Научная статья на тему 'Типология бессмертия в теоретическом поле французского трансгуманизма'

Типология бессмертия в теоретическом поле французского трансгуманизма Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
1823
461
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ТРАНСГУМАНИЗМ / ЗАГРУЗКА СОЗНАНИЯ / ЦИФРОВОЕ БЕССМЕРТИЕ / ЧЕЛОВЕКО-МАШИННЫЕ ИНТЕРФЕЙСЫ / ЦИФРОВАЯ ДЕМОКРАТИЯ / ПОСТЧЕЛОВЕЧЕСТВО / TRANSHUMANISM / DOWNLOADING OF MIND / DIGITAL IMMORTALITY / HUMAN-MACHINE INTERFACES / DIGITAL DEMOCRACY / POSTHUMANITY

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Барышников П. Н.

Информационные технологии постепенно сливаются с человеческим телом, когнитивными процессами и заново определяют устаревшее понятие человеческого, которому уже необходимо обновление и загрузка последней версии. Обновленное человечество требует новых форм социально-экономической реальности. Данная работа посвящена типологическим аспектам кибернетического иммортализма как одного из идеологических направлений трансгуманизма. Нашей задачей является развернутое представление этапов становления трансгуманистического движения (на примере французского сообщества) и описание технологических и гуманитарных перспектив «оцифровки» деятельности сознания и мозга. Особое внимание уделяется философским обоснованиям кибернетического иммортализма в рамках компьютерной эмуляции мозговых процессов. Также проанализированы футурологические проекты социальных трансформаций, возможных в результате биотехнологического синтеза и развития человеко-машинных интерфейсов. Рассмотрены такие понятия, как кибер-демократия, «распыленное государство», постчеловеческое нейросообщество.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE TYPOLOGY OF IMMORTALITY IN THE THEORETICAL FIELD OF FRENCH TRANSHUMANISM

Bit by bit IT merge with a human body and cognitive processes. Technologies determine the new notion of human nature which needs to be updated and to be equipped with the latest evolutional version. The updated humanity expects the new forms of social and economic reality. This paper is devoted to some typological aspects of digital immortality as one of the ideological movements of the modern transhumanism. We pursue the following points: to analyze the stages of transhumanism formation (in terms of French community); to describe the technological and social perspectives of digitization of the human brain and mind activity. We give the special focus to the philosophic basis of digital immortality in the context of computer emulation of the brain process. Additionally, the futurological projects of the social transformations are presented. The new notions such as cyber-democracy, atomized government and posthuman neurocommunity are considered as the results of the bio-technological synthesis and the development of human-machine interfaces

Текст научной работы на тему «Типология бессмертия в теоретическом поле французского трансгуманизма»

УДК 008.2

ТИПОЛОГИЯ БЕССМЕРТИЯ В ТЕОРЕТИЧЕСКОМ ПОЛЕ ФРАНЦУЗСКОГО ТРАНСГУМАНИЗМА1

Барышников Павел Николаевич,

кандидат философских наук, доцент кафедры философии, культурологии и этнологии,

ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический

университет»,

Пятигорск, Россия pnbarvshnikov@palu.ru

Аннотация. Информационные технологии постепенно сливаются с человеческим телом, когнитивными процессами и заново определяют устаревшее понятие человеческого, которому уже необходимо обновление и загрузка последней версии. Обновленное человечество требует новых форм социально-экономической реальности. Данная работа посвящена типологическим аспектам кибернетического иммортализма как одного из идеологических направлений трансгуманизма. Нашей задачей является развернутое представление этапов становления трансгуманистического движения (на примере французского сообщества) и описание технологических и гуманитарных перспектив «оцифровки» деятельности сознания и мозга. Особое внимание уделяется философским обоснованиям кибернетического иммортализма в рамках компьютерной эмуляции мозговых процессов. Также проанализированы футурологические проекты социальных трансформаций, возможных в результате биотехнологического синтеза и развития человеко-машинных интерфейсов. Рассмотрены такие понятия, как кибер-демократия, «распыленное государство», постчеловеческое нейросообщество.

Ключевые слова: трансгуманизм; загрузка сознания; цифровое бессмертие; человеко-машинные интерфейсы; цифровая демократия; постчеловечество.

1 Впервые данная работа была опубликована в книге «Глобальное будущее 2045. Конвергентные технологии (НБИКС) и трансгуманистическая эволюция», под ред. Д.И. Дубровского (М.: ООО «Издательство МБА», 2013. - С. 203-228).

THE TYPOLOGY OF IMMORTALITY IN THE THEORETICAL FIELD OF FRENCH TRANSHUMANISM

Baryshnikov Pavel N.,

Associate professor, Department of Philosophy,

Theory of Culture and Ethnology,

Pyatigorsk State Linguistic University,

Pyatigorsk, Russia Dnbarvshnikov@palu.ru

Abstract. Bit by bit IT merge with a human body and cognitive processes. Technologies determine the new notion of human nature which needs to be updated and to be equipped with the latest evolutional version. The updated humanity expects the new forms of social and economic reality. This paper is devoted to some typological aspects of digital immortality as one of the ideological movements of the modern transhumanism. We pursue the following points: to analyze the stages of transhumanism formation (in terms of French community); to describe the technological and social perspectives of digitization of the human brain and mind activity. We give the special focus to the philosophic basis of digital immortality in the context of computer emulation of the brain process. Additionally, the futurological projects of the social transformations are presented. The new notions such as cyber-democracy, atomized government and posthuman neuro-community are considered as the results of the bio-technological synthesis and the development of human-machine interfaces.

Key words: transhumanism; downloading of mind; digital immortality; human-machine interfaces; digital democracy; posthumanity.

1. Введение в проблематику

На современном этапе развития пост- и трансгуманистических концепций во Франции жанры текстов по данной тематике можно условно разделить на четыре большие группы:

• научная аналитика и прогнозирование;

• научно-популярная публицистика;

• философская эссеистика;

• развлекательная псевдонаучная литература.

В данной статье особое внимание будет уделяться первой (хотя эти тексты сложны и являются узкоспециальными исследованиями из различных областей современного естествознания), второй

и третьей группам; четвертая группа представляет интерес лишь для исследователей современных социальных фобий и околонаучного фольклора.

Прежде чем переходить к подробному обзору, рассмотрим тематическое структурное «дерево», согласно которому развивались концепции французского трансгуманизма. К ключевым темам французских сторонников трансгуманизма относятся: а) теория информации (учитывая континентальные философские традиции, этот раздел можно назвать феноменологией информации); б) пост-гуманистические антропологические модели; в) прогнозы технологических инноваций.

Даже не вдаваясь в детальное рассмотрение каждого блока, можно вывести любопытную закономерность, показанную на рис. 12: «на выходе» самым активным выглядит блок «ИИ», «на входе» - «нейросообщество». Действительно, эти две области, обсуждаемые представителями французского трансгуманизма, оказывают особое влияние на все сферы развития современного общества.

Рис. 1

Разработки в области искусственных интеллектуальных систем оказывают прямое влияние на все сферы деятельности человека. Нейросетевое сообщество как актуальное следствие развития интеллектуальных ИКТ-систем требует новых гуманитарно-техноло-

2 Далее: ИИ - искусственный интеллект; НБИКС - нано-био-инфо-когни-социальные технологии.

