Научная статья на тему 'Терроризм и экстремизм: соотношение понятий'

Терроризм и экстремизм: соотношение понятий Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
241
24
Поделиться
Ключевые слова
ТЕРРОРИЗМ / ЭКСТРЕМИЗМ / ТЕРРОР / ИДЕОЛОГИЯ / МЕТОД НАСИЛИЯ И УГРОЗ / TERRORISM / EXTREMISM / TERROR / IDEOLOGY / METHOD OF VIOLENCE AND THREATS

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Кулешова Галина Петровна

Актуальность и цели. Терроризм и экстремизм это опасности сегодняшнего дня. Они ставят под угрозу основы государства и общества, а также основные права и свободы человека. Угрожающие масштабы этих негативных социальных явлений ставят на повестку дня задачи оптимизации борьбы с ними. Необходимая для этого стратегия нуждается в четкости определения своего предмета, т.е. того, что такое терроризм и что такое экстремизм и насколько полно существующие законодательные их определения отображают данные явления. В связи с этим целью данной статьи является анализ терроризма и экстремизма как негативных социальных явлений и их соотнесение с тем, как они определены в действующем законодательстве. Материалы и методы. Достижение поставленной цели стало возможным в результате анализа соответствующего законодательства, а также высказанных в ходе многочисленных дискуссий мнений относительно проблем, связанных с определением стратегии борьбы с терроризмом и экстремизмом. При этом использовался формально-юридический метод, предполагающий анализ структуры соответствующих норм и их сопоставление. Также широко использовался исторический и формально-логические методы. Выводы. Эффективная стратегия борьбы с терроризмом и экстремизмом предполагает необходимость уточнения целого ряда ключевых понятий. Это позволит более четко определить предмет и цели такой стратегии.

TERRORISM AND EXTREMISM: CORRELATION OF THE CONCEPTS

Background. Terrorism and extremism are the threat of today. They endanger the foundations of the state and society and the basic rights and freedoms of the individual. Rampant as they are, these negative social phenomena put the problem of optimizing the struggle against them on the agenda. It is necessary to elaborate a strategy that woul clearly define its object, i.e. what terrorism and extremism are and the extent to which the existing legislation reflects these phenomena. In this regard, the purpose of this article is to analyze terrorism and extremism as negative social phenomena and their correlation to the way they are defined in the legislation. Materials and methods. The research goal has been achieved through analyzing the relevant legislation, and also views expressed in numerous conversations and discussions associated with the determination of the strategy against terrorism and extremism. At the same time, the author used the formal legal method that analyses the structure of rules and their mapping, as well as widely used historical and formal logical methods. Conclusions. An effective strategy of struggle against terrorism and extremism presupposes a necessity to clarify a number of key concepts. This will allow to define the object and purpose of such a strategy.

Текст научной работы на тему «Терроризм и экстремизм: соотношение понятий»

УДК 343.9

DOI: 10.21685/2072-3016-2017-3-2

Г. П. Кулешова

ТЕРРОРИЗМ И ЭКСТРЕМИЗМ: СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ

Аннотация.

Актуальность и цели. Терроризм и экстремизм - это опасности сегодняшнего дня. Они ставят под угрозу основы государства и общества, а также основные права и свободы человека. Угрожающие масштабы этих негативных социальных явлений ставят на повестку дня задачи оптимизации борьбы с ними. Необходимая для этого стратегия нуждается в четкости определения своего предмета, т.е. того, что такое терроризм и что такое экстремизм и насколько полно существующие законодательные их определения отображают данные явления. В связи с этим целью данной статьи является анализ терроризма и экстремизма как негативных социальных явлений и их соотнесение с тем, как они определены в действующем законодательстве.

Материалы и методы. Достижение поставленной цели стало возможным в результате анализа соответствующего законодательства, а также высказанных в ходе многочисленных дискуссий мнений относительно проблем, связанных с определением стратегии борьбы с терроризмом и экстремизмом. При этом использовался формально-юридический метод, предполагающий анализ структуры соответствующих норм и их сопоставление. Также широко использовался исторический и формально-логические методы.

Выводы. Эффективная стратегия борьбы с терроризмом и экстремизмом предполагает необходимость уточнения целого ряда ключевых понятий. Это позволит более четко определить предмет и цели такой стратегии.

