Научная статья на тему 'Терроризм: исторический путь и подлинная природа'

Терроризм: исторический путь и подлинная природа Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
292
52
Поделиться
Ключевые слова
ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ТЕРРОРИЗМА / HISTORICAL ASPECT OF TERRORISM / ТЕРРОРИЗМ / TERRORISM / ТЕРРОР / TERROR / ИДЕОЛОГИЯ / IDEOLOGY / ТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ / TERRORIST ACTIVITY / ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЙ АКТ / TERRORIST ORGANIZATIONS / ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ / ПРИЧИНЫ ТЕРРОРИЗМА / TERRORISM REASONS / МЕЖДУНАРОДНЫЙ ТЕРРОРИЗМ / INTERNATIONAL TERRORISM / ACT OF TERRORISM

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Медов М.У.

Рассматривается история развития терроризма в мире, ее сущность и подлинная природа. Анализируются труды ученых, занимающихся данной проблематикой с учетом современных обстоятельств угрозы терроризма.

Terrorism: the historical path and the true nature

The history of development of terrorism in the world its essence and the original nature is considered. Analyzed works of the scientists who are engaged in this perspective taking into account modern circumstances of threat of terrorism.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Терроризм: исторический путь и подлинная природа»

УДК 343.326 ББК 67.308

ТЕРРОРИЗМ: ИСТОРИЧЕСКИЙ ПУТЬ И ПОДЛИННАЯ ПРИРОДА

МУСА УМАТГИРЕЕВИЧ МЕДОВ,

генерал-майор полиции E-mail: musa.medov@yandex.ru Научная специальность 12.00.08 — уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право Рецензент: доктор юридических наук, профессор А.А. Магомедов

Citation-индекс в электронной библиотеке НИИОН

Аннотация. Рассматривается история развития терроризма в мире, ее сущность и подлинная природа. Анализируются труды ученых, занимающихся данной проблематикой с учетом современных обстоятельств угрозы терроризма.

Ключевые слова: исторический аспект терроризма, терроризм, террор, идеология, террористическая деятельность, террористический акт, террористические организации, причины терроризма, международный терроризм.

Аnnotation. The history of development of terrorism in the world its essence and the original nature is considered. Analyzed works of the scientists who are engaged in this perspective taking into account modern circumstances of threat of terrorism.

Keywords: historical aspect of terrorism, terrorism, terror, ideology, terrorist activity, act of terrorism, terrorist organizations, terrorism reasons, international terrorism.

В научной литературе, посвященной проблемам терроризма, имеют место дискуссии о том, когда данный феномен возник в мировой истории. При этом в ней получили обоснования две крайние позиции. Согласно первой, терроризм возник с появлением цивилизации в качестве инструмента идейно-политической борьбы конкретных групп людей за власть выживание и сохранение своей этнокультурной самобытности. Вторая позиция связана с определением возникновения терроризма как идейно-политического и этнокультурного компонента социально-группового сопротивления в начале XIX в. Достаточно подробно и конкретно обе эти точки зрения освещены в работах российского специалиста по истории терроризма О.В. Будницкого1.

По результатам исследования О.В. Будницкого, одни историки и политологи приравнивают к терроризму любое политическое убийство и находят истоки терроризма в античных временах и даже в более ранних; другие ученые полагают, что терроризм возник в конце IX в.; третьи - возводят его истоки к специфической исламской традиции 1Х-Х11 вв.; четвертые -связывают происхождение современного терроризма с эпохой постнапалеоновской Реформации. Как полагает сам О.В. Будницкий, представляется справедливым мнение историков, относящих возникновение явления, именуемого терроризм, к последней трети XIX века... Возникновение революционного терро-

ризма современники событий относят к рубежу 70-80-х годов девятнадцатого века, справедливо усмотрев в нем явление новое и не имеющее аналогов. Разумеется, политические убийства практиковались в Европе и ранее. Однако говорить о соединении идеологии, организации и действий - причем носящем публичный характер - мы можем говорить лишь применительно к последней трети XIX в. В это время террор становится системой действий религиозных организаций в нескольких странах найдя свое воплощение в борьбе «Народной воли» (хотя сами народовольцы не рассматривали свою организацию как исключительно или даже преимущественно террористическую)2.