гических моделей. В силу гуманистических традиций во Франции особое внимание уделяется тематике биологического бессмертия. Основные вопросы, обсуждаемые французским трансгуманизмом, отслеживаются по содержанию прогностических работ типа монографии Жоеля де Роснейя «2020 - сценарии будущего» («2020 les scenarios du future» Joel de Rosnay). Они включают в себя:

• краткий экскурс в теорию сложности;

• феномен суперскоростной глобальной сети и его влияние на гуманитарные технологии;

• стратегии «зеленой» энергетики;

• этапы развития биотехнологий;

• формы искусственного интеллектуального окружения;

• аксиология техники.

Подобной схемой (от методологии к конкретному проектированию), за исключением некоторых нюансов, пользуется большинство специалистов. Чтобы не пришлось составлять отдельные глоссарии по каждому тексту, целесообразно вначале рассмотреть общую энциклопедическую статью для понятия «Трансгуманизм», составленную рядом авторов на основании работ Фредерика Рус-селль, Мари Лешнер, Тибо Дюбарри, Жереми Орнунг, Изабель Перье, Антуана Робитай и др. (Frederique Roussel et Marie Lechner [20], Thibaut Dubarry et Jeremy Hornung [15], Isabelle Perier [13], Antoine Robitaille [16]) для свободных французских интернет-энциклопедий. Выдержки из этой статьи продублированы в русской версии статьи «Трансгуманизм» из Википедии с использованием американского ресурса [8], поэтому мы подробно рассмотрим лишь те фрагменты из французской версии, которые на русский язык не переводились. Отличительной особенностью энциклопедической интернет-статьи является солидный список используемых научных публикаций из международных журналов и монографий (список составляет 102 наименования).

1.1. Определение

Трансгуманизм - это культурное и интеллектуальное течение, использующее достижения науки и техники для развития физических и ментальных способностей человека. Трансгуманизм затрагивает некоторые аспекты человеческих биологических состояний, таких как инвалидность, физические страдания, болезнь, старение. При этом смерть рассматривается как нежелательный и

бесполезный итог биологической жизни. В данном контексте мыслители-трансгуманисты рассчитывают на достижения в области биотехнологий и прочие достижения интеллектуальной культуры высоких технологий. Достоинства и недостатки подробных трансформаций человеческой природы также лежат в поле интересов трансгуманизма.

Термин «трансгуманизм» обозначается символом «Н+», который часто используется как синоним «измененного, улучшенного человечества». Хотя термин «трансгуманизм» восходит к 1957 г., его настоящее значение актуализировалось лишь в 80-х гг. ХХ в., когда некоторые американские идеологи создали общественное движение [8]. Трансгуманисты предсказывают, что человек способен развить свои способности до состояния, которому было дано название «постчеловеческое». Таким образом, трансгуманизм иногда рассматривается как постгуманизм или как форма социальной активности, использующая постгуманистическую идеологию. Трансгуманистические программы по изменению человечества создали множество противоречивых тенденций, которые указывали как на позитивные, так и на негативные последствия подобного рода преобразований.

Современные течения трансгуманизма:

1. Аболиционизм (в значении гедонизма).

2. Демократический трансгуманизм - синтез трансгуманизма и либерально-демократических движений.

3. Экстропионизм (движение, основанное на философии экс-тропии, которая провозглашает веру в безграничное развитие науки и техники).

4. Иммортализм, базирующийся на идее бессмертия за счет биотехнологического синтеза.

5. Постсексуализм.

6. Сингулярианизм, отстаивающий идею технологической сингулярности.

7. Техногайанизм - экологическое движение, в основе которого лежит идея о том, что прогресс способен восстановить экосистему с помощью альтернативных технологий.

8. Анархический трансгуманизм.

9. Либертарианский трансгуманизм.

1.2. Духовность

Несмотря на свою приверженность положениям научного атеизма, некоторые представители мирового трансгуманизма следуют за свободными формами восточной философии, такими как буддизм или йога, или совмещают трансгуманистические идеи с западными религиями типа либерального христианства или мор-монизма. В свою очередь многие религиозные течения (как, например, раэлианцы), появившиеся в конце XX в., используют трансгуманистические концепции изменения человеческой природы при помощи техник трансформации тела и духа. Тем не менее большая часть мыслителей, связывающая себя с движением трансгуманизма, сосредотачивается на практических целях использования технологий для продления жизни и улучшения здоровья. Эти идеи основываются на предположении о достижениях нейротехнологий будущего и убежденности в том, что нейротехнологии позволят человечеству получить контроль над измененными состояниями сознания, которые интерпретируются как «духовный опыт», и позволят приблизиться к более глубокому самопознанию.

Большинство трансгуманистов является материалистами, которые не верят в существование трансцендентной души. Трансгуманистическая теория личности также не признает уникального синтеза между моральным субъектом и биологическим основанием человека, допуская, в духе философии эспецизма (англ. speciesism), возможность этического поведения у не-людей, пара-людей, сложных машин. Многие верят в совместимость между человеческим разумом и информационными технологиями; как следствие возникает убежденность, что однажды человеческое сознание будет перенесено на альтернативный носитель, произойдет т.н. загрузка сознания. Радикальная точка зрения на этот вопрос выражена Франком Типлером в предложении по поводу «точки Омега» Тейяра де Шардена. Вдохновленный идеями дигитализма, Типлер продвигает тезис о том, что обрушение Вселенной через миллиарды лет могло бы создать условия для вечного существования человечества в реальности, симулированной внутри мегакомпьютера в форме «Постчеловеческого Бога».

Идея загрузки личности на внебиологический субстрат и все последующие гипотезы критикуются университетскими исследовательскими группами, отдельными учеными и активистами, а иногда и самими трансгуманистами. Относительно имплицитных

гипотез, таких как, например, цифровое наследование, некоторые подчеркивают, что эти материалистчиеские упования порождают духовный монизм, одну из форм философского идеализма. С консервативной христианской точки зрения идея загрузки сознания рассматривается как кощунство над человеческим телом, свойственное гностическим верованиям. Трансгуманизм и его интеллектуальные последователи светскими нехристианскими комментаторами характеризовались как «неогностики».

Первый диалог между трансгуманизмом и религией был предметом академического семинара в Университете Торонто в 2004 г. В связи с тем что трансгуманизм несет в себе черты, которые люди обычно привыкли видеть в религии, клирики и светские ученые поддержали мыль о том, что трансгуманизм сам является религией или по крайней мере псевдорелигией.

Религиозные критики обвинили трансгуманистическую философию в отсутствии положений о вечной истине или о связи с божеством. Они прокомментировали, что философия, лишенная категории веры, приводит человечество к девиантным формам культуры, ввергает в туманное море постмодернистского цинизма и аномии3. Трансгуманисты ответили, что подобная критика отражает ошибочный взгляд на современное содержание трансгуманистической философии, которая далека от цинизма и проповедует оптимизм, идеализм в духе эпохи Просвещения. Вслед за этим диалогом Ульям Симс Бэйнбридж провел экспериментальное исследование, результаты которого были опубликованы в «Журнале эволюции и технологии» [2: 2-10], подтверждая, что религиозные отношения плохо сочетаются с идеями трангуманизма, и подчеркивая, что люди с радикальным религиозным мировоззрением рассматривают трансгуманизм как прямое оскорбление, как ничтожную альтернативу их духовным воззрениям.

