Научная статья на тему 'Топология бизнес-пространства в топливно-энергетическом секторе Республики Коми'

Топология бизнес-пространства в топливно-энергетическом секторе Республики Коми Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
309
50
Поделиться
Ключевые слова
бизнес-пространство / локальные системы / топливно-энергетический сектор / business-space / local industrial systems / fuel and energy sector

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Бурый О. В.

В статье представлена предварительная типология локальных отраслевых систем, основанная на анализе бизнес-пространства топливно-энергетического сектора Республики Коми. Определены ключевые структурные характеристики локальных отраслевых систем, а также экзогенные ограничения и внутренние возможности их саморазвития.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Бурый О. В.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

The paper presents preliminary typology of local industrial systems, based on the Komi Republics fuel and energy sector business-space analysis. Key structural characteristics of the local industrial systems, exogenous limitations and internal opportunities of their self-development are identified.

Текст научной работы на тему «Топология бизнес-пространства в топливно-энергетическом секторе Республики Коми»

ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ

УДК 332.1:338.45

ТОПОЛОГИЯ БИЗНЕС-ПРОСТРАНСТВА В ТОПЛИВНО-ЭНЕРГЕТИЧЕСКОМ СЕКТОРЕ РЕСПУБЛИКИ КОМИ

О.В. БУРЫЙ

Институт социально-экономических и энергетических проблем Севера

Коми НЦ УрО РАН, г. Сыктывкар

burui@enersu.komisc.ru

В статье представлена предварительная типология локальных отраслевых систем, основанная на анализе бизнес-пространства топливно-энергетического сектора Республики Коми. Определены ключевые структурные характеристики локальных отраслевых систем, а также экзогенные ограничения и внутренние возможности их саморазвития.

Ключевые слова: бизнес-пространство, локальные системы, топливно-энергетический сектор

O.V. BURIY. BUSINESS-SPACE TYPOLOGY IN THE FUEL AND ENERGY SECTOR OF THE KOMI REPUBLIC

The paper presents preliminary typology of local industrial systems, based on the Komi Republic’s fuel and energy sector business-space analysis. Key structural characteristics of the local industrial systems, exogenous limitations and internal opportunities of their self-development are identified.

Key words: business-space, local industrial systems, fuel and energy sector

Саморазвитие территориальных экономических систем предполагает устойчивую способность региона или муниципального образования обеспечивать расширенное воспроизводство ВРП (ВМП) в условиях сложившейся макросреды и за счет собственных ресурсных возможностей и доходных источников в интересах реализации как макроэкономических целей и общенациональных приоритетов, так и внутрирегиональных целевых установок системного характера [1]. Задача теоретико-методологического обоснования указанного процесса потребовала детального описания топологии бизнес-пространства. Соответствующий анализ «геометрии размещения» определяющих видов экономической деятельности позволил не только идентифицировать локальные отраслевые системы (безусловную основу саморазвития), но и удовлетворить потребности в оценке эффективности, продуктивности и адекватности бизнеса интересам конкретного региона.

Исследования особенностей размещения топливно-энергетического и нефтегазового комплексов Республики Коми всегда были одной из приоритетных задач региональной науки. Стоит отметить геолого-экономическое районирование В.М. Худяевой, функционально-структурную организацию А.П. Обедкова и энергоэкономическое районирование, выполненное А.А. Калининой и И.Г. Успен-

ской. Эти работы позволили выявить пространственную структуру хозяйствования и, что особенно важно, разные роли отдельных районов в формировании крупного территориально-производственного комплекса. Было установлено, что только три района из семи нефтегазовых и шести энергетических определяли и совершенствовали пространственно-отраслевую организацию региона, остальные лишь «наращивали» его нефтегазовые и энергетические мощности [2-4]. Актуальность вопросов, поднятых еще в начале 80-х гг. прошлого века, обострилась изменившимися условиями реформенного (рынок) и пореформенного (кризис) периодов.

Последний финансово-экономический кризис не выявил ранее неизвестных противоречий между динамическим характером деловой активности, с одной стороны, и статичностью системы расселения и необходимостью обеспечения долгосрочной занятости населения, с другой [5,6]. Актуализировались лишь некоторые территориальные и отраслевые различия, позволяющие предположить, что одни виды экономической деятельности с учетом уровня их организации в силу рыночных, либо административных причин оказались более устойчивы к кризису, нежели другие [7]. К первым можно отнести - топливно-энергетический сектор большинства северных регионов.

