Научная статья на тему 'Территориальные группировки вятичей VIII-XII вв'

Территориальные группировки вятичей VIII-XII вв Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
150
45
Поделиться
Ключевые слова
ВЯТИЧИ / ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ГРУППИРОВКИ / ВЕРХНЯЯ ОКА / СРЕДНЯЯ ОКА / ВЕРХНИЙ ДОН / ПОДМОСКОВЬЕ / ЭТНИЧЕСКИЙ СУБСТРАТ / ИСТОРИЧЕСКИЕ СУДЬБЫ / VYATICHI / TERRITORIAL GROUPS / UPPER OKA / MIDDLE OKA / UPPER DON / MOSCOW OUTSKIRTS / ETHNIC SUBSTRATUM / HISTORICAL FATES

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Майоров Анатолий Александрович

К настоящему времени в отечественной исторической науке сформировался весьма объемный массив данных, позволяющих начать систематизацию ряда аспектов исторического знания, имеющего отношение к этнополитической группировке восточнославянского населения, традиционно именуемого «племенем вятичей». Бедность письменных источников в некоторой степени компенсируется накопленным к настоящему времени весьма объемным археологическим материалом, что позволяет приступить к выдвижению ряда достаточно проработанных и обоснованных гипотез. В данной статье обосновывается гипотеза о существовании по меньшей мере четырёх группировок вятичей, разделенных территориально и хронологически.

The Vyatichi territorial groups in the 8th to 12th centuries

By the present time, quite a comprehensive dataset that allows systematising historical knowledge, perSUMMARY taining to ethno-political group of the East Slavic population traditionally referred to as the “Vyatichi tribe”, has formed in the Russian historical science. Scarce chronicle reports about it is to a certain extent balanced by valuable archaeological material collected to date; that allows to proceed to the nomination of a number of fairly thoughtful and good evidences for hypotheses. This article gives arguments confirming the existence of at least four territorial groups of the Vyatichi, separated geographically and chronologically.

Текст научной работы на тему «Территориальные группировки вятичей VIII-XII вв»

УДК 94 (470)"08/16"

Майоров Анатолий Александрович

кандидат исторических наук Орловский государственный институт культуры

aamajorov@rambler.ru

ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ГРУППИРОВКИ ВЯТИЧЕЙ VШ-XM ВВ.

К настоящему времени в отечественной исторической науке сформировался весьма объемный массив данных, позволяющих начать систематизацию ряда аспектов исторического знания, имеющего отношение к этнополити-ческой группировке восточнославянского населения, традиционно именуемого «племенем вятичей». Бедность письменных источников в некоторой степени компенсируется накопленным к настоящему времени весьма объемным археологическим материалом, что позволяет приступить к выдвижению ряда достаточно проработанных и обоснованных гипотез. В данной статье обосновывается гипотеза о существовании по меньшей мере четырёх группировок вятичей, разделенных территориально и хронологически.

Ключевые слова: вятичи, территориальные группировки, Верхняя Ока, Средняя Ока, Верхний Дон, Подмосковье, этнический субстрат, исторические судьбы.

Рассмотрение истории этнополитического объединения вятичей весьма длительное время имело характер более умозрительный, нежели предметный. Немногочисленность письменных упоминаний отягощалась малочисленностью дошедшего бытового и культурного инвентаря. В этой связи нельзя не отметить особую роль археологии в нахождении и атрибутировании предметов вятичских культуры и быта.

И, хотя первые археологические изыскания в данной области относятся уже ко второй четверти XIX в., подлинно научные, методологически достоверные исследования подобного плана, сопровождавшиеся удачными опытами научной систематизации и анализа, следует всё же отнести уже к XX в. Первые подлинно научные исследования культуры вятичей связаны с именами А.В. Ар-циховского и П.Н. Третьякова.

Весьма характерным представляется то обстоятельство, что А.В. Арциховский, относя появление вятичей к IX в., классифицировал этапы погребального обряда лишь тремя стадиями периода трупо-положений: соответственно XII, XIII и XIV вв. [2, с. 150, 153]. Таким образом, им была обозначена специфичность и неисследованность первоначального периода (периодов) возникновения и развития этой этнокультурной общности, соотносимая с периодом обрядной кремации.

Исследования второй половины XX в. позволили на значительно более высоком уровне собрать и систематизировать огромный массив новой важной археологической информации, что дало возможность Т.Н. Никольской опубликовать свою ставшую классической работу «Земля вятичей».

