Научная статья на тему 'Терроризм в Сирии: американская стратегия «Борьбы с экстремистами» и ее последствия для региональной и мировой безопасности'

Терроризм в Сирии: американская стратегия «Борьбы с экстремистами» и ее последствия для региональной и мировой безопасности Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
3536
352
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СИРИЯ / США / ООН / ТЕРРОРИЗМ / МНОГОПОЛЯРНОСТЬ

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Ходынская-Голенищева Мария Сергеевна

В статье рассматривается проблема всплеска терроризма в Сирии и на Ближнем Востоке. Акцентируется, что расширению влияния экстремистов в САР и регионе не в последней степени способствовало игнорирование на протяжении длительного периода времени странами Запада и некоторыми регионалами, одержимыми целью смещения Б. Асада любыми путями, уровня террористической угрозы и их ставка на сомнительные силы с целью достижения узкополитических задач. Подчеркивается, что во многом благодаря настойчивости России удалось, тем не менее, принять ряд важных резолюций СБ ООН 2170, 2179 и 2199, регулирующих взаимодействие по борьбе с различными аспектами терроризма от прекращения финансирования радикалов и недопущения покупки у них нелегально добытой нефти до пресечения транзита боевиков в горячие точки. Однако на пути имплементации этих решений стоит неготовность США к равноправному сотрудничеству по контртерроризму и стремление действовать по собственному разумению. Вашингтон, в частности, готовит т.н. «умеренных» сирийских боевиков в рамках программы «Обучи и оснасти», а также наносит удары по позициям ИГИЛ, не имея на то мандата со стороны СБ ООН. Итог позиции радикалов усиливаются, экстремисты набирают сторонников. Появилась реальная угроза сращивания терроризма с международной оргпреступностью нелегальной торговлей оружием, наркотиками, а также получения доступа такфиристов к оружию массового уничтожения. В этих условиях Россия предлагает стратегию борьбы с террористами на основе объединения усилий в рамках норм международного права и противодействия джихадистам без двойных стандартов. В условиях формирующегося многополярного миропорядка такое сотрудничество на контртеррористической платформе способно стать образцом нового, равноправного коллективного взаимодействия против общих вызовов и угроз.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Терроризм в Сирии: американская стратегия «Борьбы с экстремистами» и ее последствия для региональной и мировой безопасности»

Общественные и гуманитарные науки

• ••

17

ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ

УДК 321.01

ТЕРРОРИЗМ В СИРИИ: АМЕРИКАНСКАЯ СТРАТЕГИЯ «БОРЬБЫ С ЭКСТРЕМИСТАМИ» И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ РЕГИОНАЛЬНОЙ И МИРОВОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

TERRORISM IN SYRIA: THE AMERICAN “COUNTER-EXTREMISM” STRATEGY AND ITS REPERCUSSIONS ON REGIONAL AND WORLD SECURITY

© 2015 Ходынская-Голенищева М.С.

Постоянное представительство России при ООН и других международных организациях в Женеве

© 2015 Khodynskaya-Golenishcheva M.S.

Permanent Mission of the Russian Federation to the United Nations Office

and Other International Organizations in Geneva

Резюме. В статье рассматривается проблема всплеска терроризма в Сирии и на Ближнем Востоке. Акцентируется, что расширению влияния экстремистов в САР и регионе не в последней степени способствовало игнорирование на протяжении длительного периода времени странами Запада и некоторыми регионалами, одержимыми целью смещения Б. Асада любыми путями, уровня террористической угрозы и их ставка на сомнительные силы с целью достижения узкополитических задач. Подчеркивается, что во многом благодаря настойчивости России удалось, тем не менее, принять ряд важных резолюций СБ ООН - 2170, 2179 и 2199, регулирующих взаимодействие по борьбе с различными аспектами терроризма от прекращения финансирования радикалов и недопущения покупки у них нелегально добытой нефти до пресечения транзита боевиков в горячие точки. Однако на пути имплементации этих решений стоит неготовность США к равноправному сотрудничеству по контртерроризму и стремление действовать по собственному разумению. Вашингтон, в частности, готовит т.н. «умеренных» сирийских боевиков в рамках программы «Обучи и оснасти», а также наносит удары по позициям ИГИЛ, не имея на то мандата со стороны СБ ООН. Итог - позиции радикалов усиливаются, экстремисты набирают сторонников. Появилась реальная угроза сращивания терроризма с международной оргпреступностью - нелегальной торговлей оружием, наркотиками, а также получения доступа такфиристов к оружию массового уничтожения. В этих условиях Россия предлагает стратегию борьбы с террористами на основе объединения усилий в рамках норм международного права и противодействия джихадистам без двойных стандартов. В условиях формирующегося многополярного миропорядка такое сотрудничество на контртеррористической платформе способно стать образцом нового, равноправного коллективного взаимодействия против общих вызовов и угроз.

