирском р-не. Образовано от алып «богатырь» и бадкан «наступил», букв. «место, куда наступил Алып». Название связано с почитанием следа мифического великана-первопредка Алып. Как правило, башкиры, как и другие народы, почитали след божества, святого, священного мифического или тотемного животного.

Как известно, главная функция мифа - объяснительная. В башкирской мифологии мы находим ответы, почему на камне появились отпечатки стоп святых или демонических существ. В «Словаре башкирской мифологии» Ф. Г. Хисамитдиновой приведены этиологические мотивы легенд из башкирского народного творчества (Уфа, 1987), раскрывающие суть тех или иных природных явлений, связанных с камнями: «совсем недавно камни были мягкие, как глина. И на них могли оставаться следы ног человека, животных, птиц. Например, в легенде «Сувал-таш - печь-камень» рассказывается о том, что на макушке горы лежат камни с желобами, напоминающие то ли большой котел, то ли сложенную из камней печь. На тех камнях, по легенде, отпечатались следы людей и собак. В легенде «Камень пайгамбара» (пророка) говорится о камне со следами ног Мухаммед-пайгамбара и его сына. Такие камни со следами ног человека, особенно пророков, святых, считаются священными и являются предметом почитания. На таких камнях башкиры оставляют серебряные монеты, пуговицы, кисти от шалей и платков, ягоды, травы, камушки. Ср.: Люди камень пайгамбара считают священным. Проходя мимо него, и стар и млад останавливаются. На

большой след кладут цветы, ягоды, черемуху, если ничего нет под рукой, кладут красивые камушки [1].

С камнями связаны святилища - каменные курганы уба. О том, что башкиры почитали каменные курганы уба свидетельствуют широко распространенные по всему Башкортостану топонимы Уба - холмы у возвышеннности в Благоварском, Буздякском, Зианчуринском, Кармаскалинском, Куюргазинском, Мелеузовском, Стерлибашевском, Хайбуллинском, Чишминском районах, Убалар -деревня в Гафурийском, курган в Учалинсклом рне, Убалар бадыуы - поле в Давл. р-не, Убалы -поле в Архангельском р-не, Убалыбил - седловина в Абзелиловском р-не, Убалы тарлау - поле в Ер-мекеевском р-не, Убалы - озеро в Учалинском р-не, Убалы hады - болото в том же р-не, Убатау - горы в Аургазинском, Давлекановском р-нах, Уба тауы - хребты в Давлекановском, Чекмагушевском р-нах, Убалыктар hырты - хребет в Кармаскалинском р-не и связанные с ними верования.

Как говорят сами названия, уба находится на горе, возвышенности, на поле, на берегу озера. По форме уба напоминают конус или колонны, на верхушке которых устанавливают колышек и завязывают туда яркий кусок тряпки. Некоторые уба сохранились лишь в названиях топонимических объектов, и понимается народом лишь как «холм», «курган», а в диалекте «овраг». Некоторые сооружения уба со значением «куча, груда камней», «жертвенный столб, сложенный из камней», как место религиозного поклонения, сохранились до наших дней. В ряде районов Башкортостана уба сооружаются в наши дни в память о предках. Происхождение названий с основой уба связывается с башкирским уба «курган, насыпной могильный холм» [3, с. 152]. Как у остальных тюркских и монгольских народов, каменные кучи уба (ср.: кар., к.-балк. оба/ова «куча камней», казах., ног. «курган, могила», казах., ног. «курган, могила», тат. диал. «возвышенность, выпуклое место», др.-тюрк. «куча, груда камней», опа «жертвенный столб, сложенный из камней», монг. обон «межевой пограничный знак; возвышенность, на которой воздвигнута насыпь в честь ее духов в виде кучи из камней, веток и др.») [3, с. 118] у башкир, возможно, сооружались на родовых территориях, являющихся местами общения предков с потомками, местами общения потомков с духами предков.