Ключевые слова: терроризм, экстремизм, террор, идеология, метод насилия и угроз.

G. P. Kuleshova

TERRORISM AND EXTREMISM: CORRELATION OF THE CONCEPTS

Abstract.

Background. Terrorism and extremism are the threat of today. They endanger the foundations of the state and society and the basic rights and freedoms of the individual. Rampant as they are, these negative social phenomena put the problem of optimizing the struggle against them on the agenda. It is necessary to elaborate a strategy that woul clearly define its object, i.e. what terrorism and extremism are and the extent to which the existing legislation reflects these phenomena. In this regard, the purpose of this article is to analyze terrorism and extremism as negative social phenomena and their correlation to the way they are defined in the legislation.

Materials and methods. The research goal has been achieved through analyzing the relevant legislation, and also views expressed in numerous conversations and discussions associated with the determination of the strategy against terrorism and extremism. At the same time, the author used the formal legal method that analyses the structure of rules and their mapping, as well as widely used historical and formal logical methods.

Conclusions. An effective strategy of struggle against terrorism and extremism presupposes a necessity to clarify a number of key concepts. This will allow to define the object and purpose of such a strategy.

Key words: terrorism, extremism, terror, ideology, method of violence and threats.

Для того, чтобы создать эффективную стратегию, необходимо определить стоящие перед ней задачи. При этом от четкости определения данных задач во многом зависит то, насколько успешной будет сформулированная на их основе стратегия. В связи с этим значимой является адекватность терминов тем явлениям, которые существуют в действительности. Адекватность -это одно из наиболее значимых условий успеха соответствующей стратегии. Она предполагает, во-первых, соответствие положений, на которых строится соответствующая стратегия, той действительности, которая существует, во-вторых, соответствие планируемых для использования средств поставленным целям и, в-третьих, соответствие поставленных целей тем средствам, которые имеются в соответствующем арсенале тех, кто их собирается использовать. Но все, как видно, начинается с выработки исходных положений, формулирование которых возможно только при наличии четкой, желательно однозначно передающей смысл терминологии.

Именно поэтому терминология, ее четкость и однозначность имеют существенное значение для выработки стратегии борьбы с терроризмом и его многочисленными проявлениями. Спор о терминах в данном случае далек от какой бы то ни было схоластики, поскольку от него зависит определение предмета деятельности и предмета соответствующей стратегии. Данная терминология, как представляется, по-прежнему требует своего уточнения, несмотря на то, что имеет свое законодательное закрепление. В частности, один из основных терминов - «терроризм». Он определен в п. 1 ст. 3 Федерального закона от 06.03.2006 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму», однако это нисколько не снимает массу вопросов, относящихся к данному термину. Так, предлагаемое названной нормой понимание этого термина вовсе не вписывается в ту традицию трактовки терроризма, которая сложилась как в науке, так и в практике. Данная норма предлагает понимать терроризм как идеологию. Однако традиционно терроризм рассматривается как метод или система методов, которые используются для реализации каких-либо положений, составляющих определенную идеологию. Терроризм, безусловно, имеет отношение к идеологии, но лишь как вполне определенное средство, инструмент, использование которого, по мнению носителей соответствующей идеологии, способствует реализации отдельных идей или взглядов (а то и всей их системы).

Наиболее устоявшимся является представление о том, что идеология -это вполне определенная система взглядов и идей, в которых отображается восприятие определенной группой людей окружающей действительности (по преимуществу социальной), а также их отношение к этой действительности, интересы, цели, намерения и умонастроения. В идеологии могут отображаться интересы как больших, так и малых социальных групп. Как правило, сосуществует не одна, а несколько идеологий, даже в том случае, если господствующей провозглашается только одна (как это было в СССР [1, с. 816] или как это имеет место в КНДР [2, с. 87-97]). При этом идеология не локализуется только на одном-двух пусть и значимых для общества вопросах, не ограничивается она и только определенной группой социальных проблем, для нее всегда характерен достаточно широкий охват фактов социальной действительности, которые подвергаются системному осмыслению и формированию на его основе соответствующей системы взглядов и представлений. Ввиду данной своей сущности идеология всегда ориентирована в будущее,

поскольку на ее основе строится политика, а также те представления определенных социальных общностей, которые ориентированы на обеспечение их членов определенными благами и создание для них соответствующих гарантий. Идеология - это вполне определенный потенциал идей, которые побуждают общество ко вполне определенному социальному движению.