Abstract. The article looks into the problem of terrorism surge in Syria and in the Middle East. The author underlines that the reasons of takfiri ideology expansion lie to a large extent in long-lasting neglect by West and certain regional countries, which were obsessed by removal of Assad by any means of terrorist threat level. To achieve egoistic political objectives of regime-change these states counted on dubious forces, including extremist. It is emphasized that largely due to persistence of Russia it was possible to adopt a number of important UN Security Council resolutions on counter-terrorism - 2170, 2179 and 2199. These decisions outlined cooperation in various aspects of fight against terrorism - starting from cessation of funding of radical activities and preventing purchasing of illegally produced oil to curbing the transit of militants to “hot spots”. However, implementation of those decisions faces a hurdle. This obsta-

18

• ••

Известия ДГПУ, №4, 2015

cle is the unwillingness of the United States to cooperate in fighting terrorism on an equal collective manner and the will of Washington to act on its own. In particular in the framework of "Train and Equip" program the US is trying to create a so-called "moderate" Syrian opposition fighters group. Washington is as well conducting airstrikes against ISIS positions without a mandate from the UN Security Council. As a result, positions of radicals are strengthening, extremists continue to gain supporters. There is a real threat of terrorism merging with international organized crime - illegal arm traffic, drug trade as well as of access by terrorists to weapons of mass destruction. In these conditions Russia offers a different strategy to combat terrorism which is based on joining efforts and countering jihadists without double standards in the framework of international law. Such co-operation in the counter-terrorism sphere can create a model of just, equal and collective collaboration against common threats and challenges in the emerging multipolar international relations system.

Rezjume. V stat'e rassmatrivaetsja problema vspleska terrorizma v Sirii i na Blizhnem Vostoke. Akcentiruetsja, chto rasshireniju vlijanija jekstremistov v SAR i regione ne v poslednej stepeni sposobstvo-valo ignorirovanie na protjazhenii dlitel'nogo perioda vremeni stranami Zapada i nekotorymi region-alami, oderzhimymi cel'ju smeshhenija B. Asada ljubymi putjami, urovnja terroristicheskoj ugrozy i ih stavka na somnitel'nye sily s cel’ju dostizhenija uzkopoliticheskih zadach. Podcherkivaetsja, chto vo mnogom blagodarja nastojchivosti Rossii udalos', tem ne menee, prinjat' rjad vazhnyh rezoljucij SB OON - 2170, 2179 i 2199, regulirujushhih vzaimodejstvie po bor'be s razlichnymi aspektami terrorizma ot prekrashhenija finansi-rovanija radikalov i nedopushhenija pokupki u nih nelegal'no dobytoj nefti do preseche-nija tranzita boevikov v gorjachie tochki. Odnako na puti implementacii jetih reshenij stoit ne-gotovnost' SShA k ravnopravnomu sotrudnichestvu po kontrterrorizmu i stremlenie dejstvovat' po sobstvennomu razumeniju. Vashington, v chastnosti, gotovit t.n. «umerennyh» sirijskih boevikov v ramkah programmy «Obuchi i osnasti», a takzhe nanosit udary po pozicijam IGIL, ne imeja na to man-data so storony SB OON. Itog - pozicii radikalov usilivajutsja, jekstremisty nabirajut storonnikov. Poja-vilas' real'naja ugroza srashhivanija terrorizma s mezhdunarodnoj orgprestupnost'ju - nelegal'noj tor-govlej oruzhiem, narkotikami, a takzhe poluchenija dostupa takfiristov k oruzhiju massovogo unich-tozhenija. V jetih uslovijah Rossija predlagaet strategiju bor'by s terroristami na osnove ob#edinenija usilij v ramkah norm mezhdunarodnogo prava i protivodejstvija dzhihadistam bez dvojnyh standartov. V uslovijah formirujushhegosja mnogopoljarnogo miroporjadka takoe sotrudnichestvo na kontrterroris-ticheskoj platforme sposobno stat' obrazcom novogo, ravnopravnogo kollektivnogo vzaimodejstvija protiv obshhih vyzovov i ugroz.

Ключевые слова: Сирия, США, ООН, терроризм, многополярность Keywords: Syria, United States, UN, terrorism, multipolar international relations system Kljuchevyeslova: Sirija, SShA, OON, terrorism, mnogopoljarnost'

Кризис в Сирии и связанный с ним всплеск радикализма и беспрецедентное усиление мирового террористического интернационала заострили вопросы, связанные с необходимостью выработки единой, коллективной, базирующейся на нормах международного права стратегии противодействия джихадистам.

