Научная статья на тему 'Типовое деревянное жилищное строительство в Иркутске (1920-1955)'

Типовое деревянное жилищное строительство в Иркутске (1920-1955) Текст научной статьи по специальности «Строительство и архитектура»

CC BY
106
141
Поделиться

Аннотация научной статьи по строительству и архитектуре, автор научной работы — Сидоренко А. В., Меерович М. Г., Чертилов А. К.

Двухэтажное типовое деревянное многоквартирное жилище для рабочих, с помощью которого советская власть решала жилищный кризис в первой половине прошлого века в различных регионах страны и, в частности, в Восточной Сибири, является темой практически неизученной.

Похожие темы научных работ по строительству и архитектуре , автор научной работы — Сидоренко А. В., Меерович М. Г., Чертилов А. К.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Типовое деревянное жилищное строительство в Иркутске (1920-1955)»

Типовое деревянное жилищное строительство в Иркутске (1920-1955)1. А.В.Сидоренко, М.Г.Меерович, А.К.Чертилов

Двухэтажное типовое деревянное многоквартирное жилище для рабочих, с помощью которого советская власть решала жилищный кризис в первой половине прошлого века в различных регионах страны и, в частности, в Восточной Сибири, является темой практически неизученной. Несмотря на то, что оно занимало значительное место и в объемах советского рабочего жилищного строительства, и в проектной работе, деревянное жилищное строительство из-за своей обыденности всегда отходило в глазах исследователей на второй план. Отступало перед заслуженным интересом к экспериментам с монолитным, сборным, шлакоблочным, дерево-бетонным, термолитовым и прочим жилищным строительством. Оказывалось неинтересным в сравнении с любопытнейшим опытом организации коллективного быта в домах-коммунах. Невольно затушевывалось на фоне работ представителей советского архитектурного авангарда. К нему не относились как к завершенному целостному фрагменту истории отечественной архитектуры, так как оно представлялось своего рода «промежуточной стадией» в развитии советского градостроительства. А территории, занятые в 1920-1950-х годах деревянной застройкой, на последующих этапах роста соцгородов рассматривались исключительно как «резерв» для будущей «перспективной многоэтажной застройки». И если городские власти находили средства для переселения людей, проживавших в этих домах, они незамедлительно их сносили как технически и морально устаревшие. Поэтому здания данного вида сегодня почти не сохранились в российских исторических городах и почти не представлены в городах-новостройках 1940-1960-х годов.

Иркутск в этом смысле является уникальным городом, так как в нем авторам статьи удалось выявить более 200 сохранившихся объектов2 деревянного жилищного многоквартирного строительства для рабочих, возведенных силами муниципалитетов, жилищной кооперации и различных ведомств на разных этапах развития советского градостроительства. Это брусчатые и бревенчатые дома, сооружения каркасного типа. Кроме того, выявлен почти полный список соломитовых домов и зданий щитовой конструкции, не доживших до сегодняшнего дня (рис. 1).

Возведение деревянных многоквартирных домов началось в Иркутске в середине 1920-х годов. В это время город имел достаточно территории для застройки - площадь всех земель Иркутска составляла 172,1 кв. км. Земли распределялись: под селитьбой - 1 815,96 (11 %), земли общего пользования - 1 869,00 (11,3 %), угодья - 12 836 (77,7 %), в том числе: леса - 8 044,57, выгоны - 2 021,40, покосы - 1 760,21 га.3

Выявлено 5 этапов государственного деревянного многоквартирного жилищного строительства в Иркутске. Причем наиболее активными были два: в 1930-е и 1950-е годы. Строительство деревянных многоквартирных двухэтажных домов осуществлялось:

- внутри существующих кварталов, одиночными вкраплениями (как правило, на месте бывших огородов);

- точечно, на месте снесенных ветхих строений4;

1 Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ, проект №08-01-00512а, 2009. В статье использованы материалы дипломного проекта по специальности «Реконструкция и реставрация архитектурного наследия», выполненного в Иркутском государственном техническом университете (дипломник А.В.Сидоренко, руководители профессор М.Г.Меерович, доцент А.К.Чертилов).