В целом, соглашаясь с такой позицией О.В. Будницкого, мы, как и иные авторы3, признаем, что идейные истоки современного терроризма, по крайней мере, в ряде типичных исторических примеров, могут быть обнаружены и в более ранние эпохи. Поэтому мы в историческом аспекте нашей темы затрагиваем практически все эпохи развития цивилизации.

Терроризм, в разных своих направлениях, оставил след в истории не только России, но и других стран. Западные военные стратеги часто ссылаются на терроризм и контртерроризм, как на основные компоненты асимметричных боевых действий, войны четвертого поколения, боевых действий низкой интенсивности и невоенных операций. Фактически, терроризм - одна из наиболее старых форм боевых действий - является

смертоносной тактикой государств, революционных мятежников, международной организованной преступности, а в последнее время и, религиозных фанатиков.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Некоторые авторы ссылаются на терроризм, как на «оружие слабых». Между тем, терроризм, особенно, исходящий от государства, может быть «оружием сильных». Современный пример - Ирак времен Саддама Хуссейна. Терроризм в историческом аспекте - это оружие сильных, а не слабых, и правительства используют его против собственных граждан - чтобы удержать политическую власть, подавить борьбу за права человека, обуздать население после аннексии. По этому определению действие Южноафриканского режима, имевшее место в свое время, в защиту апартеида или «грязная войны в Аргентине в 1970-е годы вполне могут быть квалифицированы как терроризм»4.

Термин «терроризм» уходит своими корнями во времена Французской революции. Режим революционного террора во Франции 1793-1794гг. представлял собой систематические попытки выявления изменников и отправления их на гильотину. Согласно Оксфордского словаря английского языка - Oxford English Dictionary (OED) - в английском языке термины «терроризм» и «террористы» впервые были использованы в 1795 году для обозначения террора имевшего место в революционный Франции5. Поначалу насилие, или террор, обозначали как позитивное явление, ибо он был направлен против подрывных элементов и инакомыслящих, которых режим, пришедший во Франции в результате революции на смену монархии, считал врагами народа. Насилие росло, и, в конце концов, на гильотину был отправлен один из лидеров революции Робеспьер, а вместе с ним еще и 40 тысяч человек -вот, что представляла собой эпоха террора во Франции. Вскоре англичанин Эдмунд Берке, решительно критиковавший революцию, охарактеризовал сторонников французской революции, как террористов.

Исторически, практика терроризма, по свидетельству многих ученых, восходит к первому веку, когда группы евреев в I в. от рождества Христова в Иудее, противостоящих игу Рима, при большом скоплении народа перерезала кинжалами «sica» глотки римским оккупантам и их сподвижникам. Эти убийцы которых называли «sicarri», нападали также на богатых иудеев и похищали их слуг с целью получить выкуп. Сикарии принадлежали к группе, известной как зелоты, которые стремились положить конец римской оккупации. Термин «зелот» идет от названия этого движения.

Позднее, в Индии XV в., представители культа «thuggee»6 проводили ритуальное удушение своих жертв, имея ввиду жертвоприношение индуистской богине Кали.

Русский революционер-анархист Михаил Бакунин в своей работе «Принципы революции», выпущенной в 1869 г. Писал, что навести порядок в царской России можно только с помощью террора, осуществлять который будут отдельные лица или небольшие груп-

пы. Другие авторы XIX в., понятие «террорист» стали напрямую связывать со стратегией политического убийства. В России конца XIX в. целый ряд взрывов и убийств было совершенно организацией Народная воля. Объектом ее посягательств были царь, царская семья и другие высокопоставленные чиновники, которые, на взгляд народовольцев, воплощали прогнивший режим7.

Как справедливо отмечает О.В. Будницкий, «...в переходе народников от пропаганды к террору в конце 1870-х годов решающую роль.сыграли факторы не логического, а скорее психологического порядка. Настроение революционеров, отчаявшихся вызвать какое-либо движение в народе, толкало их к более решительным действиям...Народовольцы, признавшись в безрезультативности пропаганды в крестьянстве, стыдливо объявили террор одним из пунктов своей программы8.