Россия неизменно - с начала конфликта в САР - указывала на то, что основной угрозой Сирии и региону является терроризм и что всем государствам - вне зависимости от их отношения к правительству Б. Асада - нужно объединиться против общего вызова начать последовательно, без двойных стандартов и попыток преследовать «параллельные» цели бороться с этим злом.

Российская позиция, однако, долгое время не встречала понимания. Одержимые целью смещения Б. Асада, многие страны - как западные, так и некоторые региональные, -действовали по ливийским лекалам и делали ставку на сомнительные, порой радикальные силы, противостоящие

официальному Дамаску. Доходило до того, что западные члены СБ ООН блокировали в Совете Безопасности российские инициативы, подразумевающие осуждение преступлений террористов.

Тем не менее, «шествие» по региону «Исламского государства» (ИГИЛ), жестокие казни, совершаемые такфиристами, риски захвата ими новых территорий, получения доступа к оружию массового поражения, сращивания терроризма с нелегальной торговлей оружием и наркотиками - все это заставило некоторых противников Б. Асада скорректировать свои взгляды в пользу учета фактора терроризма в политике на сирийском направлении.

Результатом стало принятие по инициативе России ряда важнейших решений СБ ООН - резолюций 2170, 2178 и 2199. Эти решения призваны, как минимум, поставить заслон на пути дальнейшей экспансии джихадистов, а, как максимум, отладить сотрудничество по борьбе с террористами - лишить их денежной подпитки, в том числе путем запрета на покупку нелегально

Общественные и гуманитарные науки

• ••

19

добытой ими нефти и недопущения финансирования, кооперация в сфере пересечения транзита экстремистов в горячие точки и т.д. Эти решения сформировали внушительную базу для эффективного международного сотрудничества в деле борьбы с экстремистами.

Однако для успешного совместного противодействия террористической угрозе еще необходим ряд важных шагов. Их должны сделать, прежде всего, США. Дело в том, что, проявив готовность взаимодействовать в СБ ООН по выработке решений о борьбе с терроризмом, Вашингтон не избавился от эгоистического подхода к этому вопросу. Линия США остается конъюнктурной прежде всего по причине сохранения задачи свержения режима Б. Асада, от которой в США никак не откажутся. В деле борьбы с терроризмом в Сирии американцы не хотят сотрудничать с правительством САР, которое 3 года фактически в одиночестве противостоит этой угрозе. Вместо того чтобы признать ВВС САР легитимным союзником в борьбе с такфири-стами (по иракскому образцу), Вашингтон объявил, что Б. Асад не может считаться партнером в противостоянии джихадистам и «должен уйти».

Более того, в США, продумывая шаги по противостоянию терроризму, особое внимание уделяют тому, чтобы это борьба ни в коем случае не поспособствовала усилению позиций официального Дамаска. Хорошо иллюстрирует образ мышления Вашингтона фраза американского политолога Ф. Фукуямы, написавшего: «Мы необязательно хотим уничтожения «Исламского государства», если это позволит Б. Асаду восстановить контроль над всей Сирией» [6].

По узкополитическим мотивам США не желают привлекать к взаимодействию в этой сфере и крупнейшего регионального игрока - Иран. Достаточно вспомнить, что в сентябре 2014 г. ни Сирию, ни Иран не пригласили на Парижскую конференцию по миру и безопасности в Ираке, где речь шла о путях противостояния ИГИЛ, хотя часть «халифата», который провозгласило «Исламское государство», находится на территории САР, а его «столицей» был объявлен сирийский г. Ракка. Таким образом, Вашингтон сам обедняет арсенал возможностей противодействия террористам, по причине идеологизированного подхода выводя из сотрудничества по этой теме государства, без которых организовать эффективную борьбу с джихадистами невозможно.

Это вряд ли можно назвать серьезным подходом. Победа над терроризмом в Сирии, которой, как хочется надеяться, искренне желают США, и свержение режима, которого они продолжают добиваться, представляют собой противоречащие друг другу задачи. Нельзя эффективно бороться с джихадистами, не сотрудничая в этом вопросе с правительством Б. Асада, как невозможно добиться падения режима без того, чтобы это не привело к победе террористов «в поле» и превращению всей территории Сирии в «халифат», где будет царить такфиристский тоталитаризм. Для того чтобы успешно противостоять джи-хадистской угрозе в Сирии и регионе, необходима комплексная стратегия, не допускающая толкований и разночтений. Не должно быть «параллельных» задач или скрытых повесток дня.