1.3. Практичесие исследования

Пока некоторые трансгуманисты разрабатывают теоретические подходы для получения ощутимых благ от высоких технологий, другие уже внесли конкретные предложения по модификации человеческого тела, включая генетические трансформации.

3 Термин, введенный Э. Дюркгеймом, означает состояние общества, при котором наступают разложение, дезинтеграция и распад системы ценностей и норм, гарантирующих общественный порядок. Русский синоним - «беззаконие».

Трансгуманисты часто заинтересованы в методах улучшения нервной системы человека. Хотя некоторые предлагают модификации лишь периферийной нервной системы, мозг рассматривается как центр личности и остается главным объектом амбиций трансгуманистов. В качестве средств развития личности и модификаций тела трансгуманисты предлагают использовать существующие техники, которые призваны улучшить физические и когнитивные показатели. Они используют эти методики в навыках и образе жизни с целью улучшить здоровье и продлить жизнь. Некоторые трансгуманисты старшего поколения выражают свою озабоченность тем фактом, что они не смогут жить, используя все технологические блага будущего. Тем не менее многие испытывают большой интерес к стратегиям продления жизни, к вопросам финансирования исследований в области крионики, рассматривая ее скорее как возможность последнего выбора, нежели как неподтвержденный метод. Социальные сети и сообщества трансгуманистов регионального и мирового уровней с различными областями интересов позволяют обеспечить обсуждение и реализацию совместных проектов.

1.4. Технологические подходы

Трансгуманисты поддерживают рост и развитие технологий, таких как нанотехнологии, биотехнологии, информационно-коммуникационные, когнитивные и социальные технлогии (НБИКС), так же как и гипотетические разделы науки будущего, такие как симулированная реальность, сильный искусственный интеллект, загрузка сознания, крионика. Они считают, что люди могут и должны использовать эти технологии, чтобы стать более чем людьми. Они являются больше сторониками вольнодумия, свободы самовыражения и сексуальных свобод, нежели гражданских прав. Некоторые из них строят предположения, исходя из того, что технологии по апгрейду человечества и прочие продвинутые технологии, возможно, облегчат радикальное изменение человека как вида уже к началу XXI в.

Отчет «Технологии преобразования для улучшения человеческих возможностей», составленный в 2002 г. Национальным Научным Фондом и американской Торговой Палатой [17], содержал описания и комментарии по поводу состояния наук и НБИКС-тех-нологий. Отчет был рассмотрен представителями каждой из тех-

нологических сфер. Обсуждалось потенциальное использование этих технологий для реализации трансгуманистических проектов по улучшению общих свойств и физического здоровья человека. Также затрагивались вопросы применения технологий апгрейда в Вооруженных силах и в рационализации человеко-машинного взаимодействия в промышленности.

Пока международные дискуссии по конвергентным технологиям и НБИКС-концепциям провоцируют многообразную критику по поводу их трансгуманистической ориентации и сюжетов, почти что сошедших со страниц научно-фантастической литературы, исследования технологий изменения мозга и тела были проведены под надзором американского Министерства обороны, которое явно заинтересовано в преимуществах на полях сражений своих суперсолдат, выступающих на стороне США и их союзников.

1.5. Политические подходы

Представители Французской Ассоциации Трансгуманистов, естественно, оставаясь политически нейтральными, сопровождают и вдохновляют научные и технические инновации, способствующие росту физических и интеллектуальных возможностей человека. Также трансгуманизм не обладает чертами прозелитизма или воинственности. Для его сторонников очевидно: «люди примкнут к этим целям и технологиям будущего, т.к. кто же не хочет стать умнее или избежать болезней и смерти» [14].

Некоторые трансгуманисты далеки от того, чтобы быть политически нейтральными. Так, например, комментаторы Жака Эллюля (Jacques Ellul) в трансгуманизме усматривают прямое продолжение капитализма и в более общих чертах - идеологии продуктивизма. Согласно этому подходу, «трансгуманизм -не тема для рассуждений, он уже содержится в атмосфере эпохи. В конце концов, не оказывает ли медицина прямое давление на науку и технику? Не предоставил ли уже человек свое тело всем видам материальных и артефактных вторжений?» Забывается, что далеко не все люди пользуются благами системы здравоохранения, но лишь представители самых развитых стран планеты, в то время как миллионы других не получают даже необходимого. Техника, будучи наименее демократичным феноменом, это то, что требуется некоторым в наших странах более всего. Эти люди хотели бы иметь возможность прибегнуть к искусственным аппаратам, что-

бы перестать болеть, чтобы простимулировать себя, развить свои физические, интеллектуальные и моральные способности, увидеть в себе новые небывалые возможности. И если трансгуманизм и похож на капитализм, то лишь потому, что он, прежде всего, устраняет неравенство [5].

1.6. Трансгуманизм и технологии

Трансгуманизм явно вписан в сциентистскую и технофиль-скую парадигмы, которые склоняются к движению Нью Эйдж: поощряются все исследования, включая те, которые вызывают разногласия, например такие как поиск гена гениальности или загрузка всего человеческого мозга или его части на альтернативный материальный субстрат. Принимая во внимание, что передовая наука идет к созданию искусственного интеллекта, чьи способности будут превосходить человеческие, трансгуманисты заявляют о своих желаниях полной замены человеческого вида новым - киборгами. Именно поэтому трансгуманизм часто именуется постгуманизмом.

Это учение провозглашает необходимость в серьезном анализе машинизма и техники. В середине ХХ в. большинство интеллектуалов размышляют над вопросами, поставленными немецким философом Мартином Хайдеггером и французским социологом Жаком Эллюлем. В 1954 г. в работе «Техника или смысл эпохи» Эллюль утверждает, что техника изменила свой статус: она перестала быть «обширным единством средств, предназначенных под конкретные цели, она целиком превратилась в окружающую среду, чтобы стать полностью самостоятельным феноменом, все больше и больше выходя из-под контроля человека и задавливая его все большим количеством определений». Автор уточняет, что невозможно критиковать технику, не ссылаясь на метафизические представления: «Это не техника нас поработила, но сакральное переместилось в область технического» [7].

Некоторые аналитики отмечают: ритм технологического развития обладает цикличностью. Этот тезис позволяет множеству футурологов предполагать радикальный рост технологий в ближайшие 50 лет. Как следствие, они доказывают, что новая парадигма человечества будущего начала оформляться. Человеческое состояние, говорят они, - не такое неизменное, как это казалось прежде; инновации будущего дадут возможность людям трансфор-

мировать свои физические, эмоциональные и когнитивные характеристики по собственному желанию.

Специалисты утверждают, что постоянное развитие искусственного интеллекта приведет в обозримом будущем к появлению компьютера, обладающего высшими функциями человеческого мозга и способностью к творчеству. Результатом представляется колоссальный рост технологий, который будет постоянно развивать научно-техническую трансгуманистическую область и позволит создать процесс своего рода постоянной «технологической эволюции».

