Научная статья на тему 'Тобольское барокко'

Тобольское барокко Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
822
273
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
БАРОККО / СТИЛЬ / РЕГИОНАЛЬНЫЙ / ДЕКОР / ПРОВИНЦИЯ / ТРАДИЦИЯ / СИБИРЬ / ТОБОЛЬСК / ТУРИНСК / THE BAROQUE / STYLE / REGIONAL / DECORATION / PROVINCE / TRADITION / SIBERIA / TOBOLSK / TURINSK

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Масиель Санчес Лев Карлосович

The Tobolsk Baroque is one of many regional architectural traditions in Siberia in the 18th century. Local architects and craftsmen created some of the most powerful and elegant churches of Baroque style in Russian province. The article argues, the Tobolsk Baroque had two masterpieces that influenced all subsequent constructions. The first one is the well known Voskresenskaya church in Tobolsk (1759-1776). The second one, Pokrovskaya in Turinsk (1769-after 1774) is virtually unknown despite the fact that it was the masterpiece of Baroque style in Russia. It was indeed very popular as an architectural model, and many similar buildings were created in the Urals and Western Siberia. Some sophisticated churches were built even in the first half of XIX century, when the Baroque has long been out of fashion and the Neoclassical was adopted throughout Russia.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The Tobolsk Baroque

The Tobolsk Baroque is one of many regional architectural traditions in Siberia in the 18th century. Local architects and craftsmen created some of the most powerful and elegant churches of Baroque style in Russian province. The article argues, the Tobolsk Baroque had two masterpieces that influenced all subsequent constructions. The first one is the well known Voskresenskaya church in Tobolsk (1759-1776). The second one, Pokrovskaya in Turinsk (1769-after 1774) is virtually unknown despite the fact that it was the masterpiece of Baroque style in Russia. It was indeed very popular as an architectural model, and many similar buildings were created in the Urals and Western Siberia. Some sophisticated churches were built even in the first half of XIX century, when the Baroque has long been out of fashion and the Neoclassical was adopted throughout Russia.

Текст научной работы на тему «Тобольское барокко»

Тобольское барокко

Л.К.Масиель Санчес

Тобольское барокко - одно из самых ярких явлений русской архитектуры XVIII века - соединило в себе изысканный рокайльный декор школы Растрелли с мощным эффектным силуэтом двухэтажного храма «кораблем», распространенного преимущественно на Русском Севере и в Сибири. В специальной литературе понятие «тобольское барокко» долгое время было оттеснено на второй план «сибирским барокко» [9, 10]. Я же убежден в неправильности объединения произведений сибирской архитектуры XVIII века в нарышкинском стиле и барокко, построенных в разных местных традициях, общим определением «сибирское барокко». Сибирская архитектура XVIII века была лишена какого-либо единства. Ее произведения нужно рассматривать с точки зрения развития отдельных региональных школ (тобольской, енисейской, иркутской), которые постепенно менялись, переходя, подобно школам Каргополя, Нижнего Подвинья, Великого Устюга, Вятки и Урала, от допетровских через нарышкинские и барочные к рокайльным формам. Цель данной статьи - показать тобольское барокко как единое стилистическое течение, выделить его ключевые памятники и связанные с ними линии развития. Поэтому здесь будут рассмотрены лишь здания Тобольска и Туринска - районных центров соответственно Тюменской и Свердловской областей и связанные с ними постройки. Впервые вводятся в научный оборот некоторые архивные данные и даже памятники. Напротив, не затрагивается весьма широкий круг памятников остальных центров Западной Сибири - столицы Тюменской области Тюмени, Тары - районного центра Омской области, а также Енисейского и Байкальского регионов, на которые тобольское барокко также оказало большое влияние.