Однако американцы, лавируя между несовместимыми задачами, все-таки придумали собственную «стратегию». Вместо того, чтобы активизировать сотрудничество на основе норм международного права, в первую очередь, контртеррористических резолюций Сб ООН 2170, 2178 и 2199, и добиваться объединения сил правительства САР и сирийской оппозиции на платформе противостояния террористам, в Вашингтоне объявили, что бороться с джихадистами будет «умеренная» оппозиция, которую выпестуют США. Провалив «проект» Свободной сирийской армии (от ССА, на которую изначально делали ставку американцы, мало что осталось - большинство ее боеспособных элементов перешло в джихадистские формирования по причине лучшего финансирования или идеологической «притягательности») и уже не отваживаясь в открытую продвигать Исламский фронт, с которым ранее Вашингтон активно заигрывал, в США решили «создать» группу «умеренных боевиков» и направить ее в Сирию для борьбы с террористами (а после «безоговорочной победы над ними» - с Б. Асадом). Назвали эту «программу» американцы «Обучи и оснасти». Цели содействия «умеренным» оппозиционерам якобы ограничены укреплением возможностей по удержанию находящихся под их контролем территорий и противодействию экстремистским группировкам. Помимо поставок оружия, подготовки и оснащения боевиков речь идет о предоставлении разведданных, оказании военно-консультационной и материально-технической поддержки. В рамках программы предполагается подготовить 2300 боевиков в течение 18 месяцев. Кандидаты должны соответствовать опреде-

20

• ••

Известия ДГПУ, №4, 2015

ленным требованиям, не быть «убежденными исламистами» [8].

По мнению некоторых экспертов, с помощью программы «Обучи и оснасти» американцы на деле планируют создать силу, с которой Б. Асад «должен будет считаться», своеобразную «альтернативу» армии САР. Тогда в ходе политпроцесса правительство и оппозиция будут выступать с равных позиций. Другая точка зрения относительно американских планов: речь идет об отторжении от Сирии с помощью этих отрядов территорий и установления там бесполетной зоны, куда переедет располагающееся в турецком Газиантепе оппозиционное «временное правительство» во главе с А. Тумой (идея «буферной» зоны уже активно пытаются реализовать турки). То есть, не сумевты где у сбросить режим, американцы, вероятно, хотят пойти по пути создания в Сирии «двоевластия» с последующим расширением подконтрольных боевикам территорий. В этом контексте некоторые американские союзники уже оперируют терминологией «Сирия Б. Асада - Сирия А. Тумы». То есть, если раньше Запад использовал террористов для борьбы с Б. Асадом, то теперь собирается использовать борьбу с террористами для борьбы с Б. Асадом.

Как бы то ни было, очевидно, что речь пойдет о скрытой агрессии. Одно дело, когда политическая оппозиция формируется внутри страны, и совсем другое, если людей специально готовят и вооружают рубежом и направляют внутрь «неугодного» государства явно с деструктивными целями. Это ошибка, результатом которой будет продление страданий сирийского народа.

Американцы, дабы не заниматься подготовкой новых отрядов сирийских боевиков в одиночестве, «по традиции» оперативно заручились поддержкой ближайших союзников. В ходе встречи т.н. ядра «Группы друзей Сирии» (абсолютное большинство из первоначальных более ста членов «Группы» оказалось не готово поддерживать американский курс и впоследствии покинуло ее) в Лондоне 10 ноября 2014 г. ее члены подтвердили поддержку программы «Обучи и оснасти», которая призвана бороться с «экстремизмом и тиранией» [8], то есть и с террористами, и с правительством Сирии.

Таким образом, американцы в определенной степени решили повторить «афганский опыт» и сформировать, как они предполагают, «противовес» укрепляющимся исламистским силам, который к тому же будет противостоять «ненавистному ре-

жиму». Последствия такой политики видны на сегодняшней ситуации в Афганистане, прежде всего, по степени влияния на внутренние процессы талибов, а также в Ираке - в контексте неоднозначной роли некоторых суннитских племен в условиях безуспешных попыток тренируемой американцами иракской армии «сломать хребет» Исламскому государству. В случае с Ливией Западу пришлось воевать в Мали со своим же радикальным «детищем», которое из бывшей Джамахирии направилось завоевывать новые территории. В сирийском контексте нет сомнений: единственным результатом американской программы формирования группы т.н. «умеренных боевиков» станет то, что обученные и оснащенные Вашингтоном группировки либо сформируют очередной джи-хадистский полюс, который включится в борьбу за сферы влияния и ресурсы, либо примкнут к уже орудующим террористическим группам, получающим лучшее довольствие, таким как ИГИЛ. Это подтверждает тот факт, что радикалы неоднократно захватывали у «умеренных» поставленное американцами оружие, включая ПТРК «TOW», БМП, танки [1]. А весной 2015 г. в Идлибе пестуемое Вашингтоном движение «Харакят Хазм» заключило с террористической «Джабхат ан-Нусрой» перемирие и соглашение о союзе [1]. Умеренных боевиков, тем более наемников, не бывает. Они идут туда, где больше платят. В итоге Запад будет вынужден бороться с созданным им же «монстром».