Трансгуманисты считают такой сценарий благом и полагают, что человечество может и должно стать больше чем человечеством: «Трансгуманизм - это больше чем наивная абстрактная вера, что мы на пороге преодоления своих биологических границ посредством технологий. Это также попытка полностью переоценить привычное определение человеческого существа» [4: 243-245].

Жак Аттали в работе «Краткая история будущего», опубликованной в 2006 г., видит в трансгуманизме выход из хаотического мира сверхдержав, который он описывает как процесс постоянных технологических мутаций, приводящих к глобальному конфликту (прогноз на 2050 г.) [1].

Мы представили краткий обзор основных направлений и тенденций современного французского трансгуманизма, который является неотъемлемой частью мирового трансгуманистического сообщества. Особенностью французского направления является интеграция специфичных исследовательских областей: социология нейрочеловечества, новая антропология тела, загрузка сознания, маркетинговые и социальные прогнозы технологических инноваций и пр.

2. Типология бессмертия. Цифровой иммортализм: «за», «против» и прочие мнения

Одной из наиболее острых и неоднозначных проблем в мировом трансгуманистическом сообществе является проблема кибернетического бессмертия или цифрового иммортализма.

Вообще, новая антропология выделяет несколько проблемных аспектов, в рамках которых исследуется феномен смерти и проектируются технологические модели бессмертия (см. табл. 1). По

сути все эти направления сводятся к революционным научно-технологическим прорывам в области НБИКС-исследований и их нетривиальным социальным последствиям.

Таблица 1

Горизонты НБИКС- технологий Техномедицина Биотрансгрессия Биополитика

Трансформации Исследования Социальные «Распыление»

ДНК генома патологии государства-

покровителя

Искусственная Исследования Евгеника и Генетическая

клетка головного мозга натуральное диктатура и

долголетие неироэтика

Искусственный Новая Кибер-племена и Хронополитика

интеллект архитектура тела цивилизация игр

Сетевые Телесные Модели

технологии и свободы и их трансгуманистиче-

дополненная социальное ского государства

реальность выражение

В данном обзоре французских трансгуманистических исследований мы рассмотрим достижения в области теории ИИ, исследований головного мозга и в прогнозах социально-политических последствий этих достижений [11].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

История вопроса о технологическом бессмертии берет начало в практических результатах трех научных революций и в нескольких романтических, но по-настоящему эвристичных метафорах, появившихся в когнитивных исследованиях середины XX в. Научные революции по материальной шкале условно можно разделить на три этапа:

• Научная и индустриальная революция начала XVШ в., освоившая ресурсы материи размером, образно говоря, «до одного миллиметра».

• Революция середины XX в., использующая процессы физических тел размером меньше микрометра (10-6 метра), технологическим результатом которой стало появление компьютеров.

• Третья научная революция XXI в., благодаря нанонаукам, достигла возможности моделирования объектов размером с атом или молекулу.

Две последние научные революции принесли миру две метафоры: 1) сравнение деятельности головного мозга человека с вычислительными операциями компьютерного процессора; 2) возможность молекулярного конструирования. Именно из этих двух идей рождается теория сильного ИИ, направление когнитивного натурализма, отсюда же берут начало проекты по кибернетическому бессмертию. Если работа мозга - лишь результат нейронных исчислений, то при возможности моделирования нанообъектов мы сможем перебрать весь физический субстрат личности и сознания до последней составляющей и создать искусственный носитель сознательных актов. Основным аргументом здесь выступает убежденность в следующих постулатах, связанных пока еще не с практическим уровнем науки и техники, а с мировоззренческим основанием методологии:

• сознание - результат деятельности мозга;

• повышение сложности синтаксиса и скорости исчислений на определенном этапе должно перейти в качество семантики [3: 1-13];

• познание - обработка когнитивных данных;

• полная копия мозговых процессов способна продуцировать искусственный субъект.

Помимо тривиальной трактовки ИИ как человекоподобного компьютера сегодня обсуждается несколько интерпретаций, определяемых метафорой «машиноподобный человек».

В прикладных аспектах методологии искусственного интеллекта особое внимание уделяется не ментальным содержаниям или проблемам интенциональности, а воспроизведению функций материального субстрата - мозга. Поэтому здесь речь пока еще идет о так называемых масштабах исчислений. Например, международный проект «СоппеСоте» ставит своей целью создание трехмерных моделей синаптических связей без ограничений в масштабировании при помощи магнитно-резонансного томографа и сканирующего микроскопа4.

Для описания нейронных связей мозга мыши потребовалось обработать петабайты данных (250 байтов). Для создания моделей нейронной активности мозга человека требуется уже сеть из суперкомпьютеров, способная обработать зеттабайты (270 байт) ин-

4 Трехмерные изображения проекта «СоппеСоте» можно увидеть по ссылке http://www.humanconnectomeproj ect.org/gallery/.

формации. Доктор Джеф Лихтмэн (Jeff Lichtman) убежден, что чем полнее информационное описание физических процессов, тем глубже будет понимание когнитивных процессов (памяти, внимания, интенциональности, репрезентации, образного мышления и т.д.). При таком подходе можно предположить, что сложность материи будет окончательно описана, следовательно и сложность человеческой личности уместится в зеттабайтах нейронных состояний, что позволит сохранять и преобразовывать человека как очень сложную файловую структуру. Такой человек будет, образно говоря, искусственным интеллектом, в силу того, что функции сознания переносятся на внеприродный искусственный субстрат.

Существует еще один вариант преодоления гуманистических телесно-индивидных оснований - глобальная сеть. Александр Лоран сравнивает процессы, происходящие в коллективном сетевом сознании, с биоинформационными процессами, совершающимися в молекулах ДНК [11: 30]. Вселенная «open-source» за счет экспоненциально растущей активности пользователей мгновенно распространяет «мутагенную» информацию, которая в свою очередь влияет как на поведение сети, так и на реальные социальные события. Яркие примеры: «Арабская весна» 2010 г., «Марши миллионов» в России 2012 г Если интернет-сообщество рассматривать как нейронную сеть, то социально-исторические процессы - это поведение «сетевого организма». По сути это модель перехода ментальных процессов в физические (mind-body problem), но только на уровне коллективного сетевого сознания. Нейросообщество или сетевой мозг человечества - это тоже модели искусственного интеллекта, но пока еще зависимые от природных оснований. Синтез этих интерпретаций (нейросообщество как модель мозга с информационными признаками гена) позволяет рассматривать переход к постчеловече-скому этапу как очередной эволюционный скачок, необходимый для преодоления коллапсирующих проблем современности.

Для данного перехода на сегодняшний день уже подготовлена впечатляющая технологическая площадка, в границах которой разрабатываются интегрированные человеко-машинные интерфейсы, основанные на электрической активности мозга. Грубые медиаторы (монитор, мышь, клавиатура) должны со временем уступить место чипам, предоставляющим сознанию доступ в сетевой мир, минуя тело, напрямую через мозг. Этот шаг по направлению к мечте о цифровом бессмертии уже сделан.