Террор - это метод достижения вполне определенных политических целей посредством применения угроз и насилия. Данный метод используется как отдельными государствами, так и отдельными группировками. Террор достаточно часто является средством, с помощью которого осуществляется управление в авторитарном государстве, где подавляется инакомыслие и прививается идея «человека-винтика», т.е. такого подчинения человека государству, когда его личность полностью (или почти полностью) подавляется [3, с. 4-8]. Наряду с государством террор достаточно широко применяется отдельными группами, которые стремятся к достижению вполне определенных политических целей. Чаще всего данный метод используется названными группами в демократических государствах в силу того, что они малочисленны, их идеи не пользуются популярностью, а потому добиться политических целей иным способом представляется невозможным. Ближайшей политической целью для таких группировок всегда является политическая дестабилизация в обществе, благодаря которой имеется возможность заявить о себе и о своей политической позиции, а также обратить внимание на пропо-ведываемую идеологию. Кроме того, в том случае, если дестабилизация в обществе примет значительные размеры, в результате чего придут в движение самые различные социальные слои, то всегда имеется возможность возглавить эти слои и, используя их, взобраться на верхние этажи политической власти, а то и узурпировать эту власть в полном объеме.

Террор не может рассматриваться как идеология, поскольку это метод, средство, благодаря использованию которого может реализовываться соответствующая идеология. Идеи, которые допускают возможность использования террора могут составлять лишь часть соответствующей идеологии, да и то чаще всего незначительную. При этом данные идеи приводятся в соответствие с системой ценностей соответствующей идеологии. Причем достаточно часто идеи о возможности использования террора как метода политической борьбы внедряются в систему идей, которые имеют вполне определенную привлекательность для определенных социальных слоев, а то и всего населения. Данное явление уже неоднократно имело место в истории. Так, террористическая организация XIX в. «Народная воля» сформировалась на основе распавшейся народнической организации «Земля и воля». Как известно, цель народнических организаций была благой - движение к социализму, принятие обществом социалистических идей, основанных на представлениях о социальной справедливости. При этом террористическая организация «Народная воля» по-прежнему проповедовала идеи социализма, но их реализацию видела лишь посредством осуществления террора [4, с. 102-109]. Принятие террора как метода политической борьбы сделало названную группу террористической. Идея же использования террора способна встраиваться даже во вполне гуманистические идеологии. Встраивание данных идей в уже существующую идеологию способно исказить всю соответствующую систему взглядов, воззрений и нравственных ценностей, преобразив ее в полную противополож-

ность самой же себе. Но все же, несмотря на это, следует отметить то, что названные идеи применения террора сами по себе не являются идеологией, а только отдельными идеями, которые включаются в конкретную идеологию, а потому и терроризм не может рассматриваться в качестве идеологии.

Террор - это метод использования насилия и угроз [5, с. 67-74]. Сами по себе насилие и угрозы не являются целью какой-либо деятельности, они не могут являться самостоятельными ценностями даже для извращенных умов. Насилие и угрозы всегда преследуют вполне определенные цели, и их применение ориентировано на решение вполне определенных задач. Это указывает на инструментальную, а не на идеологическую сущность террора, который представляет собой вполне определенный способ действия, предполагающий использование насилия и угроз. В соответствующую же идеологию включается не сам по себе названный метод, а лишь соответствующие идеи его использования. Так, для идеологии не представляет никакого интереса, будут ли для террора применяться взрывные или какие-либо иные средства и устройства. Это представляет интерес для самого террора, но безразлично для соответствующей идеологии. В связи с этим террор - это не идеология и даже не сама по себе идея, это метод решения вполне определенных политических задач. По этой же причине нельзя рассматривать в качестве идеологии и терроризм, который можно трактовать и в качестве вполне определенной системы действий с использованием насилия и угроз и как вполне определенное социальное негативное явление, ориентированное на системное использование насилия и угроз для решения конкретных политических задач. Не может быть так, чтобы вся система идеологии была посвящена только лишь методу и больше ничему. Именно поэтому не может быть террористической идеологии.