Основные характеристики топливно-энергетического пространства

Если рассматривать территорию Республики Коми как непрерывное пространство, на котором происходят различного рода экономические трансакции (минимальные логически осмысленные операции) по поводу добычи, переработки и транспортировки топливно-энергетических ресурсов, а также их промежуточного и конечного потребления, то объектом исследования выступают локальные топливно-энергетические системы (ЛТЭС). Это специализированный вид локальных отраслевых систем, являющих совокупность мезо- и микросистем и хозяйствующих агентов, взаимодействующих в масштабе муниципального управления и расселения. Предметная область изучения отраслевых систем охватывает экзогенные ограничения и внутренние возможности их саморазвития в самом широком понимании.

Среди основных характеристик топливно-энергетического пространства, проявление и сочетание которых формируют различные типы систем, выделяются производственный профиль, технология, организация, труд, первичные ресурсы и территория.

Производственный профиль. Естественные природные условия, выражающиеся в разнообразии качества и условий залегания территориальных сочетаний минерально-сырьевых ресурсов, определили народнохозяйственную специализацию Республики Коми на производстве и поставках топливно-энергетических ресурсов на внутренний и внешний рынок. В предкризисный 2008 г. на долю ТЭК приходилось 72% всех налоговых поступлений, 40 - инвестиций в основной капитал, 12% численности, занятых в экономике. Комплекс представлен всем спектром производственных процессов: от сырьевых, связанных с производством продукции начального передела, до перерабатывающих, выпускающих конечные и промежуточные товары с высокой долей добавленной стоимости.

Нефтяная промышленность характеризуется разнообразным производственным профилем. Большая часть локальных элементов представлена мелкими промысловыми объектами (свыше 150 открытых месторождений), расположенными на обширной территории южной части Тимано-Пе-чорской нефтегазоносной провинции в границах 9 из 20 городских округов и муниципальных районов Республики Коми с ядрами в городах Усинск и Ухта, где сосредоточены основные производственнотехнические базы и органы управления двух десятков недропользователей. Такое размещение является типичным для отечественной нефтяной отрасли [8]. Регион обладает и специфически обусловленными неполными сырьевыми производствами. Из 13 млн. т нефти, добытой в 2010 г., только треть была использована на территории региона в качестве сырья для переработки в г. Ухте и на промыслах в Усинском районе (мини-НПЗ для удовлетворения собственных нужд нефтяной компании-владельца). При этом более половины произведенной продукции предназначалось потребителям за пределами республики. Основной же объем сырой нефти был транспортирован трубопроводным и же-

лезнодорожным транспортом на нефтеперерабатывающие заводы ближнего и дальнего зарубежья [9].

В газовой отрасли ситуация несколько иная. Чисто газовых и газоконденсатных месторождений немного, из них базовым считается только одно. В результате производства сырьевого профиля сконцентрированы у одного недропользователя (ОАО «Газпром») в муниципальных районах «Вуктыл» и «Печора». С 2002 г. Республика Коми превратилась из нетто экспортера газа в нетто импортера, обеспечив, таким образом, полный перерабатывающий цикл. При сохранении структурных элементов производства произошли серьезные изменения в их соотношении: собственная добыча сырья падает по естественным причинам, глубокая переработка увеличилась из-за модернизации мощностей, транзит вырос из-за реализации новых газотранспортных проектов. В результате весь объем добываемого природного газа (2,9 млрд. м3 в год) идет на глубокую переработку непосредственно на территории Республики Коми (г. Сосногорск). Неполные сырьевые производства в этом сегменте характерны только для попутного нефтяного газа (0,5 млрд. м3 в год), потребляемого нефтяными компаниями для собственных технологических нужд преимущественно в городском округе «Усинск». Дефицит газового топлива (3,5 млрд. м3) восполняется Единой системой газоснабжения России.

Относительно полный перерабатывающий профиль характерен для угольной промышленности. С учетом складских запасов весь объем добываемого коксующегося и энергетического угля (11,9 млн.т в 2009 г.) проходит дальнейшее обогащение на территории региона в двух технологически и организационно независимых узлах (городах Воркута и Инта) и уже в таком виде поставляется потребителям внутри и за пределами Республики Коми [10].

Неотъемлемой частью топливно-энергетического комплекса Республики Коми является электро-и теплоэнергетика, представляющая собою практически замкнутую систему - 92% всего объема электрической энергии (9,2 млрд. кВтч) и 100% тепла (18,9 млн. Гкал) производится и потребляется внутри региона. Отрасль характеризуется дисперсным характером размещения производства, обусловленным крайне высокой степенью децентрализации энергообъектов (1 201 электростанция, включая Печорскую ГРЭС, пять ТЭЦ и 538 котельных). Неравномерный уровень промышленного и социальнобытового развития отражает трехкратная разница в подушевом потреблении энергии в городах и сельских поселениях республики. В территориальном отношении система включает пять энергоузлов (Воркутинский, Интинский, Печорский, Ухтинский, Южный), связанных системообразующими одноцепными ВЛ 220 кВ. Обеспеченность ТЭР достигается как внутриреспубликанским производством (газ, уголь, мазут), так и поставками природного газа из северных районов Западной Сибири.