Еще в конце XIX в. в России у декабристов были и другие планы. Так, их представитель А.И. Якубович, готовый убить императора, предлагал отворить кабаки для черни, напоить солдат и мужиков, а затем направить эту толпу на Зимний и на разграбление богатых кварталов Петербурга. В случае же неудачи он советовал использовать вариант поджога столицы. До Февральской революции начала XX в. Члены боевой организации эсеров и террористы других партий убили премьер-министра России (П.А. Столыпина), двух министров МВД, 33 генерал-губернатора, губернаторов и вице-губернаторов, 16 градоначальников. Всего было совершено 263 кровавых акта9.

Систематизировав российскую историю XIX в. А. Гейфман, указывает, что только за период с 18941917 гг. Руками террористов самых разных толков было совершенно около 21 000 покушений, причем 17 000 из них имели смертельный исход, что «...почти вдвое превышает число террористических актов во всем мире в пресловутые годы разгула терроризма 60-х - середины 70-х гг. XX в. И ведь современные экстремисты взрывают сразу самолет или гостиницу, а террористы в начале века поодиночке отстреливали «идейных противников», - пишет А. Гейфман10.

Если подробно рассматривать историю революционного террора в России, то прослеживается, что власть, как правило, всегда опаздывала с адекватными мерами противодействия ему, проигрывала террористам, проявляла поразительное благодушие и терпимость. По свидетельству историков, благородство и честь не позволили царскому правительству того времени запятнать свое имя политическими преступлениями.

П.И. Новгородцев писал: «Политическое миросозерцание русской интеллигенции сложилось не под влиянием государственного либерализма Б.Н. Чичерина, а под воздействием народнического анархизма Бакунина. Определяющим началом было здесь не уважение к историческим задачам власти и государства, а вера в созидательную силу революции и в творче-

ство народных масс»11. Подобные же оценки правосознания российской интеллигенции содержатся в трудах И.А. Ильина12, В.А. Маклакова13, П.Б. Струве14, И.А. Покровского 15 и др.

В конце XIX - начале XX в. в России была развязана самая настоящая террористическая война. Историческая традиция терроризма, проявила себя в деятельности радиальных политических групп и движений царской России в XIX - начале XX вв.16, межэтнических конфликтах, так называемых еврейских погромах17, в исторических формах этнорелигиозного экстремизма на Северном Кавказе, имевшего место в ходе Кавказской войны и после ее завершения18, а также в практике государственного терроризма в Советской России после 1975 г.19 «Жизнеспособность» терроризма в России объяснялась не только тем, что он оказывался временами единственным возможным средством борьбы революционной интеллигенции за осуществление своих целей. Терроризм оказался наиболее эффективным средством борьбы при ограниченности сил и средств. Катастрофические события 1917 г. продемонстрировали возможность очень быстрого распространения насилия при благоприятных обсто-ятельствах»20. При этом по мнению О.В. Будницкого: «Государственный терроризм, унесший 1917 г. миллионы жизней имеет генетическую связь с терроризмом дореволюционным - как лево- и правоэкстремистски-ми, так и правительственными. И если мы хотим понять каким образом политические убийства государством своих граждан стали нормой на десятилетия, необходимо обратиться к идейным истокам политического экстремизма в истории России»21.

Со времен «Народной воли» «терроризм становится постоянным фактором общественной жизни во многих странах. Помимо боевиков-народовольцев его характерными представителями являются радикальные националисты в Ирландии, Македонии, Сербии и Армении (Турецкой), анархисты во Франции 90-х г. XIX в., а также аналогичные группы в Италии, Испании и США. До Первой мировой терроризм считался орудием левых движений (главная заслуга в этом, конечно, принадлежит партии социалистов-революционеров), хотя на деле к нему часто прибегали индивидуалисты и националисты несоциалистических ориентаций (например, «Черная сотня» в России)»22.