Несмотря на расцвет школы Растрелли в Петербурге, в Западной Сибири барокко распространяется сравнительно поздно, в середине 1760-х годов. В предыдущие десятилетия здесь господствовала стилистика, основанная на соединении нарышкинских и украинских архитектурных форм. В ее рамках был выработан выразительный тип двухэтажного храма кораблем с высоким четвериком, иногда завершенным полуглавиями (полуциркульные фронтоны над центральными пряслами стен) и перекрытым высоким сводом с главой на небольшом световом барабане-фонаре [11]. Храмы тобольской школы практически не имели форм петровского барокко, за исключением, пожалуй, Андреевской церкви (1745-1759).

Первым и ключевым произведением елизаветинского барокко в Тобольске, а также первым произведением архитектуры барокко во всей Сибири становится тобольская церковь

Воскресения (или Захарии и Елизаветы - по приделу). Она была заложена на Базарной площади подгорного Тобольска в 1759 году и освящена в 1776-м. Верхний центральный престол огромного двухэтажного храма с тремя приделами в каждом этаже был освящен в честь Вознесения, нижний центральный - Воскресения.

Исследователи не скупились на похвалы в адрес этого храма. Воскресенская церковь «не испортила бы своим видом тех улиц Петербурга или Царского Села, на которых гений Варфоломея Растрелли рассыпал перлы русского барокко» [1. С. 43]. На ней «лежит печать дворцового великолепия и праздничного ликования», и потому она предстает «подлинным дивом тобольского барокко» в апогее [6. С. 116-117]. Это храм, где достигнут «высокий синтез столичных и тобольских архитектурных форм», «безудержно декоративный» и одновременно «по-сибирскому монументальный» [2. С. 174-175]. Среди более ранних тобольских построек Воскресенскую церковь выделяют уникальная композиция с шестью престолами (потребовавшая сооружения двухэтажной трапезной с симметричными скруглениями с востока для боковых приделов) и пятиглавие (первое в Тобольске), для создания которого над углами четверика были устроены люкарны. На них и стояли световые фонари с боковыми главами. Причем, что особенно важно, все традиционные местные формы получили

Воскресенская (Захарии и Елизаветы) церковь в Тобольске. 1759-1776. Фото начала ХХ века

здесь новую барочную трактовку - удивительную слитность, плавное перетекание, округлость очертаний.

Кто же построил это чудо? Известно, что строительством храма руководил местный мастер А. Городничев [2. С. 175; 6. С. 116]. Качество деталей заставляет исследователей приписывать проект столичному архитектору, ученику Д. Ухтомского и В. Растрелли [1. С. 43], хотя приходится предполагать и участие местных мастеров [2. С. 174; 6. С. 119]. Представляется, что ситуация с воплощением столичного проекта в провинции была бы иной: соблюдение общего плана при грубоватом воспроизведении малознакомых декоративных форм (причем местные формы «проговариваются» в деталях). В Воскресенской церкви все иначе - уверенность, почти совершенство в столичной интерпретации объемов, внутреннего пространства и декора при неукоснительном следовании основам местной традиции в наборе основных форм и композиции фасадов. Создается впечатление, что речь идет именно об очень удачной местной попытке создать традиционный храм в духе столичной архитектуры, возможно при участии кого-то из прошедших столичную выучку мастеров.

Роскошная колокольня Воскресенского храма не дошла до нашего времени, но уцелел ее ближайший аналог - колокольня Крестовоздвиженской церкви (1779-1784), пристроенная к уже существовавшему храму (1753-1771). Это одно из немногих произведений региональной архитектуры России, где мастера осмелились свободно изгибать стену, играя со-

Крестовоздвиженская церковь в Тобольске. 1753-1771. Колокольня. 1779-1784. Фото автора. 2001 год

отношением выпуклых и вогнутых поверхностей. Колокольня поражает тонкостью проработки деталей, сложнейшей профилировкой пилястр, стройностью и легкостью. То же самое можно сказать о маленьком забытом шедевре тобольского барокко - надкладезной (?) часовне при Богоявленской церкви. Сведения о часовне, как и сам памятник, до нас не дошли. Это было перекрытое лотковым сводом с главкой октагональное сооружение, отличавшееся изысканным ритмом чередования выпуклых граней с полуглавиями и окнами-квадрифолиями и вогнутых с круглыми окнами - барочная пульсация формы, нигде более в Тобольске так ярко не выраженная.