Технология. ТЭК, являясь одним из лидеров промышленности Республики Коми по объему инвестиций, в целом характеризуется относительно высоким уровнем технологического развития. С одной стороны, предприятия, связанные с эксплуа-

тацией природных ресурсов, генерируют достаточный объем доходов для финансирования технологического обновления, а с другой - большинство из них входит в состав национальных корпораций, разрабатывающих и реализующих на территории региона собственные крупные инвестиционные проекты.

Тем не менее, ситуация внутри комплекса по секторам и предприятиям не однородна. Если рассматривать инновационную активность по видам экономической деятельности, то можно заметить, что число организаций, осуществляющих технологические инновации, изменяется в пределах от 1 до 6 единиц, а их удельный вес не превышает 5% в добыче топливно-энергетических ресурсов, 50 - в нефтепереработке и 10% - в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды.

Основной всплеск модернизации производства пришелся на начало 2000-х гг., когда основные производственные активы в секторе добычи и переработки нефти, а также добычи коксующегося угля были приобретены соответственно ОАО «ЛУКОЙЛ» и ОАО «Северсталь». С тех пор модернизация производства здесь происходит регулярно, хотя ее глубина и темпы ниже, чем в 2000-2004 гг., и корректируются в соответствии с общеэкономической ситуацией. Также планомерно наращивается новое строительство в трубопроводном транспорте, контролируемом государственными компаниями ОАО «Транснефть» и ОАО «Газпром».

В секторе добычи и глубокой переработки газового сырья масштабная модернизация производства была осуществлена лишь однажды в период с 2002 по 2004 гг. С тех пор негативное влияние сырьевого фактора и конкуренция со стороны капиталоемких мега-проектов делает дальнейшее перевооружение Сосногорского газоперерабатывающего завода малоперспективным.

Еще в меньшей степени технологическое обновление коснулось секторов добычи энергетического угля и энергетики. Принципиальная разница в структуре рынка коксующегося и энергетического угля не позволила привлечь в отрасль стратегического инвестора. В результате на фоне положительной технологической динамики компании «Воркутауголь», ориентированной на одного крупного потребителя-металлурга, компания «Интауголь», обеспечивающая множество мелких потребителей-энергетиков, находится в состоянии перманентного кризиса.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Да и сам сектор тепло- и электроэнергетики не проявляет заметной инвестиционной и инновационной активности. Формально завершившаяся в 2008 г. реформа энергетики лишь зафиксировала фактическое состояние в отрасли, не приведя к сколь-нибудь заметным количественным и качественным улучшениям в развитии. Основные стратегические инвесторы - частные «Территориальная генерирующая компания № 9» (холдинг «Комплексные энергетические системы»), «Оптовая генерирующая компания № 3» и государственная «Межрегиональная распределительная сетевая компания» - предпочитают эксплуатировать созданные еще в советские годы производственные мощности, расходуя ограниченные инвестиционные ресурсы преимущественно на поддержание энергетических

объектов в безаварийном состоянии. Более мелкие (региональные и местные) игроки энергетического рынка Республики Коми естественным образом ориентированы на удовлетворение потребностей основного производства, с которым они формируют единую производственно-технологическую цепочку (например, ТЭЦ Сыктывкарского лесопромышленного комплекса).

Организация. Современное бизнес-пространство Республики Коми в сегменте ТЭК представлено ключевыми игроками национального уровня, взаимодействующими друг с другом посредством поставок и потребления топливноэнергетических ресурсов. Крупные корпорации доминируют организационно и территориально, отличаясь высокой экстерриториальностью, что является достаточно распространенным явлением в российской экономике применительно к столь капиталоемким и масштабным видам деятельности. Малый и средний бизнес, а также государственный сектор играют соподчиненную им роль, что проявляется в структурных характеристиках ЛТЭС.

В нефтяной промышленности лидирующие позиции занимает компания «ЛУКОЙЛ», консолидировавшая в начале 2000-х гг. наиболее рентабельные активы в сфере добычи, переработки и реализации нефти и нефтепродуктов в два территориальных производственных предприятия. Впоследствии к ним было добавлено третье предприятие в Ненецком АО. Таким образом, корпорация управляет единым территориально-производственным комплексом Тимано-Печоры с административным центром в г. Усинске (центр), тыловыми и индустриальными базами в Ухте (юг) и фронтирными - в Нарьян-Маре (север). Сбытовой центр перенесен в Санкт-Петербург, а головное управление традиционно осуществляется из штаб-квартиры в Москве.