Как мы отметили выше, камни являлись символом места рождения предков. Об этом свидетельствует топоним Атайсал и связанные с ним верования башкир. Интересно отметить, что «... обычай устраивать в известных местах каменные кучи, причем каждый прохожий обязательно должен

бросить в кучу камень, ветку или какой-нибудь предмет, является одним из наиболее распространенных обычаев чуть ли не у всех народов земного шара» [13, с. 116]. По данным Е. Г. Кагарова, такие каменные пирамиды соружали на Древнем Крите, Элладе, в Тирольских Альпах в Германии, Франции, Испании, Скандинавии.

Таким образом, в башкирской топонимии названия с основой таш могут указать прежде всего на особенность рельефа, гористую, каменистую местность, также на хозяйственную деятельность башкир, связанной с камнем. Как показывают материалы анализа, в башкирской топонимии названия с основой таш имеют связь с духовной культурой башкир: в ней обильно представлены географические названия, связанные с культом камней. Башкиры воплотили в камнях образы своих предков (Атай таш, Инэй таш) или божеств (Эбей ташы, Бабай ташы, Йэй ташы), камень символизировал священную их родину Атайсал, с помощью священных камней воздействовали на окружающий мир, природу (яда таш). Камни с тамгами служили башкирам при определении границ территории рода, с камнями народ связывал свои жизненные принципы и идеи. И все это нашло отражение в уникальном памятнике истории, языка и культуры - в топонимии.

Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта №15-04-00414.

ЛИТЕРАТУРА

1. Хисамитдинова Ф. Г. Словарь башкирской мифологии. Уфа: ИИЯЛ УНЦ РАН, 2011. 420 с.

2. Башкорт халык ижады: Йола фольклоры. 0фо: Башкортостан китап нэшриэте, 1995. 560 б.

3. Словарь топонимов Башкирской АССР. Уфа: Башкирское книжное изд-во, 1980. 199 с.

4. Саттаров Г. Ф. Топоним Яр Чаллы Набережные Челны -памятник языка и истории Волжских булгар // Всесоюз. науч.-практ. конф. «Исторические названия - памятники культуры». М.: Сов. фонд культуры; АН СССР, 1989. С. 79.

5. Буденц Йожеф. О некоторых «необычных» чувашско-тюркских звукосоответствиях // Исследования венгерских ученых по чувашскому языку. Чебоксары, 1985. С. 14-21.

6. Койчубаев Е. Краткий толковый словарь топонимов Казахстана. Алма-Ата: Наука, 1974. 274 с.

7. Конкобаев К. Топонимия Южной Киргизии. Фрунзе: Илим, 1980 .172 с.

8. Ахмеров Р. Б. Наскальные знаки и этнонимы башкир. (Из записок историка-краеведа). Уфа: Китап, 1994. 113 с.

9. Башкорт халык ижады: РиYЭЙэттэр, легендалар. 0фо: Башкортостан китап нэшриэте, 1980. 416 б.

10. Раевский Д. С. Скифо-сарматская мифология // Мифы народов мира. М.: Советская Энциклопедия, 1992. Т. 2. С. 445-450.

11. Шэкур Р. Исемдэрзэ - ил тарихы. ТикшеренеYЗэр, мэкэлэлэр. 0фо: Китап, 1993. 256 б.

12. Кузеев Р. Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав и история расселения. М.: Наука, 1974. 571 с.

13. Кагаров Е. Г. Монгольское «обо» и их этнографические параллели // Сб. музея антропологии и этнографии. Л.: изд-во АН СССР. 1927. Т. 6. С. 115-127.

Поступила в редакцию 01.10.2016 г.

TOPONYMS DERIVED FROM THE GEOGRAPHICAL TERM "TASH"

(STONE) AND ASSOCIATED CULT OF STONES OF THE BASHKIRS

© G. Kh. Bukharova

M. Akmullah Bashkir State Pedagogical University 3a Oktyabrskoi Revolutsii St., 450000 Ufa, Republic of Bashkortostan, Russia.

Phone: +7 (347) 272 58 05.