Но, как было сказано выше, идеологии могут быть самыми разными. Могут быть идеологии гуманистическими, основанными на ценностях демократического общества, но могут быть и человеконенавистнические идеологии, которые изначально ориентированы на презрение к определенным социальным слоям, национальностям, религиозным и иным группам. Так, наряду с идеологиями, которые основаны на идеях, восходящих еще к Сократу, Платону и Аристотелю, развивавшимися в различные исторические периоды наиболее выдающимися мыслителями, к сожалению, имеются и идеологии фашизма, национализма, тоталитаризма, а также идеологии, основанные на различных сектантских идеях презрения к человеческой личности. Причем велико многообразие идеологий, которые ставят под сомнение общекультурные гуманистические ценности, основанные на презрении к человеческой личности, правам и свободам человека, провозглашенным во Всеобщей декларации прав человека. Более того, такого рода идеологии не просто ставят под сомнение общечеловеческие ценности, они призывают к тому, чтобы их отбросить и не принимать их в качестве основы общества и государства. Такие идеологии деструктивны, и следование им ведет к разрушению современного общества и государства. По этой причине государство и общество должны уметь противостоять таким идеологиям.

Следует отметить, что целый ряд человеконенавистнических идеологий предполагает возможность использования методов террора для решения определенных политических задач. Однако также следует отметить, что далеко

не все из них предполагают возможность использования подобных методов. Общеизвестным фактом является то, что Адольф Гитлер пришел к власти в Германии в результате победы на выборах его партии (фракция национал-социалистов получила 37 % голосов избирателей, став крупнейшей фракцией в Рейхстаге) [6, с. 136-144]. Правда, данные факты вовсе не исключают того, что наряду с использованием демократических институтов партии и группы, являющиеся носителями антигуманной идеологии, могут использовать и террор. Это, в частности, доказала социал-демократическая партия Германии, которая, придя к власти, устроила террор внутри собственной страны, подразумевавший всевозможные гонения на евреев и представителей иных национальностей, а также на иные идеологии и партии. Данные идеологии, лежащие в основе названных партий, в настоящее время преследуются законом в силу того, что они способны привести к деструктивным социальным явлениям, способным расколоть общество, поставить человека в положение, унижающее его честь и достоинство, привести к массовому нарушению прав и свобод человека.

Человеконенавистнические идеологии при этом нельзя отождествлять с экстремизмом. Понятие экстремизма дано в Федеральном законе от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности». В п. 1 ст. 1 данного закона экстремизм определяется как особого рода деятельность. Причем в названной норме перечисляются все виды данной деятельности. Посредством такого перечисления дается определение названному социальному явлению. Из данного определения вовсе не усматривается того, что экстремизм является идеологией, закон определяет его лишь как особого рода деятельность. Причем анализ соответствующего определения позволяет увидеть некоторые пересечения данного понятия с понятием «терроризм». Так, экстремизм в соответствии с названной нормой определяется как насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, а также оправдание терроризма и иная террористическая деятельность. Из этого видно то, что законодатель включает террористическую деятельность в понятие экстремистской деятельности. То есть террористическая деятельность рассматривается в качестве одного из видов экстремистской деятельности. Однако традиционно понятие экстремизма рассматривается несколько шире того, как оно определяется в названной норме закона. Экстремизм рассматривается и как деятельность, и как особого рода социальное явление, и как вполне определенная идеология. Экстремизм -это достаточно сложное, многогранное понятие, которое достаточно сложно изложить лаконичным языком закона [7, с. 128-132]. Видимо, поэтому понятие экстремизма часто используется не только в том значении, которое было определено в законе.