В 2003 г. другая вертикально интегрированная компания (ВИНК) национального уровня ОАО «Роснефть» приобрела контроль над ведущим независимым производителем - ООО «Северная нефть». Но в отличие от ОАО «ЛУКОЙЛ» «Роснефть» владеет лишь одним относительно небольшим активом, не имеет собственной перерабатывающей и сбытовой сети в регионе (включая Ненецкий АО), являясь ВИНК лишь номинально. Более того, лицензия от ООО «РН-Северная нефть» была передана в ОАО «Роснефть», что привело к существенным потерям республикой доходов от добычи нефти в 2009 г.

Остальные полтора десятка недропользователей (в т.ч. ООО «Енисей», «Коминедра», «Нобель Ойл», «Печоранефтегаз» и др.) обеспечивают в сумме не более 20% добычи нефти. С точки зрения развития территорий своей деятельности - городских округов «Усинск», «Ухта» и муниципальных районов « Печора» и «Сосногорск» - каждый из них в отдельности занимает незначительное, либо маргинальное положение.

В газовой промышленности традиционно сильна роль ОАО «Газпром», контролирующего через свои представительства в г.Ухте всю систему газоснабжения Республики Коми, а также части Северо-Запада и Центра. В 2008 г. организационная

структура корпорации претерпела существенные изменения: управление магистральным транспортом было выделено в самостоятельное юридическое лицо с филиалом в г. Ухте и производственными объектами на территории шести субъектов Российской Федерации. Управление добычей и переработкой вследствие жесткой технологической зависимости было передано единым звеном в компанию «Газпром переработка» также с филиалом в г. Ухте и производственными объектами в городах Вуктыл, Печора и Сосногорск.

Угольная промышленность, с точки зрения организации, представлена двумя центрами - Вор-кутинским и Интинским, где сосредоточен бизнес по добыче соответственно коксующегося и энергетического угля.

Компания «Воркутауголь» с 2003 г. входит в сырьевой дивизион ОАО «Северсталь» и является самым большим предприятием г. Воркута. Стратегическое управление предприятием на территории Республики Коми, как и всеми горнодобывающими активами «Северстали» в России и мире, осуществляет ЗАО «Северсталь Ресурс». На локальном уровне организационная структура основного производства включает пять шахт, один разрез и центральную обогатительную фабрику. Вспомогательные производства представлены десятью учреждениями и предприятиями социальной и производственной инфраструктуры.

Компания «Интауголь» является градообразующим предприятием г. Инта. Сегодня в организационную структуру ОАО «Интинская угольная компания» входит одна единственная шахта и связанная с ней обогатительная фабрика. Структура собственности и стратегического управления, несмотря на статус открытого акционерного общества с обязательствами по раскрытию информации, представляется неопределенной: либо это по-прежнему государство в лице Российского фонда федерального имущества, либо частные инвесторы.

В энергетике кардинальные организационные изменения произошли 1 июля 2008 г., когда в ходе второго этапа реформирования завершились структурные преобразования активов энергохолдинга, произошло обособление от ОАО РАО «ЕЭС России» всех компаний целевой структуры отрасли (ФСК, ОГК, ТГК и др.) и прекращена деятельность головного общества ОАО РАО «ЕЭС России».

На территории Республики Коми региональным представительством энергохолдинга была компания «Комиэнерго». Ее основные генерирующие, тепловые и энергосбытовые активы были реализованы ОАО «Территориальная генерирующая компания № 9», зарегистрированной в г. Пермь и контролируемой через ОАО «Комплексные энергетические системы» бизнес-группой «Ренова». Крупнейшая электростанция региона - Печорская ГРЭС - вошла в состав ОАО «Третья генерирующая компания оптового рынка» (ОГК-3), 60% акций которого принадлежит горно-металлургической компании «Норильский никель». Третий крупнейший игрок электроэнергетического рынка - ТЭЦ Сыктывкарского ЛПК - входит в состав соответствующего лесопромышленного комплекса и находится под контролем транснациональной группы «Монди».

Распределительный сетевой бизнес был оставлен за брендом «Комиэнерго» в составе государственной Межрегиональной распределительной сетевой компании Северо-Запада (г.Санкт-Петербург).

Таким образом, стратегическое управление функционированием и развитием электроэнергетической инфраструктурой Республики Коми осуществляется за пределами ее территории. В то же самое время, практически вся муниципальная теплоэнергетика в составе 15 управляемых и 6 дочерних организаций жилищно-коммунального хозяйства с 2004 г. структурно сосредоточена в Коми тепловой компании (правопреемнике ГУП РК «Жилкомхоз») и находится в собственности Республики Коми.