Если мы обратимся к истории других стран, то увидим, что с конца XIX - начала XX вв. акты террористической направленности, не менее часто, чем российские сотрясали и зарубежные государства. Так, к концу XIX в. анархист с бомбой, исповедующий идею «пропаганды делом», стал олицетворять террориста. Таким образом, установилась связь между анархизмом и терроризмом, которая и по сей день актуальна для понимания терроризма, как идеологии.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Как показала история: «После Первой мировой войны терроризм использовали главным образом правые и нацаонал-сепаратистские движения (хорватские усташи, фашистские движения в Германии, Франции,

Венгрии, «Железная гвардия» в Румынии). В числе известных террористических акций того времени убийства К. Либкнехта и Р. Люксембург в 1919 г. В 1922 г. Членами террористической организации «Консул» убит министр иностранных дел Германии Рате-кау, подписавший Рапалльский договор с Советской Россией. Убиты югославский король Александр, французский премьер-министр Ж.Л. Барту»23.

После Первой мировой войны терроризм использовали в основном нацаонал-сепаратистские движения и фашистские движения в Испании, Германии, Италии, Франции, Венгрии, Хорватии, «Железная гвардия» в Румынии24, Австрии, Болгарии, Китае, Португалии. Этот террор отличался, как правило, своим индивидуално-адресным подходом к выбору объекта по сягательства.

Пришедшие к власти в ряде Европейских государств перед Второй мировой войной фашисты использовали террор как один из способов управления обществом и борьбы с оппозицией.

По завершению второй мировой войны терроризм, «силовые методы решения социально-политических конфликтов получают новый импульс»25. Терроризм превращается в осознанную тактику противодействия властям для националистических групп на Ближнем Востоке, в Северной Африке и Азии, где была борьба за независимость. В аграрных обществах, таких как Китай и Индокитай (в частности, Мао Цзе Дун в Китае) использовали терроризм как средство ведения партизанской войны26. В Палестине и на Кипре имели место более традиционные террористические акты. Некоторые из национальных политических группировок отдельных стран в большей степени добились успеха благодаря насилию - они ориентировались на стратегию, которая серьезно повлияла на споры вокруг применения насилия. Террористы, ставшие лидерами в странах Третьего мира, утверждали, что их борьба против колониального гнета - это не терроризм, а классическая праведная война, которую ведут истинные борцы за свободу. Эту идею активно продвигал Франц Фанон в своей работе, написанной в 1962 г., The Wretched of the Earth (Земные страдальцы)27. Фанон утверждал, что колонизированные народы должны сбросить своих правителей, и это будет «коллективный катарсис» насилия28. Его книга оправдывала связь между насилием и освободительным движением, идея которой возникла в конце Х1Хв.29

В XX в., в отличие от XIX в., когда терроризм существовал в основном в рамках национальных границ и не представлял реальной угрозы международным отношениям, такая угроза начинает заявлять о себе, хотя и эпизодически (здесь можно вспомнить события, спровоцировавшие Первую и Вторую мировые войны)30. Во время Второй мировой войны терроризм в массовом порядке проникает за национальные границы на международную арену. Его стали использовать как способ ведения военных действий, наведения порядка на оккупированных землях. Вслед за этим по-

сле Второй мировой войны явившаяся, впрочем, как и предшествующая Первая мировая война, катализатором терроризма, последний стал особенно быстро развиваться в новых рамках, рождаясь в одной стране, перескакивая в другую и обретая самые различные формы - начиная с убийств и подкладки бомб в помещениях прогрессивных организаций и заканчивая похищениями дипломатов, захватами заложников и угонами самолетов31.

В это же время стали заявлять о себе организации, пропагандирующие терроризм и использующие исключительно террористические методы борьбы для ниспровержения не угодных или политических режимов или осуществления социального переустройства общества. Террористические акты совершают специально подготовленные члены таких организаций или наемники. При этом особый упор делается на популяризацию терроризма через средства массовой информации.

Кроме того, в последнее время терроризм все чаще стал себя проявлять как один из главных инструментов разрешения конфликтов националистического толка. Он уже, не всегда направлен против политиков, общественных деятелей и военных, и в меньшей мере является выборочным. Появляются различные его формы - с религиозной мотивировкой, идеологически-криминальной мотивировкой (например, связанные с наркотрафиком). Все это, сильно отличает терроризм XX в. От терроризма XIX в., и в новых условиях обобщать различные проявления терроризма становится труднее, чем в XIX в., а порой - и невозможно.