Но все же сводить экстремизм только к определенного вида деятельности - это значит сводить его только к одной из граней его проявления. Тем более, что уже в самой названной норме имеется внутреннее противоречие. Так, законодатель определяет экстремизм как определенного вида деятельность, но вместе с тем он п. 1 ст. 1 Федерального закона от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» указывает, что экстремизм - это, в том числе, и оправдание терроризма. В то же время, как уже было сказано выше, в п.1 ст. 3 Федерального закона от 06.03.2006

№ 35-ФЗ «О противодействии терроризму» терроризм определяется как идеология. Вполне очевидно то, что оправдание идеологии - это есть идеология, поскольку само по себе оправдание - это вполне определенные идеи, являющиеся частью идеологии, которая оправдывается. Исходя из этого, очевидным становится некоторое противоречие, состоящее в том, что частью экстремистской деятельности является не какая-либо система действий или просто действие, а идеология, т.е. понятие совершенно иного порядка, нежели деятельность. Именно уже по этой причине более логичным было бы рассматривать экстремизм не в качестве просто деятельности, а как вполне определенную идеологию, способную проявляться во вполне определенных видах деятельности, носящих деструктивный характер и ставящих под угрозу наиболее фундаментальные ценности современного общества и государства.

Но данный довод лишь иллюстрирует противоречивость тех определений, которые были на законодательном уровне даны понятиям «терроризм» и «экстремизм». Если же рассматривать то значение, которое за ними закрепилось еще до внесения названных определений в действующее законодательство, то обнаруживается, что терроризм - это вовсе не идеология, а способ реализации конкретных идей, в то время как экстремизм - это прежде всего идеология, а вовсе не деятельность (хотя и реализуется в конкретных действиях). От правильности определения данных понятий зависит правильность определения стратегии борьбы с социальными явлениями, которые должны быть предметом данной стратегии. Без правильности такого определения стратегия становится как бы беспредметной. Именно поэтому вопрос об определении данных понятий - это вовсе не схоластика, когда отсутствует какой бы то ни было практический выход соответствующих идей, а определение подходов к эффективной стратегии борьбы с названными опасными социальными явлениями.

В связи с этим действующее законодательство представляется не вполне согласованным, что не способствует единым подходам в определении мер, которые могут быть предприняты против терроризма и экстремизма. Данная несогласованность, как представляется, явилась следствием того, что соответствующее законодательство должно было стать быстрым ответом на соответствующие вызовы. Причем этот ответ должен был быть дан даже в условиях отсутствия единых подходов и взглядов на названные негативные социальные явления. К сожалению, далеко не всегда быстрота способствует основательности, а потому, как представляется, задачей сегодняшнего дня является уточнить то, что было сделано наспех, поскольку это способно серьезно оптимизировать работу в направлении предотвращения каких бы то ни было проявлений экстремизма и терроризма. На смену задаче оперативного ответа на вызовы сегодняшнего дня (терроризм и экстремизм) встают задачи максимальной оптимальности данного ответа (когда пресекаются проявления терроризма и экстремизма буквально в зародыше). Необходимо точно и четко определить то, с чем все же необходимо бороться. Это позволит определить ту систему действий, которая может стать наиболее эффективной для решения встающих перед обществом и государством задач, выработать соответствующую стратегию.

В соответствии с изложенным представлялось бы правильным определить терроризм как систему методов и средств насилия и угроз по отноше-

нию к населению, связанную с незаконным воздействием, направленную на принятие решений органами государственной власти и муниципального управления, а также международными организациями. Такое определение позволило бы более точно определить терроризм, помогая увидеть в нем прежде всего вполне конкретную систему действий, имеющих социально негативный подтекст. Кроме того, массовое проявление данной системы действий позволяет видеть в нем не только конкретное проявление терроризма, но и терроризм как общественно опасное явление, что позволяет его анализировать и на основе этого анализа определять наиболее эффективную стратегию борьбы. При этом предложенное определение вовсе не исключает того, что идеи, предполагающие использование насилия и угроз по отношению к населению, не являются частью соответствующей идеологии. То есть терроризм в этом случае предстает во всей своей многогранности, что предполагает возможность учитывать все его проявления с тем, чтобы эффективно оказывать им противодействие.