Автор этой статьи, в ходе анализа имеющегося объема информации о подтвержденных из различных источников миграциях представителей данной этнической группировки, в одной из своих предшествующих работ взял на себя смелость выделить несколько событий этого плана [6]. Кратко можно указать на четыре достоверных эпизода территориальных перемещений относительно больших групп вятичского населения на новое место прожи-

вания. В качестве пятого миграционного эпизода, имеющего прямое отношение к рассматриваемой территории, выступает переселение на вятичские земли крупной группировки северского (северян-ского) населения разгромленного киевскими князьями Посеймья. Поскольку рассмотрение фактов, подтверждающих само наличие такого рода миграционных процессов, осуществлялось в вышеуказанной работе, настоящая статья посвящена иным следствиям описанных в ней событий.

Одной из чрезвычайно интересных и редко учитываемых особенностей существования вятичско-го социума можно полагать весьма значительную разницу между вятичами различных исторических этапов и географических координат. Предшествующие изыскания выделили несколько периодов их существования, первый из которых связан с началом расселения славян среди реликтовых поселений мощинских балтов с VIII в. по начало X в.

Несложно заметить, что в течение всей истории возникновения и развития этнополитического объединения вятичей можно выделить не менее четырех отстоящих друг от друга (территориально, хронологически и даже этнически) группировок, относимых к этому племени: первоначальные вятичи Верхней Оки, вятичи Верхнего Дона, рязанские вятичи и вятичи бассейна Москвы-реки. Первые две группировки начали своё формирование в VIII в. в процессе расселения носителей ромен-ской археологической культуры. Верхнедонские вятичи прекратили свое существование в Х в., дав, вероятно, начало будущим рязанцам [7, с. 85, 124127, 256]. Вятичи московского речного бассейна были группой населения, относящегося к носителям роменской культуры, вероятно, уклонявшихся от подчинения киевской (либо черниговской) княжеской администрации [4, с. 37].

Принадлежность верхнеокской славянской группировки к вятичам доказана и подтверждена рядом авторитетных исторических исследователей и в настоящее время не подвергается сомнению. Верхняя Ока дает возможность отследить все этапы её возникновения. Археологические иссле-

18

Вестник КГУ ^ № 3. 2017

© Майоров А.А., 2017

Территориальные группировки вятичей УШ-ХП вв.

дования подтверждают возможность участия в её генезисе отдельных групп местного балтского населения, относимого к числу вероятных носителей мощинской культуры [5].

Вторая группировка (верхнедонская) рассматривается зачастую как периферийная относительно верхнеокской. В то же время особенности её географического расположения относительно донского торгового пути, а также вероятное соседство с инокультурным славянским и иноэтническим (тюркским) населением и возможная роль в возникновении среднеокской вятичской группировки заставляют серьёзнее отнестись к ней и определить вятичей Верхнего Дона в качестве отдельной особенной группы.

Третья крупная группа славянского населения, ассоциируемая с вятичами, определяется нами как среднеокская (рязанская). Несложно заметить летописную идентификацию жителей будущего рязанского княжества в качестве вятичей [9, с. 2]. Эта территория дает весьма четкое указание на присутствие иной этнической группы - финно-угорской, оставившей многочисленные памятники развитой ородецкой культуры [7, с. 115-122].

Четвертую группировку археологи изучают достаточно давно, и во многом благодаря именно ей было начато систематическое научное освоение наследия вятичской культуры. Именно подмосковные курганы дали первоначальный объём необходимой аврхеологической информации для этнической идентификации вятичей. Тем не менее в последнее время и здесь намечается серьезная ревизия прежних научных выводов, основанная на наличии весомых доводов в пользу гипотезы о наличии нескольких волн заселения Подмосковья славянскими группами, имевшими некое отношение к вятичской культурной традиции. «На Москве-реке в ХП-ХШ в. "кристаллизовалось" новое этническое образование, которое хоть и имело какие-то вятичские корни, но отнюдь не может быть сведено к ним» [4, с. 34].

Здесь же следует упомянуть гипотезу о кривичском колонизационном потоке, который, по мнению В.В. Седова, должен был пройти по данной территории и оставить на ней след. Помимо того, уже наличие археологических данных о невятич-ском славянском населении этих территорий создает сложное для анализа переплетение различных и разнообразных этнических и культурных черт.

Необходимо отметить, что обстоятельства формирования четвертой группировки, связанные с бегством носителей роменской (вятичской, се-верской и радимичской) культурной традиции из бассейна Десны к Москве-реке, являются серьезным доводом в пользу предположения о неподконтрольности прилегающих к её притокам территорий черниговской княжеской администрации. Также это может свидетельствовать о нахождении

бассейна реки Москвы в некой «серой зоне» у границ нескольких княжеств. Представляется, что до сих пор не обнаружено весомых доказательств административного единства этих земель с черниговскими вятичскими волостями, за исключением сродства культурной традиции, выраженной в использовании сходных украшений и т. п.