Мишенями террористов XIX в., как правило, выступали цари, министры и генералы. Со второй половины XX в. особенно в этническом терроризме, акты насилия перестали носить нацеленный характер.

В 1990-е г. возникает новый фактор, с годами ставший самым серьезным на карте международного терроризма - религиозный, связанный прежде всего с исламистами. Конечно, он имел место и ранее, например, в Алжире, но в некоторых случаях на него не обращали большого внимания, а в других случаях (Кашмир, Палестина) считалось, что террористические группы исламистов носят скорее местный и националистический, нежели религиозный характер. Кстати, конфликты в Кашмире и Палестине первоначально были националистическими, однако в последствии переросли в религиозно-политические, то есть, в исламистские.

Нынешнее поколение террористов разделяет фанатизм, который демонстрируют члены группы Хамас и Игил.

В начале 1990-х гг. стало очевидным, что «международные террористические организации все чаще используются в интересах западных корпорации, в качестве эффективного средства раздела сфер экономического влияния, конкурентной борьбы за территории, богатые углеводородами и другими стратегически важными природными ресурсами»32.

Произошедшее к концу ХХ в. размывание границ между внутригосударственным и международным

терроризмом натолкнули отдельных авторов на мысль, что в современном мире появился новый вид терроризма - супертерроризм (или мегатерроризм) и имеет место «размывание» границ политически мотивированного терроризма.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Таким образом, терроризм на своем новом этапе развития приобрел новое содержание. В руках криминальных сообществ терроризм стал инструментом насильственного изменения существующего устройства мира, общества, экономических отношений, норм морали и нравственности. Терроризм представляет ныне угрозу международному миру и безопасности, развитию дружественных отношений между государствами, территориальной целостности, политической, экономической и социальной стабильности, как в России, так и за рубежом, а также осуществлению основных прав и свобод человека. «Особенность нынешнего времени состоит в том, что террор сегодня применяется не против одного или нескольких государств, а против всей системы мирового устройства. А если быть предельно точным - против всей современной цивилизации. Поэтому термин «международные терроризм» более точно определяет международный характер угрозы»33.

Необходимо согласиться, что: «Современный терроризм - не только и столько результат деятельности «злодеев-террористов» или недоработка спецслужб, а органичный составной элемент современной политики и современной войны. Вооруженное насилие, не ограниченное ни географическими рамками, ни какими-либо нормами, дает возможность рассматривать терроризм как новый вид экономически дешевой войны. И это действительно война, только война засад, а не сражений; инфильтрации, а не агрессии; это стремление к победе путем истощения и дезорганизации противника вместо втягивания его в открытую войну, влекущую многочисленные жертвы и экономический урон для обеих воюющих сторон. В ближневосточном регионе - это священная война, консолидирующая всех арабских террористов. Для развитых стран - это война по обеспечению геополитических интересов, позволяющая паразитировать на невзгодах слаборазвитых и малочисленных народов»34.

1 Будницкий О.В. Терроризм в Российском освободительном движении: идеология, этика, психология. М., 2000г.; Он же. Терроризм глазами историка: идеология терроризма. // Вопросы философии. 2004. № 5. С. 3-19.

2 Будницкий О.В. Терроризм глазами историка: идеология терроризма. // Вопросы философии. 2004. № 5. С. 7.

3 Marsella A.J. Reflections on international terrorism: issues, concepts, and directions. // Understanding terrorism: Psychological roots consequences and interventions / F. Moghaddam and A. Marsella (Eds.). Washington. D.C.: American Psychological Association, 2004. P. 11-47; Соснин В.А., Нестик Т.А. Современный терроризм: Социально-психологический анализ. М.: Издательство «Институт психологии РАН», 2008. С. 16.

4 http://lib.rus.ec/b/228654/read

5 Oxford English dictionary. В 13 т. 1933. Т. 12. С. 352.

6 Слово «thuggee» и современное слово «thug» происходят от индуистского слова «thag», которое обозначало бандитов с большой дороги.