Под непосредственным влиянием Воскресенской церкви была создана выдающаяся постройка тобольского барокко в Зауралье - Преображенский собор (1771-1777) в Шадринске - районном центре Курганской области. Этот одноэтажный пятиглавый храм с двумя трапезными приделами сохранился до нашего времени, только без колокольни. Храм имеет целый ряд характерных черт, напоминающих о тобольской Воскресенской церкви: полуглавия прихотливого абриса с окнами-квадрифолиями, дополнительный ярус круглых окон в апсиде и трапезной, полуглавия над центральными пряслами апсиды и т.д. Но отличает его по-настоящему барочное отношение мастера к плоскостям стен - он не боится их изгибать (как в рассмотренных выше колокольне и часовне), - а также к пилястрам и круглым окнам, подвергшимся различным деформациям. Пятигранная апсида храма состоит из выгнутых

Преображенский собор в Шадринске. 1771-1777. Фото автора. 2003 год

и вогнутых поверхностей, причем ощущение деформации подчеркивается полуглавием и увеличенным круглым окном на центральной грани, растянутыми в длину круглыми окнами на вогнутых стенках и наклоном всех граней к центру апсиды. Не менее выразительны пилястры апсиды, трапезной и нижнего света четверика, стволы которого утолщаются книзу, а в месте соединения с капителями прикрыты тремя полуциркульными «листиками», что делает их очень похожими на растительно-архитектурные фантазии Гауди. Оригинальной была и колокольня храма, состоявшая из трех высоких восьмериков, покоившихся на низком притворе и увенчанных полусферическим куполом со шпилем.

Интересно, что тобольское барокко нашло быстрый отклик даже за пределами Сибири. Речь идет прежде всего о Благовещенской церкви (1777-1780, сохранилась частично) в Шестакове вятского региона (Слободской район Кировской области). Ее пятиглавие точно воспроизводило венчание тобольского Воскресенского храма с его высоким сводом с изломом, малыми главами на люкарнах с круглыми окнами, полуглавиями-картушами с окнами-квадрифолиями и т.д. Композиция фасадов также соответствовала образцу: была воспроизведена, например, такая редкая деталь, как круглое окно над рядом окон верхней трапезной. Отличалась же Благовещенская церковь от Воскресенской пропорциями и деталями декора: была более вертикализированной с вытянутыми пропорциями глав и фонарей. Фасады были настолько

н

Благовещенская церковь в Шестакове. 1777-1780. Фото начала ХХ века

высоки, что на них свободно размещались не только высокие очелья и фартуки наличников, но и ряды ромбовидных филенок (над окнами нижнего храма и по одной над центральными верхними окнами под квадрифолиями). Чтобы подчеркнуть вертикаль, здесь даже ликвидировали карниз между этажами на четверике - прием, никогда не применявшийся в сибирском зодчестве, - а также резко укоротили трапезную и притвор: первая имела две оси окон, второй - одну. Отличалась Благовещенская церковь и прорисовкой деталей: все они имели рваные очертания и тяготели к рамочности. Представляется, что храм этот строили не сибирские (но, как кажется, и не местные) мастера, скорее по чьей-то зарисовке, нежели по проекту. Причина появления такого храма на Вятской земле, где в то время не было недостатка в мастерах и ярких архитектурных решениях, остается неизвестной.