2.1. Общие положения теории кибернетического бессмертия

Давид Ле Бретон, профессор социологии из Страсбургского университета им. Марка Блоха, в статье «Трансгуманизм или мир без тел» [12] подробно описывает состояние проблемы как на научно-технологическом, так и на социально-антропологическом уровнях.

В основе этого анализа лежат последние достижения нейронаук, сводящие работу мозга к информационным процессам. Очевидным технологически достижением по интеграции цифровой техники в тело являются имплантанты или специальные повязки, считывающие электромагнитную активность мозга и кодирующие эту информацию для человеко-машинного взаимодействия. Первыми, кто оценил преимущества этих технологий и впервые прикоснулся к воплощению трансгуманистической утопии, были инвалиды и парализованные пациенты. Подобный манипулятор пока еще несовершенен и требует от человека специальных навыков управления. Но это первое технологическое свидетельство того, что тело больше не обладает отчужденной целостностью, оно открыто для вторжения технологий, которые становятся путем к освобождению от ограничений природного мира.

В этой перспективе информационно-коммуникационные технологии приводят к появлению модифицированного человечества. Стираются границы между субъектом и объектом, человеком и машиной, живым и безжизненным, естественным и искусственным, органом и протезом. В этой кибернетической волне многие авторы усматривают особый онтологический континуум между ИКТ и человеком.

После триумфа информационной парадигмы мир - это всего лишь сообщение, выводимое компьютером вовне. Многозначность смыслов ждет лишь эффективного программного обеспечения, которое сведет его значимость к нулю. ИКТ постепенно сливаются с телом и заново определяют устаревшее понятие человеческого, которому уже необходимо обновление и загрузка последней версии.

2.1.1. Человек как информация и вычислимость мозговых функций

В пространстве технонауки любая живая форма воспринимается как набор данных. Человек не что иное, как одна из форм сре-

ди прочих. Информация заменяет собой бесконечную сложность мира: информация становится сравнительной моделью, сводящей к одному плану различные пласты реальности, освобождая, таким образом, живое от его субстанциальной основы, ценности и смысла. Как следствие - то, что в человеческом существе не информатизируемо, выносится за скобки и представляется как фантом, который находится как бы за программным обеспечением, определяющим функционирование человека. С этого момента уникальность человека элиминируется, иногда «цепляясь» за семантические и антропологические основания, что позволяет со всей очевидностью говорить об «искусственном мышлении» и об «искусственной жизни» как о разумных машинах, возникающих перед изумленным человечеством.

Если мозг представляется в образе программного модуля по обработке информации, логично предположить, что в данной перспективе возможно будет перенести его деятельность на альтернативный материальный носитель. Важный принцип обеспечения целостности данных располагается в человеческом разуме, и тело в этом случае выступает как некий «переносчик» личности, материальная ограда для внутреннего мира, которая теперь представляется как ветхая оболочка устаревшего человечества. В манифесте Международной Трансгуманистической Ассоциации, распространенном через глобальную сеть, Джэймс Хьюг (James Hugues) провозглашает ликвидацию тела в пользу цифрового бессмертия и безграничного интеллекта: «Ничего не бойтесь! Вам нечего терять кроме ваших человеческих тел, но взамен вы получите более долгую жизнь и более совершенный мозг» (цит. по [13]). Разуму предвещаются безграничные возможности и существование вне презренного бремени тела. Здесь мы имеем светскую версию возрожденного неогностицизма, представители которого воспринимали тело как вместилище греха. В контексте технического прогресса тело теперь представляется как преграда для дальнейшего эволюционного развития. Некоторые особо радикальные адепты этого направления неистово выступают против любого проявления телесности, навязывающей существованию принцип временности и смертности. Манифесты против тела достигают своего апогея в трансгуманистических сценариях, в которых описывается либо кибернетическая гибридизация тела, либо полная его ликвидация посредством загрузки сознания в сеть или на компьютер.

Подобного рода трансгуманистическая «мировоззренческая мифология» основана на уверенности в информационной онтологии, где все процессы во Вселенной имеют информационно-функциональное выражение и где при определенных технологических условиях можно свободно конвертировать материальные «переносчики» личности. Здесь важно подчеркнуть, что информационно-функциональная модель релевантна только в условиях истинности следующего утверждения: все ментальные процессы суть производные от физических. То есть вопрос о неких идеальных основаниях духовности человека снимается. Функции сознания сводятся к работе мозга, и тогда можно надеяться, что полная эмуляция всех зеттабайтов нейронных процессов приведет к рождению кибернетической личности.

Далее рассмотрим методологические проблемы, существующие сегодня в трех аспектах кибернетического иммортализма. Как было описано выше, эти три аспекта условно сводятся к следующим теоретическим направлениям: 1) цифровая модель мозга; 2) коллективное сетевое сознание; 3) развитие интегрированных человеко-машинных интерфейсов.

2.1.2. Искусственный мозг

Учитывая, что вопрос о природе сознания по ряду методологических причин является наиболее трудноразрешимым, сторонники прикладных когнитивных наук (нейроинформатика, робототехника, интеллектуальные системы и т.п.) избрали путь эмуляции мозговых процессов или имитационного моделирования. Важно при этом понимать, что цель этих исследований - не создание какого-то существа, а технологическое воспроизведение некоторых когнитивных функций человека. То есть супервычислительная машина при любом уровне сложности решаемых ею задач останется предметом, и никогда не станет существом. Возникает вопрос, в чем состоит разница между методами ИИ и имитационными моделями мозга. Приведем в таблице теоретико-методологические основания обоих направлений.

Из данных таблицы видно, что теории ИИ пытаются с помощью специального логико-математического аппарата описать и воспроизвести некоторые когнитивные функции сознания. Причем структуры этих описаний нуждаются в специальном знаково-символическом выражении, которое впоследствии должно быть

переведено на язык физических параметров, понятных машине. В проектах по созданию цифровых моделей мозга - наоборот, воспроизводятся материальные структуры мозга. Машины имитируют физическую активность мозговых процессов, повышая уровни сложности и объемы обрабатываемой информации.

Таблица 2

Методы искусственного интеллекта Методы эмуляции мозговых процессов5

• структура и функции интеллектуальной системы управления; • методы представления знаний о внешнем мире; базы знаний; • фреймы; • логические модели знаний; • семантические сети; • распознавание образов и ситуаций; • классификация изображений; • способы представления задач и проблемно-ориентированные языки; • алгоритмы планирования действий; • экспертные системы; • интеллектуальные системы управления многокомпонентными комплексами; • нейросетевые системы. • трехмерная визуализация; • динамические модели межнейрон-ных ГАБК6-каналов; • карты нейронной электрической активности; • автоматическая параметризация нейронных моделей; • фиксация морфологической нейронной нестабильности; • базы данных неокортикальной микроциркуляции; • параллельные сетевые исчисления; • и др.

Наиболее известным на сегодняшний день является проект Blue Brain Project - проект по цифровому моделированию нео-кортекса человека, запущенный компаниями IBM и EPFL (Ecole Polytechnique Federale de Lausanne - Федеральный политехнический институт Лозанны). Целью данного проекта является комплексная цифровая модель неокортексной нейронной колонки, которая является важнейшей областью человеческого мозга. Вот краткое описание сути проекта, представленное на официальном сайте: «Проект использует суперкомпьютер Blue Gene для моделирования колонок. В конце 2006 года удалось смоделировать одну

5 На примере Blue Brain Project, см. [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://bluebrain.epfl.ch/page-58106-en.html.