Труд. Деятельность предприятий ТЭК основана на преимущественном использовании местных квалифицированных трудовых ресурсов, что объясняется взаимным влиянием нескольких факторов. Во-первых, наличие разнообразных по составу и различных по технологическому уровню основных производственных операций предполагает широкое использование как средне-, так и высококвалифицированных кадров на большом количестве точечных (узловых) и протяженных линейных объектов. В целом в ТЭК Республики Коми работает около 53 тыс. чел. Постоянная реализация новых инвестиционных проектов по расширению производства и техническому перевооружению создает спрос на программы переподготовки располагаемых трудовых ресурсов. Во-вторых, традиционная специализация Республики Коми на добыче, транспорте, переработке и потреблении ТЭР позволила за долгие годы сформировать собственную внутриреспубликанскую систему подготовки кадров в рамках государственных высших и средних специальных учебных заведений, которые в последние годы активно дополняются корпоративными программами профессионального образования.

Для нефтегазовой отрасли базовым центром обучения является г. Ухта, где работают Ухтинский государственный технический университет, Ухтинский горно-нефтяной колледж, а также корпоративные центры обучения кадров ООО «Газпром трансгаз Ухта» и ОАО «Северные магистральные нефтепроводы».

Для угольной промышленности Воркуты и Ин-ты традиционным поставщиком трудовых ресурсов является Воркутинский филиал Санкт-Петербургского государственного горного института.

Энергетическая отрасль не имеет на территории региона специализированных учебных заведений высшего и среднего образования. В последние годы дефицит инженерных и рабочих кадров решается за счет подготовки специалистов в Сыктывкарском лесном институте и Профессиональном лицее № 8 (г. Сыктывкар). Переподготовку и повышение квалификации сотрудники энергетических компаний проходят, как правило, в корпоративных учебных центрах за пределами Республики Коми.

С точки зрения внутри- и межрегионального использования трудовых ресурсов выделяется только сектор нефте- и газодобычи и нефтесерви-са, где широко распространены вахтовые методы организации работ. Причем мобильные трудовые

ресурсы ввозятся в Республику Коми и используются в пределах различных округов и районов, а также вывозятся из нее в соседний Ненецкий АО. Другие отрасли ТЭК, особенно связанные со стационарными, индустриальными методами организации работ (угольная, нефте- и газоперерабатывающая, энергетическая), ориентированы на максимальное использование местного персонала в местах его постоянного проживания.

Первичные ресурсы. Детальный анализ ресурсной основы развития локальных отраслевых систем ТЭК Республики Коми представлен в коллективной монографии [11]. Большинство месторождений нефти (93%) относятся к категории мелких, на них сосредоточено 45% промышленных запасов. Почти 35% запасов приходится на три крупных месторождения: Усинское, Возейское и Верхнеомрин-ское (разрабатываются предприятиями ОАО «ЛУКОЙЛ»); около 20% - на средние месторождения: Ярегское, Кыртаельское, Пашнинское (все - ОАО «ЛУКОЙЛ»), Сандивейское, Среднемакарихинское, Салюкинское (ОАО «Роснефть») и Западно-Сынастыское (ООО «Енисей»). Все перечисленные месторождения нефти находятся на уровне стабилизации добычи и ее падения.

Малые независимые предприятия, на балансе которых находится много мелких месторождений со значительными суммарными запасами, смогут играть решающую роль в развитии локальных отраслевых систем уже в среднесрочной перспективе, когда крупные вертикально интегрированные компании начнут активно переносить свой бизнес в северные районы Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции.

Ресурсная база газовой отрасли крайне истощена. Это связано со значительной степенью выработки запасов (до 80%) на эксплуатируемых месторождениях и отсутствием новых объектов, подготовленных к разработке и способных компенсировать выбытие добывающих мощностей. На базовом Вуктыльском месторождении запасы выработаны на 85%. Поскольку геологические перспективы неразведанных ресурсов крайне неопределенны, то ресурсный фактор будет играть против развития отрасли, трансформируя ее производственный профиль, основанный на собственных ресурсах, из перерабатывающего в транзитный, полностью зависимый от динамики освоения запасов природного газа п-ова Ямал.

Ресурсный потенциал развития угольной отрасли Республики Коми позволяет наращивать мощности по добыче как коксующихся, так и энергетических углей в масштабах расширяющегося потребительского спроса. Большая часть запасов сосредоточена на четырех месторождениях: Ин-тинском (29%), Воргашорском (23%), Усинском (21%) и Воркутском (14%). Серьезные перспективы имеет Сейдинское месторождение, находящееся в нераспределенном фонде недр, как и Усинское (аукцион по которому в январе 2011 г. выиграл Новолипецкий металлургический комбинат) способны обеспечить не только энергетические потребности, но и стать базой для развития в Воркутинском районе совершенно нового углехимического производ-

ства. Впрочем, завод может быть размещен в более выгодном с территориальной и экономической точек зрения Печорском районе.