7 КинжибаевД.Р. Политический терроризм при Александре II. Причины и последствия (историко-правовой анализ) // История государства и права. 2008. № 16. С. 20.

8Будницкий О.В. Указ. соч. С. 15-16.

9 Московский комсомолец № 110 от 29 мая 2012 г.

10БасецкийИ.И., Безлюдов О.А., ЛегенченкоН.А. Организованная преступность: опыт теоретико - правового осмысления и поиска адекватных средств противодействия. Минск: Академия МВД Республики Беларусь, 1997.

11 Бердяев Н. Кошмар злого добра//Орган русской религиозной мысли. Кн. 1 (1-6). М., 1992. С. 469.

12Ильин И.А. О сущности правосознания // Вестник права. 1917. № 1; С.165

13Маклаков В.А. Речи судебные, думские и публичные лекции 1904-1926 гг. Париж, 1949.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

14 Струве П.Б. Patriotica. СПб., 1908.

15 Покровский И.А. Перуново заклятие // Из глубины. М., 1991. С. 264-265.

16 Будницкий О.В. Терроризм в российском освободительном движении: идеология, этика, психология. М., 2000. С. 3-19.

17 Кожинов В.В. Россия: Век XX-ый , 1903-1939. Опыт беспристрастного исследования. М.: Алгоритм, С. 200.

18 Добаев И.П. Политические институты исламского мира: идеология и практика. Ростов-на-Дону: СКНЦ ВШ, 2001. С. 13-58.

19 Соснин В.А., Нестик Т.А. Современный терроризм: Со-

циально-психологический анализ. М.: Издательство «Институт психологии РАН», 2008. С. 31

20 Там же. С. 19.

21 Будницкий О.В. Указ. соч.; его же Терроризм глазами историка: идеология терроризма// Вопросы философии. 2004. № 5. С. 19.

22 Горбунов К.Г. Терроризм: История и современность. Социально-психологическое исследование. М.: Форум, 2012. С. 16.

23 Горбунов К.Г. Указ. соч. С. 16.

24 Лакер У. Терроризм. Лондон. 1977. С. 37.

25 Горбунов К.Г. Указ. соч. С. 16.

26 Ковалев Э.В., Малышев В.В. Террор: вдохновители и исполнители. М., 1984. С. 130

27 Баженов А. Вдохновители террора: литература раскрывает тайны терроризма // Молодая гвардия. 2005. № 10. С. 159.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

28 См.: УоддисД. «Новые» теории революции: Критический анализ взглядов Ф. Фанона, Р. Дебре., Г. Маркузе / Пер. с англ. Общ. ред. и предисл. Ю.А. Красина. М.: Прогресс, 1975, С. 521.

29 Laqueur, Walter. A History of Terrorism. New York: Transaction Publishers, 2001. S. 74-75.

30 Красиков А.А. Терроризм и западное христианство // Терроризм и религия. М., 2005. С. 43-44.

31 КарпецИ.И. Преступное сообщество. М., 1983. С.14.

32 ГорбуновЮ.С. Указ. соч. С. 45.

33 Тодуа З. Экспансия исламистов на Кавказе и в Центральной Азии. М., 2005. С. 7.

34 Дикаев С.У. Террор, терроризм и преступления террористического характера (криминологическое и уголовно-правовое исследование): СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2006, С. 181.

Философия

Общий курс

, Учебник 4-е издание

Д.И._ Грядовой

Грядовой Дмитрий Иосифович.

Философия. Общий курс: учебник для студентов вузов / Д.И. Грядовой. 4-е изд., перераб. и доп. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2014. 463 с.

Дается содержательная характеристика основных разделов философского знания. Философские идеи, концепции, теории рассматриваются посредством их систематизации в наглядном и удобном для читателя виде.

Учебник позволит студентам в предельно сжатые сроки систематизировать и конкретизировать знания, приобретенные в процессе изучения философии; сосредоточить свое внимание на основных понятиях и категориях, их специфике и особенностях; сформулировать примерный план ответов на возможные экзаменационные вопросы.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Для студентов высших учебных заведений, а также для аспирантов и соискателей, изучающих дисциплину «История и философия науки».