Примечательно, что все четыре территориальные группировки, по всей видимости, впитали в себя весьма различный местный этнический субстрат: на Верхней Оке - балтский, на Верхнем Дону - тюркский и славянский колочинский, на средней Оке (в районе будущей Рязани) - угро-финский, в московском бассейне - рудиментарный дьяковский и, по-видимому, славянский невятичский. Несложно отметить чрезвычайное этническое и культурное многообразие составных элементов каждого из субэтносов. Учитывая значительную роль местных балтов в формировании этнокультурного образа славян Верхней Оки и Поднепровья (по мнению В.В. Седова), вырисовывается картина синтеза очень большого комплекса разнородных культурных и этнических элементов.

Естественным следствием подобного исторического развития является то обстоятельство, что, несмотря на единый этноним «вятичи», а также осознаваемые, по всей видимости, его носителями культурную преемственность и исторические связи, под этим именем фигурируют отличавшиеся друг от друга этнотерриториальные группировки восточнославянского населения.

Столь значительная географическая удаленность различных представителей вятичских племен должна была вести к формированию разных субкультур, что было обусловлено не столько незначительной разницей в природных условиях, сколько различием этнических субстратов осваиваемых территорий, различием «пропорций» разных этнокультурных составляющих в разных землях. Будучи разнесены и территориально, и во времени, вятичи объективно формировали весьма различные субкультурные группировки, смешение черт и особенностей которых может запутать исследователя и повышает риск неверных обобщений и формулирования заведомо неверных выводов.

Как было указано выше, вятичи в своей истории формировали не менее четырех территориальных группировок: первоначальные верхнеокские вятичи, донские вятичи, вятичи подмосковные (московские), рязанские. В связи с этим представляется не совсем точным, при традиционном описании вятичского ареала, не указывать своеобразие территориально и хронологически удаленных друг от друга группировок.

Помимо прочего, привязка границ вятичских территорий к зоне распространения семилопаст-ных височных колец в определенной степени не очень точна (хотя и очень удобна): они распро-

странились относительно поздно. Некоторые исследователи склонялись к мысли об их внешнем происхождении. Находки таких украшений были сделаны в местах, чрезвычайно удаленных друг от друга: от Западной Двины и Днепра до Верхней Волги и Нижнего Дона [10]. Подобная географическая широта скорее подтверждает «коммерческий», а отнюдь не сакральный характер их производства и реализации. Широта распространения внутри вятичских земель была, вероятно, обусловлена большей доступностью этого вида популярных украшений, как ценовой, так и транспортной.

Археологические исследования на месте поселения в Супрутах демонстрируют родственные семилопастным и, по всей видимости, ставшие их прототипом семилучевые височные кольца [3, с. 88-95]. Вероятно, уничтожение поселения в Су-прутах в начале X в. не прервало складывавшуюся в предшествующий период производственную традицию, и она получила свое дальнейшее развитие в иных местах Земли вятичей.

Учитывая описанные доводы, следует значительно более осторожно использовать выявленные исследователями археологические признаки расселения летописных «племен»: довольно часто признаки эти имели не столько этнический, сколько территориальный и в некоторой степени административный характер, распространяясь по территории Черниговского княжества или формально дочернего к нему Рязанского княжества.

При описании процессов «огосударствления» вятичей можно говорить о переходе вятичских земель в широком смысле этого слова под власть черниговских князей с последовавшим выделением ородецко и рязанских земель. На названной территории такие украшения получили по эстетическим, экономическим и религиозным причинам преимущественное распространение. Учитывая высокую степень внутренней автономии этих территорий, можно предполагать существование неявного пока фактора, оказывавшего некую протекцию спросу на них: это могла быть локальная мода на такие украшения, доступная для местных жителей цена либо территориальная доступность мест приобретения. Отсутствует точный ответ на вопрос, почему же в других черниговских территориях эти украшения менее распространены. В поисках ответа можно предполагать влияние территориальной удаленности и наличие местной конкуренции в сочетании с близостью качественных и эстетических характеристик.

Весьма интересна и своеобразна история рязанской группировки вятичей. Связь её жителей с вятичами подчеркнута летописцами. Ермолинская летопись указывает: «...Вятичи седяху вверхъ по Оце отъ Муромы, и Радимичи же, сии бо придоша два брата отъ Ляховъ, Радим и Вятко, и седоша ту, и прозвашеся Рязаньци» [9, с. 2]. В этом с ней со-

гласна Львовская летопись. Тверская же трактует ситуацию несколько по-иному: «Вятко ород со ро-домъ своимъ по Оце и от него прозвашася Вятичи. ородецк; Дулебы же живяху и до сего дня, еже есть Резанце» [8, стб. 23]. Впрочем, уже А.А. Шахматов признавал информацию о дулебах «ошибочною вставкой» [11, с. 715].