Ресурсные возможности энергетики также весьма благоприятны, поскольку могут быть ориентированы как на использование собственного регионального традиционного сырья (уголь, природный и попутный нефтяной газ, мазут), так и нетрадиционных (отходов лесопиления, утилизированного шахтного метана, возобновляемых энергоресурсов) и транзитных (ямальского газа) топливноэнергетических ресурсов.

Территория. Предприятия и организации ТЭК, занимающие весомое место в региональной экономике по производственным и финансовоэкономическим показателям, естественным образом определяют градообразующую основу большинства городских и некоторых поселковых образований на территории Республики Коми. При этом речь идет как о базовой роли в монопрофильных населенных пунктах, так и дополняющей роли в поселениях с полипрофильной специализацией (табл. 1).

Таблица 1

Значимость отраслей ТЭК в экономическом развитии муниципальных образований *

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Городские округа, муниципальные районы Добыча ТЭР Перера- ботка ТЭР Трубопро- водный транспорт Энергетика

ГО «Воркута» высокая средняя - высокая

ГО «Инта» высокая средняя - высокая

МР «Вуктыл» высокая низкая высокая низкая

ГО «Усинск» высокая низкая средняя низкая

МР «Печора» средняя - средняя высокая

МР «Сосногорск» низкая высокая средняя высокая

ГО «Ухта» низкая высокая высокая низкая

МР «Троицко-Печорский» низкая - низкая низкая

МР «Усть-Цилемский» низкая - - средняя

МР «Ижем-ский» низкая - - низкая

МР «Княжпогостский» - - средняя средняя

ГО «Сыктывкар» - - низкая средняя

МР «Усть-Вымский» - - средняя низкая

* Оценка проведена с учетом доли ТЭК в численности занятых и в стоимости отгруженной продукции. Рассчитано по [12]; - - явление отсутствует.

Предприятия ТЭК присутствуют своими крупными производственными объектами или организационными структурами во всех городах Республики Коми, за исключением Емвы. Помимо этого, в зону деятельности нефтяной и газовой промышленности, с учетом трубопроводного транспорта, входят Княжпогостский, Троицко-Печорский, Усть-Цилем-ский и Ижемский районы.

Региональная и муниципальная энергетика естественным образом охватывает все без исклю-

чения административно-территориальные образования. Влияние трубопроводного транспорта и электроэнергетики имеет свои технологические особенности. Обе инфраструктурные отрасли характеризуются как протяженными производственными объектами (линейными участками трубопроводов и магистральными линиями электропередачи), так и точечными объектами (узлами сбора и подготовки углеводородного сырья, компрессорными и перекачивающими станциями, электростанциями и крупными трансформаторными подстанциями). Первые охватывают только пространственный аспект, тогда как вторые играют важную роль с точки зрения концентрации и движения трудовых ресурсов, организации постоянных рабочих мест и формирования основной доли добавленной стоимости.

К монопрофильным пунктам можно отнести окраинные города и тяготеющие к ним рабочие поселки, ориентированные на добычу и транспорт ТЭР: города Воркута, Инта, Усинск, Вуктыл, рабочие поселки Парма, Уса и другие.

Полипрофильную специализацию имеют центрально расположенные города Сосногорск, Ухта, Печора и Сыктывкар. В этих населенных пунктах (за исключением Сыктывкара) добывающие отрасли дополнены развитой переработкой и энергетикой, а также видами деятельности, не связанными напрямую с ТЭК (машиностроением, железнодорожным транспортом). Рядом с полипрофильными городами расположены нефтяные поселки: Ярега, Нижний Одес, Кожва.

Особую группу составляют муниципальные образования, на территории которых добыча углеводородного сырья имеет пионерный или незначительный характер (Ижемский, Усть-Цилемский, Троицко-Печорский районы), либо в них расположены транзитные пункты магистральных трубопроводов из северных районов Тимано-Печоры и Западной Сибири (поселки Уса, Сыня, Чикшино, Зе-леноборск, Таежная, Синдор, г. Микунь).

Типы локальных топливно-энергетических систем

Локальные топливно-энергетические системы Республики Коми характеризуются всеми необходимыми признаками: различимостью в бизнес-пространстве, ведущей ролью в социально-экономическом развитии территории, взаимосвязанностью, а часто и комплементар-ностью (дополняемостью) основных элементов. Сочетание вышерассмотренных признаков формирует различные типы ЛТЭС, которые пронизываются сетевой инфраструктурной системой (табл. 2).

С точки зрения «геометрии размещения» в Республике Коми особенно выделяются локальные нефтегазовые системы. Сосуществуя в качестве звеньев транснациональных корпораций и от-

носительно автономных субъектов, они «накрывают» практически всю северную и центральную часть региона.

Локальные угольные системы примыкают к ним с северо-востока, а электроэнергетические и трубопроводные сети технологически «сшивают» пространство с юго-западными районами. В результате, частично «исключенными» остаются лишь аграрные южные районы.