Но воспитание «уважающих международное гуманитарное право и разделяющих западные либеральные ценности» боевиков - лишь часть стратегии Вашингтона по борьбе с терроризмом. Второй блок -это осуществляемые ведомой США коалицией бомбардировки позиций ИГИЛ на территории Сирии, в ходе которых, по сведениям ооновских правозащитных структур, гибнут мирные жители [9]. Не пожелав сотрудничать в деле противостояния джихадистам с естественным союзником -правительством САР - и идти в СБ ООН за одобрением своих действий, американцы сделали «по старинке» - сформировали временную «коалицию заинтересованных» и, прикрывшись «коллективным» характером своей операции, стали бомбить позиции ИГИЛ в Сирии. Пока единственным результатом стало расширение подконтрольной ИГИЛ территории. По признанию самих американских чиновников, террористы научились отвечать на бомбардировки эффективной тактикой разделения на мелкие группы и растворения в густона-

Общественные и гуманитарные науки

• ••

21

селенных кварталах. Об этом, в частности, заявила в ходе брифинга в Женевском центре политики в области безопасности в июне 2015 г. заместитель Госсекретаря США по вопросам гражданской безопасности, демократии и прав человека С. Сивел

[10].

Нисколько не оспаривая острую необходимость в усилиях по борьбе с терроризмом, нужно отметить следующее. Действия в этой области будут действительно эффективными в том случае, если будут опираться на международное право. Если говорить о антиигиловской коалиции, то решение об ее создании должно было приниматься в СБ ООН. В этом случае на ее действия была бы санкция от «международного сообщества» - ведь мандат коалиции был бы разработан (после коллективного обсуждения) так, чтобы организовать эффективное противодействие джихади-стам.

Подчинять борьбу с терроризмом геополитическим устремлениям неверно, аморально и контрпродуктивно. Это приведет лишь к разрастанию хаоса и беспорядка, созданию новых угроз для региона. Борьба с терроризмом должна быть выстроена на основе общей стратегии, тем более что для этого есть все механизмы, прежде всего, наработанных под эгидой ООН [3]. Когда практические шаги по решению антитеррористических задач выносятся за рамки Организации Объединенных Наций, то это невольно наводит на мысль, что они изначально замышляются вне рамок международного права и преследуют дополнительные цели кроме тех, что официально заявлены. Иначе, почему не получить одобрение в Совете Безопасности Оон [3]?

Еще один немаловажный момент. По оценкам большинства экспертов, точечные удары по позициям ИГИЛ не приведут к уничтожению этой мощной группировки -хорошо вооруженной армии фанатиков и профессиональных военных из числа бывших офицеров иракской армии, получающей ежедневно около миллиона долларов нефтяного «дохода». Для искоренения или хотя бы подрыва потенциала джи-хадистов нужна комплексная стратегия, основы которой прописаны в коллективных решениях по терроризму, включая резолюции СБ ООН 2170, 2178 и 2199. И это доказывается жизнью: удары по ИГИЛ не дают искомого результата. Не обладая возможностью уничтожить ИГИЛ, ведомая США коалиция лишь вносит некоторую дезорганизацию в его ряды. Одновременно бомбардировки способствуют росту попу-

лярности «Исламского государства», превращая его для радикалов в своего рода «форпост» противостояния Западу, а для нереализованной в социально-экономическом плане молодежи - привлекательную альтернативу неустроенной повседневности.

И еще одно опасное последствие действий коалиции - реакция на удары международного джихадистского движения. Тенденции здесь более чем тревожные. Бомбардировки ИГИЛ привели к некоторому смягчению отношения к группировке со стороны всемирного движения джихада. Появились перспективы примирения до недавнего времени враждовавших аль-каидовской «Джабхат ан-Нусры» и ИГИЛ

[7]. Ряд авторитетных идеологов радикального исламизма уже выступили с соответствующей инициативой. По их мнению, «крестоносцы» во главе с США, нанося удары по джихадистам в Сирии и Ираке, совершают действия, направленные против Ислама, а не отдельной группы. Нужно отбросить разногласия, когда «сорок стран собрались вместе, чтобы вести войну против самого Ислама» [5].

То есть бомбардировки по сути стимулировали джихадистов к преодолению междоусобицы и объединению на антизападной платформе. Причем речь идет не только о террористических группах, действующих на территории Сирии и Ирака. Инициативу примирения «Джабхат ан-Нусры» и «Исламского государства» поддержали и в Северной Африке, и на Аравийском полуострове. «Аль-Каида в Исламском Магрибе» и «Аль-Каида на Аравийском полуострове» выпустили совместное заявление под названием «Глава неверия», призывающее джихадистов объединиться против общего врага - Вашингтона. По их словам, США преднамеренно сталкивают «Аль-Каиду» и ИГИЛ. А группировка «Ансар ад-Дин» из Мали предложила разместить наблюдателей за соблюдением перемирия между ИГИЛ и другими джихадистскими группами [5]. Объединиться против общего врага и бороться с ним не только в регионе, а повсеместно призвал и амир созданной в сентябре 2014 г. «Аль-Каиды на Индийском субконтиненте» Усама Махмуд.