Большой объем археологического материала был получен в середине XX в. при исследовании Старой Рязани и прилегающих к ней территорий. В результате высокая степень близость ородецк с вятичами была подтверждена и доказана. Также была выявлена степень взаимодействия с предшествующей местной финно-угорской ородецкой культурой.

В монографии «Рязанская земля» А.Л. Монгайт рассматривал в качестве исходного пункта славянской колонизации Средней Оки вятичские поселения Верхнего Дона. В качестве характеристики уровня культурного развития указывается, что «ещё в X в. район среднего течения Оки был только колонизован вятичами, а уже в XI в. на Средней Оке был расцвет городской культуры» [7, с. 255].

Своеобразие и богатство местного археологического наследия весьма плодотворно изучается длительное время. В этой связи следует отметить то обстоятельство, что широкое расселение и колонизация славян на этих землях предполагает весьма большое число колонистов в месте их исходного расселения, так как высокая детская смертность, обычная для той эпохи, не позволяла получить необходимый естественный его прирост на новых территориях. А потому представления о немногочисленности донских вятичей является ошибочным либо в качестве колонистов выступали славяне, культурно близкие вятичам, из мест, ранее в качестве исходной зоны расселения не рассматривавшиеся.

Помимо прочего, весьма интересны результаты, полученные Т.А. Алексеевой в ходе краниологического исследования раннесредневекового населения рязанских территорий, на основании которых был сделан вывод о смешанной этнической принадлежности вятичей и нахождению у них «...антропологических черт, присущих финно-угорскому, по-видимому древнемордовскому, населению» [1, с. 164]. И хотя автор добросовестно указала, что «антропология располагает данными лишь о вятичах, известных по курганам среднего течения Оки», это способствовало распространению легенд о финно-угорских корнях всей этой этнической группы [1, с. 166].

Таким образом, анализ совокупности данных о вятичском этнокультурном объединении, имеющихся в настоящее время, позволяет выдвинуть предположение о существовании по меньшей мере четырёх территориальных группировок вятичей, имевших заметные отличия как в истории форми-

20

Вестник КГУ Ji № 3. 2017

Территориальные группировки вятичей VIII-XII вв.

рования, так и, по всей видимости, в особенностях своей материальной и духовной культуры. Первоначальный ареал расселения был сформирован на Верхней Оке и Верхнем Дону, уже в тот момент основываясь, по-видимому, на качественно отличающемся этническом субстрате. Впоследствии верхнеокские вятичи, наряду с другими носителями роменской культуры и вероятным аборигенным неславянским субстратом, дали начало подмосковной группировке, продолжив свое собственное существование на прежней территории. Верхнедонская же часть этноса под воздействием различных причин прекратила своё существование, став основой среднеокской (рязанской) группировки.

Библиографический список

1. Алексеева Т.И. Антропологические характеристики восточных славян эпохи средневековья в сравнительном освещении // Восточные славяне. Антропология и этническая история. - М.: Научный мир, 2002. - С. 160-169.

2. Арциховский А.В. Курганы вятичей.- М.: РА-НИОН, 1930. - 224 с.

3. Григорьев А.В. Славянское население водораздела Оки и Дона. - Тула: Репроникс, 2005. - 207 с.

4. Кренке Н.А. Древности бассейна Москвы-реки от неолита до средневековья: этапы культурного развития, формирование производящей экономики

и антропогенного ландшафта: автореф. дис. ... д-ра ист. наук. - М., 2014. - 50 с.

5. Майоров А.А. К вопросу об ассимиляции вятичами носителей мощинской культуры на территории Верховской историко-географической провинции в VII-VIII веках // Ученые записки Орловского государственного университета: науч. журнал. - Орел: Изд-во ФГБОУ ВО «Орловский гос. ун-т им. И.С. Тургенева». - 2016. - № 3 (72). -С. 55-62.

6. Майоров А.А. Миграционные процессы в Верховском (Верхнеокском) регионе в VIII-XII вв. // Вестник Костромского государственного университета. - 2016. - № 4. - С. 8-13.

7. Монгайт А.Л. Рязанская земля. - М.: Изд-во АН СССР, 161. - 400 с.

8. Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). Т. 15. Летописный сборник, именуемый Тверской летописью. - СПб.: Тип. Л. Демиса, 1863. - 504 стб.

9. ПСРЛ. Т. 23. Ермолинская летопись / под ред. Ф.И. Покровского. - СПб.: Тип. М.А. Александрова, 1910. - 342 с.

10. Равдина Т.В. Древнейшие семилопастные височные кольца // Советская археология. - 1975. -№ 3. - С. 218-223.

11. Шахматов А.А. Южные поселения Вятичей // Известия Императорской академии наук. Сер. 6. - Т. 1. - Вып. 16. - СПб., 1907. - С. 715-729.