Бизнес-пространство, как принято считать, единого топливно-энергетического сектора в реальности сформировано искусственно обособленными и квази-самодостаточными ЛТЭС, не имеющими устойчивых межотраслевых кооперационных связей. Газовики не покупают попутный газ у нефтяников, те в свою очередь не покупают жидкие углеводороды у газовиков. И те и другие стараются развивать собственную автономную электрогенерацию, покупая недостающую энергию на оптовом рынке, а не напрямую у местных производителей. Энергетики же в большей степени ориентируются на газовые ресурсы (которые в ближайшем будущем будут завозиться из-за пределов региона) и игнорируют саму возможность создания современных энергоугольных цепочек внутри республики. Естественно, что при такой структуре экономических трансакций вне зоны созидательного управления остаются многие общественные (региональные) интересы: рациональное (комплексное) ресурсопользование, инфраструктурное развитие и об-живание территории, надежная и достаточная налоговая база. То есть именно те внутренние источники роста, которые способны обеспечивать расширенное воспроизводство валового регионального продукта и на этой основе гарантировать саморазвитие региона [1].

Факторы формирования ЛТЭС

Основные типы ЛТЭС формируются под влиянием двух факторов, которые можно обозначить, как производственно-территориальное ком-плексирование и корпоративная кластеризация.

Таблица 2

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Основные типы локальных топливно-энергетических систем

Ресурс Профиль, цикл Организация, статус Территория Базовые предприятия

Газовый Полный, добыча- переработка Корпоративная, звено ТНК* Региональная Компания «Газпром переработка»

Нефтяной Полный, добыча- переработка Корпоративная, звено ТНК Региональная ОАО «ЛУКОЙЛ»

Нефтяной Сырьевой, добыча-вывоз ** Автономная Муниципальная ООО «Енисей»

Угольный Полный, добыча- переработка- вывоз Корпоративная, звено ТНК Муниципальная Компания «Воркутауголь»

Угольный Полный, добыча-переработка -частичный вывоз Автономная Муниципальная ОАО «Интин-ская угольная компания»

* ТНК - транснациональная компания, ** - в 2011-2012 гг. профиль дополнится переработкой.

Следствием превалирования корпоративной кластеризации является серьезная общеэкономическая проблема соотношения внешнего и внутреннего управления в региональном и локальном развитии. Слабость институциональных сил на уровне региона, сталкиваясь с развитыми институциональными силами за его пределами (находящимися чаще всего в финансовом центре страны), приводит к тому, что новые ЛТЭС возникают исключительно в местах, где это выгодно экстерриториальным корпорациям и в тех временных рамках, которые соответствуют их стратегиям. Корпорации ставят перед собой и в большинстве случаев достигают цели прямой коммерческой эффективности - не столь очевидной на локальном уровне. В результате, в регионе, не проводящем собственную промышленную политику, в лучшем случае формируются центры затрат и промежуточные центры прибыли. Чаще же всего развитие получают только центры затрат, а центры прибыли практически полностью переносятся в места регистрации головных управляющих компаний. В качестве прибыльнозатратных можно привести полные нефтяные и газовые ЛТЭС, отражающие следующие связи: «Усинск-добыча-управление - Ухта-переработка», «Вуктыл-добыча - Сосногорск-переработка - Ухта-управление». Полностью «затратная» схема характерна для угольной ЛТЭК и представлена в секторе добычи коксующихся углей: «Воркута-добыча - Че-реповец-потребление».

Такая сложная и запутанная система, тем не менее, может характеризоваться как саморазви-вающаяся с позиций признаков синергетики. Во-первых, ЛТЭС отделена от окружающего мира и, несмотря на присутствие различных антагонистических типов, поддерживает целостность своего существования на всем протяжении пореформенного периода.

Во-вторых, система, ориентированная на глобальный рынок, открыта для обмена веществом, энергией и информаций, хотя такой обмен жестко регламентирован корпоративными процедурами, генерируемыми за пределами ЛТЭС.

В-третьих, ЛТЭС - самоорганизована и самоуправляема даже в большей степени, чем принято считать. Особенности федеративных отношений между центром и регионами привели институциональное оформление процесса недропользования (как одной из целей функционирования ЛТЭС) к ситуации, когда органы государственной власти на местах являются сторонними наблюдателями за деятельностью компаний. Компании, обладая большой финансовой независимостью от внешнего мира, самостоятельно упорядочивают свои отношения, сотрудничают и конкурируют без непосредственного участия территориальные органы власти и в рамках уже сложившихся институтов. Исключения составляют лишь грубые нарушения формального законодательства или неформальных норм поведения, вынуждающие вмешиваться в деятельность ЛТЭС федеральные органы власти (последний пример, «антимонопольные войны» за цены на топливо).