Воскресенская церковь была не единственным шедевром тобольского барокко. Вторым - и, возможно, лучшим - был практически неизвестный исследователям Покровский храм (1769 - после 1774) в Туринске. Относительно небольшой Туринск был вторым в Западной Сибири городом после Тобольска, где началось непрерывное каменное храмостроение (1744). Покровский храм, заложенный в 1769 году на средства купца Ивана Топоркова1 и оконченный после 1774-го, когда был освящен Никольский придел, не сохранился, но известен нам по паре фотографий низкого качества. В архивном деле его «строителем» именуется иеромонах Виктор Калиновский2, а согласно преданию конца XIX века, им был житель города Туринска «мастер» Ушаков3.

Венчающие части храма прямо следуют Воскресенской церкви в Тобольске, придавая ее формам дальнейшее, обостренно вертикализированное развитие. Полуглавия в виде картушей прихотливого абриса сильно вытянулись вверх, причем их формы напоминают завершения иконостаса Воскресенского храма. На эти полуглавия были установлены главы. Вместе с диагональными главами, на которых вместо крестов были установлены «четыре сияния в роде репит [рипид. -Л.М.С.]»4, они превратили пятиглавый храм в девятиглавый. Восьмерик, образовавшийся на изломе кровли тобольской Воскресенской церкви, в Туринске заметно вытянулся и получил круглые окна во всех гранях. Завершение приобрело таким образом еще большую усложненность и вертикализи-рованность. Совершенно иначе была сделана колокольня. Ее возвышающаяся над притвором часть состояла из двух очень вытянутых четвериков, прорезанных арками звона; верхний четверик был перекрыт сводом, переходящим в третий, меньший четверик, увенчанный куполом со шпилем. Необычность формы этой колокольни не осталась не замеченной совре-

1 ГУТО ГАТ (Государственное учреждение Тюменской области «Государственный архив в городе Тобольске»). Ф. И-156. Оп. 2. Д.2042. Л.3.

2 Там же.

3 Архив Института истории материальной культуры (ИИМК) РАН. Ф. Р-111. Д. 6886. Л. 1 об.

4 Там же. Л. 3 об.

менниками: «...Из всех зданий сего рода [она] есть башня примечательная... Колокольня держится на одних углах, она отовсюду прозрачна, и соседние башни, как и луна, очаровательно смотрятся вечером сквозь нее» [12. С. 82]. Мастерство, с которым здесь трансформированы знакомые по тобольскому образцу сложные формы, совершенно свободно от механического подражания. Развитие форм Воскресенской церкви здесь идет в том же направлении, что и в рассмотренных выше тобольских колокольнях, - по линии вертикализации и заострения образа. Покровская церковь в Туринске находится в высшей точке развития этого процесса и может быть названа шедевром архитектуры барокко в Сибири. Представляется, что ее проект был выполнен тем же архитектором, что спроектировал Воскресенскую церковь и Крестовоздвиженскую колокольню, хотя исполнитель работ, как это следует из документов, был другой.

Очень напоминала Покровскую церковь не сохранившаяся до нашего времени двухэтажная Ильинская церковь (1774-1779) в Усенинове. Из метрики 1887 года известно, что она была «построена в 1779 году, документов на основание нет, а народное предание говорит, что оная строилась пять лет». По преданию, записанному там же, ее строил «без плана» туринский мастер Ушаков5 - тот же, что Покровскую церковь. Однако по описанию, приведенному в метрике, можно с достаточной уверенностью судить о формах ее венчания, поскольку терминологически оно полностью совпадает с описанием туринского Покровского храма в соответствующей метрике. В Усенинове центральный фонарь - «пролетный двухъярусный с уступами» (в Туринске - «трехъярусный, в два света окон»), на боковых стенах - «четыре фонаря

одноярусных» (в Туринске - «двухъярусные в два света»), на углах - четыре глухих (в Туринске - «одноярусные, в два света. пролетные сквозные») со «звездами в роде репит» (как и в Туринске)6. Таким образом, венчание здесь является уменьшенной копией туринского - все элементы меньше на один ярус, боковые главы из световых сделаны глухими. Учитывая, что постройки созданы под руководством одного мастера, можно предположить, что фасадными композициями и набором элементов декора они мало отличались друг от друга. Это не означает, конечно, одинакового качества исполнения памятников, хотя если сельскую церковь, как и городскую, строила та же артель Ушакова, то усениновский храм не должен был уступать образцу.