Еще какое-то время назад такое развитие событий невозможно было представить. Отношения между ИГИЛ и «АльКаидой» были сложные. «Исламское государство» стремительно набирало популярность по ряду причин. Во-первых, многочисленных сторонников ему обеспечило то, что ему удалось на деле показать: «ха-

22

• ••

Известия ДГПУ, №4, 2015

лифат» создать возможно. «Аль-Каида» же не в состоянии похвастаться тем, что контролирует определенную территорию. Во-вторых, играют свою роль политический и конфессиональный факторы: в Ираке и Сирии некоторые местные суннитские кланы поддерживают салафитов из ИГИЛ, выступая против шиитского (алавитского) засилья в руководстве стран. «Аль-Каиде» же, находящейся в Афганистане и Пакистане и рассчитывающей в первую очередь на эти регионы, приходится учитывать этнические особенности и клановую специфику этих государств, где ее боевики -меньшинство и чужакаки. Наконец, ИГИЛ обеспечило себе бесперебойные финансовые вливания.

Хватило лишь одного фактора - западного вмешательства без международной санкции, и появилась реальная перспектива сращивания «Аль-Каиды» с ИГИЛ, за чем может последовать и расширение международного террористического альянса при сложении конкурентных преимуществ орудующих в различных регионах группировок - от российского Северного Кавказа до Йемена. Перспектива крайне опасная, в том числе для нашей страны. Тревожный знак - поддержка инициативы о примирении «Джабхат ан-Нусры» и ИГИЛ со стороны лидера радикальной группировки «Имарат Кавказ» Абу Мухаммада ад-Дагестани. Более того, сращивание потенциалов «Аль-Каиды» и других группировок в результате тактического союза может дать возможность для экспансии салафитов на центрально-азиатские государства.

Терроризм мутировал. От тактики единовременных действий зачастую террори-стов-одиночек по запугиванию населения и «наказания» иностранцев, он перешел к четко выстроенной концепции исламистского тоталитаризма, строительства государства со всеми атрибутами. «Новый» терроризм бросает вызов государственности в регионе, ломая структуру национального суверенитета и размывая национальную идентичность стран Ближнего Востока [2].

Более того, тенденция сращивания терроризма с международной оргпреступностью, в первую очередь незаконным оборотом оружия и наркоторговлей, получила дополнительный импульс в результате западных интервенций в Ираке и Ливии и дестабилизации Сирии. Объединение джи-хадистов будет способствовать укреплению их потенциала из-за финансовой «замкнутости», самодостаточности, которую им дает освоение новых крайне доходных

преступных сфер. Существует и риск попадания оружия массового уничтожения в руки негосударственных субъектов, включая террористов, в рядах которых сегодня немало имеющих необходимое образование иракцев. Последствия могут быть катастрофическими. Все, что удастся захватить, все технологии и ресурсы джихадисты наверняка постараются интегрировать в процесс строительства такфиристского государства, «халифата», который формируют захваченные территории. Практически нет сомнений в том, что такой халифат, построенный на принципах страха и жесточайшей дисциплины, а также обеспеченный бесперебойным, не зависящим от спонсоров финансированием (нефть, оружие, наркотики и т. д.), будет жизнеспособен. По крайней мере, на территории, где он сможет заполнить вакуум, ставший результатом внешнего вмешательства.

В этих условиях остро стоит задача поистине коллективного противодействия джихадистской угрозе. Причем главным форматом, отвечающим глобальному характеру терроризма и задачам комплексной международной работы по противодействию ему, призвана оставаться ООН. Необходимы настойчивые, последовательные усилия всех игроков по выполнению глобальной контртеррористической стратегии ООН, решений ее Совета Безопасности, инициативное использование потенциала СБ, в том числе на таких актуальных направлениях, как пресечение финансирования терроризма и деятельности иностранных террористов-боевиков. Россия предложила провести в СБ ООН комплексное исследование глубинных причин возникновения джихадистских тенденций (до сих пор процесс формирования этих террористических организаций подавался весьма упрощенно и клишированно), а также продолжить развивать задачи противодействия набравшим особую силу террористическим группировкам - таким, как «Исламское государство» и «Джабхат ан-Нусра»», в том числе через устранение источников их финансирования. Западные члены СБ ООН не должны более блокировать инициативу России принять в Совете документ о недопустимости попадания компонентов химоружия на Ближнем Востоке и Северной Африке в руки негосударственных субъектов. Терроризм - угроза для всех. Он не знает границ. Трагедии с вооруженной атакой боевиков на Грозный в декабре 2014 г., с расстрелом в редакции французского сатирического французского еженедельника Charlie Hebdo, снятыми на пленку казнями боевиками «Исламского

Общественные и гуманитарные науки

23

• ••

государства», расстрел туристов в тунисском Сусе, теракты в мечетях в КСА и Кувейте в 2015 г., другие трагические события - печальные тому подтверждения.