6 ГАБK - гамма-аминобутированная кислота, важнейший биохимический компонент мозговых процессов.

колонку неокортекса молодой крысы. При этом использовался один компьютер Blue Gene и было задействовано 8192 процессора для моделирования 10000 нейронов. То есть практически один процессор моделировал один нейрон. Для соединения нейронов было смоделировано порядка 3407 синапсов. 26 ноября 2007 года было объявлено о завершении “Фазы I” проекта Blue Brain. Результатами этой фазы являются: 1) новая модель сеточной структуры, которая автоматически, по запросу генерирует нейронную сеть по предоставленным биологическим данным; 2) новый процесс симуляции и саморегуляции, который перед каждым релизом автоматически проводит систематическую проверку и калибровку модели, для более точного соответствия биологической природе».

Похоже, что подобные проекты занимаются все же не созданием цифрового мозга, а созданием особых методов компьютерного моделирования для исследования мозга биологического.

Еще один раздел современных исследований альтернативных mind-substance (носителей разума), являющихся следствием имитационных цифровых моделей мозга, условно можно обозначить выражением «Загрузка сознания». В мировой науке появился целый ряд направлений, описывающих прогностические модели переноса сознания на альтернативный субстрат. (Об этом речь шла выше.). Эти направления объединяются под названием «сеттлере-тика» (от англ. settler -переселенец).

Так как эта область является больше умозрительной, перечислим некоторые методологические сложности «загрузки» и одновременно приведем некоторые теоретические аргументы в пользу подобных проектов.

Если предположения нейрофизиологов и нейрокибернетиков о возможности перехода сложноорганизованной материи на принципиально качественный уровень функционирования окажутся верными, прогнозы по «загрузке сознания» к 2030 г. сбудутся.

Справедливости ради нужно отметить, что проекты типа SIM или BBP реализуются в основном на американской технологической площадке. В поле интересов французских трансгуманистов лежат остальные две модели (возможно, более реалистичные) цифрового иммортализма: планетарное нейросообщество и интеграция человеко-машинных интерфейсов, а также социально-политические последствия их реализации.

Таблица 3

Аргументы (contra) Аргументы (pro) [10: 41-45]

• необъяснимость сознания; • отсутствие материальных центров памяти; • телесность; • проблема «Я»; • бесконечность смыслопорождения; • бесконечная сложность мозга; • «парадокс копии» (при создании цифровой копии сознания опыт одного существа не сможет реализовываться в двух местах одновременно). • «Я» - это результат сложной совокупности материальных элементов и процессов; • сознание - результат деятельности мозга; • морфологическая сложность способна создать новый уровень отношений; • искусственные модели способны полностью имитировать поведение как отдельного нейрона, так и нейронной сети; • полная эмуляция мозга возможна при межпарадигмальных исследованиях (рис. 2).

Рис. 2

2.1.3. Развитие интегрированных человеко-машинных интерфейсов и рождение «планетарного сетевого сознания »

Идея планетарного сетевого сознания берет начало в симбиотическом подходе, который описывался еще в неоплатонических

трактатах о Едином, Уме и Душе, но теоретически впервые был выдвинут в 20-х годах XX столетия французскими мыслителями Эдуардом Леруа и Тейяром де Шарденом. В основе этого подхода лежит синтез биосферы и техносферы, позволяющий человечеству выйти на совершенно иной уровень технологического развития. В результате этого синтеза должна появиться новая мультиа-гентная форма ноосферы - планетарное сознание, реализующееся за счет активности компьютерных сетей и мгновенного доступа к неограниченным объемам информации.

Согласно де Роснейю, этот уровень биотехнологического синтеза возможен только в случае наличия прямой связи деятельности мозга и высокоскоростных компьютерных сетей [19: 121]. Мы не будем останавливаться на подробном авторском анализе симбиотических феноменов из мира природы, укажем лишь, что выводом всех рассуждений является постулат о слиянии биологического субстрата человека с искусственными машинными элементами. Последние и должны открыть доступ виртуально-дополненной реальности и новому уровню единого всечеловеческого разума. Ученый обращает внимание также на то, что симбиотический альянс на макроуровне между человеком и техникой уже состоялся. Отличие от природного аналога состоит лишь в том, что искусственное не обладает эволюционными дивидендами от этого союза. Хотя искусственные системы в ходе цивилизационного развития усложняют свою морфологию и функциональные параметры, что тоже можно считать своего рода эволюцией.

В терминах симбиотического подхода не различаются активная и пассивная коммуникация. Активная коммуникация строится либо на интенциональных речевых актах (у людей), либо на инстинктивном обмене сигналами (у животных). Пассивная коммуникация - это соединение уровней системы (водопровод, электрическая или компьютерная сеть и т.д.). Современные машинные системы коммуникации, согласно де Роснейю, преодолели рубеж пассивной коммуникации, т.к. нынешние интеллектуальные системы самостоятельно проводят мониторинг окружающих условий, принимают решения, выводят информацию на различные интерфейсы, взаимодействуют с другими элементами системы и т.д.

Для связи человеческого мозга и компьютера нужны синапсы нового образца. Синапс - это связь двух миров, мира молекул и мира ионов. По сути, синапс - это пробел, зазор. Терминалы не-

рвов находятся не в прямом контакте. Нервный импульс циркулирует по сети, «проскакивая» синаптические зазоры. Как только импульс достигает нервного окончания, из специальных резервуаров нервных окончаний высвобождаются химические медиаторы (молекулы-переносчики), которые проносят импульс над синаптическим разрывом и доставляют его молекулярным рецепторам, которые в свою очередь прерывают сигнал. То есть запускаются процессы уже следующего уровня. Речь идет о волнах деполяризации, которые появляются в результате неравновесных состояний внутренней и внешней структур нейрона.

По мнению французских футурологов, для создания планетарного разума необходимо организовать человеко-машинное взаимодействие по принципу нейронных связей, чтобы можно было с помощью специальных медиаторов преодолеть разрыв между естественным мозгом и процессами в искусственных устройствах. На сегодняшний день такими устройствами являются манипуляторы ввода (клавиатура, мышка, тачпад, джойстик, сенсорный экран) и системы вывода (мониторы, акустические системы, вибросистемы). Иными словами, все то, что позволяет осуществлять ввод/вывод информации с помощью человеческих рецепторов. На сегодняшний день человеко-машинные интерфейсы становятся все более интуитивными, операционные системы превращаются в подобие экологического ареала, в котором осуществляют свой жизненный цикл разноуровневые техноорганизмы: от рабочей станции до планшетного компьютера и телефона.