Влияние Покровской церкви заметно в другой церкви Туринска - Вознесенском соборе Николаевского монастыря (1775-1785, не сохранился). Сам по себе он - типичный одноэтажный храм тобольской школы, завершенный небольшим восьмериком на кровле с изломом и полуциркульными полуглавиями. Влияние Покровской церкви проявилось в формах его колокольни - она четвериковая, с очень высоким и широко открытым ярусом звона с полуглавиями. Этот ярус эффектно противопоставлен упругому ритму волют восьмерика, на который опирается главка с изломом, увенчанная шпилем. Замечателен и декор храма с его заполняющими всю плоскость стены между окнами наличниками с высокими барочными очельями и уникальными причудливыми лепестками розы-квадрифолия в полуглавии.

Обе линии тобольского барокко - связанные с тобольской Воскресенской и туринской Покровской церквами - получили продолжение и в XIX веке. К числу подражавших Вос-

5 Архив ИИМК РАН. Ф. Р-111. Д. 6890. Л. 1-1 об.

Там же. Л. 3 об.

Ильинская церковь в Усенинове. 1774-1779. Фото начала ХХ века

Вознесенский собор Николаевского монастыря в Туринске. 1775-1785. Фото начала ХХ века

кресенской тобольской церкви сооружений принадлежит Покровская церковь (1813-1821, колокольня 1844-1848) в Петропавловске - южном русском форпосте в казахских степях (ныне областной центр Казахстана) - на реке Ишим. Одноэтажный храм в самом общем виде имитирует знаковые формы тобольской Воскресенской церкви - диагональное пятиглавие на люкарнах, полуглавия-картуши с окнами-ква-дрифолиями, разбивку фасадов широкими профилированными пилястрами, круглое окно на алтарной апсиде. Трактовка деталей грубовата (может быть, результат ремонтов), хотя пропорциональный строй нельзя назвать неудачным. Облик храма, царящего над множеством деревянных домов (мало где «естественная среда» сибирских храмов сохранилась так хорошо), и в наши дни весьма величествен. Показательно, что его создатели обратились в поисках образца не к Богоявленскому собору (1775-1793) соседнего Ишима, что могло бы показаться естественным, а к шедевру барокко Западной Сибири.

То, что эта ситуация не случайна, показывает пример еще одного храма - как кажется, самого позднего произведения барокко на Западносибирской земле. Речь идет о не сохранившейся церкви Рождества Богородицы (1822-1843) в селе Бердюжьем к юго-западу от Ишима. Этот храм много точнее и, если можно так выразиться, более качественно воспроизводил детали воскресенского образца, нежели Петропавловская церковь. Правда, храм этот одноэтажный и одноглавый, колокольня его ниже и соединена с притвором несколько иначе. Зато здесь точно повторяются композиция фасадов четверика и трапезной, число осей окон и тип наличников, даже такие детали, как круглые окна над центральным окном трапезной.