К сожалению, остальные признаки самораз-вивающихся локальных отраслевых систем (дина-

мичность, переход от одного вида саморегуляции к другому, самонастройка) применительно к топливноэнергетическим системам не столь определенны.

Так, сложно заметить способность системы к порождению новых уровней иерархической организации. Доминирование вертикально интегрированных структур делает безуспешными любые попытки создать автономные формы самоорганизации и самоуправления. И речь идет даже не о прямом противодействии, а о нежелании помогать и об инерционности институциональной среды в стране и регионе, настроенной на поддержку либо очень крупного бизнеса, либо «микробизнеса» уровня частного предпринимательства. Неизбежно возникает угроза самонастройки ЛТЭС: практически все аттракторы формируются вне ее локализации, а инициативы (в том числе по кооперации и специализации) подавляются. В результате нынешние локальные системы скорее будут заморожены или ликвидированы, нежели получат автономный статус, когда действующий аттрактор (например, наличие месторождений, гарантирующих приемлемый для корпорации уровень рентабельности, либо региональных налоговых преференций) себя исчерпал.

Анализ динамики функционирования отдельных предприятий и комплекса в целом через призму энергоэкономического прогнозирования позволяет утверждать, что роль ТЭК в социальноэкономическом, технологическом и пространственном развитии Республики Коми будет только усиливаться (по причине отсутствия иных приоритетов), подвергаясь при этом как естественным, так и управляемым процессам трансформации и самоорганизации внутренних элементов и связей [11]. Воздействовать на эту систему с позиции региональных интересов можно будет только через прямое создание альтернативных конкурентных производственно-технологических цепочек, действующих в незанятых рыночных сегментах, либо освобождаемых вертикально интегрированными компаниями по мере изменения (старения) ресурсной базы. По своей сути такое воздействие будет носить характер не поступательного развития, а скачка, инициированного острым кризисом.

Работа выполнена в рамках подготовки Программы Президиума РАН № 26 «Научнотехнологический прогноз развития России», рук. акад. А.Д. Некипелов. Подпроект ««Экзогенные ограничения и внутренние возможности саморазвития локальных экономических систем», рук. член-корр. РАН В.Н. Лаженцев.

Литература

1. Татаркин А.И., Татаркин ДА. Саморазвитие регионов в контексте федеративных отношений // Пространственная экономика, 2008. №4. С.60-70.

2. Худяева В.М. Нефтегазовые геолого-экономи-ческие районы и условия их освоения// Формирование территориальной структуры хозяйства европейского Северо-Востока СССР. Сыктывкар, 1982. С.108-118. (Труды Коми филиала АН СССР, №54).

3. Калинина АЛ., Успенская И.Г. Региональная структура энерго- и теплоснабжения на европейском Северо-Востоке СССР // Формирование территориальной структуры хозяйства европейского Северо-Востока СССР. Сыктывкар, 1982. С. 85-96. (Труды Коми филиала АН СССР; №54).

4. Обедков А.П. Формирование Тимано-Печор-ского нефтегазопромышленного комплекса и совершенствование его функционально-структурной организации // Территориальные и межотраслевые проблемы развития европейского Северо-Востока СССР (опыт прикладного экономико-географического исследования). Сыктывкар, 1987. С.82-92. (Труды Коми филиала АН СССР; №88).

5. Зубаревич Н. Российские города как центры роста // Российское Экспертное Обозрение [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rusrev. org/content/review/default .asp?shmode=8&ida=1197&ids=125

6. Прощание с трубой // Эксперт, 2008. №29 (628).

7. Кричевский Н. Постпикалевская Россия: но-

вая политико-экономическая реальность. М., 2009. 45 с. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //www.krichevsky.ru /images /

book/doklad.pdf

8. Крюков ВА. Институциональная структура

нефтегазового сектора: проблемы и направления трансформации. Новосибирск: ИЭи-

ОПП СО РАН, 1998. 280 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. Использование топливно-энергетических ресурсов в Республике Коми: Стат.сб. / Террит. орган ФСГС по Республике Коми. Сыктывкар, 2009. 62 с.

10. Промышленное производство Республики Коми: Стат.сб. / Террит. орган ФСГС по Республике Коми. Сыктывкар, 2009. 197 с.

11. Энергоэкономическое прогнозирование развития региона / О.В.Бурый, А.А.Калинина, Л.Я.Кукреш и др.; [отв.ред. В.Н. Лаженцев]; Ин-т соц.-экон. и энергет. проблем Севера Коми НЦ УрО РАН. М.: Наука, 2008. 365 с.

12. Города и районы Республики Коми. Социально-экономические показатели: Стат.сб. / Террит. орган ФСГС по Республике Коми. Сыктывкар, 2009. 287с.

Статья поступила в редакцию 17.05.2011.