Учитывая мощный объединительный потенциал контртеррористической тематики, можно сказать, что коллективная, честна, лишенная двойных стандартов работа принесет ощутимые результаты. Россия открыта к соответствующему взаимодействию с партнерами для того, чтобы защитить права человека и сделать мир безопаснее и стабильнее. Хочется надеяться на то, что здравый смысл восторжествует, и США проявят готовность к равноправному сотрудничеству в этой области. Стратегия «сдерживания» России (именно в связи с ней Вашингтон заморозил каналы контртеррористического взаимодействия с нашей страной) должна уйти в прошлое как нечто архаичное, не соответствующее сегодняшним реалиям глобализированного мира.

В этой связи можно надеяться на то, что российская инициатива о консолидации усилий мирового сообщества на платформе борьбы с «Исламским государством» и соответствующие принципиальные понимания, достигнутые недавно В.В. Путиным и Б. Обамой [4], станут катализатором сотрудничества региональных и междуна-

родных игроков по разрешению сирийского кризиса и по достижению более широкой цели - стабилизации ситуации в сфере безопасности на Ближнем Востоке.

Нынешние тенденции в международных отношениях, связанные с их демократизацией и формированием многополярности, будут способствовать объединению участников полицентричного мира вокруг борьбы с общими вызовами и угрозами миру и безопасности, первым среди которых, как можно предположить, станет терроризм.

Еще в конце лета 2014 г. в комиссии Палаты представителей по вооруженным силам Конгресса США состоялся закрытый брифинг, на котором выступили первый заместитель минобороны США Р. Уорк и зампредседателя ОКНШ Дж. Уин-нифелд. Они ознакомили конгрессменов с основными положениями пентагоновского плана по формированию отрядов «умеренной» сирийской вооруженной оппозиции, их оснащения оружием и снаряжением, а также подготовке кадров. Инициатива разработки соответствующей программы (на сумму 500 млн.долл.) была озвучена Б. Обамой еще в конце мая 2014 г. во время программного выступления по внешней политике в военной академии Вест-Пойнт.

Литература

1. Александров А. И. О развитии ситуации в Сирии / А. И.Александров // Институт Ближнего Востока (www.iimes.ru) 2. Ахмедов В. М. Иран и «Исламское государство»: диалектика взаимоотношений / В. М. Ахмедов, Л. М. Кулагина // Институт Ближнего Востока (www.iimes.ru) 3. Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С. В. Лаврова на открытой лекции по актуальным вопросам внешней политики Российской Федерации, Москва, 20 октября 2014 года // http://www.mid.ru

4. Ответы Министра иностранных дел России С. В. Лаврова на вопросы СМИ по итогам переговоров с Государственным секретарем США Дж.Керри, Вена, 30 июня 2015 г. // www.mid.ru 5. Шалдонский Д. Д. О возможном примирении между «Исламским государством» и аффилированными с «Аль-каидой» группировками / Д. Д. Шалдонский // Институт Ближнего Востока (www.iimes.ru) 6. Fukuyama F. Friendless Obama Needs Middle Eastern Allies Of Convenience / F. Fukuyama // Financial Times. 2014, 24, September. 7. Interview with Mohammad-Mahmoud Ould Mohamedou - the links between Al-Qaeda and the Islamic State. 25/06/2015 // http://www.lesclesdumoyenorient.com/Interview-with-Mohammad-

Mahmoud.html 8. Meeting of Senior Officials of the 'London 11' Core Group of the Friends of Syria, 10 November 2014. Foreign & Commonwealth Office // https://www.gov.uk/government/publications/ meet-ing-of-senior-officials-of-the-london-11-core-group-of-the-friends-of-syria-10-november-2014 9. Rule of Terror: Living under ISIS in Syria. Report of the Independent International Commission of Inquiry on the Syrian Arab Republic. 2014, 14, November http://www.ohchr.org/Documents/HRBodies/HRCouncil/ CoISyr-ia/HRC_CRP_ISIS_14Nov2014.pdf 10. Under Sec of State Dr Sarah Sewall is in Geneva speaking on US efforts to counter violent extremism: "We see # terrorist groups responding to military force by dispersing and re-grouping" @ civsecatstate #GCERFlive # GCSPDiscussion // https: //twitter.com / The GCSP/ status/ 610396823015026689 References