Туринский храм породил несколько подражаний на Урале (на реке Нейве, к западу от Туринска) и в Зауралье (на реке Миасс). Самым ярким из группы храмов на Нейве, бесспорно, является Преображенская церковь (1794-1823) в Нижней Синячихе Алапаевского района Свердловской области. Ее

Церковь Рождества Богородицы в Бердюжьем. 1822-1843. Фото начала ХХ века

нижний, Покровский престол был освящен в 1810 году, верхний, Преображенский - только в 1845-м. Этот двухэтажный храм кораблем был единственной точной копией туринского образца. Синячихинская церковь тоже девятиглавая, правда ее формы венчания кажутся несколько измельченными и легковесными, поскольку применены не к одноэтажному храму, как в Туринске, а к монументальному двухэтажному «кораблю». Как и в Туринске, кровля под фонарем центральной главы, украшенным полуколонками-волютами, как бы перехвачена восьмериком с круглыми окнами по граням. Диагональные главы также поставлены на люкарны с круглыми окнами, заключенные в картуши. А вот полуглавия под главами по сторонам света здесь вытянулись вверх, имея обычные окна вместо круглых. В оформлении верхнего храма использованы только барочные наличники с завитковым очельем, нижнего - с бровкой; их исполнение схематично. Колокольня четвериковая, с пирамидальным шпилем. Относительно архитектуры церкви в целом необходимо заметить, что механическое использование схемы одноэтажного образца для двухэтажного храма привело к просчетам в компоновке объемов и декоративному однообразию.

Петропавловская церковь Сусанского завода (1797-1821), ныне находящаяся на территории поселка Нейво-Шайтан-ский Алапаевского района Свердловской области, представляет собой скромный одноглавый одноэтажный одно-придельный храм. В карнизах и пилястрах его колокольни уже проявляется влияние архитектуры классицизма, но сама четвериковая колокольня с широкими арками звона и дополнительный восьмеричок с круглыми окнами под фонарем центральной главой отсылают к формам Покровской церкви. В традициях барокко созданы и завитковые наличники (такие же, как в Синячихе), и полуглавия с круглыми окнами.

Храмы «миасской группы» - Флора и Лавра (1823-1833) в Белоярском Щучанского района и Трехсвятительская церковь (1825) в Карачельском Шумихинского района Курганской

Церковь Флора и Лавра в Белоярском. 1823-1833. Фото П.С.Павлинова. 2007 год

области похожи во всех отношениях [5. С. 44]. Указанные даты относятся, скорее всего, к их освящению, поскольку даже за десять лет в сельской местности вряд ли было возможно воздвигнуть столь значительные сооружения. По аналогии с храмами на Нейве можно было бы отнести закладку этих церквей к 1790-м годам. Оба храма имеют почти одинаковую архитектуру и настолько близки к синячихинской церкви, что кажутся построенными по одному проекту с внесением небольших изменений. Различия сводятся к тому, что миасские храмы, во-первых, одноэтажные, с широкими трапезными, во-вторых, пятиглавые - без диагональных глав и, соответственно, люкарн. В остальном эти храмы почти полностью повторяют формы образца, за исключением ряда деталей, обнаруживающих влияние классицизма. Например, полуциркульные фронтоны в основании колоколен стали здесь треугольными. Необходимо отметить, что изменения, внесенные в объемно-пространственную композицию синячихинского храма, оказались очень плодотворными. Венчания, расположенные ближе к земле и лишенные делавших их слишком «густыми» диагональных глав, приобрели подлинную монументальность и устремленность ввысь, как и колокольни, получив дополнительный четвериковый ярус под шпилем. Острота образов храмов и колоколен контрастно оттенена низкими и широкими, словно распластанными по земле, трапезными. Определенно белоярская и карачельская церкви представляют собой произведения весьма высокого художественного уровня, выделяющиеся на фоне западносибирских сельских храмов начала XIX века.

Итак, расцвет тобольского барокко был кратковременным и пришелся на конец 1760-х - 1770-е годы. В это время были возведены два шедевра стиля - Воскресенская церковь в Тобольске и Покровская в Туринске, породившие ряд подражаний. Несколько ярких похожих построек было создано в начале XIX века, когда в целом западносибирское барокко приходило в упадок.

Литература

1. Баландин С.Н. Культовое каменное зодчество Сибири в XVIII в. Новосибирск, 1994.

2. Заварихин С.П. В древнем центре Сибири. М., 1987.