2 Эти объекты систематизированы в 63 вида (разбиты на 10 основных групп по: а) планировке, б) габаритам, в) наличию характерных элементов фасадов, г) сочетанию разнообразных форм крыш, д) силуэту и прочим характеристикам.

3 Характеристика Иркутска 1927 года. Земельное благоустройство. - ГАИО, Ф. Р-504. Оп. 10. Д. 40. 180 л., Л. 59.

4 Заметим, что эти принципы точечной застройки абсолютно совпадают с сегодняшней стратегией застройки центральной части г. Иркутска несмотря на то, что исторический пример однозначно указывает на эффективность лишь массовой, комплексной застройки крупных планировочных массивов жилья.

Рис. 1. Иркутск, переулок Восточный, сохранившийся квартал деревянных двухэтажных жилых домов

Рис. 2. Пример бревенчатого дома. План. Разрез (переулок Восточный, 12)

К

Рис. 3. Пример брусчатого дома. План. Разрез (улица Касьянова, 1)

1 2009 63

- за пределами городской застройки, на свободных территориях поквартально.

Отдельно стоящие двухэтажные деревянные дома и небольшие группы домов строились, как правило, вблизи градообразующих промышленных предприятий, транспортных предприятий и заводоуправлений.

В 1920-1950-х годах двухэтажное деревянное жилищное строительство занимало в Иркутске ведущее место по объемам и темпам в сравнении с другими типами жилищного строительства.

Использование местного строительного материала - дерева было в Сибири мерой очевидной и фактически вынужденной в условиях существовавшего острейшего дефицита иных строительных материалов.

Так, двухэтажные деревянные жилые дома, возводившиеся с начала 1920-х годов, были в основном бревенчатые, рубленные «в лапу» (без остатка, с зашивкой углов досками). Фундаменты - ленточные из бутового камня или кирпича. Обшивка досками деревянных наружных стен осуществлялась в целях утепления (защита здания от продувания), а также из эстетических соображений (рис. 2).

С 1950-х годов активно начинают строиться дома из бруса, что было связано с развитием механизации в производстве строительных материалов, в частности, с приобретением лесозаводами нового оборудования (рис. 3).

В 1930-1940-е годы наибольшее распространение получают двухсекционные двухквартирные дома с широким спектром объемно-планировочных решений и двухподъезд-ные двухэтажные восьмиквартирные деревянные дома (общей площадью 430-480 кв.м и объемом здания 2400-2600 куб. м).

В 1950-е возводятся преимущественно односекционные четырех-квартирные и одноподъездные восьмиквартирные деревянные дома (с общей площадью в среднем около 380 кв. м и объемом 1535 куб. метров).

Наиболее часто встречаемая типология квартир в секции: а) двух-, трехкомнатные (36,5%) и б) трехкомнатные (28,8%). Средняя общая площадь двух-, трехкомнатных квартир составляет 32-52 кв.м., при этом обнаружен довольно широкий разброс в размерах жилых комнат - в пределах 10-22 кв. м. Эти квартиры заселялись вплоть до 1950-х годов покомнатно-посемейно, т.е. по 8-14 человек в квартиру (по 2-3 семьи при среднем составе семьи - 4 человека).

Кроме квартирных жилых домов широкое распространение получает

строительство деревянных двухэтажных общежитий. Оно осуществляется на основе рекомендуемых типовых проектов. В частности, типовой проект одноэтажного здания общежития перерабатывается в двухэтажное (рис. 4, 5).

Лестничная клетка используется как средство обеспечения выразительного фасадного решения. Для этого она пла-нировочно отделяется от основного объема, что подчекнуто большими оконными проемами (рис. 6).