Эволюция человеко-машинных интерфейсов идет по пути ин-туитивизации и натурализации. Если на заре компьютерной эры алгоритмы задавались перфокартами, затем клавиатурой и мышью (мышь - это уже цифровой эмулятор «пальца»), то теперь компьютер распознает человеческую речь, рукописные тексты и способен контактировать с пользователем, считывая код с движения глаз, тела и даже с электрической активности мозга (технологии BCI7). Характерно, что с усложнением систем программного ввода, которые за пятьдесят лет прошли эволюционный путь от платформенно-ориентированных кодов до современных объектно-ориентированных языков, процессы платформы «отдалились» от стандартного пользователя. Теперь между командами «железа» и приятным пользовательским интерфейсом, доступным даже детям

7 BCI - Brain-machine interface.

и пенсионерам, лежат «слои» языков высокого уровня и аналитические процессы компилятора. Эти невидимые процедуры и создают иллюзию интуитивного контакта с искусственной системой.

Итак, на сегодняшний день развитие НМ18-технологий реализуется в трех направлениях:

• Создание интеллектуального окружения. Основополагающим принципом здесь является интеллектуализация повседневных объектов, которые «считывают» когнитивно-поведенческую деятельность пользователя, максимально адаптируясь под его индивидуальность. Во Франции существует целое научное направление по разработке активного интеллектуального повседневного окружения - Domotique (домотика, от лат. domus - жилище). Также в этой области идет активная разработка потребительских программ, касающихся «коммуницирующих объектов» (когда товар с помощью технологии smart label выдает потребителю исчерпывающую информацию о себе).

• Развитие психофизиологических и когнитивных принципов эргономической совместимости HMI. Психофизиология вида Homo sapiens (реакции человека на цвет, цветовую гамму, частотный диапазон подаваемых сигналов, форму и другие перцептивно-эстетические параметры машины) определяется единообразием, но этнические или мировоззренческие картины мира разнятся. Одним из направлений в эргономике HMI сегодня является социальная эргономика. Машинное смысловое пространство должно быть максимально дружественным для пользователя с любым уровнем технической подготовки, любого возраста и религиозной принадлежности.

• И наконец, технологии, основанные на интеграции BCI. В основе этих технологий лежит принцип прямого информационного воздействия на мозговые центры, минуя сенсорные органы. Таким образом информация из машинных систем вывода доставляется с помощью специальных микрочипов-транспондеров напрямую в головной мозг. В результате этого синтеза рождается уникальный феномен дополненной реальности, когда в фокусе когнитивной активности человека смешиваются реальные и виртуальные объекты [18: 198].

Развитие междисциплинарных исследований в области проектирования биоэлектронных интерфейсов уже достигло опреде-

8 HMI - Human-machine interface.

ленных успехов в этой области. Например, ключевую проблему конвертации электрических сигналов в ионные и обратно решили на материале протонного транзистора в Университете Вашингтона, создав материал, который очень хорошо проводит протоны

и, в принципе, позволяет создать интерфейс для взаимодействия электроники и живых организмов. Также существуют биотранзисторы влажного типа на основе металлополимеров, цифровые устройства памяти, реализуемые на вирусе табачной мозаики или на хлорофилле А из шпината, и т.п.

Иными словами, создание цифровой модели планетарного сознания уже началось, т.к. все объекты человеческого мира, включая самих людей, скоро будут объединены глобальной компьютерной сетью. Важно отметить, что в этой модели будет два уровня вычислений: на уровне локальных индивидуальных процессоров и на уровне глобальной планетарной сети (embedded computing).

О полноценном нейросообществе или планетарном сознании можно будет говорить, когда в сети будут представлены все элементы человеческого опыта. Возможно, эта технология будет называться «Smart planet». Но здесь возникает проблема философского характера, которая восходит к трудной проблеме сознания. «Миллиард танцующих роботов» (определение сознания в версии Д. Деннета), пожалуй, сегодня можно обсчитать и смоделировать, но вот вариации их танца (читай «процессы смыслопроизводства») стремятся к бесконечности и пока с трудом поддаются формализации. Непреодолимый барьер находится в фундаментальных основаниях самой цифровой логики:

«Специфическим свойством любого цифрового устройства является представление сигналов в виде последовательности чисел с ограниченной (курсив наш - П.Б.) разрядностью. Сигналы, которыми оперируют цифровые устройства, являются квантованными по уровню, что означает, что уровни этих сигналов могут принимать лишь счетное множество значений (курсив наш - П.Б.)» [21: 4].

Разумеется, сегодня существуют разработки в области нечеткой логики и ее использования в нейросетевых процессах, но в теории множеств мы можем задавать лишь диапазон критериев истинности. То есть квадратных скобок [...] с определенной системой значений нам не избежать.

Человеческое сознание каким-то образом преодолевает этот барьер. При этом надо отметить, что представители синергетики, разрабатывающие методы формального описания (типа асимптотической математики) нелинейных процессов, нестабильности, бифуркации, хаоса и т.п., достигают определенных результатов. Но на сегодняшний день эти математические модели трудно реализовать в логике цифровых устройств.

Однако планетарная модель сознания из-за колоссальных объемов обрабатываемой информации может пренебречь этой погрешностью. Особое внимание во французской трансгуманистической традиции уделяется социально-экономическим и политическим моделям постчеловеческого нейросообщества.

2.2. Кибернетическая постсоциология (Вместо заключения)

Мы рассмотрели этапы становления трансгуманистической мысли (в основном опираясь на французские источники) и провели анализ проектов по кибернетическому имморализму. В заключении данной статьи рассмотрим гуманитарные последствия трансгуманистической революции, которым в Франции уделяется огромное внимание.

Спектр проблем, которыми занимается постсоциология (прогностическое направление, проектирующее социальные модели постчеловеческого типа), является прямым следствием реализации кибернетического бессмертия. Новые онтологические пласты, которые открываются в результате биотехнологического синтеза, ставят перед учеными сложнейшие задачи по проектированию новых гуманитарных моделей. Даже если все языковые игры и все параметры человеческой этики будут во всей полноте описаны при помощи имитации информационных процессов материи, будет необходимо создавать новые пути реализации экономики, власти, контроля и управления нейросообществом, члены которого живут уже не просто в природной, но в дополненной реальности. Остается нерешенным чисто философский вопрос: будет ли у постчеловека свобода выбора? Ведь если наука сведет все интенциональные акты сознания и процедуры интроспекции к эпифеноменальному уровню деятельности мозговой материи, то не исключено, что внедрение бионанотранзисторов и прочих управляемых технологических элементов в природу человека позволит создавать про-

граммируемую этику. Тогда придется пересмотреть все принципы исторического развития человечества.

Цифровая цивилизация нуждается в новых формах актуализации власти. Дело в том, что ныне существующие проекты по кибердемократии рассматривают современные сетевые технологии лишь как инструментальную площадку для реализации традиционных политических процессов (референдумы, публикация законов, голосование, мониторинг активности электората, обратная связь и т.п.). Но Сеть - это не просто технологическое средство. Глобальная активность пользователей превращает интернет-сообщество в макроорганизм с особым уровнем сложности. К примеру, де Росней считает, что это уже прототип планетарного коллективного сознания, которое не может управляться внешней вертикалью власти.

Для постчеловечества будет уже невозможным следование только индивидуальным интересам. Ведь современные системы власти существуют за счет конфликтов и взаимодействия интересов субъектов. Для существования симбиотического биотехнологического нейрочеловечества необходимы программы экоцентризма. Экоцентризм (приоритет интересов среды) требует радикальных изменений в структуре современного рынка, принципах распределения планетарных ресурсов, в основах локальной идентичности. У бессмертного цифрового макроорганизма не может быть правительства, а лишь центр по управлению циклами и жизненными функциями. Речь идет об управлении сложностью, о саморегуляции системы, где изменение мельчайшей структурной единицы влечет неизбежные изменения в функционировании всей системы.