Помимо этого, важным является и необходимость более четкого определения экстремизма, который нельзя ввиду изложенного выше трактовать только как деятельность, поскольку важным для него является идеологическая составляющая. Прежде всего экстремизм нельзя отождествлять с экстремистской деятельностью, поскольку понятие «экстремизм» гораздо шире. Оно охватывает не только деятельность, но и прежде всего идеологию. Причем наибольшую опасность представляет именно идеология, поскольку экстремистская деятельность - это, по своей сути, ее тиражирование. Представляющий общественную опасность потенциал соответствующего вида деятельности находится в идеологии. Идеология побуждает людей, которые являются ее носителями, действовать. Поэтому борьба только с соответствующей деятельностью - это, по существу, борьба со следствием соответствующей идеологии. Для общества же и государства необходимо предотвращение названной деятельности, а это должно предполагать прежде всего борьбу с экстремистской идеологией. В этом случае становится возможным предотвращение соответствующей преступной деятельности еще задолго до ее воплощения даже в соответствующих планах. В связи с этим экстремизм следовало бы определить как особого рода идеологию, призывающую к антизаконной деятельности, которая ставит под угрозу основы общества и государства, а также основные права и свободы граждан, ставящие под угрозу безопасность всего населения или отдельных его слоев. При этом такая экстремистская идеология предполагает возможным использование крайних (чрезмерных) методов и средств, как правило основанных на насилии или угрозах, причем в адрес не одного, а целых групп населения.

Библиографический список

1. Никонова, С. И. Трансформация идеологической парадигмы в последние десятилетия советской власти / С. И. Никонова // Современные проблемы науки и образования. - 2013. - № 6. - С. 816.

2. Мосолова, Д. О. Идеология в КНДР: возникновение, история и современный этап / Д. О. Мосолова // Научно-аналитический журнал «Обозреватель-ОЬБегуег». -2016. - № 11 (322). - С. 87-97.

3. Колотков, М. Б. Государство в условиях террора: технология правового регулирования и управления / М. Б. Колотков // Академический юридический журнал. -2016. - Т. 4, № 4 (66). - С. 4-8.

4. Шалахова, Е. Э. Программа «Народной воли»: история и современность / Е. Э. Шалахова, В. С. Балакин // Политический вектор-L. Комплексные проблемы современной политики. - 2015. - № 1. - С. 102-109.

5. Шанешкин, В. А. Закономерности развития средств террора в истории человечества / В. А. Шанешкин, В. М. Бендик // Научный портал МВД России. -2012. - № 2. - С. 67-74.

6. Шульц, Э. Э. Электоральная база нацистов на выборах 1928-1932 гг. в Германии / Э. Э. Шульц // Вестник Российского университета дружбы народов. Сер.: Политология. - 2014. - № 2. - С. 136-144.

7. Какупшева, М. М. Экстремизм. К вопросу о понятии / М. М. Какупшева // Закон и право. - 2016. - № 6. - С. 128-132.

References

1. Nikonova S. I. Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya [Modern problems of science and education]. 2013, no. 6, p. 816.

2. Mosolova D. O. Nauchno-analiticheskiy zhurnal «Obozrevatel'-Observer» [Scientific analytical journal "Observer"]. 2016, no. 11 (322), pp. 87-97.

3. Kolotkov M. B. Akademicheskiy yuridicheskiy zhurnal [Academic juridical journal]. 2016, vol. 4, no. 4 (66), pp. 4-8.

4. Shalakhova E. E., Balakin V. S. Politicheskiy vektor-L. Kompleksnye problemy sovre-mennoypolitiki [Political vector-L. Complex problems of modern politics]. 2015, no. 1, pp. 102-109.

5. Shaneshkin V. A., Bendik V. M. Nauchnyy portal MVD Rossii [Scientific portal of the MIA of Russia]. 2012, no. 2, pp. 67-74.

6. Shul'ts E. E. VestnikRossiyskogo universiteta druzhby narodov. Ser.: Politologiya [Bulletin of Peoples' Friendship University of Russia. Series: Political science]. 2014, no. 2, pp. 136-144.

7. Kakupsheva M. M. Zakon ipravo [Law and rights]. 2016, no. 6, pp. 128-132.

Кулешова Галина Петровна

доктор социологических наук, директор Казанского института (филиала) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России) (Россия, г. Казань, ул. Ф. Амирхана, 12а)

E-mail: kazf@rpa-mjust.ru

Kuleshova Galina Petrovna Doctor of sociological sciences, director of Kazan Institute (branch) of Russian State University of Justice under the Ministry of Justice of Russia (12a F. Amirkhana street, Kazan, Russia)

УДК 343.9 Кулешова, Г. П.

Терроризм и экстремизм: соотношение понятий / Г. П. Кулешова // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. - 2017. - № 3 (43). - С. 17-24. БОТ: 10.21685/2072-3016-2017-3-2