В 36,6% планировочных решений к лестничной клетке примыкают кухня и туалет или только кухня в случае отсутствия туалета (рис. 7). Этот прием получает наибольшее распространение, так как довольно эффективно выполняет функцию защиты от источника бытового шума - лестничной клетки. В ряде случаев (7%) совмещенные кухня и туалет располагаются у торцевой части дома. Этот планировочный прием обеспечивал возможность более экономного устройства совмещенных коммуникаций - водопровода и канализации.

Планировочные решения в значительной степени были вызваны условиями места и времени. Так, треть возводимых зданий (30,7%) вообще не имели туалетов из-за отсутствия централизованной канализации. Удаление бытовых отходов осуществлялось за счет уличных выгребных ям. В остальных 69,3% случаях туалеты устраивались у наружной стены секции, при этом они получали естественное освещение благодаря узким окнам на торцовых фасадах (рис. 8). Расположение туалетов рядом с кухней было вызвано стремлением иметь гарантированную вытяжку воздуха в дымоход кухонного очага.

Рис. 4. Общежитие на 20 чел. Фасад, план

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

(«Проекты рабочих жилищ». М., Издание Центрального

банка коммунального хозяйства и жилищного строительства, 1929)

Устройство окон в туалетах в условиях постоянных проблем с электрическим освещением в коммунальных квартирах позволяло экономить электричество. Эта же причина, несмотря на суровые климатические условия Восточной Сибири, оказывалась поводом для устройства большой площади оконного остекления жилых комнат. В отдельных случаях комната имеет два окна (рис. 9).

Наибольшее распространение получили дома вытянутой прямоугольной формы - 71,4% (характерны для 1930-1940-х годов). Форма, приближенная к квадрату (19,1% случаев), распространена в строительстве 1950-х годов - она вызвана требованием размещения четырех 2-3-комнатных квартир на одной лестничной площадке.

Так как строительство в большинстве случаев велось точечным образом, то подбор типового проекта с определенной конфигурацией дома зависел от формы и месторасположения участка, предназначенного под застройку. Здания Г-образной формы, как правило, располагались в углах кварталов, П-образной формы применялись в целях максимально плотной застройки имеющейся территории.

Сравнение рекомендованных типовых проектов с теми, что были возведены в Иркутске, показало, что последние в значительной степени зависели от проектов, создававшихся централизованно. Самостоятельными попытками местных архитекторов были те решения, где жилые комнаты примыкали к лестничной клетке. Такое соседство вело к наличию повышенного шума в жилых помещениях. Более удачными были самостоятельные поиски объемных и фасадных решений. Укрупнение отдельных частей зданий - ризалитов лестничных клеток и объемов жилых комнат, фронтонов, расположенных над входом и т.д., - в сочетании с рекомендуемым планировочным решением давало интересные результаты7. Сравним один из сохранившихся объектов 1929 года в Иркутске с жилым двухэтажным домом в Новосибирске(1927-1928)(рис. 10).

При явном сходстве объемно-пространственного и планировочного решения и почти одинаковых габаритах (12х23 м и 13,8х20 м) иркутский объект резко отличается от прототипа наличием более ярко выраженного ризалита объема жилых комнат, выносом лестничных блоков, а также основным рисунком объема крыш. В иркутском примере примыкающие

7 Следует заметить, что в типовых проектах рекомендательных альбомов НКВД, Цекомбанка, Промбанка и др. принципиальное внимание этому аспекту не уделялось. Любопытно подчеркнуть, что в ходе исследования неожиданно раскрыта значительная роль в разработке типовых проектов, рекомендуемых к массовому применению на местах, Главного управления коммунального хозяйства НКВД (ГУКХ НКВД).

¡Г.'.'

Рис. 5. Общежитие по улице Лызина, 7, лит. «Д», Фасад, план

Рис. 6. Выделение лестничной клетки для придания сооружению большей выразительности (улица Пушкина, 60)

Рис. 7. Примыкание кухонь и туалетов к лестничной клетке в целях звукоизоляции (улица Румянцева, 8)

1 2009 65

с торцевых фасадов объемы лестничных клеток, конечно же, не являются «родными». На это указывает характер их крыш, фактически отдельных от основного объема жилого блока.