Подобного рода проекты с успехом используют математические исследования сверхчувствительных динамических систем. В нелинейных детерминированных системах сколь угодно близкие траектории с течением времени расходятся на конечное расстояние, то есть прогноз траектории на длительное время оказывается невозможен. В современной экономике концепция детерминированного хаоса используется для подавления нелинейных процессов, чтобы повысить предсказуемость бизнес-процессов. Возможно, что искусственно регулируемые циклы нейросоциальной системы смогут создать политические механизмы стабилизации.

Помимо процессов нестабильности планетарного сетевого сознания существуют проблемы контроля и управления. Скорость и объемы распространяемой информации напрямую влияют на

скорость социально-исторических процессов. Любая социальная сеть может сегодня стать революционной ячейкой. Современные системы контроля не приемлют экоцентристскую модель всечеловеческого цифрового мозга. А так как поведение сети отличается нестабильностью, создаются все более сложные и многоуровневые системы мониторинга, контроля и управления.

Постчеловечеству нужны постполитика и постэкономика. Рассуждать об этих моделях, находясь еще в человеческом состоянии, достаточно затруднительно. А. Лоран утверждает, что радикальные трансформации в социально-гуманитарной сфере произойдут благодаря техномедицине [11]. В течение всего XX столетия развитые государства обеспечивали свою внутреннюю безопасность путем централизации и многоуровневого контроля. В случае создания нейронной модели постчеловеческого общества встает вопрос об управляющем центре этого планетарного «органа». Если сейчас на улицах Парижа размещено шестьдесят тысяч различных систем наблюдения, то при социальном сетевом единстве государству будет доступна для мониторинга приватная зона индивидуального опыта. То есть опыт любого индивидуального сознания будет доступен по протоколам сети любому ее пользователю. Вопрос в том, кто будет законодателем планетарного опыта.

Суть модели «Распыленного государства-покровителя» состоит в следующем: над коллективным сознанием должен стоять управляющий центр, внедренный в функционирование самого «сознания». В обществе, в котором присутствует материальная нестабильность человеческого субстрата, требуются новые принципы идентификации личности. Лоран описывает современные возможности баз данных ДНК всего населения планеты. Можно будет менять внешность, возраст, пол, культурно-историческую идентичность, но пока человек реализует свою деятельность на биологических основаниях, для систем контроля он останется уникальной комбинацией генетического кода. Иными словами, правовая сфера должна будет интегрироваться на биологический уровень.

Итак, подведем некоторые итоги.

Проблема кибернетического бессмертия имеет несколько аспектов:

• биотехнологический;

• этический;

• социально-правовой.

Эти аспекты в свою очередь подразделяются на теоретические, методологические и прикладные направления следующим образом (см. рис. 3):

Рис. 3

1. Биотехнологические разработки на сегодняшний день сконцентрировались вокруг проблемы «Загрузки сознания». В данном аспекте наиболее популярны следующие три метода: а) электронная модель мозга; б) сетевая модель «планетарного разума»; в) биотехнологические человеко-машинные интерфейсы.

2. Этический аспект в случае реализации одного из вышепри-

веденных проектов касается проблем идентичности, приватности и экзистенциальных последствий цифрового бессмертия и биотехнологического синтеза.

3. Социально-правовая проблематика на методологическом уровне исходит из того, что затруднительно проектировать пост-социологические модели, не зная конкретных биологических последствий любого вида «загрузки сознания».

В заключение отметим, что любые трансформации человеческой природы влекут за собой фундаментальные онтологические изменения. Проблема состоит в том, что масштабы этих изменений можно осмыслить, только уже сделав шаг в направлении по-стисторического этапа. Если человеческая природа, рождающая «коллапсирующие» цивилизации, не оставит нам выбора, то исторический эволюционный процесс либо уничтожит человечество, либо «переконвертирует» его в надприродные формы существования.

Литература:

1. Attali J.Une breve histoire de l’avenir. URL: http://www.agoravox.fr/ culture-loisirs/extraits-d-ouvrages/article/une-breve-histoire-de-l-avenir-de-15884.

2. Bainbrdge W.S. Transhumanism Heresy // Journal of Evolution and Technology. 2005. - V. 14. Issue 2, August. - P. 1-10.

3. Baryshnikov P. Information, meaning and sense in the linguistic process of consciousness // RIFL. - 2012. - V. 6. No. 1. - P. 1-13.

4. Bostrom N. Are you living in a computer simulation? // Philosophical Quarterly. - 2003. - V. 53. No. 211. - P. 243-255.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Decarsin J. «L’individu et le systeme», Association Internationale Jacques Ellul, groupe Marseille/Aix-en-Provence. URL: http://jacques-ellul-mar-seille-aix.org/documents2012/positions/L_individu_et_le_systeme.pdf [archive].

6. Ellul J. Les Nouveaux Possedes, 1973. 2eme edition, 2003.

7. Ellul J. La technique ou l’enjeu du siecle, 1954. 3eme edition, Economica, 2008.

8. Huxley J. «Transhumanism» In New Bottles for New Wine, London: Chat-to & Windus, 1957. - P. 13-17.

9. Journal of Evolution and Technology. - 2005. - V. 14. Issue 1, April. URL: http://jetpress.org/volume 14/bostrom.html.

10. Koen R.A. Substrate-Independent Minds / Issues. 2012. - № 98, March. -P. 41-45.

11. Laurent A. Mort de la mort. Ed. Jean-Claude Lattes. 2011. - 425 p.

12. Le Breton D. Le transhumanisme ou le monde sans corps // Revue Relation. - 2009. - № 734, aout. URL: http://cjf.qc.ca/fr/relations/article. php?ida=855.

13. PerierI. Societes 2011/3 (n°113). De la mythocritique a la mythanalyse: reve de transcendance et transhumanisme. URL: http://encyclopedie.ho-movivens.org/Dossiers/transhumanisme.

14. Publi-redactionnel de Catherine Ducruet, Ces scientifiques qui revent de l’immortalite, Les echos, 2011, 19 mai. - P. 2.

15. Qui sont les transhumanistes? / Sens Public. URL: http://sens-public.org/ spip.php?article527&lang=fr.

16. Robitaille A. Le Nouvel homme nouveau. - Montreal, Boreal, 2007. -P. 12.

17. RocoМ.С., Bainbridge W.C. Converging Technologies for Improving Human Performance. - Springer, 2004.

18. Rosnay J. de. 2020: Les scenarios du futur. - Fayard, 2008. - 284 p.

19. Rosnay J. de. L’homme symbiotique. - Ed. de Seuil, 2000. - 408 p.

20. Transhumanistes sans gene / Liberation. URL: http://www.ecrans.fr/ Transhumanistes-sans-gene,13003.html.

21. Бахчевников А.А., Вакуленко А.С., Егоров Е.Н., Овчинников А.А., Рем-пен И.С. Основы цифровой логики. - Саратов, 2008. - С. 4.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.