3. Заварихин С.П. Ворота в Сибирь. М., 1981.

4. Каптиков А.Ю. Каменное зодчество Русского Севера, Вятки и Урала XVIII в. Свердловск, 1990.

5. Каптиков А.Ю. Региональное многообразие архитектуры русского барокко. М., 1986.

6. Кириллов В.В. Тобольск. М., 1984.

7. Козлова-Афанасьева Е.М. Архитектурное наследие Тюменской области. Кн. 1. Тюмень, 2008.

8. Лавринов В.В. Екатеринбургская епархия: события, люди, храмы. Екатеринбург, 2001.

9. Проскурякова Т.С. Особенности «сибирского барокко» // Архитектурное наследство. Вып. 27. 1979. С. 147-160.

10. Проскурякова Т.С. Черты своеобразия архитектуры Сибири XVIII в. // Архитектурное наследство. Вып. 40. 1996. С. 70-74.

11. Масиель СанчесЛ.К. Свет Лавры in partibus infidelium: «украинизмы в архитектуре Сибири XVIII в. // Архитектурное наследство. Вып. 51. 2010.

12. Словцов П.А. Письма из Сибири 1826 года. М., 1828.

Literature

1. Balandin S.N. Kultovoe kamennoe zodchestvo Sibiri v XVIII v. Novosibirsk, 1994.

2. Zavarihin S.P. V drevnem tsentre Sibiri. M., 1987.

3. Zavarihin S.P. Vorota v Sibir. M., 1981.

4. Kaptikov A.Yu. Kamennoe zodchestvo Russkogo Severa, Vyatki i Urala XVIII v. Sverdlovsk, 1990.

5. Kaptikov A.Yu. Regionalnoe mnogoobrazie arhitektury russkogo barokko. M., 1986.

6. Kirillov V.V. Tobolsk. M., 1984.

7. Kozlova-Afanasyeva Ye.M. Arhitekturnoe nasledie Tyumenskoy oblasti. Kn. 1. Tyumen, 2008.

8. Lavrinov V.V. Yekaterinburgskaya yeparhiya: sobytiya, lyudi, hramy. Yekaterinburg, 2001.

9. Proskuryakova T.S. Osobennosti «sibirskogo barokko» // Arhitekturnoe nasledstvo. Vyp. 27. 1979. S. 147-160.

10. Proskuryakova T.S. Cherty svoeobraziya arhitektury Sibiri XVIII v. // Arhitekturnoe nasledstvo. Vyp. 40. 1996. S. 70-74.

11. Masiel Sanches L.K. Svet Lavry in partibus infidelium: «ukrainizmy» v arhitekture Sibiri XVIII v. // Arhitekturnoe nasledstvo. Vyp. 51. 2010.

12. Slovtsov P.A. Pisma iz Sibiri 1826 goda. M., 1828.

The Tobolsk Baroque. By L.K.Masiel Sanches

The Tobolsk Baroque is one of many regional architectural traditions in Siberia in the 18th century. Local architects and craftsmen created some of the most powerful and elegant churches of Baroque style in Russian province. The article argues, the Tobolsk Baroque had two masterpieces that influenced all subsequent constructions. The first one is the well known Voskresenskaya church in Tobolsk (1759-1776). The second one, Pokrovskaya in Turinsk (1769-after 1774) is virtually unknown despite the fact that it was the masterpiece of Baroque style in Russia. It was indeed very popular as an architectural model, and many similar buildings were created in the Urals and Western Siberia. Some sophisticated churches were built even in the first half of XIX century, when the Baroque has long been out of fashion and the Neoclassical was adopted throughout Russia.

Ключевые слова: барокко, стиль, региональный, декор, провинция, традиция, Сибирь, Тобольск, Туринск.

Key words: The Baroque, style, regional, decoration, province, tradition, Siberia, Tobolsk, Turinsk.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.