Email: buharova_g@mail.ru

The study of local geographical terminology is of great interest not only from linguis-tical perspective but also within ethnolinguistics, which deals with the problems of ethno-genesis and ethnic history as well as with issues of connections between language and material and spiritual culture of people. In the article, Bashkir toponyms derived from the geographical term "tash" (stone) are analyzed. As it is shown by the analysis, "tash" in the Bashkir language is used in the meaning of "stone", "rock, "hill", "mountain". The composite "tau-tash" is used as a collective name "mountains". As a part of the place name, this geographical term characterizes the environment and specifies features of the terrain as hilly or rocky place. As a part of oronym, "tash" is used in the meaning "mountain", "rock". As part of hydronym, it indicates a feature of the river - "rocky". In the southern dialect of the Bashkir language (in Kizilsky, Ik-Sakmarian dialects) the geographical term "tash" is involved in formation of a speleonym: "tashey", "tashe«" - "cave". In the Bashkir topono-mastics, the names with the basis "tash" are connected not only with the natural environment, the features of a mountain landscape, water networks, and economic activities of the people, but many of them have a connection with the spiritual culture of the people. The author examines place names dating back to the cult of stones and ancestors of the Bashkirs, the cult of their sacred land, and many other ancient beliefs of the Bashkirs associated with stones.

Keywords: onomastics, ethnolinguistics, Bashkir toponomastics, geographical term, cult of stones, pagan beliefs.

Published in Russian. Do not hesitate to contact us at bulletin_bsu@mail.ru if you need translation of the article.

REFERENCES

1. Khisamitdinova F. G. Slovar' bashkirskoi mifologii [Dictionary of Bashkir mythology]. Ufa: IIYaL UNTs RAN, 2011.

2. BashKort khalyK izhady: Iola fol'klory. 0fo: BashKortostan kitap nashriate, 1995.

3. Slovar' toponimov Bashkirskoi ASSR [Dictionary of toponyms of the Bashkir ASSR]. Ufa: Bashkirskoe knizhnoe izd-vo, 1980.

4. Sattarov G. F. Vsesoyuz. nauch.-prakt. konf. «Istoricheskie nazvaniya - pamyatniki kul'tury». Moscow: Sov. fond kul'tury; AN SSSR, 1989. Pp. 79.

5. Budents Iozhef. O nekotorykh «neobychnykh» chuvashsko-tyurkskikh zvukosootvet-stviyakh. Issledovaniya vengerskikh uchenykh po chuvashskomu yazyku. Cheboksary, 1985. Pp. 14-21.

6. Koichubaev E. Kratkii tolkovyi slovar' toponimov Kazakhstana [Concise dictionary of toponyms of Kazakhstan]. Alma-Ata: Nauka, 1974.

7. Konkobaev K. Toponimiya Yuzhnoi Kirgizii [Toponymy of Southern Kyrgyzstan]. Frunze: Ilim, 1980 .

8. Akhmerov R. B. Naskal'nye znaki i etnonimy bashkir. (Iz zapisok istorika-kraeveda) [Ancient cave paintings and ethnonyms of the Bashkirs (From the notes of the historian-ethnographer)]. Ufa: Kitap, 1994.

9. BashKort khalyK izhady: Riyaiattar, legendalar. 0fo: BashKortostan kitap nashriate, 1980.

10. Raevskii D. S. Mify narodov mira. Moscow: Sovet-skaya Entsiklopediya, 1992. Vol. 2. Pp. 445-450.

11. Shaky R. Isemdarça - il tarikhy. Tikshereney^ar, maKalalar. 0fo: Kitap, 1993.

12. Kuzeev R. G. Proiskhozhdenie bashkirskogo naroda. Etnicheskii sostav i istoriya rasseleniya [The origin of the Bashkir people. Ethnic composition and history of settlement]. Moscow: Nauka, 1974.

13. Kagarov E. G. Sb. muzeya antropologii i etnografii. Leningrad: izd-vo AN SSSR. 1927. Vol. 6. Pp. 115-127.

Received 01.10.2016.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.