В разработке проектов, примененных в Иркутске, редко использовались лоджии (3,1%) и практически совершенно не использовалась возможность устройства мансардного этажа. Скорее всего, это было вызвано местными климатическими условиями.

Изучение основных мотивов декора деревянных многоквартирных домов позволило сделать вывод о том, что в конце 1920-х годов они заимствовались из традиционного народного зодчества и архитектуры классицизма и стилизовались в соответствии с возможностями существовавшей строительной технологии. Основной декоративный элемент -украшение окон наличниками.

Приемы весьма разнообразны: это и пропильная рельефная резьба, плоские накладные элементы простой геометрической формы. В ряде случаев, в целях придания большей выразительности композиции фасада, окна первого и второго этажей обрамляли объединяющими наличниками посредством вертикальных накладных элементов (то же самое делали с добавлением криволинейных деталей). Сравнивая иркутские здания с постройками того же периода, расположенными в других регионах, можно сказать, что единственным принципиальным отличием является наличие пропиль-ной, рельефной резьбы накладного декора (в основном в оформлении наличников) и использование сочетания рельефной резьбы с «ушами» - приемы, характерные для региона Восточной Сибири (рис. 11).

Фронтоны и фризы зашивались досками, расположенными вертикально или елочкой, при этом концы вертикальных досок заканчивались традиционной резьбой или простым треугольным завершением. Интересно, что в качестве активного элемента декорирования выступали (в соответствии с традицией декоративного убранства народного деревянного городского жилища) также и свесы крыш. При больших выносах они подкреплялись резными кронштей-

Рис. 8. Решение глухих торцевых фасадов домов за счет прорезки оконных проемов

нами (модульонами) - единственный сохранившийся пример расположен на улице Шпачека, д. 15 (рис. 12).

К середине 1950-х годов внешний вид двухэтажных деревянных жилых домов массового домостроительства предельно упрощается - минимум декора, отсутствие выступающих объемов, исключение лоджий и балконов, простые четырехскатные формы крыш - результат установки на максимальную экономию материалов и трудозатрат.

История проектирования и возведения двухэтажного деревянного многоквартирного жилья для рабочих в условиях Восточной Сибири (г. Иркутск) в период 1920-1950-х годов крайне интересна, так как позволяет выявить региональные особенности формирования архитектуры жилья. Эта страница истории архитектуры не слишком привлекает внимание исследователей художественных сторон зодчества, но является при этом очень красноречивой и показательной в отношении социально-культурного и социально-политического аспектов развития отечественной архитектуры советского периода, так как раскрывает зависимость творчества архитекторов на местах от направленности общегосударственной жилищной и градостроительной политики: это степень переработки типовых проектов под местные условия, характер использования местных строительных материалов и специфика проектирования с учетом возможностей тех-

Рис. 9. Примеры устройства в одной комнате двух оконных проемов (Иркутск, улица Трилиссера, 10; улица Радищева, 67/3)

нической базы местной стройиндустрии, региональные особенности планировки и внешнего облика отдельно стоящих зданий и их комплексов, использование традиций и приемов народной деревянной архитектуры, характер обеспеченности населения жилой площадью и практические мероприятия по борьбе с жилищным кризисом.

Изучение типологических, объемно-планировочных, конструктивных, стилистических и прочих особенностей типового деревянного жилищного строительства в региональных условиях Восточной Сибири в период индустриализации может помочь избежать многих сегодняшних ошибок при реализации национального проекта «Доступное и комфортное жилье».

. ш ¡?Ляг я - ь *-—

Рис. 10. Сопоставление новосибирского прототипа и иркутского варианта его проектной переработки

Рис. 11. Рамочные наличники с «ушами» (улица Байкальская, 25) Рис. 12. Декоративные элементы - резные модульоны

(улица Шпачека, 15)

1 2009 67

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.