1. Alexandrov A. I. On the situation in Syria / A. I. Alexandrov // Institute for Middle East studies (www.iimes.ru) 2. Akhmedov V. M. Iran and the "Islamic state": a dialectic of relations / V. M. Akhmedov, L. M. Kulagina // Institute for Middle East studies (www.iimes.ru) 3. Sergey Lavrov's, the Minister's of foreign Affairs of Russia speech and answers to the questions at the open lecture on topical issues of Russian foreign policy, Moscow, 20 October 2014 // http://www.mid.ru 4. Answers of S. V. Lavrov, Russian Minister of Foreign Affairs of Russia to mass media questions on results of talks with U.S. Secretary of State

24

• ••

Известия ДГПУ, №4, 2015

J. Kerry, Vienna, June 30, 2015. // www.mid.ru 5. Shandonsky D. D. About a possible reconciliation between Islamic state and groups affiliated with "al-Qaeda" / D. D. Shandonsky // Institute for Middle East studies (www.iimes.ru) 6. Fukuyama F. Friendless Obama Needs Middle Eastern Allies Of Convenience /

F. Fukuyama // Financial Times. 2014, 24, September. 7. Interview with Mohammad-Mahmoud Ould Mo-hamedou - the links between Al-Qaeda and the Islamic State. 25/06/2015 //

http://www.lesclesdumoyenorient.com/Interview-with-Mohammad-Mahmoud.html 8. Meeting of Senior Officials of the 'London 11' Core Group of the Friends of Syria, 10 November 2014. Foreign & Commonwealth Office // https://www.gov.uk/government/publications/meeting-of-senior-officials-of-the-london-11-core-group-of-the-friends-of-syria-10-november-2014 9. Rule of Terror: Living under ISIS in Syria. Report of the Independent International Commission of Inquiry on the Syrian Arab Republic. 2014, 14, November http://www.ohchr.org/Documents/HRBodies/HRCouncil/CoISyria/HRC_CRP_ISIS_14Nov2014.pdf. 10. Under Sec of State Dr Sarah Sewall is in Geneva speaking on US efforts to counter violent extremism: "We see # terrorist groups responding to military force by dispersing and re-grouping" @ civse-catstate #GCERFlive #GCSPDiscussion // https://twitter.com/TheGCSP/status/ 6103 96823015026689 Literatura

1. Aleksandrov A. I. O razvitii situacii v Sirii / A. I. Aleksandrov // Institut Blizhnego Vostoka (www.iimes.ru)

2. Ahmedov V. M. Iran i «Islamskoe gosudarstvo»: dialektika vzaimootnoshenij / V. M. Ahmedov, L. M. Ku-

lagina // Institut Blizhnego Vostoka (www.iimes.ru) 3. Vystuplenie i otvety na voprosy Ministra inostrannyh del Rossii S. V. Lavrova na otkrytoj lekcii po aktual'nym voprosam vneshnej politiki Rossijskoj Federacii, Moskva, 20 oktjabrja 2014 goda // http://www.mid.ru 4. Otvety Ministra inostrannyh del Rossii S. V. Lavrova na voprosy SMI po itogam peregovorov s Gosudarstvennym sekretarem SShA Dzh. Kerri, Vena, 30 ijunja 2015 g. // www.mid.ru 5. Shaldonskij D. D. O vozmozhnom primirenii mezhdu «Islamskim gosudar-stvom» i affilirovannymi s «Al'-kaidoj» gruppirovkami / D. D. Shaldonskij // Institut Blizhnego Vostoka (www.iimes.ru) 6. Fukuyama F. Friendless Obama Needs Middle Eastern Allies Of Convenience / F. Fukuyama // Financial Times. 2014, 24, September. 7. Interview with Mohammad-Mahmoud Ould Moham-edou - the links between Al-Qaeda and the Islamic State. 25/06/2015 // http://www. lesclesdumoy-enorient.com/Interview-with-Mohammad-Mahmoud.html 8. Meeting of Senior Officials of the 'London 11' Core Group of the Friends of Syria, 10 November 2014. Foreign & Commonwealth Office // https://www.gov.uk/government/publications/meeting-of-senior-officials-of-the-london-11-core-group-of-the-friends-of-syria-10-november-2014 9. Rule of Terror: Living under ISIS in Syria. Report of the Independent International Commission of Inquiry on the Syrian Arab Republic. 2014, 14, November

http://www.ohchr.org/Documents/HRBodies/HRCouncil/CoISyria/HRC_CRP_ISIS_14Nov2014.pdf 10. Under Sec of State Dr Sarah Sewall is in Geneva speaking on US efforts to counter violent extremism: "We see #terrorist groups responding to military force by dispersing and re-grouping" @ civse-catstate #GCERFlive #GCSPDiscussion // https: //twitter.com/The GCSP/status/ 610396823015026689

Статья поступила в редакцию 15.06.2015

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.